Читать онлайн Коварство и любовь, автора - Уиздом Линда, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коварство и любовь - Уиздом Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коварство и любовь - Уиздом Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коварство и любовь - Уиздом Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уиздом Линда

Коварство и любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

– Как ты относишься к плохим новостям среди ночи?
Лорен подняла голову от заметок, которые она незадолго перед этим сделала на месте преступления. Учитывая, что было четыре часа утра и что из-за лихорадочной ночной уборки она спала меньше двух часов, вид у нее был значительно более свежий, чем у Гейл. Та была одета в облегающую кожаную черную мини-юбку и прозрачную черную блузку с длинными рукавами на золотом чехле с люрексом. Ее косметика расплылась, и у нее был вид шлюхи, проведшей тяжелую ночь.
– Меня вызвали в час ночи, чтобы констатировать смерть. Я приехала с места преступления полчаса назад и теперь имею удовольствие начать день со вскрытия. – Лорен вытянула руки над головой, а затем бросила вниз и потрясла кистями. Она показала на кофейник. – Меня уже давно не вызывали среди ночи, я, видимо, отвыкла. Хочешь кофе? Он такой крепкий, что поднимет авианосец.
– Я бы лучше недельки четыре поспала, чем потреблять кофеин, но сейчас это, к сожалению, невозможно. – Гейл налила себе чашку кофе и села в кресло. Нагнувшись, сбросила туфли на шпильках, поморщилась, расправляя пальцы на ногах. – Удивительно, как это шлюхи не становятся инвалидами на этих пыточных устройствах, которые они называют туфлями. – Она подняла туфли и с ненавистью посмотрела на угрожающего вида каблук длиной добрых восемь сантиметров. – Хочу «Рибок»!
– Мы выросли в убеждении, что, когда надеваешь туфли, ноги выглядят сексуальнее. Шлюхи носят их, чтобы ноги казались сексуальнее. Это, конечно, мужики ведут свою мерзкую пропаганду. – Лорен снова наполнила свою чашку. – Ну так что случилось? Что за плохую новость ты хочешь мне сообщить?
– Труп пропал.
Улыбка застыла у Лорен на лице.
– Забавно. Мне послышалось, что труп пропал. Поскольку я сама констатировала смерть, то я не могу себе представить ситуацию, в которой покойник встал и ушел.
Гейл с огорченным видом повторила свое сообщение:
– Именно это я и сказала, только он не восставал из мертвых.
Лорен отхлебнула кофе в надежде, что хорошая порция кофеина поможет ее мозгам прийти в норму.
– Не обижайся, Гейл, но почему именно ты сообщаешь мне эту замечательную новость?
– Потому что этим делом занимаюсь я и потому что я подумала, что если ты захочешь устроить истерику, то лучше будет, если рядом с тобой будет женщина, а не один из этих самодовольных самцов, который сразу начнет разводить бодягу о том, что ничего иного и нельзя ожидать от женщин, испытывающих ПМС и тому подобное.
Лорен теребила прядь своих волос.
– Да, мужики бывают очень противными. Но прежде чем я начну биться в истерике по поводу пропавшего тела, хотя я знаю, что это меня должно только радовать – мне же лучше: на одно вскрытие меньше, – подскажи, куда оно могло деться?
На лице Гейл отразилось неудовольствие.
– Если бы я знала! Поль и Кирк уехали почти одновременно с тобой, и от них ни слуху ни духу. Я расспросила твоего обаятельного ассистента. Клянусь, Лорен, он напоминает мне Питера Лорра. – Говоря о служащем морга, она сморщила нос. – Но он тоже с ними не общался. Клянусь, все всегда идет наперекосяк в полнолуние.
– Да, сумасшедших оно обычно заводит, – согласилась Лорен, откидываясь в кресле. – Можешь не волноваться. Я не собираюсь устраивать припадков и вообще расстраиваться. Я слишком устала, чтобы расстраиваться из-за чего бы то ни было. – Она подавила зевок.
– Съездить за один день до Сан-Диего и обратно очень утомительно. Удивляюсь, что ты не осталась там на ночь, чтобы вернуться утром.
На мгновение Лорен бросила на нее острый взгляд, но ничто в выражении лица Гейл не выдавало иронии. По крайней мере теперь она знала, что ее легенда была подхвачена коллегамии и, по-видимому, принята. Это говорило о скорости распространения слухов.
