Читать онлайн Предсказание небес, автора - Уиздом Линда, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Предсказание небес - Уиздом Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Предсказание небес - Уиздом Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Предсказание небес - Уиздом Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уиздом Линда

Предсказание небес

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Грег молча сидел на диване, уставившись на Риту. Он не мог придумать никакого достойного ответа. Нет смысла опровергать очевидное. Пробормотав какие-то невнятные извинения, он постарался как можно скорее уйти. Как ни был он оглушен случившимся, Грег успел заметить, что Рита не стала его удерживать.
Вместо того чтобы возвратиться домой, Грег зашел в расположенный неподалеку бар, владелец которого был их с Джил старым приятелем.
Близилось время закрытия, поэтому посетителей в заведении «У Джонсона» почти не было. Здоровенный детина с огненно-рыжими с проседью волосами, подстриженными «ежиком», и парой таких ясных голубых глаз, которым мог бы позавидовать сам Пол Ньюмен, приветственно махнул Грегу из-за стойки, не переставая наполнять пивом две кружки, которые поставила перед ним официантка.
– Давненько тебя не было видно. – Пройдя вдоль стойки, бармен привычным движением смешал виски с водой и поставил бокал перед Грегом. – Где пропадал?
Прежде чем ответить, Грег отпил добрую порцию виски и подождал, пока алкоголь прогреет ему горло и желудок.
– У Джил был острый приступ аппендицита десять дней назад, и мне пришлось везти ее в больницу. С тех пор я исполняю обязанности сиделки. – Он снова отпил из бокала.
Джон Махоней, по прозвищу Танк, заметил в Греге те же перемены, что и Рита.
– От такой работы я бы не отказался. – Голос был хриплым от большого количества виски и сигар. Его широкое некрасивое лицо растянулось в улыбке.
Как только Грег допил свое виски, здоровенная ладонь сгребла бокал и снова наполнила его, на этот раз виски в нем оказалось уже больше, чем воды.
– Черт подери, Танк, она не заслужила столько неприятностей, – пожаловался Грег, не очень понимая, кого он имеет в виду: Джил или Риту.
– С бабами всегда бывают неприятности, – философски заметил здоровяк, прежде чем выкрикнуть: – Народ, третий звонок! Через десять минут бар закрывается.
Грег сидел перед стойкой, потягивая свое виски, пока Танк выполнял последние заказы.
Оркестра в баре не было, его заменял музыкальный автомат, игравший мелодии сороковых и пятидесятых годов. Не было здесь и отдельных фешенебельных кабинетов, позволявших клиентам уединяться, вместо них были простые деревянные столы и стулья. Стены, украшенные флагами разнообразных войсковых подразделений и фотографиями времен второй мировой и корейской войн, создавали строгую, истинно мужскую обстановку. Когда-то, когда старшина Махоней уволился из танковых войск, прослужив там тридцать лет, он задался целью иметь свой собственный бар. Мечта его осуществилась, заведение имело отличную репутацию, потому что там подавался превосходный ликер и не допускались драки. Никому не хотелось связываться с человеком, который полностью отвечал данной ему кличке и, если что было ему не по нраву, мог разъяриться не хуже, чем раненый медведь гризли. За последние годы Джил с Грегом стали завсегдатаями бара и подружились с его грубоватым хозяином.
Минут через двадцать Танк запер входную дверь и возвратился в бар, где Грег все еще домучивал второй бокал. Увидев его мрачное лицо, бармен покачал головой.
– Почему бы тебе просто не затащить эту бабу в постель и покончить с этим раз и навсегда? – предложил Танк, наливая себе кружку пива и залпом осушая ее.
Грег поморщился от таких грубых слов.
– Не думаю, чтобы Рите понравилось, что ее называют бабой, – осторожно возразил он.
