Читать онлайн Изысканная свадьба, автора - Уоддел Патриция, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Изысканная свадьба - Уоддел Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Изысканная свадьба - Уоддел Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Изысканная свадьба - Уоддел Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уоддел Патриция

Изысканная свадьба

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Молодожены покидали Нью-Йорк солнечным зимним утром. Снег таял под первыми теплыми лучами солнца. С деревьев капало, колеса экипажа разбрызгивали лужи на Пятой авеню. Реджине хотелось появиться в Мерриам-Фоллс во всем блеске. Она долго и тщательно выбирала подходящий туалет и остановилась на голубом шерстяном дорожном костюме, отделанном черным бархатом. Поверх костюма на ней был длинный жакет такого же цвета с турнюром, широкими манжетами и пуговицами из оникса. Маленькая шляпка, украшенная голубым пером, завершала туалет. Зонтик с ручкой из эбенового дерева был отделан черным испанским кружевом.
Они стояли на платформе Центрального вокзала, ожидая, когда их проводят к персональному вагону. Внезапно Реджину охватило непонятное волнение. Все утро она боролась с чувством неуверенности, которое ощутила, как только открыла глаза. Она ехала домой. Но теперь в Мерриам-Фоллс возвращается замужняя дама, и от нее ждут соответствующего поведения. Для друзей и соседей она уже никогда не будет молодой хозяйкой пансиона. Теперь она миссис Джонатан Паркер, жена самого влиятельного бизнесмена в городе.
Реджина понимала, чего от нее ждут: забыть об увлечении суфражизмом и заняться другими делами, более подходящими для женщины в ее положении. Без сомнения, к ней явится с визитом жена преподобного Хейса и предложит возглавить благотворительный комитет. И ей придется играть роль хозяйки дома, когда Джонатан пригласит на ужин владельца городского банка. Постепенно угаснут восторги и ожидания медового месяца, и у них с Джонатаном начнется рутинная жизнь. Появятся дети, если она уже не в положении, и что дальше? Чем больше раздумывала Реджина над повседневными обязанностями замужней женщины, тем чаще у нее возникали сомнения. Ее не устраивает, что муж не питает к ней любви, только страсть, и долго скрывать свое разочарование ей вряд ли удастся. Поглощенная своими мыслями, Реджина даже не замечала восхищенных взглядов мужчин.
Зато их заметил Джонатан. Но собственник по натуре, он не был ревнивым. Напротив, испытывал гордость, что рядом с ним настоящая леди. С каждым днем он все больше убеждался в правильности своего выбора. Его жена была волевой женщиной, но это ему даже нравилось. А какое наслаждение она доставляла ему в постели! С каждым днем он хотел ее все больше и больше.
Единственное, в чем сомневался Джонатан, – это в своей способности защитить жену, пока убийца двух женщин в Мерриам-Фоллс не окажется за решеткой. Ему вовсе не хотелось держать жену под замком. Но он подозревал, что именно так и придется поступить, чтобы она не совала свой прелестный носик куда не следует.
Он намеревался продолжить участие в расследовании убийств, как только они вернутся в Мерриам-Фоллс. А пока убийца на свободе, Джонатан, насколько это возможно, постарается не оставлять Реджину одну. Разумеется, это будет нелегко – дела отнимают уйму времени. К тому же спор, начатый ими в библиотеке, может возобновиться в любой момент. Причина всегда найдется. Жена снова вспомнит о своей независимости, а он не сможет под предлогом медового месяца запретить ей выйти из дома и отправиться навстречу опасности.
Бисби, конечно, будет за ней присматривать. Но Реджина при желании сумеет обвести его вокруг пальца. Она очень умна и ужасно упряма и может подвергнуть суровому испытанию его терпение.
Они сели в вагон. Джонатан позаботился о том, чтобы жена расположилась со всеми возможными удобствами, после чего принялся за газеты. Он просматривал статьи, касающиеся бизнеса, но мысли его были заняты женой. Не стоило говорить ей, что он хочет побыстрее возвратиться в Мерриам-Фоллс. О том, что он не доверяет Фаулеру, который, по его мнению, практически ничего не делает для раскрытия преступлений, Джонатан не обмолвился ни словом. Полицейский не имел опыта в подобного рода делах, а преступником мог оказаться любой житель городка, даже его близкий знакомый, поэтому особой активности он и не проявлял. Допросы не дали никаких результатов. Оба убийства связывало лишь то, что произошли они в короткий промежуток времени, и обе жертвы были сторонницами женского движения за право голоса.
