Читать онлайн Море любви, автора - Уокер Фиона, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Море любви - Уокер Фиона бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Море любви - Уокер Фиона - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Море любви - Уокер Фиона - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уокер Фиона

Море любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

– Что ты делаешь? – Шпора смотрел на Эллен, зевая и положив подбородок на локоть согнутой руки, усыпанной веснушками. Луч утреннего солнца просвечивал сквозь его рыжие волосы. – Или это сон?
Она удивленно моргнула, неожиданно увидев перед собой совсем юного Беллинга, с копной светло-золотистых кудряшек и неотразимой улыбкой.
– Я сама все время себя спрашиваю: или это сон?
– Значит, мир перевернулся вверх ногами. – Он блаженно улыбнулся.
– Это я стою на голове.
– Почему?
– Потому что ты прав. Мир перевернулся вверх ногами, и я проверяю – может, под этим углом в нем больше смысла. – Уголки ее губ печально опустились, а со стороны казалось, что девушка улыбается.
– И как, помогает? – Шпора свесил голову с кушетки, макушкой коснувшись пола, и они смотрели
в глаза друг другу с противоположных концов комнаты.
– Нет. Я по-прежнему не хочу просыпаться – хоть всю ночь не смыкала глаз.
– Ничего удивительного. В таком положении ужасно неудобно спать. – Его брови поползли вниз. – Ты очень симпатично смотришься в этой позе.
Эллен покачивала ногами в воздухе совершенно голая, только лицо прикрывали пряди волос.
– Так где же мы находимся? Во сне или наяву? – Эллен засмеялась, почувствовав, что это звучит уже смешно.
Шпора вскочил с кушетки и бросился к ней, они рухнули на ковер.
– Что тебя мучает? Эта ночь была наша, и точка. – Он целовал ее, не останавливаясь.
– Кому же в таком случае принадлежит этот день? – Она отвела голову и пристально смотрела ему в лицо, ненавидя себя за маниакальное желание разрушить волшебные чары.
– Властителю судеб, я думаю.
– Значит, ночью мы переспали друг с другом, а днем должны забыть об этом?
– Мы не спали друг с другом. – Он снова наклонился к ней. – И даже не занимались сексом. Мы заключили брак на небесах, понимаешь?
– Понимаю. А на земле? – Она опять отвела голову.
– Я люблю тебя. – Шпора прижался губами к ее уху.
– Я тоже люблю тебя.
Они лежали, прижавшись друг к другу, и не шевелились, чтобы ненароком с небес не свалиться на землю.
– Какое странное чувство, правда? – спросил Шпора. – Никогда не думал, что так бывает. Похоже на страх, только счастливый. У тебя тоже так?
– У меня тоже так, – ответила Эллен. Ее переполняло блаженство, но страх при этом становился только сильнее.
– Я никуда не отпущу тебя, – сказал он.
– Значит, мы уедем вместе? – Эллен не верила своим ушам.
– Нет. Я не могу уехать.
– Хочешь, чтобы я осталась?
– Да. Если ты останешься, то мы сумеем сохранить наш секрет.
– Вот как? И надолго?
– Навсегда.
Эллен рассмеялась, не понимая, зачем Шпора ее дразнит.
– Значит, свадьба будет немноголюдной?
– Мы никогда не сможем пожениться на земле.
– О чем ты говоришь?
– Это только в сказке: «Они поженились, жили долго и счастливо и умерли в один день».
– По-моему, как раз наоборот – в сказке я вернулась в море и обратилась в пену морскую. – Странное отупение напало на Эллен, и она никак не могла понять, что значат его слова.
Он молчал.
– Шпора, ты должен объяснить мне в доступной форме, что происходит.
Она почувствовала, как напряглась его шея, потом он глубоко вздохнул.
– Давай не будем сейчас говорить об этом. Это выше моих сил.
Раздался стук в дверь.
– Ваш завтрак, мистер и миссис Гарднер.
Шпора спрятался за портьеру, Эллен накинула халат.
Официант внес тяжело нагруженный поднос, сервировал завтрак и удалился.


Выйдя из ворот своего волшебного сада свежим солнечным утром, Фили сладко потянулась под старой липой. Она прекрасно себя чувствовала – оригами удалось на славу, пусть даже к категории фантастических его причислить нельзя. И теперь она решила купить чего-нибудь вкусненького и позавтракать в Гусином Доме, вместе с дочерью и подругой, за приятными разговорами о первой любви и не только о первой.
Когда она вошла в магазин, пенсионеры уже окружили Глэд Тайдинг. То, что Фили услышала, заставило ее позабыть о теплых булочках и свежевыжатом соке. Она быстро вышла из магазина и решительно направилась к ферме.
