Читать онлайн Правила счастья, автора - Уокер Фиона, Раздел - ГЛАВА 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правила счастья - Уокер Фиона бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правила счастья - Уокер Фиона - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правила счастья - Уокер Фиона - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уокер Фиона

Правила счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 27

Говарда Гленна можно было бы описать так: человек исключительного благородства и столь же исключительной скромности, обладающий умом острым, как лезвие, терпением таким безграничным, как у мистера Беннета, и доверием к людям таким раскидистым, как старый дуб у дороги, который встречает своей благодатной сенью всех путников, бредущих мимо. Он вышел из своего кабинета, когда стрелки часов приближались к десяти. К этому времени и его жена, и подружка сына уже успели изрядно набраться, что, впрочем, происходило всякий раз, когда они встречались.
На его резко очерченном лице появилась невольная улыбка, когда он увидел дочь, свою непричесанную, прелестную, розовощекую Королеву Маб, которая унаследовала строение тела от матери, а склад ума – от него. Сколько бы ей ни было лет, для Говарда она оставалась все той же маленькой дриадой, которую он некогда учил играть на флейте и лютне, отличать ель от сосны, делать кукол из кукурузы и петь народные песенки, из которых она сейчас не помнила ни одной. Но это неважно, все равно они живут у нее в подсознании, там же, где и сны.
Она сидела рядом с рыжеволосым парнем, которого окружала необыкновенная аура. Говард сразу же почувствовал его нервную энергию, ощутил его тревогу и оценил чистоту его духа. Они с Джуно не смотрели друг на друга и не разговаривали, но Говард понял, что между ними существует тесная связь.
Глядя на них с галереи, он откинул назад копну белых волос и кашлянул:
– Счастливого Рождества всем!
Джуди засмеялась, встала и послала ему воздушный поцелуй.
– А теперь будь добр, спустись к нам и познакомься с Джеем. Он сейчас живет в квартире вместе с Джуно.
Джуно приподнялась, чтобы обнять отца.
– Хорошо выглядишь, киска, – Говард охватил ее лицо худыми пальцами и посмотрел ей в глаза. – Цветок лотоса благоухает, не так ли?
– Брось ты эту восточную чушь, па, – Джуно нежно поцеловала его в нос. – У меня все в порядке. А ты прекрасно написал о дельфинах, мне очень понравилось. Это Джей – он поменялся квартирами с Шоном.
– Рад познакомиться с тобой, Джей, – Говард дважды пожал Джею руку, а потом похлопал его по спине, словно оценивая исходившее от того космическое излучение. Такой мошной ауры он не встречал уже многие годы – а точнее с 1969 года, когда общался с Джимом Моррисом.
Джей смотрел на Говарда скептически. Невероятно высокий, тощий и бородатый, Говард выглядел, как помесь Бернарда Шоу с Дон-Кихотом.
На нем была потертая рубаха и шорты, из которых выглядывали худые, как тростинки, ноги. Несмотря на хипповые фенечки – браслеты из бисера, плетеные сандалии, амулет на кожаном ремешке, он имел необычайно величественный и аристократический облик, который многим людям внушал трепет, хотя манера общения у него была невероятно доброжелательной и проникновенной.
– Надеюсь, моя дочь еще не окончательно свела вас с ума, – засмеялся Говард, слегка подталкивая Джуно локтем. – Мы прожили с ней под одной крышей восемнадцать лет, но так и не привыкли к ее фокусам, – он пристально посмотрел на Джея.
– У нас с ней нет никаких проблем, сэр, – ответил Джей.
– Говард, включи нам какую-нибудь подходящую рождественскую музыку, под которую нам будет приятно ужинать, – сказала Джуди.
– Сейчас поищу, пуделек.
– У бедного Говарда это шестой рождественский обед с мая месяца, – Джуди повела всех в столовую. – Я проверяю на нем новые рецепты. Сегодняшнее меню – его любимое, поэтому, если что не понравится – все претензии к нему. Триона, ты сядешь слева от Говарда, я справа, а Джей и Джуно вот здесь, – она указала на два стула, стоявших друг против друга чуть поодаль от остальных, словно после ужина им предстояло отправиться в общую спальню.
