Читать онлайн Правила счастья, автора - Уокер Фиона, Раздел - ГЛАВА 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правила счастья - Уокер Фиона бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правила счастья - Уокер Фиона - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правила счастья - Уокер Фиона - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уокер Фиона

Правила счастья

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА 38

Зал «Ха-Ха Хауса» был полон. Публика не устояла перед мощной рекламой, низкими ценами на билеты и обещанной дегустацией пива. Она, как обычно, состояла из студентов, туристов, молодых профессионалов и буйных подвыпивших крикунов, правда, сегодня последних было больше, чем обычно по средам. Пирс снял все ограничения на вход, чтобы добиться максимально активной реакции зрителей и на ее основе сделать выбор. Менеджеры клуба также прохаживались перед сценой: им было интересно, окажется ли среди участниц программы хоть одна талантливая. «Ха-Ха», как известно, редко приглашал женщин на свою сцену.
– Да, местечко забито до отказа, – говорила Одетта, которая приехала заранее, чтобы занять столик для «девчонок»: для себя, для Элли и для Эльзы. – Поскорее бы открыть мой ресторанчик. Они тут, похоже, гребут деньги лопатой.
– Но если Джуно возьмут в эту группу, сможет ли она работать у тебя в клубе? – спросила Элли.
– Очень на это надеюсь, – Одетта открыла пакетик чипсов. – Даже не верится, что она ничего не сказала нам о своем выступлении. Просто чудо, что мы оказались тут, правда, девчонки?
– Посмотри-ка, кто там! – радостно закричала Эльза, показывая на противоположный конец зала. – Это же твой поклонник!
– Ой! Спасите меня! – Одетта попыталась спрятаться за бокалом и рассыпала чипсы.
Поодаль за столиком сидел Барфли. По его лицу было видно, что он опорожнил уже не одну пинту пива. С ним были Триона с Суши, своим безмолвным модным аксессуаром, и Джей, который с мрачным видом беспощадно грыз свои ногти.
Одетта из-за бокала рассматривала Барфли.
– И что я в нем нашла, скажите на милость?
– Что-то, видимо, нашла, потому что тебе он, несомненно, пришелся по вкусу, – хихикнула Эльза. – Джез говорит, что ему пришлось врубить в автомобиле радио на полную катушку, чтобы заглушить ваше чмоканье.
– Не напоминайте мне! – Одетта от стыда закрыла лицо руками. – Я была тогда ужасно пьяная.
– А еще Джез сказал, что этот сексапильный американец уехал вместе с Лидией, – добавила Эльза конфиденциальным шепотом.
– Не может быть! – Элли задохнулась от негодования. – Бедная Джуно.
– Иди ты к черту! – Одетта выглянула сквозь пальцы.
– Тогда что же он сегодня делает в зале? – Элли посмотрела в сторону Джея, который, нервничая, грыз ноготь большого пальца.
– А вы лучше посмотрите-ка вон туда. Видите, возле бара? – Эльза показала глазами в противоположную сторону.
Там, затмевая всех в зале блеском волос и обнаженных плеч, возвышалась Лидия в крошечной юбочке с малоприличными разрезами по бокам. На окружающих мужчин она производила такое же впечатление, как обычно: забыв обо всем, они шуточками-прибауточками пытались привлечь ее внимание.
Подруги не заметили еще более высокую и еще более блондинистую фигуру мужчины, который стоял позади Лидии, облокотившись на барную стойку и улыбаясь от уха до уха.
– И у нее хватило наглости прийти! Точнее, у них обоих хватило, – присвистнула Элли и посмотрела на Джея.
В этот момент Фрэнк Гроган уверенно вышел на знаменитую сцену, имеющую форму сложенных в улыбке губ, и подруги замолчали вместе с залом. Фрэнк Гроган, личность культовая, мощная и вызывающая, являл зрелище сам по себе: вязаная шапочка скрывала лысый череп, рубашка с жабо в стиле семидесятых была расстегнута до пояса, а немыслимо узкие кожаные брюки угрожали треснуть на его пивном брюшке.
