Читать онлайн Прислушайся к себе, автора - Уитни Диана, Раздел - Уитни Диана в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прислушайся к себе - Уитни Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прислушайся к себе - Уитни Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прислушайся к себе - Уитни Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уитни Диана

Прислушайся к себе

Читать онлайн

Аннотация

Преуспевающий Рик Блэйн жаждет узнать всю подноготную своей очаровательной подчиненной Катрины Джордан. Что она любит? Чему радуется? Менее всего он мог предполагать, что единственный источник радости для Катрины - ее маленькая дочка. А к любителям детей Рик себя никогда не причислял. Но Катрину не так-то легко забыть, и Рик оказывается перед непростым выбором...


Уитни Диана
Прислушайся к себе

Диана УИТНИ
ПРИСЛУШАЙСЯ К СЕБЕ
Перевод с английского Е. Егоровой
Анонс
Преуспевающий Рик Блэйн жаждет узнать всю подноготную своей очаровательной подчиненной Катрины Джордан. Что она любит? Чему радуется? Менее всего он мог предполагать, что единственный источник радости для Катрины - ее маленькая дочка. А к любителям детей Рик себя никогда не причислял. Но Катрину не так-то легко забыть, и Рик оказывается перед непростым выбором...
Глава 1
- Я получила работу! - с такими словами Катрина Митчелл Джордан ворвалась в маленький уютный магазинчик и протанцевала мимо книжных полок, заставленных старинными фолиантами в кожаных переплетах.
- А я никогда и не сомневалась ни в твоих способностях, ни в том, что ты рано или поздно получишь работу, - пробормотала Грэйси Эплгейт, элегантным жестом поправляя пучок своих серебристых волос.
- Да? Спасибо. А я вот очень даже сомневалась.
Не последуй я вашему совету, то до сих пор целыми днями названивала бы по газетным объявлениям и гадала, как раздобыть денег, чтобы заплатить за квартиру. - Внезапно Катрина замолчала и, едва сдерживая слезы, без сил опустилась в мягкое кресло. Шутка ли, несколько месяцев сидеть без работы, немудрено, что все се скудные сбережения подошли к концу! - Не знаю, откуда вы узнали про это место, но вы сотворили чудо, и я перед вами в неоплатном долгу. Большущее вам спасибо!
Грэйси отмахнулась, показывая, что для нее это не составило никакого труда.
- Что за глупости, детка, совсем наоборот. Это строительная корпорация Блэйна должна благодарить меня за то, что я порекомендовала им превосходного работника, на которого они всегда смогут положиться. Уверена, что Марта, моя подруга из отдела кадров, безусловно, согласится со мной.
- Интересно, сыщется ли в Лос-Анджелесе хоть один человек, которого бы вы не знали лично?
- Думаю, что кое-кто наверняка ускользнул из моего поля зрения, но ведь среди любителей антиквариата, в частности редких книг, так много представителей высшего света, интеллигенции, богемы да и просто приятных людей. Кстати, если уж мы заговорили о них... - и, бросив на Катрину заинтересованный взгляд, она наполнила ее чашку травяным чаем, - у тебя была возможность познакомиться с главой компании?
- С мистером Блэйном? Нет, странная история вышла. - Катрина покачала головой. - Как я поняла, его менеджеры заключили какой-то выгодный контракт и, чтобы отпраздновать это событие, он пригласил всех на обед.
- Очень любезно с его стороны. Так что же тебя удивляет, дорогая?
- Дело в том, Грэйси, что обед он вздумал устроить в Сан-Франциско. Посадил всех в арендованный самолет, а сам уселся за штурвал. - Катрина поморщилась. - Зачем так глупо сорить деньгами? Богатые люди всегда раздражают меня. У меня есть сестра Лора, так вот она совершила большую ошибку, выйдя замуж за богача. Он разрушил ее жизнь.
Конечно, она сама тоже изредка мечтала о Прекрасном Принце, но сказка - это сказка, а жизнь - это жизнь.
Грэйси покачала головой и, нахмурившись, погрозила Катрине пальцем.
- Нет-нет, дорогая. Нельзя всех стричь под одну гребенку. И потом, если Рик Блэйн настолько богат, как о нем говорят, то почему бы ему не нанять пусть хоть целую эскадрилью, чтобы отпраздновать очередную выгодную сделку?
Катрина не могла не улыбнуться.
- Да, я полагаю, вы правы. Почему бы и нет?
Грэйси Эплгейт тоже улыбнулась, и в уголках ее губ появились многочисленные морщинки, выдававшие добрый нрав. Катрина обожала ее, ведь, помимо доброты, в ней счастливо сочетались такие замечательные качества, как материнская мудрость и заботливость, озорное веселье и женская загадочность, которой хватило бы на десятерых...
Внезапно внимание Катрины привлек тихий голосок ребенка, и она поспешила вытащить малышку из манежа, стоявшего позади Грэйси.
- Так, так, дорогуша, все ли у тебя хорошо?
Спутанные волосики девочки были влажными.
Она потянулась, засопела и протянула ручонки к лицу Катрины.
- Бабуска Гэйси дава ме ябоко, - доложила малышка.
- Неужели? - Катрина широко раскрыла глаза, притворно удивляясь такому важному событию. - А ты сказала "спасибо" бабушке Грэйси?
Хизер кивнула. Катрина благодарно посмотрела на остановившуюся в дверях пожилую женщину.
- Что еще мне остается делать на старости лет?
С тех пор как мой сын заявил, что навсегда останется холостяком, мне приходится пускаться на всякие хитрости, чтобы услышать это замечательное слово "бабушка". Я надеюсь, ты не возражаешь?
- Конечно, нет. Для каждого ребенка счастье иметь заботливую, любящую бабушку. Моя мать умерла несколько лет назад, а дедушка и бабушка Хизер со стороны отца живут в трех тысячах миль отсюда.
- Да, это не очень удобно.
- А может быть, оно и к лучшему. Они неплохие люди, только никогда не напрашивались моей дочери в няньки, не заявляли своих прав на нее. У меня создалось впечатление, что они были рады избавиться от забот о собственном сыне, а теперь совсем не жаждут растить других детей, будь то даже их родные внуки. - Она подхватила дочку на руки и, прижавшись щекой к нежной коже, с неизъяснимым блаженством вдохнула аромат, исходивший от малышки. Впрочем, один раз они пытались попробовать себя в роли дедушки и бабушки. Именно с тех пор я благодарна судьбе за то, что они больше к этому не стремились.
Грэйси рассмеялась, однако ее глаза остались грустными.
- Да, молодой человек, который завоюет такую умную женщину, как ты, должен обладать поистине выдающимися качествами, иначе ты его просто не заметишь.
Катрина заметно напряглась, она слишком хорошо помнила свой развод он был ужасен. Событие, оставившее саднящую рану в ее сердце.
- Дэн всегда был мрачным, неудачливым холериком. Я думала, что смогу его изменить. Но так и не смогла.
Отвернувшись, она так сильно прижала Хизер к себе, что малышка даже всхлипнула в ее руках.
Женщина ослабила объятия, зашептав утешительные слова девочке, и та тотчас успокоилась, засунула большой палец в рот и принялась сосать. Катрину вдруг захлестнула волна сожаления и неуверенности, которые всегда охватывали ее при мысли о том, чего Хизер будет лишена в жизни, ведь и сама она никогда не знала отцовской любви и заботы.
Отец оставил их семью, когда ей исполнилось всего лишь пять лет. И эта потеря преследует ее всю жизнь. Теперь та же проблема будет стоять и перед ее любимой доченькой. Ведь Дэн не настаивал даже на ежемесячных свиданиях с собственным ребенком.
Как выяснилось позднее, ему и жена-то была не нужна. Ему требовалась кухарка-нянька-прачка, ну и плюс удобная постельная принадлежность.
Катрина услышала за спиной мягкие шаги и почувствовала легкое прикосновение руки к своему плечу - это подошла Грэйси.
- Надо пережить несчастье, чтобы принять и в полной мере оценить то счастливое время, которое обязательно у тебя наступит.
Катрина всхлипнула, покачала ребенка, погладила светленькую головку и смахнула непрошеную слезу со своей щеки.
- Знаю. Но когда я думаю о том, что моя дочь вырастет и поймет, что ее отец никогда не хотел о ней заботиться.., это разбивает мне сердце.
Грэйси хотела что-то сказать, но промолчала.
Когда же она заговорила, то ее голос заметно дрожал от волнения.
- Возможно, мужчинам необходимо, чтобы прошло определенное время, лишь тогда они начинают понимать, что такое настоящие жизненные ценности. Когда-нибудь ты непременно найдешь мужчину, который полюбит тебя и твою дочку. Тебе надо лишь подождать, дорогая.
- Но мне совсем не нужен мужчина! - горячо заявила Катрина. - От них не дождешься ничего, кроме душевной боли. Кроме того, они рано или поздно все равно уходят. Так зачем мне это надо?
- А как же любовь?
- Любовь - это всего лишь сказка для взрослых.
Грэйси грустно покачала головой.
- Такая молодая и такая циничная.
- Да, я больше не верю в сказку, если вы это имеете в виду.
- Ну, конечно, нет. - Веселые глаза Грэйси прищурились. - Именно поэтому ты проводишь все свое свободное время, читая любовные истории знаменитых людей.
Чувствуя, что краснеет, Катрина смущенно покачала свою дочь на руках и перекинула пеленку через свободное плечо.
- Ну, - смутилась она еще больше, - спасибо, что присмотрели за Хизер. Спасибо вообще за все. Ваша дружба так много значит для меня.
Грэйси лишь понимающе улыбнулась и дружески похлопала ее по плечу. Когда Катрина проходила мимо полок с книгами о любви, этих сказок о счастливой и несчастной любви, память о прочитанных историях болью отозвалась в ее сердце.
Ты не должна рассчитывать ни на кого, кроме самой себя, доченька. Мир жесток, и твое сердце может разбиться, если ты рискнешь кому-нибудь довериться.
- Ты была права, мама, - прошептала она со слезами на глазах, - ты была так права!
- Ну пожалуйста, будь добр, смилуйся надо мной. Я сделаю все, что ты захочешь, все что угодно, правда, - уговаривала Катрина ксерокс, нежно поглаживая его корпус. - Только сделай мне одолжение, поработай немножко. Мне нужно всего-то шесть копий до того, как в три часа начнется совещание. Мастер сказал мне, что ты умеешь это делать. Пожалуйста, прошу тебя! - И она неуверенно нажала на кнопку "пуск".
Машина зажужжала, фыркнула, но осталась неподвижна.
Катрина сменила милость на гнев:
- Ах, так! Тогда я заправлю тебя грубой желтой бумагой и буду стучать по тебе кулаком, а когда пойму, что ты окончательно сломался, разберу на мелкие детали и выкину все в окно. Так что выбирай: либо ты работаешь на меня, и тогда райская жизнь тебе обеспечена, либо.., у меня в столе валяется отвертка, и уж поверь, я знаю, как ею пользоваться.
Мужской голос, раздавшийся где-то позади нее, заставил дневной свет померкнуть у нее перед глазами.
- Не знаю, как машина, но я бы точно сдался после таких слов.
Катрина так быстро повернулась, что зацепилась рукавом блузки за угол стола, на котором стоял ксерокс. Раздался звук рвущейся материи. Но она даже не взглянула на блузку, будучи не силах оторвать взгляда от подошедшего мужчины. Надо же, какой обаятельный! Одет в брюки и рубашку защитного цвета, поверх рубашки накинута куртка для игры в гольф. Взъерошенные волосы и завораживающая улыбка.
Он отступил назад и шутливо поднял руки вверх.
- Ради бога, не убивайте меня. - Его глаза цвета летнего неба искрились от любопытства и сдерживаемого смеха. - Видите, я безоружен.
При других обстоятельствах Катрина, скорее всего, от души бы повеселилась вместе с незнакомцем. Однако в данном случае ей было не до смеха.
Еще бы! Она только-только получила работу, еще не освоилась, а тут ее застают разговаривающей с копировальной машиной! Скажут - сумасшедшая!
- Если не хотите, чтобы я вызвала полицию за приставания к девушке, вам лучше уйти.
Мужчина удивленно поднял бровь.
- Может быть, есть иной способ разрешения конфликта? Мне кажется, что вы не из тех, кто применяет силу по отношению к беззащитным существам.
- Вы себя называете беззащитным? - Почувствовав, как кровь бросилась ей в лицо, она подумала, что со стороны напоминает свежий помидор.
- Нет, ксерокс.
- Это он-то беззащитный? Вы только взгляните на эту адскую машину. Она кого угодно доведет до сумасшествия. Ведь именно тогда, когда твоя судьба висит на волоске, она отказывается работать.
- Ваша судьба висит на волоске?
- Если я через пятнадцать минут не принесу шесть копий доклада в комитет по бюджету, то, вполне возможно, песенка моя спета. Я окажусь на краю гибели.
- Да, похоже, дело серьезное. - Мужчина состроил уморительную гримасу и сделал вид, что задумался. - Может, я сумею вам чем-нибудь помочь? У меня есть некоторый опыт укрощения машин с мерзким характером.
- Не шутите?
- И в мыслях нет. Однажды я починил совсем расшалившуюся газонокосилку. И еще кофемолку.
- Впечатляет. - Женщина внимательно оглядела его одежду. По внешнему виду он походил не то на монтера, не то на наладчика из технического отдела. - Вы здесь работаете?
Кажется, этот вопрос его насторожил.
- Ну, вообще-то да. А что?
Катрина была слишком взволнованна и не заметила интереса, промелькнувшего в его глазах. Она быстро убрала прядь волос с лица и взглянула на настенные часы.
- Потому что, я думаю, меня не погладят по головке, если я разрешу постороннему, да еще и непрофессионалу, заняться ремонтом машины. Конечно, если вам удастся устранить неполадку, я первая пожму вам руку, но компания не захочет платить за починку неизвестно кому, а то еще и вычтет стоимость ремонта из моей зарплаты. Впрочем, если уж вы не разберетесь, то пиши пропало. И то плохо, и это не лучше.
Мужчина задумчиво склонил голову набок, при этом он выглядел несколько самодовольно и едва ли не высокомерно.
- Да уж, после таких слов мне придется вывернуться наизнанку, но починить этот чертов агрегат.
Несмотря на все напряжение, в котором пребывала Катрина, она улыбнулась. Этот человек излучал такое обаяние, что она почувствовала себя полностью обезоруженной. Неожиданно для самой себя она выпалила - Только вы с ним помягче, пожалуйста. Даже кошки любят ласковое обращение.
Его глаза странно потеплели.
- Я уже понял, что вы относитесь к машине как к живому существу.
Злясь на себя за то, что попалась в свою же собственную ловушку, Катрина отвела взгляд в сторону.
- Если вы заставите этого монстра работать, я прощу вам эту шпильку в мой адрес. Если же нет, ты вы будете вынуждены просить у меня прощения.
У меня нет времени на долгие разговоры в офисе.
Мужчина понял, что с ним хотят общаться только на официальном уровне, и ему это понравилось.
Он с уважением посмотрел на девушку.
- Сейчас посмотрим, что можно сделать.
Шагнув вперед, он открыл крышку ксерокса и долго смотрел внутрь, затем протянул руку и, пробурчав что-то себе под нос, вынул контейнер для порошка.
В ту же секунду Катрина поняла, что случилось.
- Только не говорите мне, что надо всего лишь встряхнуть этот контейнер.
- Ладно, не буду. - И он с улыбкой потряс перед ее носом пластиковой коробкой, а затем поместил ее на место. - Я просто хочу вам посоветовать, что неплохо было бы подробнее ознакомиться с инструкцией по пользованию техникой. Там бы вы обязательно узнали, что время от времени необходимо пополнять запасы черного порошка. Иначе машина будет отбрыкиваться.
С этими словами он нажал кнопку "пуск", и ксерокс удовлетворенно зажужжал. Десяток секунд спустя копии доклада лежали перед ней в готовом виде.
Катрине захотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть навсегда, только бы не видеть стоящего перед ней мужчину, который помог ей избежать неприятностей.
- Спасибо, - выдавила она из себя.
- Не за что. Обращайтесь еще.
Катрина не смотрела на него, но догадывалась, что он улыбается. Когда он снова наклонился, чтобы проверить работу машины, девушка уловила едва заметный запах одеколона, смешанного с терпким ароматом мыла и мужского запаха.
Смутившись, она посмотрела на него и тут увидела, что он взял одну из копий доклада. Она немедленно вырвала бумагу из его рук.
- Вы член комитета по бюджету?
Он посмотрел на нее так, словно у нее на голове выросли рога.
- Не совсем.
- В таком случае я не могу позволить вам читать эти документы. Это конфиденциальная информация.
- Я думаю, что комитет не станет возражать, если я быстренько просмотрю предварительное заключение по его работе.
- Простите, но правила компании запрещают просматривать документы людям, не имеющим отношения к данному отделу. Вы даже не из моего отдела.
- Неужели все так строго?
- Да, именно так.
- Ммм... Тогда придется срочно пересмотреть правила нашей компании.
- Да, это было бы неплохо. - Она сложила стопкой все копии и с огромным вздохом облегчения прижала к груди. Итак, ее задача была выполнена, и у нее оставалось еще пять минут до сдачи бумаг.
Жизнь все-таки прекрасна. - Простите, но мне нужно отнести документы в комнату, где будет проходить конференция.
- Да, конечно.
Она замешкалась. И сама не понимала, что ее останавливает.
- Еще раз спасибо вам за помощь.
Его глаза сверкнули от удовольствия. В них было что-то невероятно соблазняющее и родное. Когда он улыбался, то вокруг его глаз собирались добрые морщинки.
- Да не за что. Рад был помочь.
Минуту спустя женщина собралась с духом, вздохнула, попыталась улыбнуться и шагнула из комнаты в коридор, чуть было не столкнувшись с мужчиной в сером костюме, который нес целую стопку бумаг. Машинально она отпрянула, поскольку сразу узнала финансового директора компании.
Это был босс ее начальника.
Мужчина остановился, равнодушно взглянул на нее и слегка коснулся ее плеча, чтобы первым пройти. Его взгляд скользил по комнате в поисках нужного ему человека. В отделе было полно народу.
- Вы не видели Рика?
- Какого Рика?
Он моргнул и добродушно рассмеялся.
- Хорошая шутка, - и он метнул лукавый взгляд в сторону ксерокса, около которого стоял незнакомец. - Ах, вот ты где! Слушай, адвокаты уже пришли. Они сидят в твоем офисе. А мне срочно нужна твоя подпись на этих контрактах.
Когда молодой человек, который только что разбирался с копировальной машиной, принял документы из рук финансового директора, по спине Катрины пробежали мурашки. А ей-то казалось, что он... А он так уверенно подписал бумаги, что теперь у нее не оставалось никаких сомнений в том, кем этот незнакомец является.
- Юридический отдел заверил?
Финансовый директор кивнул.
- Да, и все, что нам было нужно, так это ваше подтверждение, и сделка готова.
- Мне надо сначала быстро все просмотреть.
Когда закончу, пошлю к тебе Марджи, она принесет документы.
Катрина прислонилась к косяку двери, чтобы не упасть. За время работы в офисе она успела увидеть многих работников компании, со многими познакомилась, включая директоров отделов и топ-менеджеров. И она знала только одного человека по имени Марджи - персональную помощницу главы фирмы, единственного человека, которому ее еще не представили. То есть самому Рику Блэйну.
Рик посмотрел на Катрину и увидел, как она побледнела. Он уже понял, что она попросту не знала, кто он такой, когда они беседовали. Впрочем, почему это его так интересует?
Рик возвращался с национального чемпионата по гольфу. Поэтому он был одет как курьер или работник обслуживающего персонала, а вовсе не как начальник огромной строительной организации. Он хорошо знал каждого работника в лицо. И поэтому очень удивился, увидев незнакомку.
Сандра опять покраснела и радостно захихикала, потом спохватилась и, снова став серьезной, расправила плечи и гордо подняла голову.
- Когда ты наконец женишься, то разобьешь кучу женских сердец, негодник.
- Как я могу жениться, когда самая прекрасная и соблазнительная женщина на свете уже занята. - И, взяв собеседницу за руку, он легко коснулся ее губами, затем нежно провел пальцем по щеке, отчего женщина сделалась и вовсе пунцовой. - Я очень надеюсь, что твой муж понимает, какой он счастливчик.
- Я непременно скажу ему, что ты так думаешь.
- Да уж, пожалуйста, только не забудь.
Сандра, вес еще красная, вздохнула, отступила на несколько шагов назад, потом остановилась, с интересом рассматривая лицо Рика.
- Да, я совсем забыла, зачем пришла. Отдел перевозок направил меня поблагодарить тебя за праздничный ужин, который ты устроил для нас на прошлой неделе по поводу удачно проведенной сделки.
Это было так любезно с твоей стороны.