Длинный стол являл собой произведение искусства. В ход пошло фамильное серебро Гленнов. Чувствовалось, что, изобретая новые приемы декорирования стола, которые «телезрителям должны понравиться», хозяйка дала большую волю фантазии. Джуди славилась своим интересом к разным национальным традициям, любовью к спиртному и неизменной экстравагантностью. Ее кухня считалась весьма изысканной, зато стиль сервировки стола – воплощением английского юмора. В ее программе существовал обычай на каждое Рождество украшать стол в какой-либо местной традиции. В этом году она разрабатывала шотландскую тему. Все было в клеточку: салфетки, скатерть, открытки и петарды – все из шотландки. Толстые церковные свечи торчали из горшков, заполненных галькой и обтянутых шотландкой. В кувшине изо льда стояли побеги вереска и розмарина, а в воде плавали ароматические лепестки и кубики льда с вкраплениями разноцветных бусинок. Центр стола занимал большой шар, покрытый ягодами и листьями, сбрызнутыми серебряным спреем и кое-где перехваченными ленточкой из шотландки.
Неожиданно комнату заполнили дикие звуки, которые неслись из колонок мощнейшей стереосистемы наверху: призывный вой рогов в сочетании со скрипом крышек мусорных баков.
– Нашел потрясающую запись северных гимнов, – пояснил Говард, присоединившийся к небольшому обществу. – Один знакомый парень для своей докторской диссертации восстановил звучание музыки первобытных племен, населявших Европу. Чуть-чуть сложновато для восприятия, но это только поначалу.
Тем временем скрип мусорных баков сменился ревом больной коровы.
За ужином Джуди Гленн в очередной раз доказала, что ее рецепты заслуженно пользуются такой славой. Разговор непринужденно перескакивал с семейных анекдотов на политику. Под аккомпанемент северных гимнов, патетичность которых неуклонно возрастала вместе с громкостью, Говард умеренно флиртовал с Трионой, а Джуди с Джеем, но по-настоящему активно чета Гленнов флиртовала друг с другом, предчувствуя недельную разлуку.
Джуно окунала устриц в соус из зеленого перца и думала, что лучше бы еда была менее возбуждающей.
Между тем Джуди рассказывала Джею, как она изобретает свои рецепты.
– Главное – простота. Я краду новейшие идеи у ресторанов, которые занимают верхние строчки в рейтинге Мишелина, и извращаюсь как могу, чтобы упростить их до общедоступного уровня. Шеф-повары главных лондонских ресторанов считают меня чудовищем, но их мнение меня мало волнует: их книги далеко отстают от моих в списках бестселлеров.
– Пьяный гусь! – торжественно возвестила она десять минут спустя.
Основное блюдо всегда считалось коньком Джуди Гленн. На этот раз им оказался жирный гусь, фаршированный вымоченными в Кальвадосе абрикосами, орехами и целыми головками лука шалот. Джуди очень сокрушалась из-за того, что гусь был мороженым и, конечно, не шел ни в какое сравнение со свежим, специально откормленным декабрьским гусем, но даже деревянный стол, казалось, издал вздох изумления, почуяв запах, исходивший от этого гуся. К гусю подавалось пюре из картофеля и пастернака с большим количеством сливок и необычайно нежный соус из кислых яблок. Кроме того, на столе появился мясной рулет под соусом из слив и портвейна, а вместе с ним клюква со специями, жареный хрустящий картофель, гора обжаренного в масле сельдерея, маленькие морковки, глазированные в анисовой карамели, и брокколи в румяных шляпках.
– Всего-то? А где же брюссельская капуста? – засмеялась Триона, когда Джуди в очередной раз вплыла из кухни с огромным блюдом, на котором красовались овощи, обжаренные на медленном огне.
– Скоро будет готова, – серьезно ответила Джуди и, опустив свою ношу на стол, внимательно оглядела его. – Ну вот, теперь практически все. Принеси еще вина, Говард.
– Одну секунду, пуделек, – и Говард вышел на кухню, захватив с собой пару пустых бутылок из-под шампанского.
– Ну вот и слава богу – пока его нет, я поменяю музыку. Какой жуткий грохот, – и Джуди заговорщически прокралась в гостиную. Через несколько секунд оттуда раздались звуки Кланнада.
