Читать онлайн Тайна черного янтаря, автора - Уитни Филлис, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна черного янтаря - Уитни Филлис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна черного янтаря - Уитни Филлис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна черного янтаря - Уитни Филлис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уитни Филлис

Тайна черного янтаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Трейси не заметила, сколько времени просидела в комнате после ухода Нарсэл Эрим. Она не могла думать ни о чем, ей было плохо, и морально, и физически, ее тошнило. Комната казалась мрачной, сам воздух в ней словно давил ей на плечи.
Почти безотчетно Трейси надела пальто и вышла в салон. Дверь кабинета Майлса оставалась закрытой. После того, что она услышала от Нарсэл, ей совершенно необходимо было знать: правда или ложь то, что рассказала ей Нарсэл?
Трейси спустилась по лестнице и вышла через нижний коридор в сад, не встретив никого по пути. Ей хотелось подышать свежим воздухом, побыть одной, быстро пройтись, чтобы отвлечься. Физические усилия могли в какой-то степени унять ураган ее тревожных мыслей. Трейси пошла по тропинке. День был серым. С Черного моря дул резкий, холодный ветер, верхушки деревьев гнулись в преддверии грозы, но Трейси была готова с радостью встретить и грозу. Она будет стоять в самом ее эпицентре и позволит разбушевавшейся стихии успокоить себя, разрешит высосать накопившуюся досаду, с которой не могла больше жить.
Боковые ворота, как всегда, были открыты, и Трейси вышла на дорогу. Едва ли она встретит кого-нибудь в такой день в развалинах. Особенно когда надвигался такой ураган. Идти медленно она была не в силах и побежала по дороге. Один раз ее обогнала машина, и девушка успела заметить удивленные лица пассажиров, смотревших на нее. Она несколько раз спотыкалась и чуть не падала, но не останавливалась. Первые капли дождя ударили ей в лицо с такой силой, что заставили ее опустить голову.
Трейси бежала, не глядя по сторонам, и вдруг… вбежала в объятия Майлса. Он на мгновение приподнял ее и обнял, успокаивая, потом поставил на ноги. Трейси подняла глаза и посмотрела в лицо человека, которого хотела видеть сейчас меньше всего на свете, и в то же время не могла обойтись без него. Ей было сложно понять себя, и она сделала самое простое – освободилась от его рук.
– Отпустите меня! Я не хочу с вами разговаривать! Оставьте меня в покое! – воскликнула она.
Майлс спокойно убрал руки за спину и спросил:
– Куда вы идете? Надвигается сильная гроза.
– Мне все равно! – крикнула Трейси и побежала дальше.
Не оглядываясь, Трейси Хаббард добежала до самых ворот дворца султанши Валиды, бессознательно ища в трудную минуту защиты у этих развалин. Ведь недаром же их так любила ее сестра! Может, здесь еще живет частичка ее души, и она поможет ей. Может, найдет какое-нибудь новое доказательство, которое восстановит ее веру и в Майлса, и в Анабель и поможет забыть ужасные обвинения Нарсэл.
Трейси едва услышала раскаты грома над головой. Не обращая внимания на крупные капли дождя, она пробежала через сад и торопливо поднялась по мраморным ступенькам. Со стен тускло смотрели увядшие цветы, едва заметные в слабом свете дня. В задней части дворца, где осталась нетронутой часть пола второго этажа и крыши, ее не мог намочить дождь. Трейси решила как можно осторожнее пройти по разрушенному полу. Проходя мимо тайника, находившегося рядом с дверью, она нагнулась и заглянула в него, но никакого препятствия, загораживающего проход, не увидела. Ящик с опиумом исчез. Трейси забежала в угол комнаты, прижалась спиной к стене и прислушалась к раскатам грома. В развалинах страшно завывал ветер, который, казалось, собирался на этот раз сровнять их с землей. Почти оторванный, но еще не отлетевший кусок крыши двумя этажами выше хлопал так громко, что Трейси испугалась, что ветер может сорвать его в любую секунду. А вдруг и в самом деле пришел последний час этого зловещего здания и вот-вот оно рухнет в давно ждущие его черные воды Босфора?
Злость самой Трейси была настолько сильной, что она как бы не замечала гнева стихии. Даже когда небо ярко осветила вспышка молнии и ее раздвоенный язык устремился к воде, девушка не испугалась.