Джонатан подумал, не нанять ли ему для расследования сыщика из агентства Пинкертона, но Мерриам-Фоллс для этого слишком маленький город. Незнакомого человека здесь сразу заметят, как только он начнет свою деятельность. Джонатан был уверен, что убийца – житель города, а значит, нанимать частного сыщика не имеет смысла, это только заставит убийцу быть более осторожным.
Джонатану очень не хотелось признавать, что самый лучший способ поймать убийцу – заманить его в ловушку. И самая лучшая приманка для него – Реджина. От этой мысли кровь стыла у него в жилах. Он, конечно, не собирался использовать жену в качестве приманки. Наоборот, всячески старался уберечь ее от опасности.
Но пока убийца не пойман, опасность не исчезнет. Она нависла над ними и мешает жить. А Джонатану хотелось спокойной, нормальной жизни. Именно по этой причине он и решил жениться и завести детей.
При мысли о детях он посмотрел на жену. Она читала томик стихов. Джонатан оценивающе посмотрел на маленькую шляпку, кокетливо сидевшую у нее на макушке. Густые каштановые кудри были уложены в модную прическу и спускались на плечи. Глаза Джонатана скользнули с ее милого личика на тонкую талию. Быть может, Реджина уже в положении?
Реджина почувствовала на себе взгляд Джонатана, и сердце у нее замерло. Как и обычно, когда он на нее смотрел. Некоторое время они молчали. Реджина почувствовала, как вспыхнули ее щеки. Муж улыбался ей своей неотразимой улыбкой.
– Как ты себя чувствуешь? – с лукавой улыбкой спросил он.
– Прекрасно. Почему ты спрашиваешь?
– Так просто, – ответил он. – Я подумал, не беременна ли ты.
Реджина захлопнула книжку.
– Мы никогда не говорили о детях.
– Не говорили, но это само собой подразумевается, когда люди женаты, – сказал Джонатан. – А тебе разве не хочется детей?
– Ничего такого я не сказала, – возразила Реджина. – Но мы ведь женаты всего несколько недель. Я еще не забыла, что ты хитростью заставил меня выйти за тебя замуж, – добавила она, вздернув подбородок. Она помолчала, ожидая от Джонатана извинений за то, что он использовал сложившиеся обстоятельства. Но Джонатан ни слова не сказал, лишь снова улыбнулся своей чарующей улыбкой. Реджина отвернулась к окну, сделав вид, будто разглядывает мелькающий за окном пейзаж. Мысль ее лихорадочно работала. Наконец она снова посмотрела на Джонатана. – Честно говоря, не знаю, хочу ли я сейчас иметь детей. Со временем, возможно.
– Это время может наступить гораздо раньше, чем ты ожидаешь, – заявил Джонатан, скрывая свое разочарование. – Ты разве забыла, чем мы занимались последние недели?
– Не забыла, – с вызовом сказала Реджина. – Временами, Джонатан, ты просто испытываешь мое терпение.
– Почему же? – Джонатан насмешливо вскинул бровь.
– Хорошо, – сказала Реджина, откладывая книгу. – Давай поговорим о детях.
– Пожалуйста, – откликнулся Джонатан, разведя руки, как бы показывая, что готов выслушать любое ее мнение.
– Я хочу иметь детей, – заявила Реджина, облизнув губы. – Но в данных обстоятельствах с этим лучше повременить.
– Какие обстоятельства ты имеешь в виду?
Реджина возмущенно взглянула на него.
– Ты прекрасно знаешь какие, Джонатан, – вспыхнула Реджина. – Не прикидывайся скромным и сдержанным. Я хорошо вас знаю, сэр. Может быть, тебе и удалось заставить меня выйти за тебя замуж, но не рассчитывай на окончательную победу. Я не собираюсь всю жизнь плясать под твою дудку.
У нее была причина сердиться на мужа. На сей раз она сердилась на себя. Она позволила Джонатану использовать ее страстную натуру против нее самой и попала в ловушку. Другой на его месте раскаялся бы, хотя бы приличия ради. Но только не Джонатан. Он слишком занят собой. И если она еще не в положении, он сделает все, чтобы исправить это упущение.