– Добро пожаловать на наше шоу! Меня зовут Фрэнк Гроган. Сегодня я изменяю своим принципам и впервые в жизни выхожу на сцену, чтобы представить любезной публике прекрасных дам.
Первые два номера программы, хорошо продуманные и отработанные, не поражали, однако, оригинальностью. Большая шумная аудитория реагировала на удачные реплики, но продолжала жить своей жизнью. Крикунам, в избытке имевшимся в зале, удавалось вызвать у зрителей не меньше смеха, чем артисткам. Публика хотела веселиться, а не проявлять милосердие. Разговоры за столиками почти не затихали, и выступавшим приходилось напрягаться, чтобы перекричать гул набитого битком зала. Возле бара стояла очередь, опоздавшие пробирались между столиками, разыскивая знакомых, кто-то направлялся в туалет, кто-то к автомату для продажи сигарет, официантки обносили столики кувшинами с пивом.
Объявляя третий номер, Фрэнк понизил голос до интимного шепота:
– Леди и джентльмены! Множество женщин за мою долгую жизнь пытались выжать из меня слезу. Есть несколько женщин – их очень немного, поверьте, – которым удавалось меня рассмешить. Но на свете существует только одна-единственная женщина, которой под силу заставить меня и смеяться, и плакать одновременно. Именно ее я хочу пригласить сейчас на сцену! Уверяю вас, она будет звездой! Она пробуждает в нас и смех, и слезы, и любовь! Обольстительная мисс Джуно Гленн!
Джуно вышла на сцену, ее оглушил шквал приветственного свиста.
– Не понимаю, что она на себя натянула? – Эльза откинула с лица кудрявую завесу.
– Какая разница, выглядит-то она сексуально, разве нет? – Элли прижала руки к щекам и с обожанием смотрела на Джуно, которая как раз взяла в руки микрофон.
– Она будет работать в моем клубе, чего бы мне это ни стоило, – присвистнула Одетта.
За столиком Трионы Барфли расплескал пиво, а Джей глубоко вонзил зубы в свой большой палец.
– Она сегодня бесподобна, не правда ли? – отчетливо произнесла Суши. Барфли с Трионой в изумлении уставились на нее: это был самый длинный монолог, который им доводилось слышать из уст Суши.
Джуно обвела зал огромными, подведенными черной краской глазами. Потом мило улыбнулась и заговорила самым чарующим голосом:
– Добрый вечер! Пару недель назад у меня появился сосед. Американец.
Триона застонала, не осмеливаясь взглянуть на Джея. Какого черта Джуно опять затеяла?
Джуно продела пальцы в ремешки своего верного аккордеона и глазами стала искать Джея. Наконец она увидела его: он сидел, сгорбившись и прищурив желтые глаза. В большом кожаном пиджаке он выглядел как самый опасный и самый прекрасный в мире хулиган из Бронкса, который забрел в безобидный английский клуб.
Она секунду помедлила, глядя на друзей, которых заметила в зале, словно заряжаясь их поддержкой.
– Можете ли вы себе представить что-то более ужасное, чем жить под одной крышей с человеком, в которого ты с первого взгляда по уши влюбилась? – обратилась она к залу, заметив у бара Лидию, которая радостно рассмеялась, и Финлэя, который стоял рядом с ней, понимающе улыбаясь. – Ты проводишь часы напролет в ванной: впервые за последние два года отбеливаешь зубы специальной пастой. А потом не можешь выйти и радостно крикнуть: «Свободно!», потому что твои десны истекают кровью, как Арни, раненный в живот…
В ушах у Джуно звенело. Она чувствовала, что аудитория прониклась к ней симпатией. Несомненной симпатией. Она отважилась опять посмотреть на Джея. Он пристально изучал свои колени. Потом вдруг взглянул на нее, и каждая клеточка ее тела пришла в возбуждение. На миг она забыла весь текст своего выступления. Публика потеряла всякое значение для нее. На свете существовал только один человек, к которому она обращалась.