– Я возвращалась уже после часа пик, движение было не очень интенсивным, все прошло довольно легко. Беда в том, что я очень поздно легла и в результате спала всего пару часов.
– Ты неплохо выглядишь для человека, который так мало спал. – Гейл скорчила гримасу, проведя рукой по волосам. – А я вот боюсь взглянуть в зеркало, чтобы не испугаться собственного вида и не разбить стекло. Открой секрет, как тебе удается быть похожей на человека?
– Несколько приемов я переняла на стажировке у одной из медсестер, которая дружила с актрисой. Во-первых, лицо надо мыть ледяной водой. – Она рассмеялась, увидев ужас на лице Гейл. – Во-вторых, под макияж кладется увлажняющий крем. И тогда, какая бы ты ни была усталая на самом деле, на вид это незаметно.
Лорен взяла телефон и набрала номер.
– Говорит доктор Хантер. Будьте добры, объявите поиск Кирка, Поля и одного пассажира. – Лорен сделала паузу. – Да, я знаю, что полнолуние. Да, я знаю, что в это время всегда масса происшествий и что пропавшая машина коронера попадает в конец длинного списка. Тогда давайте скажем так: если вы не хотите, чтобы я подняла тарарам и потребовала свежей крови, а именно вашей, то отыщите их и скажите, чтобы они немедленно возвращались. Иначе мне придется отправиться к вам и выбрать кого-нибудь взамен пропавшего трупа для первого утреннего вскрытия. И помните, я тут анестезией не пользуюсь.
Она с раздражением бросила трубку.
– И не надо мне говорить, что прежде Харвей не возражал, если они где-то задерживались.
Гейл пожала плечами.
– Он действительно давал им некоторые поблажки.
– Тогда им придется смириться с тем, что я не Харвей. – Лорен сложила записи в папку и наклеила на обложку этикетку.
– По-моему, они постепенно сами приходят к этой мысли. – Гейл подавила зевоту. – Ты знаешь Митци Робертс?
Лорен на минуту задумалась и покачала головой.
– Имя мне ни о чем не говорит, но я еще не всех тут знаю.
– Она работает в адвокатуре, – пояснила Гейл. – У нее был неудачный брак с мужем, который ее бил, и наконец примерно год назад у нее хватило смелости на развод. У нее была бы куча проблем, если бы Джош не помог ей выпутаться.
Лорен весьма заинтересовалась темой, но внутренне призвала себя к осторожности.
– Я слышала, что он всегда принимает большое участие в таких делах. По-моему, это достойно уважения.
– Он проявляет участие, потому что в детстве нагляделся, как отец обижает мать, и всегда жалел, что не может ей помочь, – объяснила Гейл.
Вот и ответ на еще один вопрос. Лорен подумала, какие еще интимные подробности о Джоше знает Гейл и почему эта мысль задевает ее за живое, если всего несколько часов назад она сказала Джошу, что в ее жизни нет места мужчине. Она бездумно вертела в пальцах скрепку.
– Зачем ты мне рассказываешь об этой Митци?
– Ходят слухи о том, что она всерьез рассчитывает, что Джош станет приемным отцом ее сыну. И не только об этом. Она, похоже, уверена, что так бы и случилось, если бы ты не перебежала ей дорогу.
На какое-то мгновение Лорен вспомнила о записи на автоответчике. Она решила про себя, что следует отыскать Митци и послушать, не покажется ли ее голос знакомым.
Она покачала головой и засмеялась, подчеркивая неправдоподобность высказанного предположения.
– Здесь любят делать скоропалительные и нелепые выводы. Джош пригласил меня на ужин, потому что проиграл пари и я заставила его расплатиться.
Гейл наклонилась ближе; на лице ее было написано удивление.
– Да ну! Неужели тебя не интересует самый крутой из здешних мужиков?
Лорен кивнула.
– Здесь так редко что-нибудь происходит, что стоило нам появиться вместе, как автоматически было решено, что между нами что-то есть?
