Читать онлайн Обольщение строптивой, автора - Уиттиг Лорен, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение строптивой - Уиттиг Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение строптивой - Уиттиг Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение строптивой - Уиттиг Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уиттиг Лорен

Обольщение строптивой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– А теперь немедленно покинь мою комнату! – сказала своему брату Броку разгневанная Кэтриона Маклауд, указывая на дверь. Ее старший брат был удивительно похож на барсука не только с виду, но и по характеру. Высокий, с резкими чертами лица, с маленькими глазками и начавшей лысеть головой. Он был вздорным и грубым с братьями и сестрой. Кэтриона, младшая из всех, однако, научилась противиться безмерному высокомерию брата.
Он сделал еще шаг к ней:
– Я не закончил свои наставления…
– Раньше, как ты помнишь, пока ты читал мне нотации, по утрам подгорала овсянка и рушилась под тобой кровать.
– Хватит! – заорал разъяренный Брок.
Кэтриона с удовольствием смотрела, как от гнева багровеет его лицо.
– Я взрослая женщина и буду хозяйкой замка. Если тебе это не нравится – уходи. Воздух здесь станет чище.
Он подошел еще ближе, и теперь они стояли лицом к лицу. Кэтриона видела знакомую жесткость в его темных глазах.
– Ты более не будешь хозяйкой в замке с твоими требованиями и угрозами, Триона, – сказал Брок. – Хозяином стану я, и моя жена позаботится, чтобы я обрел покой и должную еду, и я более не услышу того, что так часто слетает с твоего острого язычка.
– А не забыл ли ты кое-что? – спросила она, отодвигаясь от него, но не сводя с него глаз.
– Я никогда ничего не забываю…
– У тебя нет жены. Жаль, но никто не хочет стать женой такого хама, как ты.
– И как ты, милая сестричка.
Он опять подошел к ней, но теперь уже схватил за руку и крепко сжал ее. Кэтриона, тихонько обругав себя за неосторожность, постаралась не показывать, что ей больно, – она не хотела доставить брату такое удовольствие.
– Тебя обвенчают раньше, чем ты думаешь, – прошипел он.
От такого предупреждения, произнесенного с ненавистью, у Кэтрионы пробежали мурашки по спине.
– Что ты хочешь сказать? – спросила она, с презрением глядя на Брока. Ей было известно, каким бывает юмор у ее брата.
– Скоро сама узнаешь. – Он отпустил ее руку и повернулся к двери. Кэтриона услышала, как он произнес, не оборачиваясь: – Ты получишь по заслугам.
– А ну говори, иначе лишишься остатков волос. – Кэтриона знала слабое место каждого из пяти своих братьев, а Брока в особенности. Это были их волосы – длинные, блестящие, волнами ниспадающие на плечи. В свои двадцать восемь Брок стал быстро лысеть.
Услышав угрозу сестры, он невольно нахмурился и повернулся к ней.
– Твой суженый, – гримаса на его лице откровенно выражала презрение, – приедет сюда через неделю. Еще три дня, и ты будешь обвенчана. Мы наконец избавимся от тебя.
Потрясенная Кэтриона смотрела на брата.
– Кто? – Ей было стыдно, что ее голос пал до шепота.
– Хороший вопрос, – проговорил Брок. – В горах Шотландии есть только один клан, который жаждет породниться с Трионой Строптивой.
– Кто? – переспросила Кэтриона окрепшим голосом, впившись глазами в лицо Брока, который, казалось, собирался торжествующе засмеяться. – Кто?
Лицо Брока действительно расплылось в ухмылке, и Кэтрионе захотелось ударить его, хотя ей никогда не удавалось победить братьев. Но она должна знать свою судьбу. С усилием разжав кулаки, она опустила руки.
– С кем я должна обвенчаться, Брок? – В ее голосе все еще слышалось презрение к нему, но она считала, что ее брат слишком глуп, чтобы это заметить. – Кто?
– Разве не отец должен ответить на этот вопрос?..
– Жалко будет, если ты потеряешь оставшиеся волосы. Это единственное, что может привлечь к тебе девиц.
Брок побледнел.
Кэтриона, вскинув брови, посмотрела на брата точно так, как он любил это делать, когда загонял ее в угол.
– Ладно, скажу тебе, – прохрипел он, – но обещай, что оставишь мои волосы в покое.
Кэтриона, кивнув, согласилась.
– Парень из клана Макдонеллов возьмет тебя в жены, – равнодушным голосом, каким обычно сообщают о погоде, ответил Брок, и его глаза злорадно заблестели.
Кровь отлила от лица Кэтрионы с такой силой, что она почувствовала холод.
– Нет, этого не может быть!..
