Читать онлайн Он сказал «нет», автора - Уоддел Патриция, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Он сказал «нет» - Уоддел Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Он сказал «нет» - Уоддел Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Он сказал «нет» - Уоддел Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уоддел Патриция

Он сказал «нет»

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Сидя в своей комнате, Кэтрин безучастно смотрела в окно. Тихое тиканье фарфоровых часов минуту за минутой отмеряло время. За окном же накрапывал дождь, хотя еще час назад ярко сияло солнце.
Перемена в погоде вполне соответствовала настроению Кэтрин: еще совсем недавно она была счастлива, как никогда, и вот сейчас, как никогда, несчастна.
Кэтрин старалась не думать о Грэнби, но, конечно же, у нее ничего не получалось; она снова и снова вспоминала о том, что произошло в его спальне, и не уставала обвинять себя за чрезмерную уступчивость и легкомыслие. Если бы не ее легкомыслие, ничего бы не случилось, и ей не нужно было бы сейчас со страхом ждать появления тетушки.
Тут образ графа в очередной раз предстал перед ее мысленным взором, и она вполголоса пробормотала:
– Нет. Ты больше меня не проведешь, лорд Грэнби.
Кэтрин поднялась со стула и принялась расхаживать по комнате. Она пыталась осмыслить ситуацию, в которой оказалась, но ее постоянно преследовала одна и та же мысль – мысль о том, что Грэнби снова ее одурачил.
Внезапно раздался стук в дверь, и почти тотчас же на пороге появилась тетя Фелисити. К удивлению Кэтрин, она сказала:
– Если ты хочешь отдохнуть, прежде чем мы поговорим, я зайду позже.
– Нет-нет, заходи.
Едва лишь тетушка вошла, как в дверь снова постучали. Это была Агнес, которую Кэтрин давно уже ждала. Горничная поставила на столик поднос и стала заваривать чай. Кэтрин же тем временем пыталась собраться с мыслями.
Как только горничная удалилась, Фелисити проговорила:
– Лорд Грэнби поговорит с твоим отцом сегодня вечером, сразу после ужина.
– Поговорит с отцом?! Но зачем? Он хочет переложить всю вину на меня?
– Сейчас не время искать виноватого, – заявила леди Форбс-Хаммонд. – Сейчас надо расплачиваться за содеянное. Лорд Грэнби взял ответственность на себя. Он собирается ясно высказать свои намерения.
– Свои намерения? – Кэтрин покачала головой. – О чем ты говоришь?
– Разумеется, о свадьбе. Из подобной ситуации есть только один выход.
– Свадьба?! – в ужасе воскликнула Кэтрин. Вскочив со стула, она чуть не разлила чай. – Нет, я ни за что не выйду за него замуж! Это абсурдная затея.
Но тетя Фелисити, казалось, не слышала ее слов. Она с невозмутимым видом продолжала:
– Лорд Грэнби поговорит с твоим отцом о помолвке. Так как необходимости торопиться нет, о вашей помолвке будет должным образом объявлено. Что же касается свадьбы...
– Не будет никакой помолвки! – закричала Кэтрин. – Как тебе могла прийти в голову мысль, что я захочу выйти замуж за этого человека? Он негодяй! Обворожительный, утонченный, но негодяй! Он думает только о себе! Нет, я ни за что за него не выйду.
Леди Форбс-Хаммонд внимательно посмотрела на девушку:
– Ты хочешь сказать, что он принудил тебя к тому, что случилось сегодня?
Кэтрин медлила с ответом, и подобная нерешительность выдавала ее с головой.
– Нам нет смысла жениться, – пробормотала она наконец.
– Не болтай глупости. – Фелисити сделала резкий жест рукой, давая понять, что отметает эти детские отговорки. – Хоть ты и воспитывалась без матери, но в здравом уме тебе не откажешь. Я не знаю всего, что случилось между вами, но мне хватает ума понять: сегодняшнее происшествие не просто девичье увлечение.
Кэтрин молча подошла к окну. «Ну, как объяснить тетушке то, чего я сама не понимаю?» – спрашивала она себя. А если бы она попыталась рассказать о своих чувствах, то это еще больше укрепило бы тетю в мысли, что брак между ними – самый благоразумный выход из ситуации.
Разумеется, Кэтрин не могла отрицать, что ее охватывал вихрь чувств при каждой мысли о графе. Но испытывал ли он такие же чувства по отношению к ней? Она очень в этом сомневалась.
