Читать онлайн Правила счастья, автора - Уокер Фиона, Раздел - ГЛАВА 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правила счастья - Уокер Фиона бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правила счастья - Уокер Фиона - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правила счастья - Уокер Фиона - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уокер Фиона

Правила счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 26

Как только «птенчик» затарахтел по посыпанной гравием дорожке, на крытом крыльце бывшей покойницкой, потягивая джин-тоник, появилась Джуди Гленн. Она радостно помахала подъезжающим, седые локоны выбились из ее небрежно заколотой асимметричной прически. В просторном зеленом сарафане, подчеркивающем ее садовый загар, она была обширна и кругла, как окрестные холмы. Два раскормленных мастиффа Гленнов поставили лапы на забор и приветственно залаяли, а маленький Раг, принадлежавший Шону, суетился рядом с ними, как недоросль между двумя громилами, подпрыгивая и пытаясь вскарабкаться на забор.
– Не обращайте на них внимания, – сказала Джуди своим глубоким контральто, нахлынув на Джея, как волна, когда он заглушил двигатель и выпрыгнул из кабины.
– Добрый вечер, миссис Гленн, – он официально протянул руку Джуди.
Та отмахнулась от его руки, взяла его лицо в свои большие, мягкие, как тесто, руки и сердечно поцеловала в обе щеки.
– Я так рада видеть тебя, Джей, – и, ради бога, зови меня Джуди! Ты пахнешь просто божественно… А, Джуно, котенок! – оставив Джея, она ринулась, раскрыв объятья, к дочери, вылезавшей из машины с сумкой в руках.
Это было идеальное материнское объятье. Джуди в совершенстве владела этим искусством. Джуно хотелось бы навсегда остаться в теплом ароматном коконе материнских рук.
– Соскучилась по тебе, котенок, – шепнула Джуди и, поскольку она была насквозь современная тертая пташка, добавила еле слышно на ухо дочери: – Как у тебя с ним?
– Ma! – испуганно оборвала ее Джуно, с благодарностью отметив, что Джей, нужно отдать ему должное, отошел за пределы слышимости.
– Он прекрасен! – Джуди спрятала вылезшую из-под топика у Джуно лямку бюстгальтера и, взглянув ей через плечо, радостно зааплодировала:
– Смотрите-ка, Три подрулила!
Отойдя в сторонку под сень ивы, Джей восхищенно смотрел на хозяйский «мерседес» последней модели.
– До чего же ты худенькая, Три, – говорила Джуди, обнимая Триону. – У меня такое чувство, будто я обнимаю собственный шарфик.
– Спасибо за приглашение, Джуди.
– А я очень рада, что вы смогли приехать – особенно Джей, – она кивнула в его сторону. – Я обожаю американцев.
– Благодарю, вас, мэм, – появившись из-за ивы, Джей бросил быстрый взгляд на Джуно.
Воображение ли у нее разыгралось, или он действительно улыбнулся ей почти по-дружески, взволнованно думала она.
Джуди, сияя, обращалась к Джею:
– Бедняга Говард – это мой муж! Трудится сейчас у себя в кабинете, как сумасшедший, над оркестровкой партитуры, поэтому ужинать будем поздно, что, по-моему, здорово, – она поймала столько рук, сколько могла удержать в своих ладонях, и повела всех к дому. – У нас будет время спокойно пообщаться. Я готовлю меню для съемок рождественской передачи в Шотландии, поэтому представим себе, что сегодня Рождество.
Собаки бросились следом.
– Кыш, кыш, ребята, – приказала им Джуди, но они не реагировали. – Джей, эти двое – близнецы: Эффи и Одноглазый, – она указала на мастиффов. – Эффи – сучка, она поменьше, а толстяк – это Одноглазый. Вообще-то его раньше звали Линус, но пару лет назад он потерял один глаз. Не бойся, они очень добродушные. Смотри, они уже признали тебя! А это маленькое чучело – псина Шона, – Джуди указала на реактивный клубочек белого мохера, который увивался за ботинком Джея. – Он сейчас сексуально озабочен и ведет себя непристойно, потому что у Эффи течка, а ему до нее не добраться. Одноглазый, слава богу, прооперирован. Кыш, кыш.
– Все в порядке, миссис Гленн, не беспокойтесь, – Джей, прихрамывая, пытался продвигаться вперед с повисшим на его ноге Рагом.