– Да, последнее время было довольно тихо, – согласилась Гейл. – Джоша нельзя назвать бабником, однако он старается не задерживаться слишком долго с одной женщиной, чтобы они не успевали себе что-нибудь вообразить. Хотя какое-то время все считали, что Кэрол Лоусон из фирмы по исследованию потребительского рынка всерьез его захомутала. Сейчас она встречается с одним из руководителей своей компании. Кажется, ей не понравилось, что Джош отменял свидания в последнюю минуту. – Гейл провела пальцем по своим черным сетчатым колготкам. – Как я буду рада, когда смогу наконец все это снять! Не понимаю, почему они были так модны в конце шестидесятых. У меня в них такое ощущение, что на ногах какое-то рванье. – Она рассмеялась, потом неожиданно спросила: – Я слышала, ты в разводе?
– Кто теперь не в разводе? – вопросом на вопрос ответила Лорен, не желая развивать эту тему.
Гейл подняла голову.
– Ты была замужем за полицейским, да?
Лорен устало кивнула, пытаясь предугадать, куда ведут эти расспросы.
– Наркотики, алкоголь, другие женщины или насилие? – перечислила Гейл.
Не сразу Лорен поняла, что Гейл спрашивает про причину развода.
– Нет. Просто мы поняли, что нам лучше быть врозь, чем вместе, – сказала она.
– Ни у тебя, ни у него не было романов на стороне? – Гейл поморщилась. – Прости. Похоже, расспросы о том, что меня не касается, вошли у меня в привычку.
– Я не обижаюсь. Я просто не вижу смысла говорить о том, что давно умерло. С моей стороны все прошло, и нет нужды ворошить старое. – Она улыбнулась, чтобы сгладить жесткость тона.
– Извини за назойливость. Я уже сказала, что это стало моей второй натурой.
– Не надо извиняться. – Лорен вздрогнула, когда зазвонил телефон.
– Доктор Хантер слушает. – Она послушала звонившего, закатила глаза вверх и показала Гейл большой палец. – Кирк и Поль только что появились. Они рассказывают байку о каком-то проезде, который оказался тупиком. – Лорен встала. – Я думаю, мне стоит проверить, не подвозили ли они по пути пассажира.
– Как ты думаешь, я успею поспать до того, как ты начнешь вскрытие? – спросила Гейл.
– Конечно. Можешь взять там, в подсобке, раскладушку, – предложила Лорен. – Я разбужу тебя, когда буду готова.
– Спасибо. Ловлю на слове. – Гейл неожиданно усмехнулась. – Только не забудь, что я просто сплю, а не одна из твоих, так сказать, клиенток.
Лорен вытащила из ящика стола заколку и, направляясь к дверям, стянула волосы в конский хвост.
– Постараюсь.
– Послушай, Лорен! – Гейл повернулась, подняв руки к волосам. – Некоторые считают тебя ледышкой из-за твоего стремления держаться от всех подальше. Я думаю, ты не такая.
Лорен улыбнулась.
– Трудно избавляться от старых привычек. Судебные патологоанатомы не очень-то популярны, потому что во многих случаях наше слово – закон. Со временем привыкаешь, что многие следователи, а иногда и полицейские тебя недолюбливают. Иди поспи. Можешь принять душ, если хочешь. Я держу там туалетные принадлежности на случай, если мне придется задерживаться. – Махнув рукой, она ушла.
Гейл огляделась, отметив перемены, произошедшие со времени ухода Харвея. На полках не громоздились беспорядочные кипы бумаг. Отчеты и доклады были аккуратно разложены по папкам и рассортированы на входящие и исходящие. Всюду царил порядок.
– Представляю, как она действует на нервы Софи! – усмехнулась Гейл.


– Тот, кто его заколол, хотел быть уверенным, что он умер, – объявила Лорен, стаскивая резиновые перчатки и отбрасывая их прочь.
Пит оставался возле трупа, зашивая Y-образный разрез.
– Имеется двадцать семь ран, из них двадцать – глубоких. Это говорит либо о силе, либо о ярости. У ножа был зазубренный край, поэтому края ран рваные, причем некоторые раны расположены так близко, что его желудок превратился буквально в фарш. Поэтому невозможно определить, когда он ел в последний раз и даже что он ел. На руках имеются поверхностные царапины, как будто он пытался защищаться, а на левой ладони более глубокий порез, как если бы он пытался вырвать у убийцы нож. Под ногтями кусочков кожи нет, но я нашла несколько волокон и пошлю их в лабораторию вместе с образцами крови. Хотя у меня предчувствие, что вся найденная на нем кровь – его.