Брок торжествующе ухмыльнулся. У Кэтрионы подкосились ноги. Но она помнила одно: Брок не должен знать, как убийственно подействовала на нее эта новость. Она прошла мимо брата совсем близко, и он мог бы остановить ее, тогда она пустила бы в ход старые приемы, как в детстве: кулаки и ноги, целясь в самые уязвимые места. Однако она давно уже не прибегала к таким средствам обороны. Ее отчаяние было столь велико, что она, более не раздумывая, бросилась в комнату отца. Брок побежал за ней вдогонку.
– Отец! – закричала Кэтриона, врываясь в кабинет отца. Не закрыв за собой дверь, она устремилась к щуплой седовласой фигуре, согнувшейся над столом и, щурясь, рисовавшей какие-то знаки на куске пергамента. – Если Брок будет издеваться надо мной, я не ручаюсь, что у него когда-нибудь будут наследники.
– Тише, тише, Триона, не мешай мне, я считаю, – не взглянув на нее, сказал Нилл Маклауд.
Но Кэтриона, испытав горькую обиду, не успокоилась, хотя отец не в первый раз так обращался с ней.
– Брок сказал мне, что я должна выйти замуж за этого урода с псиной мордой из рода Макдонеллов. Это так?
Но отец продолжал игнорировать ее и про себя называл нужные ему цифры.
– Отец!
Это всегда было так. Он никогда не уделял ей внимания. В отчаянии она схватила со стола чернильницу, к которой он рассеянно потянул свое перо.
– Триона! Черт побери! Я теперь забыл нужную мне цифру!
– Семьсот тридцать один, – помогла ему Кэтриона, потянув чернильницу к себе.
Она терпеливо ждала, когда он окунет перо в чернила и запишет подсказанную цифру.
– Брок сказал, что это ваша воля обвенчать меня с Макдонеллом по прозвищу Псиная Морда?! – вне себя крикнула Кэтриона и услышала какое-то движение за своей спиной.
– Его зовут Дафф Макдонелл. Он глава клана. Отличная для тебя партия, Триона.
Она резко обернулась и увидела не только Брока, но и других своих братьев – Калума, Гауана и Джейми. Они стояли рядом, на голову ниже друг друга, как ступени лестницы, отличаясь цветом волос, – от рыжего, как ржавчина, до черного, как у Брока. Их лица были спокойны и пусты. Как всегда, они стояли на один шаг за Броком и напоминали ей овец в стаде. Не хватало только Эйлига, самого младшего, с кем она дружила и кто ей не раз помогал. Но и это было обычно, ибо Эйлиг старался держаться подальше от братьев.
– Я не с тобой разговариваю, – резко сказала Кэтриона, с презрением глядя на Брока. Она обошла стол, чтобы отец лучше ее видел. – Я не выйду за него замуж, и вы это знаете. Я не подчинюсь таким, как Макдонелл Псиная Морда.
– Кажется, нет такого, кому ты покоришься, не так ли, дочь моя?
– Смирение никому не нужно. Вы же сами не пляшете ни под чью дудку? Мои братья тоже. Почему я должна повиноваться?
– Подчинение и выбор – не одно и то же. Ты не желаешь выполнять мою волю, но и не делаешь своего выбора. Как мне поступить с такой своевольной дочерью?
– Я не своевольная. – Она не обратила внимания на удивление на лицах отца и братьев. – Просто не хочу, чтобы меня приносили в жертву.
– Мы не жертвуем тобой.
– Нет, – подтвердил Брок чуть ли не шепотом, но так, чтобы сестра слышала, – мы просто с удовольствием отдаем тебя. – Кто-то из братьев довольно хмыкнул.
Триона сжала в руке чернильницу, собираясь в случае чего запустить ею в самодовольное лицо брата, однако с силой поставила ее на стол, забыв, что чернильница без крышки. Чернила фонтаном выплеснулись наружу. Она неловко стала собирать их руками, чтобы они не попали на пергамент.
– Триона! – схватив со стола пергамент, закричал отец. Братья смеялись, а она стояла и смотрела на них, с ее рук на стол капали чернила.
– Что в этом смешного?
Никто не заметил, как в кабинет вошел младший брат Эйлиг. Войдя, он сразу понял, что случилось, и, схватив ковер, лежавший у двери, положил его к ногам Кэтрионы, беспомощно державшей перед собой облитые чернилами руки.
– Хорош улов, – улыбаясь, посмотрел на сестру Эйлиг. Улыбка не соответствовала тому, что она прочла в его глазах, и предупреждению, звучавшему в его голосе.
Он был единственным братом, которого она любила, – светловолосый и не похожий на остальных.