– Зови меня Джуди! – Джуди так сильно хлопнула его по плечу, что он чуть не свалился на могильную плиту.
Когда подошли к дому, из открытого светового окна на крыше послышались звуки фортепьяно, через равные интервалы перемежавшиеся чертыханьем.
– А что папа сочиняет? – спросила Джуно у матери.
Джуно приостановилась, чтобы вырвать несколько сорняков с дорожки.
– О, это музыкальное сопровождение к научно-популярной передаче о дельфинах – прислушайся-ка. Слышишь, как они резвятся в воде? – Из окна раздалось несколько энергичных арпеджио. – Он должен закончить оркестровку до отъезда в Германию.
– Здорово звучит, – откликнулась Джуно. Она заметила, что Джей удивленно разглядывает могильные плиты, разбросанные тут и там, и здание самой церкви с квадратной англосаксонской башней слева.
– Волшебное место, правда? – Триона попыталась отогнать Рага от Джея.
– Я думал, вы шутите насчет надгробий, – Джей приостановился возле одной из полуразрушенных покосившихся плит.
– Это старина Уолтер, – кивнула Джуно. У нее вдруг сковало язык от смущения. – Он нетвердо стоял на ногах и попал под карету в 1707 году.
Джуди засмеялась:
– Джуно с Шоном, когда мы переехали сюда, придумали для каждого захоронения свою историю и имя. Подлинные имена сохранились только на двух или трех плитах, остальные стерлись от времени. Последний раз здесь хоронили двести лет назад.
– Что вы говорите? – присвистнул Джей. – Да, люди в этих местах, должно быть, живут долго!
Джуно с любопытством взглянула на него, сообразив, что он пошутил – впервые за все время. Джуди оглушительно расхохоталась.
Вошли в дом, где витал божественный аромат высокого кулинарного искусства, рай для гурмана. Все стены и балки за двадцать лет пропитались запахом изысканных блюд Джуди Гленн. Сегодня в воздухе явственно пахло Рождеством: пряное и пьяное благоухание заглушало запах только что собранных фруктов и трав, разложенных на деревянных подносах на крыльце.
Просторная, современная кухня с зимним садом служила павильоном, где проходили съемки популярнейшей передачи «Рецепты Джуди Гленн». На сияющие мраморные поверхности и толстые пальмы с завистью смотрели миллионы телезрителей, даже не подозревая о диком беспорядке, который царил на остальной территории дома, не попадавшей в кадр.
– Мне нужно пи-пи, – Триона свернула налево.
Джуди обняла за плечи Джуно и Джея и потащила их направо – бывший церковный неф служил семейной столовой. Длинный стол из монастырской трапезной был завален старыми газетами, нераспечатанной почтой, книгами по садоводству и грязными чашками. Музыка над головой начала неистовствовать.
– Похоже, бедный дельфин запутался в сетях рыбака, – Джуди взглянула наверх. – Черт, мне нужно полить гуся соусом. Подождите в гостиной, я принесу вам выпить. Побалуйте себя глоточком-другим.
Не смея взглянуть на Джея, Джуно прошла под широкой круглой аркой в алтарь и опустилась на большой, массивный диван, обитый гобеленом. Вся мебель в доме ее родителей была старой и несоразмерно большой.
Джей подошел к окну и в волнении прижался к нему лбом.
– Это похоже на сон, – донесся до нее его шепот.
Джуно удивленно повернулась к нему, но он неподвижно стоял и сосредоточенно смотрел в окно.
– Ты что-то сказал? – спросила Джуно.
– Что? – взглянул он на нее.
На миг их взгляды встретились, и Джуно показалось, что на его лице мелькнуло престранное выражение – совершенно неожиданное и даже невероятное: в течение секунды его лицо выражало испуг, Джуно была в этом почти уверена. Потом он отвернулся, так как в комнату вошла Триона в сопровождении Рага.
– Это просто фантастическое место, – Джей окинул взглядом все вокруг, на лице было изумление, как у маленького мальчика. Он смотрел на массивную, удобную мебель, на музыкальные инструменты немыслимых форм, на башни из книг, возвышающиеся над полом, подобно колоннам, потому что на полках не хватало места. В шкафу громоздились странные предметы ритуального назначения, привезенные со всего света.