Дверь ей открыл лично Эли. Его встревожило появление Фили.
– Я же наказал тебе строго-настрого никогда не приходить сюда, – прошипел он, оглянувшись, и попытался закрыть дверь.
– Это срочно.
– Ты могла бы позвонить.
– Глэд Тайдинг рассказывает всем последние новости.
– Какие еще новости?
– Кто будет твоим зятем.
– Думаю, ты что-нибудь недопоняла.
– Я все поняла. То, что ты творишь, просто в голове не укладывается.
– В таком случае и не пытайся укладывать, а ступай домой. Я не собираюсь обсуждать свои личные дела с тобой.
– Неужели это лицо, – Фили коснулась его бороды, – когда-то принесло мне столько радости! – Фили повернулась и пошла прочь.
Постучав в двери Гусиного Дома и не получив ответа, гостья несколько раз крикнула, потом заглянула в окно. Ее приветствовала радостным лаем физиономия с белыми клоунскими пятнами вокруг глаз.
– Ах ты, бедное создание! А девчонки все еще валяются в постелях?
Оглядевшись внимательнее, Фили заметила, что джипа под навесом нет.
Она бросилась к себе и позвонила на мобильный дочери:
– Где ты?
– В Верхнем Спринглоуде, – радостно ответила та. – У Рори.
– А где Эллен?
– Не знаю. Она, наверное, забыла про меня вчера вечером.



***



– Боже мой! Дилли! – Эллен вскочила с кровати, и кусочки клубники сползли у нее с живота. – Мы бросили ее на произвол судьбы!
Шпора смотрел на нее, не понимая.
– Ну как же, Дилли! – пыталась вразумить его Эллен. – У нее вчера вечером было свидание с твоим кузеном! А потом мы должны были за ней заехать.
– Не переживай, с ней все в порядке. – Шпора снова положил Эллен на постель.
– А Сноркел! – Девушка опять вскочила. – Она дома одна!
– С ней тоже все в порядке. – Шпора опять уложил Эллен.
– Мы должны ехать… Перестань… Мы должны… Остановись… Мы… О ради бога, не останавливайся! – простонала Эллен.
Несколько раз звонил телефон, но они не обращали на него никакого внимания. Наконец Эллен сняла трубку.
– Это администратор, – сказал она Шпоре после короткого разговора. – Пора освобождать номер. Он заказан с двенадцати часов.


Шпора курил на улице, а Эллен задержалась у кассы. В тот момент, когда они покинули номер, его настроение резко изменилось – он стал задумчив, даже мрачен. Почувствовав, что Эллен смотрит на него, он оглянулся, и лицо его озарилось доверчивой и радостной улыбкой. Девушка улыбнулась в ответ. «Как же я люблю его, – в очередной раз удивилась она. – Я люблю его и могу простить ему все на свете». Эллен забрала свою кредитную карту и направилась к выходу, но ее остановил умоляющий взгляд Шпоры. Ей стало ясно: он просит не выходить и остаться незамеченной. Она остановилась, пытаясь сохранить непринужденный вид и краем глаза разглядеть, с кем он разговаривает. Рядом со Шпорой стояла маленькая толстая женщина с шарфом на голове. Когда та повернулась в профиль, Эллен узнала жену Эли Гейтса, с ее поросячьим носом и красными щеками. У Шпоры, напротив, лицо было цвета пепла, вены на шее вздулись.
Почему он не хочет, чтобы Фелисити Гейтс видела их вместе, недоумевала девушка. По выражению возбужденного, восхищенного лица Фелисити можно было подумать, что она влюблена в Шпору не меньше ее. Эллен даже фыркнула от смеха.
– Так что давайте побыстрее поедем, – донесся до нее оживленный голос миссис Гейтс. – А то лилии завянут в машине. Как вам повезло, что я приехала сюда за цветами. Я завезу вас домой по дороге. Как же вы могли забыть, что сегодня леди Беллинг устраивает ланч? Невероятно. Ну поехали, поехали.
Как только Фелисити отошла, Шпора с дикими глазами кинулся к Эллен.
– Прости, я должен срочно уехать. – Он сжал ее руки. – Прости. Я потом тебе все объясню.
– Куда уехать?
– Потом объясню. Честное слово, я тебе все объясню.
– Неужели прямо сейчас?
– Я тебя люблю! – Он поцеловал перстень на ее пальце и выскочил из отеля.
Эллен ехала мимо озера, в котором плавали два лебедя. Лебеди хранят верность друг другу всю жизнь, подумала она, не переставая твердить: «Я люблю его. Я люблю его. Я люблю его». Как там сказал Шпора? Любовь – это страх, только счастливый.