– Ты красишь губы и надеваешь вечернее платье, чтобы сидеть вместе с ним перед телевизором и смотреть «Лондонцев». Мусорное ведро ты идешь выносить на самых высоких своих шпильках. Ты приходишь домой в два часа ночи и решаешь его соблазнить. А потом готовишь ему жаркое из собачьих консервов… Сейчас я спою вам историю моей любви. Подпевайте – я думаю, мелодия вам знакома.
После первых же аккордов в зале одобрительно засвистели и захлопали: песню «Волшебная сказка Нью-Йорка» лет двадцать как знали и любили все. Первые два куплета были медленными и меланхоличными, затем мелодия набирала темп. Склоняясь к микрофону, Джуно молила Бога, чтобы у этой жизнерадостной и легкомысленно настроенной публики хватило терпения дослушать до мажорной части.
Я расскажу вам все как было —Его я сразу полюбила.Я расскажу вам все как есть:Не пожелав ни встать, ни сесть,В субботний день объятий мы не размыкали,Пока не захотели есть.О, ей-ей-ей! О, Джей, Джей, Джей!
Джуно пела своим чудесным глубоким голосом. Барфли так громко выразил одобрение, что несколько человек оглянулись на него.
Серые глаза Эльзы вылезли из орбит. Она обернулась к Одетте:
– Ты слыхала что-нибудь подобное?
Замерев возле бара с бутылкой «Ньюкасл Браун», Лулу взяла под руку Боба Уэрта и прошептала:
– Ты был абсолютно прав. Она станет знаменитостью.
Боб Уэрт взъерошил ее синие волосы и кивнул, с удовольствием слушая, как Джуно коверкает одну из любимейших его песен.
Я расскажу вам все как было —Его я чуть не погубила,Любовь я нашу отравила.Всему виной собачий корм, которым полон был наш дом.Он крикнул мне: «Ты сука, Гленн!»А я в ответ: «Твой жалок член!»О, ей-ей-ей! О, Джей, Джей, Джей!
Джуно пела куплет за куплетом. Слова ее песни, то грустные, то смешные, то непристойные, перемежались припевом, который подхватывал весь зал. Это была идеальная клубная песня, словно специально предназначенная для такой вот аудитории, которая состояла из подвыпивших людей, сидевших близко друг к другу за столиками.
Пирс Фокс в сторонке за своим столиком потягивал красное вино. Его передергивало от отвращения – причиной тому были как вино, так и Джуно Гленн, поющая под аккомпанемент музыкального инструмента, которому место только в маленькой вонючей таверне с усыпанным опилками полом, где-нибудь в Килбурне. Он с грустью подумал, что на этот раз промахнулся: увы, Джуно Гленн совсем не попадает в струю и не вписывается в его будущую труппу.
А Джуно продолжала петь, все более непринужденно и естественно разворачивая свою невероятную историю. Ее голос звучал тем нежней и мелодичней, чем более жуткой и отвратительной казалась Фоксу ее песня. Он стал сомневаться в здравости ее рассудка. Из каких источников она почерпнула сюжет для своей песни? В любом случае ее воспитание внушает большие подозрения. В песни рассказывалась какая-то дикая и абсолютно неправдоподобная история про двух соседей по квартире, которые влюбились друг в друга. При этом героиня с маниакальной одержимостью совершала один нелогичный поступок за другим: вызвала у героя тяжелое пищевое отравление с расстройством желудка, вообразила, что он ирландский террорист, сделала вид, что прячет у себя в спальне бывшего любовника. Джуно Гленн – ненормальная, это ясно как божий день. Талантливая, но ненормальная.