– Я же говорила тебе, что тут просто невероятно! – Триона развалилась на другом диване, и Раг сразу же вспрыгнул к ней на колени. – Теперь ты понял, почему я так настаивала, чтобы ты поехал? Я с первого взгляда сошла с ума от этого дома.
– Люди, это божественно, – Джей прохаживался по комнате, поглядывая в окна, выходившие в сад.
Стены были увешаны картинами и гравюрами: пейзажи местных художников, стилизованные гравюры, эклектичная подборка картин современных художников и множество оригинальных рисунков наподобие тех, что висели в квартире Шона.
– Отец Говарда был коллекционером, – пояснила Триона, заметив, что Джей останавливается возле каждой вещи и изучает ее. – Правильно я говорю, Джу?
– Что? – засмотревшись на идеальный зад Джея, обтянутый кремовыми джинсами, Джуно подпрыгнула от неожиданности.
– Это отец Говарда собирал картины? – Триона понимающе посмотрела на нее.
– О да, у пего их были тысячи, – кивнула Джуно, крепко обнимая подушку. – Часть из них хранится в сарае – некуда вешать, часть у Шона, как ты знаешь. Когда дедушка Гленн умер, мы нашли огромную амбарную книгу с подробным каталогом.
– Он был удивительный человек, – вздохнула Триона, откидываясь на спинку дивана и закладывая руки за голову. – Я видела его всего лишь раз, но он произвел на меня незабываемое впечатление.
– А он, похоже, был знатоком, – Джей рассматривал длинный ряд рисунков Герарда Хоффнунга.
– Между прочим, не только искусства, но и женщин, – смеясь, появилась из кухни Джуди с кувшином на подносе. – Он был три раза женат и, кроме того, имел множество романов. Настоящий повеса. Попробуйте мой новый пунш. Я назвала его в честь Джуно.
Пожевывая уголок своей подушки, Джуно в смущении посмотрела на мать:
– Но Джей не пьет, ма.
– Чепуха, сегодня же Рождество, – отмахнулась Джуди, налила большой бокал кроваво-красной жидкости, протянула Джею и потрепала его по голове, когда тот послушно взял бокал. Джей посмотрел удивленно на Джуди и сказал:
– Вы с Джуно так похожи.
Джуно обожала свою мать, но если учесть, что на той был брезентовый зеленый сарафан размером с дирижабль, весила она килограммов на шестьдесят больше дочери, а ее прическа по форме напоминала ядерный гриб, то это сравнение не очень порадовало Джуно. Джуди же пришла в полный восторг.
– Правда же? Нам все так говорят, – она протянула бокал Трионе, которая изо всех сил крепилась, чтоб не рассмеяться. – Мне кажется, у нас с ней схожее строение скелета.
Джуно мрачно взяла бокал, подумав, что строения скелета ее матери никто не видел уже лет тридцать.
– Это вы? – Джей указал на фотографии в рамках, стоявшие на крышке гигантского потертого рояля. На одной из них, черно-белой, была изображена круглолицая девочка с огромными сияющими глазами и улыбкой, которая могла бы растопить айсберг.
– Да, мне здесь десять лет. А это Джуно – она была такая симпатяга.
Джуно в отчаянии возвела глаза к потолку. Замечательно. Проклятые детские фотографии.
– А что это у нее на лбу? – спросил Джей.
– Цветок. Говард любил рисовать на ней: она была такая розовая и пухлая.
Джуно закрыла глаза. Безнадежно. Розовая и пухлая. Спасибо, мама. Очень аппетитно. Слава богу, на этот раз она хоть не сказала, что на лбу у Джуно написан размер ее бюста. Это была одна из любимых шуток Джуди.
– А здесь она только-только начала ходить – еще с соской. Она закатывала такие скандалы, если у нее отнимали соску. Она обожала сосать. Впрочем, я была точно такой же в ее возрасте.
– В районе тридцати? – небрежно спросил Джей.
Когда ее мама разразилась гомерическим смехом, Джуно быстрым взглядом заметила, что Джей смотрит на нее и на его губах играет легчайшая из улыбок.
Триона уже осушила до дна первый бокал и налила второй.
– Божественно, Джуди. Что это такое?
– Это моя версия зимнего пунша.