– Кто, что и кому сделал на сей раз? – Эйлиг сначала посмотрел на сестру, а затем на Брока и братьев за его спиной.
– Вы, значит, ничего не сказали Эйлигу? – Кэтриона повернулась к отцу. – Вы боялись, что он сообщит мне?
– Нет. Не ждал, что Брок так проговорится. – Нилл Маклауд недовольно посмотрел на старшего сына. – Я собирался объявить это сегодня за ужином.
Для Кэтрионы это было вторым ударом в начавшееся так неудачно утро.
– Значит, вы собирались сообщить мне это, после того как всему клану станет все известно?
Кэтриона вытирала руки о платье, на котором уже был длинный след от чернил. Отец внимательно осматривал пергамент.
– Я не выйду за него замуж, – сказала она скорее себе самой, чем всем остальным в комнате. Она повернулась к отцу, сжав в руках подол светло-коричневого платья. – Если вы заставите меня, то я… то я… задушу его спящим. У вас тогда будут большие неприятности!
– Триона. – Отец протянул к ней руки, но она уже выбежала из комнаты, сопровождаемая издевательским смешком Брока.
Кэтриона бежала к главным воротам, разгоняя на пути играющих детишек и кур. Покинув двор замка, она увидела перед собой Лох-Ассинт во всей его зимней красе и снежные вершины гор. На каменистом спуске к берегу она замедлила шаги. Легкий декабрьский бриз трепал подол ее испорченного платья. Кэтриона обхватила себя руками, защищаясь от пронизывающего холода. Наступила зима, и именно в это время они пытаются выдать ее замуж. Лучше не придумаешь. Скоро все будет засыпано снегом, в горах дороги станут непроходимыми, все попрячутся по домам, чтобы переждать длинные месяцы и студеные ночи. Едва ли кто в это время осмелится покинуть свой дом.
Кэтриона смотрела на сверкающую гряду гор на фоне голубого неба. Она любила эти места, где пряталась от коварных шуток братьев.
Конечно, ее брак – это идея Брока. Он особенно хотел избавиться от нее, выдав замуж именно зимой, когда их горные деревни становятся отрезанными от всего мира. У нее не останется никакой надежды на возвращение домой. Хотя здесь она никому не нужна. Как жаль, что у нее нет сестры, матери или даже тетки. Ей так нужен друг.
Взяв круглый камешек, покрытый легкой пленкой льда, она прижала его к щеке, ожидая, когда станет таять лед от ее разгоряченного лица. «Будь они прокляты все – братья, отец, все прочие», – думала она, раздраженно бросив камешек и удачно попав в цель.
– Мне не стоит опасаться или ты набросишься и на меня тоже?
Кэтриона обернулась и увидела Эйлига. Его светлые волосы неровными прядями обрамляли лицо, бледно-голубые глаза казались почти серебряными.
Он был младшим из ее братьев и всего на два года старше ее, а ей было девятнадцать, но он отличался умом и храбростью. Когда Брок торжествовал, сумев рассердить ее, Эйлиг всегда был единственным, кто не боялся успокоить сестру.
– Ну так как? – спросил он.
– Что как? О, ты думаешь, что я буду рвать и метать? – Кэтриона помотала головой и снова стала смотреть на озеро. – Не беспокойся, хотя здесь полно камней, если бы мне это понадобилось.
– Предупреждение понял. Я подумал, что тебе потребуется вот это. – И он набросил ей на плечи теплую накидку.
Спокойный голос младшего из братьев разительно отличался от снисходительно-покровительственного тона Брока. «Как ясное небо от суровой линии гор», – внезапно подумала Кэтриона. Ей захотелось броситься ему на шею, услышать успокаивающие слова, как это бывало в детстве, когда он рассказывал ей о своем пребывании в Эдинбурге, чтобы она поскорее забыла обиды, нанесенные ей старшими братьями. Однако она давно уже поклялась самой себе, что никто, даже Эйлиг, не увидит, что она уязвима. Кэтриона, укутавшись потеплее, продолжала смотреть на озеро, чтобы успокоиться.
– Этим утром выпало много снега в горах, – сказал Эйлиг. – Скоро он засыплет всю лощину.
– Значит, пришла зима? Эйлиг кивнул головой:
– Да, без сомнения. – Он обнял сестру за плечи и прижал ее к себе. – Если бы я знал это, то не утаил бы от тебя.
Кэтриона только пожала плечами. Она привычно скрывала боль и обиду. Угрозы и насмешки Брока задевали ее менее, чем понимание и доброта Эйлига. Последний раз она плакала, когда ей было двенадцать. Внимание Эйлига, его доброта заставляли ее теперь сдерживать рыдания, теснившие грудь. Нет, она не должна показывать свою слабость. Склонив голову на плечо брата, она попыталась успокоиться.