Гейл записывала ее выводы в блокнот.
– Могла ли это сделать женщина?
– Конечно, причем для этого ей не нужно быть спортсменкой. Судя по характеру разрезов, нож был острый как бритва. – Лорен уперлась ладонями себе в спину и прогнулась назад, чтобы избавиться от мышечного напряжения, накопившегося от долгого стояния согнувшись. – Надо полагать, что при его биографии у него было более чем достаточно врагов.
Гейл кивнула и с отвращением посмотрела в сторону стола для вскрытий.
– Врагов у него столько, что нам хватит работы на ближайшие двадцать лет. Лично я не понимаю, почему мы не наградим медалью того, кто избавил нас от этого слизняка. Я приложила кучу усилий, чтобы перейти в отдел убийств, и кто бы мог подумать, что мое первое дело будет таким? – Гейл обвела жестом свою одежду. – Я только рада, что наконец смогу вылезти из этого. Я просто пошла туда вчера вечером, одевшись как одна из «девочек», чтобы побольше разузнать. А вместо этого наткнулась на него.
– Ну что ж, спасибо за доставленное удовольствие, – шутливо сказала Лорен. Она посмотрела на часы и охнула, увидев, который час. – Я собираюсь переодеться и пойти позавтракать. Пойдем вместе?
Гейл покачала головой.
– Мне нужно вернуться в отделение и написать рапорт. Потом я пойду домой и сожгу эту одежду. С сегодняшнего дня я собираюсь носить что-нибудь более подходящее. Спасибо за информацию. – Она помахала блокнотом.
– Всегда пожалуйста.
Прежде чем уйти, Гейл помедлила.
– Может быть, мы как-нибудь поужинаем вместе?
– С удовольствием, – охотно откликнулась Лорен.
– Я посмотрю свое расписание на следующую неделю! – крикнула Гейл уже из-за двери.
– И с полицейскими воркует, и с прокурорами, – пробормотал Пит, закончивший свою работу.
Лорен повернула к нему голову.
– Вы что-то хотите сказать, Пит?
Он поднял глаза. Его лицо хорька блестело от пота под яркими лампами.
– Судебно-медицинские эксперты должны быть беспристрастны.
– Безусловно, должны, – согласилась она. – А еще они должны уметь отделять свою профессиональную деятельность от личной жизни, иначе у них не будет личной жизни.
– Такой, как у вас с Джошем Брендоном?
Лорен подумала, что Пит заговорил так откровенно под влиянием усталости и необычно раннего подъема.
Она прислонилась к раковине из нержавеющей стали, сцепив руки сзади.
– Ну и?..
– Я должен был занять эту должность. Харвей обещал мне, что я займу его место, когда он уйдет на пенсию. – Впервые он говорил с нескрываемой враждебностью. – Моя квалификация намного выше вашей. Все, что у вас есть, – это громкие звания, которых нет у меня. Вас взяли потому, что они хотели иметь специалиста по судебной медицине. – Пит говорил отрывисто, как бы выплевывая слова.
– Харвей когда-нибудь давал вам письменное обещание? Говорил, что передал кому-то свои рекомендации? – холодно уточнила Лорен.
Пит был поражен, что она не набросилась на него сразу же, как только его понесло. Инстинкт самосохранения подсказывал, что она может написать на него жалобу, хотя они и говорили без свидетелей.
Некоторое время она стояла, глядя в пол, затем подняла голову.
– Пит, когда вы стараетесь, вы превосходный ассистент, но одного опыта иногда бывает недостаточно. Судя по прошлым отчетам, вы не проявляли никакого интереса к судебной стороне патологоанатомии, которая здесь особенно нужна. И вы с трудом справляетесь с картинами преступлений, особенно тяжелых. Меня неоднократно рвало на месте преступления. Единственное, на что можно рассчитывать, это молиться, чтобы ваш желудок привык с этим справляться. Начните ходить на семинары по судебной медицине. Стремитесь сделать больше, чем вам положено. Мне время от времени приходится делать то одно, то другое. Вам-то по крайней мере никто не будет говорить, что это – не женское дело.