Джуди обошла рояль и села на большое кожаное кресло, мастиффы пристроились возле ее ног.
– Я смешала несколько сортов красных вин, добавила фрукты, клюквенный сок, в последний момент бросила кубики льда с побегами розмарина: они будут таять, пока вы пьете. Ужасно старомодно, но телезрителям понравится. Ну, на что вы мне намекаете? – обратилась она к мастиффам, которые, положив морды ей на колени, умильно смотрели. – Все ясно! Говард!
Дельфины прекратили прыгать, и сверху раздался голос:
– Да, пуделек?
– Ты сегодня гулял с собаками?
– Нет еще, мой пуделек.
И дельфины возобновили свои прыжки после передышки с удвоенной энергией.
Джуди посмотрела на старые часы, висевшие на стене:
– Черт! Уже почти восемь. А мне еще нужно приготовить соус из зеленого перца для устриц. Кто из вас спасет меня и прогуляется с этой бандой по полю?
– Чур, не я, – ответила Триона. – Вон у меня какие каблуки. Я увязну в поле. Пусть Джуно с Джеем сходят.
«Почему у меня такое чувство, что это все подстроено?» Так думала Джуно, обувая галоши. Джуди деловито наряжала Джея в прогулочную заплатанную ветровку Говарда.
– На улице очень тепло, ма, – сказала Джуно, наблюдая, как Джуди пытается убедить Джея надеть сверху охотничий жилет.
– На холме сильный ветер, – Джуди обмотала шарф вокруг его шеи.
– Кто сказал, что мы туда пойдем? – Джуно собиралась быстренько прошвырнуться неподалеку.
– Ну, а как же иначе? – рассмеялась Джуди. – Ты должна показать Джею лошадиный холм. Оттуда открывается такой вид! – Она водрузила на голову Джея старую садовую шляпу. – Можете не торопиться – обед не раньше чем через час. Ты, Джей, возьми Рага. Джуно поведет двойняшек. Девочке может понадобиться защита. Вдруг кто-нибудь вздумает ее изнасиловать. Она ужасная кокетка: сама первая начинает, а как дойдет до дела – сразу в кусты.
Джуно перехватила полный ужаса взгляд Джея, брошенный на нее.
– Мама имеет в виду Эффи, – пояснила она, выходя за дверь. – Не меня.


Они молча прошли по аллее, затем вышли на тропинку. Наряженный, как завзятый бродяга и любитель эля, Джей на коротком поводке вел Рага, который преданно трусил за ним. Мастиффы же взяли Джуно на буксир, и скоро она оказалась метров на пятьдесят впереди Джея. Единственная прелесть такого способа передвижения заключалась в том, что двойняшки тянули с такой силой, что Джуно практически не приходилось напрягать мышцы. Она оглянулась: вид у Джея в этом наряде был ужасно дурацкий.
Но Джуди оказалась права. Несмотря на жаркое вечернее солнце, на холме дул такой сильный ветер, что свистело в ушах. У Джуно слезились глаза: приходилось двигаться против ветра, потому что мастиффы взяли привычный курс на лошадиный холм. Совершенно запыхавшись, Джуно остановилась, чтобы дождаться Джея.
– Ты в порядке? – спросил он, взобравшись по склону. Шляпу он снял, а черные очки надел и теперь выглядел почти как обычный элегантный Джей.
– Все прекрасно!
Джуно пошла вперед по узкой тропинке. Он шел сзади, и ее толстая попа тряслась у него перед глазами. Она ужасно застеснялась и стала на ходу подтягивать мышцы так, чтобы ягодицы казались поменьше, что делало ее походку похожей на пингвинью. Они добрались до вершины известкового холма, напоминавшего собой белую лошадь, и остановились на открытой площадке. Джей огляделся вокруг и восхищенно присвистнул. Джуно прилегла на траву: ноги гудели. Джей присел рядом. С другой стороны лег, прижавшись к ней горячим боком, мастифф, и тепло разлилось по ее коже, от холода покрывшейся пупырышками.
– Да, стоящее место, – негромко заметил Джей.
– Правда же? – откликнулась Джуно, закрыв глаза: она заметила, что с закрытыми глазами ей легче разговаривать с ним.
– Тебе, наверное, уже надоело на это смотреть?