- Ну, ужин понравился не только вам. Пожалуйста, передай своим коллегам мою признательность за их отличную работу на фирме, ведь благодаря их стараниям мы многое выиграли в этой сделке.
Сандра расплылась в довольной улыбке.
- Пожалуй, я это опущу.
- Даже и не думай. - Рик так посмотрел на женщину, что она едва смогла отвести глаза. Взгляд Рик снова вернулся к восхитительной мисс Джордан. Он увидел, как она моментально отвернулась, и поток ее волос снова заструился по спине. Наверняка она была удивлена его манерой общения с работниками фирмы.
Однако улыбка Рика быстро погасла, потому что мисс Джордан слишком откровенно игнорировала его. Впрочем, он не обиделся, а всего лишь немного растерялся. Люди всегда любили его. Потому что он любил их и всегда по мере сил и возможностей заботился о них.
- У меня сложилось впечатление, что с моей новой сотрудницей я как-то не так начал знакомство, пробормотал он как бы про себя.
- Что? - стоявший рядом Фрэнк проследил за направлением его взгляда. Она просто еще не освоилась на новом месте. Ей не до знакомств с начальством. Финансовый отдел самый сложный во всей компании. И самый важный.
Рик заметил намек на важность должности самого Фрэнка и сказал:
- Да, без тебя мы бы точно не справились. Надо отдать должное твоей компетентности.
Кажется, пыл Фрэнка немного угас, когда он услышал столь откровенную похвалу своим способностям.
Это был невысокий человек, худой и подвижный, с тонкой полоской усиков, которые придавали ему вид пирата из прошлого века. Конечно, он был довольно самолюбив, когда вопрос касался его характера или карьеры, но с работой справлялся на самом деле неплохо, а в каких-то вещах ему просто не было равных. Фрэнк был превосходным менеджером. Он по всем статьям устраивал Рика, но еще ему нравилось подтрунивать над его важным видом, и он безусловно не отказал бы сейчас себе в удовольствии, если бы не был полностью погружен в собственные мысли.
- Если хочешь, мы обсудим детали контракта еще раз, - предложил Фрэнк, - я свободен до половины пятого.
Рик пропустил замечание Фрэнка мимо ушей, потому что был занят наблюдением за мисс Джордан.
Казалось, она вовсе не замечает его присутствия.
Однако чуть нервные движения плечами показывали ему, что она чувствует его взгляд.
- Да, мисс Джордан, я тут подумал: ведь мы с вами даже не успели познакомиться. Я вам так и не представился, - сказал он с озорными нотками в голосе. - Я - Рик Блэйн.
- Я так и поняла. - Она пристально смотрела на экран монитора, словно загипнотизированная. Ее пальцы летали над клавиатурой с ужасающей скоростью. - Очень приятно с вами познакомиться, мистер Блэйн.
Последнюю фразу она добавила после небольшой паузы, словно не сразу нашлась что сказать.
Рик смущенно пожал плечами.
- А как вас зовут?
Она наклонилась чуть вперед, исправила ошибку и продолжила печатать.
- Я - Катрина Джордан.
- Катрина. Прекрасное имя. - Он повторял ее имя нараспев, на разные лады, произнося "Кат" и "рина" отдельно, словно иностранец, с некоторым акцентом. - Кошечка. Да, наверное, ваша мама была большой фантазеркой. Она назвала вас в честь своей любимой кошки?
- Нет, моя мать не любила кошек. Она дала мне имя бабушки. - И снова ей пришлось стереть ошибку. Некоторое время она читала напечатанный текст, потом вновь застучала по клавиатуре.
- Понятно. - Рик чувствовал себя глупым школьником, который пытается назначить свидание местной королеве красоты. - А моя мама очень любила Хамфри Богарта. - Он улыбнулся своей замечательной улыбкой, рассчитывая на то, что женщина наконец-то заметит ее.
Может быть, она и заметила, только виду не подала. Даже не взглянула в его сторону.
- Да, он был замечательным актером.
Он облегченно вздохнул, решив продолжить разговор про имена:
- И вот, она дала мне имя одного из его героев в фильме "Касабланка".
- Как интересно, - пробормотала молодая женщина с таким видом, что сразу стало ясно, насколько это ей безразлично.
- Слушайте, я хочу принести свои извинения за то, что произошло ранее. Я вовсе не хотел вас смутить. То есть если вы смутились, то извините. Дело в том, что в нашей компании не такие строгие нравы - я имею в виду в плане одежды и общения. Мы все здесь называем друг друга по именам. Мне даже не пришло в голову, что вы можете меня не знать.
Ведь на "шапке" документов, которые вы ксерили, стояло мое имя.
Ее пальцы замерли над клавиатурой, затем она сложила руки на коленях, тяжело вздохнула и повернулась-таки к нему в своем вертящемся кресле.
- Мистер Блэйн, я должна сказать вам, что вовсе не так уж и смутилась. И не намерена продолжать или начинать флирт с моим непосредственным начальником, да и вообще с кем бы то ни было из коллег. Я очень дорожу своей работой.
Если бы она стукнула его по голове тяжелой клавиатурой, то он, пожалуй, был бы меньше озадачен, чем сейчас.
- Любопытно, неужели у меня репутация ловеласа среди моих сотрудников, раз вы обо мне такого мнения?
Ее быстрый взгляд в его сторону подтвердил подозрения Рика.
- Не беспокойтесь, о вас говорят только хорошее: с кем бы я ни говорила, все отзываются о вас с восторгом.
- Так, значит, меня не считают соблазнителем или совратителем молодых женщин?
Восхитительный румянец покрыл ее щеки, что выдало в ней пылкую и искреннюю натуру.
- Наоборот, вы известны как человек благородный и отзывчивый.
Она не знала, что сказать.
- Ага, а вас, значит, раздражают благородные и отзывчивые люди, я правильно понял, да?
Его вопрос сопровождала еле заметная усмешка, которую он тщательно скрывал. Однако женщина заметила ее и не могла не улыбнуться сама. Но тут же закусила губу.
- Приношу свои извинения за грубость. Вообще-то вы правы. Я была немного смущена и раздосадована, потому что не знала, кто вы, и потому что вела себя в вашем присутствии довольно-таки глупо, вот и разозлилась на себя. И потом, я думала, что вы намеренно смеетесь надо мной. Возможно, я ошиблась. Ведь человек имеет право на ошибку, не так ли?
- Возможно. - Он лукаво посмотрел на нее и слегка опустил голову, словно провинившийся школьник. - В таком случае разрешите начать все сначала, - и он протянул ей руку. - Меня зовут Блэйн, мистер Блэйн, я работаю здесь.
Мгновение женщина колебалась, потом протянула руку.
- Катрина Джордан. Я тоже здесь работаю.
Их руки встретились, и она почувствовала, что они, словно по заказу, так удобно легли одна в другую, что лучше не придумаешь.
- Очень надеюсь, Катрина, что мы станем друзьями.
Пожалуй, ему не следовало произносить эту фразу, потому что женщина отдернула руку быстрей, чем можно было ожидать.
- Не сомневаюсь в этом, мистер Блэйн.
- Рик, - поправил он ее.
- Очень хорошо, Рик. - И с этими словами она снова развернулась в своем кресле к монитору и продолжила печатать документ, сверяя цифры на экране с цифрами на бумаге.
Рик стоял рядом как отвергнутый поклонник, прекрасно понимая, что любой другой на его месте тотчас ушел бы.
Впрочем, Рик всегда поступал по зову сердца, презирая шаблоны и отвергая общепринятые нормы поведения. Вместо того чтобы отправиться в свой кабинет, он воспользовался ситуацией, чтобы еще раз полюбоваться этой женщиной. Он отметил в ее лице одну интересную черту: упрямый волевой подбородок, который многое объяснял в ее характере.
Также он отметил страх в ее глазах, который заинтриговал его. Он понимал, что Катрина Джордан бросила ему вызов. Она затронула его мужское самолюбие. В то же время она чего-то боялась. Он не понял, в чем дело, и решил в этом не копаться.
Впрочем, он хотел узнать об этой женщине как можно больше. Что она любит, что ненавидит, что ее радует, что может рассмешить, от чего могут засветиться се глаза.
Окинув взглядом ее рабочее место, он понял, что нашел кое-какие зацепки, объясняющие ее характер и особенности жизни. У нее не было ничего личного на столе. Ни одной семейной фотографии. На безымянном пальце не было обручального кольца это первое, что Рик заметил, еще когда чинил копировальный аппарат.
На краю стола стоял небольшой комнатный цветок, за которым явно ухаживали. Рядом - огромная широкая чашка, до половины наполненная черным кофе; итак, заключил он, эта женщина любит цветы и черный кофе.
На полу рядом с креслом лежала спортивная сумка с парой кроссовок наверное, она любит бегать в обеденный перерыв, поэтому у нее такая хорошая фигура. Тут как раз недалеко парк. Если она принесла в офис спортивную обувь, значит, она ей необходима, размышлял наш Шерлок Холмс.
Рик все еще стоял и разглядывал ее вещи, как вдруг Катрина неожиданно обернулась и окинула его с головы до ног презрительным взглядом.
- Что-нибудь еще, мистер Блэйн? - спросила она весьма сдержанно.
- Хм... У вас красивый цветок.
- Спасибо.
Рик был сбит с толку и почувствовал себя полным идиотом. Разочарованный, он повернулся и пошел прочь из комнаты. Зайдя в свой кабинет, он увидел Фрэнка Глазго, который нетерпеливо ждал его, сгорая от любопытства.
- Прости, что вмешиваюсь, - начал Фрэнк, - но я думал, что для тебя правила компании всегда на первом месте. Нет, может, я не имею права и это меня не касается, но все же... А как же правило не смешивать работу и личную жизнь? Дело и удовольствие?
- Господи, Фрэнк, неужели у меня все написано на лице.
- Боюсь, что так, дружище.
Тяжело вздохнув, Рик с отсутствующим видом по детской привычке почесал затылок. Да уж, наверное, Фрэнк прав. Правила есть правила: ни одно дело не может быть успешным, если сотрудники будут на рабочем месте заниматься не своими прямыми обязанностями, а разводить шуры-муры.
Он это прекрасно знал. Но на сей раз все было иначе. В этой мисс Джордан было что-то такое, что крепко зацепило его. Это "что-то" просто невозможно забыть и выбросить из головы, оно засело у него в душе.
- Знаешь, Фрэнк, мы никогда не хотим, чтобы разбилось зеркало, но иногда это происходит. Так же и правила. Мы не хотим их нарушать, но...
Фрэнк сокрушенно покачал головой.
- Что же, я только надеюсь, что ты достаточно взрослый, чтобы отвечать за свои поступки.
- Я тоже надеюсь, - ответил Рик задумчиво, - я тоже.
Глава 2
- Будьте добры, одну чашку черного кофе, с собой.
Катрина стояла в очереди, где ее немилосердно толкали со всех сторон, когда же она попыталась достать из сумочки кошелек, чтобы заплатить за покупку, у нее из руки выскользнул жакет. Когда она наклонилась, чтобы поднять его, то обнаружила, что на нем преспокойно стоит чей-то огромный ботинок. Катрина тяжело вздохнула.
Да уж, ничего себе денек начинается.
- Простите, сэр. Сэр! - Она секунду поколебалась, а затем подергала за джинсы, которые принадлежали хозяину ботинка. Бородатый мужчина, похожий на медведя гризли, тяжело вздохнул, но с места не сдвинулся. Женщина попыталась улыбнуться. Вы стоите на моем жакете.
Мужчина нахмурился и отошел чуть в сторону.
Пробормотав слова благодарности, Катрина быстро схватила свой жакет, чтобы он ненароком не попал под ноги кому-нибудь другому. Но когда она, выпрямившись, уже готова была расплатиться, из ее кошелька со звоном высыпалась мелочь и покатилась у покупателей меж ногами.
Монеты рассыпались по полу, затерявшись под ногами многочисленных покупателей. В сложившейся ситуации только самоубийца стал бы подбирать выпавшие монеты.
Катрина, набравшись мужества и терпения, присела на корточки и принялась медленно, но верно собирать с пола рассыпавшиеся деньги.
Наконец она бросила на тарелочку горсть монет и последнюю крупную купюру. Ее длинные волосы прилипли к разгоряченному влажному лицу. На дорогих колготках зияла огромная дыра, а запах дезодоранта, которым она пользовалась утром, совершенно испарился.
Часы показывали ровно семь тридцать.
Женщина захлопнула свою сумочку, схватила горячую чашку кофе и стала пробираться сквозь толпу, отчаянно надеясь, что на сегодня запас неприятностей иссяк. Стоило ей об этом подумать, как она тут же врезалась в чью-то массивную грудь. Прямо перед ее глазами возникла байковая рубашка, под которой находилась спортивная футболка, а в нос ей ударило знакомым запахом мыла и туалетной воды.
- Вот уж не думал, что мы с вами тут встретимся. - Рик Блэйн, а это был именно он, удивленно уставился на женщину. - Мисс Джонсон? Кэтрин, верно?
Пытаясь изобразить улыбку, молодая женщина пробормотала сквозь зубы:
- Меня зовут Катрина Джордан.
- Ах да, конечно, теперь я вспомнил. - Он одарил ее своей ослепительной улыбкой, толкнул стеклянную дверь и пропустил вперед.
Катрина пробормотала что-то в знак благодарности и засеменила по тротуару к офису. Рик не отставал. Она почему-то не удивилась, когда он оказался рядом.
- Кажется, у нас схожие вкусы, мы оба любим кофе, - констатировал он, лукаво взглянув на чашку в ее руке. - С молоком или без?
- Черный. Только черный.
- А, ну теперь все понятно, - протянул он.
- Что вам еще понятно?
- Почему вы всегда такая бодрая и безапелляционная на рабочем месте.
Женщина даже остановилась, сбитая с толку его рассуждениями.
- Что вы имеете в виду?
А Рик спокойно потягивал кофе через соломинку, продетую в крышечке стакана, даже не удостоив ее взглядом. И лишь спустя несколько секунд он поднял на нее глаза.
- О, бросьте, я не имел в виду ничего для вас обидного. Просто человек, который начинает день с чашечки кофе, обречен быть всегда немного вздернутым. И только.
- Но я спокойна, как никогда.
- Н-да... Но вы еще не выпили кофе, - вывернулся он.
- С кофе или без кофе, поверьте мне на слово, я довольно спокойный человек, так что ваши умозаключения беспочвенны. - Вот еще, посторонний человек будет действовать ей на нервы своими полусерьезными домыслами по поводу ее характера. - И вообще, что касается вашего замечания, то оно слишком категорично для человека, с которым я едва знакома.
- Пожалуй, вы правы, это так. Единственный способ исправить ситуацию познакомиться. Поэтому я приглашаю вас сегодня на ужин. Как вы к этому относитесь?
Катрина взглянула на него и, заметив в его глазах лукавый огонек, поняла, что он с ней шутит. Так это ловушка!
- О нет, огромное спасибо.
- Тогда завтра вечером?
- Нет, спасибо.
- Как-нибудь вечером?
- Спасибо, нет.
- Ага, это уже кое-что.
- Ничего подобного, - возмутилась она, но тут же вспомнила, что этот человек наделен достаточной властью, чтобы уволить ее с работы и оставить их с малышкой без средств к существованию бог знает на какой срок. А ей надо растить Хизер. Ей нужна эта работа. - Пожалуйста, поймите меня правильно, я не ищу вообще никаких романтических знакомств, тем более на работе.
- Даже простой дружбы?
- Мой жизненный опыт подсказывает мне, что "дружба" - это не что иное, как мужская интерпретация любовных отношений без обязательств.
Рик поперхнулся кофе и закашлялся до слез. Когда же наконец он снова обрел дар речи, то сказал, уставившись на нес во все глаза:
- Даже и не думайте убежать, прежде чем не объясните подробно ваши слова.
Теперь Катрина не смогла сдержать улыбку. Он и в самом деле обаятельный мужчина, симпатичный и соблазнительный. В других обстоятельствах она, возможно, была бы горда тем, что он обратил на нее внимание, и, может быть, даже пошла бы ему навстречу.
- Извините, если оскорбила вас лично. У меня есть неприятная привычка говорить то, что думаю.
Никак не могу от нее избавиться.
- Нет, нет, мне очень нравится искренность. - Но тут он, нахмурившись, метнул в нее испытующий взгляд. - Впрочем, что я говорю. Я ненавижу правду.
- Как и большинство мужчин вообще.
- Как и большинство женщин тоже. Например, понравится ли вам, если я скажу, что у вас на коленке дыра? Она создает впечатление, что у вас на ноге огромных размеров шишка. - И он усмехнулся, когда она дернулась и остановилась, в ужасе посмотрев на него. - На самом деле я и не думал вас оскорблять.
Ее удивление переросло в любопытство. Она рассмеялась:
- Туше, мистер Блэйн.
- Рик, просто Рик.
- Туше, Рик.
Они дошли до офиса строительной компании Блэйна. Он вежливо открыл перед ней дверь.
- Итак, поскольку мы теперь неплохо знаем друг друга, то, может быть, вы согласитесь пойти со мной на ужин?
- Нет, - ответила она вежливо. - Но теперь я сожалею об этом гораздо больше, нежели десять минут назад.
- Наверное, это все из-за моих бровей.
- Ваших бровей? Это почему же?
- Ну, мои брови, они просто ужасны. Они изгибаются в середине, очень густые по краям, и таким образом я похож на собаку чау-чау. А я уверен, что вы не любите собак.
- Нет, я люблю собак.
- Тогда почему же вы не идете со мной на обед?
Удивленная до крайности, она шагнула в лифт, резко обернулась и вытянула руку вперед, упершись ладошкой в его грудь. Ее жест явно давал понять, что она хочет от него избавиться.
- Потому что вы богатый, самолюбивый и обаятельный. Это достаточная причина?
- Думаю, да, - разочарованно пробормотал он.
Пригревало полуденное солнышко, дул осенний прохладный ветерок, а в парке было полно народу.
Рик спрятался под раскидистым кленом, на скамеечке, и со своего укромного местечка наблюдал за всеми движениями миловидной блондиночки, которая совершала разминку перед пробежкой. Она занималась рядом с зеленоватой скамейкой, в тени огромного дуба. Вот она вытянула руки, наклонилась вперед, коснувшись лбом колен. На ней был старенький свитер, такие же кроссовки. Должно быть, эти занятия были для нее привычным делом.
Старая одежда! Да она могла быть завернута хоть в хламиду, на ней могла быть надета куча тряпья - и все равно Рик признал бы в ней самую красивую женщину на земле.
И он не знал, почему.
Совершенно очарованный, он продолжал наблюдать за всеми ее действиями, за каждым изгибом тела. Каждое ее движение было исполнено невыразимой грации и женственности, а также энергии, которая прямо-таки переливалась через край.
У него сложилось впечатление, что она наделена пластичностью настоящей гимнастки. Загипнотизированный ее действиями, он не сразу понял, что она собирается совершить пробежку, а когда понял, то подскочил со скамейки так, что оказался у нее на виду. Ей хватило одного взгляда, чтобы узнать мужчину. На ее лице отразилась смесь удивления, недоумения, а также нечто вроде презрения. Рик выдавил улыбку и бодро помахал ей рукой. Даже на расстоянии пятидесяти футов он смог разглядеть, что она нахмурилась. Ему явно не были рады. Что же, будем действовать по обстоятельствам.
Поначалу Рик планировал побежать рядом с ней и попытаться завязать разговор. Теперь же, заглянув ей в глаза и увидев в них все ее чувства, он передумал. Вместо этого он лишь сказал:
- Замечательный день для занятий спортом, не так ли?
Она молча посмотрела на него.
За всю его жизнь Рику еще ни разу не приходилось ни за кем так долго бегать. Обычно он не пытался вызвать интерес у понравившейся ему женщины. Ко всему прочему он никогда так сильно не хотел, чтобы женщина обратила на него внимание.
Итак, он видел, что сейчас к ней лучше не приставать. Она будет продолжать делать свою разминку, что бы ни случилось. Что же, придется немного повременить. И Рик решил тоже немного размяться.
Положив руки на бедра, он начал делать наклоны.
Краем глаза он все же следил за ней и видел, что она наблюдает за ним. Удовлетворенный, он послал ей одну из тех убийственных улыбок, которая обычно сражала наповал самых недоступных красавиц. Потом он поставил ногу на скамейку и, наклонившись вперед, вознамерился коснуться колена лбом, как это делала она.
Однако в этот момент произошло нечто непредвиденное.
В позвоночнике что-то хрустнуло. Спина онемела. Вытянутую ногу он больше не чувствовал, а та, на которой он стоял, сильно задрожала.
Ужас всей ситуации дошел до него лишь тогда, когда он попытался опустить ногу и добраться до скамейки. В этот момент он шлепнулся на землю, его левую ногу свела дикая боль. Он вскрикнул, схватился за ногу руками и начал извиваться как змея, невзирая на подозрительные взгляды прохожих. Хоть бы один человек подошел узнать, что случилось с молодым и сильным мужчиной, который вертелся от боли на асфальте, спросил, не нужна ли ему помощь. Никто.