– А кто говорит о мисс Крутая Бизнесменша? – Танк покачал головой, удивляясь непонятливости друга. – Я говорю о Джил. Это же по ней ты сохнешь уже Бог знает сколько времени, хочешь ты с этим считаться или нет. Черт возьми, да каждому, у кого есть глаза, видно, что ты только на эту бабу и смотришь, точно так же, как она на тебя. И чего вы резину тянете, не знаю. Уж это баба так баба. Не то что твои куклы.
Танк знал, о чем говорит, потому что Грег приводил к нему в бар многих своих подружек. И каждый раз после этого бармен ясно давал понять, что не самого высокого мнения о них. Он даже пошел дальше в своих предположениях:
– Могу поспорить, в кровати она – чистая бестия.
У Грега непроизвольно сжались губы при мысли о прошлых любовниках Джил. Это не ускользнуло от взгляда бармена.
– Если мы решимся на это, то расстроится наша многолетняя дружба и удачное деловое партнерство, – пробормотал Грег, в то же время вспоминая, что не раз думал о Джил, как о ком-то большем, чем доброй подруге и хорошем деловом партнере.
– Слушай, ты сам-то веришь в то, что сказал? – Танк покачал головой, поражаясь этой странной логике, которая не оставляла ни малейшей лазейки здравому смыслу. – Старик, ты же не станешь утверждать, что живешь в одном доме с такой куколкой и ни разу не думал о том, какова она в постели! Если это правда, то ты не мужик.
Грег улыбнулся такому однозначному диагнозу. Ему не хотелось признаваться самому себе в том, что порой его действительно посещали подобные эротические фантазии. Это было немудрено, особенно когда они с Джил вместе пили вечерний чай или, наоборот, завтракали, позволяя себе оставаться в домашних халатах. А сколько раз Джил появлялась у него на кухне еще непричесанная в своем знаменитом шелковом кимоно, которое едва доходило до середины бедер? А сколько раз он сам заходил к ней утром, заставая ее в одной только длинной футболке? И как только он мог держать себя в руках?
– Ты все еще встречаешься с этой дамочкой с большими…
– Нет, – поспешил ответить Грег. – Мы с Ритой сегодня расстались.
– А Джил, она до сих пор гуляет с этим сопляком с Уолл-стрит? – Танк продолжал наступать.
Грег фыркнул, потому что и сам был такого же мнения о Кэле:
– Нет.
– Так что же вам теперь-то мешает? – Здоровяк всплеснул руками. – А ну-ка, проваливай отсюда! – Оттого что глаза старого вояки улыбались, приказ прозвучал совершенно необидно. Он решительно замотал головой, когда Грег потянулся за кошельком, чтобы заплатить за виски. – Я не беру денег после закрытия заведения. Иди домой.
Возвратившись домой, Грег с удивлением обнаружил, что в спальне Джил еще горит свет. Вообще, она была ярко выраженной совой и могла до самого рассвета читать кровавые романы, кишащие всякими ужасами, чтобы на следующий день сесть за работу с совершенно оловянными глазами. Грег часто подтрунивал над ней, говоря, что она, наверное, не может уснуть из-за тех кошмаров, о которых читает на ночь. И тем не менее он не ожидал, что она так быстро оправится после операции.
Добравшись до спальни, Грег быстро разделся и повалился на кровать, чтобы немедленно уснуть. Всю ночь ему снились эротические сны, главной героиней которых была Джил.


На следующее утро, вернувшись с пробежки, Грег обнаружил на двери записку, в которой Джил напоминала ему о его обещании отвезти ее к врачу.
Ровно в десять Грег, сияя после душа, стоял на пороге ее гостиной. Через пару минут они уже сидели в его машине.
– Не понимаю, зачем мне встречаться с доктором Симмонсом, – говорила Джил, когда они подъезжали к медицинскому центру. – Я отлично себя чувствую. Это просто потеря времени.
– Ему хочется лично убедиться, что с тобой уже все в порядке, – откликнулся Грег, заезжая на стоянку.
К счастью, ожидание заняло всего минут пятнадцать, а осмотр – и того меньше. Доктор Симмонс поздравил Джил с тем, что ей удалось так быстро оправиться после операции, однако велел все-таки избегать больших нагрузок.