Но гроза все же хоть немного отвлекла ее, по крайней мере, не позволила утонуть в собственных чувствах. Постепенно от шума и рева ветра Трейси будто оцепенела и потеряла способность думать, лишь фиксируя, как автомат: вот скрип, вот другой, вот ветки опять хлестнули по пустым оконным проемам…
Но вдруг в реве грозы она различила какой-то чужеродный для нее звук… слабый скрип, что ли, и поблизости. Он напоминал скрип веревки, которая держала лодку у берега или причала. Трейси стала искать источник этого звука. Очевидно, он находился внутри дома, в другом углу огромной комнаты. Она посмотрела на дальнюю стену салона, которую заливали потоки дождя, и обнаружила источник негромкого ритмичного скрипа. На полу, рядом с остатками балконной двери что-то лежало. Она впервые увидела здесь этот огромный камень, к которому была привязана крепко натянутая веревка, скрывающаяся в дверном проеме. Веревка слабо терлась о перила и издавала тот самый скрипящий звук. Трейси оставила свое сухое убежище и направилась в дальний угол. На нее хлынули потоки ревущей воды. Ярко сверкнула молния, а через несколько секунд где-то совсем рядом прогремел гром. Трейси взялась за мокрую веревку и почувствовала, что на другом ее конце находится что-то довольно тяжелое. Дождь мгновенно намочил ее волосы, ручейки воды побежали по лицу и за воротник пальто. Влажные ладони скользили по веревке. Трейси подошла к перилам, не выпуская ее из рук, и посмотрела вниз. Она не увидела в будто кипящей воде никакой лодки. Тогда она перегнулась через перила, и ее тотчас же окатила волна. Она успела заметить, что на конце веревки, перекинутой через перила балкона, что-то висит.
Трейси нагнулась еще ниже, еще больше приблизившись к воде, и стала тянуть веревку, пытаясь рассмотреть предмет на конце ее. И вот уже она отчетливо разглядела проступающие сквозь мокрую ткань свертка головку, уши, хвост… В горле Трейси застрял крик ужаса, но она яростно тянула веревку до тех пор, пока труп бедной кошки не перевесился через ограждение и с тяжелым стуком не упал на пол.
В это же мгновение сверкнула молния и на долю секунды ярко осветила кошмар, который лежал у ее ног. Ясемин была не просто убита. Перед смертью она пережила страшные муки. В этот момент Трейси просто не могла представить себе большей жестокости и мерзости.
В ярком свете молнии какую-то долю секунды она смотрела в лицо аду. Это его посланец сунул маленькую белую кошку в мешок, привязал камень для груза и бросил в воду, оставив болтаться на перилах балкона до тех пор, пока несчастная Ясемин не утонула в бурлящих водах Босфора. Так в старину турки расправлялись с врагами.
Трейси прижала обе свои руки ко рту, чтобы удержать крик. Убийца кошки достиг своей цели. Девушку охватил ужас, она отчаянно боролась с подступившей к горлу волной тошноты.
Ее плечи обхватила рука Майлса Рэдберна и оттащила от тела кошки. Он мягко отвел ее в сухой угол. И здесь молча, спокойно обнял Трейси. Она разрыдалась, дрожа в его объятиях. Рэдберн ничего не говорил, лишь крепко прижимал девушку к себе, давая ей выплакаться.
Трейси и выплакала на его плече весь свой страх и гнев. Наконец потихоньку она начала успокаиваться. Он вытер ее мокрое лицо своим платком. Потом долго целовал, и Трейси, прильнув к нему, вернула поцелуй. Гроза утихла, ветер тоже, и старый дом перестал громко жаловаться на свою старость. Молнии сверкали уже не так ярко, а раскаты грома постепенно отдалялись от дворца.
– Гроза заканчивается, – прошептал Майлс ей в щеку. – Нам лучше вернуться туда, где тепло и сухо. Потом вы мне все расскажете.
Трейси показала рукой на Босфор.
– Ясемин! – задыхаясь, пробормотала она. – Кошка Анабель.
– Знаю, – кивнул Майлс. – Я видел. Рассудок возвращался к ней медленно, по частям.