К тому времени, когда он сумел растереть онемевшую ногу и оглядеться, место около зеленой скамейки оказалось пустым. Итак, она все же ушла!
Рик уныло заковылял обратно в офис, обиженный, но не побежденный. Понимала Катрина Джордан или нет, но она бросила Рику вызов, и он обязательно ответит ей достойным образом. Она еще узнает Рика Блэйна!
Боль от поясницы переместилась на плечевые суставы. Рик даже застонал от боли, что не помешало ему внимательно прислушиваться к звуку журчащей воды, который доносился из-за закрытой двери.
Рик прекрасно знал, куда Катрина направится после разминки. На их этаже был устроен спортивный зал.
Там были и душ, и раздевалки.
К тому же у него было подозрение, что девушка видела его неожиданное падение в парке и наверняка получила удовольствие, глядя на его позор. Самолюбие никогда не позволило бы ему сдаться без борьбы. Он не хотел выглядеть в глазах Катрины слабаком. Поэтому он и притащился к женской раздевалке, несмотря на жуткую боль. Возможно, за ним водилась склонность к мазохизму.
Рик считал, что девушка должна оценить его усилия. Женщины вообще любят, когда ради них совершают подвиги или по крайней мере поступки, которые демонстрируют мужскую физическую силу. А Рику ужасно нравилось красоваться перед женщинами.
Стиснув зубы от боли, он медленно опустился на скамейку и осторожно положил на нее больную ногу - теперь можно и дух перевести. Рядом со скамейкой находилась штанга с надетыми на нее стальными дисками. Рик никогда не был атлетом, а в последние десять лет вообще не занимался физическими упражнениями, но когда-то в колледже мог не напрягаясь поднять более ста килограмм, поэтому он даже не подумал проверить вес штанги с дисками. Кроме того, он не хотел снова двигаться, до тех пор, пока не сможет сделать этого наверняка. Отсутствие ежедневных тренировок сразу дало о себе знать, и в результате этот несчастный случай.
Рик сидел на скамейке и слегка поскуливал, как раненая собака, его спина смертельно болела. Наконец он услышал, как звук весело журчащей воды, доносившийся из женского душа, сменился на жужжание фена. Он понял, что его время пришло.
Рик сделал глубокий вдох, поднялся, взялся руками за штангу и стал ждать.
Не более чем через минуту из душевой вышла Катрина, уже облаченная в официальный костюм. С собой она несла спортивную сумку. Он заметил, что она сняла порванные колготки, без них ее стройные ножки показались ему еще более привлекательными.
Она не удостоила его вниманием, даже не взглянула на него. Вместо этого она засунула спортивную одежду в ящик, достала из-под лавки кроссовки и положила в сумку.
Всем своим видом она давала понять, что очень занята. Губы кривились в усмешке, русые брови соблазнительно нахмурились. Кожа еще блестела от невысохшей воды. Розовое личико так и лучилось светом и бодростью, хотя непонятно, как можно так хорошо выглядеть после столь тяжелой разминки.
Рику снова пришла в голову мысль о том, что она самая красивая женщина на свете, которую он когда-либо видел.
Он многозначительно кашлянул.
- Еще раз привет!
Она повернулась, от неожиданности коснувшись рукой груди. - Жест, который поразил и взволновал Рика.
- Наши пути часто пересекаются. - Он нагнулся над штангой и скривился от боли в спине. - Любопытно, да?
- Да уж, более чем.
Склонив голову набок, она с интересом наблюдала за его действиями.
- Я хотел присоединиться к вам в парке и вместе побегать, но, честно говоря, боялся, что вы от меня отстанете и почувствуете себя неловко.
Она улыбнулась его самоуверенности, и ее улыбка поразила его в самое сердце.
- Не сомневаюсь, что вы бы вырвались вперед.
Но, насколько я помню, вам вздумалось полежать на асфальте.
Так-так, значит, она все видела. Отлично. Он усмотрел в этом некоторое утешение.
- Подумаешь, это всего лишь досадное недоразумение. Неужели вам в ботинок никогда не попадал камушек?
- Камушек? - лукаво переспросила она.
- Такой маленький, но жутко острый. Вонзился мне прямо в пятку. Вы же знаете, что это такое.
Катрина боролась со смехом, закусив нижнюю губу - Конечно, знаю.
- А скажите, чем вы занимаетесь еще, кроме бега, чтобы поддерживать мышцы в тонусе?
- Чтобы поддерживать мышцы в тонусе?
- Ну да, вы знаете, это так необходимо всем спортсменам.
- Понимаю... Ну, я люблю теннис. Точнее, любила. Сейчас у меня слишком мало времени, чтобы заниматься им.
Еще одна зацепка. ,Рик решил воспользоваться ею.
- О, это и правда восхитительно. Теннис - моя любимая игра - ну да, ловить мяч и отбивать его ракеткой. Любопытно, насколько это трудно? Может быть, мы с вами могли бы пойти на корт как-нибудь вдвоем?
- Может быть.
Кажется, она смягчилась, он видел это по глазам.
- Вам еще надо попробовать поработать с весом.
Это улучшает сердечно-сосудистую систему. - И в подтверждение своих слов напрягся и поднял штангу. Его пронзила дикая боль, руки согнулись, словно ивовые прутики. Рик рухнул на пол, штанга упала ему на грудь, и он взвыл, словно раненый медведь.
Катрина в ужасе смотрела на него.
- С вами все в порядке?
Он открыл рот, но вместо слов изо рта вырвался стон.
- Думаю... - из его легких донеслось странное шипение, - думаю, не совсем... - Будьте добры, уберите штангу, - прошептал он. - Вы сумеете это сделать?
- Кажется, это не в моих силах, - пробормотала она, осмотрев штангу. Придется мне сходить за помощью. Или сами справитесь? Вы же сильный.
Рик вежливо улыбнулся и попытался кивнуть.
Тут его снова пронзила острая боль.
- Если увидите Фрэнка Глазго, не могли бы попросить его прийти сюда?
- Конечно. - Она еще раз оглядела его, взяла свою сумку и вышла.
Время, которое он провел лежа на полу в полнейшем одиночестве, показалось Рику целой вечностью. Наконец в зал заглянул Фрэнк.
- Чем тебе помочь?
- Ты не мог бы снять с меня эту чертову штуку? Рик от боли сжал губы. - А потом отвези меня в больницу... Кажется, у меня сломано ребро.
- Говорю тебе, Грэйси, это абсолютно невозможно. Каждый раз, когда я оборачиваюсь, он тут как тут. И к тому же дарит мне подарки.
- Подарки? - удивилась Грэйси. - Ты имеешь в виду бриллианты, духи и меха?
- Да нет же. - Катрина смутилась и отвела взгляд в сторону. - Ну, колготки. - Довольно-таки дорогие колготки, надо сказать, а к коробке был, она до сих пор вспоминала об этом с дрожью, прикреплен с десяток разноцветных воздушных шаров; этот подарок ей на дом принес одетый в фирменную униформу курьер, который выглядел ужасно несчастным, когда она наотрез отказалась принять эту посылку.
Грэйси заморгала.
- Да уж, слишком интимный подарок.
- На самом деле это была шутка. Намек на те события, которые недавно произошли на его глазах.
Дело в том, что я нечаянно уронила мелочь перед кассой в кафе и была вынуждена наклониться, чтобы ее подобрать. Вот и разорвала колготки. Покраснев, Катрина замолчала, смущенная понимающей улыбкой Грэйси. - Ничего особенного. Только он видел всю сцену. Кроме того, у меня создалось впечатление, что он охотится за мной.
- Охотится за тобой? - удивилась Грэйси и рассмеялась. - Ну, возможно, детка, ты ему просто интересна. Ведь ты же очень привлекательная молодая особа. Посмотри на себя в зеркало.
- Да, но зато он мне неинтересен. - И она презрительно усмехнулась.
Грэйси с сомнением покачала головой.
- Неужели ни капельки не интересен? Даже самую малость?
Катрина пожала плечами, пересадила Хизер на другую руку, а свободной выдавила томатную пасту в кипящую воду.
- Ну, я могу признать, что он привлекательный мужчина, но это ничего не меняет. Мне вообще ни один мужчина не нужен, каким бы он ни был.
- Ага, ты предпочитаешь женщин? - решила пошутить Грэйси.
- Ну, Грэйси, как ты можешь! - рассмеялась Катрина, покачав головой. Ты же прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Я просто хочу избавить себя от еще одного ненужного знакомства. Кроме того, я вовсе не собираюсь флиртовать с собственным боссом.
- Ну а вдруг это знакомство окажется нужным и интересным?
Улыбка исчезла с лица Катрины.
- Даже и не думай! Такого просто не может быть, - заявила она с твердостью, достойной железной леди. - Моя мама достаточно страдала от двух ужасных браков. И что от них проку? Двое мужчин лишь попользовались ее добротой, оставили ей детей и сбежали. Моя старшая сестра развелась с мужем, который оказался самовлюбленным эгоистом, убежал от нее в Европу вместо того, чтобы помочь ей с ребенком. А я сама решила бросить человека, который думал, что женщины предназначены лишь для того, чтобы мыть, стирать и убирать. Лучше уж нам с Хизер жить вдвоем. Нам с ней и вдвоем неплохо, правда, малыш?
- Ну не все же мужчины такие, как ты говоришь.
- Конечно, не все. А только те, которые мне встречаются. - Вздохнув, она усадила Хизер на высокий детский стульчик и дала ей стаканчик сока. Я понимаю, что с моей стороны нечестно судить весь мужской род по поведению лишь одного парня, но дело в том, что я не хочу совершить еще одну ошибку. У меня есть о ком думать и заботиться - это мой ребенок. Он для меня - весь мир. Я не хочу рисковать ребенком ради непонятно кого. Я бы не хотела травмировать девочку: дать ей отца, который не сегодня, так завтра бросит ее.
- Но, Катрина, я тебя уверяю, на свете очень много хороших парней, достаточно ответственных, чтобы навсегда остаться с тобой и твоим ребенком.
Катрина тяжело вздохнула и опустила голову.
- Тогда почему же ты не смогла найти хоть бы одного из таких? произнесла она, но тут же пожалела о своих словах. - Прости, я не хотела, я не имела в виду...
- Конечно, ты имела в виду именно то, что сказала. - Заметно побледнев, Грэйси тем не менее попыталась улыбнуться. - Да, но, знаешь, когда я решила выйти замуж, то была уже не очень юной и далеко не такой красавицей.
- О, Грэйси, дорогая...
- Нет, нет, ты права. Я вряд ли могу быть тебе советчиком в этом деле. - Она помешала спагетти, которые варились на плите. - Я понимаю, мы с тобой не такие уж близкие подруги. Мы всего лишь изредка обедаем вместе. И у меня нет права вмешиваться в твою личную жизнь. - Грэйси украдкой посмотрела в сторону Катрины, но та успела заметить ее взгляд. - И я почти уверена, что тебе не так уж интересен мой опыт и мое мнение.
- Что ты, дорогая, напротив, - заверила ее Катрина. - Если бы я не хотела услышать твой совет, то не стала бы затрагивать эту тему, уж поверь мне.
Грэйси положила ложку, которой мешала спагетти, на стол и вытерла руки о полотенце.
- Ты в этом уверена?
- Да, уверена.
- Я бы не хотела навязывать тебе...
- Ой, Грэйси, перестань. Лучше скажи мне, что я должна делать.
Лицо пожилой женщины осветилось улыбкой. У глаз собрались морщинки.
- Ну, раз ты спрашиваешь, я думаю, тебе надо продолжать вести себя так же, как ты делала до сих пор.
- Но я же игнорировала и избегала его.
- Вот и продолжай.
Катрина нахмурилась. Почему-то у нее было впечатление, что Грэйси считает, будто она должна дать шанс Рику Блэйну.
- Ну да! Так это же, наоборот, разожжет в нем небывалый энтузиазм.
- Пусть все идет как идет. Просто делай вид, что он тебе неинтересен...
- О чем ты говоришь? Делать вид? Грэйси, но я не намерена притворяться. Разве ты не поняла? Он ведь на самом деле мне неинтересен. Нет, нет и нет!
- Конечно, дорогая, я тебя прекрасно понимаю. Женщина тихонько рассмеялась и махнула рукой в ее сторону. - В любом случае тебе надо поступать именно так, как ты поступала до сих пор. И рано или поздно ты получишь то, что тебе нужно.
- То, что мне нужно? - задумчиво повторила Катрина. От нее ускользал смысл сказанных слов. Конечно, это было бы здорово, если бы я знала, чего я хочу в первую очередь. Вот в чем дело. Ты не думаешь, что я сошла с ума?
- Нет, дорогая, это нормально, - сказала Грэйси, усмехнувшись. Просто это еще раз доказывает, что ты человек, обычный человек.
Глава 3
- Теперь твоя очередь отвечать. Я звонил тебе в течение двух часов. Рик переложил телефонную трубку в другую руку и затормозил на красном светофоре. - Ты пропустила потрясающий обед.
- Я не знала, что у нас было назначено свидание.
- У нас и не было. Но вполне могло бы быть, если бы ты ответила на мой звонок два часа назад.
До боли знакомый голос на другом конце провода заставил его улыбнуться.
- Ты полагаешь, я должна быть огорчена из-за того, что такой симпатичный парень, как ты, лишился превосходной компании в лице пожилой женщины.
- Неужели ты это о себе? Да ты же цветущая особа, причем весьма моложавая на вид.
- Какой же ты шутник! Я всегда знала, что у тебя прекрасно подвешен язык. Неудивительно, что у тебя нет отбоя от женщин. - Ее смех напоминал звонкие колокольчики. Этот звук проник в его сердце и согрел душу. - Думаю, у тебя достаточно времени на то, чтобы найти еще кого-нибудь. Так или иначе, молодая женщина из офиса, завладевшая твоими мыслями, не обязательно должна клюнуть на твое лучистое обаяние, как ты втайне надеешься.
- Неужели сын не может пригласить на ужин свою любимую мамочку? Неужели над ним обязательно надо смеяться?
- Как я понимаю, она дала тебе от ворот поворот? Я угадала?
- Не совсем. - Сзади раздался нетерпеливый сигнал, отчего Рик вздрогнул. Он нажал на газ и присоединился к общему движению по проспекту. - Я уверен, что, если бы смог пригласить ее на ужин, она бы не отказалась и доставила бы мне огромное удовольствие.
В трубке засмеялись так, что Рик нахмурился.
- Ага, так она даже не дала тебе возможности пригласить ее? Захлопнула дверь перед самым носом, да?
- Ну, не буквально, - в словах Рика почувствовалась неуверенность. Окажись он и впрямь перед дверью на пороге ослепительной мисс Катрины Джордан, она наверняка бы так и сделала. - Этот вопрос еще не обсуждался пока. Вот и все.
- Ну да, трудновато приглашать кого-либо на обед, если тебе и слова не дают сказать.
Рик удивился, когда заметил, что он смотрит на трубку так, словно разговаривает с телефоном.
- Спасибо за материнскую заботу и поддержку.
- Да? А почему я должна помогать морочить голову очередной девушке? Сколько женских сердец ты уже разбил?
Такое обвинение удивило и огорчило его.
- Но я никогда не разбивал ничьих сердец. Каждая женщина, которой я когда-либо назначал свидание, потом становилась моим хорошим другом.
- Твое очарование - это и счастье, и несчастье одновременно, дорогой. Ты притягиваешь людей как магнит. Но это всего лишь одна сторона твоей натуры. И лишь потом, когда они узнают тебя лучше, они стараются держаться от тебя как можно дальше. - Она тяжело вздохнула, и в ее голосе прозвучала такая грусть, что Рик многое понял, хотя и не хотел бы этого понимать. - Мы всегда мечтаем о том, чего не можем достичь легко.
- Мама, пожалуйста, не начинай.
- Не начинать что? Хорошо, не буду. Только, видно, придется мне лечь в могилу, так и не увидев внуков.
Рик снизил скорость, свернул к стоянке возле высокого дома и остановился перед воротами.
- Тебе не кажется, что мы уже много раз говорили на эту тему?
- Да, говорили, помню прекрасно. Только скажи мне откровенно, почему тебя бросает в жар от одного лишь разговора о браке и семье?
- Ты же прекрасно знаешь почему. - Как ему не нравился этот разговор! Он всегда ненавидел подобные разговоры! - На следующей неделе я улетаю в Тахо. Мне нужно обсудить кое с кем вопросы по поводу нового казино. Ты не присоединишься ко мне?
Ты никогда не видела автоматов для игр, тебе понравится, вот увидишь. А я со своей стороны обещаю не заигрываться допоздна...
- Дорогой, ты помнишь, сколько тебе лет? Тридцать шесть, кажется? Так вот, не пора ли уже и остепениться?
- Ну, мам!
- Я хочу внуков!
- Тогда найми кого-нибудь, - чуть ли не выкрикнул Рик, тут же пожалев о своем повышенном тоне.
Он вздохнул, поставил машину на парковку и выключил мотор. - Мам, ну пожалуйста! Поверь мне, я делаю одолжение женщинам, когда не позволяю им втянуть себя в семейное болото. Я не создан для семейной жизни.
Ее голос смягчился:
- Пожалуйста, не повторяй моих ошибок.
- Мам, это им не повезло, а не тебе.
Она так тяжело вздохнула, что этот вздох перевернул Рику душу. Он почувствовал боль матери, боль от ран, нанесенных негодяями, которые бросили ее одну с ребенком. Боль, которую она упорно отказывалась признавать. Несмотря на боль, несмотря на все потери, она относилась к жизни оптимистически, с неубывающей верой в то, что нет такой боли, которую бы не смогла заглушить ее безграничная любовь.
Как бы Рик ни уважал и ни любил свою мать, он отчетливо видел в ее глазах то же самое циничное выражение по отношению к мужчинам, которое было у Катрины Джордан. Ее глаза выдавали прошлую боль. Он понял, что и Катрин не раз обманывали.
Частенько ее глаза выдавали уязвимость и тихую надежду на счастье, которая трогала его до глубины души.
Он не знал, откуда у него постоянное желание ее защищать и о ней заботиться. Он не понимал, почему ее образ без конца преследует его. Ему казалось, что она всегда рядом с ним. У него было такое впечатление, словно он внезапно обнаружил свою вторую половинку, которую потерял когда-то давным-давно и о существовании которой напрочь забыл.
- Рик, ты еще на проводе?
- Уже поздно, - прошептал он. - Тебе необходимо немного отдохнуть.
- Думаю, ты прав.
- Мам, слушай.
- Да?
Он помолчал.
- Я люблю тебя.
- Я тоже люблю тебя, дорогой. Спокойной ночи.
Мать повесила трубку.
Темнота и холод навалились на него, когда он вышел из машины.
Как в могиле, подумал он.
Совсем один. В тишине и темноте.
Один.
Паника стала медленно заползать ему в душу, проникая сквозь броню рассудка, заполняя самые потаенные уголки души. Одиночество, как ему казалось, стало его суровой судьбой, и Рик безоговорочно ее принимал. Просто у него не было иного выхода.
Фрэнк Глазго вышел из лифта. Сложив руки за спиной, хмуря брови, он шел по коридору, заглядывая то в одну, то в другую комнату. Увидев Катрину, он подошел к ней и, поздоровавшись, поинтересовался:
- Надеюсь, вас проинформировали о том, что скоро начнутся семинары по повышению квалификации?
- Да, конечно.
- В таком случае все в порядке. - Резко повернувшись, он вышел в коридор и направился в северную часть здания.
Катрина поспешила за ним, чувствуя некоторое беспокойство.
- Семинар двухдневный, и он проводится в другом городе. У меня сейчас нет денег, а главное, как быть с ребенком? Я не смогу оставить дочь одну.
- Компания оплатит все ваши расходы. Зайдите к Марте за билетами на самолет и путевкой, - проговорил Глазго, остановившись на минуту. Он склонил голову набок и удивленно поднял брови. - Ваша дочь? У вас есть ребенок?
- Ну да... А что? Это вызывает какие-то осложнения?
- Ну, не для меня. Возможно, для других. - И он как-то странно хихикнул, словно вспомнил какую-то шутку, а затем взглянул на женщину с нескрываемым любопытством. - Попробуем исправить все неудобства. Однако эти семинары являются необходимыми для повышения квалификации, они часть вашей работы. Вас должны были предупредить об этом, или я не прав?
Женщина замялась, смущенно покусывая губы.
- Да, но меня не предупредили, что для этого потребуется уезжать из города.
- А что, за ребенком некому присмотреть?
- Боюсь, что нет, - побледнела Катрина.
Любопытство в его глазах сменилось тревогой.
- Вы отличный работник, мисс Джордан. Нам бы не хотелось потерять вас.
