Читать онлайн Он сказал «нет», автора - Уоддел Патриция, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Он сказал «нет» - Уоддел Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Он сказал «нет» - Уоддел Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Он сказал «нет» - Уоддел Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уоддел Патриция

Он сказал «нет»

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Кэтрин уже решила, что этот богатый событиями день закончился, но тут вдруг леди Фелисити объявила, что к ним на ужин пожалует граф Грэнби.
– Ты встретилась с ним на дороге этим утром, не так ли, дорогая? – сказала тетя Фелисити с ласковой улыбкой.
Девушка невольно вздохнула: было очевидно, что тетя рада приезду графа. После утренней прогулки Кэтрин вернулась в свою комнату в крайнем раздражении. Она чувствовала, что лорд Грэнби произвел на нее впечатление, и это очень ее смущало.
А может, граф хотел завоевать ее расположение? Нет, едва ли, ведь он не пытался ей льстить. Но почему он произвел на нее такое впечатление? Ведь в нем, кроме внешности, нет ничего привлекательного. Ах, если бы все было так просто!
Разумеется, она не испытывала чувства вины за то, что чуть не сбила его. Ее поцелуй все возместил.
– Мы с графом направлялись в одну сторону, – ответила Кэтрин. – Я возвращалась с прогулки, а он ехал в Стоунбридж. Мы проехались вместе, вот и все.
Это была наглая ложь, но Кэтрин не смела сказать, что граф вел себя далеко не так, как полагается благовоспитанному джентльмену. Интересно, как отреагировала бы тетушка, если бы узнала правду? Впрочем, не имеет значения.
К тому же это был самый обыкновенный поцелуй.
Нет, не самый обыкновенный. Сегодня ее впервые по-настоящему поцеловали, и она запомнит сегодняшнее утро на всю жизнь, даже если потом ее будут целовать миллион раз. Возможно, именно это ее и раздражало.
Хотя Кэтрин была уверена, что от мужчин следует держаться подальше, она помнила каждое мгновение этого поцелуя, помнила силу объятий Грэнби и вкус его губ. Это был порочный поцелуй. Абсолютно недопустимый. Да-да, конечно же, порочный, и, может быть, поэтому он и казался таким сладостным. Интересно, все ли женщины чувствуют себя грешницами, впервые прикасаясь губами к губам мужчины?
Она могла бы расспросить об этом давних подруг, Веронику или Сару. Они наверняка сказали бы ей правду, но Кэтрин знала, что никогда не станет их расспрашивать. То, что произошло между ней и графом, останется ее тайной.
– Лорд Грэнби – добрый друг виконта, – говорила между тем тетя Фелисити. – Дорогая, ты меня слушаешь?
– Да, конечно, – кивнула девушка. Чтобы убедить тетушку в том, что она внимательно слушает, Кэтрин тут же добавила: – Стерлинг женился на вашей племяннице Ребекке Лауэри. Мы с папой получили приглашение на свадьбу, я уверена, по вашей просьбе, но он вывихнул ногу, и мы не смогли приехать.
– Свадьба получилась замечательная, – заметила тетя. – Кстати, у них уже родился сын. У него глаза матери – такие же синие, как васильки, а друг Грэнби, маркиз Уолтем, женился в этом году. Я ничего не знаю о семье его молодой жены, но, кажется, они хорошая пара.
Кэтрин решила промолчать. Тетя ловко подвела разговор к свадьбе и замужеству, и племянница поняла, что молчание – ее единственный союзник.
– Так что же ты думаешь о Грэнби? – спросила, наконец, леди Фелисити.
Если бы она могла сказать правду! Кэтрин знала, что это невозможно. Поэтому, подумав, она уклончиво ответила:
– Он, видимо, джентльмен.
Но тетушку такой ответ не устраивал. С возмущением глядя на племянницу, она заявила:
– Лорд Грэнби действительно джентльмен, но это вовсе не означает, что он людоед. Дитя мое, ты иногда ужасно упряма.
Вот и расплата за молчание.
– У вас в голове только сводничество, – выпалила Кэтрин. – А я не желаю говорить на эту тему. Я согласна вытерпеть Лондон, но не позволю, чтобы мне навязывали лорда Грэнби или какого-нибудь другого мужчину.