– Что это вы проявляете такое участие? – подозрительно уставился на нее Пит.
Она сделала глубокий выдох.
– Потому что я думаю, что если вам чего-то очень захочется, то вы станете работать ради этого. Нет никакой гарантии, что я останусь здесь на ближайшие двадцать-тридцать лет. Нет также гарантии, что вы захотите остаться, если вам предложат другое место. Я просто говорю, что если вы хотите попробовать, то я сделаю все, что смогу.
Пит смотрел нерешительно, как будто не был уверен, что она говорит искренне, но в то же время боялся упустить удачный шанс.
– Я подумаю об этом.
Лорен кивнула и вышла, довольная, что он не полез в бутылку. Как бы ей хотелось, чтобы день уже был позади!


– Послушай меня, Джош, – попросил адвокат, подсаживаясь к Джошу во время обеда. – Рики Барлоу готов признать себя виновным в хранении наркотиков и выдать нам имя своего поставщика в придачу.
Джош не проявил энтузиазма.
– Ларри, Рики уже второй раз ловят за распространение наркотиков. В этот раз он продавал товар восьмилетнему мальчику. Забудь об этом. Я буду добиваться, чтобы его на некоторое время посадили.
Ларри голодным взглядом смотрел на стоявшую перед Джошем тарелку с рыбой.
– Смотри на вещи реально, Джош: долго он не просидит, и мы оба это знаем.
– Еще как просидит, если дело попадет к Сойеру, который к наркотикам подходит очень серьезно. Он считает, что время в тюрьме способствует перевоспитанию. – Джош намазал кусок рыбы кетчупом и положил его в рот. – Послушай, Ларри, со мной такой номер не пройдет. Этот парень много раз выходил сухим из воды, когда был несовершеннолетним, потому что его мамаша прибегала, рыдая, и рассказывала, как он необходим дома, и объясняла социальному работнику, что его нужно отпустить, чтобы он мог заботиться о своей мамочке, братиках и сестричках, потому что папаша их восемь лет назад бросил. Все, на что он оказался способен, это сделать пятнадцатилетнюю сестру шлюхой, а двенадцатилетнего брата сводником. Я хочу пресечь его деятельность.
– Замечательно! В тюрьме он пройдет университеты наркобизнеса и приобретет новые контакты. Прекрасный способ держать улицы в порядке, – проворчал Ларри, засовывая папку в портфель и вытаскивая другую. – Ну ладно, а что насчет Ривза? Ты им занимаешься?
Джош покачал головой.
– Сильвия.
Ларри почти с головой залез в портфель.
– Хорошо, а…
– Ларри.
Адвокат поднял голову и выжидательно посмотрел на Джоша, еще не замечая на его лице признаков грядущей бури.
– Ларри, я здесь обедаю, – произнес Джош медленно и отчетливо. Его обычная манера говорить слегка врастяжку была забыта. Он буравил взглядом молодого коллегу. – И я хочу иметь возможность поесть в свое удовольствие без того, чтобы ко мне приставали. Мне осточертели поминутно выскакивающие отовсюду просители. Вся эта нервотрепка скоро доведет меня до язвы. Мне надоело иметь дело с людьми, которые не могут даже разобраться со своими клиентами. У Сойера на прошлой неделе чуть припадок не случился, когда Ватсон примчался в зал суда с пятиминутным опозданием и притащил дело не того подсудимого, которого он должен был защищать. Если у тебя деловой разговор, приходи ко мне в офис, а если ты еще раз посмеешь прервать мой обед в надежде провернуть дельце, ты об этом пожалеешь. Усек?
Ларри резко захлопнул свой портфель и встал.
– Ладно, ладно, кончай кипятиться. Расслабься, старина, иначе ты закончишь свои дни под ножом доктора Хантер, а не в ее теплой постельке. – Последнюю реплику он бросил, уже оказавшись вне пределов досягаемости, и выбежал из кафетерия.
Несколько человек с усмешкой отметили его поспешное бегство. Резкие отповеди Джоша стали легендой среди коллег.
– Неудивительно, что с вами никто не хочет связываться, Брендон, – шутливо бросил один из адвокатов из другого угла кафе. – Вы готовы растерзать человека за одно невинное предложение.