Катрина тут же поняла намек. Повторять дважды ей было не нужно.
- А вы и в самом деле уволите меня, если я не найду няню?
- Конечно, нет, - медленно проговорил Глазго. Однако вас могут понизить в должности, если вы не будете выполнять договорные обязательства. Как я уже сказал, этот семинар является частью вашей работы.
- Но как же моя дочь? Она...
- Понимаю, вы за нее в ответе, - продолжил он ее мысль. - Однако в нашей фирме работает немало людей с детьми. Конечно, мы стараемся создать им условия для хорошей работы, но мы бы не хотели жертвовать качеством работы из-за личной жизни работников. Это понятно?
Катрина нахмурилась, лихорадочно соображая, что же ей делать.
- Да, сэр, понятно.
Кивнув, Глазго повернулся к ней спиной и зашагал по коридору.
Оставшись одна, молодая женщина прислонилась к стене и попыталась справиться с охватившей ее паникой. Да, ей ужасно нужна работа, но как она может покинуть Хизер? Пусть даже всего на два дня. О таком она не могла подумать даже в кошмарном сне. Она жила в Лос-Анджелесе всего несколько месяцев и не успела ни с кем толком познакомиться. Думать нечего, чтобы оставить кому-то ребенка! Разве что Грэйси Эплгейт. Впрочем, вряд ли она вправе просить немолодую женщину присмотреть за дочкой. Дружба дружбой, но подобного рода просьбы могут быть Грэйси в тягость.
- Не обращай внимания на Фрэнка. - Молодой женский голос заставил Катрину вздрогнуть. Она мгновенно обернулась на звук и увидела симпатичную брюнетку с карими глазами олененка, которая обворожительно ей улыбалась. Катрина узнала ее: это была одна из учениц дизайнера из отдела архитектуры.
- Ему просто нравится корчить из себя такого крутого парня. - Женщина снизила голос до шепота, чтобы другие ее не слышали. - Он не может сдержаться, дай ему только порассуждать о дисциплине. Особенно с новыми сотрудниками.
Катрина улыбнулась.
- Вообще-то, мистер Глазго всегда приветлив со мной и достаточно корректен. Впрочем, я понимаю, это входит в его обязанности.
- Ты имеешь в виду его постоянный проповеднический тон? Да он самый нудный старикан из всех, кого я знаю.
И женщина, слегка откинув назад голову, залилась веселым звучным смехом. Катрина тоже улыбнулась, оглянувшись по сторонам.
- Извини, - проговорила женщина, продолжая смеяться. - Я бываю ужасно вульгарна. Но Фрэнк мой дядя, поэтому я просто обречена постоянно его подкалывать, - и женщина протянула руку. - Сэнди Глазго, к вашим услугам. Ты новая сотрудница в расчетном отделе, так?
- Да, Катрина Джордан.
- Рада познакомиться. - Рукопожатие Сэнди было весьма крепким, что свидетельствовало о силе характера. - Невольно подслушала ваш диалог, мне очень стыдно, но я люблю подслушивать. Так сколько лет твоему ребенку?
- Хизер исполнилось два года и два месяца.
- Прекрасный возраст. Самое то, что надо. - Она передернула плечами. Мой сын в два года был таким сорвиголовой, не приведи Господь! Даже сейчас, когда пошел в детский садик, никак не успокоится.
Катрина рассмеялась.
- Моя тоже не подарок!
- Прекрасно понимаю тебя. - Сэнди состроила гримасу. - Эти курсы повышения квалификации - ужасная скучища, но они и в самом деле необходимая часть нашей работы. Наша компания использует очень сложную специальную систему, которая сочетает в себе графический дизайн с расчетами и финансовыми функциями. Вряд ли эту систему используют еще какие-то другие фирмы. Поэтому семинары проводятся часто и приходится разъезжать по всей стране. Тебе еще повезло, что он проходит в нашем штате. Мне приходилось летать даже в Вермонт. - Она склонила голову и сочувственно посмотрела на Катрину. - Тебя есть кому заменить на эти дни?
- Ну, вроде есть одна знакомая. Но я думаю, не будет ли ей это тяжело?
Сэнди пожала плечами.
- Если хочешь, я могу дать тебе имена и телефоны парочки профессиональных нянь. Они берут не так уж и дорого.
Вежливо улыбнувшись, Катрина быстро проговорила:
- Очень любезно с твоей стороны.
Катрина только недавно устроилась. Зарплату ей еще не платили, поэтому до сих пор приходилось считать каждый грош. Однако дело было не столько в деньгах. Одна мысль о том, чтобы оставить малышку с чужим человеком, доводила ее до истерики.
- Нет проблем, - ответила Сэнди. - Я найду их телефонные номера и оставлю тебе на автоответчике.
- Спасибо, я была бы... - Катрина осеклась на полуслове, увидев, что дверь, ведущая в коридор, отворилась и в дверном проеме возникла фигура Рика Блэйна. Он разговаривал с молодой женщиной, которая вся лучилась от счастья, ее голос звенел как тысячи колокольчиков. Она так бурно жестикулировала, что казалось еще чуть-чуть - и она задохнется от собственного энтузиазма. А Рик Блэйн смотрел на нее так, словно она была самой прекрасной женщиной на земле.
Странная боль пронзила грудь Катрины. Ей вдруг захотелось схватить эту смеющуюся особу за тоненькую шейку, запихнуть ее в лифт и нажать кнопку подвала.
- Ты бы.., что? - донеслось до нее словно из-под земли.
- А? Что? - обернулась Катрина. Тут до нее дошло, что Сэнди ждет ее ответа. Ведь она так и не закончила предложение. - Ах да. Я бы, я бы... она старательно отвела взгляд, но успела заметить, как эта красотка бросилась в объятия Рика Блэйна. Катрина чуть не задохнулась от едва сдерживаемой ярости. На этот раз она узнала то горькое чувство, которое охватило ее с огромной силой. То была слепая, яростная ревность. Ее испугало это сильное чувство.
- О, я не знаю, как выразить то, что я чувствую! тараторила молодая женщина, жадно обнимая Рика за плечи. - Это был самый удивительный подарок. Я даже не знаю, как тебя отблагодарить.
Да, точно, подумала Катрина, это самая что ни на есть настоящая ревность. Хотя ей не так часто приходилось испытывать ее, она не могла не узнать это чувство. Вообще-то она была не слишком эмоциональной натурой, поэтому собственная реакция весьма озадачила ее - ведь Рик был ей абсолютно безразличен. Ну да, она готова признать: он достаточно привлекателен. Можно даже сказать, он великолепен, в своем роде. Чего только стоила одна его усмешка и постоянно взъерошенные волосы орехового цвета, которые всегда выглядели так, словно он только что вышел из ванной. А еще этот особый взгляд, проникающий в самую глубину женской души...
Однако, несмотря на все эти отличительные особенности Рика Блэйна, Катрина не была в нем заинтересована ни капельки. Нет, ничего личного. Абсолютно ничего. Не зря же она жаловалась Грэйси, что ей кажется, будто Рик ее преследует.
Так почему же тогда она испытывает зависть и ревность к этой болтливой дамочке, повисшей на шее у Рика? Она даже не знает ее!
А Рик, кажется, даже и не думает избавляться от этих липких объятий.
- Что ты, мне было очень приятно доставить тебе радость.
Да уж, наверняка, отчего-то разозлилась Катрина. Черные мысли неслись в ее голове с огромной скоростью, что очень ее напугало. Она так сильно стиснула руки, что костяшки пальцев побелели, а ноготки больно впились в ладони. Нет, это совсем не похоже на спокойную, сдержанную Катрину. Она никак не могла понять, что же ее раздражает больше: сцена, свидетельницей которой она стала, или же ее реакция на нее.
Стоящая рядом с ней Сэнди скорчила уморительную гримасу и прошептала:
- Опять разыгрывает из себя Санта Клауса.
Катрина с трудом разжала кулаки.
- Я так понимаю, у мистера Блэйна есть традиция дарить подарки хорошеньким дамочкам?
Некоторое время Сэнди во все глаза смотрела на Катрину. Потом улыбка понимания осветила ее лицо.
- Ах, да. Я все время забываю, что ты у нас новенькая. Чтобы ввести тебя в курс дела, я должна сказать, что у нашего босса есть одна замечательная традиция: он дарит подарки всему персоналу. Он один из самых благородных людей, которых я когда-либо видела. Конечно, те, кто его не знает, могут истолковать такое поведение как своеобразный подкуп сотрудников для улучшения взаимоотношений, это был намек на то, что когда-то и Сэнди так думала, - ведь мало кто понимает, почему мужчина, имеющий такой вес в обществе и такую внешность, может ни о чем не беспокоиться.
На это Катрина не знала, что сказать, и поэтому промолчала. Она продолжала наблюдать за парочкой. Молодая женщина, обнимавшая Рика, была так довольна, словно только что съела кусок торта.
- Это Иванна Трентон, - прошептала Сэнди, когда женщина скрылась за дверями лифта. - На прошлой неделе у ее сына на спортивной площадке украли велосипед. Она была очень раздосадована ведь это подарок сыну на день рождения, а муж сейчас не работает, поэтому купить новый было бы очень сложно.
- Так мистер Блэйн купил мальчику новый велосипед?
- По крайней мере я так слышала.
- О! - Если бы от смущения люди могли светиться, то Катрина бы засверкала всеми цветами радуги.
Так вот оно что! Рик так относится буквально ко всем! Она-то расценила его подарок как прямой намек на ухаживание, как его личное к ней отношение. Вот идиотка-то! Оказывается, все гораздо проще, чем она думала.
Ее щеки горели от стыда и досады, но она продолжала наблюдать за каждым движением Рика. С того места, где она стояла, ее нельзя было заметить, зато она все отлично видела: вот он поправил узел галстука, который съехал на сторону от порывистых объятий миссис Трентон, вот посмотрел в сторону секретарши, которая что-то печатала на компьютере, и в его глазах невольно отразилось смущение.
Мог бы и не волноваться, потому что секретарша полностью сосредоточилась на клавишах.
Впрочем, он не заметил и присутствия Катрины.
А она тем временем прекрасно видела все его дальнейшие действия: вот его глаза поискали кого-то в коридоре, потом в приемной, откуда открывался прекрасный вид на улицу, затем его взгляд уперся в стену, за которой находилось ее рабочее место. Катрине показалось, что он погружен в себя и больше всего на свете хочет оказаться где-нибудь подальше от того места, где находится.
Катрина даже удивилась своей наблюдательности, понимая, что с ее стороны было нечестно подглядывать за человеком, целиком погруженным в собственные мысли, тем более что она не так уж хорошо его знала, чтобы по выражению лица судить об их содержании - наивно полагаться на свою интуицию.
Не успев справиться с мыслями и сделать правильные выводы, Катрина услышала голос Сэнди:
- Он замечательный мужчина, не правда ли?
- А? - спохватилась она, не понимая сути вопроса. - Да, он потрясающий человек.
Сэнди ответила понимающей улыбкой.
- Именно о таком принце и мечтает всякая женщина. Но он абсолютно недоступен, так что даже и не думай об этом.
Катрину удивило заявление Сэнди.
- О чем не думать?
- Не притворяйся. Я же не слепая и вовсе не так глупа. Взгляд, каким ты смотришь на него, может лед растопить. - И Сэнди дружески похлопала Катрину по плечу. - Рик относится к каждой женщине, с которой встречается, так, словно она сделана из хрусталя и золота. Каждую женщину он заставляет думать, что она особенная, единственная и неповторимая - такой уж он благородный джентльмен, единственный в своем роде. Но, увы! Он не из тех, кто женится, - крепкий орешек. Никогда не был женат и никогда не будет.
Удивление было написано на лице Катрины. Она слушала Сэнди открыв рот.
- Не понимаю, дорогая, почему тебе взбрело в голову говорить мне такие вещи. Женат он или нет, крепкий орешек или нет. Мне-то что? Мне совершенно безразлично все, что связано с этим человеком.
Сэнди широко открыла глаза, захлопала ресницами, и на ее лице появилась откровенная насмешка.
- В таком случае, дорогая, тебе надо лучше себя контролировать. Потому что мне со стороны отлично все видно. И знаешь, ты смотришь на Рика Блэйна так, словно голодная волчица на нежного ягненка.
Не успела Катрина достойно возразить, как Сэнди, оглянувшись, горячо зашептала:
- Лучше помолчи, ибо предмет нашего разговора направляется прямо сюда.
Однако Сэнди могла бы ее не предупреждать.
Она кожей почувствовала, что он стоит у нее за спиной.
- Привет, Рик, - воскликнула Сэнди. - Я слышала, что мельбурнский контракт у нас в кармане. Разреши поздравить.
- Поздравь лучше Фрэнка, - последовал дружеский совет. - Это он вел основные переговоры.
- Ладно, передам ему твои слова. - Сэнди посмотрела на Катрину, давая ей понять, что собирается оставить их наедине. - И помни, дорогая, о чем я тебе говорила. Позвоню тебе позднее, пока.
С этими словами она скрылась в лифте.
Катрина понимала, что должна повернуться лицом к человеку, который стоит рядом, настолько рядом, что она всем телом ощущала его присутствие, его запах. Но почему-то ей не хотелось этого делать.
Вероятнее всего, она боялась, что он увидит то же выражение, которое заметила в ее взгляде Сэнди.
Такого смущения она не испытывала с юности.
Помнится, когда-то давным-давно Катрина влюбилась в одного теперь всеми забытого певца-музыканта Она наклеивала плакаты на стены своей комнаты и вот так же дрожала, когда брала у него автограф. Но с тех пор много воды утекло. Да и она уже не девочка.
Реальные мужчины всю жизнь только и делали, что разочаровывали и бросали се. И она ни за что не позволит кому-нибудь еще войти в свою жизнь и разбить ей сердце. Нет, не позволит.
Выпрямив спину, она нацепила маску холодной вежливости и повернулась к нему:
- Добрый день, мистер Блэйн...
- Рик. - Его улыбка заставила ее побледнеть. Она почувствовала слабость в ногах и легкое головокружение. - Помните, мы не соблюдаем здесь формальности.
- Ах, ну да, - она очень надеялась, что на ее лице появится улыбка, но губы ее не слушались. - Рик.
Он положил руки в карманы. Если бы она не знала его, то подумала бы, что он смущен. По крайней мере так ведут себя люди, когда смущены.
- Так как у вас дела?
- Ничего, спасибо.
- Вам нравится работа?
- Даже очень. Ответственная и очень интересная.
- Замечательно, очень хорошо. - Он раскачивался с носка на пятки, потом оглянулся в сторону приемной, словно видел ее в первый раз. Он засмотрелся на морской пейзаж в позолоченной раме. Катрина даже подумала, что он хочет прокомментировать картину. Вместо этого он обратился к ней со словами:
- Я должен принести вам свои извинения.
- Извинения?
- Да. - Он словно бы опять смутился и избегал смотреть ей в глаза. Нехарактерное для него поведение, заметила Катрина. Она знала, что основная его черта - это пристальное наблюдение за людьми, особенно за новыми знакомыми. И особенно во время разговора. - Я просто подумал.., вы вернули мой подарок. Должно быть, вы решили, что он для вас недостаточен...
Катрину бросило в жар.
- Ах, это!
- Я, правда, не хотел вас обидеть. Мне казалось, это вас развеселит и доставит удовольствие. - Он кивнул проходившим мимо сотрудникам, потом смущенно кашлянул в кулак. - Я имею в виду, что, учитывая все обстоятельства нашей встречи в кафе и порванные, ну, вы помните...
- Да, да, - вся красная, закивала она. Она вспомнила, как ползала по полу на коленях, расталкивая локтями покупателей. И улыбнулась. - Вероятно, вы были свидетелем не самого лучшего момента в моей жизни.
- Мы квиты, - усмехнулся он, намекая на случай в парке у скамейки.
- Полагаю, да, - усмехнулась она в ответ.
Да уж, наверняка этот блестящий парень не часто попадает в ситуации наподобие той, в парке. Рик продолжал смущенно теребить завязанный галстук.
Что это с ним творится? Ведь такого самоуверенного человека еще поискать! Он же не сомневается в собственном обаянии.
- Знаете, - проговорила она, - я не хотела вас обижать. Я вернула подарок, потому что он слегка меня удивил. Вот и все. Я ведь не знала, что у вас обычай одаривать своих сотрудников.
Наконец-то его блуждающий взгляд встретился с ее глазами. Она уставилась на него, не в силах отвести взгляд.
- Мне нравится доставлять людям удовольствие.
- Ну да, понятно, - пробормотала она, подумав, что, видно, здорово задела его за живое.
- А вы подумали, я пытаюсь за вами ухаживать?
Искренность вопроса испугала ее так, что Катрина отпрянула назад. И тут же ощутила, как горит се лицо. Этого еще не хватало!
- Я просто не знала, что вы так трогательно относитесь к сотрудникам.
- Ага, так в следующий раз, если я подарю вам что-нибудь, вы примете?
Она уставилась на него, пытаясь оторвать взгляд от его голубых глаз. Но напрасно.
- Вообще-то, мне не хочется, чтобы этот следующий раз был.
- Вы неловко себя чувствуете?
- Да.
- Хорошо. - Он понимающе улыбнулся. - Так, значит, само мое присутствие вас смущает. Мне это нравится.
- Почему же?
Его голос понизился до шепота.
- Потому что вы тоже меня смущаете, Катрина Джордан. И я бы очень хотел понять, почему.
С этими словами он хищно улыбнулся, вежливо кивнул и, не успела Катрина и рта раскрыть, исчез за дверью своего кабинета, крепко закрыв ее за собой.
Глава 4
- Да, я понимаю, что центр закрывается в семь часов, но, может быть, у вас можно устроить ребенка на две ночи? - Щекой прижимая трубку телефона к плечу, Катрина качала на руках капризничавшую малышку. - Ш-ш-ш, дорогая, прошипела она. - Маме надо поговорить еще пару минут, хорошо?
Хизер потерла покрасневшие глазки, всхлипнула и нетерпеливо заерзала на руках матери, пробормотав:
- Хочу печенья!
- Не сейчас. - Катрина сосредоточилась на разговоре:
- Простите, что вы сказали?
Голос в трубке заверещал:
- Я же вам уже сказала, что наш центр только дневной. Работает только днем. Мы не берем детей на ночь. Извините, мне очень жаль.
А уж как Катрине было жаль, не передать! Не успела она ничего ответить, как Хизер выгнулась назад, потом вперед и почти выскользнула у нее из рук.
- Хочу печенья! - ныла она.
- Потерпи еще немного - Катрина попыталась поудобнее устроить Хизер на руках, но в этот момент телефон выскользнул из-под щеки и со стуком упал на пол.
Одновременно в прихожей раздался звонок.
Застонав, Катрина покрепче схватила извивающегося ребенка, открыла свободной рукой дверь и побежала подбирать упавший телефон. В комнату зашла Грэйси, неся в руках новенькую видеокассету, взятую в прокате.
Катрина на ходу улыбнулась ей в знак приветствия и собиралась продолжить разговор по телефону, как Хизер вырвалась из ее дрожащих рук и закричала:
- Бабуска Гэйси, бабуска Гэйси!
Грэйси рассмеялась и протянула руки навстречу малышке. Ликующая девочка бросилась в объятия пожилой женщине.
- Как поживает наша дорогая девочка, а?
- Хочу печенья, бабуска.
- А, ты хочешь печенья? - И Грэйси украдкой взглянула в сторону Катрины, которая кивнула в знак согласия. - Ну что же, будет тебе печенье. Давай-ка посмотрим, что у нас в шкафу, давай?
Весело завизжав, Хизер захлопала в ладоши.
Грэйси взяла ее на руки и понесла на кухню, давая Катрине возможность договорить по телефону.
Но разговор был недолог.
- Так, значит, в центре не оказывается таких услуг?
- К сожалению, нет.
- А вы не могли бы кого-нибудь порекомендовать?
- Боюсь, что нет, - проговорил уставший голос. Вам лучше обратиться в службу по найму нянь.
- В службу по найму? - Сердце Катрины упало. Вряд ли я могу это сделать. Кроме того, я не ищу постоянную няню. Мне просто нужен человек, который бы мог посидеть с моей дочерью пару суток.
- Даже не знаю, чем вам помочь.
- Понимаю. Спасибо и извините за беспокойство. - С досадой бросив трубку, она отключила телефон.
В комнату зашла Грэйси, неся Хизер на руках.
Девочка с довольным видом сжимала в руке сахарное печенье, то и дело поднося его ко рту.
- У тебя трудности, дорогая?
- А? Да нет, ничего особенного. - Она выдавила фальшивую улыбку, крепко сжав руки. Раз в неделю Грэйси приносила фильм с участием Мэла Гибсона в главной роли, и женщины пили чай и болтали. Ладно. Я открыла поп-корн. Что ты принесла нам сегодня? Какую картину?
- Даже и не думай менять тему разговора. Считай, я уже обиделась.