Реджину привела в волнение вовсе не мысль о том, что ребенок будет от Джонатана. Ее огорчало, что он будет зачат в страсти, а не в любви.
Джонатан задумчиво смотрел на жену, не зная, как объяснить ей свое внезапное желание иметь ребенка. На мгновение ему показалось, что он знает ответ. Но потом он вспомнил, как впервые встретился с мисс Ван Бурен, намереваясь найти себе послушную жену. И вот что из этого получилось. Теперь Джонатан хотел, чтобы именно эта женщина стала матерью его детей. Что заставило его изменить свои взгляды? Почему Реджина заняла такое важное место в его жизни? Она не была послушной невестой, но стала послушной женой. Несмотря на разные взгляды, они стали страстными любовниками. И все-таки Реджина что-то скрывала от него. Он чувствовал это с самого начала и твердо решил узнать, что именно мешает ей полностью принадлежать ему.
Тщательно подбирая слова, он сказал:
– Нас с тобой связывают супружеские узы. Если хочешь поспорить со мной, найди другую тему.
– Я не собираюсь спорить с тобой, – возразила Реджина. – Но разговор будет серьезный – о нашем совместном будущем.
– И что же с ним, нашим будущим? – спросил Джонатан, гадая, не собирается ли Реджина отказаться от клятвы, которую они дали друг другу у алтаря. О разводе и речи быть не могло, как и об аннулировании брака. Если она собирается вернуться в свой пансион, то эту мысль он искоренит немедленно. Она – его жена и обязана жить вместе с ним.
Реджина снова взглянула в окно, потом – на мужа. Она всегда гордилась своей честностью и прямотой. И эти качества были нужны ей сейчас, как никогда прежде.
– Мы с тобой женаты, – начала она и умолкла. Но через несколько секунд продолжила: – И хотя в наших отношениях есть то, что доставляет удовольствие нам обоим, нашему браку не хватает главного.
Джонатан продолжал смотреть на нее. Его серебристо-серые глаза не выражали никаких чувств. Господи, как ей хотелось знать, о чем он сейчас думает. Тогда было бы легче разговаривать с ним. Реджина знала, что ему не понравится то, что она скажет, но остановиться уже не могла. И высказала все, что накопилось у нее на душе.
– Мы с тобой делим ложе, Джонатан, и только. А брак предполагает не только это.
– Конечно, – улыбнулся Джонатан. Он выглядел совершенно неотразимо. – Никогда еще ни одна женщина не носила моего имени и не жила под моей крышей.
– В том-то и дело, – сказала Реджина. – Ты впустил меня в свою жизнь, но ровно настолько, насколько это нравится тебе. Мы с тобой говорим о политике, но я не знаю твоего истинного отношения к женскому движению или другим, важным для меня вещам. Ты – мастер отвечать на вопросы, не говоря ничего по существу. Ты говоришь, что сочувствуешь женщинам, борющимся за свои права, и в то же время запрещаешь мне участвовать в их акциях. Одной рукой даешь мне свободу, другой – отнимаешь ее у меня. – Реджина перевела дух и продолжила: – Ты рисовал меня обнаженной у окна, но до этого никогда не говорил о том, что пишешь картины, пока тебе это не понадобилось. Мы спим в одной постели, Джонатан, но все еще чужие. Я ничего о тебе не знаю. Не знаю, каковы твои чувства ко мне, разумеется, не считая желания. Теперь ты хочешь, чтобы я стала матерью, потому что решил обзавестись детьми. А как насчет того, что могло бы доставить удовольствие мне?
Джонатан понимал гнев Реджины. Он вспомнил, как перекинул ее через плечо и понес в свой дом на глазах у всех. Но ведь на то была причина. Он должен был доставить ее в безопасное место. Он пытался соблазнить ее еще до свадьбы. Она справедливо обвиняет его в излишней самоуверенности. Но Джонатан чувствовал, что сердится она из-за чего-то более важного, чем щекотливое положение, в которое он ее поставил.