Публика в очередной раз подхватила припев. Пирс Фокс аккуратно поставил бокал на стол и внимательно оглядел зал. Ничего не ускользнуло от его оценивающего взгляда: ни хохот, ни самозабвенно внимающие лица, ни слезы на глазах, ни руки на животах у зрителей. Всего удивительней для него было то, что больное воображение Джуно не вызывало у зрителей никакого протеста. Напротив, они были в полном восторге. Пирс прислушивался к восхищенным крикам и раскатам смеха в зале. Пожалуй, в этой ненормальной девице заключен определенный потенциал. С ней стоит поработать. Конечно, не в качестве участницы ансамбля, а индивидуально. Она обладает оригинальной манерой, восприимчивостью и быстротой реакции, умением подметить смешное в банальном. Глядя на ее невысокую, по-рубенсовски живописную фигурку, Пирс Фокс принял решение и даже засмеялся, заранее предчувствуя его безошибочность. Пирс Фокс не имел привычки ошибаться.
Песня между тем подходила к концу. Это был кич, странный, ни на что не похожий, но он зажег публику. Только один человек в зале знал, что каждое слово в этой песне – чистая правда. Несколько человек допускали, что это может быть правдой. Все остальные просто подпали под очарование этой сумасбродной, не щадившей себя пухленькой блондинки с необузданной фантазией.
И сердце, истекая кровью,как гладиатор в Древнем Риме,Моей любви выстукивает имя:О, Джей, Джей, Джей! О, ей-ей-ей!
Джуно закончила петь. Она без утайки рассказала историю своей короткой любви, от начала и до конца. Не умолчала она и о том, как хочет снова завтракать с ним в Белсайз-парке, видеть его улыбку, касаться его руки. Эта публичная исповедь принесла ей огромное облегчение, но она была предназначена только для одного человека в зале, и Джуно даже не заметила, какое впечатление ее песня произвела на публику.
– Благодарю вас. С вами была я, Джуно Гленн. Со мной были вы – мои зрители. Давайте чаще встречаться. До свидания!
Еще ни разу в жизни Джуно не покидала сцену не просто под гром аплодисментов, но и под барабанную дробь, отбиваемую бутылками по столикам. Спускаясь с легендарных губ «Ха-Ха», Джуно рискнула оглянуться на Джея. Она впервые в жизни видела, как он хохочет: по-настоящему хохочет, до колик, до изнеможения. Его желтые глаза сияли, подобно топазам в сполохах огня.
Фрэнк Гроган, который шел ей навстречу, тоже был в прекрасном настроении. Поравнявшись с Джуно, он широко улыбнулся, открыв желтые никотиновые зубы, и чмокнул ее в щеку.
– Смертоубийственно – но божественно! – хохотнул он, взяв в руки микрофон.
Джуно вышла в фойе через дверь за сценой. Она прислушалась к голосу Фрэнка, который объявлял следующий номер, и тут резко раскрылись тяжелые стеклянные двери зала, выпустив, вместе с волной горячего воздуха, шума и сигаретного дыма, Джея. Медленно-медленно Джуно протянула ему руку, он улыбнулся и взял ее, крепко сжав.
– Значит ли это, что каждый раз после того, как мы вместе примем ванну, ты будешь сочинять песню? – хрипловатый голос дрогнул.
Джуно опустила голову и разжала пальцы, поняв, что он шокирован ее откровенным и бесстыдным описанием их недолгих отношений. Но он сжал ее пальцы еще крепче.
– Думаю, что смогу это выдержать.
– Но сможешь ли ты выдержать меня? – пристально изучая рисунок на ковре, она не поднимала глаз, пока они не наполнились слезами от напряжения.
– Если честно, я ни дня не смогу выдержать без тебя.
Она подняла глаза. Потом подбородок. Потом губы. Потом поднялась на цыпочки.
Вот он, этот поцелуй! Больше нет пульса, нет дыхания, нет мыслей, нет времени, нет пространства. Как долго она ждала этого поцелуя! Как ждешь встречи со старым другом.