– И пока никаких танцев, – напомнил он.
Джил кивнула, мысленно соглашаясь, что от добра добра не ищут: хотя она и окрепла так быстро, лучше еще немного переждать.
– Похоже, ты уже очень скоро станешь нашей прежней заводной Джил, – произнес Грег, когда они возвращались на стоянку.
– Слава Богу! – Джил облегченно выдохнула. – Ой, я же совсем забыла: как твое вчерашнее свидание с Ритой? – Она тут же пожалела об этих словах, потому что Грег теперь выглядел мрачнее тучи. – Зря я, забудь об этом, – пробормотала она, глядя себе под ноги.
Грег не проронил ни слова. В голове его продолжали звучать Ритины обвинения, и он начинал все больше понимать, что они были не так уж беспочвенны.
Заметив, как испортилось настроение Грега, Джил решила, что причина – в Рите. Желая как-то взбодрить его, она улыбнулась и положила ему руку на плечо.
– Что-то не складываются у нас, старик, отношения с противоположным полом. Но не отчаивайся, я-то не брошу тебя в беде.
Грег так резко остановился, что, не держись Джил за его руку, она бы упала на асфальт.
– Сделай одолжение, занимайся своими делами, – огрызнулся он. На лице его были ясно видны признаки надвигающейся бури. – Черт возьми, Джил, имею я право на личную жизнь, или ты все время будешь влезать, когда тебя не просят? – Он рывком открыл правую дверцу и чуть ли не втолкнул Джил в машину.
Понимая, что наговорила лишнего, Джил молчала всю дорогу, но тут ее внимание привлекла витрина какого-то магазина.
– Останови машину! – скомандовала она.
– Что случилось? – Грег резко затормозил и повернул к Джил разгоряченное лицо.
– Вон в том бутике вывешен совершенно очаровательный свитерок. Ты не мог бы поставить где-нибудь машину, я хочу зайти внутрь.
Грег мысленно сосчитал до десяти.
– Ты хочешь сказать, что чуть не довела меня до инфаркта из-за какого-то паршивого свитера? – закричал он. – Я думал, что у тебя пропали какие-то ценные вещи. Ну почему тебе вместе с аппендиксом не удалили страсть к покупкам?
– Что, прости? – проговорила Джил, поворачиваясь к нему.
Грег тяжело вздохнул:
– Ладно, вон там, кажется, есть свободное место. Только обещай мне одну вещь, ладно? Не кидайся со всех ног наверстывать упущенное время. В эту машину влезет не так много покупок.
Упущенное было наверстано с лихвой. К машине Джил вернулась с двумя парами брюк, блузкой и тремя платьями. Поверх же всего красовался злосчастный свитер. Грег вслух возблагодарил небеса за то, что его кошелек не имел отношения к этим тратам.


Почти весь следующий день Джил убеждала Грега, что она уже достаточно хорошо себя чувствует, чтобы включиться в работу над новой книгой. Она буквально била копытом – за все эти дни у нее накопилось огромное количество нереализованной энергии. В конце концов она пообещала приступить к работе на следующий день.
Ровно в десять тридцать – во столько, по мнению Джил, начинался рабочий день – она возникла в дверях кабинета Грега.
– Доброе утро, – весело приветствовала она его.
Грег поднял на нее глаза и застонал при виде широченных ярко-красных тренировочных брюк, бесформенной серой футболки и черных поношенных балетных тапочек. Волосы Джил были небрежно стянуты сзади резинкой, а сама она беззаботно жевала шоколадный батончик.
– Во-первых, утро уже давно прошло. Во-вторых, как ты можешь начинать день со сладостей? – откликнулся Грег.
Передернув плечами, Джил вошла в кабинет и уселась на большой рабочий стол, рядом с бюро Грега.
– Шоколадный батончик содержит все компоненты сухого завтрака. – Она прожевала новую порцию «лесных орехов, карамели и толстого-толстого слоя шоколада». – В рекламе говорят, что он дает «мгновенный заряд энергии». Какие идеи по поводу новой книги?