Напомнив себе, что его жена – романтичная особа, Джонатан тщательно обдумал ответ. Если Реджина хочет, чтобы он питал к ней не только страсть, а чувства более глубокие, то должна что-то сделать для этого. Как человек деловой, он решил использовать свои преимущества. Пусть Реджина не думает, будто взяла над ним верх. Он заботится о ней, испытывает к ней нежность и страсть. Но не любовь. А именно любви хочет Реджина. Теперь он это понял. Несмотря на свои современные взгляды и стремление к независимости.
Ситуация сложная. И все-таки Джонатану хотелось думать, что Реджина любит его. Это объяснило бы ее постоянное раздражение и придало бы новый смысл его жизни. Если она его любит, он может успокоиться, зная, что он – самое важное в ее жизни. Ее увлечение суфражизмом вызывало в нем ревность, но он не подавал виду.
– У меня нет от тебя секретов, – сказал он. – Если иногда я и кажусь странным или слишком сухим, то исключительно потому, что привык жить один. Так же как ты. Я никогда не был женат и должен привыкнуть к новой жизни. Так что прошу тебя, наберись терпения.
Логика у него железная, с досадой подумала Реджина. Но ей не нужна логика. Ей нужны чувства. Уж лучше бы он отчитал ее или отругал. Но упрекнуть его в бестактности у нее не было причины.
– Почему ты прячешь свои картины в мансарде?
Джонатан пожал плечами.
– Деловому человеку не пристало баловаться кистями и красками. Инвесторы и без того не верят в мои финансовые возможности.
– Ты скрываешь от них свое увлечение?
– Пожалуй, да. Они ходят на выставки, поскольку это принято, им совершенно наплевать на искусство, если только оно не приносит им хорошего дохода.
Реджина почему-то не поверила ему. Были еще какие-то причины, в которых Джонатан не хотел признаться ни ей, ни себе. Так же как не хотел рассказывать о своей семье, когда она его попросила. Он делился с ней некоторыми чувствами и мыслями, но никогда не раскрывал свое сердце полностью.
Он сказал, что у него нет секретов, но Реджина с каждым днем все больше убеждалась в том, что это далеко не так.
– Я думал, мы поговорим о детях, – напомнил ей Джонатан. – Тебя расстраивает мысль о том, что ты можешь оказаться в положении?
– Мы женаты меньше месяца, – спокойно ответила Реджина. – Еще успеем обзавестись детьми.
– Возможно, ты права, – сказал Джонатан, – но хочу тебя предупредить, что предохраняться я не собираюсь. И тебе не советую. На все Божья воля.
В его голосе не было угрозы, но говорил он весьма решительно. Реджина поняла, что глупо продолжать этот разговор, и снова открыла книгу. Через некоторое время она взглянула на мужа и увидела, что он углубился в газеты.
Поезд остановился у вокзала в Мерриам-Фоллс. Реджина выглянула в окно и увидела на перроне миссис Чалмерс и Ричарда Фергюсона. С чувством облегчения она ждала, пока Джонатан откроет дверь и поможет ей выйти из вагона. Какое счастье вернуться домой, подумала Реджина, полной грудью вдохнув свежий воздух. Последние часы в вагоне прошли в гнетущем молчании, не сулившем ей ничего доброго. Если она не беременна сейчас, то не сможет ничего сделать, чтобы предотвратить это в будущем. Джонатан полон решимости завести детей как можно скорее.
Обручальное кольцо казалось тяжелым, словно оковы. Она заставила себя улыбнуться, но как только Люси раскрыла ей объятия, улыбка стала по-настоящему радостной, и Реджина бросилась на шею подруге.
– Как хорошо дома!
– Хорошо, когда есть свой дом, – со слезами на глазах произнесла Люси. – Мне так не хватало тебя, – призналась она, отодвинула Реджину на расстояние вытянутой руки и внимательно осмотрела. – Выглядишь прекрасно. Сразу видно, что мистер Паркер хорошо заботился о тебе.
Реджина молча улыбнулась.
Джонатан пожал руку Ричарду и подошел к Реджине.
– Надеюсь, все в порядке.
– Лучше не бывает, – ответил Ричард. – Добро пожаловать домой.
– Спасибо, – ответил Джонатан, обнимая Реджину за талию и привлекая к себе. – Отвезем женщин домой?