– Они сделали все так, чтобы я не смогла не найти ее. Кто-то знал, что я приду сюда… как приходила Анабель. Это очередное предупреждение. Первый раз они предупредили меня, когда в первый же день уничтожили мою работу. Потом кто-то пометил в книге отрывок. – Трейси рассказала историю о помеченном отрывке в книге по истории Турции, которую он прислал ей. В нем ярко описывалось, как топили в Босфоре надоевших женщин из гарема. Если целью этих злых шуток было напугать ее, способ был выбран неплохой. Если бы не Майлс… Трейси вновь задрожала, и Рэдберн еще крепче обнял ее.
Выглянуло солнце. Его лучи коснулись воды, сделали ее светлее и озарили мокрый сад.
– Можно идти, – сказал Рэдберн.
– Давайте сначала похороним ее, – попросила Трейси.
Земля в саду была мягкой после дождя. Майлс нашел палку и кусок черепицы и вырыл могилку под кустами рододендрона. Потом осторожно достал Ясемин из отвратительного мешка и положил в ямку. Трейси помогла засыпать землей маленькое, насквозь промокшее тельце. Она пришла в себя, и к ней вернулась способность сердиться.
– Им не удастся запугать меня! – закричала она. – Такая жестокость не может остаться безнаказанной. Не только из-за Анабель… Сейчас ставки намного выше…
И тут Трейси вспомнила рассказ Нарсэл об ужине, который несколько месяцев назад давала Сильвана. Пока они стояли в саду среди деревьев, с которых капали капли воды, девушка пересказала Майлсу Рэдберну все, что услышала от турчанки. Он слушал ее с плотно сжатыми губами. Она увидела в его глазах холод и настороженность. Выражение его лица стало пугать Трейси, и она закончила жалобно:
– Это ведь неправда, да? Ведь это не может быть правдой! Нарсэл чего-то не поняла. Или вообще все придумала.
Майлс Рэдберн покачал головой.
– Мисс Эрим ничего не придумала. Все произошло именно так, как она рассказала. Все, что она сказала, правда от начала и до конца.
– Но… героин? Выходит, лгала Анабель. Вы не могли… – Трейси опять замолчала, как бы задыхаясь. – Я не верю в это!
Несколько секунд Майлс стоял и молча смотрел на нее. Потом заговорил в своей обычной манере – отрывистыми фразами.
– Все правда. Пойдемте. Уже можно возвращаться. Трейси молча шла рядом, а ее сердце сжал новый страх. Смотреть в лицо злу – это одно. И совершенно иное – с ним бороться… Но это возможно только если рядом есть человек, которому можно доверять. Хороший, добрый человек, который не способен причинять зло другим людям. Если же рядом нет такого человека…
Майлс Рэдберн молчал до тех пор, пока они не дошли до ворот поместья Эримов.
– Ну хоть сейчас-то вы улетите в Нью-Йорк? – чуть ли не взмолился он. – Воспользуйтесь авиабилетом, который заказала Сильвана, кстати, по моему совету.
Трейси отрешенно покачала головой. Она не могла ответить ему словами. Поблизости не было человека, к которому она могла обратиться за поддержкой, но, несмотря на это, она должна оставаться здесь до самого конца. Она должна была это Анабель, самой себе наконец… и даже Ясемин. Лишь в том, что она должна была хоть что-то Майлсу, Трейси сомневалась.
В воротах он остановился.
– Доберетесь до дома сами? Я не хочу еще раз туда заходить.
Трейси кивнула и пошла по тропинке к яли. Проходя мимо киоска, Трейси заметила свет в окнах лаборатории. Над лабораторией располагались темные комнаты Сильваны. Трейси тихо прошла мимо окон и вошла внутрь. Она никого не встретила, даже Ахмет сейчас не следил за ней из темного угла. Девушка добралась до своей комнаты, никого не встретив по дороге.
Ее ждала только тишина. Не было видно никаких новых зловещих предупреждений: ни черного янтаря, ни помеченных страниц в книге, не было и спящей на кровати кошки. В горле Трейси сжался комок печали, но она решила не плакать, понимая всю бесполезность слез. Зло притаилось рядом, и его во что бы то ни стало необходимо разоблачить. Нужно сорвать маску со злодея!