– Хрен редьки не слаще, – шепнула Триона Джею.
– Вам ведь должна нравиться поп-музыка, да, молодежь? – Джуди, пританцовывая, вернулась в столовую и исполнила экзотический номер: наполовину танец живота, наполовину лимба. Она так сильно прогибалась назад, что, безусловно, должна была растянуть мышцы, но она спокойно подошла к столу, не причинив себе ни малейшего вреда, только повергнув всех в изумленное молчание.
– Есть еще признаки жизни в этой старой птице, как вы считаете? – сказала она и приступила к разделке гуся.
– На мой взгляд, она таких признаков не подает, мэм, – ответил Джей с невозмутимым видом.
Джуди расхохоталась от всей души:
– Ты такой остроумный – не понимаю, почему Джуно сказала, что у тебя нет чувства юмора, – ее нож дрогнул. – Опс! Что я такое сболтнула, черт меня подери, – и она продолжала нарезать мясо тонкими ломтиками, а Джуно сидела с пунцовым лицом и боялась взглянуть на Джея.
Вдруг Джуно почувствовала прикосновение к своей щиколотке и подняла глаза на Джея, чтобы выяснить, не смотрит ли он на нее. Неужели он заигрывает с ней? С чего бы это, ведь ее мать только что сообщила во всеуслышание, что Джуно весьма нелестно отзывалась о нем.
Но Джей смотрел в сторону. Джуно подумала, что это, наверное, собака пролезала под столом.
Пришел Говард с бутылкой «Кру Буржуа» такого темного цвета, что оно казалось почти черным.
– Я переключаюсь на коку, спасибо, – смущенно сказал Джей.
– Сейчас я принесу тебе, – предложила Джуно: ей не терпелось остудить лицо, засунув голову в холодильник.
– Не достанешь ли ты брюссельскую капусту заодно, котенок? – спросила Джуди. – Она в левой верхней плите.
Кладя кубики льда в чистый бокал, Джуно заметила, что все собаки лежат в своих корзинах и крепко спят. Значит, они никак не могли быть причиной странного прикосновения к ее ноге. Она прижала кубик льда к щеке, когда осознала, что прикасаться к ее ноге мог Джей, и только Джей, – скрытный и мрачный Джей.
– Просто, наверное, хотел привлечь твое внимание, чтобы ты передала ему соль, – сказала она сама себе строго, отняла кубик льда от щеки, тоже бросила его в стакан и туда же налила кока-колы.
Она вынула из печи неглубокое блюдо с зеленой пюреобразной массой, украшенной оливками. Джуно попыталась донести одновременно и горячее блюдо, и стакан с колой, которая по дороге все же расплескалась.
– Знакомьтесь, итальянский пудинг из зеленого горошка и брюссельской капусты. Угощайся, Джей, – возвестила Джуди.
Джуно протянула ему стакан и опять заметила тревожное выражение у него в глазах: похоже, рецидив паники. Она ободряюще улыбнулась ему и положила пудинга.
– Спасибо, – пробормотал он, и начал поглощать еду со своей обычной скоростью.
– Как приятно кормить человека с хорошим аппетитом, – заявила Джуди. – И каков же ваш приговор – съедобно?
Возгласы «восхитительно» на секунду прервали дружное чмоканье.
– В таком случае, счастливого Рождества! – Джуди снова подняла свой бокал.
– Счастливого Рождества, пуделек! – Говард послал ей воздушный поцелуй.
Вкусовые рецепторы урчали от удовольствия. Джуно подумала с набитым ртом: это и в самом деле очень похоже на Рождество. За окном стемнело. Зажгли свечи.
– Жалко, что Шона нет, – вздохнула Триона, наливая себе минеральной воды: у нее наступила стадия самоограничения после невоздержанности, которую она проявила наедине с Джуди.
– Но душой он с нами, – глубокомысленно изрек Говард. – Джей является его представителем. Мы одного поля ягоды: я читаю это в его ауре. Наши корни соприкасаются.
Джей испуганно посмотрел прямо перед собой, залпом выпил всю колу и локтем смахнул вилку со стола.