Люси и Ричард последовали в кабриолете за экипажем Джонатана, который ждал его у вокзала. Реджину не удивило, что дверь большого дома на Уитли-стрит открыл Бисби. Дворецкий обладал даром оказываться в нужном месте в нужное время. Конечно, ему пришлось поторопиться, но выражение лица у него было невозмутимое. Он взял у Реджины пальто и сказал:
– Я велел подать чай. Миссис Чалмерс подождет вас в гостиной.
– Спасибо, – поблагодарила его Реджина. Она поняла, что ей дали возможность побыть некоторое время одной, прежде чем она присоединится к гостям. Она теперь хозяйка дома, жена самого влиятельного жителя города, должна вести себя соответственно своему положению в обществе.
Реджина взглянула на мужа. Он снял перчатки, бросил их на столик в прихожей и улыбнулся ей, как бы успокаивая. Потом сообщил Бисби, что будет в кабинете с мистером Фергюсоном, пока дамы пьют чай в гостиной.
Реджина хотела подняться наверх, когда Джонатан взял ее за руку, привлек к себе, чмокнул в губы и шепнул, чтобы она не приглашала миссис Чалмерс и мистера Фергюсона к ужину.
– Мы ведь молодожены, – напомнил он ей с лукавым блеском в глазах. – У тебя будет достаточно времени для разговоров с Люси. Она ведь живет через дорогу.
Горячее чувство вспыхнуло в душе у Реджины, когда она смотрела вслед мужу, направившемуся в кабинет. На мгновение ей захотелось окликнуть его и признаться, что она действительно любит его. И если он откроет ей свою душу и ответит взаимностью, то она готова нарожать ему кучу детей. Но этот порыв быстро прошел. Реджина поняла, что едва не попала в другую ловушку. Истинные намерения мужа были ей совершенно понятны. Он не делал из них тайны. Ему хотелось иметь страстную жену и детей. Жену он получил без любви, почему бы не получить еще и детей?
Избегая взгляда Бисби, Реджина поднялась наверх. Она понятия не имела, где ее спальня, да это ее и не волновало. Ей просто нужно было некоторое время побыть одной. К счастью, у двери стояла горничная в ожидании указаний хозяйки.
Изобразив на лице улыбку, Реджина вошла в отведенные ей апартаменты. Второй этаж дома она видела только в тот вечер, когда подглядывала в телескоп за Джонатаном, и потом, когда он нес ее по лестнице, перекинув через плечо, как мешок с картошкой. Она не представляла, как расположены комнаты, и огляделась с любопытством.
Как она и ожидала, комнаты были отделаны и обставлены с большим вкусом: мебель красного дерева, портьеры и покрывало на кровати из переливающегося синего шелка, в углу – секретер во французском стиле, а у противоположной стены – небольшой мягкий диван, кресло времен королевы Анны и изящный столик со стеклянной столешницей. Горничная сказала, что ее зовут Энни, и спросила, что угодно хозяйке.
Реджина поблагодарила девушку, сняла шляпку, положила на столик и попросила оставить ее одну. Когда дверь за горничной закрылась, Реджина села на край постели. Удастся ли ей убедить Люси Чалмерс в том, что она счастлива в браке? Люси знала ее лучше, чем кто-либо. Не легко будет скрыть от нее свою тайну, но иначе нельзя. У Люси хватило бы смелости сказать Джонатану, что жену надо любить.
Реджина нахмурилась. Она не собиралась ни с кем делиться своими горестями. Их отношения с мужем – ее проблема. Она оказалась в ловушке и должна выбраться из нее самостоятельно.
Реджина помнила, что в гостиной ее ждет Люси, и еще раз осмотрелась в поисках двери в ванную. В комнате было три двери. Одна вела в гардеробную и ванную, вторая – в стенной шкаф, а третья, самая красивая, резная, без сомнения, в спальню мужа.
Она миновала дверь в спальню мужа и открыла ту, которая должна была привести ее в гардеробную и ванную. Ей повезло. В ванной комнате она умылась и посмотрела на себя в зеркало. Внешне она никак не изменилась, если не считать элегантного туалета. Она была той же Реджиной, что и всего несколько недель назад. По-прежнему мечтала о том времени, когда женщина сможет самостоятельно решать свою судьбу. Изменилось только ее имя. И еще она лишилась невинности.