Грег покачал головой:
– Абсолютно никаких. Нужна свежая струя. Ты как?
Доев свой батончик, Джил, не слезая со стола, села по-турецки. Она отряхнула руки и так ловко метнула смятую обертку в мусорную корзину, что любой баскетболист позавидовал бы ее броску.
– Конференцию на тему новой книги прошу считать открытой. – Она лучезарно улыбнулась. – Давай-ка подумаем, чем у нас займется старина Гарри на этот раз.
Грег откинулся на спинку стула и оперся ступнями о письменный стол. Джил украдкой разглядывала его ноги в голубых джинсах: они ей понравились от носков до самой талии. С каждой минутой мысли ее становились все более нескромными, и в конце концов Джил, с трудом сдержав улыбку, строго велела себе задуматься о деле.
Через час Грег был поглощен составлением цепочки из разноцветных канцелярских скрепок, а Джил накладывала на ногти яркий коралловый лак.
– Почему бы ему не попробовать баллотироваться в президенты? – глубокомысленно предложил Грег.
Джил на некоторое время задумалась, но затем покачала головой:
– Звучит неплохо, но, может, лучше прибережем это до выборов?
– А что, если отправить его в путешествие на поезде?
Джил даже не оторвалась от своего занятия:
– Мы уже делали что-то подобное два года назад.
– Он мог бы сходить в цирк. – Яркая красная скрепка была надета на зеленую, и цепочка коснулась золотистого коврового покрытия.
– Не-е. – Джил вернула кисточку в пузырек с лаком и осторожно завинтила крышку. Держа ногти перед глазами, она стала внимательно изучать их. – Пожалуй, придется записываться на маникюр. Ногти в ужасном состоянии.
– Он мог бы ограбить банк. – В глазах у Грега появились озорные искорки.
– Молодец, дорогой. Родители будут в восторге, когда мы расскажем их деткам, как организовать первоклассное ограбление.
Грег выпрямился и щелкнул пальцами, как бы подталкивая гениальную идею:
– Придумал! Он залезет на небоскреб!
Джил одарила его уничтожающим взглядом:
– Было.
Грег пожал плечами, как будто не счел аргумент достойным.
– Пожалуйста, придумай что-нибудь сама.
Джил лучезарно улыбнулась:
– Он может навестить Деда Мороза на Северном полюсе. – И она горделиво повела плечиком.
Брови Грега сошлись на переносице – он вслух начал комментировать предложение Джил:
– Он мог бы помогать Деду Морозу делать игрушки, потом – разносить подарки, его могли бы нарядить Новым Годом на празднике. Пожалуй, это пойдет. А книгу выпустим как раз к следующему Новому году.
– Конечно, пойдет. – Интонации Джил говорили, что она ни капельки не сомневается в гениальности своей идеи.
– Отлично. – Грег выдвинул один из многочисленных ящиков своего стола и, достав оттуда коробку с дискетами, вставил одну из дискет во второй дисковод; первый дисковод был занят дискетой с программой-редактором. Включив компьютер, он набрал несколько команд. – Как он доберется до Великой Снежной страны?
Джил задумчиво потерла ладонью подбородок:
– Может, Лохматый Гарри решил сам рассказать Деду Морозу, что он хочет получить в подарок на Новый год? – Она перегнулась через стол и стала рыться в одном из отделений стола. – Куда подевался шоколадный батончик, который я сюда клала?
– А ты случайно его не съела?
Грег стал печатать старым испытанным методом: двумя пальцами. Он то и дело вздыхал, надеясь, что Джил сжалится над ним и возьмет это дело на себя, но она была слишком озабочена поисками своей шоколадки и только время от времени высказывала вслух дальнейшие идеи по поводу рождающейся книги. Честно говоря, она намеренно игнорировала немую мольбу Грега. Джил отлично понимала, что если она будет уступать слишком часто, то в конце концов ей придется набирать все книги самой, а она уже столько времени проработала машинисткой в разных местах, что не собиралась снова погружаться в это нудное занятие. В результате таких же вот уловок Грега Джил в свое время пришлось самой набирать всю рукопись их первой книги. С тех пор она стала гораздо осмотрительнее.