– Что ты будешь делать? – спросил ее Эйлиг после минутного молчания.
Кэтриона вновь почувствовала гнев. Вздохнув, она отстранилась от брата.
– Я не выйду замуж за Макдонелла. Это не пойдет на пользу ни мне, ни нашему клану. Это в интересах только Брока, который рад избавиться от меня, да еще Макдонеллов, которым нужны наши репутация и земли.
– Я тоже так думаю.
– Тогда почему отец позволяет им это?
Эйлиг пожал плечами. Взяв несколько камешков, он бросил их в воду.
– Отец, я думаю, устал от жалоб Брока и твоих ссор с ним. Ты же отказываешься сама найти себе мужа…
– Но никто…
– Да, я знаю, но ты не даешь отцу возможности что-либо предпринять. Он готов выдать тебя замуж за любого, кто согласится взять тебя в жены, и обязательно до того, как Брок предстоящим летом примет на себя обязанности главы клана вместо отца.
Кэтриона болезненно поморщилась.
– Значит, меня надо наказать за то, что я говорю все, что думаю? Ты действительно считаешь, что я заслуживаю такой судьбы, какую они мне готовят?
– Нет, я так не считаю. Я не раз пытался говорить о тебе с отцом, да и с братьями тоже. Но все они так же не слушают меня, как и тебя.
Кэтриона повернулась к нему спиной, чтобы он не заметил, как больно ранили ее эти слова. Это правда, она и Эйлиг для отца и братьев просто как невидимки. Она хотя бы говорит им в глаза ту неприятную правду, которую они не желают слышать. Но и к Эйлигу они относились как к пустому месту. Он был тих и спокоен, задумчив и молчалив и не любил ссориться с братьями. Неприятно и унизительно принимать обиды, хотя, кажется, Эйлиг всегда переносил их легче, чем она.
Когда Кэтриона успокоилась и обрела голос, она повернулась к брату:
– Что же ты им говорил, чего они не захотели слушать?
Она заметила, как он мысленно подбирает слова, прежде чем ей ответить, ибо ему тоже не раз доводилось слышать кое-что слетавшее с ее острого язычка в его адрес.
– Говори, братец, не бойся.
– Хорошо, скажу. Я посоветовал им найти для тебя какой-нибудь монастырь, например, или жениха из дальнего клана, до которого не дошли слухи… о твоей репутации.
– Значит, и ты тоже хочешь сбыть меня с рук какому-нибудь чужестранцу?
– Но так, чтобы это было тебе не во вред, а Броку не в радость. Чтобы ты смогла все начать сначала и там оценили твои достоинства.
– Мне не надо начинать сызнова. Здесь мой дом, и я не покину его, чтобы доставить радость Броку.
Эйлиг покачал головой:
– Тебе надо сделать это ради своей гордости.
– Нет, не надо!
– Надо, девочка. Ты отчаянно борешься с Броком и видишь только его пороки. Остановись и подумай о самой себе, о том, что для тебя лучше. Остаться здесь и выйти замуж за Псиную Морду? Или измениться? Если ты не станешь другой и выйдешь замуж за Даффа, от этого будет плохо и тебе, и всему клану. Ты должна выбирать то, что тебе нужно, и тогда какое тебе дело до того, нравится это Броку или нет?
– Что за вздор ты говоришь?
– Я просто прошу тебя подумать о чем-нибудь другом, кроме нашего старшего братца. Как все это повернуть в нужную тебе сторону. Иначе тебе придется выйти замуж за Макдонелла Псиную Морду. Запреты будут сняты через неделю, а потом, спустя три дня, Брок станет главой клана – тогда ты потеряешь все, о чем когда-либо мечтала.
Эйлиг, подойдя к сестре, обнял ее за плечи и заставил посмотреть ему в лицо.
– Сестра моя, твой язык так же опасен для всех, как искра для сухого хвороста. Однако не следует недооценивать Даффа Макдонелла. Он не из тех, кто прощает обиды, и не потерпит шуточек от наших братцев. Меня тревожит не только твое замужество с этим типом, если оно возможно.
– Не беспокойся, я не выйду за него замуж или за кого-нибудь из клана Макдонеллов. Запомни это, Эйлиг…
– Да, но, Триона, ты сама накликала на себя беду, когда отказывала тем немногим, кто осмелился просить твоей руки. Отец в отчаянии, а Брок требует от него прогнать тебя из замка Ассинт.
– Но есть другие, за кого я могу выйти замуж. У нас есть друзья, а у них есть сыновья. Кто-то же из них обязательно…
– Ты думаешь, что отец рискнет ввести тебя в круг своих друзей?.. – Эйлиг тряхнул ее, взяв за плечи, а затем, отпустив, отошел. – Ты и сама порой не ведаешь, что говоришь. Если бы ты научилась думать, прежде чем сказать, тогда у тебя был бы какой-то шанс научиться быть приветливой и счастливой.