– Я думаю, что в первый раз этим видом лучше любоваться в одиночку, – ответила Джуно, по-прежнему плотно сжимая веки. – Тогда это место откроет свою тайну. Это целительное место, – добавила Джуно, подумав: неплохо, если бы оно исцелило ее измученные ноги.
– Ты часто приходила сюда подростком? Когда тебе было грустно?
– Постоянно. Когда хотелось спрятаться ото всех. Я предпочитала это место даже своей комнате. Особенно зимой, когда кругом вообще ни души и погода соответствует настроению.
– А я приходил к заброшенному дому, неподалеку от того, в котором мы жили, и отковыривал дерьмо от стен, – сказал Джей. – А потом этот дом облюбовала шайка наркоманов, и я украл в магазине баскетбольный мяч и стал лупить по кольцу, чтобы выпустить злость.
Джуно затаила дыхание. Наконец-то он начал рассказывать о себе. Пока совсем немного, но в голове у нее возник яркий образ: рассерженный подросток на пустыре. Ей хотелось узнать больше.
– Украсть мяч непросто, я думаю, – заметила она, ладонью прикрывая от солнца глаза.
– Пацаном я мог стырить что угодно, – его голос напрягся.
– А как ты это сделал: засунул мяч под футболку и притворился беременным?
Он ничего не ответил. Джуно выглянула из-под ладони и пожалела о невоздержанности своего языка.
– У тебя было безоблачное детство, да? – наконец спросил он.
– Не знаю. Наверное. Смотря с чем сравнивать.
– Еще бы, – он саркастически вздохнул.
– Ну хорошо, пусть безоблачное, – она поставила точку, хотя могла бы уточнить: вряд ли совсем безоблачным может быть детство девочки-толстушки, родители которой бывшие хиппи со странностями, падкие на выпивку.
– Примерно такая картинка висела на стене в моей спальне, – сказал Джей. – Я вырвал ее из библиотечной книги. На ней была изображена какая-то местность в Ирландии – не знаю, что именно. Там были такие же зеленые холмы, деревья и прочая дребедень. Очень красиво, знаешь.
– Да, в Ирландии славно, – осторожно отозвалась Джуно.
– Да, – он издал короткий горький смешок. – Она была очень красивой, моя картинка. Я любил представлять себе эту землю, откуда родом мои предки. Я все время расспрашивал моего старика о ней, но он только смеялся в ответ – какого дьявола он, дескать, может знать об Ирландии, если ни разу в жизни не выезжал за пределы штата Нью-Йорк. Его отец умер, когда ему было пять лет. А моя бабуля никогда не бывала достаточно трезвой, чтобы связно рассказывать о чем бы то ни было.
Джуно отодвинула ладонь и посмотрела в ясное небо. Она не верила своим ушам: неужели он и впрямь рассказывает о себе? Похоже, пунш ее мамы подействовал, как эликсир откровенности. Она не решалась смотреть прямо на него, чтобы не вспугнуть.
– Я смотрел на свою нарисованную Ирландию и мечтал жить там, – продолжал он. – Это был один из дешевых открыточных видов, которые делают с использованием фиолетового фильтра, чтобы небо казалось еще синее, а трава изумруднее. Конечно, я не знал этого тогда. Я верил, что Ирландия на самом деле такая прекрасная и мирная страна, особенно, по сравнению с нашей отсыревшей квартирой в убогом квартале. Стены в ней были такими тонкими, что мы слышали телевизор и ругань соседей. Все вокруг было омерзительно серым, грязным, дешевым. Я часами смотрел на яркую картинку, а рядом ругались сестры, родители, соседи. Я очень долго был убежден, что крик – нормальный способ общения между людьми, и никогда не слышал, чтобы люди разговаривали спокойно. Наверное, поэтому я так легко впадаю в агрессию сейчас. Мне до сих пор легче ссориться, чем разговаривать, понимаешь?
Он стал говорить быстрее:
– Мой старик не мог не кричать. Он работал на стройке бригадиром. Его действительно уважали, знаешь? Он был настоящий мужик. Он был груб, но не хотел никому зла. До того, как заболел, он обычно… – Джей резко оборвал свой рассказ.
Джуно смотрела в небо, пока глаза не начали слезиться. Ей хотелось, чтобы он продолжил свою историю, чтобы этот мягкий хрипловатый голос снова зазвучал. Наконец молчание стало невыносимым для нее.