В этой комнате теперь жили два призрака: ее сестры Анабель и маленькой белой кошки. Они мерещились Трейси в каждом углу. Она видела Анабель, сидящую за ночным столиком с зеркалами, которые когда-то показывали ее отражение. Анабель спала на огромной кровати, той самой, где сейчас спала Трейси. И повсюду мелькала Ясемин. Ни Анабель, ни Ясемин не догадывались, что Босфор станет для них смертельной ловушкой. Кто знает, может, сейчас к их компании присоединится и третий призрак? Еще один человек, кому уже угрожают темными водами Босфора – она сама, Трейси Хаббард.
Трейси принялась взволнованно мерить большую комнату шагами, говоря себе: «Это бред, не сходи с ума! Сейчас все силы необходимо бросить на то, чтобы найти ответ». Ответ, который как-то связан с самоубийством Анабель. Может, ответом были следы на ее руках от иглы, которая приносила Анабель наркотическое забвение? Майлс сам признался, что это сделал он.
Но Трейси не могла согласиться с тем, что все так просто. Несмотря на признание Майлсом того факта, что Нарсэл сказала правду, Трейси интуитивно чувствовала, что это не полная правда. Нет, что-то еще пряталось в глубине этой трагедии и как бы говорило, что не всем свидетельствам и фактам стоит верить.
Неожиданно Трейси стало невыносимо тяжело находиться одной в этой комнате. Она понимала, что, как и раньше, должна как-то вернуть Анабель… заново объяснить для себя сущность духа и характера сестры. Только не того печального духа, который находился в этой комнате, а духа дарящей всем окружающим радость девушки, которой Анабель когда-то была. Может, портрет поможет Трейси лучше вспомнить сестру. Если Майлс еще не вернулся, у нее есть шанс потихоньку пообщаться с портретом.
Трейси вышла из своей комнаты, прошла салон и тихо постучала в дверь кабинета. Не услышав ответа, она вошла в комнату и тихо закрыла за собой дверь. За холмами Фракии гасли последние лучи солнца, и кабинет, выходивший окнами в противоположную от Босфора сторону, был наполнен тенями. Трейси тихо скользнула в спальню. Она поднесла руку к выключателю и постаралась стереть из памяти образ Анабель, совсем недавно сложившийся у нее со слов Нарсэл, образ вздорной истерички, которая показывала всем следы от уколов на руках и обвиняла в этом мужа. Сейчас Трейси призывала на помощь другую Анабель, ту, которую знала в детстве. Ту Анабель, которую Майлс написал в самом начале их супружеской жизни.
Трейси нажала выключатель и взглянула туда, где висел портрет Анабель. Портрет исчез… На его место Майлс Рэдберн повесил незаконченный портрет Сильваны Эрим. Уже одна эта замена сама по себе неприятно поразила и расстроила Трейси. Ее абсолютно не интересовал портрет Сильваны, и она собиралась уже отвернуться, когда ее внимание привлек самовар, изображенный на картине.
Вместо того чтобы отвернуться, Трейси подошла ближе к картине и принялась внимательно и удивленно разглядывать ее. Портрет Сильваны почти не продвинулся с того дня, когда она в последний раз видела его. Майлс немного еще поработал лишь над платьем, но лицо по-прежнему оставалось неясным пятном. Все внимание Рэдберн уделил отражению Сильваны в самоваре. Сейчас это отражение было полностью закончено. Трейси хорошо помнила, как медные бока самовара искажали отражаемый образ и превращали его в смешную карикатуру… она первой обратила на это внимание. Но Майлс создал карикатуру Сильваны Эрим, он очень тщательно выписал кое-что пострашнее. На блестящей поверхности самовара линия за линией, штрих за штрихом возникло лицо Сильваны, открывая ее обычно тщательно скрываемые жадность, жестокость и страсть к обману. Это не сразу бросалось в глаза. С первого взгляда даже можно было и не разгадать замысла художника. Лицо как бы само выдавало себя. На нем словно отражалось зло, на которое была способна Сильвана.
Бросив на портрет только один взгляд, Трейси уже не могла от него оторваться. Она стояла шокированная, изумленная, но ни капельки не напуганная.
Раздался скрип входной двери в кабинет, но Трейси даже не шелохнулась. Сейчас ей, правда, нечего сказать Майлсу, но, может, будет даже лучше, если он узнает, что она видела портрет Сильваны.