Только часов в пять прервали они свою работу и наскоро пообедали бутербродами с куриным салатом на кухне у Джил. Кроме бутерброда, Грег съел еще яблоко, а Джил – кусок черничного пирога.
– Ну, считай, с этой книгой дело уже в шляпе, – Джил обнаружила, что гораздо интереснее смотреть на лицо Грега, чем на черничный пирог. Во время еды она продолжала разглядывать его сквозь полуопущенные ресницы.
– У меня что-то с носом? – Грег удивленно вскинул брови.
Джил прищурилась и тщательно изучила каждый миллиметр его лица.
– Ты порезался бритвой, – проговорила она наконец. Однако сама с удивлением отметила какое-то странное ощущение, которое охватило ее после того, как она так внимательно вглядывалась в его лицо. – Похоже, с тобой это частенько случается. Может, тебе нужно перейти на электробритву?
Грег стал рассматривать большой настенный календарь, висевший рядом с холодильником. Для каждого дня была предусмотрена внушительных размеров клеточка, и почти все клеточки были мелко исписаны.
– Сколько времени тебе придется пропускать занятия по танцам? – рассеянно спросил он, наблюдая, как Джил счищает с тарелок остатки еды в раковину и ставит их в посудомоечную машину.
– Шесть недель, – ответила она, вытирая руки кухонным полотенцем. Аккуратно сложив его, Джил повесила полотенце на специальную вешалку. Через какие-нибудь пару минут кухня снова сверкала чистотой. – Неприятность состоит в том, что у нас через пару месяцев концерт, и мне придется стараться изо всех сил, чтобы догнать остальных. – Она сложила остатки салата в пластиковую коробку и убрала ее в холодильник.
– Ну что ж, придется тебе пока пересыпать свои балетные пачки нафталином, чтобы с ними ничего не случилось. – В его темных глазах засветились веселые искорки.
– Ну-ну, выговорись, и тебе станет легче. Твоя-то спортивная одежда далеко не в самом лучшем состоянии. – С этими словами Джил показала ему язык.
При виде такой ребячливости Грег не мог не рассмеяться.
– Как насчет того, чтобы пойти сегодня вечером к Махонею? – предложил он.
– Сегодня ко мне должна зайти Джанин. – Джил отвернулась и не увидела, как омрачилось лицо Грега при этой новости.
– Она могла бы пойти с нами, – голос его прозвучал неискренне.
Джил обернулась и не смогла удержаться от смеха при виде мрачной физиономии Грега.
– Ох, Грег, ну не будь таким букой, – пожурила она, подойдя к нему и обнимая его за плечи. – Знаешь что… а почему бы нам не пообедать завтра в «Рыбацкой пристани»?
– Черт возьми, Джил! – взорвался Грег. – Не надо обращаться со мной, как с маленьким ребенком, которого нужно успокоить.
Джил попятилась, пораженная такой резкой вспышкой в поведении человека, который обычно и голоса-то не повышал. Вообще-то из всех знакомых Джил Грег был самым спокойным, в противовес ей самой. Однако приходилось признать, что в последнее время он стал довольно раздражительным.
– Ты так сильно переживаешь из-за нее, да? – понимающе проговорила она.
– О чем ты?
– Ты расстроен оттого, что Рита дала тебе отставку, – пояснила Джил.
– Похоже, твои мозги сильно пострадали от наркоза во время операции.
От таких злых слов глаза Джил наполнились слезами, чего с ней уже давно не случалось.
– Скажи мне, Грег, что я такого сделала, что ты так разозлился на меня? – всхлипнула она, вытирая ладонями щеки. – Я не знаю, почему ты все время огрызаешься, но знаю, что мне это совсем не нравится, – глаза ее от слез стали темно-синими.