– Я умею думать.
– Только тогда, когда все уже сказала и нанесла себе вред. У тебя доброе сердце, Триона, но оно недостаточно сильное, чтобы дать тебе сигнал вовремя закрыть рот. Нет, отец не может рисковать, когда речь идет о друзьях.
Кэтриона онемела от всего, что услышала от брата. Эйлиг почти всегда говорил правду. Почему она должна сомневаться в нем сейчас?
Он снова подошел к ней и, обняв ее, поцеловал в лоб.
– Подумай, Кэтриона. Макдонеллы прибудут через неделю, до этого ты должна все решить для себя. Твое будущее зависит от этого, а времени у тебя в обрез.
– Брок все хорошо продумал. – Она посмотрела в глаза брату. – Всем нам жилось бы лучше, если бы старшим братом был ты.
Эйлиг печально улыбнулся:
– Но это, увы, не так. Лишь королевское повеление может дать мне право возглавить наш или другой клан.
Сердце Кэтрионы екнуло. Конечно!
– Так получи его.
– Что ты сказала?
– Получи повеление короля. Ведь тебя хорошо знают братья Брюса, разве не так? Ты сам рассказывал мне, как в их компании в Эдинбурге вы проводили время..
– Ну да, я проводил время с ними…
– Если бы ты поехал к королю Роберту и объяснил ему, что ты единственный из братьев Маклаудов, способный возглавить…
– И не подумаю. – В его голосе прозвучала жесткая нотка, что было так не похоже на него. Кэтриона пристально посмотрела на брата. – Я не поеду к королю с подобной просьбой. Я верен клану Маклаудов и Ас-синту. А ты кому верна, Кэтриона? Чем ты можешь помочь клану?
Напуганная холодностью в его голосе и странным блеском в глазах, сестра смотрела, как ее брат возвращается в замок.
После того как Эйлиг ушел, Кэтриона еще долго оставалась на берегу озера, борясь с паникой и раздумывая, что хотел ей сказать брат и почему он ушел, так и не решив ни ее, ни своих проблем. Эйлиг обычно говорил то, что она от него ждала, но иногда высказывал и то, что становилось понятным только потом, спустя какое-то время, – когда между ней и братьями возникали ссоры, и при полном равнодушии отца ей приходилось самой защищать себя. Эйлиг тоже держался подальше от всяких стычек, но иногда он произносил слово или два, полные особого смысла, или же многозначительно молчал. Но на этот раз он не промолчал. И сказал все откровенно.
Жизнь ее погибла, а у клана, без сомнения, будут неприятности, если она не сумеет заставить себя по совету Эйлига переменить свое поведение. Ни один из его советов ей не подходит, и у нее слишком мало времени, чтобы предотвратить катастрофу. Она не может допустить, чтобы клан Макдонеллов, породнившись с Маклаудами, опозорил их всех. Она сделает все, чтобы этого не случилось. Она дочь главы клана, и, несмотря на ссоры с братьями, у нее свой долг перед семьей, и она его помнит. Беречь спокойствие и благо клана. А это означает: защитить клан от посягательств Брока, будущего его главы.
Но что ей делать? Она могла бы найти себе мужа и вступить в брак до прибытия Псиной Морды. Сомневаясь, она покачала головой. Даже в окрестностях замка Ассинт на расстоянии одного дня хода не найдется того, кто захотел бы жениться на Кэтрионе из клана Маклаудов.
А монастырь и посвящение себя религии? Бедность, целомудрие и покорность. Кэтриона содрогнулась. Она не выдержит этого. Бедности она не боится. Но как быть с целомудрием и покорностью? Это не для нее. А вдруг она навсегда останется строптивой? Кэтриона знала, чего ей ждать в таком случае от братца Брока, но какое наказание ее ждет в монастыре, доме Божьем? Она не хотела этого знать. Нет, жизнь монахини не соответствует ее характеру, даже если это устроит Брока и все овечье стадо ее братцев.
Что же тогда? Замужество или монастырь – таков выбор у женщины, если она не колдунья, живущая в лесу. Кэтриона повернулась и посмотрела на серую громаду замка Ассинт. Однако никакие семейные неприятности не могут сравниться с ужасом полного одиночества. Она не хочет жить без общества людей – пусть даже это будут Макдонеллы… Мысли одолевали ее, они копошились в голове, словно клубок змей в корзине, и были такими же опасными.