– Пришло время поговорить откровенно, моя дорогая, – сказала Фелисити. – Ты его любишь?
– Как я могу любить Грэнби, если ничего о нем не знаю? – с отчаянием в голосе проговорила Кэтрин. – Я признаю, что вела себя сегодня глупо. И точно так же я вела себя в тот день, когда граф пострадал при падении. Но моя глупость – это не причина, чтобы наказывать меня, заставляя выйти за него замуж. Разумеется, папа не настолько бессердечен.
– Твой отец желает тебе счастья, поверь мне. Грэнби – очень уважаемый человек. К тому же он пообещал мне, что сэр Хардвик не услышит от него ничего лишнего, только необходимые заверения в том, что этот брак принесет вам обоим лишь счастье.
– Счастье? – усмехнулась Кэтрин. – Неужели ты действительно так думаешь?
Леди Форбс-Хаммонд поджала губы.
– Лучше объясни, почему ты не желаешь выходить за него замуж. Ведь ты влюблена в этого мужчину, твое поведение свидетельствует об этом. Кроме того, я должна напомнить тебе о твоей репутации.
– Я все еще девственница, – сказала Кэтрин, отворачиваясь от окна. – Мы несколько раз поцеловались, но это не значит, что я не могу выйти замуж за более подходящего мужчину.
Фелисити тяжко вздохнула и вновь заговорила:
– Право же, Кэтрин, ты упрямишься без всяких на то оснований, поверь мне. Я прекрасно тебя знаю и потому не могу допустить мысли, что твои отношения с лордом Грэнби являются несерьезными. Если бы я не прервала вас сегодня...
– В тот момент я уже уходила из комнаты! – выпалила Кэтрин. – Больше ничего бы не произошло. Я вовремя одумалась.
– Не совсем, – возразила Фелисити. – Твой пылкий темперамент вывел тебя за грань обыкновенного флирта. Твое поведение нельзя извинить или проигнорировать.
– Я сама поговорю с графом, – сказала Кэтрин. – На самом деле он не хочет жениться на мне, я уверена в этом. Его предложение основывается на чувстве долга и обязанности – ты же понимаешь это. Ни то, ни другое не принесет мне счастья.
– Если он так тебе неприятен, то почему же ты оказалась в его комнате?
Кэтрин не хотелось объяснять, как все произошло.
– Я прекрасно знаю, что он не любит меня, – сказала она. – Я для него не более чем развлечение. Уверяю тебя, он негодяй.
Фелисити хмыкнула и потянулась к чашке с чаем. Сделав глоток, она вдруг улыбнулась и сказала:
– Позволь я открою тебе секрет о негодяях, моя дорогая. Они все делают вид, что брак – это финал, которого следует избегать. Они заявляют, что любят свою свободу, однако когда женятся, то становятся самыми преданными мужьями. Я наблюдала это не один раз и уверена, что увижу опять, как только ты обвенчаешься с негодяем Грэнби.
Кэтрин вдруг почувствовала, что у нее начинается головная боль. О Господи, у нее уже ужасно болела голова. Но что же все-таки делать? Может, рассказать обо всем отцу? Нет, отцу рассказывать нельзя, так как в этом случае ей придется признаться, что она ослушалась его и зашла в комнату графа. К тому же Кэтрин не сомневалась: если отец узнает о случившемся в спальне Грэнби, он непременно потребует, чтобы они как можно быстрее обвенчались. Следовательно, она в любом случае обречена. Правда, оставался один выход – уговорить графа покинуть Стоунбридж, не переговорив с отцом. Если он поступит так, тетя Фелисити, конечно, будет в ярости, но легче вытерпеть гнев тетушки, чем устранить катастрофические последствия такого брака. Когда же Грэнби окажется вне пределов досягаемости, можно будет успокоить отца, если потребуется.
– Граф присоединится к нам за ужином, – сказала Фелисити. – Я ожидаю, что ты будешь вести себя наилучшим образом. – Кэтрин молча кивнула, и тетя продолжала: – Видишь ли, женщина не всегда поступает правильно, слушая голос своего сердца, но в данном случае я советую тебе поступить именно так. Забудь о гордости и подумай об ожидающем тебя счастье. Я не могу представить, чтобы мужчина, который так крепко завладел твоим вниманием, оказался недостойным тебя.