– Джил, пощади меня, – взмолился Грег, обнимая Джил и прижимая ее к груди. – Ты же знаешь, я не могу видеть, как ты плачешь.
– А почему ты ведешь себя как какое-то сумасшедшее чудовище? – всхлипнула она, обхватив его за талию.
– Не знаю, малыш. – Он вздохнул и зарылся лицом в ее мягкие, как шелк, волосы. – В последнее время на меня так и сыплются неприятности.
– Может, и так, но ты вел себя со мной несправедливо. Я еще не до конца поправилась, и у меня от слез сразу заболел живот. – Она бессознательно прижалась к нему. – И все из-за тебя.
Грег никогда не чувствовал себя таким беспомощным, как при виде плачущей женщины. С Джил все было еще хуже, потому что она была не из тех женщин, что используют слезы в качестве аргумента. Все, что он мог, это нежно гладить Джил по спине и шептать ей на ухо ласковые слова до тех пор, пока она не успокоится.
При этом он ощущал запах свежести, исходивший от ее волос, и тонкий цветочный аромат ее духов; он чувствовал ее теплые груди, доверчиво прильнувшие к нему, ее бедра, касавшиеся его бедер. Крепко сжав зубы, он старался погасить охватившее его возбуждение.
– Ну что, Джил, все в порядке? – Ему пришлось собрать все свои силы, чтобы голос его прозвучал как обычно, однако он поспешил отстраниться от Джил, прежде чем та почувствует его возбуждение.
– Нет. – Она шмыгнула носом, освобождаясь от его рук. – У меня все лицо красное, глаза распухли и еще болит голова.
Он улыбнулся в ответ на ее жалобы, радуясь про себя, что напряжение в теле спало.
– Значит, завтра вечером у Махонея? – спросил он. Джил кивнула. – Знаешь что, давай отложим шлифовку сюжета до завтра. А сегодня ты отдохнешь – и утром будешь в форме. Конечно, если заставишь себя встать раньше полудня, – поддел он ее напоследок.
Джил изобразила на лице улыбку:
– Ты такой остроумный!
– Да, я такой, – с этими словами он неторопливо покинул кухню и ушел к себе.
Но Джил было не до смеха. Уже не первый раз она принимает его возмутительные замечания так близко к сердцу. В том, что Грег хорош собой, не могло быть никаких сомнений: его многочисленные поклонницы были тому ярким подтверждением. Джил часто говорила, что ни одна здравомыслящая женщина не захочет связывать свою жизнь с человеком, который полагает, что стулья в гостиной предназначены для хранения его спортивных принадлежностей, однако, как это ни странно, большинство подруг Грега с большой радостью расставались со своей независимостью и принимались подбирать с пола его одежду, гладить ему сорочки и убираться за него на кухне между приходами миссис Хэзевей. Кроме того, Джил заметила, что ни одна из них ни разу не пожаловалась на его не вполне удобные в быту привычки. Может быть, думала она, всему виной скрытый материнский инстинкт?
Через некоторое время ее размышления о том, почему в последнее время ее стал так сильно интересовать Грег, были прерваны приездом Джанин. В руках у подруги оказались бутылка белого вина и пакет сахарного печенья.
Когда они сидели в гостиной, потягивая вино и заедая его сладостями, Джил решилась высказать вслух некоторые свои мысли по поводу Грега.
– Я всегда знала, что вы не сможете не замечать друг друга вечно. – Джанин самодовольно ухмыльнулась. – Удивляюсь, что ваше соглашение оставаться друзьями – и только друзьями – просуществовало столько времени.
– Ха! Если ты думаешь, что я собираюсь пополнить компанию Риты, Шерил, Рени, Джинни и всех остальных, то ты глубоко заблуждаешься, – твердо заявила Джил, но, увидев опасный блеск в глазах подруги, застонала. – Нет, Джанин, давай без таинственных сигналов. Я больше не хочу слушать твои предсказания.
Джанин не обратила на нее внимания.