Неужто нет выхода? Неужели только брак с Псиной Мордой или жизнь в монастыре? У нее нет никого, кто мог бы ей помочь. Ей остается стать еще хуже, чтобы отпугнуть даже Псиную Морду. Но сама мысль о встрече с ним приводила ее в бешенство. Нет, она не хочет его видеть.
Кэтриона не могла успокоиться. Она скорее умрет, чем позволит выдать ее замуж за Даффа Макдонелла. Есть же какой-то другой выход! Эта мысль вернула ей надежду, а с ней и тревогу. Ее не будет в замке, когда туда явится Псиная Морда. Она сорвет их план. У Кэтрионы нет ни матери, ни сестры, но у нее есть тетка, сестра матери. Она живет в деревушке на берегу моря. Это не так далеко, и тетка радушно примет ее. Ведь они родные друг другу. Если она отправится туда утром, то к вечеру будет на месте. Никто не догадается, где она.
Обрадованная тем, что решение найдено, Кэтриона окинула последним взглядом озеро и горы. Она оставляет их по собственному желанию, как подсказал ей Эйлиг.
А если не удастся, то ее молодожен будет убит в первую же брачную ночь.
Тиг Монро сидел на шатком табурете в большом зале замка Дан-Донелл спиной к очагу, держа старый барабан на колене, и с улыбкой смотрел на тех, кто окружал его.
Чтобы добраться до Дан-Донелла, ему понадобилось три дня. Погода стояла хорошая, хотя и холодная, и поэтому трудностей в пути не встретилось. Первую ночь он провел в деревушке Макензис. Здесь смутило его то, что о нем все знали и приняли как героя. Но он повел себя так, как повел бы себя его брат, покойный Робби.
В следующей деревушке были свои особенности, мешавшие спокойно спать, – никто из девиц не знал, что он тот самый Тиг, о котором поют и рассказывают барды, тот, который станет главой клана Монро. К тому же он красив. Здесь о нем, к счастью, ничего не знали.
Он покинул деревушку с чувством благодарности и, пустившись в путь, вскоре набрел еще на какое-то селение, где провел еще одну неспокойную ночь, хотя уже по другой причине. Ему нравилась его анонимность, хотя попытка представиться бардом была не очень удачной. Он отправился в путь еще до восхода солнца, повернув прямо на Дан-Донелл, чтобы поскорее выполнить свою миссию и, будучи свободным, выйти на дорогу через горы. В Дан-Донелл Тиг прибыл сразу же после захода солнца и решил здесь заночевать, не раскрывая своей личности.
Для этого нужно было показать себя настоящим бардом. Люди ждали от него песен, а он уже не оправдал ожиданий в последней деревушке. Однако, обладая привлекательной наружностью и хорошими манерами, он кое-как справился с этим благодаря пришедшей в голову неожиданной идее.
Он сначала решил спеть старую балладу, грустную и всем известную, а затем поведать одну или две истории. Рассказывать он мог всю ночь. Пение и игра на барабане беспокоили его более всего. После рассказов он снова что-нибудь споёт, а затем поделится со слушателями новостями и всякими слухами. Так и пройдет вечер, и никто не вспомнит о Тиге из Колрейна.
«Итак, начнем», – подумал он, глотнув пива для храбрости, и стал отбивать ритм на барабане, а затем тихонько подпевать. Возможно, собравшиеся подхватят песню, и тогда его голос будет едва слышен.
– Никудышный я певец. Но я отличный рассказчик, не хуже королевского. – Тиг улыбнулся сидевшей недалеко от него девушке, и лицо ее засветилось.
– А что вы нам расскажете? – спросила она.
– А что вы хотели бы послушать? – Тиг обратился уже ко всем.
– Об уродах и убийцах! – крикнул какой-то паренек с измазанным лицом и белокурым чубом.
– Значит, вы хотите послушать об англичанах и Лонгшенке, их любимом усопшем короле?
Толпа ответила ему свистом и криками.
– О войне и победе! – раздался чей-то одинокий возглас.
– О любви! – крикнул из-за угла женский голос.
– О, у меня есть такой рассказ, – обрадовался Тиг, ибо это спасало его от необходимости петь. – Он очень правдив. Вы слышали о сумасшедшем главе клана и прекрасной знахарке? Нет? Тогда садитесь поближе, и я расскажу вам о печальном случае в Килмартине. – И Тиг поведал историю, похожую на чудодейственное излечение короля Роберта Шотландского, которую слышал совсем недавно. Он приукрасил ее любовными сценами, интригами, злодейством и закончил под аплодисменты. Тогда он расписал еще одну – о человеке, вышедшем из тумана, чтобы вернуть себе ту, которую любил. Здесь были кровавые поединки, месть и расправа с врагом. Слушатели приветствовали счастливый конец. Тиг был доволен собой. Собственно говоря, это ему ничего не стоило.