Когда он наклонился, чтобы поднять ее, Говард продолжил свой проникновенный монолог:
– Я всегда узнавал родственную душу с первого взгляда, – он опирался локтями о стол и помахивал перед собой вилкой, полной фарша. – Наша личная карма не отработана. Встречаясь с близким по духу, ты глядишь в его глаза, как в глаза своего новорожденного сына.
Джуно почувствовала, как под столом ее схватили за лодыжку, как впиваются в кожу коротко обгрызенные ногти.
– Будет тебе, па, – промычала Джуно. – Расскажи-ка лучше нам про Германию. О чем ты будешь читать лекции?
– Подожди, киска, я должен договорить, это важно, – Говард сбросил фарш с вилки в тарелку. – Джею очень одиноко в Англии. Для него это духовное путешествие, а не только географическое, я это ясно вижу. Я думаю, мы должны поднять еще один тост, чтобы поприветствовать его: он стал членом нашей семьи, нашим вновь обретенным возлюбленным сыном, – Говард положил вилку и взял бокал. Его охотно поддержали Триона и Джуди. Они снизу вверх смотрели на главу семейства, готовые выполнить любое его повеление: король Артур напутствует своих рыцарей на берегу Аваллона.
Рука под столом настойчиво дергала Джуно за ногу.
– Присоединяйся к нашему клану, Джей, – мы с тобой разной крови, но одного духа! – громко и торжественно закончил Говард с поднятым бокалом. – Куда же он подевался?
– Хм, – у Джуно вытянулось лицо. Она не знала, как объяснить, что Джей прячется под столом возле ее ног, что с ним случился нервный припадок. – Мне кажется, своей любовью ты немного испугал Джея, па. Он сейчас…
– Кажется, я попал в ловушку, сэр, – раздался хриплый голос из-под стола. – Моя рубашка за что-то зацепилась.
Это был большой гвоздь, аккуратно прикрытый старинной скатертью.
– Я же говорила, нужно что-то делать с этим гвоздем, Говард, – возмущалась Джуди, когда Джей был извлечен из-под стола. – На прошлой недели бедняжка Либби Фиггис порвала об него свои колготки.
Джуди принесла зажженный рождественский пудинг, густой мускатный соус, бисквиты с фундуком и мороженое «Амаретто».
– Есть одна вещь, которую никак не затрагивают модные тенденции, – это рождественский пудинг, – объясняла Джуди, доедая третью порцию. – Прости нас, Джей, мы ужасные хамы. Ничего не спросили тебя о твоей семье, о твоей жизни.
– Одетта собирается открыть ресторан, – быстро вмешалась Джуно. – И не простой, а с комедийным клубом, – она встревоженно посмотрела на Джея. К ее удивлению, он улыбнулся ей – медленной, широкой, сексуальной улыбкой. Они ведут себя как заговорщики. Джуно почувствовала досаду. Кого она покрывает: возможно, одержимого патриотизмом маньяка-террориста, возможно, серийного убийцу из Бронкса. Что она о нем знает? И все-таки защищает его просто потому, что он не любит рассказывать о себе.
– Обожаю Одетту. Такая целеустремленная девочка, – расцвела Джуди. – Что она там затевает?
Рассказывая маме о будущем ресторане с клубом, Джуно опять поймала взгляд Джея. Желтый, пристальный, вызывающий.
– Она собирается взять в аренду старую пожарную станцию в Ислингтоне…
Господи! На ее ногу снова кто-то нажимает. Это невероятно. Джей сосредоточенно поглощает четвертую порцию пудинга, словно голодный щенок рыжего сеттера: челка свесилась на глаза, челюсти жуют с неимоверной быстротой, чтобы скорее положить в рот следующий кусок. Но воздействие на ее ногу тем не менее продолжается: и это не похлопывание и не ощупывание, но именно нажатие с постоянной силой давления.
В результате Джуно совершенно запуталась в своем рассказе, забыла, что на каком этаже будет находиться в ресторане Одетты, и, не в силах сдвинуться с этого пункта, мямлила что-то, пока Джуди ее не прервала:
– Звучит просто сказочно, котенок! – она подмигнула. – А теперь, пожалуйста, проводи Джея в гостиную, пока мы с Трионой приготовим кофе, а Говард поищет какой-нибудь напиток, способствующий пищеварению!
Джуно зажгла в гостиной свет и опустилась на диван.