Машина подъехала к дому Рори. Дилли, облокотясь о забор и зевая, смотрела, как тот объезжает молодого жеребца. На ней были шорты Эллен и рубашка Рори, а волосы упрятаны под бейсболку. Дилли повернулась, помахала ей и приставила ладонь к горлу, как бы перепиливая его.
Как только Эллен вышла из машины, Дилли набросилась на нее:
– Что с вами случилось? Вы попали в аварию? Мы звонили вам на мобильный, но он не отвечал. А где Шпора? Господи, что это на вас?
Эллен пришлось купить в отеле за кругленькую сумму золотистую рубашку-поло и шорты: появиться средь бела дня в шифоновом платье или в купальном халате, украденном из отеля, она не рискнула.
– Мама ужасно рассердилась на вас. Просто озверела, – продолжала Дилли. – Она мне звонила, когда не нашла нас в Гусином Доме. Но это было уже давно.
– Прости меня. У тебя все в порядке? Рори позаботился о тебе?
Дилли кивнула, посмотрев на него.
– Это самый лучший вечер в моей жизни! Мы проболтали в «Плуге» всю ночь, в четыре утра Рори сделал мне банановый сэндвич, мы смотрели, как восходит солнце, потом я помогала убирать конюшни и еще… Еще мы столько целовались! Он говорит, что я совершенно особенная!
– И он совершенно прав! – Эллен обняла ее.
– Мы не делали этого, – шепнула Дилли ей на ухо. – Рори считает, что я не должна спешить расстаться с девственностью. Он говорит, что мы все сделаем, когда наступит срок. – Девушка посмотрела на Рори с исступленным восторгом и взяла Эллен за руку. – Вы были абсолютно правы, когда сказали, что если в самих отношениях есть волшебство, то все равно, куда пойти!


Фили, действительно, озверела. Сначала она рассердилась на себя за то, что из корыстных побуждений, чтобы иметь возможность привести любовника на всю ночь, легкомысленно отпустила дочь на свидание, а потом обратила всю силу своего гнева против Эллен.
Уставшая и измученная, та стала легкой добычей и даже не пыталась сопротивляться.
– Мам! Было так здорово! Рори устроил в «Плуге» волшебный грот, он играл на скрипке, а булька танцевал, а потом…
– Хватит, Дилли, дорогая. Ступай, прими ванну. Мне нужно поговорить с Эллен.
– Но мама… – начала было девушка, но, увидев выражение лица матери, осеклась и вышла из комнаты.
Зеленые горящие глаза обожгли Эллен.
– Как ты посмела бросить мою дочь наедине с Рори Мидвинтером на всю ночь?
Эллен опустила голову.
– Это безответственно с моей стороны. И совершенно непростительно, я понимаю. Мне жаль, что так вышло. Но Фили, дорогая, по крайней мере, все закончилось хорошо.
– Хорошо? Хорошо? – Она передразнила сомерсетский акцент Эллен. – Ты забываешь, что Дилли маленькая девочка!
– Фили, ей семнадцать лет, – мягко напомнила Эллен, недооценив силу гнева подруги. – Я в семнадцать лет, прихватив рюкзак, с другом колесила по Европе. Мои родители были счастливы, если получали от меня хоть одну открытку в месяц.
– Это потому, что ты шлюха! – рявкнула Фили.
Эллен отшатнулась.
– В семнадцать лет, – бушевала Фили, – у меня была уже полуторагодовалая дочь, потому что я была наивна и по уши влюбилась в первого же мужчину, который обращался со мной, как со взрослой, и с готовностью отдалась ему. Я доверяла тебе, а ты меня обманула самым подлым образом – и не один раз, а целых два! Ты подговаривала мою дочь, добрую, доверчивую девочку, раздвинуть ноги перед первым встречным проходимцем. Может, ты сама так и живешь, но уверяю тебя, не всем льстит репутация шлюхи, которая дает всем налево и направо!
– Остановись, – тихо сказала Эллен. Но подруга уже впала в буйство, стараясь заглушить криком чувство собственной вины.
– Сначала ты вбиваешь в голову ребенку всякие паскудные идеи насчет Шпоры – Шпоры! Затем ты все подстраиваешь так, чтобы ее трахнули в каком-то гроте! На тебя совершенно нельзя полагаться. Ты коварная, хитрая эгоистка. Настоящая злодейка. Не удивительно, что вы со Шпорой спелись! – Фили, явно удовлетворенная проведенной атакой, сделала передышку.
Эллен не чувствовала обиды, только горькое сожаление, что дружба рухнула в тот самый момент, когда она так в ней нуждалась. Как бы то ни было, но врать она не будет – Фили заслуживает откровенного признания с ее стороны.
– Я была со Шпорой этой ночью, – сказала Эллен хриплым голосом. – Мы любим друг друга.
