Читать онлайн Обольщение строптивой, автора - Уиттиг Лорен, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение строптивой - Уиттиг Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение строптивой - Уиттиг Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение строптивой - Уиттиг Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уиттиг Лорен

Обольщение строптивой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Начало декабря 1308 года
Горы
Тиг, остановив своего косматого шотландского пони, посмотрел вниз на Колрейн, лощину, где он родился и вырос. Он целый год откладывал возвращение домой, продолжая служить королю, но пришло время подчиниться судьбе.
Робби был мертв. Но Тиг не торопился, вернее, не хотел становиться во главе клана Монро, хотя и знал, что иного выбора у него нет. Робби взял с него обещание исполнить за него долг перед кланом.
Теперь пришло время встретиться с судьбой, и он поступит так, как действовал бы Робби. Выпрямившись в седле и оправив накидку, он придал своему лицу то серьезное выражение, какое всегда было у Робби, и тронул пони.
Он ехал по заснеженной дороге, которая вела прямо в центр деревни. Минуя хижины, он невольно удивился странной безлюдности родного места, но порадовался, что не будет криков и шума, какими обычно встречают того, кто долго отсутствовал.
Но все оказалось не так. Залаяла собака, из-за угла хижины вынырнул какой-то паренек и остановился.
– Робби?! – выкрикнул он, и Тиг невольно оглянулся, словно ожидал увидеть за спиной брата. – Нет, это Тиг! Па, это Тиг! – снова крикнул мальчишка и, бросившись к двери дома, распахнул ее. – Это Тиг!
Всюду стали открываться двери, и вскоре сбежалась вся родня Тига, старые и малые. Они перегородили ему путь, выкрикивая его имя, словно встречали героя с войны. Так бы они встретили Робби, если бы он остался жив.
Тиг ждал, когда утихнут шум голосов и приветствия, но напрасно. Он видел вокруг себя веселые лица, слышал смех и невольно вспомнил, как год назад привез домой тело брата Робби, чтобы похоронить в родной земле.
Наконец он остановил пони перед самым большим зданием в деревне – трехэтажным, каменным, с трех сторон надежно огороженным крутым изгибом реки. Оно служило жилищем семье Монро и одновременно общим складом и местом сбора членов клана. На верху узкой и длинной лестницы, единственного входа в дом-крепость, стояла Сорча Монро, мать Тига. Похудевшее лицо старило ее, однако коса вокруг головы все еще была цвета воронова крыла, а знакомый блеск в глазах говорил о том, что муж и оставшийся в живых сын будут делать все так, как она считает нужным.
Тиг улыбнулся ей и с радостью встретил ответную улыбку, а затем еще раз улыбнулся, да так широко и виновато, как в детстве, что всегда смягчало материнский гнев. Мать покачала головой и стала спускаться по лестнице ему навстречу.
Ангус Дабб, отец и глава рода Монро, ждал ее у подножия лестницы. Его черную шевелюру и окладистую бороду уже тронула седина, но он по-прежнему был бодр и крепок.
Тиг спешился и бросил поводья мальчишке, оказавшемуся рядом. Тот стоял, открыв рот, и смотрел на Тига так, будто он рогатое чудовище, а не солдат короля, вернувшийся с войны. Когда Тиг поблагодарил паренька, тот даже покраснел от удовольствия.
– Отец, мать… – растерянно обратился Тиг к родителям, не зная, как вести себя дальше. Но матушка тут же крепко обняла сына. Отец присоединился к ним. Тиг почувствовал, как исчезают смущение и напряженность. Он вернулся домой.
Часа два спустя, после разговора с матерью, которая сообщила ему все о его многочисленных кузенах, тоже служивших королю, Тиг с удовольствием помылся горячей водой и примерил новый килт в яркую клетку, подаренный ему матерью. Она сама соткала его и приберегла для особого случая. Это была одежда не для охоты или войны, и Тиг с радостью расстался с надоевшей походной коричнево-серой одеждой солдата. В приподнятом настроении он ждал вечера и встречи с родными и друзьями.
Мать сказала ему, что в их доме остался на зиму бард. Это была приятная новость. Обычно барды предпочитали зимовать в больших замках, где им хорошо платили. Но этому любимцу муз, должно быть, приглянулась одна из местных девиц. В последние месяцы он уже не раз наведывался в деревню.