На самом же деле изменения были весьма значительными. Она стала миссис Джонатан Бельмонт Паркер. И уже не была той наивной девушкой, которая считала страсть чувством сладким и нежным. Теперь, после трех недель, проведенных в постели Джонатана, она знала, что страсть – это жар и пот, одно из самых сильных чувств на земле. Оно может лишить женщину способности думать. Превратить ее в добровольную рабу мужчины. И если женщина не будет осторожна, то может погибнуть.
Реджина спустилась в гостиную. Она решила не позволять физической стороне брака затмить эмоциональную его сторону. Джонатан может считать, что ему достаточно поцеловать ее, чтобы добиться своего. Но он очень ошибается, если думает, будто она забыла прошлое. Она оставила на время Мерриам-Фоллс и память о двух убийствах, но теперь она снова дома и не успокоится, пока убийца ее подруг не будет схвачен и наказан за совершенное злодеяние.
– Боже, здесь такая роскошь! – воскликнула Люси, когда Реджина появилась в гостиной.
– Не обращай внимания. Мы с тобой по-прежнему подруги, – сказала Реджина. – Я просто переехала на другую сторону улицы.
– И поднялась выше, – улыбнулась Люси. – Тебе теперь не понадобится доход от пансиона, чтобы жить на широкую ногу.
– Да, – с улыбкой согласилась Реджина. – Поэтому я и хочу, чтобы пансион стал твоим.
Эта новость потрясла Люси. Она долго смотрела на подругу, а потом расплакалась.
– Я это не заслужила, – пробормотала Люси, сморкаясь в кружевной платок. – Но спасибо тебе, – добавила она. – Большое спасибо. Пансион так долго был моим домом. Не представляю себе, как бы я могла его оставить.
– А я могу отдать его только тебе, – сказала Реджина. Она крепко обняла подругу. – Не плачь, давай пить чай. Нам о многом нужно поговорить. Нет каких-нибудь новостей об убийстве Хейзл и Элайзы? Преступника так и не нашли?
– Мне об этом ничего не известно, – призналась Люси. – Такое впечатление, будто убийца и вовсе не существует. Конечно, Эмерсоны все еще горюют. В городе все это время было тихо, как в церкви, – сказала она с улыбкой. – Конечно, все судачили о твоем замужестве. Оно было довольно-таки поспешным.
– И Дороти Рэндольф старалась, конечно, больше других, – вздохнула Реджина.
Жену бывшего управляющего фабрики в городе не любили, так же как ее мужа. Когда Джонатан заменил Стэнли Рэндольфа на Ричарда Фергюсона, все подумали, что семейство Рэндольфов покинет Мерриам-Фоллс. К несчастью, они продолжали жить на Холфорд-стрит, дожидаясь весны, по крайней мере так сказал Стэнли почтовому служащему. До тех пор Дороти Рэндольф могла безудержно распространять сплетни по всему городку.
– На самом деле Дороти считает ваш брак очень романтичным, – засмеялась Люси. – Я слышала, как она сказала миссис Стерджон, что мистер Паркер поступил очень благородно, когда взял тебя на плечи и перенес через улицу. Для одинокой женщины небезопасно держать пансион, учитывая все происшедшее.
– По крайней мере миссис Рэндольф не забыла об убийстве двух женщин, – сказала Реджина. – Не верю, что до сих пор ничего не обнаружили, никаких улик, что нет даже догадок, кто бы это мог быть.
– Фрэнк Фаулер ничего такого не говорил, – заметила Люси. – Расскажи мне про Нью-Йорк. Ты видела миссис Астор?
Реджина, догадываясь о намерении подруги избежать грустного разговора, принялась рассказывать, что ей довелось увидеть и услышать в Нью-Йорке. Уже стемнело, когда Люси попрощалась с Реджиной и в сопровождении Ричарда Фергюсона отправилась в пансион.
Джонатан все еще был в кабинете, разбирая почту, которая накопилась за время его отсутствия. Реджина не стала ему мешать. Ей хотелось принять ванну и побыть одной до ужина.
Горничная Энни ждала ее в комнатах на втором этаже.
– Какое платье прикажете выгладить, мэм? – спросила девушка, распаковывая сундук.
– Зеленое, – ответила Реджина. Ее радовало, что горничная должна будет спуститься вниз и потратить примерно час на то, чтобы погладить платье. Она уже и не помнила, когда оставалась одна целый час. Во время медового месяца Джонатан почти не отходил от нее. Сейчас ей просто необходимо было побыть одной и собраться с мыслями.