– Расскажите нам, бард, еще что-нибудь.
– Хорошо, только я проголодался, а запах этих яств столь аппетитен.
Все удивленно оглянулись на появившуюся на столах еду и тут же, согласившись с бардом, расселись за столами. Тиг сел между двумя девушками, блондинкой и брюнеткой, но так, чтобы видеть всех. Девушки пересмеивались, когда он улыбался им.
Тигу хорошо было видно, как вошел глава клана и уселся за главный стол в конце зала. Дафф Макдонелл был огромен и некрасив, с лицом, покрытым рябинами, и падавшими на лоб жидкими прядями темно-каштановых волос, почти закрывавших бесцветные глаза. У него был такой длинный нос, что казалось, будто он вытянул за собой всю верхнюю часть лица. Характер его соответствовал наружности.
Тиг передал послание графа Росса сразу же, как прибыл сюда. Дафф, казалось, был доволен тем, что должен приветствовать короля в своем замке. Тиг такого от него не ожидал.
Заносчивость и самомнение Даффа Макдонелла ни для кого не являлись секретом. Из-за его грубости весь клан Макдонеллов вызывал у людей неприязнь. Что-то здесь было не так, возможно, Тига насторожило странное выражение глаз хозяина замка, когда Тиг излагал ему содержание послания, или то, каким тоном он потом велел гостю подождать ответного послания в Ассинт. Он даже не справился у барда, в каком направлении тот теперь двинется.
Но может быть, хозяин замка просто ему не понравился, подумал Тиг, а потом, отмахнувшись от неприятных мыслей, принялся за еду. Вскоре за столом завязалась общая беседа.
– Вы знаете, что он собирается привезти нам эту строптивую девку? – услышал он от соседки справа.
– Строптивую? – переспросил Тиг, повернувшись к блондинке.
– Да, Дафф собирается жениться на Строптивой из замка Ассинт. Он привезет ее сюда в Дан-Донелл. Она такая же некрасивая, как и сам Дафф, и вдвое злее его.
– А зачем ему такая жена? Это не по любви, не так ли?
– Конечно, нет, – ответила брюнетка слева. – У нашего Даффа план. У Строптивой пятеро братьев. Их отец Маклауд из Луэса богат, у него много земель на островах и на побережье. Дафф мечтает соединить их со своими.
Тиг, жевавший кусок оленины, не сразу понял замысел такого объединения.
– Значит, глава вашего клана не собирается служить королю Роберту? – Возможно, поэтому король велел Макдонеллу появиться в Дингуолле и присягнуть ему на верность. Или уже поздно?
Брюнетка пожала плечами.
– Я не знаю, да мне и безразлично, что произойдет после этой свадьбы. Это касается женщин клана, которым придется жить с этой Строптивой. Но они научат ее, как вести себя, а если она не захочет, то ее отвезут на берег моря и оставят на камнях до тех пор, пока прилив не смоет ее в море.
Тиг хмыкнул:
– Ей не позавидуешь.
– Я тоже не завидую ее свадьбе с Даффом, – сказала брюнетка. – Вот Нетта, – она кивнула на блондинку, – надеялась выйти за него, а что касается меня, – она вдруг обняла за талию Тига и придвинулась к нему так, чтобы задеть его своей пышной грудью, – мне нравятся пригожие мужчины, – широко улыбнулась, глядя на Тига, и часто заморгала.
Тиг, ответив ей улыбкой, посмотрел на белокурую Нетту. На ее ресницах повисла слеза, которая потом красиво потекла по щеке. Он давно уже знал, что многие из девиц пользуются этим приемом, считая, что это им поможет, но сейчас он играл в свою игру. Ему хотелось узнать побольше о Даффе Макдонелле, которому вполне справедливо не верит король. Поэтому он осушил слезу на щеке соседки и придвинулся к ней поближе.
– Этот оболтус недостоин вас, – шепнул он ей на ушко.
Глаза девушки округлились, и лицо ее расцвело. Он улыбался и комично хмурил брови до тех пор, пока она не рассмеялась.
– Вы расскажете нам еще какие-нибудь истории? – спросила ее подружка, чтобы снова привлечь к себе внимание.
– Как только прикончу этот отличный пирог с олениной. – Тиг махнул пустой кружкой, прося наполнить ее, и снова вернулся к пирогу. Он не собирался ни на ком сейчас жениться, но поспать в теплой постели с одной из своих соседок за столом было бы неплохо, тем более если он окажет услугу своему королю, побольше разузнав о Даффе. Возможно, его путешествие в Дан-Донелл и дальше будет приятным.