Тиг по привычке протянул руку к мечу, забыв, где он находится. Но кинжал он все же оставил у себя. Кое-что всегда надо иметь при себе на всякий случай.
Довольный тем, что готов к встрече с кланом, Тиг покинул свою комнату и спустился этажом ниже. Почти весь этаж представлял собой общий зал. Он был уставлен столами, ломившимися от яств. Огромный зал со множеством гостей казался уютным. В очаге гудел огонь, на большом помосте стоял длинный стол с четырьмя стульями в центре, поставленными так, что сидящие на них смотрели прямо в зал.
Тиг увидел за столом своих родителей, но стул рядом с его матерью пустовал, а далее восседал Дункан Маккаллок, его кузен и закадычный друг детства. Дункан был серьезно ранен полгода назад в битве при Белневи, но, очевидно, полностью оправился, судя по тому, как ловко и быстро он резал мясо раненой рукой.
Дункан – его преемник, если Тиг станет во главе клана. Он верил, что его друг будет способен в случае чего заменить его.
Тиг быстро прошел к столу на помосте, кивнул отцу, поцеловал мать в щеку и занял место рядом с ней. Дункан потрепал его по плечу и улыбнулся.
– Ты хорошо выглядишь, – заметил Тиг и положил себе на тарелку большой кусок ростбифа. – А где же Майри?
– Она плохо себя чувствует, – ответил Дункан и почему-то усмехнулся.
Тиг вопрошающе посмотрел на друга.
– Она ждет ребенка, – сообщила мать Тига, протянув сыну супницу с пареной репой и луком.
Тиг увидел на лице Дункана нечто похожее на гордость.
– Поздравляю! Значит, скоро ты станешь отцом? Когда?
– Еще два месяца, хотя повитуха говорит, что больше. Майри нездоровится, но она счастлива.
Дункан наполнил кружку темным элем, по которому так соскучился Тиг за время своего путешествия.
– Желаю тебе хорошего крепкого малыша, – сказал он Дункану и не спеша с наслаждением опустошил кружку. На какое-то время за столом воцарилась тишина. Тиг, глядя на Дункана, невольно задумался над тем, как может изменить его друга предстоящее отцовство. Когда Дункан объявил всем, что у него есть невеста, Тиг едва обратил на это внимание. Дункан тогда не раздумывая согласился примкнуть к нему и Робби и стать солдатом короля, несмотря на разлуку с невестой. Однако он не вернулся в армию после ранения. Теперь Тиг понимал почему. У Дункана появились новые обязанности, кроме заботы о красавице жене.
Итак, похоже, у них с Дунканом теперь будут обязательства, каких они не знали прежде.
Отведав всего понемногу и запив еду элем, Тиг обвел взглядом зал. Бард покинул стол и сидел у очага, перебирая струны арфы так нежно, как гладят щеку любимой женщины. Вот почему так вьются вокруг него местные девицы, соблазненные его пением и игрой на арфе.
Тиг покачал головой и снова обратился к Дункану. Они беседовали, вспоминали тех, кто был рядом, и даже строили планы повидаться со стариной Гэйром, жившим неподалеку – всего два дня пути. А когда умолкли, то просто пили эль и каждый молча вспоминал прошлые дни. Наконец до Тига донеслись звуки арфы и голос барда. Он пел, неоднократно упоминая его имя. Эту песню Тиг слышал впервые. Бард воспевал героизм бравого Тига из Колрейна в схватке королевского войска с солдатами Бакана.
– Что за ерунду он поет? – не выдержал Тиг и повернулся к Дункану, ожидая подтверждения. – Все было совсем не так, когда мы оказались лицом к лицу с армией Бакана у Белневи.
– Нет, это правда, – возразил Дункан. – Эту балладу поют повсюду. – Он кивнул в сторону барда.
Взгляд Тига, брошенный в зал, напугал немало девиц, собиравшихся строить ему глазки, но вызвал лишь усмешку у парней. Группка женщин, склонив головы друг к другу, перешептывалась и, хихикая, с любопытством поглядывала на Тига.
– Как бы не случилось потасовки в зале, помяни мое слово, – заметил Дункан.
– Какой потасовки? – не понял Тиг.
– Такой, какая может начаться только из-за тебя, мой храбрый герой, – вместо Дункана ответила мать Тига. До этого она молча смотрела в зал. – Девицы и их мамаши никак что-то замышляют.