– От чего умер твой отец?
Он ответил после долгой паузы:
– Можно сказать, что я убил его.
Джуно замерла, а сердце у нее стучало, словно пытаясь пробить ребра.
– Ты убил своего отца?
– Ну не в прямом смысле, конечно, – почти прошептал он. – Но я виноват в его смерти – точнее, мое поведение. Я никогда не прощу себе этого. Никогда.
Собакам наскучило сидеть на месте, и они нетерпеливо зашевелились. Джуно хотела сказать Джею тысячу разных слов, задать тысячу вопросов, но она молчала, опасаясь, что все это будет не то и он сразу же замкнется, если она откроет рот.
После паузы, которая показалась ей вечностью, он снова заговорил:
– Я думаю, он не мог простить моей старухе такого количества дочек. Она рожала их одну за другой, всего шесть девочек. Уходила уйма денег, чтобы их прокормить и одеть, а он мечтал об одном – о сыне. Это мучило его, терзало. А старуха не могла простить ему того, что он никогда не любил ее девочек так, как меня, – его голос дрогнул.
Джуно не в силах была больше выносить боль, звучавшую в его голосе.
– Он, должно быть, очень любил тебя, – сказала она.
– Да, любил, – его голос снова стал ровным и бесстрастным. – Но к этой любви столько всего примешивалось – особенно когда он вынужден был уйти с работы. Это его погубило. Он стал другим человеком.
– А почему он ушел с работы?
– Несчастный случай. Они строили дом, плохо закрепленная стальная балка рухнула и раздавила одного рабочего насмерть. Отец стоял рядом, видел, как тот мучается, и ничем не мог помочь. Он не был виноват, но это его сломало. Он много лет знал того парня, даже крестил его ребенка. Он начал пить, орал на старуху, пропадал ночи напролет, ну и мне тоже доставалось.
– Он тебя бил? – в ужасе спросила Джуно. Джей, казалось, не слышал ее вопроса.
– Сейчас это называется по-научному – посттравматический стресс. Но тогда все воспринимали это как слабость. Мужики считали его тряпкой. Когда его освободили от бригадирской должности, он совершенно упал духом. Стал брать бутылку на работу и там выпивать. В конце концов его уволили.
– Сколько лет тебе было?
– Не помню точно – лет двенадцать, наверное. Он целыми днями сидел дома, смотрел телевизор и читал бульварные газетки. Он обожал эти газетки, в них был смысл его жизни, если не считать выпивки.
– Он тебя бил?
– Не то чтобы очень сильно – просто он терял голову от ярости. Ему приходилось целыми днями сидеть дома среди женщин, как в курятнике. Он ненавидел это, чувствовал себя неполноценным, словно больше не мужик. Он вынужден был занимать деньги у старухи на выпивку. Бесконечные ссоры моих сестер действовали ему на нервы. Я был единственным мужчиной рядом с ним. И пойми, Джуно, в детстве я был чудовищем. Я был просто куском дерьма, от которого не приходилось ожидать ничего хорошего, и мой старик прекрасно понимал это, – Джей повернулся к ней, прижав подбородок к плечу, с выражением бессильной злости в глазах.
Одноглазый приподнялся в надежде, что они встанут и тронутся в путь.
– Я только хотел, чтобы ты поняла одну вещь, Джуно, – Джей продолжал, снова отвернувшись. – Ты должна знать… – он потер лоб, подыскивая слова. – У меня никогда не было того, что есть у тебя. Я свалился с другой планеты. Во всех этих местах есть что-то такое… Я не знаю, что это, но я не могу с этим справиться, – его голос задрожал. – Я не хочу морочить тебе голову, но у меня такое чувство, словно я схожу с ума. Мне нужно уйти отсюда, – он спрятал лицо в ладонях.
– Хорошо, пойдем домой.
– Нет! Ты не поняла! Я должен вообще уйти. Уехать отсюда. Из вашего дома. От твоей семьи. От тебя. У меня в голове все смешалось.
– Я что-то не понимаю, – она резко села. – Ты хочешь уехать обратно в Лондон?
– Да, вот именно. Впрочем, не знаю.