Опять хлопнули двери, кто-то вышел из зала, но они не шелохнулись. Послышались шаги, но они продолжали целоваться. Рядом раздался голос: «На минуточку можно, Джуно?», но они только плотнее закрыли глаза и еще плотнее прижались друг к другу: от губ до груди, от груди до живота, от живота до коленей, от коленей до кончиков пальцев – они словно пытались разрушить границу между их телами в надежде, что так же рухнет барьер между их душами.
Наконец они оторвались друг от друга. Пирс Фокс переминался с ноги на ногу.
– На минуточку, Джуно, – он улыбнулся своей бесстрастной улыбкой. – Я пропустил номер, чтобы поговорить с вами, – посетовал Пирс, не оставляя, однако, их в покое. – У меня есть одна идея, Джуно. Я думаю, мы могли бы…
– Позвоните мне, – на ходу бросила ему Джуно. Они с Джеем вышли из «Ха-Ха Хауса», поймали такси и целовались всю дорогу до Белсайз-парка.


Они болтали без умолку. К полуночи горло у Джуно саднило, хотя она говорила гораздо меньше, чем Джей. Они сидели рядом на диване в гостиной, освещенной лишь светом, падавшим из аквариума Убо, и Джуно чувствовала себя уютно и безопасно, как ребенок в волшебной пещере.
– Я ведь решил, что ты вернулась к своему бывшему, – Джей сжимал ее лицо в своих ладонях. – Я подумал, что ты переспала со мной просто для того, чтобы поквитаться с ним. А что еще я мог подумать? Он без конца звонит сюда. Триона, Шон и твои друзья все время вспоминают о нем. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что он большая личность и играет в твоей жизни большую роль. Когда он остался у тебя на ночь в прошлую пятницу, я боялся, что ворвусь к тебе в спальню, набью ему морду и вышвырну к чертовой матери, представляешь?
– Да не было его в моей спальне! Там вообще никого не было! Я притворялась, чтобы заставить тебя ревновать. Я ужасная дура, прости меня.
– Я чуть с ума не сошел от ревности! – рассмеялся он. – В тот вечер ты выглядела просто невыносимо шикарно: и все ради другого! Ради парня, который обращался с тобой как последнее дерьмо! Она опустила голову.
– Не ради другого, а ради тебя. Это все было ради тебя. Я вообразила, что ты назначил мне свидание по факсу. Когда вместо тебя я увидела Джона, я хотела просто убежать. А потом я решила произвести на тебя впечатление и показать, что я кому-то нужна.
– Это был жуткий уикенд – я чуть с ума не сошел, – он потряс головой. – Потом ты не пришла в субботу ночевать, и я понял, что обманывал сам себя, когда думал, что смогу жить рядом с тобой и не обращать на тебя внимания. Я не знал, как мне объясниться с тобой. А потом я познакомился с твоими родителями, и для меня это тоже было хорошей встряской. Они такие удивительные, открытые, добрые – совсем как ты в тот наш первый день. До того как я начал нападать на тебя, чтобы утаить свое прошлое. А потом ты мне вдруг сказала, что хочешь быть мне просто другом. Вот ужас-то!
– Но ты же сам заставил меня поклясться, что я не влюблюсь в тебя, Джей! – рассмеялась Джуно, прижавшись к нему.
– Ну не идиот ли? Это я в целях самозащиты, – он поцеловал ее в лоб. – Я подумал той ночью: наверное, я тебе понадобился просто потому, что у тебя скверно на душе. Ты ищешь развлечения на одну ночь. Вот я и принял кое-какие меры – взял с тебя клятву. Чтобы поменьше страдать.
Джуно обвела пальцами татуировку на его руке. Она наслаждалась возможностью гладить его, прикасаться к нему, не опасаясь, что он отбросит ее руку или отстранится.
– Когда я вернулся в Лондон, а ты осталась в Оксфордшире, я так тосковал. Я только о тебе и думал. Я даже начал разговаривать с попугаем! Я должен был под любым предлогом приехать к тебе.
– И тогда ты решил привезти Убо?
Он кивнул.