Тиг рассмеялся:
– Такого никогда еще не случалось со мной, ма…
– Не смейся, дорогой сынок. В округе не найдется ни одной девицы, которая бы не страдала по храброму Тигу из Колрейна. Твоя служба королю отточила тебя, как острый меч. Ты красивее твоего покойного брата, пусть земля будет ему пухом. Ты вернулся с войны отважным воином короля, чтобы занять место твоего отца. Каждая из этих девиц со всей округи пришла в наш Колрейн в надежде, что ты падешь к ее ногам и попросишь быть твоей женой.
Тиг рассеянно слушал пение барда и, глядя на девиц, раздумывал, какая же из них может когда-нибудь стать его супругой. Но все они казались ему… на одно лицо, хотя среди них были рыженькие и блондинки, худые и пухленькие. Были и смазливые, но они тоже не трогали его, разве что физически. Никто не запомнился ему и не запал в душу, как Майри Дункану или его мать отцу… И все они как зачарованные слушали барда.
Тиг более внимательно отнесся к пению барда. Да, действительно, тот пел о нем. Он призадумался. Это надо прекратить. Какая нелепость! Бард пел о том, как простой солдат стал героем.
Певец закончил балладу красивым аккордом арфы под всеобщие аплодисменты. Девицы тут же вновь обступили его. Они всегда вьются около бардов, как мотыльки вокруг зажженной свечи.
– Однако люди могут подумать, что мне все это нравится, – как бы про себя промолвил Тиг.
– Такого не должно быть, – возразила мать, услышав слова сына. – Сейчас речь идет о твоей судьбе, сынок.
Тиг уже примирился с тем будущим, которое ему пророчат родители, однако после слов матери неприятный холодок пробежал по его спине. Хмурая гримаса на лице отца еще больше насторожила его.
Отодвинувшись назад вместе со стулом, он вытянул ноги и положил их на край стола, выразив этим свое пренебрежение к теме разговора.
– Пожелай мне успеха, Дункан. Мы обсуждаем мое будущее.
Дункан улыбнулся:
– Возможно, тебе оно понравится. Мне кажется, ты уже готов к нему. – Он поднял свою кружку и выпил за Тига. – Что касается меня, то я, пожалуй, пойду к своей Майри.
– Передай ей мой привет, – сказал Тиг и повернулся к родителям. Он не видел смысла откладывать разговор. – Итак, мое будущее?
Ангус поднялся и прошелся вдоль помоста. Сорча следила за ним, избегая смотреть в глаза сыну. От странного поведения родителей Тигу стало не по себе, и он насторожился, как перед боем. Он смотрел то на отца, то на мать, ожидая, когда они заговорят.
Наконец отец, вздохнув, остановился и оперся о край стола так, чтобы сын оказался между ним и матерью.
– Ты знаешь, что тебе предстоит стать во главе клана?
– Да.
– В последний год, сын мой, ты своим характером и отвагой доказал, что способен взять это на себя. Ты хорошо послужишь клану.
Тиг пытался сохранить непринужденную позу, выжидая и следя, как научился в бою.
– Я постараюсь. Я обещал это Робби. Отец улыбнулся:
– Я в этом не сомневался. Робби не позволил бы тебе нарушить обещание. В таких случаях он был непреклонен.
– Это так.
– И мы просим тебя быть таким же, – промолвила Сорча.
Однако Ангус решил, что на этот раз придется возразить жене:
– Сорча, я думаю, что сейчас не время говорить об этом!
– Перестань, Ангус, теперь как раз время женить его.
– Женить? – не выдержал Тиг. Он мгновенно спустил ноги со стола, затем потянулся к кружке с элем. Оживленный блеск в голубых глазах матери насторожил его еще больше, и он понял, что все же придется выслушать все, что мать намерена сказать ему.
– Если мы хотим избежать беспорядков в этих стенах, ты должен жениться, и немедленно. Нас ждет долгая и неспокойная зима, если ты останешься холостым.
– Я не хочу жениться.
– Иногда приходится, – заметила Сорча. – У нас в Колрейне много невест. Ты должен жениться к концу этого месяца, и все будет ладно.
– Нет, ладно не будет! Нет! – вскричал Тиг, лихорадочно ища убедительную причину, чтобы отвергнуть планы матери. – Мне надо побыть свободным еще год, а то и два.