– Все, что ты должна делать, это быть открытой и обращать внимание на те знаки, которые тебе будут поданы, – посоветовала она, но тут же расхохоталась, потому что Джил запустила в нее бархатной подушкой. – Ты не можешь бороться с собственной судьбой, Джил.
– Я лично его не интересую, – возразила Джил. – Как только я окончательно поправлюсь, он выйдет в свет и быстренько подыщет себе кого-нибудь на место Риты. – Произнеся эти слова, она поняла, что совсем не рада такой перспективе. – И неважно, кого он выберет, потому что все его подруги – как из одного инкубатора.
Джанин удивленно подняла брови.
– Они все как на подбор высокие, худые из-за постоянных диет, но, разумеется, у них то, что нужно, – там, где надо. Они все не просто где-то работают, они делают блестящую карьеру, и они так хорошо знают правила Греговой игры, что порой думаешь, что они сами их выдумали, – пояснила Джил. – А правила очень четкие: никаких обязательств! Когда же приходит конец роману, они остаются друзьями. – Она сморщила нос. – Менеджер, модель, дизайнер – кто только не перебывал в постели Грега. Он их меняет как перчатки.
Джанин, смеясь, достала из пакета последнее печенье, разломала его пополам и протянула половинку Джил:
– Ему можно позавидовать.
– А как поживает Росс? – Джил назвала имя адвоката, с которым Джанин встречалась в последнее время.
Та только покачала головой:
– У него возникли слишком необычные идеи, когда он впервые привел меня в свою квартиру.
У Джил округлились глаза:
– Серьезно? Но он казался таким приятным, когда мы с Кэлом ужинали с вами.
– Достаточно сказать, что квартира одинокого мужчины, декорированная черной кожей под средневековые казематы, производит жутковатое впечатление.
Джил закусила верхнюю губу, не в состоянии отождествить тихого блондина в костюме в тонкую полоску с кем-то, кто в своем собственном доме предпочитает всем иным материалам черную кожу.
– Это лишний раз подтверждает мысль, что нельзя верить первому впечатлению, – задумчиво произнесла она. – Ведь по нему никак не скажешь, что он из этих.
– Я должна была заподозрить, что дело нечисто, когда он стал просить меня почаще надевать черные ботинки. – Во взгляде Джанин читалось отвращение. – К счастью, последнее время у меня столько работы, что некогда переживать по поводу отсутствия личной жизни.
Джил откинулась на кушетке и издала громкий стон.
– «Мужчины – это одна большая заноза», – продекламировала она.
– Может быть, но у них есть свои достоинства. – Джанин лукаво улыбнулась, и подруги дружно захихикали, совсем как когда-то в колледже.


Следующий день прошел спокойно: Джил встала в девять, чтобы работать с Грегом над новым сюжетом. Она даже немного задержалась, чтобы надеть бледно-зеленые льняные брюки и свитер грубой вязки в тон к ним. Заколов волосы с боков, она слегка накрасилась и с самым непринужденным видом спустилась вниз.
Грег глянул на нее из-за компьютера и вернулся было к экрану, но тут же снова поднял на нее глаза и даже присвистнул.
– Не говори, что решила покончить с теми серыми бесформенными тряпками, которые ты обычно носишь, – непроизвольно вырвалось у него.
– Я решила, что раз ты ведешь меня сегодня на обед, то нужно надеть что-нибудь посимпатичнее, – с этими словами она небрежным жестом указала на свой наряд.
Грег поднялся и с преувеличенной учтивостью пододвинул ей стул:
– Прошу вас, мадам.
– Благодарю вас, друг мой, – решила поддержать его игру Джил.
Она опустилась на краешек стула, чопорно вытянув спину. Однако в следующую секунду свела глаза на переносице, чем полностью уничтожила торжественный эффект всей сцены.
– Перестань немедленно! – Грег коснулся указательным пальцем кончика носа Джил. – В один прекрасный день ты сделаешь вот так же, а потом не сможешь вернуть свои хорошенькие глазки в нормальное положение.