– Я не люблю его, – заявила Кэтрин.
– Любовь – это не всегда то, что сразу бросается в глаза, – возразила Фелисити. – Дай себе время подумать об этом. Для одного дня было вполне достаточно опрометчивых поступков.
Как только тетя вышла, Кэтрин устремилась к маленькому письменному столику в углу комнаты и написала записку. С силой дернув за шнурок звонка, она вызвала Агнес, которая должна была взять на себя роль гонца.
– Передай эту записку слуге графа, – сказала Кэтрин. – И будь осторожна.
Агнес кивнула и побежала выполнять поручение.
Кэтрин вздохнула с облегчением и приготовилась к свиданию с лордом Грэнби. К последнему с ним свиданию, как она надеялась.
– Пек, сегодня никаких бинтов, – заявил Грэнби. – Я хочу выглядеть как нормальный человек.
Грэнби вышел из гардеробной в одних брюках, и Пек помог ему надеть рубашку. Камердинер долго молчал, наконец, проговорил:
– Видимо, вы с нетерпением ожидаете сегодняшнего вечера, милорд.
– Нетерпение не то слово. Думаю, тебе следует узнать о том, что предстоит серьезный разговор. Я собираюсь попросить руки мисс Хардвик.
Пек воспринял новость с обычным для него спокойствием, то есть так, как будто его хозяин высказал свое мнение о погоде. Тем не менее, он осведомился, почему выбор пал именно на мисс Хардвик.
– Почему мисс Хардвик? – в задумчивости переспросил Грэнби. Он вдруг вспомнил, что всего лишь неделю назад в разговоре со слугой заявил, что не хочет и слышать о браке.
Пек мог подумать, что его околдовали, и в какой-то степени он оказался бы прав. Грэнби чувствовал, что не мог держать себя в руках, когда видел эту девушку. Это значило, что они не смогли бы избежать того, что случилось сегодня. Рано или поздно это все равно бы случилось. Кроме того, брак давал ему возможность обрести желаемое – заполучить Кэтрин в свою постель. Граф изобразил улыбку и ответил:
– А почему бы и нет? Она дочь человека, получившего титул за храбрость. Она молода и красива, к тому же достаточно сильна для того, чтобы рожать детей без последствий для здоровья. Я ведь должен произвести на свет наследника, разве нет?
Пек молча кивнул, но на его лице было написано, что он хочет узнать настоящую причину.
Настоящая же причина заключалась в том, что Кэтрин оказалась солнечным светом, радостью и всем тем, чем Грэнби хотел бы наслаждаться в жизни.
– Видишь ли, с тех пор как я ее встретил, мне не было скучно, – признался Грэнби. – За исключением тех дней, которые я провел в одиночестве, сидя в этой комнате. Этого достаточно?
Камердинер по-прежнему молчал. Но что означало его молчание? Он одобрил выбор? Граф хотел уже спросить об этом, но тут раздался осторожный стук в дверь. Слуга тотчас же открыл, послышался шепот, а затем дверь закрылась, и Пек вручил хозяину записку. Грэнби даже не потребовалось срывать печать, чтобы догадаться: его будущая невеста уже пытается отказаться от помолвки.
Что ж, это не имело значения. Грэнби был абсолютно уверен, что сможет подчинить себе любую женщину, если ему этого очень захочется. Он еще ни разу не потерпел поражения, и мисс Кэтрин Хардвик, какой бы она упрямой ни была, не сумеет устоять перед ним.
И все же граф решил, что сначала следует встретиться с Кэтрин, а потом с ее отцом. Ему казалось, что так он сможет быстрее добиться своего.
Через десять минут Грэнби вошел в маленькую комнатку на втором этаже. Зеленый диван с круглой спинкой и длинной бахромой стоял напротив камина. Рядом находились два кресла и низенький столик. То есть комната производила довольно приятное впечатление, но трудно было представить что-либо более неприятное, чем взгляд, которым одарила графа Кэтрин.
Грэнби изобразил улыбку и спросил:
– Ты хотела поговорить со мной? Пристально глядя на него, Кэтрин проговорила:
– Тетя Фелисити сказала мне, что ты чувствуешь себя обязанным поговорить с моим отцом. Уверяю тебя, в этом нет необходимости. Несмотря на то, что произошло, от тебя никто не требует, чтобы ты женился на мне.