Ангус тихонько хмыкнул:
– Я дал бы тебе еще больший срок, сын. Но боюсь, что мать этого не поймет.
Тиг протянул отцу кружку, и Ангус наполнил ее элем. Откинувшись на спинку стула, Тиг устремил взор на закопченные балки потолка. Он был дома, ему надо привыкнуть к своей новой роли в клане, а его матушка продолжает толкать его куда-то еще дальше и выше.
Он понимал, что судить его будут по его ответу, но теперь отважиться и взять на себя еще что-то он уже не может. Ему хватит того, что он заменит Робби и возглавит клан. Это его долг, и он его исполнит.
– Я не хочу жениться… Пока, – заключил Тиг, продолжая смотреть в потолок, чтобы только не видеть упорного блеска в глазах матери.
– Но… – Сорча положила руку на плечо сына. Тиг, подняв свою руку, постарался этим жестом помешать ей говорить дальше.
– Если я заменяю Робби, – он наконец отважился посмотреть матери в лицо, – вы должны позволить мне поступать так, как я считаю нужным. Поспешная женитьба только повредит мне и членам клана, всем этим хорошим людям. Скажи им, и прежде всего барду, что я сам себе найду невесту, когда буду готов к этому. Если возникнут недоразумения, я постараюсь их разрешить. И попроси барда больше не петь обо мне дурацких песен.
– Видишь, Сорча! Разве я не предупреждал тебя? – Ангус широко улыбался, словно Тиг убил в лесу самого большого оленя.
– Я не позволю женить себя на одной из местных девиц. Не было бы меня, они бы ссорились из-за кого-то другого. К тому же, – добавил Тиг, поглядывая на девушек, обступивших барда, – я их всех знаю, и среди них нет ни одной, которую я хотел бы взять в жены.
– Тогда мы постараемся…
– Не надо. Я сам найду себе жену. Сорча посмотрела на сына прямым и недрогнувшим взглядом:
– Ты будешь главой клана. Ты должен делать все, чтобы клану было хорошо во всем. А если останешься неженатым, неприятностей из-за женщин не миновать. Всем от этого будет плохо.
Тиг вздохнул и постарался собрать все силы, чтобы противостоять воле матери:
– Тогда я ухожу. Я возвращаюсь на службу к королю…
– Отлично, парень, – одобрил сына Ангус. – А у меня как раз есть кое-что, что заставит тебя отложить на время все, что так беспокоит твою мать. У тебя будет возможность встретить других девушек, и не исключено, что кто-нибудь из них тебе приглянется, – с этими словами отец пригласил сына в свой кабинет.
– Ангус… – В голосе Сорчи звучало недовольство.
– Парень прав, любовь моя. Не следует заставлять его поспешно жениться. Мне не нравилось, что нашему Робби предстояло вступить в брак с девушкой, которую он не любил. А этот наш сын достаточно умен, чтобы самому сделать выбор. Мы дадим Титу и тебе какое-то время. – Он нагнулся к жене и поцеловал ее в щеку. – Иди. Скажи всем, что Тиг спешно покидает нас, чтобы выполнить поручение короля. Сделай так, чтобы бард все понял: если он хочет остаться у нас и видеть любимую девушку из клана Монро, то должен перестать петь эти баллады.
– Или рассказывать их, – добавил Тиг.
Сорча посмотрела на мужа, потом на сына и, встав, вдруг крепко обняла Тига.
– Я не хочу видеть тебя несчастным. Неудач в нашей жизни хватает, однако мы должны помнить и о делах клана…
– Иди, иди, дорогая, – прервал ее Ангус, и Тиг удивился нежности в его голосе.
Мужчины смотрели, как она подходит к барду и уводит его из круга слушателей. Наконец Ангус, обняв сына за плечи, повел его к себе. Тиг всегда представлял кабинет отца медвежьей берлогой, маленьким и темным местом, где Ангус и Робби, уединившись, часами беседовали о чем-то важном. В маленькой комнатушке было душно после продуваемого сквозняками зала. Поэтому Тиг оставил дверь открытой, чтобы теплый воздух комнаты смешался с холодом зала, а отец и он могли слышать печальные звуки арфы.
Отец подошел к столу в центре помещения и постучал пальцем по пергаменту, который лежал на нем, прижатый куском торфа.
– Я получил послание вчера. Граф Росс, этот полоумный ублюдок, мог бы передать все через барда, а не писать эту околесицу. – Он с силой стукнул по столу. – Но он любит похвастаться тем, что обучен грамоте.