– Ты говоришь о замужестве как о чуме, как о самом ужасном несчастье, – сказала леди Фелисити. – Знаешь, я действительно думаю, что некоторым женщинам лучше не выходить замуж, особенно тем, которые настолько независимы, что не видят в браке никакой пользы. Но ты совсем другая. Моя дорогая, ты молода, полна сил и, уж конечно, достаточно привлекательна для того, чтобы выйти замуж. А лорд Грэнби очень подходящая для тебя партия. Ему придется рано или поздно жениться, так как титул накладывает на человека определенные обязательства. Так почему бы не на тебе? Я знаю Грэнби и полагаю, что вы прекрасно поладите.
– Прекрасно поладим?
– Да, разумеется. Он немного легкомыслен и всегда таким был, но ведь Стерлинг с Уолтемом в конце концов остепенились... А ты ничуть не хуже тех девушек, которые завоевали их сердца.
Кэтрин вспыхнула и, не удержавшись, воскликнула:
– Тетя Фелисити, вы говорите глупости! Неужели вы действительно думаете, что мы с лордом Грэнби подходим друг другу? Это немыслимо! Конечно же, я сегодня буду с ним любезна, но не более того.
Леди Фелисити была очень неглупой женщиной. Она решила закончить беседу не потому, что уверилась в полном равнодушии Кэтрин к лорду Грэнби, а потому, что знала, когда можно проявить настойчивость, а когда следует отступить. Впрочем, она и так уже успела испортить племяннице настроение.
Вечер приближался, и Кэтрин пошла к себе, чтобы переодеться к ужину. Фелисити же вызвала миссис Гибсон, исполнявшую обязанности повара и служанки, и сказала, что следует достать самую лучшую посуду.
«Ах, если бы не этот ужасный поцелуй! – мысленно воскликнула Кэтрин, в волнении расхаживая по комнате. – Тогда за ужином я смогла бы отнестись к графу с полным безразличием».
Но Кэтрин не могла не признать, что поцелуй Грэнби вызвал у нее совершенно необыкновенные ощущения. Ей не хотелось встречаться с ним, так как они оба знали, что она сама согласилась на поцелуй.
Конечно, граф начнет вежливо улыбаться, но улыбка будет лишь скрывать его уверенность в том, что он одержал над ней верх.
Кэтрин не стало лучше, даже когда ей сообщили, что к ужину ее поведет под руку отец, а не Грэнби. «Может, сослаться на головную боль и не выйти? – подумала она. – Нет, это только усилит подозрения тети Фелисити». В конце концов, Кэтрин поняла, что у нее нет выхода и ей придется мило улыбаться гостю и любезничать с ним.
Она позвонила своей камеристке. Агнес, как и миссис Гибсон, выполняла сразу несколько обязанностей, она была не только камеристкой, но и прачкой. Правда, Агнес в отличие от миссис Гибсон была очень тихой и скромной и на любой вопрос отвечала односложно.
Несколько минут спустя дверь отворилась, но на пороге появилась вовсе не Агнес, а Мэри, камеристка леди Фелисити, – тетушка, отправляясь в поездку, взяла ее с собой.
– Хозяйка направила меня к вам, – сказала Мэри. – Я могу хорошо уложить волосы и помочь во всем остальном. Хозяйка сказала, что к ужину приезжает граф, и вы хотите выглядеть наилучшим образом.
– Спасибо, – ответила Кэтрин. Тетя Фелисити, наверное, догадалась, что она совсем не собиралась прихорашиваться. – Я надену голубое платье. Оно прошлогоднее, но я уверена, лорд Грэнби прекрасно знает, что провинциалы не следят за модой.
Мэри поджала губы и покачала головой:
– Думаю, зеленое подойдет вам больше. Ваши глаза, мисс. Они очень красивые, и зеленый цвет подчеркнет это.
Кэтрин уже решила не надевать платье из зеленого атласа, потому что оно было самое нарядное. Правда, в нем нельзя было поехать на бал, но для торжественного ужина оно подходило идеально. Именно поэтому Вероника уговорила ее купить эту ткань.
Бедная Вероника. В последнем письме давняя подруга сообщала, что отношения у них с мужем совсем разладились. После венчания лорд Кертли внезапно изменился: прежде он был благовоспитанным и улыбчивым джентльменом, а теперь стал настоящим тираном, упрекавшим и унижавшим жену на каждом шагу.
Веронике не хватало твердости Кэтрин – она была совершенно бесхарактерной девушкой. Лорд Кертли очаровал ее, и она, решив, что влюбилась, вышла за него замуж. А вот Кэтрин сразу же не понравился этот лорд Кертли, но, увы, подруга не прислушивалась к ее советам и предостережениям.
Теперь Веронике приходится терпеть мужа, которому она совершенно не нужна. Зато лорд Кертли получил в свое распоряжение огромное поместье в северном Глостершире – часть приданого Вероники.