В кабинете послышались звуки шагов, которые приближались к оставленной ею приоткрытой двери в спальню. После легкого стука резкий голос Сильваны поинтересовался:
– Майлс, ты здесь? Я хотела бы с тобой поговорить по одному очень важному делу…
Сильвана не закончила, потому что Трейси быстро подошла к двери. Миссис Эрим ни в коем случае не должна видеть свой портрет до тех пор, пока Майлс не захочет ей его показать. Трейси попыталась заслонить дверной проем, но Сильвана уже вошла в спальню и сразу же увидела на стене портрет. Однако, к удивлению Трейси, она не проявила особой радости по этому поводу.
– Как забавно! – с сарказмом проговорила она. – Он убрал портрет своей жены и вместо нее повесил мой.
– Вы не должны смотреть на портрет до тех пор, пока он не будет закончен, – строго предупредила ее Трейси. Сейчас ей оставалось надеяться только на то, что Сильвана не заметит своего отражения в самоваре.
– Тогда мы не скажем ему, что я видела портрет, – заявила Сильвана. – Надеюсь, вы не ждете от меня, что я откажусь воспользоваться такой благоприятной возможностью взглянуть на то, что нарисовал муж вашей сестры?
Трейси лихорадочно соображала, что делать. И нашлась.
– Я нашла кошку! – резко выкрикнула девушка, не сводя пристального взгляда с лица Сильваны.
На лице миссис Эрим не дрогнул ни один мускул. Да, Сильвана великолепно владела собой. Что ж, ничего удивительного: если она имела отношение к смерти кошки, то что стоило ей скрыть свою причастность к этому?
– Вы хотите сказать, что кошка пропала? – беспечно полюбопытствовала она и приблизилась к стене, чтобы получше разглядеть картину.
– Кто-то засунул кошку Анабель в мешок с камнями и подвесил на ограждении балкона в развалинах дворца султанши Валиды так, что кошка оказалась в воде. Ясемин утонула. Ее тело оставили там специально – чтобы я нашла его. Вы не знаете, зачем?
Сильвана напряглась, и голубые глаза блеснули, но все ее внимание было приковано по-прежнему к портрету. Она заметила свое отражение в самоваре, и ничто другое ее уже не интересовало.
Трейси наблюдала за ней и была почти уверена, что лицо миссис Эрим сейчас начнет меняться и станет таким же отвратительным, как на портрете. Сильвана не сводила с картины холодного взгляда, но в ее блестящих глазах трудно было что-то прочесть. Если она когда-то и испытывала к Майлсу Рэдберну нежные чувства, то эти чувства умерли в эту самую минуту. А может, любовь прошла значительно раньше, когда она поняла, что он – ее враг, и враг опасный.
Сильвана Эрим долго молча смотрела на свой портрет, потом резко повернулась и вышла из спальни. Трейси показалось, что стук ее высоких каблучков по полу салона – нарочито громкий. Сейчас никто не смог бы сказать, что может предпринять эта разъяренная львица, поэтому Трейси решила немедленно отыскать Майлса и предупредить его о том, что произошло.
Трейси сбежала вниз и увидела, что гараж, в котором он держал свою машину, пуст. И машина, и ее владелец исчезли, и она не имела ни малейшего представления, где он сейчас находился. А вдруг он навсегда покинул яли? Нет, это невозможно! Он не уедет и не оставит ее одну… особенно после того, как обнимал и успокаивал, целовал в развалинах дворца. Сейчас Трейси верила в давнишние слова Анабель, что на него можно положиться. Правда, позже Анабель передумала и считала, что ошиблась. Трейси напомнила себе, что не знала по-настоящему Майлса Рэдберна. Только верила в него. Честно говоря, и для самого Майлса было бы лучше, если бы он забыл обо всем, за исключением своей собственной безопасности, и навсегда покинул Стамбул. Тогда и ей не останется ничего другого, как сделать то же самое.
Но сердце Трейси Хаббард отказывалось прислушиваться к голосу рассудка. Оно уверенно заявляло, что он вернется. Трейси считала, что должна дождаться Майлса и предупредить, потому что сейчас от Сильваны Эрим можно было ждать чего угодно.
Единственным безопасным местом в доме сейчас ей казалась ее комната, и Трейси вернулась туда. Она заперлась, закрыла шторами балконные двери и, таким образом, отгородилась от последних отблесков дневного света. Потом собрала вещи, приготовилась к отъезду и стала ждать возвращения Рэдберна.
Если Майлс поднимется на третий этаж, она Обязательно услышит его.