– Да. Триона объяснила мне, что черепаха не больна. Но мне нужен был предлог. Я не был уверен, что ты пустишь меня на порог. Ты знаешь, наши жизни так быстро переплелись. Какой-то внутренний голос мне шептал, что я должен довериться тебе. Да, у меня паршивое прошлое. И вполне возможно, что, узнав о нем, ты еще больше возненавидела бы меня. Но я хотел, чтобы ты увидела во мне меня, а не случайного парня, с которым ты перепихнулась от скуки.
– Но я никогда к тебе не относилась так, Джей. Ни одной минуты.
– Я должен был тебе объяснить, почему я такой злой, – он говорил очень быстро, и она не могла вставить ни словечка. – Я был так занят мыслями о моем прошлом, которым должен с тобой поделиться, что вообще не задумывался о твоем. О твоей жизни с Джоном, о твоих друзьях, о твоих попытках сделать карьеру на сцене. Ты была просто смешная сумасшедшая девчонка, которая, что самое странное, стала нужна мне, как воздух. А потом я увидел у тебя тест на беременность и вдруг понял, что твоя жизнь связана множеством нитей с другими людьми, у тебя куча своих проблем и забот, и все это уходит корнями в далекое прошлое, когда меня тут и в помине не было. И меньше всего на свете тебе нужно, чтобы на твою голову свалился я со своими заморочками.
Я хотел уехать, но не смог. Я остался рядом с тобой, я ждал—вдруг ты мне скажешь что-нибудь обнадеживающее. Я увидел, как любят тебя твои друзья, как ты им нужна, сколько тепла ты им даешь.
И я понял, что могу рассчитывать разве что на жалость.
Я всегда был одиночкой, Джуно. Неприкаянным бродягой. И я думал, что смогу вычеркнуть тебя из своей жизни, уехать от тебя так же легко, как уезжал всегда отовсюду. Просто уложил чемоданы – и вперед. Но на этот раз не смог. Не то что из Англии – даже из Лондона уехать не смог, зная, что ты скоро вернешься. Я бродил под твоими окнами каждый день, как глупый подросток, и ждал – может, твоя тень мелькнет за занавеской. Просто убедиться, что ты там.
– Ты бродил возле дома? – слезы хлынули у Джуно из глаз, когда она узнала, как близко он был все эти страшные одинокие дни. Она гладила ямку возле его шеи. – У меня ведь даже не осталось номера твоего мобильного телефона. Ты исчез, и все. Я понятия не имела, где ты. Думала, ты уехал вместе с Лидией.
– С кем? – он на секунду наморщил лоб. – А, с этой твоей приставучей подружкой. Я просто подбросил ее до Лондона, Джуно. Не знал, как отделаться от нее побыстрее: она врубила жуткую музыку. Хотел вышвырнуть из машины либо ее, либо магнитофон. – Он отвел глаза в сторону, на лице появилось выражение неуверенности. – Так ты не боишься связываться с вором, который завязал, но у которого дурной характер?
Джуно погладила его по подбородку.
– Не уверена насчет «завязал». Мое сердце ты стырил вполне профессионально, я и опомниться не успела. Даже отпечатков пальцев не оставил.
Он снова посмотрел на нее, улыбка вернулась на его лицо.
– Это большое сердце. Мне без него никак.
– А почему ты не пришел на телевизионное шоу? Пирс Фокс был уверен, что ты зачем-то уехал в Ирландию.
– Мне и правда нужно в Ирландию. Я собирался туда лететь.
– Ох, – и ее лицо погасло: он опять от нее ускользает.
– А вместо этого засел в квартире Тимона и пытался представить, как буду жить без тебя. Пирсу Фоксу сказал, что улетаю в Ирландию, чтобы отделаться от него. – Джей взял Джуно за руку. – Мне кажется, я нашел мою родную мать. Она в Ирландии.
– Нашел мать? – Джуно резко прижала обе их руки ко рту. – Ты серьезно? – Она впилась зубами в косточку пальца и удивилась полной потере чувствительности.