– А ты отлично знаешь, что кто-то другой пишет вместо него, не так ли, отец? – спросил Тиг.
– Конечно, но граф гордится тем, что все его послания написаны от руки и на пергаменте. Думает, что так никто ничего не перепутает и не изменит его слова. Он не понимает, что такие послания могут потеряться, попасть в чужие руки. Если информация важная, ее нельзя доверять пергаменту!
Тиг понимающе кивнул и углубился в чтение неразборчивого почерка. Обученный грамоте, он все еще чувствовал некоторую неуверенность. Наконец, разобравшись в том, что было в послании, Тиг стал читать вслух:
– «Ангусу Даббу из рода Монро мое почтение… – Тиг, водя пальцем, продолжил чтение: – Да будет всем известно, что лорд Роберт, светлейший король Шотландии, намерен почтить своим присутствием замок Дингуолл со всеми его домочадцами в третий день кануна Нового года, дабы присутствовать на бракосочетании своей сестры леди Мод с Хью О'Беоланом, моим сыном и наследником.
Король повелевает каждому из глав кланов прибыть туда для принесения присяги на верность королю. Он особо ждет этого от клана Макдонеллов из Дан-Донелла.
Ваш долг доставить это послание главе клана Макдонеллов, а также известить каждого из глав кланов в вашей округе, от Колрейна до лощины Донелл».
Письмо заканчивалось росчерком пера и печатью с оттиском ветки можжевельника.
Тиг на мгновение задумался, а потом еще раз прочел конец послания, чтобы лучше понять его смысл. Он посмотрел на хмурое лицо отца.
– Почему он не отправил своего человека к Макдонеллам? – спросил Тиг.
– Лучше спроси: зачем он изложил все это на пергаменте? – ответил отец, обходя стол и Тига.
– Чтобы никто не посмел ни слова изменить в его тексте?
– Нет, это простое послание, и незачем усложнять его доставку по адресу. В этом что-то есть, но что – я еще не понимаю…
– Тут ничего такого нет, отец.
– Нет, сынок, есть, – пробормотал отец. – Как голос может изменить значение произнесенного слова, так и пергамент и гусиное перо способны сказать тебе больше того, что написано.
Тиг, прислонившись к краю стола, ждал, что еще скажет отец.
– Ты был рядом с королем. Что ты думаешь об этом? – Отец указал на послание на столе.
Тиг удивился. Отец спрашивает его мнение? Очень хорошая проверка.
– Это сложный союз, – начал Тиг, – между королем и графом Россом, несмотря на предстоящее бракосочетание сына графа с сестрой короля. Ни для кого не секрет, что граф и король мало доверяют друг другу.
– Да, – согласился отец, поглаживая бороду. – Значит, Россу необходимо доказать королю свою верность, а для этого чем больше людей будут знать об этом послании, тем лучше.
– Он хочет, чтобы этот пергамент увидели все главы кланов, прибывшие в Дингуолл, чтобы принять присягу на верность королю?
Ангус кивнул и зашагал по комнате.
– Но почему именно кто-то из нашего клана должен везти королю послание? – непонимающе спросил Тиг.
– Очень просто. Граф не хочет, чтобы кто-то Из его родственников попал в эту крепость. Граф Росс и Макдонеллы особой симпатии друг к другу не питают.
– Итак, нам, как верным друзьям графа, не имеющим никаких претензий к Макдонеллам, поручается пуститься в путь в начале зимы.
– Понимаешь? – Ангус улыбнулся так, словно Тиг удивил его. – В этом послании содержится нечто большее, чем то, что сказано словами. Надеюсь, что твоя служба королю отточила твой ум так же хорошо, как твой меч.
Тиг решил пропустить мимо ушей намек на свое прежнее отсутствие интереса к политике, которая так будоражила членов клана. Служба у короля в течение более года учит человека не только умению воевать.
– Это будет нелегкое путешествие, – заметил Тиг. – А до кануна Нового года остается менее месяца.
– Да, потребуется две недели или даже больше, чтобы выполнить это задание, если не растает снег. – Ангус снял с полки рулон пергаментной бумаги и развернул его на столе. Это была карта.