Никогда еще время не тянулось для нее так медленно!
Вечером раздался стук в дверь. Трейси испуганно вздрогнула и, прежде чем открыть ее, спросила, кто это. Услышав голос Нарсэл, после секундных колебаний Трейси впустила девушку.
– Я принесла вам ужин, – сообщила турчанка, ставя поднос на стол. – Мой брат очень взволнован, так что сегодня вечером вам лучше не встречаться с ним. Можно мне немножко побыть у вас? Пожалуйста!
Трейси не хотела сейчас ничьей компании и уж меньше всего компании Нарсэл, но если бы она прогнала турчанку, это бы означало, что она испугалась.
– Конечно, оставайтесь, – кивнула она. – Спасибо, что вспомнили обо мне.
Трейси села за стол и заставила себя съесть луковый суп. Она нарочно ела молча, а Нарсэл не сводила с нее тревожного взгляда.
– Какой ужас!.. Я имею в виду то, что случилось с кошкой! – наконец нарушила она молчание. – Сильвана нам все рассказала.
Значит… несмотря на потрясение от портрета, Сильвана все же хорошо слышала то, что рассказала ей Трейси.
Трейси опять промолчала.
Нарсэл беспокойно заерзала на стуле, чувствуя неловкость.
– Как по-вашему, что означает эта ужасная смерть?
Трейси достала из-под стола книгу, которую ей прислал Майлс, и открыла на той странице, где по-прежнему лежали черные четки.
– Их кто-то оставил в моей комнате, – сообщила она, поднимая бусы. – И еще в книге был подчеркнут один отрывок.
При виде четок из черного янтаря Нарсэл задрожала и в суеверном страхе отказалась дотрагиваться до них. Трейси показалось, что четки напугали ее больше, чем слова в книге.
– Все как раньше, – прошептала турчанка. – Четки из черного янтаря ваша сестра называла «черным предупреждением». И вот они появились опять. Кто-то желает вам зла. Кто-то хочет, чтобы вы уехали.
– Я начала подозревать это, – кивнула Трейси. – Я даже вижу связь между тем, что написано в книге, и тем, что случилось с Ясемин. Мне даже сейчас кажется, что следующей жертвой, если следовать логике событий, могу оказаться я сама.
Нарсэл уставилась на нее, испуганно открыв рот.
– Но вы же не хотите сказать…
– Конечно, хочу! Я… в мешке с камнями, завязанном у горла. Кто-то грозит мне такой ужасной смертью! Только со мной все окажется намного сложнее, потому что я не сдамся и буду бороться за свою жизнь.
Нарсэл опустила голову и закрыла лицо руками.
– Вы должны немедленно уехать отсюда, покинуть Стамбул.
– Кто, по-вашему, скрывается за всем этим? – упрямо стояла на своем Трейси. – Не ваш братец, случайно, выкидывает эти кошмарные фокусы? Или, может, это Ахмет? Или Сильвана? Или, наконец, вы сами?
Нарсэл произнесла, не поднимая головы:
– Лучше бы вам больше не рисковать и не дразнить обитателей этого дома.
– Не беспокойтесь, – успокоила ее Трейси. – Я уже собрала вещи и готова уехать. Я запрусь на ночь в комнате, а завтра утром Майлс отвезет меня в аэропорт.
– Да, так будет лучше для всех, – тихо прошептала Нарсэл, выпрямилась и убрала руки от лица.
Трейси с любопытством смотрела на девушку.
– Неужели вы никогда ни в чем не вините себя, Нарсэл? Неужели вас никогда не терзают угрызения совести за то, что произошло с Анабель, или за то, что может произойти со мной?
– Я… я не понимаю вас, – запинаясь, пробормотала Нарсэл.
Трейси безжалостно продолжила:
– Я уже говорила вам об этом, но сейчас повторю еще раз, и, извините, в более сильных выражениях. Вы позволили своему брату помыкать собой. Вы боитесь поднять голову и посмотреть в глаза Сильване, когда та сердится. Стоит ей чего-то захотеть, и вы мчитесь выполнять ее поручения. Я почти уверена, что вы делаете то, что вам велит Хасан… ну, может, за исключением тех случаев, когда не сомневаетесь, что он ни о чем не узнает. Вам не по душе Майлс Рэдберн, и все же вы ни разу не сказали ему об этом в глаза. Вы даже мне боитесь возразить.