Саре, другой ее подруге, жилось не лучше. Ее муж не пропускал ни одной юбки. Лорд Данвейл был очень богат, и Сара ни в чем не нуждалась, но ей не хватало уважения со стороны мужа, не говоря уже о любви.
Недели две назад Кэтрин поехала навестить Сару в ее новом доме неподалеку от Фармкотта. Как и полагается, она отправилась туда не одна, а в сопровождении Агнес – служанка хотела заодно навестить родственников, живших в тех же местах, так что поездка оказалась для нее очень кстати. Лорд Данвейл был дома, и подруги не могли остаться вдвоем, чтобы посекретничать. Но все же Сара сумела рассказать гостье о том, как она застала мужа с горничной.
Но самое ужасное, по словам подруги – и Кэтрин с ней согласилась, – заключалось не в том, что муж ей изменил, а в том, что ей и после этого приходилось ежедневно видеть смазливую горничную. Лорд Данвейл отказался ее уволить, более того, он заявил, что Сара придает слишком большое значение этому эпизоду.
То был редкий случай, когда Кэтрин пожалела, что она не мужчина. Будь она мужчиной, заставила бы лорда Данвейла ответить за его ужасное поведение и равнодушие к страданиям жены. Но Кэтрин перед отъездом все же высказала Данвейлу все, что о нем думала. И она пригрозила ему всеми карами небесными, если он еще хоть раз посмеет обидеть жену.
А спустя несколько дней Кэтрин получила письмо. Подруга сообщала, что ее, Кэтрин, присутствие в Фармкотте более нежелательно. Разумеется, написать это Сару заставил муж.
Сара и Вероника имели полное право оставить своих ужасных мужей и вернуться к родителям. Но, увы, они не смели так поступить. А вот Кэтрин, окажись она в подобной ситуации, надавала бы мужу пощечин и немедленно уехала бы. Да, она отбросила бы глупые условности и непременно уехала бы, потому что главное для женщины – чувство собственного достоинства. Мужчины, конечно же, думали иначе, но их мнение ее не интересовало.
А тетя Фелисити считала, что она просто упрямилась. Разумеется, это не упрямство.
– Скорее чувство самосохранения, – бормотала себе под нос Кэтрин, пока Мэри зашнуровывала ей корсет (она все же уговорила девушку надеть зеленое платье).
Кэтрин пожаловалась, что корсет затянут слишком туго, но камеристка не обратила на это внимания. После корсета последовало еще одно «необходимое неудобство» – три юбки, одна другой пышнее. Дополняли туалет жемчужные серьги и ожерелье: жемчуг очень подходил к ее пышным каштановым волосам, уложенным по последней моде.
Взглянув последний раз в зеркало, Кэтрин невольно улыбнулась и вышла из комнаты.
– Вам понадобится карета? – спросил Пек своего хозяина. Солнце уже садилось, и закатные лучи заливали Уинчком чудесным розоватым светом.
– Нет, я с удовольствием проедусь верхом, – ответил Грэнби. – Скажи кучеру, пусть отдохнет и пропустит кружку-другую.
– Как прикажете. – Пек помог графу надеть серый сюртук.
То, что камердинер, отправляясь с хозяином в путешествие, не позаботился должным образом о его гардеробе, могло бы вызвать негодование, но Пек хозяйского гнева не боялся. К этому слуге, перешедшему к нему по наследству вместе с титулом, граф относился с огромным уважением.
Для посторонних Пек был Джаспером Джереми Пеквиком, хотя Грэнби не мог представить, чтобы кто-нибудь плохо знал этого добросовестного, преданного слугу. Пеку уже было за шестьдесят, и к молодому графу он питал такую же стойкую привязанность, как и к его отцу. При каждом удобном случае Пек заявлял, что мог бы и не служить, так как получил от старого хозяина солидную пенсию, но он считал своим долгом оставаться с молодым графом, пока тот не образумится и не найдет себе подходящую жену.
Ратбоун как-то заметил, что он легче уживается со своей строгой матерью, чем Грэнби с непреклонным камердинером. Графу пришлось согласиться с другом. Узнав, что хозяин ужинает с сэром Уорреном Хардвиком и его дочерью, Пек оживился и весь день надоедал Грэнби расспросами о молодой леди, он даже заметил, что из провинциальных девушек выходят прекрасные жены.
– И они очень хорошие матери, эти провинциальные красавицы, – добавил старый слуга. – К тому же у них прекрасней характер, и они не думают об украшениях и нарядах.