– Мои действия свидетельствуют об обратном, – ответил Грэнби.
– А если бы тетя не застала нас, то ты бы почувствовал себя обязанным пойти к моему отцу? Думаю, нет.
– Сейчас бесполезно предполагать, что бы я сделал, а что нет. Твоя тетя действительно застала нас вместе, и я действительно намереваюсь поговорить о своих намерениях с сэром Хардвиком. У меня есть понятия о чести.
– Но я же не скомпрометирована, – сказала Кэтрин.
– И все же наши отношения нельзя назвать платоническими, – возразил граф.
Кэтрин почувствовала, что краснеет. Она прекрасно поняла, что именно имел в виду Грэнби. Будь он проклят за то, что не поступил как негодяй и не удрал отсюда, как только ему представилась такая возможность.
– Дело не в том, что случилось, – проговорила Кэтрин, – а в том, что случится, если мы поженимся.
– Так что же случится? – осведомился граф.
– Катастрофа! – выпалила Кэтрин. – Ведь мы оба не хотим вступать в брак. Зачем притворяться? Только потому, что так принято? Потому что все девушки должны выйти замуж и родить детей? Потому что графу нужен наследник и, следовательно, жена? Причины такие же смехотворные, как и сама мысль о том, что мы – ты и я – сумеем жить вместе.
Слова Кэтрин нисколько не обидели Грэнби. Примерно такой реакции он ожидал. Более того, именно такая Кэтрин ему нравилась – страстная, импульсивная, волевая. Эти качества и составляли немалую долю ее привлекательности.
Что же касается его чувств к этой девушке... Пожалуй, объяснение, которое он дал Пеку, было почти верным. Кэтрин действительно была красивой и, судя по всему, могла родить прекрасного наследника. И он действительно очень скучал без нее, когда вынужден был лежать у себя в комнате.
Грэнби нисколько не жалел о своем решении жениться на Кэтрин, хотя принял это решение совершенно неожиданно. Брак был для него неизбежным финалом, так как ему следовало продолжить свой род. Но женитьба на Кэтрин сулила еще и немало удовольствий, так что подобному финалу можно было только радоваться. Видимо, ему очень повезло, когда он встретил эту девушку.
Кэтрин молча смотрела на графа. Но он тоже молчал, и это ее раздражало. Когда она писала ему записку, была уверена, что он с радостью ухватится за шанс разрешить ситуацию раз и навсегда. Но Грэнби повел себя довольно странно. Во всяком случае, такого оборота она не ожидала...
Пристально взглянув на графа, Кэтрин проговорила:
– Ты хочешь, чтобы я считала тебя благородным джентльменом, не так ли? Ты желаешь, чтобы я думала о тебе как о человеке, который принес в жертву свою драгоценную свободу ради спасения моей репутации?
Грэнби снова улыбнулся.
– Я хотел бы, чтобы ты думала обо мне как о человеке, который находит тебя невероятно желанной. – Он направился в ее сторону, и Кэтрин отступила к окну. – Дорогая, неужели это так трудно понять?
Кэтрин криво усмехнулась.
– Говоришь, невероятно желанной? Что ж, очень может быть. Но ты забываешь о главном. Я не хочу выходить замуж. И если бы даже захотела, то не за мужчину, который признался, что предпочитает браку холостяцкую жизнь. Так что твоему предложению не хватает энтузиазма.
– Я не помню, чтобы сегодня днем кому-нибудь из нас не хватало энтузиазма, – заметил Грэнби. – Мне кажется, все было совсем наоборот.
– Если бы ты действительно был настоящим джентльменом, ты не стал бы напоминать мне об этом, – Кэтрин. – Что ж, я лишний раз убедилась в том, что была права. Брак скоро станет для тебя обузой, если только ты не найдешь женщину, которая согласится терпеть твои измены. Так что тебе лучше поискать другую жену. Я не смогу быть покорной и смиренной.
– Мне не нужна покорная и смиренная жена.
– Тогда чего же ты хочешь?! – почти в отчаянии воскликнула Кэтрин. – Чтобы я умоляла тебя? Чтобы рыдала и истерично всхлипывала? Это удовлетворит твое тщеславие?
– Видимо, у нас разные намерения, – пробормотал Грэнби.
Он внимательно посмотрел на стоявшую перед ним девушку и понял, что ему будет очень нелегко уговорить ее выйти за него замуж. Кэтрин была темпераментной, соблазнительной, непостижимой. И он страстно желал, чтобы она принадлежала ему.