– Ха! – Фили зажгла сигарету. – Ха!
– Я люблю его.
– Ты законченная идиотка. Как можно любить человека, которого знаешь без году неделя?
– Я знаю его всю жизнь.
– Это я знаю его всю жизнь! – надменно сказала собеседница. – А ты просто потешила свою похоть! Ты же сама говорила, что хочешь переспать с ним. И прошлой ночью тебе наконец удалось сделать это, правильно я понимаю? Не с первой попытки, заметим.
– Такого еще не было в моей жизни… Мы обо всем забыли. Прости меня, Фили. Я люблю его.
– Браво, Эллен! – горько рассмеялась Фили. – Поздравляю! Смотри только, я тебя предупредила! А что, если ты ошибаешься?!
Эллен закрыла глаза. Она все еще чувствовала Шпору – каждым сантиметром кожи, хранившим память о его поцелуях, и всем существом своим, наполнившимся неведомой ей ранее жизнью. Ошибка исключена. Она ничего не путает. Это любовь.
– Он раздавит тебя и убьет. – Фили вздохнула сделанным равнодушием. – Впрочем, ты еще и не этого заслуживаешь после всего, что натворила с Дилли.
– Да я и так была раздавлена! Ни жива, ни мертва. – Эллен, не открывая глаз, пыталась передать свое ощущение подруге. – И никто не видел этого. Только Шпора сразу почувствовал. И влил в меня жизнь!
– Только, ради бога, без подробностей. Я знать не хочу, чем ты там занималась в кустах всю ночь.
Эллен открыла глаза.
– У меня такое чувство, словно я тринадцать лет провела на дне моря, под толщей воды, и только сейчас всплыла на поверхность!
Сигарета погасла, Фили швырнула ее на пол и стряхнула пепел с платья. Мерзкая улыбка появилась у нее на лице – наступил момент для смертельного удара.
– В таком случае немного жаль, что он женится на другой, правда?
Эллен застыла. Как понимать эту нелепую шутку?
Фили произнесла медленно и отчетливо, словно обращаясь к слабоумной:
– Вот почему Шпора вернулся в отчий дом. Он собирается жениться.
Эллен молчала и тупо трясла головой.
– А мне нравится этот старинный обычай династических браков! – Наконец-то гнев Фили насытился местью. – В нем есть что-то волнующее, даже возбуждающее! Честолюбивые родители заключают маккиавелиевский союз, не спрашивая детей. Так и представляешь себе несчастных голубков, которых оторвали от своих возлюбленных, и сковали друг с другом, чтобы они вели жизнь богатую и блестящую, но лишенную любви! И вот проходят месяцы, может быть, годы, может быть, вся жизнь – и они наконец понимают, что любят друг друга! Прекрасно!
Эллен ничего не слышала. Она не могла поверить, что Шпора женится.
– Не удивительно, что он поторопился с тобой переспать. Зачем же упускать такой случай – разгоряченная Памела Андерсон сама в койку лезет! После женитьбы особо не пошалишь! Попробуй, поразвлекайся на стороне, когда у тебя в домоправительницах сама Глэдис Тайдинг! Да, Шпора будет верным мужем. Это значит, он сопьется довольно скоро, если фортуна будет к нему благосклонна. В чем дело? Тебе в ухо муха залетела?
Эллен перестала трясти головой и уставилась на Фили.
– Он, конечно, говорил, что любит тебя? Все мужчины говорят одно и то же. Но эта свадьба готовится уже давно.
Эллен испугалась, что ее сейчас стошнит.
– Кк… Кто она?
Подруга повернула к ней лицом бюст Годспелл.
– Я думаю, она больше сгодилась бы в невесты Дракуле. Ты не находишь?
– Годспелл Гейтс?
– На празднике Эли Гейтса объявят о помолвке. Этот маленький шедевр, – Фили хлопнула по гипсовой макушке головы, которая получилась как живая, если это слово применимо к лицу Годспелл, – будет центром цветочной композиции, которую малютке преподнесут в знак благодарности. Она соблаговолила объединить два влиятельных оддлоудских семейства, дав согласие выйти замуж за Джаспера Беллинга! Романтическая история в феодальном духе, не правда ли?
– Это шутка. – Эллен сжала голову руками. – Глупая шутка.
– Эли хотел купить Гусиный Дом в качестве свадебного подарка для молодых супругов, – продолжала Фили. – Он очень недоволен, что ты разрушила его планы. А теперь еще больше рассердится, когда узнает, что ты пытаешься и жениха увести прямо у него из-под носа.
– Я не верю тебе. Шпора никогда на это не пойдет.
– Не веришь? А почему бы тебе не спросить у него самого? Где он сейчас, Эллен? Неужели он покинул тебя после ночи великой любви?