Бормоча проклятия, Джош поставил тарелку на поднос, отнес его и вышел. Он собирался было поискать здесь Лорен, но после едкого замечания Ларри отбросил эту идею. При том, что Лорен не хочет торопить события, молва, похоже, давно бросила их в жаркие объятия друг друга. Он-то, конечно, не возражал бы, чтобы это было правдой.
В какой-то момент его поразила страшная догадка: если так думают все, то ведь и эта стерва должна думать так же! Он выругался, услышав сигнал пейджера. Посмотрев на номер и не узнав его, он направился к автоматам. Слушая гудки на том конце, он праздно глазел на проходящих мимо. Трубку подняли.
– Это Джош Брендон, – сказал он, как обычно.
– Я знаю. – Голос женщины звучал с придыханием и, казалось, просто сочился сексом. – Как поживаешь, Джош?
Он резко выпрямился.
– Мне некогда разговаривать, Хифер.
– Это я уже поняла, поскольку ты не отвечаешь на мои звонки.
Он повернулся лицом к стене. Ему совершенно не хотелось вести этот разговор на людях, даже по телефону.
– Все уже было сказано полгода назад.
– У меня был ПМС, я не знала, что говорю.
Джош понизил голос, надеясь только, что его никто не услышит:
– У нас с тобой разный взгляд на вещи. Давай покончим с этим и расстанемся друзьями.
– Я же извинилась. – В ее медоточивом голосе прорезались стальные нотки. – И я хочу, чтобы мы снова были вместе.
– А я нет.
– Я многое терпела, Джош, но я не смирюсь с отказом так легко. Запомни это. – В ушах раздались резкие сигналы отбоя.
Джош слегка помедлил, прежде чем позвонить Кевину и попросить его определить местонахождение Хифер.
– Будет сделано, – пообещал детектив. – Неудивительно, что о мстительности брошенных женщин столько говорят.
– В настоящий момент мне хочется думать, что это именно она. У нее бывают такие бредовые идеи, что я этому ничуть не удивлюсь, – мрачно сказал Джош.
– По нынешним временам я вообще ничему не удивлюсь.


Во время обеда она подсела к знакомым. Она выбрала эту компанию, потому что их столик стоял так близко к Джошу, что она при желании могла коснуться его. Ей даже казалось, что она чувствует запах его лосьона после бритья. Она слышала, как Ларри пытался вытащить своих клиентов. Она очень гордилась Джошем, когда он не пошел на соглашение с этим негодяем Ларри. Джош был просто не способен на это. Но радость ее быстро погасла, когда она услышала намек Ларри на эту шлюху. Неужели кто-то искренне считает, что Джошу может понравиться такая женщина? Столько народу говорило о душевных качествах Лорен, о ее внешности, о ее деловой хватке, хотя она совсем недавно вошла в их круг. Что в ней такого особенного, что мужчины не могут спокойно говорить о ней? В свое время ей точно так же приходилось слушать, как мужчины говорят о Селии, как будто она единственная женщина в мире.
Она уставилась на салат. Есть почему-то расхотелось.
Она знала, что ее считают хорошенькой, но не могла вспомнить, когда последний раз мужчина сказал ей об этом или хотя бы просто прокомментировал ее внешность. Хорошо бы мода на Лорен поскорее прошла, сил нет больше о ней слышать!
Лучше бы Лорен не забывала об их уговоре. Что она обещала держаться подальше от Джоша. И она будет держаться подальше. Потому что иначе…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Коварство и любовь - Уиздом Линда

Разделы:
Пролог1234567891011121314151617181920Эпилог

Ваши комментарии
к роману Коварство и любовь - Уиздом Линда



Сюжет интересный, но автор представил юристов, прокурора, полицейских овечками, которые ничего не соображают. Не могли психопатку выявить, которая думала поставить видеокамеру,а у них ума не хватило на это. Как будто в суде работают тясяча женщин, где нельзя было вычислить больную женщину.
Коварство и любовь - Уиздом ЛиндаАкулина
21.04.2013, 12.28





Акулине- как правило так и получается, психи такие хитрые. ЛР стоит читать.
Коварство и любовь - Уиздом Линдаиришка
1.05.2015, 1.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100