- Обиделась? Это на что?
- Да, обиделась. - Грэйси отпустила ребенка и, сложив руки на груди, хмуро посмотрела на Катрину. - Ты, тайком от меня, хочешь нанять няньку для ребенка. И тебе не стыдно? Моей девочке - чужую, тетку?
Катрина улыбнулась. Да уж, судьба была крайне несправедлива к Грэйси: так обожать детишек и не иметь собственных внуков, в то время как родные дедушка и бабушка Хизер даже ни разу не поинтересовались, как дела у их внучки. И все из-за того, что ее матерью была Катрина.
- Я должна уехать из города на два дня. У нас на работе что-то вроде курсов повышения квалификации.
- Да? Любопытно. А почему ты ничего об этом не рассказывала?
- Я сама узнала только вчера. Кроме того, я не хотела бы... - Катрина осеклась и отвела взгляд в сторону, - я бы не хотела, чтобы ты чувствовала себя обязанной сидеть с Хизер.
- Конечно. Только неужели ты думаешь, что я позволю какой-то тетке сидеть с моей драгоценной крошкой?
- Грэйси, ты просто чудо. Я даже не знаю, что бы я делала без тебя, всплеснула руками Катрина. Но ведь я не могу все время использовать тебя. Получается что-то вроде эксплуатации. У тебя хватает хлопот и помимо моего ребенка. Одно дело, когда капризная девчонка бегает посреди шкафов с книгами всего два часа в день. Но целых два дня! Нет, почти три дня, если учитывать время перелета, - это совсем другое дело. Да она сведет тебя с ума!
- Ничего подобного. Ты просто представить себе не можешь, какую радость мне доставляет малышка. Что же касается моей работы, то на это время я сменю график, чтобы мы с малышкой больше могли быть вместе, пока тебя нет. Итак, договорились?
Катрина медленно кивнула.
- Я никому не доверяю так, как тебе, - искренне заявила она. - Но нехорошо так бессовестно пользоваться твоей добротой, твоим расположением ко мне. Ты и так много для меня сделала. А мне в ответ нечем тебе услужить.
На какой-то момент в серых глазах Грэйси мелькнула искорка любопытства, затем ее взгляд смягчился.
- О, дорогая. Да ты и представить себе не можешь, что ты мне даришь взамен. Я такой счастливой никогда не была, поверь! Лучшего подарка ты не могла бы мне сделать. - И, глубоко вздохнув, она нежно улыбнулась, посмотрев в сторону ребенка, который ползал по полу, держа в ручках печенье. За те несколько недель, прошедшие с тех пор как ты и Хизер переступили порог магазина, моя жизнь изменилась. На меня словно сошло благословение небес.
Катрина почувствовала комок в горле. Она не могла произнести ни слова в ответ.
Взглянув на нее, Грэйси всполошилась:
- Что такое, детка? Ты выглядишь так, словно сейчас заревешь.
- Ну да, а что я делаю? - всхлипнула молодая женщина, поморгав мокрыми от слез глазами. - Я только что поняла, как долго о нас никто не заботился. Да что там! Даже не радовался нашей компании.
Мы только всех раздражали.
- Катрина, да тебя просто необходимо опекать.
Тебя необходимо любить. Однажды ты поймешь это, я верю. - После этих слов в комнате повисло молчание. Затем Грэйси кашлянула. - Ну что же. Если уж мы начали разговор о таких романтических вещах, как любовь, можно мне поинтересоваться, как продвигаются дела с твоим ухажером?
- Грэйси, никакого ухажера у меня нет, ни молодого, ни старого, вспыхнула она и отвернулась. Если ты имеешь в виду загадочного мистера Блэйна и его подарок, то я просто не правильно оценила его намерения.
- Неужели? - Грэйси задала вопрос самым невинным тоном, однако блеск глаз выдавал ее неподдельный интерес.
Катрина пожала плечами, едва сдерживаясь, чтобы не выпалить фразу о том, что такой мужчина, как Рик Блэйн, непременно оставит свою матушку без внуков. Ей не хотелось ранить Грэйси, оказавшуюся в похожей ситуации.
- Ну да, я просто не поняла его намерений.
- А теперь ты их знаешь?
- Ну... - Страстно желая сменить тему, Катрина скользнула взглядом по блестящей обложке видеокассеты, которую принесла Грэйси. - Итак, что нам предлагается на сегодня? Мэл преследует плохих парней, Мэл на мотоцикле, Мэл сражается с инопланетными монстрами, Мэл влюбленный, Мэл соблазняющий что именно?
- А с чего ты решила, что не поняла мотивы своего босса? Мне кажется, он достаточно ясно выразил свои намерения. И потом, ни один мужчина не станет преследовать женщину, которая ему неинтересна. Не станет дарить ей подарков.
- А этот дарит. Я тут выяснила, что он один из тех чудаков, что бросаются подарками как конфетами и относятся ко всем, кто встречается на его пути так, словно они самые дорогие для него люди на свете. К тому же колготки не показатель его отношения... - Тут раздался звонок в дверь, и Катрина застонала.
С явным нетерпением она прошла через комнату, толкнула входную дверь, и.., перед ее глазами предстала невероятная картина: огромный букет красных роз полностью закрывал курьера, из-под цветов были видны лишь его ноги в форменных брюках.
Такого букета Катрина еще никогда не видела. Да еще в хрустальной вазе.
Из-за букета раздался мужской голос, он словно исходил из-под земли.
- Вы мисс Джордан?
- Что? Да, я. - И тут же розы оказались в ее руках, она даже не успела произнести своего имени.
- Приятного вам вечера, - проговорил курьер и исчез прежде, чем она успела опомниться.
В мгновение ока возле нее оказалась Грэйси. Она вытащила из букета маленький конвертик, в который была вложена пластиковая карточка.
- Так-так, розы. Очень любопытно. Смогу ли я угадать, от кого этот букет?
Катрина криво улыбнулась.
- Да к чему гадать? Можно прочесть карточку, раз уж ты держишь в руках конверт. Стоит его только открыть...
- Ну, раз ты настаиваешь. - Усмехнувшись, Грэйси достала из футляра свои очки и привычным жестом водрузила их на нос. - "Прощение принято. Как насчет ужина в пятницу вечером?" И подпись:
"Рик". - Грэйси фыркнула. - Что же, ты была права.
Конечно, этот мужчина совершенно не романтически к тебе относится. Наверное, он каждой женщине дарит по дюжине красных роз.
Катрина выхватила карточку из рук Грэйси.
- Очень забавно. - Она перевернула карточку другой стороной, увидела его подпись и постаралась сохранить спокойное выражение лица, чувствуя, что сердце готово выскочить из груди. - Это еще ничего не значит, пробормотала она и покраснела, когда поняла, что сказала эту фразу вслух.
Грэйси, вдохнув аромат цветов, поставила вазу с розами на стол.
- Ах, потрясающий запах. И скажи мне снова: этот человек и впрямь в тебе не заинтересован?
Катрине понадобилось время, чтобы придумать достойный ответ.
- Ну, Грэйси, он просто импульсивный и благородный человек. Уверена, если бы я спросила об этом у его секретаря, то выяснилось бы, что он разослал с полдесятка букетов только на этой неделе.
Поводы могут быть самыми разными: день рождения клерка или сына какого-нибудь менеджера. Подобные вещи для него ничего не значат, он даже не задумывается, вот и все.
- Из твоих слов выходит, что он потрясающий мужик.
- Ну, так и есть. - За словами последовал вздох, который Катрина так и не сумела подавить, и Грэйси понимающе усмехнулась. - Вполне возможно, он и в самом деле замечательный, но я его плохо знаю.
- Я так думаю, он хочет изменить эту ситуацию.
По спине Катрины пробежали сладкие мурашки.
- Грэйси, он может быть трижды прекрасным принцем, но это не имеет никакого значения. Я не хочу, чтобы в моей жизни появился другой мужчина. Я очень боюсь той боли, которую чувствуешь, когда они уходят.
Улыбка исчезла с лица Грэйси.
- Детка, они же не всегда уходят. Понимаю, не мне тебе это говорить, у меня самой два развода за плечами, но ты не можешь судить обо всех по двум неудачным экземплярам.
- Неудачным экземплярам? Ты это так называешь? А ничего, что они меня предали и кинули?
- Кое-что в жизни мы не можем контролировать, дорогая. Не все и не всегда зависит от нас. Твой отец бросил вас с матерью. Твой бывший муж был человек, который, возможно, не стоил твоей любви.
И все же это не значит, что мужчинам вообще нельзя доверять.
- Однако это так. Я слишком устала, чтобы начинать все сначала, и слишком напугана, чтобы снова любить. Грейси, мне не нужно поддержки и мою дочь не надо жалеть и искать ей папочку, которого она полюбит, а он уйдет, даже не попрощавшись.
- Потому что она уже столкнулась с этим, да?
- Ей было всего несколько недель, когда ее отец ушел от нас. Совсем малышка, она, конечно, не могла понять, что произошло, и она этого, слава богу, не помнит. И я рада этому.
- Зато ты все прекрасно помнишь.
- Да. Мне-то было три года, когда ушел отец, отвернулась Катрина. Ей было примерно столько же, сколько Хизер сейчас, И все же боль до сих пор жила в се душе. - Я не хочу, чтобы моя дочь знакомилась с таким "приятным" чувством.
- Ты хочешь, чтобы она избежала твоей судьбы? сказала Грэйси.
- Именно, - тяжелый вздох вырвался из глубины души. - Так и есть.
Грэйси пересадила ребенка на другую руку и похлопала Катрину по плечу.
- Дорогая, родители всегда хотят защитить детей. Но от жизни не убережешь. Мы можем только подсказать им, как жить. Но жить они будут сами.
В этой фразе была заключена та истина, которую Катрина долго не желала принимать.
- Разумеется, но родители могут защитить детей, не давая им попадать в опасные ситуации, которых всегда можно избежать.
- Это замужество-то опасно?
- Да. И к счастью, его можно избежать.
Грэйси задумалась.
- Да, это так, - ее глаза засветились любопытством... - Зато любовь точно неизбежна. Она всегда застает человека врасплох, когда мы не готовы и не ждем ее. Стрела амура вонзается в наше сердце и навсегда меняет нас, хотим мы того или нет.
Мудрость ее слов была слишком очевидна. Катрина даже вздрогнула. Из своего личного опыта она знала, что любовь ничего хорошего не приносит.
Словно бы горькая конфета, завернутая в блестящий фантик и с медовым ароматом. Тюрьма, побег из которой невозможен.
- Любовь только ломает нашу жизнь, - прошептала она. - Было время, когда я страстно мечтала о любви, верила, что она существует, что это самое лучшее на свете. И я ошибалась.
- Ты в этом уверена?
- Да, - не колеблясь, ответила она. - Любовь сказка для неудачников, убежище для тех, кто не смеет заглянуть в глаза реальной жизни.
Резкость последних слов удивила саму Катрину, вонзившись в сердце, словно острая стрела. Однако в ее словах не было горечи, только безмерная печаль, которую она не могла контролировать, но которая в ней жила давно.
- Звучит грустно и жестоко, - признала Катрина. - Я не совсем то имела в виду.
Но на самом деле все было именно так, как она сказала. И это напугало ее.
Она чувствовала его присутствие еще до того, как он появлялся у нее перед глазами. Чувствовала всем телом: по спине проходили теплые токи, как знак того, что он рядом. Внутри нее пылал пожар.
Когда он приходил и становился рядом с ней, пожар распространялся и на щеки.
- Итак... - он помолчал некоторое время, пока она не снизила скорость шага, - вам понравились цветы?
- Какой бы женщине не понравилась хрустальная ваза со свежими розами, которые доставили прямо на дом? - Краем глаза она заметила удовлетворенное выражение на его лице. - Вам не следовало этого делать.
- Я так захотел.
- Почему?
- Потому что я надеялся, что они вам понравятся. И тогда, возможно, вы простите меня за мой прошлый подарок, который был чересчур оригинальным.
- Ну, случай с колготками окончательно забыт.
- Забыт? - И он усмехнулся, подняв бровь.
- Ну, может, не до конца, что же касается прощения, то вы его получили. Поэтому вам вовсе не надо забрасывать меня подарками за одну неудачную шутку.
- Дарить людям подарки для меня огромное удовольствие.
- Да, я заметила. - Она почти совсем замедлила шаг и, потянувшись всем телом, остановилась под раскидистым дубом. Она не понимала, почему ее так тянет к Рику Блэйну. - Вы с помощью подарков желаете заполучить расположение людей? Но зачем? - спросила она внезапно.
Вопрос застал его врасплох.
- Но это не так, - возразил он удивленно и обиженно.
- Неужели? - продолжала язвить она.
Он нахмурился. Нет, он вовсе не обиделся, он как бы смутился - вопрос поставил его в тупик. И выглядел он при этом довольно трогательно. Так же прозвучал его ответ:
- Возможно, материальное благосостояние не самое главное в жизни. Но оно приносит спокойствие и удовлетворение, особенно для тех, кто долгое время в нем нуждался. Я, например, прекрасно знаю, что значит мечтать о теплом пиджаке без дыр на локтях, о паре новых ботинок, которые никто до тебя не надевал, или о симпатичной игрушке под настоящей новогодней елкой.
- Ага, я так понимаю, ваша семья не была особенно богатой.
- Да уж. - Но в его взгляде не мелькнуло ни гнева, ни жалости к себе. - Моя мать работала в поте лица, чтобы только сохранить крышу над головой. У нее никогда не хватало денег на саму себя, у нее не было ни одного украшения, ни одного из тех элегантных платьев, которые превращают женщин в принцесс, пусть даже на несколько кратких часов.
Меня всегда очень огорчало, что другие имели все, в то время как у моей мамы, которая была центром моей вселенной, - ничего этого не было.
Его глаза вспыхнули необычным светом любви, когда он заговорил о своей матери, и эхом отозвались в душе Катрины.
- Я прекрасно понимаю, о чем вы говорите. Моя мама тоже трудилась до седьмого пота, чтобы заработать нам на пропитание. Когда была жива, конечно...
На лице Рика появилось тревожное выражение.
- Мне очень жаль...
- Это было давно.
- И все же сердце, наверное, болит до сих пор.
- Вы правы. - К горлу Катрины подкатил горький комок.
Рик немного потоптался на месте, затем плюхнулся в мягкую траву под густыми ветвями дуба.
Катрина присела рядом с ним, не говоря ни слова.
- Да уж, такова жизнь, она полна горьких и радостных случайностей. Ни один из нас не может знать, в какой момент наши любимые покинут нас. Мы все прекрасно понимаем, что ничто не вечно под луной, поэтому и стараемся радоваться жизни вместе с теми, кто рядом, наслаждаемся их присутствием и потом, когда они уходят от нас, пытаемся привыкнуть к их отсутствию, но, увы, все усилия бесполезны.
- У вас есть такой опыт, Рик?
- Я думаю, у нас у всех есть такой опыт. - Он сорвал травинку, скатал из нее комочек и размял между пальцами. - По большому счету жизнь ко мне благосклонна. У меня сейчас денег намного больше, чем мне надо для жизни. Поэтому я имею возможность делиться с окружающими. То, что вы назвали совсем другим именем. Почему, кстати?
Щеки Катрины покрыл жаркий румянец.
- В общем-то я не хотела.., не хотела никого обидеть.
- Я и не в обиде. Мне просто интересно, почему моя добрая воля была истолкована как некая корысть с моей стороны.
Их беседа принимала довольно серьезный оборот. Они говорили о таких глубоких и личных вещах, о которых Катрина хотела бы молчать. Трезвый рассудок шептал ей на ухо разного рода предостережения. Лучше молчать, лучше не открывать душу этому человеку, оставить все как есть. С чего это она вдруг разоткровенничалась! Наверное, в этом человеке сеть нечто, что разрушает всю ее настороженность, все барьеры, вытягивает из ее души самые глубокие секреты, самые сокровенные мысли, которые она давно похоронила или прятала от внешнего мира.
- Подобного рода доброта - один из видов валюты, - неожиданно для себя самой высказалась Катрина. - Люди пользуются ею, рассчитывая получить взамен доброе отношение. Своего рода бартер.
Некоторое время Рик в задумчивости смотрел на нее.
- Вы в этом точно уверены?
- Так меня научила жизнь. Возможно, это звучит цинично, но так оно и есть на самом деле. Ведь если подумать над этим серьезней, то становится ясно, что большинство людей рассчитывают за свою доброту кое-что получить взамен. Ну, например, вы только что признались, что, делая подарки другим, вы сами чувствуете себя лучше, вам самому это доставляет удовольствие. Таким образом, любой психолог вам объяснит, что вы делаете подарки другим лишь для того, чтобы лучше себя чувствовать, получать удовольствие. Конечно, это вполне благородный мотив поведения, и все же он остается мотивом.
Когда она взглянула в сторону Рика, то с удивлением заметила, что он на нее и не смотрит. Его взгляд блуждал где-то в стороне.
Создавалось впечатление, что ее слова вызвали в нем целую бурю воспоминаний.
- Похоже, вы верно разобрали мотивы моего поведения, ваша логика безупречна. - Тень улыбки коснулась уголков его губ и разлилась в глазах. И в то же время вы абсолютно не правы.
Она нервно рассмеялась.
- В чем же именно я не права?
- Вы не правы, - сказал он медленно, - потому что я знаю один случай совершенно бескорыстной и беззаветной любви и доброты, которая ничего не требует взамен, лишь любит сама и жертвует собой во имя любви.
- Вы говорите о матери?
- Догадались!
Катрине безумно захотелось прикоснуться к нему. Она провела пальцами по тыльной стороне его руки и накрыла ее всей ладонью. Его рука оказалась такой теплой и сильной, что она удивилась. Странно, но раньше она и не замечала, какой он сильный, какие крепкие у него руки. И тем не менее, заметив это сейчас, она не вздрогнула, не обмерла от желания. Она просто отметила это, и все.
- Мне кажется, - проговорила она, - что любовь матери к своему ребенку - чувство удивительной чистоты, самое лучшее чувство, на которое вообще способен человек. В этом плане вы выиграли спор.
Рик рассмеялся. Его лучистые глаза светились откровенной радостью.
- Ну надо же! И каков же мой приз?
Засмеявшись в ответ, Катрина невольно заметила, что се ладонь все еще накрывает его руку. Отодвинувшись в сторону, она погладила траву рядом с собой, стараясь не замечать пристальный взгляд Рика.
- Будьте осторожны, а не то я продолжу нашу дискуссию, и вам придется выслушать аргументы в пользу моей точки зрения: человек - натура эгоистичная изначально, - сказала Катрина.
- Ну! В этом никто и не сомневался. Мы все действительно очень эгоистичны и тщеславны. И все же я верю в человеческую доброту, верю, что во многих ситуациях доброта побеждает.
- Вы неисправимый романтик.
- Вот спасибо. - Он просветлел. - И ведь именно из этих соображений я преподнес вам подарок.
Катрина простонала.
- Я ведь уже сказала: мы закрыли эту тему.
- Понял, понял. - И лучисто улыбаясь, он расстегнул молнию на сумочке, висящей у него на поясе, и вынул оттуда маленький белый пакетик.
- Я тут подумал и решил, что вам это понравится.
Ее любопытству не было предела. Она уставилась на пакет и удивленно воскликнула:
- Кокосовое печенье? Да, я обожаю его. А как вы узнали?
- Я и не знал. Просто я тоже его люблю, вот и подумал; раз мы с вами родственные души...
- Родственные души? - Она уставилась на него. - С чего это вы решили? Как такая мысль пришла вам в голову?
- Мне всегда нравилось выражение "родственные души", - тут он достал из пакетика, который она держала в руках, парочку печений, и продолжил:
- Это так романтично.
Он откусил ароматный кусочек, прожевал его и причмокнул от удовольствия.
Катрина увидела в его глазах лукавые огоньки и не смогла удержать улыбку, так же как и желание попробовать печенье.
Она съела одно, закрыла глаза и простонала от удовольствия.
- Надеюсь, от этого подарка ты не откажешься, улыбнулся Рик.
Она весело рассмеялась.
- Нет, уж его-то я вернуть не смогу. - С некоторым колебанием она взяла еще одно печенье и откинулась на широкий ствол дерева, как на спинку кресла. - Сколько же времени я не пробовала ничего подобного! В моей семье никто не любил кокосы.
Мои сестры всегда морщились при одном только взгляде на кокосовое печенье, а Хизер выплевывает все, что содержит хоть что-нибудь напоминающее кокос.
- Они не знают, чего лишены.
- Так я им и говорила. Но их не убедишь, у каждого свой вкус. - Она положила пакетик рядом с собой. - Осталось одно печенье.
- Разыграем?
- Нет, ты можешь взять его, если хочешь.
- Так-так, эгоистический акт доброй воли. - Он съел последнее печенье, сложил пакетик и выбросил в ближайший мусорный ящик. - Я чувствовал, что ты не такая холодная и недоступная, как хочешь показать другим людям.