– Прости, мои родители склонны к пафосу, – она посмотрела на Джея.
Он в задумчивости покусывал нижнюю губу.
– Знаешь, все прошло гораздо лучше, чем я предполагал. Я вроде бы даже немного привязался к ним. Нет, к черту ложь. На самом деле они мне ужасно поправились. Они у тебя такие… – он поискал слово. – Любящие. И вообще классные. Я думал, например, что они закидают меня дурацкими вопросами – о семье, обо мне и прочее. А они ни о чем не спросили.
– Просто они слишком поглощены собой, – пожала плечами Джуно. – По крайней мере, теперь ты знаешь, в кого я такая уродилась.
Он взглянул на нее и улыбнулся:
– Не сказал бы. Ты всегда задаешь кучу вопросов.
Она тоже смотрела на него, надеясь на продолжение: может быть, он добавит что-то еще, какую-то фразу, по которой она сможет судить о его отношении к ней, но он повернулся к ней спиной, подошел к другому дивану и сел напротив.
– Я рад, что приехал сюда, – он раскинул руки вдоль спинки дивана. – В моей голове все стало приходить в порядок. Ты была права, в этих местах есть что-то магическое.
– Ну вот и хорошо, – Джуно решила не задавать вопросов. Из кухни до них доносились смех и болтовня, тявканье Рага и бас Говарда, что-то напевавшего под аккомпанемент деревянных ложек.
Положив подушку на колени, Джуно все смотрела на Джея, пытаясь понять, что творится у него в душе. Чем дольше они были знакомы, тем более загадочным и противоречивым он казался. И никогда никого на свете она не хотела так сильно, как его. Еще точнее: никого на свете она не хотела узнать так сильно, как его.
– Спасибо тебе, – он приподнял подбородок и улыбнулся ей: неуверенной, мерцающей улыбкой, которая постепенно становилась все более открытой и теплой. Это была та самая улыбка, которая озаряла его лицо, как солнце, восходящее над долиной, и о которой она мечтала все это время.
– За что? – она поморщилась от досады на себя: черт, все-таки не удержалась и задала вопрос.
– За то, что не посмеялась надо мной, когда на меня напала дурь там, на холме. За то, что поддерживала меня весь вечер. Я понимаю, что приношу тебе одни неприятности. Ты совсем не обязана возиться со мной. Я тебе очень благодарен.
– По-моему, это я приношу тебе одни неприятности, – Джуно теребила подушку.
– Нет, я так не считаю, – он покачал головой, его голос был тихим и серьезным. – Ты особенная, Джуно.
– Правда? – она чуть не проглотила язык: опять вопрос. Джуно удержала готовую сорваться с губ фразу: «Это после всех-то безобразий, которые я учинила на прошлой неделе?» Она продолжала пристально на него смотреть. Слово «особенная» согревало ее, внушало какую-то надежду.
– Да, особенная, – он серьезно кивнул, впился взглядом в ее глаза. – Ты любишь спорить, с тобой нелегко, ты умеешь вывести из себя, ты непременно хочешь настоять на своем, ты противоречишь сама себе…
– О! – Разочарование проткнуло тонкую скорлупку ее сердца и высосало содержимое, как лиса высасывает яйцо. Вот, значит, почему она «особенная». Ничего хорошего не скрывалось за этим словом. Опс – и слезы уже на подходе. Тихо, тихо. Джуно никогда не плачет на публике. Джуно собирается сделать великодушный примирительный жест. Ради этого Джуно готова солгать.
Она с силой ударила по подушке. Ее отец запел «Все, что тебе нужно, это любовь», ему аккомпанировали мама на губной гармошке и Триона на крышках от кастрюль.
– Я хочу только одного, Джей, – чтобы мы стали друзьями.
Он закусил губу и снова улыбнулся, потом отвел глаза в сторону.
– Именно этих слов я и боялся больше всего. Джуно растерялась. Что это значит? Что ты имеешь в виду? Что происходит? – хотелось ей спросить, но тут застучали каблучки Трионы, и возникла она сама с подносом в руках.