Граф решил поменять тактику. Ему совершенно не хотелось ссориться с Кэтрин, он с большим удовольствием поцеловал бы ее. Поэтому он в очередной раз улыбнулся и проговорил:
– Мне казалось, во всяком случае, я надеялся, что ты испытываешь ко мне симпатию. Я не прав?
– Одержимость – это не симпатия, – заявила Кэтрин. – Так же как желание – не любовь.
Грэнби пожал плечами и продолжал:
– Говоришь, любовь? Что ж, любовь в браке также не помешает.
– Не помешает? И только?
– А ты любишь меня? – спросил он неожиданно. Вопрос застал Кэтрин врасплох, и она не смогла произнести ни слова. – Вот видишь, – усмехнулся Грэнби. – Ты хочешь, чтобы я признался в глубоких чувствах к тебе, а сама их не испытываешь. – Граф решил, что пришло время обидеться. – Любовь может быть реальностью, а может и не быть. Я еще не до конца разобрался в том, что происходит, но это не значит, что у меня нет сердца. Это также не значит, что у меня нет чувств. Я желаю тебя, Кэтрин, но также знаю, что уважаю тебя как личность. И, конечно же, ты зажигаешь во мне огонь, но этого стоит ожидать, когда людей объединяет страсть.
Кэтрин не знала, что ответить. Граф говорил так, как будто мысль о женитьбе принадлежала ему, а не тете Фелисити. Но этого не могло быть. К тому же Грэнби мог бы получить любую другую женщину – почему же его выбор остановился на ней? Потому что она в какой-то степени задела его самолюбие? Тут она подумала об Урагане, но Кэтрин сразу же отбросила эту мысль – ни один мужчина не сделает предложение только для того, чтобы заполучить коня.
А может, удастся уговорить Грэнби забыть о браке, предложив взамен жеребца?
Кэтрин по-прежнему молчала, и граф вновь заговорил:
– Если хочешь знать мое мнение, то я думаю, что мы прекрасно подходим друг другу. Видишь ли, следует принять во внимание одно важное обстоятельство...
– Какое?
– Нас явно влечет друг к другу.
– Боюсь, что этого недостаточно, – возразила Кэтрин. – Почему я должна рисковать всей жизнью ради минутного удовольствия? Это было бы неразумно.
Грэнби рассмеялся.
– Оказывается, ты знаешь, как заставить мужчину усомниться в своих силах.
– Тебя – усомниться в своих силах?
– В общем, я хочу, чтобы ты оказалась в моей постели. Я чудовище, не так ли?
– Во всяком случае, это свидетельствует о том, что мне не стоит рисковать и выходить за тебя замуж.
Грэнби невольно вздохнул. Было очевидно, что уговорить Кэтрин не так-то просто.
– Скажи, но почему ты так решительно настроена против брака? У меня сложилось впечатление, что у твоих родителей были чудесные отношения.
– Так говорит мой папа, – согласилась Кэтрин. – Но я, к сожалению, не помню маму.
– Тогда вспомни Дентов, Джона и Эмму. Разве они не счастливая пара?
– Да, пожалуй.
– Почему ты решила, что замужества следует избегать во что бы то ни стало? – допытывался граф. – Ты не скажешь мне, в чем причина?
Кэтрин ненадолго задумалась. Решив, что у нее нет оснований что-либо скрывать от графа, она заговорила:
– Мои самые близкие подруги недавно вышли замуж. Обе теперь несчастны. Сара вступила в брак с так называемым джентльменом, который превратился в тирана, как только закончился их медовый месяц. Она не может и вздохнуть без того, чтобы любимый муж в чем-нибудь не упрекнул ее. К тому же он очень жестокий, причем эта черта его характера проявилась только после свадьбы. Сара описывала случай, когда ей приходилось прятаться, закрываясь на ключ, так как она боялась, что он применит к ней физическую силу. Другая моя подруга вышла замуж за очаровательного джентльмена только для того, чтобы обнаружить, что он предпочитает жене горничных.
Сарказм, звучавший в голосе Кэтрин, развеял подозрения Грэнби, что она просто упрямилась. Граф знал, что существуют такие пары. Многие из его знакомых вполне подходили под описание Кэтрин. Но к Стерлингу и Уолтему это не относилось.