Шутливое замечание задело ее.
- Но я вовсе не хочу показать людям, что я холодная.
- Неужели? - Он склонил голову набок, посмотрел на нее так странно, что ее сердце забилось, а щеки сделались пунцовыми. - Тогда почему ты всегда притворяешься циничной и бесчувственной, если мы оба прекрасно знаем, что под железной маской спрятана живая, страстная натура женщины, которая хочет любить и быть любимой.
Катрина замерла. Больше всего на свете она не хотела, чтобы к ней лезли в душу.
- Я не желаю обсуждать ни мои мысли, ни чувства.
- В таком случае мы не будем больше говорить на эту тему. Но я хочу поцеловать тебя, прямо сейчас, и так поцеловать, как тебя еще никто не целовал. Если, конечно, ты не найдешь способ разубедить меня.
Впервые в жизни Катрина не нашлась что сказать. Более того, ей безумно захотелось, чтобы Рик и в самом деле поцеловал ее.
И она испугалась силе своего желания.
Глава 5
Фраза о поцелуе вырвалась у Рика сама собой, совершенно непроизвольно, и удивила его не меньше, чем Катрину. Он даже почувствовал неловкость, хотя в глубине души был уверен, что она хочет этого поцелуя, ждет его, что он ей нужен.
Не отдавая отчета в своих действиях, он обнял ее.
- Какая ты красивая, - услышал Рик свой голос.
- Правда? - выдохнула она. Расстояние между ними сократилось до минимума, они оба чувствовали взволнованное дыхание друг друга.
- Да. - Он нежно коснулся рукой ее щеки, ощутив упругость кожи, в то время как другая рука уже обнимала ее за талию, притягивая все ближе. Ее руки уперлись в его грудь, напрасно сдерживая его порыв.
Она была так близко, так удивительно близко, что он не мог не заметить блестящий отсвет, играющий на ее розовых влажных губах, не мог не чувствовать тепло, исходящее от ее тела.
Его губы горели от нетерпения. Сердце билось как колокол, в венах бешено пульсировала горячая кровь. В мгновение ока он сильно прижал Катрину к себе и жадно приник губами к ее рту - так путник, истомленный жаждой, приникает к живительному источнику.
Какое-то время Катрина еще упиралась руками в его грудь, но вскоре сопротивление ослабло, она сама обняла его за шею и прильнула к нему всем телом.
Неведомые ранее чувства захлестнули его, как волны разбушевавшегося океана, грозя потопить в своей пучине. Он чувствовал, что вот-вот захлебнется и утонет.
В этот момент Катрина очнулась, глубоко вздохнула, слегка оттолкнула его и отодвинулась на расстояние вытянутой руки.
- Хватит! - Она перевела дух, потом резко отвернулась в сторону, стыдясь своей слабости. - Не надо.., пожалуйста...
Рик был так потрясен, что молчал целую минуту.
- Прости, - наконец выговорил он. - Я думал, что ты этого хочешь.., то есть мне показалось, что я правильно сделаю, если...
Когда его невнятное бормотание затихло, Катрина покачала головой и, облизнув пересохшие губы, ответила:
- Нет, нет, ты не виноват. Я сама на мгновение потеряла голову. Сама позволила случиться.., этому...
- Разве это так уж плохо?
- Да. - Ее ответ был настолько быстрым и резким, что Рик не успел и слова вставить. - Я прошу прощения, если по моей вине ты подумал, будто я хочу тебя подцепить. В эти игры я не играю. Я хочу, чтобы ты знал, мне не нужны никакого рода романтические отношения, никакие вообще. Я их не ищу.
В моей жизни просто нет места ни для флирта, ни для других отношений подобного рода. Даже если парень и выглядит как плсйбой.
Рик удивленно уставился на нее.
- Это ты меня называешь плейбоем?
Она покраснела.
- Я не хотела тебя обидеть. Но я еще не встречала человека, которого бы так любили окружающие, твое беспредельное обаяние дает возможность подчинять себе все и всех.
От последнего замечания по его спине прошел холодок.
- Ты преувеличиваешь мои таланты. Я никогда не хотел подчинять себе кого бы то ни было. Если люди со мной и общаются, то лишь в силу их собственного желания.
Катрина вновь покраснела, чувствуя себя полнейшей идиоткой.
- Я не хотела тебя обидеть, - повторила она.
- Если ты действительно не хочешь обидеть человека, то не говори так часто об этом. А то и в правду можно обидеться.
Рик снова вздохнул, пожав плечами, а когда взглянул на нее, то понял, что никакого злого намерения по отношению к нему у нее не было.
- Я всегда стараюсь быть искренней. Что же делать, если действительность не так приятна, как хотелось бы. Я всего лишь констатирую факт и не собираюсь выслушивать нотации ни от вас, Рик, ни от кого другого. Что же касается любовных отношений, то я не тот тип женщин, которые любят порхать с одного цветка на другой. Я не приемлю безответственность ни в чем, а в любви - особенно.
- При чем тут безответственность? - От возмущения кровь бросилась ему в лицо. - О чем вы говорите? Я всего лишь вас поцеловал. Ничего больше.
Опустив глаза, она с трудом произнесла:
- Я понимаю, что один поцелуй ни для вас, ни для меня ничего не значит. Мне непонятно другое: зачем вы преследуете меня?
Такого вопроса он никак не ожидал.
- Не знаю, - растерянно промямлил он. - На самом деле не в моих правилах преследовать женщин.
- Правда?
- Правда-правда. - Тут его щеки слегка порозовели. - Впрочем, что в этом криминального, не пойму. Очень часто случается так, что женщина нравится мужчине. И он хочет с ней дружить.
- Надо понимать это был дружеский поцелуй?
- Ну да, конечно, - соврал он, не покраснев.
Если быть откровенным, то Катрина, как никакая другая женщина волновала его и будила давно забытые чувства. Он смущенно провел рукой по волосам, взъерошил их и пробормотал почти про себя:
- Жаль, что ты так плохо думаешь обо мне.
Ее взгляд смягчился и потеплел. Она нежно коснулась его руки.
- Прости меня, пожалуйста, я не хотела задеть твои чувства.
- Ты и не задела их, - снова ложь с его стороны.
Для такого честного человека, каким Рик всегда себя считал, сегодня было слишком много лжи, и это угнетало его. - Наверное, я сам виноват, что ты не правильно меня поняла. Я надеялся, что мы будем друзьями. Вот и все. - И вновь он солгал, совершенно не отдавая себе в этом отчета.
- Прекрасно Рик. Должна признать, что поначалу я тешила себя пустой надеждой, что ты интересуешься мной как женщиной, но я ошиблась. Ты уникальный человек, который каждому другу дает понять, как он дорог тебе и что он единственный в своем роде. Я слишком много себе вообразила. Наверное, во мне говорит пустое тщеславие.
- Тебя это огорчает?
- Конечно, нет. - Она в волнении закусила губу и отвела взгляд. - Я хочу, чтобы мы остались друзьями, Рик, только не надо больше поцелуев, которые сбивают меня с толку.
Он удивленно заморгал. Катарина только что произнесла те самые слова, которые он часто говорил другим женщинам. И каждый раз на него смотрели заплаканные глаза бедных жертв его "благородного" характера. Сколько раз он видел улыбки сквозь слезы и судорожные кивки в ответ, лживое согласие с его позицией. Тогда ему казалось, что он лишь старается быть с ними честным, предлагая дружбу взамен любви, логически доказывая ее преимущества перед более нежными отношениями и наивно полагая, что женщины искренне с ним согласны. И после долгих мучительных бесед женщины всегда оставались его хорошими приятельницами. Разве это было преступлением?
- Рик, - донеслось до него словно сквозь туман.
- Да? Ах, прости. Я все прекрасно понимаю.
Он снова соврал, отчего на душе заскребли кошки.
- Что же, отлично. - Ее улыбка слепила и будоражила. Катрина торопливо посмотрела на часы, вскочила на ноги и отряхнула с юбки травинки. Господи, посмотри на часы! Я опаздываю. - И она опять ослепительно улыбнулась. Спасибо за угощение и приятную беседу.
Он натянуто улыбнулся в ответ.
- Всегда к вашим услугам, леди.
Рик остался сидеть под старым дубом, словно прирос к земле, не в силах сдвинуться с места. Он наблюдал за ней до тех пор, пока ее хрупкая фигурка не скрылась вдали и не исчезла из поля зрения. Сегодня здесь, под раскидистым дубом, случилось нечто невероятное, нечто страшное и в то же время потрясающе волнующее, чего он так всегда боялся и не понимал, когда ему приходилось с этим сталкиваться.
Катрина Джордан смогла проникнуть в самые сокровенные уголки его души и выведать ее секреты. Многое в нем она видела лучше, чем он сам. И во многом, он должен был это признать, она оказалась права.
И в то же время о многом она судила сгоряча, поверхностно. Вскочив с земли, Рик дал себе слово доказать ей это. Но как это сделать? Впрочем, это вопрос времени.
Холодный осенний ветер никак не мог остудить ее лицо, горевшее от стыда и смущения. Наконец аллея закончилась, и Катрина побежала еще быстрее, словно за ней гнался сам дьявол. Она влетела в холл фирмы и бросилась к лифту, который, слава богу, стоял на первом этаже. Катрина с такой силой надавила кнопку своего этажа, что чуть не сломала ноготь. И лишь когда двери закрылись и лифт начал подниматься, она смогла перевести дух и, глядя в зеркало, слегка привела себя в порядок.
Что же с ней случилось? Почему эмоции взяли верх над рассудком? Каким образом стена, которую она возвела вокруг себя, рухнула в один миг, словно карточный домик?
Рик Блэйн пробил брешь в ее защите, пробудил дремавшие страсти и желания, о которых она и думать забыла. Как могла она допустить такое?
Двери лифта с шипением растворились, и Катрина, все еще тяжело дыша, прошагала в душевую комнату, скинула одежду на пол и встала под освежающую воду.
Ледяная вода остудила ее пыл. Почувствовав себя спокойнее, она неожиданно заплакала. Из-под закрытых век ручьем текли слезы, мешаясь с ледяной водой. Катрина ненавидела себя за чувства, которые не смогла скрыть. Она прекрасно видела обиду в глазах Рика, когда с легкостью назвала его плейбоем. Где-то в глубине души она понимала, что не права и все ее обвинения - глупые домыслы. Она понимала, что женщин в нем привлекал не столько внешний вид, сколько благородный характер, доброе сердце и редко встречающееся желание заботиться о других.
Именно его доброе сердце и было той опасной чертой, которая ее так раздражала. До сих пор Катрине приходилось общаться в основном с мужчинами-эгоистами, которые рассматривали ее лишь как средство для достижения собственных целей, для удовольствия. Такие мужчины сначала заманивали женщину любовными клятвами, доводили до венца, становились отцами, а потом бросали с ребенком, несмотря на то что совсем недавно давали клятву верности перед алтарем.
Да, Катрина хорошо знала подобных типов, и именно из-за них она давно заперла все свои чувства на замок.
Однако против искренности, доброты, нежного отношения и трепетной души у нее не нашлось защиты. У нее не было защиты от Рика Блэйна!
Она сделала для себя интересное открытие: ее превосходная интуиция не срабатывала при определении человеческого характера. Оказывается, она видела в человеке лишь те качества, которые ей хотелось видеть. Она как дурочка открыла свои карты, а Рик посмеялся над ней. Сердце говорило ей одно, а она, словно упрямая ослица, твердила то, что нашептывал ей разум вместе с прошлым опытом. Да, сердце подсказывало ей, что на самом деле Рик Блэйн - человек слова, принципиальный и честный.
Но чувства могут и ошибаться, твердил ей разум.
Ведь сердце уже не раз обманывало ее.
Сейчас Катрина не должна была ошибаться, она рисковала не только своей судьбой, но и счастьем дочки. Приносить в жертву Хизер она не могла.
- Доброе утро, - сказала секретарша Рику, когда тот вошел в приемную офиса.
Пройдя мимо стола, он кивнул, краем глаза отметив, что женщина провожает его удивленным взглядом. И тут до него дошло, что он не поприветствовал ее, как обычно, даже не улыбнулся.
Что же, позднее он принесет ей свои извинения, вот только узнает, отчего сегодня Катрина не пришла в кафе. Утренние встречи за чашкой кофе стали неотъемлемой частью его жизни, с этого начинался каждый день. Однако лишь сегодня он заметил, как глубоко она затронула его душу - целых полчаса он пристально вглядывался в толпу посетителей, прежде чем понял: она не пришла.
Рик на мгновение задержался в приемной, покрутился на месте, развернулся и направился к лифту.
Две минуты спустя он вошел в расчетный отдел, затем прошагал мимо комнаты, где находился ксерокс, который и познакомил их с Катриной.
Завернув за угол, Рик с удивлением обнаружил, что за столом никого нет. Его сердце подпрыгнуло и замерло. Компьютер выключен, на столе идеальный порядок, даже противно. Все бумаги аккуратно сложены в стопочки. Ясно, что с утра здесь никого не было.
Краем глаза Рик заметил, как из кабинета вышел Фрэнк и буквально набросился на него со словами:
- Где она?
Фрэнк поправил очки и оторвался от бумаг, которые тщательно изучал.
- Кого ты имеешь в виду?
- Катрину, - прорычал Рик, прекрасно понимая, что с обидчивым Фрэнком в таком тоне лучше не разговаривать. Рик указал на рабочее место Катрины и проговорил прерывающимся голосом:
- Она больна? Она звонила?
- Ну... - Фрэнк проследил за жестом Рика и нахмурился. - Нет, она сегодня не звонила...
- Надеюсь, она не уволилась?
- Думаю, еще нет. Она прекрасный специалист, было бы безумно жаль потерять ее.
А Рику-то как жаль!
- Тогда почему никто не знает, где она и что с ней?
Нахмурившись, Фрэнк снял очки, сложил их в футляр и сказал:
- Почему никто не знает? Я знаю. Она уехала.
- Уехала.., куда? - переспросил Рик, чувствуя себя глупцом из глупцов. Господи, и как можно было так попасться? - Ах, ну да, я и забыл.
Ироничная улыбочка растянула уголки рта финансового директора.
- Да, именно. Она отправилась на курсы повышения квалификации, на которых ты сам же так настаивал. Помнишь? "Каждый сотрудник обязан повышать свой профессиональный уровень. Технологии развиваются с бешеной скоростью, и нам надо следить, чтобы..."
- Да, да, правильно, - прервал его излияния Рик.
Эти семинары организовывались довольно часто, но Рик никогда не заострял внимания ни на дате, ни на месте их проведения - эту информацию всегда можно было узнать в секретариате.
- А что ты хотел? Может, тебе кто-нибудь еще поможет?
- Что? Да нет, ничего особенного.
- Ты уверен?
- Абсолютно. - Рик попытался улыбнуться. - И прекрати так противно скалиться.
- Ничего не могу с собой поделать.
- А ты постарайся. - Смутившись, Рик провел рукой по волосам и оглянулся по сторонам, проверяя, не слышал ли кто их разговор. Нет, слава богу, они с Фрэнком были одни, однако два сотрудника из расчетного отдела слишком быстро опустили головы, когда он на них посмотрел. Рик решил перейти на более официальный тон:
- А кстати, ты не напомнишь, где проходит семинар на этот раз?
- В Тахо. - К чести Фрэнка, надо сказать, что он сохранял достойное выражение лица. - Два часа полета - и ты там.
- Спасибо за информацию, - буркнул Рик. Затем вновь попытался успокоиться.
Фрэнк взглянул на него с хитрецой в глазах.
- Да не за что. Обращайся еще.
- Ты уже закончил просмотр отчетов?
- Еще нет.
- Ладно, тогда продолжай.
- Что я и собираюсь сделать. - Фрэнк игриво козырнул и едва сдержался, чтобы не прыснуть со смеху.
Рик показал ему кулак и прошел к лифту. Любопытно, кто-нибудь, кроме Фрэнка, догадывается о том, что Рик сегодня чуть не сошел с ума.
Перекинув пиджак через плечо, Рик взбежал по лестнице родного дома, открыл дверь и вошел в прихожую. Бросив пиджак на диван, он упал на мягкие подушки и тяжело вздохнул.
- Дорогой, это ты? - послышался голос пожилой женщины из кухни.
Рик устало провел рукой по лицу.
- Да, мама, это я.
- Я сейчас приду.
- Не торопись. Ужин, который я заказал, будет только через час.
Закрыв глаза, Рик отдыхал. Услышав приближающиеся шаги, он даже не открыл глаза.
- Какой-такой ужин ты заказал?
Откинув голову, Рик помассировал пальцами шею.
- Я подумал, что будет неплохо, если мы поужинаем в ресторане, проговорил он. - Надевай все самое лучшее, мамочка, и мы побродим немножко по городу. - Тут он наконец открыл глаза, потом снова закрыл, покрутил головой и вымолвил:
- Что это?
- Это ребенок, как видишь. Ты знаешь, ребенок это человеческий детеныш, которому еще надо расти. - И она покачала ребенка на руках. - Как видишь, у меня уже есть планы на вечер. Тебе надо было мне позвонить заранее.
- Что ты делаешь с этим ребенком? Будь добра, скажи мне, ты случайно не приняла мой совет "взять на прокат внука" всерьез?
- Я взяла на время малышку, чтобы удружить приятельнице, - нахмурилась Грэйси. Понюхав воздух, она воскликнула:
- О господи, кажется, мясо подгорело! Будь добр, присмотри за ней, пока я сбегаю на кухню.
И с этими словами она посадила дремлющую девочку на колени сыну и исчезла быстрее молнии.
Тот не успел и слова вымолвить. Затаив дыхание, мужчина смотрел на розовощекое чудо. Девочка тут же проснулась и засунула пальчики в рот.
Рик был явно напуган.
- Мама! - завопил он.
- Сейчас, сейчас, - отозвалась та из кухни.
Девочка засмеялась и, к ужасу Рика, ухватилась мокрыми ручками за его галстук.
- Ты папа?
- О господи, нет! - в ужасе воскликнул он.
Напуганная его ответом, девочка широко раскрыла глаза, скривила губы и приготовилась реветь.
Рик тут же сменил гнев на милость:
- Прости, я не хотел тебя напугать. Но я не твой отец. Меня зовут Рик. А тебя как?
Ребенок с интересом посмотрел на дядю.
Девочка была очень красива. Ее карие глаза, пушистые, завивающиеся в колечки светлые волосы и пухлые губки казались Рику давно знакомыми.
- Хизел.
- Хизел? - Он нахмурился, пытаясь понять лепет ребенка. - А, Хизер, наверное?
Девочка кивнула.
- Хорошее имя, - сказал он и был награжден светлой детской улыбкой.
- Бабуска Гэйси дала мне печенье.
- Бабуска Гэйси? Бабуска? - Он посмотрел в сторону кухни, откуда как раз вышла его мать.
- Мамочка, - назидательно произнес он, - когда я советовал тебе взять на прокат внука или внучку, я шутил. Разве непонятно?
Грэйси меланхолично пожала плечами.
- Шутил не шутил, мне без разницы. Я же предупреждала, что получу внучат, с твоей помощью или нет. Ну вот, мясо готово. Ты останешься на ужин или пойдешь в ресторан?
Рик хмуро посмотрел на испачканный галстук и пробурчал:
- Останусь.
- Отлично. - И Грейси забрала ребенка у Рика.
Она внимательно осмотрела девочку со всех сторон и поцеловала в лобик, как может целовать только мать. - Иди умойся, а то выглядишь как шахтер.
Рик встал, снисходительно улыбнулся и расцеловал Грэйси в обе щеки.
- Ты всегда знаешь, как поднять мне настроение.
- Матери для того и существуют. - Взяв Хизер на одну руку, другой она погладила Рика по голове. - А после ужина ты расскажешь мне обо всех своих неудачах в личной жизни.
- С чего ты решила, что в моей личной жизни неудачи?
- Просто подумалось, - в ее глазах плясали лукавые огоньки. - На самом деле по твоим глазам можно прочесть все.
- Господи, могут ли у парня быть секреты в этом доме?
- Я еще пока твоя мать, а не твой исповедник, гордо провозгласила Грэйси. - Если у тебя есть тайны, иди к священнику.
- Да я бы с удовольствием, но, пожалуй, мне лучше обратиться к психоаналитику.
- Тонкое замечание. - Она прошла на кухню и привычным движением посадила ребенка на детский стульчик.
Рик был вынужден признать, что его мать прекрасно умеет обращаться с детьми. При этом она выглядела такой счастливой, какой сын не видел ее много лет.
- Присаживайся, - пригласила его Грэйси, когда он вышел из ванной. Сначала поешь, а затем мы поговорим о том, как убедить твою девушку в том, что ты не просто волочишься за ней.
Рик замер возле стула, на который собирался сесть.