Девушка развернулась и побежала по саду.


Эллен проникла в особняк через террасу – французские, доходившие до пола, окна были открыты.
В поисках Шпоры она заглядывала подряд во все комнаты. В столовой большой стол с одного конца был накрыт на шестерых, а на другом его конце лежала куча рекламных проспектов всевозможных компаний, предоставляющих услуги по проведению свадеб и банкетов.
Эллен охнула и сильно ущипнула себя. «Проснись же, наконец, проснись», – приговаривала она, перебегая из одной комнаты в другую.
В бильярдной Шпоры не оказалось. Гостиная в викторианском стиле, где проходил аукцион, выглядела пустынной без разномастных стульев.
Эллен вернулась в узкий внутренний коридор и на противоположном его конце услышала голоса.
– Я этого не допущу! – прорычал знакомый баритон леди Белль. – Я позову отца!
– Позови хоть отряд кавалерии! – В голосе Шпоры было не меньше ярости.
Эллен пошла на звук голосов и обнаружила мать и сына на кухне, возле огромного стола, уставленного различными пирогами, пирожками и салатами в упаковках. Не замечая ее, они продолжали ругаться.
– Через десять минут Гейтсы придут на ланч. Что я должна им сказать?
– Скажи им, что все отменяется. Я отказываюсь.
Эллен облегченно прижала руки к горлу, и из него вылетел какой-то писк.
– Что она здесь делает? – возопила леди Белль.
Шпора дрожащими руками провел по волосам и обернулся, лицо у него было совершенно белое.
– Я только что узнала, – Эллен с трудом ворочала языком. – Весь город говорит, что ты женишься на Годслелл Гейтс.
Шпора бросился через всю кухню и обнял ее, но не успел сказать ни слова, его опередила мать:
– Весь город ничего не может говорить! В городе никто ничего не знает! Мы приняли все меры, чтобы Глэдис ничего не пронюхала. Сегодня ей специально дали выходной, чтобы она не присутствовала во время ланча. Ей сказали только то, что на своем ежегодном празднике Эли объявит о помолвке Годспелл, больше ничего.
– Значит, это правда? – Девушка не сводила глаз со Шпоры.
Он отвернулся и потер лоб побелевшими костяшками пальцев.
– Я хотел тебе сказать, но не смог. Видит бог, я хотел, но у меня не хватило сил.
– Ей-то какое дело, объясните мне? – потребовала леди Белль.
– Так это правда, Шпора? – повторила Эллен.
– Это все мама придумала. – Он втянул щеки.
– Мой сын, – изрекла леди Белль, – действительно этим летом вступит в брак с очаровательной местной девушкой из достойного семейства. Очень жаль, что вас уже не будет в городе и вы не сможете присутствовать на церемонии. Вы ведь очень скоро уезжаете, не так ли?
Эллен с недоверием посмотрела на нее.
– Неужели Годспелл согласна? – Она перевела взгляд на Шпору. Тот кивнул.
– Они будут прекрасной парой, – леди Белль произнесла это очень громко, хотя и без особого убеждения. – Вам, мисс Джемисон, конечно, не дано понять наших обычаев и правил. Вы, наверное, не имеете представления о том, что у человека есть обязанности перед семьей, что он обязан выполнять свой сыновний долг. Именно это Джаспер и намерен сделать.
Эллен переводила взгляд с матери на сына.
– Но это же средневековье какое-то! Это абсурд! Это самая дикая вещь, которая…
– Как вы смеете врываться в наш дом без приглашения и судить нас? – взорвалась леди Белль.
– Нет! – Шпора обернулся к матери. – Она права! Это действительно средневековье.
Лицо леди Белль налилось кровью:
– Неужели ты будешь прислушиваться к мнению какой-то бродяжки, с которой ты…
– Заткнись, мама! – выпалил Шпора. – Я люблю ее.
– Ты смешон, – парировала леди Белль.
– Я – люблю – ее, – повторил сын, делая ударение на каждом слове.
– Очень хорошо. – Леди Белль высоко подняла голову, развернув складки всех своих подбородков и отказываясь признать поражение. – Допустим, тебе кажется, что ты любишь эту… особу. – Она брезгливо покосилась на Эллен. – Но это не имеет и не может иметь никакого отношения к твоему сыновнему долгу.
– Ты ошибаешься. Это имеет самое прямое отношение.
– Объяснись. – Мать топнула носком туфли.