– Я еду ужинать, а не делать предложение, – заявил Грэнби. – Что же касается детей, то я, зная твое упрямство, могу утверждать: ты непременно доживешь до их появления. Только знай, что в ближайшем будущем это не произойдет. Мисс Хардвик мила, он она не та женщина, на которой мне в один ужасный день захотелось бы жениться. Пока же, будь добр, держи при себе свои соображения о девушках.
– Как скажете, милорд, – проворчал камердинер.
Однако граф нисколько не сомневался: старый слуга будет и в дальнейшем высказывать свое мнение и давать советы при каждом удобном случае. Пек же прекрасно знал, что молодой хозяин проигнорирует советы так же, как делал это всегда. Разумеется, граф не мог уволить Пека, не мог также заставить его уйти на покой, так что приходилось терпеть.
Грэнби дал монетку мальчику, который вывел лошадь из конюшни, сел в седло и покинул гостиницу. Солнце уже село, и на городок спускались сумерки. Он проехал по главной улице Уинчкома, потом миновал мост и выехал на дорогу, ведущую к поместью сэра Хардвика. Причем все это время граф думал о Кэтрин. Хотя они расстались совсем недавно, Грэнби с нетерпением ждал встречи. Однако он очень сомневался в том, что и девушка ждет встречи с таким же нетерпением.
Кэтрин Хардвик, конечно же, считалась здесь первой красавицей, и местные молодые люди, наверное, преследовали ее. Но Грэнби был уверен, что никто из них не добивался того, что получил он.
Граф улыбнулся, вспоминая, как мало усилий потребовалось для того, чтобы поцеловать Кэтрин. Ее согласие можно было объяснить молодостью и стремлением познать что-то новое. Вероятно, провинциальная жизнь слишком скучна...
Ее одолевало любопытство. Грэнби не сомневался в этом. Но даже после поцелуя в ее глазах светилась невинность, на лице же было написано упрямство. Судя по всему, Кэтрин старалась казаться опытной и равнодушной, но это не очень-то у нее получалось.
Сочетание невинности и упрямства странным образом привлекало Грэнби, интриговало его, но в то же время и настораживало – ему не хотелось пасть жертвой чар провинциальной красавицы. Жертвой чар?.. Он вдруг вспомнил, как ругалась Кэтрин, и снова улыбнулся. Да, наверное, именно соединение столь противоречивых черт – невинности и дерзости, любезности и храбрости – так очаровало его. «Неужели действительно очаровало?» – подумал он, внезапно нахмурившись.
И тотчас же явилась другая мысль: «А может, мне следовало отказаться от приглашения сэра Хардвика? Ведь для того чтобы купить лошадь, не надо вести переговоры за ужином...»
Но Грэнби чувствовал, что ему хочется снова увидеть Кэтрин, и он ничего не мог с собой поделать. Было очевидно – его влекло к Кэтрин Хардвик. Влекло не только потому, что она была красавица, но и потому, что Кэтрин совершенно не походила на лондонских молодых леди.
И все же граф не хотел разрушать жизнь этой девушки. Ведь он, конечно же, не имел серьезных намерений... Следовательно, не имел права ухаживать за ней. Да, он не должен был добиваться Кэтрин Хардвик. Он мог улыбаться ей, мог с ней любезничать, мог даже сорвать еще один поцелуй, но не более того.
Граф принял это решение, уже подъезжая к поместью Стоунбридж, и теперь ему следовало подумать о том, как уговорить сэра Хардвика продать Урагана.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Он сказал «нет» - Уоддел Патриция



Типичный роман этого жанра, но нет изюминки. Интересно почитать начинающим интересоваться данной литературой.
Он сказал «нет» - Уоддел ПатрицияВ.З.,64г.
25.12.2012, 13.32





Неплохой роман! Мне понравилось!
Он сказал «нет» - Уоддел ПатрицияМари
12.01.2013, 11.06





приятный роман о красивой любви об укрощении строптивой интересная история любви со счастливым концом можно прочитать и помечтать
Он сказал «нет» - Уоддел Патрициянаталия
28.09.2014, 14.56





миленько, но мне кажется, неособо раскрыты характеры героев, простенько как-то... укрощение строптивой тяжело назвать
Он сказал «нет» - Уоддел Патрицияюля
28.09.2014, 18.12





Согласна, роман для начинающих, слишком прост, нет интриги, но читать приятно.
Он сказал «нет» - Уоддел ПатрицияТаня Д
1.06.2015, 23.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100