– Посмотрите-ка, что у нас тут есть! И даже коньяк семидесятого года! Что вы, ребятки, предпочитаете? Выбирайте! Джуди с Говардом варят кофе и воркуют, как голубки. Просто загляденье! – жизнерадостно говорила она, лучась улыбкой. Она села на диван рядом с Джеем, а поднос поставила на пол.
– Так мы едем? – Джей встал с дивана.
– Что? Вообще-то я еще не… – Триона уперлась взглядом ему в спину: он уже был под аркой. – Ну хорошо, давай… Если ты так торопишься…
– Тороплюсь, – он нащупал в кармане ключи от «птенчика» и бросил их Джуно. – Держи. Она остается в твоем распоряжении.
Джуно поймала ключи и крепко сжала.
– Уезжаете?
– Уже первый час, – пожал плечами Джей. – У меня завтра куча дел. Пойду только попрощаюсь с твоими предками и поедем.
– Но… – начала было Джуно и замолчала: он уже вышел из гостиной.
Триона беспомощно развела руками, с сочувствием посмотрела на нее и последовала за Джеем.
Джуно вошла на кухню как раз в тот момент, когда Джей выкарабкивался из объятий Джуди.
– Я так рада, что наконец-то ты приехал! – Джуди сжала ему щеки с такой силой, что его губы раскрылись наподобие орхидеи.
– Я в Англии всего лишь несколько дней. Я тоже очень рад был познакомиться, мэм, – с трудом проговорил Джей вытянутыми в трубочку губами, высвободился и пожал руку Говарду.
– Я уверен, ты найдешь то, что ищешь, – загадочно сказал Говард, потом обнял жену и уткнулся носом ей в ухо: Рождество всегда настраивало их с Джуди на сентиментально-сексуальный лад.
– Спасибо, – сказал Джей. Он заметил Джуно, стоявшую в дверях с раскрытым от удивления ртом.
Пока Джуди с Говардом целовали и обнимали Триону, Джей пошел к выходу, не говоря ни слова.
Он уже почти прошел мимо Джуно, и ее сердце чуть не разорвалось на куски, но вдруг взял ее за руку и потащил за собой на крытую террасу, затем по лужайке до могилы бедняги Уолтера, и там резко затормозил. Прерывисто дыша, Джуно напряженно ждала, что будет дальше. Боже, надоумь его поцеловать меня. Я понимаю, что в твои замыслы это не входит, тем более что я атеистка, но умоляю, пусть он поцелует меня. Быстро, без выкрутасов, без всяких там языков и прочего. По-христиански. Просто – чтобы его голова склонилась к моей, его глаза приблизились к моим. Больше ничего, Господи.
– Итак, попугая нужно кормить раз в день, Джуно? – спросил он.
Джуно молча кивнула.
– Если возникнут проблемы, звонить тебе?
– Кнопка один на сокращенном наборе, – она все кивала и кивала, как лунатик, который сам себя укачивает, успокаивая.
– О'кей. Всего хорошего, – и Джей пошел к «саабу».
Еще несколько минут – и огни «сааба» исчезли за поворотом.
– О боже, он такой сексапильный, это что-то немыслимое, котенок, – Джуди взяла дочь под руку и повела ее к дому. – Влюблен в тебя без ума, сразу видно. Хотя ужасно застенчив. Послушай, мы с Говардом на ногах не держимся, пойдем завалимся спать. Покойной ночи, котенок.
А Джуно просидела в гостиной до утра, глядя на луну и гадая, что Джей имел в виду. Является она тем особенным существом, с которым он не хочет даже дружить, или тем, с которым он хочет не только дружить?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правила счастья - Уокер Фиона



С удовольствием поставлю рядом с дневником Бриджит Джонс и "Пари" Лили Брынзы.
Правила счастья - Уокер ФионаOksana
2.11.2013, 12.09





Классная книга!!! 10из10
Правила счастья - Уокер ФионаВалентина
6.05.2014, 1.42





Прекрасная книга, легко читается, оставляет очень светлое чувство, что любовь еще существует...Читаите , перечитываите- наслаждаитесь....7
Правила счастья - Уокер Фионавера0605
4.10.2014, 22.43





Замечательный роман! Незаезженный сюжет. Очень понравился!
Правила счастья - Уокер ФионаПолина
6.10.2014, 10.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100