– Когда ты предложила мне это, мама, я считал, что не заслуживаю счастья, что счастье для меня невозможно, – Шпора говорил быстро и негромко. – Я подумал, что мне предоставляется шанс искупить свою вину перед тобой и папой. Я принес вам столько неприятностей, а вы, несмотря ни на что, не лишили меня наследства. Из-за меня рухнула папина карьера, я выставил нашу семью на посмешище, чуть не разорил вас, из-за меня ты стала алкоголичкой, и, может быть, этим объясняется твоя нынешняя…
– Мы сейчас говорим не обо мне, – оборвала его мать, смущенно посмотрев на большую бутылку джина, которая торчала из-за тостера.
– Так вот, в тот момент мне было все равно, что будет с моей жизнью. Если она вам нужна – возьмите ее, так я рассуждал. Я блудный сын, это моя профессия.
– Ты хороший сын, – с нажимом сказала леди Белль. – Ты преданный сын.
– В молодости мне было наплевать на чувство долга, фамильную честь и ответственность перед семьей. – Шпора обернулся к Эллен. – Я считал это пережитками прошлого. В этих драконовских школах тебе вечно твердят, кто ты такой и какую фамилию носишь, словно личность человека не имеет никакого значения по сравнению с его происхождением и родословной. Это миссия, видите ли, – даже в наше время. От имения ни черта не осталось, земли нету, управлять больше нечем, но быть Константином – высокое призвание.
– Ты же Беллинг, – пробормотала Эллен.
– Наш род – род Константинов! – гордо заявила хозяйка. – Константины владеют Оддлоудским поместьем уже триста лет.
Шпора устало посмотрел на мать.
– Прости меня, мама, но я никогда ничего этого не хотел – ни фамильной истории, ни этого дома, ни этого образа жизни. Я вернулся в этот дом, чтобы спасти его, потому что не знал, какой еще смысл можно придать моей жизни и… твоей смерти.
– Моей чему? – Она вытаращила глаза.
Сын отвел взгляд.
– Не стоит скрывать правду, мама. Я все знаю.
– Что именно?
Эллен подумала, что леди Белль прекрасная актриса. Вид у нее был совершенно обескураженный.
Шпора подошел к матери.
– У меня в руках случайно оказалось письмо. Я перечитывал его раз сто и выучил наизусть. «С большим прискорбием сообщаю Вам, что медицина бессильна в данном случае, учитывая, что процесс находится в последний стадии. Мы сделаем все возможное для облегчения страданий, но боюсь, летальный исход предрешен, и скрывать это от Вас было бы верхом непрофессионализма с моей стороны». Почему ты ничего не сказала нам с папой?
Леди Белль моргала, чтобы скрыть слезы, и пыталась удержать сдавленное рыдание.
– Это письмо от твоего врача? – спросил Шпора. – Конец был оторван.
Леди Белль прижала пальцы с перстнями к зубам и кивнула, ее полные слез глаза метались, не находя себе места. Она страдала из-за того, что ее секрет раскрыт. У Эллен сердце разрывалось от жалости к обоим – и к матери, и к сыну.
– Там почему-то советуют обратиться к Хилари Блэку. Это, кажется, известный ветеринар из Слринглоуда?
– В таком положении человек хватается за соломинку. На него была моя последняя надежда.
– Доктора ничего не могут сделать?
– Похоже, нет.
Леди Беллинг сделала шаг назад и, словно ища поддержки у своих лабрадоров, погладила их по теплой мягкой шерсти, а потом прижалась лицом к седой морде старшей собаки и что-то прошептала. Эллен послышалось что-то вроде «прости меня».
– «Уповаю на то, что оставшиеся месяцы принесут в ваши сердца радость и примирение, которые хоть немного облегчат неизбежную боль расставания». Так заканчивалось это письмо, – сказал Шпора. – Я постарался внести свою лепту, чтобы радость и примирение стали возможны. Ты очень хотела, чтобы я женился на Годспелл, и я дал свое согласие.
– Твое согласие так много значит для меня. – Мать прижалась губами к крутому лбу собаки, потом прокашлялась, и голос ее зазвучал почти обыкновенно: – Это мое предсмертное желание.
– И ты от него не откажешься, даже если оно сделает меня несчастным на всю жизнь? – мягко спросил сын.
Леди Белль сощурила глаза и, распрямившись, метнула серебристую молнию в Эллен.
– Я не допущу, чтобы эта… тварь вмешивалась в нашу жизнь.
– Она уже вмешалась! – рассмеялся Шпора. – Если бы не Эллен, я бы не согласился на этот брак. В тот роковой вечер, она была рядом – сидела за столиком неподалеку, и с нее капало, словно она только что вышла из моря. – Он покачал головой при этом воспоминании, словно заново удивляясь. – Я все время наблюдал за ней, пока вы с Эли талдычили про великие союзы и семейные узы. Эллен не замечала, что я смотрю на нее. Мне хотелось выпрыгнуть из собственной шкуры и очутиться рядом. А вас оставить делить мою шкуру, как вам будет угодно. Ведь больше ничего ни вам, ни Годспелл от меня не надо. Душа-то моя вам только помеха, правда?