Тиг понимал, что ему предстояло сделать в эти две недели: преодолеть все трудности пути через горы. Достичь лощины Донелл – нелегкая задача даже летом, когда длинные дни и хорошая погода. Это будут две недели холода, деревня за деревней, замок за замком – и все время один. Однако две недели дадут ему возможность избежать того, чего добивается матушка и на что надеются девушки его деревни. Если он должен жениться, то, пожалуй, следует подыскивать себе невесту во время этого путешествия. План его отца был теперь ему понятен.
– Итак, я должен доставить это послание Макдонеллам, – уточнил еще раз Тиг, – и таким образом послужить королю и графу Россу. В то же время я избегаю коварных забот матери и прочих женщин. – Тиг подавил улыбку. – Теперь, возможно, я встречу ту, на которой сам захочу жениться, и она полюбит меня, а не какого-то созданного бардом героя по имени Тиг из Колрейна. – Он взглянул на карту.
Возможно, эту поездку можно продлить, она неплохой предлог покинуть на какое-то время тепло и удобства родного дома. Бард в конце концов когда-нибудь покинет деревню, так и не дождавшись Тига, и перестанет петь свои баллады. А возможно, отправится в другую деревню и там будет петь свои баллады… если кто-то не успел уже спеть их раньше.
Глупо было думать, что, уехав из Колрейна, он решит все свои проблемы. Барды, без сомнения, распространили эти баллады далеко за горы. Считалось, что баллады о храбрости на войне поднимают дух. Недаром девицы мечтают о браке с ним. Однако у него появилась возможность убежать от матушки и ее планов женить его.
За дверью слышались аплодисменты, а затем громкий чистый голос извинился, что на время прервет пение.
Там была жизнь. Бард свободно меняет места своего пребывания, не связанный никакими обязательствами, окруженный вниманием девушек, и его не обременяют их мечты и желания. Он знает только хорошее в жизни, и ему неведомо плохое. Разве что…
Конечно! Простому певцу дозволено то, что запрещено Тигу из Колрейна. Бард может доставить послание графа Росса, вправе заигрывать с девицами и на своем пути рассчитывать на радушный прием в каждом доме. Его единственная обязанность – развлекать хозяев, приютивших его, своими песнями, рассказами и последними сплетнями. Хотя Тиг не слишком хороший певец, но поведать истории умеет, а будучи подростком, пробовал играть на барабане. Что касается молвы и слухов, то он немало наслушался их на службе у короля. Удастся ли ему сойти за барда? Но он же покидает ту часть страны, где его знают!
– Я уеду, как только рассветет. – Тиг свернул пергамент с посланием графа Росса.
Ангус усмехнулся:
– Ты умен. Я сделаю все, что смогу, чтобы убедить матушку в том, что ты сам найдешь себе невесту. По правде сказать, мне кажется, что она чего-то боится или просто ей очень хочется увидеть наконец своих внуков. Постарайся задержаться подольше, а то нам не избежать твоей поспешной свадьбы.
Тиг стал укладывать вещи, а потом отыскал барабан и приготовился покинуть эти стены до восхода солнца. Кивнув отцу, он уходил пока вполне счастливым.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольщение строптивой - Уиттиг Лорен



очень симпатичный роман
Обольщение строптивой - Уиттиг Лореналена
25.11.2011, 14.56





Чудныи романчик
Обольщение строптивой - Уиттиг ЛоренДиана
17.01.2012, 20.35





обалденный роман читайте не пожалеете
Обольщение строптивой - Уиттиг Лоренанюта
23.11.2012, 4.07





роман супер рекомендую читайте и наслаждайтесь
Обольщение строптивой - Уиттиг Лоренанна
23.11.2012, 14.44





Скучный роман.Слишком растянут.
Обольщение строптивой - Уиттиг ЛоренНИКА*
27.11.2012, 16.48





Понравилось, в первую очередь, не типичностью, некоторые моменты затянуты, но в целом увлекает, особенно диалоги
Обольщение строптивой - Уиттиг ЛоренItis
13.05.2013, 19.26





захватывающе!
Обольщение строптивой - Уиттиг Лореноксана
20.08.2013, 2.40





Не мое.....
Обольщение строптивой - Уиттиг ЛоренНадежда
20.08.2013, 20.13





Еле домучила.Затянуто...
Обольщение строптивой - Уиттиг ЛоренКаталина
23.08.2013, 4.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100