- Я волочусь за ней? С чего это ты взяла?
- Материнская интуиция, - сказала Грэйси, избегая смотреть Рику в глаза. - Каждая женщина желает быть единственной для мужчины, который ей нравится.
Вздохнув, Рик сел за стол, все еще удивляясь тому, как мать обо всем узнает. Сколько лет он живет на свете, столько пытается понять, каким образом матери удается быть в курсе всех его дел.
- Я не знаю, что делать! Как ее убедить, что я не дон жуан местного значения, который пытается соблазнить каждую новенькую? Она так решила и не собирается менять свое мнение.
- А ты?
- О чем ты говоришь? Ты же меня знаешь!
- А с чего же ты решил, что она так думает? Грэйси положила ему в тарелку огромный кусок мяса.
- Не знаю... - Рик пожал плечами.
- Ах, ты не знаешь, - протянула она, комично изогнув бровь, затем положила порцию малышке Хизер, которая наблюдала за "бабуской Гэйси" с явным нетерпением. - Ну, раз ты толком не знаешь, почему у нее сложилось такое мнение, то тебе и беспокоиться ни к чему. Я права?
Рик пристально смотрел в свою тарелку.
- Я знаю только, что она уехала на пару дней, а я вдруг почувствовал себя выбитым из колеи. Словно бы не в своей тарелке. Я весь день хожу как потерянный.
- Ты просто скучаешь по ней.
- Да нет, с чего бы? Я ведь знаю ее лишь несколько недель. Мы даже не встречались толком, если не считать совместных пробежек по аллее в обеденный перерыв. Но ведь это не назовешь свиданиями! Это просто... - Он запнулся, отрезал себе очередной кусочек мяса, но медлил отправить его в рот. - Не знаю, как объяснить... У меня внутри образовалась пустота.
- Ты скучаешь по ней, - повторила Грэйси, вытирая соус с ротика малышки.
- Да, - признался он, - скучаю.
- Тогда почему ты говоришь это мне, а не ей?
- Потому что ты здесь, а она далеко.
- А ты знаешь, где она?
- Да. - Он смотрел на мать словно загипнотизированный. - Ты считаешь, я должен к ней поехать?
- Что считаю я, неважно, дорогой. Важно то, чего хочешь ты сам.
- Мне кажется, - медленно ответил он, отодвигая тарелку, - что сегодня на удивление летная погода.
С этими словами Рик порывисто поцеловал мать, потрепал малышку за щечку и отправился в аэропорт.
Глава 6
- Ты посмотри, пожалуйста, она точно спит со своим мишкой? Она не уснет без игрушки, будь добра, проверь еще раз.
- Да, дорогая, - из трубки послышался тихий смех. - Сначала мы рассказали мишке сказку, а сейчас она сладко спит с ним в обнимку.
- Да? - Катрина не знала радоваться ей или плакать из-за того, что дочь так легко переносит ее отсутствие. Она вздохнула. - Ладно, хорошо. Я почему-то была уверена, что она не сможет заснуть, раз меня нет рядом. Я всегда укачивала ее.
Катрина стояла, глотая слезы и злясь на себя за несдержанность.
- Смешно, не так ли? Моя мать всегда очень беспокоилась обо мне, а я считала ее чуть ли не сумасшедшей. Но теперь я ее прекрасно понимаю. Не то чтобы я боюсь оставить Хизер с тобой, но...
- Фи! Другого и не скажешь! - (Катрина будто бы увидела мудрую улыбку Грэйси. Улыбку настоящей бабушки.) - Прекрати истерику. Для матери вполне естественно волноваться за своего ребенка.
Беспокоиться о ней, когда вы в разлуке. Это одна из тех вещей, которые матери делают превосходно.
- Да уж, а я, наверное, чемпион в этом деле, - усмехнулась Катрина. Она окинула взглядом свой гостиничный номер и почувствовала, как же ей здесь одиноко. - Я бы так хотела, чтобы вы с Хизер прилетели сюда, в Тахо, хоть на пару деньков. Говорят, что завтра здесь будет снег. Хизер никогда не видела снега.
Голос Грэйси смягчился:
- Завтра начнется семинар. Ты будешь так занята, что перестанешь замечать пустоту и одиночество в своем номере. Поверь мне - время пролетит незаметно, вот увидишь.
Катрина чуть не подскочила на месте - и как только Грэйси удалось прочесть ее мысли? Она суеверно оглянулась: не стоит ли на пороге пожилая женщина с трубкой в руке.
- Либо ты колдунья, - с трепетом проговорила молодая женщина, - либо мои чувства насквозь видны.
- И то, и другое понемножку.
- Может быть...
Негромкий стук в дверь испугал ее.
- Ой, извини. Похоже, в дверь стучат. Наверное, служащий пришел за чаевыми.
- Отпускаю тебя, дорогая. Не волнуйся о малышке. Мы с Хизер отлично проведем время вдвоем.
- Знаю. Я позвоню позже. - В телефоне зажужжало, и в ухо Катрины понеслись торопливые гудки. - Завтра, - сказала она уже в пустоту.
Вздохнув, она положила трубку. Стук в дверь повторился. На сей раз стучали громче и настойчивей.
- Иду, иду! Подождите!
Раздосадованная настойчивым стуком, Катрина с суровым видом прошагала к двери и толкнула ее ногой, ожидая увидеть служащего, который должен был принести в номер сэндвич и кофе, заказанные на ужин.
Вместо этого ее взору предстала живописная картина: полдюжины разноцветных шариков, под которыми красовались черные брюки. Шары полностью скрывали личность, которая несла эту прелесть.
Подозрительно знакомый голос раздался из-за шаров:
- Посылка для мисс Катрины Джордан.
- Что за ерунда? - Она подозрительно прищурилась, сделала шаг вперед, раздвинула шары и обомлела. - Не могу в это поверить!
Перед ней стоял сияющий Рик Блэйн.
- Я случайно оказался тут поблизости и...
- Подожди, подожди, дай мне сообразить...
- С удовольствием. - И он стал бочком протискиваться с шарами в дверь. Катрине пришлось посторониться, почти что вжаться в стену, из-за опасения раздавить шары. - Мне кажется, что работа без отдыха утомила тебя. Ты с таким скрипом соображаешь.
- Я не сошла с ума. Пока еще. - Она со стуком захлопнула дверь, и сложила руки на груди. - Кроме того, семинар начнется только завтра утром, так что я еще не успела перетрудиться. Единственной моей работой было приехать сюда, привезти багаж и погладить свой костюм с помощью гостиничного утюга.
- Неужели ты сама тащила сюда багаж и гладила свой костюм? - Он пощелкал языком. - А ты когда-нибудь слышала про обязанности гостиничного персонала? Тоже мне, современная женщина!
- Для меня это слишком дорогие услуги.
- Но это деловая поездка. И все расходы оплачивает компания.
- О господи! Тогда я лучше закажу сэндвич на завтра, на вечер. Сегодня с меня хватило и вашего сюрприза, я сыта по горло.
- Да уж, ты не очень крепкий путешественник.
Впрочем, не волнуйся так. - Он вынул из галстука жемчужную булавку и протянул ее Катрине. - Вот, выбирай приключение.
- Что ты имеешь в виду?
Он показал на окружающие их разноцветные шары и сделал вид, что хочет проткнуть один из них.
Наконец она поняла.
- Ну, давай. Проткни один из них и посмотри, что получится.
- Если я начну их протыкать, то охрана гостиницы непременно подумает, что в номере стреляют, и ввалится сюда с ружьями, чтобы арестовать нарушителей.
- Тогда, юная леди, вы дадите мне шанс спасти вас, я заслоню вас своим телом и спасу вам жизнь. Он широко улыбнулся и отвесил ей театральный поклон.
Девушка пыталась сохранить серьезный вид, и до поры до времени ей это удавалось. Но его глаза искрились такими лукавыми огоньками и сверкали настолько ярко, что она не заметила, как сама заразилась его игрой. Внутри каждого воздушного шарика Катрина рассмотрела темные тени, и это заинтересовало ее. Любопытство пересилило сомнения, и девушка произнесла:
- Какой шар мне проткнуть первым?
- Ну, раз ты спросила, то, - он внимательно посмотрел на шары, - давай желтый.
- Желтый? - К своему ужасу, она издала нечто вроде смешка, но тут же примолкла, виновато посмотрев на молодого человека. Затем, пытаясь сохранить остатки достоинства, она поднесла к упругой поверхности желтого шара булавку. Шар с треском лопнул, Катрина не удержалась, громко ойкнула и не сразу заметила выпавшие на пол два бумажных треугольничка. - Что это такое? - спросила она.
- Посмотри сама, - посоветовал он.
Она холодно усмехнулась, наклонилась, подобрала треугольнички, посмотрела, и ее рот медленно начал открываться. Такого она точно не ожидала.
- Билеты на магическое шоу Дэвида Копперфилда?
- Вообще-то мистер Копперфилд предпочитает, чтобы его называли иллюзионистом, - назидательным тоном сообщил он, однако в его глазах плескалось целое море лукавства. - Шоу начинается в десять часов вечера, поэтому у нас в запасе только час, как сама видишь. Ты так долго раздумываешь перед тем, как проколоть следующий шар, что мы, наверное, и к одиннадцати не успеем.
- Ты хочешь сказать, что в каждом шарике что-то есть?
Он загадочно улыбнулся.
- Ну, не знаю. Почему бы тебе наконец не проткнуть их и не посмотреть самой? Наверняка вытянешь что-нибудь подходящее под настроение.
На сей раз она рассмеялась по-настоящему. И даже не захотела скрывать свой смех. Она легонько проткнула следующий шар и поймала две беленькие карточки.
- Круиз на "Королеве Тахо"? Во время обеда?
Потрясающе!
- Тебе же надо будет пообедать, не так ли? - И он выразительно пожал плечами. - И потом, семинар прерывается в 11.30, а начинается снова только в 14.00. Поэтому я решил, что у нас полно времени для подобного обеда и путешествия. Заодно развеешься после нудных лекций.
- Да это лучше, чем Рождество! - И с этими словами Катрина восторженно поднесла булавку к другому шару. - Айн, цвай, драй! - Щелчок, взрыв, и синий шар исчез, оставив в ее руке новый подарок. - Что это значит: "Выиграй 50 долларов всего за пять долларов!"?
- Очень многие не представляют, как это быть в Тахо и не зайти в казино или хоть разок попытать счастья на игровом автомате. - Рик нахмурился. Но если тебя это не заинтересует, например, ты не любишь выигрывать или проигрывать, то можешь выбросить этот билет.
Катрина вспомнила один такой автомат. Он стоял в вестибюле, мигал разноцветными огоньками и издавал протяжный, мерзкий вой.
- Мне еще не приходилось иметь дело с игровым автоматом. И я не знаю, как к нему подступиться.
- Пустяки. Я тебя проинструктирую. Это довольно-таки сложная вещь. Ты кладешь деньги в такое маленькое отверстие и.., либо улыбаешься и собираешь поток сверкающих и звенящих монет в свои нежные ручки, либо.., снова кладешь монетку в отверстие. И так до тех пор, пока у тебя не кончатся все монеты, или до тех пор, пока ты не сойдешь с ума. Потому что желание выиграть возрастает с каждой минутой. И часто это заканчивается тем, что люди становятся рабами электронной болванки.
- Звучит забавно, хоть и страшновато. - Она вежливо улыбнулась ему. Впрочем, спасибо тебе и за шары с секретом, и за инструкцию.
Его взгляд смягчился.
- Да на здоровье. А теперь можешь проколоть все шары до конца. У нас куча дел и на сегодня, и на завтра, так что надо побыстрее их распланировать.
Ты согласна?
- Конечно.
Затаив дыхание, Катрина проколола по очереди каждый шарик и нашла в них кучу замечательных призов, таких, как: поход на лыжах, театральные билеты на вечер и купон на покупку в гостиничном бутике, обещающем замечательный подарок.
Рик держал в руке дюжину нейлоновых нитей с остатками шаров, а Катрина улыбалась до ушей.
Она была счастлива до такой степени, что даже утратила способность говорить.
- Я... - попыталась произнести она, но лишь покачала головой, смеясь. - Я не знаю, что сказать, призналась она наконец.
Рик тревожно посмотрел на нее.
- Лучше скажи, что через десять минут будешь готова, не то мы пропустим шоу Дэвида Копперфилда.
- Но почему ты все это сделал для меня? Зачем? - пробормотала она смущенно. Девушка почувствовала, как краснеет. - Я имею в виду, почему ты прилетел сюда, да еще так поздно, да еще с такими подарками? Не понимаю. Чем я обязана столь внимательному кавалеру?
Некоторое время он лишь молча смотрел на нее, потом собрал проколотые шары, повернулся к пустой урне и выбросил их. Сложив руки на груди, он помялся, опустил голову и проговорил:
- Я не совсем уверен, что смогу ответить на твой вопрос. Почему я прилетел к тебе? Не знаю. Почему твой образ преследует меня даже посреди ночи? Почему мне всегда слышится твой смех, где бы я ни находился: на совещании, посреди толпы или в машине перед светофором? Понятия не имею, почему.
Для меня самого это является загадкой.
Тяжело вздохнув, он обессиленно замолчал. В его глазах читалась искренняя растерянность и смущение, что до глубины души тронуло девушку, и она тоже вздохнула.
- Ты очень необычная, Катрина. Ты притягиваешь меня, я не могу понять, что со мной происходит.
Я ненавижу бег трусцой, но нетерпеливо жду положенного дневного часа, когда я могу набегаться с тобой рядом до такого состояния, что мои легкие начинают гореть огнем, а мускулы немилосердно болеть. Если я не люблю бегать, то спрашивается, зачем я это делаю? Я скажу тебе, что не знаю. Это выглядит сумасшествием. Да я и впрямь сошел с ума. Не понимаю почему, но даже просто быть рядом с тобой для меня счастье. Я чувствую себя совершенно другим человеком. - Он вздохнул и смущенно провел рукой по волосам. - Все это звучит ужасно? Я выгляжу полным идиотом?
- Да нет, - выдохнула она. - Мне ведь тоже нравится быть с тобой рядом.
- Правда? - Его взгляд посветлел, но он тут же попытался скрыть свою радость. - То есть я хотел сказать... Ты ведь говоришь это не из жалости ко мне? Ты серьезно?
Она милостиво улыбнулась и покачала головой.
- О нет, ты не тот человек, к которому можно испытывать жалость.
На его лице появилось трагическое выражение, хотя глаза лучились добродушным юмором.
- Да уж. По крайней мере у меня лицо не измазано майонезом, как у некоторых.
- Что? - И девушка испуганно провела языком по нижней губе, затем медленно по верхней. Повернувшись кругом, она бросилась в ванную, откуда до Рика донесся печальный стон. Катрина увидела себя в зеркале, понял он. Господи, ну почему ты мне ничего не сказал?
Он заглянул в приоткрытую дверь.
- Я сказал. Только что.
- Да я имею в виду, почему ты ничего не сказал сразу? - недовольно бурча, она вытерла полотенцем майонез с подбородка, а затем яростно швырнула его в Рика. Но мужчина спокойно поймал его.
- Я подожду тебя в холле. Даю тебе десять минут на сборы.
- Пятнадцать! - возразила она.
- Женщины! - протянул он с игривой гримасой улыбкой. - И почему их так любит Господь?
Волны мерно укачивали пассажиров небольшой яхты. Высокие вершины гор вокруг озера были наполовину закрыты темным туманом. Ранняя весна в этом году была потрясающе красивой.
Катрина наслаждалась путешествием. Она стояла, облокотившись на перила, и жмурилась от водяных брызг. Ей хотелось впитать в себя каждую деталь окружающей обстановки, запомнить навсегда.
Рядом с ней присел Рик. Он заслонил ее от потока брызг и спросил:
- Ты не замерзла?
Она кивнула.
- Немножко.
- Тогда давай перейдем в салон. Там есть замечательный буфет, и ты еще там не была.
- Дорогой, я могу пообедать и согреться в любое время. А шанс увидеть это великолепие, эту красоту выпадает не каждый день. Когда еще я увижу снегопад на озере?
Великолепный пейзаж так очаровал ее, что она не отдавала себе отчета в том, тепло ей или холодно.
- Понимаешь, такого снега может не быть здесь долгие годы, и поэтому нельзя упускать такой шанс.
- Но с другой стороны, дорогая, - Рик попытался перейти на ее тон, ты можешь любоваться падающим снегом из окна буфета и не мерзнуть.
- Рик, только подумай: разве я там смогу ловить языком снежинки? А ведь это так приятно.
- Так, понял, все понял. - Он огляделся и заметил еще нескольких смельчаков, которые так же, как Катрина, вышли на мороз любоваться окружающим видом. - По крайней мере не только мы одни мучаемся, - слова сами собой сорвались с языка Рика. Он взглянул на стоявших сбоку пассажиров, и вдруг его брови сами собой изогнулись, словно он увидел привидение.
До них тут же донесся женский голос:
- Рик? Неужели это ты?
Голос прозвучал прямо позади Катрины. Девушка повернулась в сторону, откуда исходил голос, и увидела приближающуюся к ним улыбающуюся женщину. Она шла прямо на Рика с распростертыми объятиями.
- О господи! Сколько лет, сколько зим! - бросилась она к нему на шею.
Рик тоже тепло ее обнял, и Катрина невольно поморщилась.
- И сколько, Жанетта, мы с тобой не виделись? Он запечатлел сочный поцелуй на ее накрашенной щеке и немного отстранил от себя, чтобы получше рассмотреть. Впрочем, его руки все еще оставались на ее плечах. - А ты, кажется, еще похорошела, хотя, казалось бы, это невозможно.
Вот так заявление! Женщина и впрямь была восхитительной: волосы цвета воронова крыла и огромные синие глаза. Катрина не могла оторвать от нее взгляда, хоть и знала, что нельзя пристально смотреть на незнакомых людей. Однако такой привлекательной особы она никогда не видела.
Женщина осветила ее своей лучезарной улыбкой и вежливо ответила Рику:
- Ты всегда знаешь, какой комплимент придется женщине по душе. - Ее смех зазвенел, как колокольчики. - Я скучала по тебе.
- Я тоже, дорогая, часто тебя вспоминал.
И его ответ, как заметила Катрина, был вполне искренним. Даже чересчур, подумала девушка, злясь про себя. Ревность захлестнула ее нехорошее чувство и в самый неподходящий момент. Но вот незнакомка взглянула на нее, и Катрина, смутившись, опустила голову.
Дрожащей рукой она стала поправлять волосы, желая выглядеть достойно перед этой незнакомкой, которую видела впервые в жизни. А она сейчас далека до совершенства. Еще бы! Промокшая под ледяными брызгами, не накрашенная и непричесанная, она не могла претендовать на титул королевы красоты. Можно себе представить, какими черными ручьями сползла тушь с ее ресниц.
Ей очень хотелось оказаться где-нибудь подальше от этой великолепной особы, однако, когда она попыталась спрятаться за широкую спину Рика, тот обнял ее за талию и буквально вытолкнул вперед.
- Познакомься, Жанетта, это Катрина Джордан.
Катрина выдавила улыбку.
- Рада познакомиться, - ответила женщина.
Ее улыбка сделалась сразу грустной, на лице отразилось нечто вроде зависти, ее взгляд скользнул по руке Катрины, словно она искала на ней золотое кольцо. Затем она вновь повернулась к Рику, не обращая внимания на пристальный взгляд соперницы.
- Могу с удовольствием отметить, что годы не берут знаменитого закоренелого холостяка. - Она склонила голову, посмотрев на него с таким откровенным желанием, что только слепой не заметил бы призывной силы ее взгляда. - Так, значит, ты до сих пор обходишься без семейного хомута?
Казалось, Рик вовсе не замечает ее чисто по-женски голодного взгляда.
- Понимаешь, все эти годы я делаю огромное одолжение всему женскому полу, - ответил он с обворожительной и вместе с тем отвратительной улыбкой. - Ты, как никто другой, знаешь, каким ужасным мужем я мог бы стать.
Катрина слушала и мотала на ус. Итак, он сказал "ты, как никто другой". Так, значит, эти двое когда-то были связаны узами намного более тесными, чем просто дружеские.
К се удивлению, Жанетта лишь рассмеялась на замечание Рика.
- Господи, Рик, не наговаривай на себя. Ты бы стал восхитительным супругом. Если бы не рвал так быстро новых знакомств, все могло бы кончиться просто превосходно.
Рик тоже рассмеялся и, продолжая обнимать Катрину, взял ручку Жанетты и галантно поцеловал.
На пальце женщины полыхнул огнем огромный бриллиант обручального кольца.
- Кажется, ты нашла себе превосходного спутника жизни?
На мгновение в глазах Жанетты отразилась неподдельная боль, которая тут же исчезла. Похоже, что Рик вообще ее не заметил. Зато для Катрины хватило одного мгновения, чтобы понять кое-что:
Жанетта не только когда-то была влюблена в Рика она до сих пор любила его.