Эллен припомнила тот мучительный ужин с Ллойдом. Она и не подозревала, что Шпора за ней наблюдает. Ей казалось, что он даже не узнал ее. Вспомнила его спор с матерью и то, как побледнела леди Белль, когда Шпора отказался подчиниться ее воле. Если бы Эллен знала тогда, о чем они спорят, то она устроила бы дебош и перевернула все столики в «Утиной протоке». И еще какое-то воспоминание, связанное с тем вечером, зашевелилось в потемках ее смятенного сознания, но девушка уже не смогла его ухватить.
– Ты не представляешь себе, мама, в тот вечер я готов был плюнуть на все и навсегда уехать подальше от вашего Оддлоуда, от вашей жизни, от ваших желаний. Я прочел это письмо, и земля ушла у меня из-под ног. Затем согласился на этот дикий брак, потому что был пьян, измучен и на моих глазах девушка, которую я люблю, кокетничала с другим.
– Не будь дураком! – прорычала леди Белль.
– Это правда. – Шпоря стоял перед Эллен и смотрел на нее в упор. – Я люблю тебя с той самой минуты, когда ты вместо туалета вломилась в наш шкаф с серебром. Я всю жизнь искал тебя, и, когда потерял надежду и уже решил, что тебя на самом деле не существует, как не существует Бога и Деда Мороза, ты – вот она, передо мной. Потом я долго не мог поверить, что ты тоже любишь меня.
– Я тоже люблю тебя с самой первой минуты, – призналась Эллен.
Они не обращали внимания на возмущенное рычание леди Белль. Как во сне, Шпора бессознательно обнял Эллен и прижал к себе. Он гладил ей волосы и смотрел ей в глаза.
– Расстаться с тобой – хуже, чем умереть. А рядом с тобой я согласен даже умереть, хоть сию секунду.
Эллен схватилась за его руку, чтобы не упасть.
– Не надо умирать. Я хочу жить с тобой долго-долго. Я только начала жить.
– Я не хочу и не буду потакать этому детскому бреду! – прогремела хозяйка. – Ты женишься на дочери Гейтса, Джаспер, и хватит об этом. Эта тварь уедет из города и никогда не вернется. А умирать, вы забыли, буду я.
– Нет. Я не могу этого сделать.
– Но ты обещал мне, Джаспер! Константины никогда не нарушают своих обещаний. Ты помнишь девиз нашего рода?
– «Нарушить клятву – потерять честь», – без выражения произнес Шпора, и руки его опустились.
– Только трус и слабак не держит своего слова! Только слабак не исполняет перед смертью матери, которая всегда ему верила, ее последнего желания. Только слабак ищет в жизни одних удовольствий и следует эгоистичным порывам, зная, что кости предков не обретут из-за него покоя. Если ты нарушишь свое обещание, Джаспер, ты разрушишь нашу семью. Ты докажешь, что остался таким же жалким слабаком, каким был всю жизнь!
– Я не слабак!
– Докажи это! – Она подошла к нему и прошипела в самое ухо: – Соверши хоть раз в жизни благородный поступок и дай твоей матери умереть спокойно.
– Не заставляй меня.
– Ты. Дал. Мне. Слово.
– Тогда я был готов умереть.
– А теперь я готовлюсь умереть!
Они смотрели друг на друга, такие похожие и непохожие: из одинаковых черт получились два разных лица.
– Я люблю Эллен, – сказал Шпора.
– Значит, меня ты не любишь?
– Ты моя мать. Конечно, я люблю тебя. Но Эллен я тоже люблю и не хочу ее потерять.
– Хорошо. – Рот леди Белль исказился ненавистью. – Если эта девица будет благоразумна, мы что-нибудь придумаем. Урегулируем вопрос. Это, конечно, не лучший выход, но времени у нас мало, а ты, я вижу, ослеплен, как лунатик, и ничего не соображаешь. Когда Эли придет, поговорим с ним о том, чтобы снять этой девице жилье на какое-то время. Где-нибудь подальше, в стороне от любопытных глаз. Его племянник поможет что-нибудь подыскать.
– Только вот «девица» не согласна. – Эллен задыхалась. – «Девица» не собирается оставаться здесь и смотреть, как заключается этот безобразный брак без любви.
– Да какая там любовь! – огрызнулась леди Белль. – Любовь там и не ночевала, и слава богу! Я никогда не любила отца Шпоры, и именно поэтому у нас с ним очень хороший брак.
– Мне не нужен хороший брак, – сказал сын и взял девушку за руку. – Мне нужна Эллен.