Энни кивнула, взяла платье и вышла из комнаты.
Как только дверь за ней закрылась, Реджина опустилась на диванчик. Вдруг она почувствовала себя настолько усталой, что охотно забралась бы в постель и проспала до утра.
Однако, понимая, насколько нереально ее желание, Реджина разделась и пошла принять ванну, приготовленную горничной. Она с наслаждением погрузилась в горячую воду, которая сняла усталость от длительной поездки в поезде и напряжение от бесконечных раздумий над своим будущим.
Переодевшись к ужину, Реджина спустилась вниз. Она испытывала смешанное чувство злости и смущения. Она отдавала себе отчет в том, что безнадежно влюблена в человека, который, возможно, никогда не полюбит ее.
Джонатан уже ждал ее в гостиной. Его улыбка говорила о том, что ему нравится и зеленое шелковое платье, и сама Реджина. Он проводил ее в малую столовую, где они уже однажды ужинали. В тот вечер Джонатан заставил ее признаться себе в том, что она страстная натура. Взгляд Реджины снова и снова обращался к картине, висящей над камином. Чувственная атмосфера турецкого гарема волновала ее. Теперь для нее не было тайной, почему лица женщин выражают такое удовлетворение. Она сама испытала физическое удовлетворение, когда мужчина ласкал ее тело от макушки до пяток. И ей было знакомо чувство удовлетворения оттого, что она, в свою очередь, тоже доставляет ему удовольствие. Не имело значения ее желание привести в соответствие физическую и эмоциональную стороны их брака. Реджина не могла отрицать, что в одном Джонатан прав. Она – страстная женщина.
И ее муж воспользовался этим, как только они удалились в свои апартаменты. Он отворил дверь, соединяющую их комнаты, и вошел в ее спальню. Реджина сидела в постели и читала. Не говоря ни слова, Джонатан откинул одеяло, подхватил жену на руки и отнес в комнату, которую она уже видела через объектив немецкого телескопа. Как только она оказалась в его постели, он снял с нее батистовую ночную рубашку и занялся с ней любовью.
У них уже были свои привычки, которые появились за время медового месяца.
На следующий день Реджина долго спала, утомленная своим ненасытным супругом, а проснувшись, обнаружила, что Джонатан уже ушел на фабрику. Приняв ванну и одевшись, Реджина спустилась вниз, где обсудила с Бисби меню ужина. Потом удалилась в малую гостиную, где могла читать, писать письма или выпить чаю с Люси. Погода испортилась, шел дождь. Это не располагало к походу по магазинам или визитам к соседям. Реджина, однако, не оставила мысли при первой же возможности узнать, как продвигается расследование убийства.
Целую неделю моросил дождь, хмурое небо висело над городом. Наконец наступило яркое солнечное утро. Реджина выглянула в окно и с тоской взглянула на сарай на другой стороне улицы. Небо ясное, не холодно. Вечером можно было бы понаблюдать за звездами.
И тут она обнаружила, что телескопа на крыше нет.
Реджина позвала дворецкого.
Бисби быстро явился, ожидая указаний.
– Где мой телескоп?
Бисби приветливо улыбнулся и сообщил, что дорогой инструмент убрали с крыши и поместили на чердаке.
– Дайте мне ключ от чердака, – попросила Реджина.
– Сожалею, мадам, но у меня его нет, – сказал Бисби. – Он у мистера Паркера вместе с другими ключами.
Не имело смысла ругать беднягу Бисби. Это Джонатан приказал держать ее телескоп под замком.
– Подайте экипаж, – холодно приказала она. – Мне нужно немедленно кое-что обсудить с моим мужем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Изысканная свадьба - Уоддел Патриция



можно почитать
Изысканная свадьба - Уоддел Патрициясофья
13.11.2014, 9.32





Мужчина моей мечты!
Изысканная свадьба - Уоддел ПатрицияЛюдмила
14.11.2014, 15.38





Немного затянуто. Героиня постоянно пережевывает про себя свои чувства, 6 баллов
Изысканная свадьба - Уоддел ПатрицияAlissa
5.02.2015, 5.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100