– Кэтрин, я могу отвечать только за себя. Поверь, я никогда не обижал женщин. Что же касается диктаторских черт характера, то думаю, что в некоторой степени я ими обладаю, но они не настолько выражены, чтобы заставить мою жену страдать.
Кэтрин чувствовала, что ей очень хочется поверить графу. Она готова была уступить, и это ужасно пугало ее. Собравшись с духом, она заявила:
– И все же у нас ничего не выйдет. Потому что мы не любим друг друга.
– Тогда выбирай: либо брак, либо скандал, – заявил Грэнби. – Как ты думаешь, что выберет твой отец?
– Не смей меня запугивать! – закричала Кэтрин. – Ты не заставишь меня пойти к алтарю!
– Я не принуждаю тебя.
Она бросила на него яростный взгляд.
– Но ты все расскажешь отцу, и он сделает это за тебя, не так ли?
– Я не хочу говорить твоему отцу ничего, что может поставить тебя в неловкое положение. Но я очень хочу, чтобы ты стала моей женой.
Кэтрин в очередной раз убедилась, что Грэнби на редкость упрям. Но она знала, что должна скоро появиться в гостиной, поэтому решительно заявила:
– В дальнейшем обсуждении нет смысла. Я не могу принять твое предложение.
– Я смогу заставить тебя передумать. Кэтрин не выдержала и снова перешла на крик:
– Я не выйду за тебя замуж! И никакие уговоры не смогут изменить моего решения!
Грэнби с невозмутимым видом пожал плечами:
– Возможно, ты все-таки изменишь свое решение. Какое-то время они молча смотрели друг на друга.
И тут Кэтрин вдруг почувствовала, что ей хочется принять предложение графа. Ох, она совсем запуталась... И ничего бы не случилось, если бы она не зашла сегодня к нему в комнату!
– Я вижу, что мы зашли в тупик, – проговорил, наконец, Грэнби. Он подошел к Кэтрин вплотную и заявил: – Или ты соглашаешься обручиться со мной, или я буду вынужден скомпрометировать тебя. Выбирай.
– Ты не посмеешь!
Кэтрин могла бы завизжать, но она не сомневалась: к тому времени, когда кто-нибудь добежит до комнаты, Грэнби сделает так, что все подумают, что она кричала от удовольствия, а не от страха. Если бы это происходило впервые, ей бы удалось отговориться, но во второй раз не удастся.
– Уверяю тебя, посмею, – возразил Грэнби. Он протянул руку и дотронулся до ее щеки. – Прямо здесь и сейчас.
– Я не боюсь тебя, – сказала Кэтрин, призывая на помощь всю свою храбрость.
– Напрасно. Я могу быть очень опасным, когда чего-нибудь очень захочу.
Граф осторожно провел кончиком пальца по ее губам, и Кэтрин в ужасе вздрогнула. Она почувствовала себя глупой мышью, оказавшейся в когтях огромного и хитрого кота. Собравшись с духом, девушка взглянула прямо в глаза графа. Он смотрел на нее с усмешкой, и эта его усмешка окончательно убедила ее в том, что он не шутит. Если у нее и были сомнения по поводу серьезности его намерений, то теперь она уже нисколько не сомневалась: этот человек ни перед чем не остановится.
Кэтрин хотела оттолкнуть графа и выбежать из комнаты, но в то же время ей хотелось, чтобы он поцеловал ее. Она совершенно не понимала, что с ней происходит, но ей казалось, что она твердо знает одно: граф желал ее, но в его чувствах не было глубины, не было того, в чем она нуждалась. Страсть – да. Вернее, вожделение. Но, увы, Грэнби никогда не сможет ее полюбить, никогда не отдаст ей свое сердце.
Она рискнула бы всем, если бы согласилась выйти за него замуж. И вполне могло так случиться, что она оказалась бы в ловушке – так же, как Сара и Вероника. В этом случае ей пришлось бы всю жизнь провести с человеком, который не любит ее.
Грэнби склонился к Кэтрин, чтобы поцеловать ее, но она отвернулась.
– Я отдам тебе Урагана, – проговорила она неожиданно.
– Кого?..
– Урагана. Ты ведь хочешь этого, не так ли? Ты приехал в Стоунбридж, чтобы купить лошадей для своих конюшен. А когда увидел жеребца, то решил, что должен непременно его купить. Так вот, цена Урагана – моя свобода и твое обещание покинуть дом, не поговорив с моим отцом.