– Этот брак должен состояться, и он состоится. – Мать щелкнула каблуками. – Иначе я умру с разбитым сердцем. Видит бог, сколько грехов я тебе простила, но эту рану я унесу с собой в могилу! Если какая-то девка тебе дороже, чем я, тогда иди с ней – иди и больше не возвращайся никогда. А я умру. – Тут ее глаза загорелись, словно ей и голову пришла удачная мысль. – И моя смерть будет уже не первой на твоей совести, не так ли, Джаспер? Мы-то с тобой это знаем.
Эллен ожидала, что Шпора возмутится, но из него словно весь дух разом вышел: он сник и больше не подавал признаков жизни.
Почувствовав победу, леди Белль сжала пальцы в кулаки и вздохнула с облегчением.
– Вам следует уйти. – Она торжествующе обернулась к Эллен. – Вы должны навсегда оставить мой дом, моего сына и мой город.
Эллен с отчаянием посмотрела на Шпору, не понимая, что произошло. Его глаза потухли и не выражали ничего, кроме смертельной муки. Она с ужасом поняла, что он сдался.
– Я думаю, вы простите меня за прямоту, – злорадствовала на прощанье леди Белль. – Мне сейчас не до церемоний. Мой сын – безрассудный идиот, но я все-таки люблю его, и несколько дольше, чем вы. Вы поплачете-поплачете и скоро утешитесь. Молодые сердца легко заживают, особенно такие, которые… отдаются легко. Надеюсь, на этом ваше кратковременное знакомство с моим сыном закончено. Ступайте же, я провожу вас.
Один за другим Эллен отпускала пальцы Шпоры – словно разрывала контакты, подключавшие ее к аппарату, который поддерживал ее жизнь.
– Я запрещаю вам встречаться впредь! – заявила леди Белль, находясь в самом прекрасном расположении духа. – Категорически запрещаю.
– Да пошла ты к черту! – пробормотал Шпора. – Через неделю она уедет из Оддлоуда.
– Из твоей жизни, Джаспер, она уходит сию минуту. До ее отъезда вы больше не увидитесь.
И снова надежда Эллен на то, что Шпора взбунтуется, не оправдалась. Он кивнул головой.
– Вы что, не понимаете, что губите своего сына, заставляя его жениться ради мамы и денег? – закричала Эллен. – Вы же душу его забираете с собой в могилу. А этот проклятый дом все равно после вашей смерти заграбастает Эли и устроит здесь гостиницу или бизнес-центр.
Леди Белль пропустила мимо ушей слова о загубленной жизни сына, но упоминание о загубленном доме вызвало у нее скорбный стон. Это переполнило чашу гнева Эллен.
– Да черти в аду уже сковородку разогревают по вашу душу! А ты… – Она повернулась к Шпоре, но у нее язык не повернулся назвать его слабаком. Эллен поняла по выражению его лица, что не слабость он проявляет сейчас, а силу, на которую ни один известный ей человек не способен.
– Останься, Эллен, – сказал он, глядя в пол. – Останься, мы что-нибудь придумаем.
Но Эллен уже бежала по коридору.
– Оставайся в своей тюрьме, – бросила она ему через плечо.
– Погоди!


Изабель Беллинг набрала номер Эли Гейтса.
– Похоже, ланч отменяется, Эли. У нас возникли осложнения. Нужна твоя помощь.
– Осложнения?
– Да, эта девица. Путает нам все карты. Я услала Шпору подальше от нее, в Спринглоуд, помогать кузену. Я предупредила всех, кого надо, и тебе советую сделать то же самое. Мне кажется, нам следует действовать по резервному плану.
– Боже правый, все настолько серьезно?
– Ты себе даже не представляешь. Никогда в жизни не видела ничего подобного. – Леди Белль покачала головой. – Они называют это словом «любовь», но, по-моему, это неизученная разновидность лунатизма.
– В таком случае мы должны предупредить нотариуса и принять еще кое-какие меры.
– Но ты ведь не собираешься… – Она задохнулась.
– Нет, Изабель, я не такой кровожадный. Шестую заповедь нарушать не будем. Я все устрою.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Море любви - Уокер Фиона

Разделы:
АннотацияФиона уокер12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Море любви - Уокер Фиона



Хороший роман, интересно читать, очень понравилась героиня, просто прелесть!
Море любви - Уокер ФионаГалина
16.07.2011, 21.02





Интересныи роман, временами веселыи- можно посмеяться.Очень позитивныи - любовь побеждает...Читаите не пожалеете
Море любви - Уокер Фионавера0605
4.10.2014, 2.55





Хорошая книга
Море любви - Уокер Фионамадина
14.06.2015, 16.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100