На лице Нарсэл застыл ужас.
– Вы ничего не понимаете! – обиженно воскликнула она. – Я была вашей подругой… так же, как и подругой Анабель, а вы не…
– Но вы никогда не были настоящей подругой ни мне, ни Анабель. Может, если бы вы были хоть чуточку храбрее, Анабель осталась бы в живых, и со мной не произошло ничего страшного.
Нарсэл вскочила со стула и бросилась к двери.
– Вы не понимаете!.. Я не могу говорить… не могу, чтобы ничего не испортить! Но скоро, очень скоро все это закончится! Это я точно знаю. Может быть, даже завтра. Однако вам лучше не оставаться здесь до этого конца. Вы не имеете ко всему этому никакого отношения. Это не ваше дело!
– Вы забыли, – покачала головой Трейси, – что я сестра Анабель, и то, что происходит в вашем доме, с самого начала было моим делом.
Нарсэл распахнула дверь и выскочила из комнаты. Трейси заперла за ней дверь и вновь села на стул.
Этот разговор отнял у нее последние силы. Она почувствовала вялость и сонливость уже через несколько минут после ухода Нарсэл. Трейси понимала, что имеет меньше всего прав насмехаться над Нарсэл и ругать за то, что та ничего не делает, потому что была сама виновата в этом.
О Господи, ну где же Майлс? Почему он так долго не возвращается?
Трейси попыталась скоротать время за книгой, но так и не смогла сосредоточиться на чтении. На каждой странице ей мерещился отрывок, повествующий об утопленных в мешках с привязанными камнями женщинами, вновь и вновь у нее перед глазами появлялось застывшее в напряженной позе мокрое тельце белой кошки. Время от времени Трейси вскакивала со стула и принималась бегать по комнате Анабель. Она смотрела в зеркало Анабель на свое бледное лицо… и ждала Майлса Рэдберна.
Трейси решила не раздеваться и не ложиться спать, но в час ночи все-таки легла одетая, укрылась одеялом и незаметно уснула. Она спала до тех пор, пока в ее дверь тихо не постучали. На столике горела лампа, часы показывали половину четвертого утра. Трейси вскочила с кровати и подбежала к двери.
– Это Майлс, – тихо произнес голос за дверью. Трейси открыла дверь, и ее мгновенно окатила волна облегчения, не имеющая ничего общего с рассудком и логикой. Сейчас Трейси было безразлично даже то, что это он доставал Анабель наркотики, что это он нарисовал ужасное отражение Сильваны в самоваре. Сейчас все потеряло значение, за исключением того, что он был здесь, и она любила его и верила в него всем сердцем. Но когда Трейси обняла его, Майлс устало улыбнулся и освободился от ее объятий.
– Я не приходил так долго специально, чтобы они перестали ждать меня. Если кто-то и продолжает еще следить, то ждет появления моей машины, а я оставил машину на противоположном берегу и переправился на маленькой лодке. Быстро уходим из дома… я отвезу вас на тот берег.
– Я готова, – сказала Трейси. – Я давно жду вас. Рэдберн взял ее чемодан. В доме царила тишина, если не считать обычных звуков ночи – тихих шорохов и окриков. Они начали осторожно спускаться. Ни на лестнице, ни в мраморном коридоре их никто не поджидал. На причале Майлс помог Трейси сесть в лодку и сел вслед за ней. Сначала лодочник использовал весла, энергично гребя против течения. Ночь не была абсолютно темной. Над крепостью Румели Хизар повис широкий полумесяц луны, освещая башни и рисуя на воде лунную дорожку. Лодочник греб к крепости и не заводил мотора до тех пор, пока они не отдалились от берега на безопасное расстояние. Звук мотора их лодки быстро затерялся среди гомона моторов других рыбацких лодок и ночных звуков Босфора.
Их лодка двигалась по диагонали к противоположному берегу.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тайна черного янтаря - Уитни Филлис

Разделы:
12346789101112131415161718

Ваши комментарии
к роману Тайна черного янтаря - Уитни Филлис



Лорио
Тайна черного янтаря - Уитни ФиллисНрпепош
3.09.2015, 21.22





Не больше 7б.Нудно и не очень интересно.Еле осилила.
Тайна черного янтаря - Уитни Филлисларик
26.05.2016, 9.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100