– Если тебе плохо тут, ты можешь взять «птенчика» и уехать. Не обязательно даже прощаться, – ей совсем не хотелось, чтобы он уезжал, пытаясь убежать от каких-то демонов, которых пробудило в нем это место, но она ясно видела, что он на грани срыва, и его состояние пугало ее.
– Но не могу же я так по-свински поступить с твоей семьей.
– Я все устрою, – убеждала она. – Я скажу, что ты вспомнил об одной важной встрече. Или, если хочешь, совру, что мы поссорились и я велела тебе убираться. Мне поверят, учитывая мою репутацию.
– Я не знаю, как мне быть, Джуно. Я не понимаю, что со мной, черт возьми, – он дрожащими руками провел по волосам. – Прости. Ты, наверное, считаешь меня сумасшедшим. Мы же почти не знаем друг друга. Черт подери! – он опять уткнулся лицом в ладони.
Джуно смотрела на его сгорбленную спину и не знала, как поступить. Он выпустил поводок из рук, и Раг убежал прочь. Джуно тоже отпустила двойняшек и на коленках подползла к Джею. Она обняла его за плечи и прижалась грудью к его напряженной спине. На секунду он напрягся еще больше, а потом положил свои руки поверх ее рук и еще плотнее прижал их к себе. Они замерли в этом странном тесном двойном объятии, таком надежном и уютном, что оба боялись пошевелиться.
– Ты, конечно, считаешь, что я полный мишугене, да? – пробормотал он.
– Если бы я знала, кто такой мишугене, я бы тебе ответила, – Джуно прижалась подбородком к его плечу. – В Лондоне они водятся?
Он нервно рассмеялся:
– Это значит «чокнутый» на идише.
– Я не считаю, что ты чокнутый, – Джуно покачала головой. – Я только хочу, чтоб ты мне рассказал…
– Не надо, – прервал он, сжав ее руку. – Если ты узнаешь всю правду обо мне, я стану тебе противен. Именно поэтому я злюсь, когда ты начинаешь задавать вопросы. Если я на них отвечу, ты не сможешь меня полюбить.
– Так ты все-таки хочешь, чтобы я тебя полюбила? – Ее сердце колотилось ему в спину.
– Да, – прошептал он.
– Ничего не зная о тебе?
Он не ответил. Прошло бог знает сколько времени, но они все сидели, молча прижавшись друг к другу Джуно не знала, о чем он думает, она обнимала его, чтоб он чувствовал себя в тепле и безопасности, и замечала, как напряжение постепенно уходит из его плеч, как расслабляется его тело, а дыхание становится спокойным и ровным.
– Спасибо, что выслушала меня, – сказал он наконец деланно беспечным и бодрым голосом. – Не понимаю, что на меня накатило. Наверное, сработал коктейль твоей мамы. Наговорил тут глупостей. Я не поеду сейчас в Лондон.
– Нет? – почувствовав огромное облегчение, Джуно прижалась щекой к его холодному уху и посмотрела вдаль. Там между деревьями едва заметно виднелась крошечная церковь.
– Ни за что. Должен же я попробовать рецепты твоей знаменитой мамы, в конце концов, – хотел пошутить Джей, но вышло натянуто. Он снял руки Джуно со своих плеч, как сбрасывают пальто, в котором стало душно, быстро поднялся на ноги и надел очки.
Сидя на корточках, Джуно потирала онемевшие ноги и глядела по сторонам. Она старалась не обижаться на него. То, что он все-таки принял ее участие, значило гораздо больше.
Вдруг она заметила, что собаки исчезли.
– Господи, где же собаки?
– Черт подери!
Они бросились на поиски, и это общая цель опять их пусть призрачно, но объединила. Впрочем, долго искать не пришлось: собачья шайка Гленнов терроризировала пожилого господина и его спаниеля.
– Это ваши собаки? Безобразие! – господин залаял гораздо громче, чем его аккуратно причесанный питомец.
Забрав собак, они спускались по склону холма. Джей шел впереди, не оборачиваясь. Джуно ковыляла следом, не чуя под собой ног, оступилась и чуть не упала. Джей схватил ее за руку, чтобы поддержать. Потом его рука скользнула вниз по ее руке, и на секунду их пальцы переплелись. Затем он опять пошел вперед, не глядя на нее, не говоря ни слова.
Джуно совсем не понимала его. Она понятия не имела, с какой планеты он свалился. Она знала, с горячим замиранием сердца, только одно: он еще побудет здесь.