– Зато тогда мне не придется выступать в роли Тилли Кук. – Джил весело рассмеялась. – Кэрлайла хватит удар. – Она откинулась на стуле, закинув ногу на ногу, при этом одной ступней тут же стала отбивать какой-то мотив. Снова Джил никак не могла настроиться в лад с Грегом. Что-то последнее время это случается все чаще. Удивительно, это происходит как раз теперь, когда ей захотелось узнать о нем побольше. Джил стала разглядывать Грега, рассеянно отмечая идеально заглаженные стрелки на его, как всегда каких-то особенных, брюках и облегающую тенниску горчичного цвета. Он выглядел просто великолепно!
– Джил!!!
– Да? – Она медленно оторвала взгляд от того места, где сквозь тонкий трикотаж нахально проглядывал сосок.
– Прочистите уши, дамочка, – заботливо посоветовал Грег. – Я три раза спросил, готовы ли вы составлять план нашего очередного бестселлера.
– Да, конечно. – Она никак не могла очнуться. – Почему бы и нет?
Грег был не вполне удовлетворен ее ответом, тем более что прекрасно знал, что Джил не очень-то любила составлять планы. Она, как правило, сразу же вгрызалась в самое сердце книги.
Они худо-бедно сделали какую-то часть работы, после чего неторопливо пообедали в «Рыбацкой пристани». Прежде чем зайти внутрь, они, как всегда, бросили монетку, чтобы определить, в какой зал ресторана они пойдут: для курящих или нет. Не то чтобы Грег решительно возражал против того, чтобы Джил курила, хотя он и не выносил, когда она делала это в их рабочем кабинете. Скорее, это была дань учтивости. Через пару часов они вернулись домой, чтобы еще немного поработать, а вечером провели несколько часов у Махонея.
Джил позабавилась, глядя на неуклюжие попытки Танка выступать в роли сводни, а Грег наблюдал за усилиями друга с глубоким отвращением. В результате в этот вечер он выпил больше виски, чем обычно. Самое ужасное заключалось в том, что он и напиться-то по-настоящему не мог, потому что в своем баре Танк не позволял пить слишком много и готов был с кулаками защищать эти правила.
– Танк, если ты так активно пытаешься соединить нас, почему ж ты сам не подцепишь кого-нибудь? – с улыбкой спросила Джил после того, как тот произнес большую тираду во славу романтики.
Танк фыркнул, не вынимая сигару изо рта:
– Ну уж нет. Это сулит слишком много неприятностей. – В этот момент его окликнули, и он отошел в другой конец бара.
– Пошли домой. – Грег положил на столик несколько купюр и подал Джил руку.
Всю дорогу он хранил мрачное молчание.
– Грег, ты же знаешь, что Танк не хотел никого обидеть, – укоряла его Джил, когда они стояли перед ее входной дверью. – Не надо было воспринимать его слова так серьезно. С моей стороны тебе ничего не угрожает, – поддела она его.
– Да, конечно, – пробормотал Грег, облокачиваясь о дверной косяк. Внезапно выпрямившись, он направил на нее взгляд своих туманно-серых глаз, из-за слабого освещения вдруг показавшихся Джил очень яркими.
– Спи крепко, – она сама удивилась, какие дурацкие слова произнесла в качестве прощания и, не удержавшись, фыркнула.
– Вот нахалка, – проворчал он, наклонившись к Джил. Притянув за плечи, Грег крепко поцеловал ее и исчез в темноте лестницы.
Джил некоторое время неподвижно стояла на пороге, пораженная тем, что губы ее пылают, а все тело бьет странная дрожь.
– Ладно, пусть нахалка, – пробормотала она, и лицо ее озарила улыбка. Определенно, в ее жизни грядут какие-то перемены!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Предсказание небес - Уиздом Линда

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Предсказание небес - Уиздом Линда



Классный роман!!!
Предсказание небес - Уиздом ЛиндаЕлена
26.02.2014, 21.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100