Насытившись, Тиг вернулся к своей табуретке у очага. За ним поспешили и его соседи по столу и уселись так, чтобы он их видел. Тиг, погрев у огня руки, улыбнулся девушкам и взял барабан. Тихим голосом он спел несколько нетрудных песен, которые знал с детства. В зале было шумно от множества жевавших пищу слушателей, и никто не обращал внимания на его ошибки.
Но люди постепенно начали возвращаться и снова окружили его. Он подмигнул Нетте и ее подружке и попытался еще найти в толпе доброжелательные лица. Так, отдыхая, он легче справлялся с барабаном и благополучно закончил песню. Потянувшись за элем и выпив его, он вдруг увидел, что Дафф Макдонелл, проталкиваясь через группки гостей, направляется к нему.
Ему не хотелось снова разговаривать с этим человеком, но, кажется, этого было не избежать.
– Пойдемте со мной. – Хозяин грубо взял его за локоть, чуть не столкнув барабан на пол.
Тиг, вырвав руку, осторожно поставил барабан. Обернувшись к своей аудитории, он низко поклонился, как обычно делают барды.
– Я еще вернусь к вам, и скоро, – сказал он, глядя на Даффа.
Тот, фыркнув, стал пробираться к пустому столу в углу хала.
– Отдайте это в Ассинте, – сунул он Тигу кусок свернутого пергамента.
Тиг взял его и, повертев, не нашел на нем печати, а всего лишь скреплявший пергамент кусок серого воска.
– Вы хотите, чтобы я пересказал в Ассинте то, что здесь написано?
– Нет. Это… личное. Письмо моей невесте. Отдайте его ее брату Броку. Он сам все сделает.
Тиг удивленно вскинул брови.
– Вы выполните это. Выехать надо с рассветом. Если не останавливаться, к вечеру будете в Ассинте.
– Я собирался задержаться здесь на день или два, – возразил Тиг, глядя на главу клана и думая о том, что он из тех, кто не потерпит возражений. «Ты должен сделать так, как он требует, иначе поплатишься». Тиг знал таких людей и понимал, как бесполезно с ними спорить.
– Вы уйдете отсюда рано утром.
– Но у меня… есть свои причины остаться здесь на какое-то время, – многозначительно улыбнулся Тиг. Но не из-за своих соседок по столу, а просто чтобы досадить Даффу. С какой стати он должен подчиняться такому человеку?
– Вы покинете замок на рассвете. У нас нет намерения видеть вас за завтраком.
Тиг снова посмотрел на пергамент в своих руках. Со слов девушек, это был брак по расчету. Обладая быстрым, сметливым умом, Тиг уже понял: Дафф считает, что он не умеет читать, и поэтому спокойно доверяет ему письмо к брату своей невесты. Если воск на пергаменте где-то отклеится, то, возможно, ему удастся ознакомиться с посланием…
– Как угодно, – согласился Тиг, пряча пергамент в небольшой кожаный мешочек, висевший у него на поясе. Он покинул зал, не дожидаясь, когда сам Дафф Макдонелл отпустит его.
Что это за кланы и кто эта строптивая невеста? Неужели они что-то замышляют против короля Роберта? Как только он окажется за пределами этих земель, он прочитает письмо, а потом, возможно, доставит его по назначению. Лучше узнать сейчас о замыслах этих двух кланов, чем распевать песни и рассказывать забавные истории.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольщение строптивой - Уиттиг Лорен



очень симпатичный роман
Обольщение строптивой - Уиттиг Лореналена
25.11.2011, 14.56





Чудныи романчик
Обольщение строптивой - Уиттиг ЛоренДиана
17.01.2012, 20.35





обалденный роман читайте не пожалеете
Обольщение строптивой - Уиттиг Лоренанюта
23.11.2012, 4.07





роман супер рекомендую читайте и наслаждайтесь
Обольщение строптивой - Уиттиг Лоренанна
23.11.2012, 14.44





Скучный роман.Слишком растянут.
Обольщение строптивой - Уиттиг ЛоренНИКА*
27.11.2012, 16.48





Понравилось, в первую очередь, не типичностью, некоторые моменты затянуты, но в целом увлекает, особенно диалоги
Обольщение строптивой - Уиттиг ЛоренItis
13.05.2013, 19.26





захватывающе!
Обольщение строптивой - Уиттиг Лореноксана
20.08.2013, 2.40





Не мое.....
Обольщение строптивой - Уиттиг ЛоренНадежда
20.08.2013, 20.13





Еле домучила.Затянуто...
Обольщение строптивой - Уиттиг ЛоренКаталина
23.08.2013, 4.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100