К тому моменту, когда они вернулись, Джуди с Трионой успели осушить кувшин с пуншем до последней капли. Наверху все так же резвились и плюхались в воде дельфины, но проклятий больше не слышалось. Джуно прошла через столовую в гостиную, а Джей задержался, любуясь сервировкой стола.
– Хорошо погуляли, котенок? – сидевшая в кресле мама выразительно подмигнула. – Вас не было целую вечность.
– Отлично, – Джуно бросила матери предупреждающий взгляд, потому что в гостиную вошел Джей. – Стол – просто блеск.
– Да, мы тут пофантазировали всласть, пока вас не было, – Джуди послала Джею воздушный поцелуй. Ее зеленое платье сползло, глубоко открыв могучую загорелую грудь, заколотые локоны окончательно высвободились и теперь окружали ее лицо седой гривой. Джей вежливо протянул ей шляпу и ветровку, но она не обратила на это внимания.
Джуно перехватила взгляд Джея и напряженно улыбнулась. Его губы шевельнулись, чтобы что-то сказать, но он не сказал ни слова – только мускул пульсировал на щеке. Джуно автоматически погладила его по руке, как успокаивают нервную собаку. Она взяла у него из рук шляпу и ветровку:
– Я отнесу. Тебе диетической колы, Джей?
– Да, конечно, – проговорил он, глядя на Триону, и прочистил горло. – Отвезти тебя обратно в Лондон после ужина?
– Зачем? Я же на своей машине, ты забыл? – беззаботно ответила Триона и обратилась к Рагу, похлопав по дивану рядом с собой. – Иди сюда и расскажи мне, как ты погулял.
– Давай я поведу твою машину, – предложил Джей, с тревогой глядя на Триону: на ее высоких скулах проступил яркий румянец от выпитого, а зеленые глаза сверкали, как изумруды.
– Послушайте, ребятки, а почему бы вам не остаться ночевать? – вмешалась Джуди. – У нас достаточно кроватей – и односпальных, и двуспальных.
– Я не могу, – быстро ответил Джей, озираясь в поисках Джуно. – Мне нужно быть в одном месте в восемь часов утра.
– Джей присматривает за Убо и Пуаро, – Джуно вошла с бокалом диетической кока-колы. – Ему обязательно нужно сегодня вернуться, ма. Да и Триона завтра с утра должна быть у себя в магазине, не так ли?
Триона и Джуди обменялись взглядами, подчеркнуто выражая свое разочарование, как подростки, которым велят вернуться домой ровно в девять вечера.
– Ну ты и зануда, – недовольно проворчала Джуди.
Джуно перехватила взгляд Джея: он благодарно кивнул. Он все еще не пришел в норму после прогулки.
– Когда папа улетает в Германию? – спросила Джуно у матери, плюхаясь на диван с бокалом красного вина.
– Его самолет в десять, кажется. Говард!
– Да, пуделек? – музыка оборвалась.
– Когда твой самолет?
– В десять, пуделек. Через минуту спущусь, – и музыка вновь зазвучала.
– Тогда пойду доделаю соус из зеленого перца, – Джуди поднялась со своего кресла. – А вы, молодежь, можете спокойно поболтать на свободе и выкурить парочку сигарет с марихуаной, пока предки не видят.
– Это шутка, – поспешно пояснила Джуно, и бросила строгий взгляд на Триону, чтоб та не вздумала, поймав Джуди на слове, воспользоваться ее предложением, но Триона уже спала, опустив стриженую белокурую голову на подлокотник дивана.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правила счастья - Уокер Фиона



С удовольствием поставлю рядом с дневником Бриджит Джонс и "Пари" Лили Брынзы.
Правила счастья - Уокер ФионаOksana
2.11.2013, 12.09





Классная книга!!! 10из10
Правила счастья - Уокер ФионаВалентина
6.05.2014, 1.42





Прекрасная книга, легко читается, оставляет очень светлое чувство, что любовь еще существует...Читаите , перечитываите- наслаждаитесь....7
Правила счастья - Уокер Фионавера0605
4.10.2014, 22.43





Замечательный роман! Незаезженный сюжет. Очень понравился!
Правила счастья - Уокер ФионаПолина
6.10.2014, 10.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100