Джей осторожно вынул свой палец у нее изо рта и провел им по ее губам.
– Эйб разместил огромное количество объявлений в английских газетах пару месяцев тому назад. Все без толку. А неделю назад он получил письмо от одной женщины из Ирландии. Представляешь, из Ирландии. Он позвонил мне. Я хотел тебе сразу сказать, а потом подумал, что тебе не до того: ты вернулась к Джону, ждешь от него ребенка, и я для тебя – просто колика в печенках.
– Моя печенка никогда не чувствовала себя лучше, чем после знакомства с тобой. И все прочие органы тела тоже. Только бы это и вправду была твоя мать.
– Похоже, что так, Джуно, – он с трудом сдерживал радостное возбуждение. – А знаешь, как она прочитала объявление? В эту газету была завернута статуэтка, которую ей прислали по почте из Англии. Один шанс из миллиона сработал.
Представляешь, какой я везучий? Приехал в Англию – и нашел тебя. И мать нашел.
– Ты уверен, что тут нет ошибки?
– Практически на сто процентов, – он привычным жестом отбросил со лба несуществующие волосы. – В субботу вечером я говорил с ней по телефону. Недолго – полчаса. Мы оба так нервничали, что едва могли говорить. Она все время плакала, умоляла простить ее.
– Она не объяснила тебе, почему она это сделала? Почему бросила тебя?
– Это не телефонный разговор. Я знаю только, что ей было всего шестнадцать лет тогда. Она просила меня приехать. Я купил билет на самолет на понедельник. Но не смог улететь, не повидав тебя, – он посмотрел ей в глаза. – Я хочу, чтобы ты полетела к ней со мной. Держала меня за руку. Мне нужно, чтобы ты была рядом, когда я увижу ее.
– Правда?
Он снова охватил ее лицо ладонями.
– Она попросила меня рассказать о себе. И знаешь что? Я прожил на свете двадцать семь лет, а рассказывал ей только про последние две недели. Все, что я мог рассказать ей о своей жизни, – две недели с тобой. Так ты поедешь со мной в Ирландию, Джуно? Я понимаю, для первого свидания далековато приглашаю.
Она кивнула с такой силой, что его ладони подпрыгнули.
– Мы спали вместе. Мы жили вместе. Мы успели не раз поссориться. Ты познакомился с моими родителями. Думаю, теперь ты обязан, как порядочный человек, представить меня твоей маме.
Джей притянул ее лицо совсем близко к своему, глаза к глазам, и его удивительный хрипловатый смех наполнил комнату.
– Знаешь, раньше я думал, что юмор тебе нужен, чтобы защищаться от мира. А теперь я думаю иначе. Юмор тебе нужен, чтобы делать людей счастливее. Чтобы делать мир тем местом, где хочется жить.
– Мы с тобой начали не с того конца, правда? – она положила свои ладони поверх его и стала похожа на хомячка. – Сначала стали любовниками, потом друзьями. Сначала секс, а потом разговоры. Даже хуже: сначала секс – потом ссоры.
Джей склонился к ее губам и шепнул в миллиметре от поцелуя:
– Да. Но мы все исправим. Мы будем с тобой говорить, говорить, говорить…


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Правила счастья - Уокер Фиона



С удовольствием поставлю рядом с дневником Бриджит Джонс и "Пари" Лили Брынзы.
Правила счастья - Уокер ФионаOksana
2.11.2013, 12.09





Классная книга!!! 10из10
Правила счастья - Уокер ФионаВалентина
6.05.2014, 1.42





Прекрасная книга, легко читается, оставляет очень светлое чувство, что любовь еще существует...Читаите , перечитываите- наслаждаитесь....7
Правила счастья - Уокер Фионавера0605
4.10.2014, 22.43





Замечательный роман! Незаезженный сюжет. Очень понравился!
Правила счастья - Уокер ФионаПолина
6.10.2014, 10.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100