Граф в изумлении уставился на девушку; ему казалось, он ослышался.
– Ты что же, решила подкупить меня?..
– Называй это как хочешь, – бросила Кэтрин. Воспользовавшись замешательством графа, она отошла от него подальше. – Ты получишь Урагана, если положишь конец этому... издевательству.
Тут Грэнби почувствовал, что его изумление сменяется гневом. Ему казалось, что его еще ни разу в жизни так не оскорбляли. И впервые в жизни ему захотелось применить физическую силу к женщине. Но он тотчас же понял, что должен, во что бы то ни стало, держать себя в руках.
Криво усмехнувшись, граф направился к Кэтрин, но она тут же попятилась к двери. Грэнби видел, что девушка вот-вот выбежит из комнаты, поэтому остановился. Пристально глядя ей в глаза, он проговорил:
– Значит, ты предлагаешь мне жеребца? Впервые мою честь измеряют подобным образом. Скажи точно, сколько стоит твоя свобода? А если я захочу больше, чем одного коня? Может, ты уговоришь отца отдать мне еще и трех породистых кобыл? Я обратил внимание на чалую лошадку. Если подобрать подходящего жеребца, она произведет на свет прекрасное потомство. А впрочем... – Грэнби, казалось, о чем-то задумался. – А почему, собственно, я обязательно должен выбирать? Женившись на тебе, я получу и тебя, и Урагана, не так ли?
Кэтрин не знала, что ответить. Подобная мысль не приходила ей в голову, так как она предполагала, что Грэнби с радостью ухватится за возможность уклониться от брака. Но оказалось, что она ошиблась. Было очевидно, что граф действительно намерен жениться на ней и отказываться от своего намерения не собирается.
Девушка молчала, и Грэнби вновь заговорил:
– Скоро мы должны спуститься вниз. Я бы очень хотел продолжить наш разговор, но тебе нужно переодеться.
– Но ты не ответил на мое предложение. Я предложила тебе Урагана...
– Мой ответ – нет, – перебил граф.
Тут он шагнул к Кэтрин, привлек ее к себе и поцеловал. И Кэтрин даже не попыталась воспротивиться; едва лишь губы их соприкоснулись, как она почувствовала, что именно этого и хотела – хотела, чтобы Грэнби обнял ее и поцеловал.
Когда же Грэнби прервал поцелуй и отстранился, он уже знал, что добился своего – заставил Кэтрин подчиниться ему. Мысленно улыбнувшись, граф решил, что теперь пришло время напомнить девушке: когда он станет ее мужем, он потребует к себе уважения. Строго взглянув на Кэтрин, Грэнби чуть приподнял ее подбородок и, глядя ей в глаза, проговорил:
– А если ты опять поставишь под сомнение мою честь, то очень об этом пожалеешь.
– Как ты можешь говорить о чести? – пробормотала Кэтрин. – Ведь ты хочешь насильно заставить меня выйти за тебя замуж. Уверяю тебя, ты ничего не получишь, кроме непослушной жены.
– А я уверяю тебя, что получу гораздо больше. – Граф улыбнулся и, не сказав больше ни слова, вышел из комнаты.
Кэтрин тяжко вздохнула и пробормотала:
– Напрасно я сказала ему про жеребца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Он сказал «нет» - Уоддел Патриция



Типичный роман этого жанра, но нет изюминки. Интересно почитать начинающим интересоваться данной литературой.
Он сказал «нет» - Уоддел ПатрицияВ.З.,64г.
25.12.2012, 13.32





Неплохой роман! Мне понравилось!
Он сказал «нет» - Уоддел ПатрицияМари
12.01.2013, 11.06





приятный роман о красивой любви об укрощении строптивой интересная история любви со счастливым концом можно прочитать и помечтать
Он сказал «нет» - Уоддел Патрициянаталия
28.09.2014, 14.56





миленько, но мне кажется, неособо раскрыты характеры героев, простенько как-то... укрощение строптивой тяжело назвать
Он сказал «нет» - Уоддел Патрицияюля
28.09.2014, 18.12





Согласна, роман для начинающих, слишком прост, нет интриги, но читать приятно.
Он сказал «нет» - Уоддел ПатрицияТаня Д
1.06.2015, 23.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100