Это мгновенное прозрение не смог бы засечь ни один радар в мире. За это время, если это можно назвать временем, обе женщины оценили и поняли друг друга без слов. Обе поняли, что находятся примерно в одной и той же ситуации, и обе пожалели друг друга.
Зато Рик был совершенно глух к подобного рода немым диалогам.
- Итак, где же этот счастливчик?
Жанетта облизнула губы, и уголки ее рта дрогнули. Она бросила взгляд назад, словно ища кого-то.
- Он, ну, в общем, у него важная встреча. Видишь ли, его сын от первого брака... Они сейчас путешествуют с его бывшей женой, - женщина нервно рассмеялась, - кстати, совершенно замечательной женщиной... Такое впечатление, что ему никто не говорил, насколько она замечательна. В общем, на этой неделе мы с ним справляем годовщину нашей свадьбы, и он скоро здесь будет. - Женщина снова облизала пересохшие губы, а в ее глазах засветились влажные блики.
Рик нахмурился, но тут же снова просветлел.
- Да, - прибавила она для ясности, - он будет через несколько дней, и тогда ты сможешь его увидеть. Если очень захочешь, - подчеркнула она.
Рик сжал ее руку.
- Конечно.
- Надеюсь, к концу недели потеплеет. Мой муж ненавидит холод. Жанетта пожала плечами и смущенно провела рукой по волосам, теперь она не была столь уверена в магии своей женственности. Она спрятала руки в карманы дорогой меховой шубы и поежилась от холода. - Я тут с друзьями, они меня, наверное, уже заждались. Мне было очень приятно снова тебя увидеть Рик. Катрина, была рада познакомиться.
Она подала руку, и женщины обменялись взглядами-молниями.
- Я тоже, Жанетта.
Катрине действительно понравилась эта стойкая особа.
Последовало неловкое молчание. Казалось, слова "Когда-нибудь встретимся" вот-вот скажутся сами собой. И вот все фразы вежливости сказаны. Жанетта грациозно повернулась и, засунув руки в карманы, исчезла в заполненном пассажирами салоне яхты.
Рик долго смотрел ей вслед. На его лице застыло задумчивое, слегка грустное выражение. И это тронуло Катрину.
- Потрясающая женщина.
- Да, - кратко ответил он, вздохнул и поцеловал Катрину в лоб. Жанетта - самая блестящая особа и самая добрая душа, которую я когда-либо видел.
Она достойна настоящего счастья.
Катрина могла бы на это справедливо заметить, что именно Рик должен был бы составить ее счастье, но не стала этого говорить.
- Мне показалось, что когда-то вы были достаточно близки, так ли это?
- Когда-то.., были.
- Вы жили.., ммм.., вместе или что-то в этом роде?
Рик искренне удивился:
- О нет, вовсе нет!
Катрина облегченно вздохнула. Надо же, одно его утверждение тотчас успокоило ее.
- Просто у меня сложилось впечатление, что ваши отношения были достаточно серьезными. Вот и все.
- Серьезными? - удивился он, словно не понимая значения этого слова. Ну да, у нас были серьезные отношения - мы были очень хорошими друзьями.
- И все?
- Кажется, мы немного по-разному понимаем это слово. Наверное, потому что до нашей встречи мы вращались в разных кругах. Да, я любил Жанетту. И сейчас еще люблю. Но я так же люблю всех моих друзей, я пойду за них в огонь и воду. В этом нет ничего особенного, ничего романтического. Любовь великая вещь, красивая. Ей, если она у тебя есть, хочется делиться со всеми, кто рядом. Это ценно само по себе.
Катрина попыталась примерить его слова к себе и почувствовала, что по ее спине пробежал нехороший холодок. Она поняла.
- Мне кажется, что ты никогда не был влюблен по-настоящему.
- Не понимаю, о чем ты?
Катрина посмотрела на него снизу вверх.
- Да, пожалуй, я тоже, - подумав, сказала она. Любовь - такое многозначное слово. Мы слишком многое именуем любовью. Мы любим мороженое и футбол, свежие цветы и высокие деревья, океан при свете закатного солнца, горы на рассвете. И заявляем это весьма смело, в то же время употребляя слово "любовь" по отношению к своим детям, родителям, супругам, друзьям.
Мужчина смотрел на нее открыв рот. Затем на его лице появилась понимающая улыбка, и легкие морщинки украсили его лицо, и без того соблазнительное.
- Ну вот, - от души рассмеялся он, - это совсем другое дело. Ты, оказывается, не просто симпатичная мордашка, ты еще очень умная особа.
- Смеешься надо мной? - улыбнулась она, зардевшись от его комплимента. - Я не всегда такая.
На самом деле я очень редко изрекаю подобные мудрости. Обычно в них нет нужды. Люди и без того прекрасно общаются. Все это лишь пышные фразы.
- Согласен. Слово "любовь" уже истерлось, ведь его употребляют по любому поводу, так что я даже и пробовать бы не стал определять его значение.
Возможно, это дело философов или филологов.
- Может быть, потому что для разных людей оно значит что-то свое, и каждый даст свое определение. - И молодая женщина вздохнула, глядя на волнующееся озеро в белой дымке. - А мне представляется, что самый чистый образ любви - это чувство родителей к ребенку.
- Не всех родителей. - Рик опустил глаза. - Я думаю, что матерей Господь сотворил первыми. Они его подарок вселенной, миру. Отцы как некая биологическая необходимость.
Резкий тон, которым он произнес последнюю фразу, выдал застарелую душевную боль, в глазах отразилась горечь. Катрина была заинтригована и начала догадываться о причине его болезненного отношения к родителям.
- Почему ты так говоришь? - не могла не спросить она.
Рик снова спрятал глаза, отвернувшись, словно ее вопрос задел болевую точку в его душе.
- У меня есть личный опыт, имею право. А у тебя с отцом были близкие отношения, позволь узнать?
Порыв ветра раскидал ее длинные волосы, и одна прядь закрыла ей лицо. Катрина мотнула головой и повернулась навстречу ветру.
- Да у нас с ним и не было никаких отношений.
Он ушел от нас, когда мне исполнилось три года. Я его едва помню, можно сказать, не помню совсем.
Рик понимающе кивнул.
- Моя история. Только мне тогда было пять лет.
Я до сих пор смутно помню высокую мужскую фигуру, которая появилась у нас дома поздно ночью, и запах спиртного. В конце концов моя мать с ним развелась, а потом, - он пожал плечами, недобро усмехнулся и сложил руки на груди, - нашла мне лучшего папу, более достойного, так сказать. - Он откинул голову слегка назад и помассировал шею, так, словно разговор доставлял ему огромное неудобство. - Мой отчим был отличным мужиком. Он славно трудился, не пил и не ругался ни на маму, ни на меня. Зато и разговаривал с нами редко. Казалось, все, что ему было нужно от семьи, это готовая еда и мягкая теплая постель, а вовсе не мы сами. У меня всегда было чувство, что я его раздражаю.
- А ты когда-нибудь сам пытался наладить с ним отношения?
- Но я и не видел его с тех пор, как мне исполнилось семь лет. Мама вскоре развелась с ним. - Он натянуто улыбнулся. - Наверное, отчим раздражал маму больше, чем я его.
- Сочувствую.
- Да нет, теперь все в порядке. В этом заключается вся человеческая природа. Ты вряд ли будешь спорить с тем, что в современной жизни большинство мужчин изначально не готово к роли родителя, отца. Это диктуется современной ситуацией, и все это знают. Ничего кардинально нового я не сказал.
- Я не совсем уверена, что это касается всех мужчин. Но боюсь, из своего опыта с отцом я не вынесла ничего хорошего, так же как и ты. - К горлу Катрины подступил комок. Она отвернулась и пожала плечами. - Отцы моих сестер тоже бросили их, потом родилась я. Мама всегда говорила мне, что это в порядке вещей: мужчины делают детей, женщины воспитывают их.
Рик грустно кивнул.
- Все это кажется не очень справедливым, не так ли?
- Да нет. Мама-то говорила, но я ей не верила.
Потому что вокруг было полно подруг и друзей, чьи отцы были готовы умереть за них. Мужчины играли с детьми во все игры, участвовали в жизни своих детей с самого детского сада, радуясь каждой мелочи и поддерживая в их маленьких горестях. Они выгуливали собак, кормили котов, пеленали детей и вообще казались отличными семейными людьми. Такие вот исключения из печального правила. Я бы очень хотела, чтобы моя мать встретила такого парня до того, как она решила растить трех девчонок самостоятельно. Во многом это ее упрямство и свело ее в могилу. Она взвалила на свои плечи слишком тяжелый груз. - Катрина печально улыбнулась. Даже и не знаю, почему я тебе все это рассказываю.
Я еще ни с кем не говорила о моей жизни в таком тоне.
Рик нежно провел пальцем по ее щеке и отбросил длинную прядь волос со лба.
- Ну, это понятно: я же говорил, что мы родственные души. Смотри, у нас даже раны на одних и тех же местах, один и тот же опыт, который оставил одинаковый след в душе.
- Говори за себя. Я избавилась от теней прошлого, - сказала Катрина кокетливым тоном, однако на ее лице не обозначилось ни следа улыбки, глаза оставались серьезными.
Рик насторожился.
- Да нет, кажется, не вполне избавилась, - сказал он мягко. - Ты все еще чувствуешь сильнейшую обиду.
- Ну, может быть. - Молодая женщина вспыхнула, почувствовав от его прикосновения жар, который разлился по всему ее телу. - Но теперь, после нашей беседы, мне намного легче.
Он тепло улыбнулся.
Глава 7
- Надо же! Кто бы мог подумать, что железяка размером с крошечную микроволновку способна за полчаса проглотить две сотни монет и не подавиться, даже не икнуть! Безобразие!
Рик остановился и подобрал небольшую сосновую шишку, валявшуюся на снегу.
- Видишь ли, я думаю, что могу ответить на твой вопрос. Любой игральный автомат имеет внутри достаточно монет на тот случай, если какая-нибудь особенно разъяренная особа выйдет из себя настолько, что пожелает заполучить все целиком. Однако подобное почти никому не удается.
Он явно смеялся над ней.
- Ладно-ладно, может быть, я немного сошла с ума, согласна. Но посмотри, столько вокруг меня было света, музыки, шума - было от чего тронуться.
Да еще блестящие и звенящие монеты, выскакивающие прямо тебе в руки, есть от чего сойти с ума.
Свист, шум, гам, деньги, мечта разбогатеть... - Катрина взяла Рика под руку и подставила лицо легкому ветру, который мгновенно разметал ее волосы.
Она посмотрела на его профиль, четко видимый в лунном свете. - Сегодня у меня был чудесный вечер. Впрочем, все эти два дня были просто волшебными. Я не могу припомнить, когда мне в последнее время было так весело.
- Я рад за тебя. - И он улыбнулся. В свете луны его улыбка показалась ей еще более загадочной, чем всегда. Он подбросил в руке шишечку, затем кинул ее в темноту. - Надеюсь, это был хороший отдых от скучных семинарских занятий.
- Но, Рик, я бы так не сказала. Занятия мне тоже очень понравились. Эта система оказалась намного/ сложнее, чем я себе представляла. Я еще не работала с такой. Поэтому считаю, что мне было полезно послушать лекции. Если бы не они, я бы по-прежнему боялась, что мой несовершенный опыт не даст. мне найти приличное место работы. Теперь же я многое понимаю лучше и надеюсь, что смогу справиться с дальнейшей работой на фирме. Потрясающе!
- Должен сказать тебе по секрету, что я и сам порой ловлю себя на мысли, что не всегда успеваю следить за новыми технологиями. - Он замедлил шаг, нежно взял ее руку и осторожно пожал кончики пальцев, которые покоились на его руке. - К счастью, у меня полно образованных коллег, которые и восполняют этот недостаток, избавляя меня от ненужной рутины.
- Ты и в правду так любишь своих коллег?
- Конечно. Дело в том, что бизнес - это как большая семья Вежливость и уважение на предприятии, в офисе необходимы как воздух. Иначе бизнес не принесет должных плодов. Человеческие отношения должны быть на первом месте. - Тут он краем глаза посмотрел на нее. - Кстати, позволь узнать, у тебя в офисе есть люди, с которыми ты сходишься с трудом?
- Я? Кажется, нет, у меня все в порядке. Каждый сотрудник в офисе всегда мне помогает и поддерживает меня. Так что, Рик, для меня это очень ценное место работы.
Рик с облегчением вздохнул. Морщинки, образовавшиеся на его лбу, разгладились.
- Я очень рад слышать это. Я бы очень хотел, чтобы ты была счастлива.
- Ничего удивительного, ты хочешь, чтобы все в твоей фирме чувствовали себя комфортно.
- В этом есть что-то предосудительное?
- Нет, просто очень необычно. И еще: это несколько наивно с твоей стороны.
- Наивно, но почему? - Мужчина от души рассмеялся. Его смех прокатился звонкими раскатами по заснеженному пространству улицы. Однако в нем было некоторое напряжение, и Катрина успела это заметить - Еще никто не обвинял меня в наивности. Любопытное замечание, однако.
Повернув направо, он взял ее за руку и повел к небольшой бухточке.
Она послушно шла за ним, попутно изучая его мужественный профиль. Это был человек, без сомнения, гордый, сильный, ни капельки мягкости или малодушия. Более того, он казался непреклонным. Однако глаза выдавали совершенно иную натуру: нежную и понимающую чужую боль. Глаза смотрели с теплым выражением, говоря, что этот человек готов помочь вам в трудную минуту. Губы всегда были готовы сложиться в лукавую усмешку, которая так привлекала женщин.
Катрина сделала для себя вывод: Рик Блэйн не был ни суровым, ни слишком мягким человеком. В нем было намешано много всего, как, впрочем, и во всяком другом. Он был достаточно сложной натурой, часто скрытной и всегда одинокой, даже в толпе.
В любом случае Рик самый необычный человек, которого Катрина когда-либо встречала на своем пути, он самый благородный, самый добрый, самый искренний. Каждый человек, к которому он хорошо относился, становился его другом на долгие годы.
Когда вы впервые смотрите на него, то понимаете: это мечта каждой женщины, мечта Золушки о принце - такой он привлекательный и красивый.
Именно о таком мужчине мечтают девушки долгими одинокими ночами. Однако когда вы познакомитесь с ним поближе, то увидите, что за красивой внешностью скрывается ранимый человек, переживший немало страданий. Это человек со своими страхами и надеждами, которые запрятаны далеко в глубине его души. Да, Катрина могла бы влюбиться в такого.
И возможно, она уже влюблена.
От этой мысли ее бросило в жар, сердце неистово забилось. Она испугалась собственных чувств.
Как же так? Она же сама говорила, что любовь чувство для дураков, что она сплошной обман, который приносит женщинам только горе, ее мать испытала это в полной мере. И в свое время Катрина дала зарок, что никогда не позволит чувствам взять верх над разумом.
Потом она встретила Рика Блэйна. И он разрушил ее представления о мужчинах как о бессердечных эгоистах, дал ей понять, что и они способны понять чужую боль.
Внезапно мужской голос вывел ее из задумчивости.
- Мне всегда нравился этот маленький горный ручеек, - проговорил Рик. - Скалы, окружающие его, покрыты толстым слоем мягкого мха и лишайника самых невероятных расцветок. - Тут он нежно обнял ее и притянул поближе к себе. - Сейчас темно, поэтому не видно, какой прозрачности в нем вода. Так же невозможно оценить многочисленные растения на его берегах. Ночью все предстает в искаженном виде. Сюда нужно приходить утром. Вернемся сюда завтра.
- Я не смогу. У меня билеты на самый ранний рейс, - с нескрываемым сожалением ответила Катрина.
- Ну, билеты можно поменять. - Склонившись над ней, он обнял ее талию одной рукой, а другой приподнял ее подбородок чуть вверх. - И если ты по-настоящему любишь приключения, то должна дать мне возможность быть твоим пилотом и привезти тебя домой на моем собственном самолете.
- Ты сюда прилетел сам?
- Да, и я очень устал от полета.
При лунном свете его глаза приняли хитрое выражение, он опять смеялся над ней.
- Не пытайся меня разжалобить, я ни за что не поддамся.
- Ну, ну! Я успел заметить сочувствие в твоих глазах, правда, оно быстро исчезло. Мне это нравится. - И он, наклонив голову, нежно коснулся губами ее лба. - Подумай над этим, - прошептал он, горячо дыша. - Завтра утром, как только ты вволю выспишься, я принесу твои любимые земляничные вафли. - И он начал нежно целовать ее брови, виски, чувствительное место за ушком. - А потом мы проведем все утро вместе, только мы, ты и я, весь день, а потом.., потом мы сядем в самолет и нырнем в облака. Только ты... - он поцеловал ее в шею, - и я.., он продолжал играть с мочкой ее уха, сводя молодую женщину с ума!
Когда его губы коснулись ее нежной шеи, Катрина задрожала от наслаждения.
- Это звучит потрясающе, - пролепетала она.
- Я хочу так много тебе показать. - Его губы касались ее шеи, щек, подбородка, губ.
- Я.., мне кажется, что я не должна...
Если бы Катрина могла трезво мыслить, то поняла бы, что оставаться с Риком и дальше просто опасно. Ее сердце билось как сумасшедшее, в голове царил хаос, пульс при каждом прикосновении Рика начинал зашкаливать, она напрочь забыла о том, что обещала Грэйси забрать Хизер завтра утром, а ведь еще недавно так страдала от разлуки с малышкой, что не мыслила себе жизни без нее.
Просто сейчас с ней творилось что-то невообразимое. Она ни о чем не могла думать. Ее переполняли давно позабытые чувства, мысли разбегались, она дрожала и стонала от удовольствия, хотя недавно думала, что заперла все свои эмоции на замок, но они воскресли так быстро, да с такой силой, что грозили погрести под собой последние остатки самообладания. Как бы издалека она услышала свой собственный голос, который помимо ее води произнес:
- Можно я хотя бы позвоню?
Он улыбнулся так трогательно и нежно, что ее сердце задрожало от восторга.
- Конечно! У меня при себе мобильный телефон. - Тут он вынул из кармана крохотный аппарат и передал ей.
Она покачала головой и рассмеялась.
- Ничего не скажешь - ты готов к любой жизненной ситуации.
- Нечего надо мной подтрунивать, я же был бойскаутом, и неплохим, так что могу многое, кроме, пожалуй, фокусов иллюзиониста, то не моя специальность. - И он лучезарно улыбнулся, а молодая женщина рассмеялась. Но достать из рукава компьютер большого труда не составит, это я еще могу.
Девушка нажала кнопку и набрала номер Грэйси.
- Фокусник-бойскаут - это звучит, - рассмеялась она. - Неограниченные возможности для жульничества.
Рик казался смущенным.
- Я не жульничаю, леди. Я всего лишь использую современные технические средства для достижения благих целей.
- Да уж, современные технические средства позволяют очень многое. Аппарат тренькнул два раза.
Катрина нахмурилась, взглянула на часы. Подсветка отключилась. Странно, - пробормотала она. - Она же сейчас точно должна быть дома.
Рик взглянул на экран телефона.
- Куда ты собралась звонить?
- Сиделке моей дочери. - Телефон зазвенел, это на другом конце включился автоответчик, и Катрина быстро проговорила:
- Привет, это я. Судя по времени, ты купаешь мою малышку, поэтому, когда ты отряхнешься от мыльной пены, перезвони мне по номеру.., подожди минутку. Рик, какой номер у твоего мобильника, что ты молчишь?
Катрина повернулась к Рику и опешила: на его лице застыло выражение удивления, смешанного с ужасом. Вопрос замер на ее губах. Даже при лунном свете было видно, как он побледнел.
- Сиделка.., твоей дочери? - Страх в его глазах был слишком очевиден. - У тебя есть дочь?
Сердце Катрины готово было остановиться. Когда-то давно она уже видела подобное выражение лица у мужчины, у ее мужа, тогда, когда она сообщила ему о своей беременности.
Прошла целая минута перед тем, как она обрела дар речи.
- Ладно, не надо, - сказала молодая женщина в телефон, представив на миг, как удивится Грэйси, услышав из автоответчика ее хриплый, смущенный голос после минутного перерыва. - Я позвоню позднее.
- Ребенок, - пробормотал Рик себе под нос. У него был странный вид, казалось, он вот-вот потеряет сознание. - Я и не знал.
Она выключила телефон, передала его Рику и попыталась справиться с эмоциями, готовыми вырваться наружу.
- Но это никакой не секрет, - сказала она чуть дрогнувшим голосом, - я вписала ее имя в графу "Дети" в листке по учету кадров при устройстве на работу. К тому же мне выплачивается на нее медицинская страховка.
- Дело в том, что я никогда не имею дело с персональными анкетами. Это было бы вторжением в личную жизнь сотрудников.
- Ясно. - Она сумела взять себя в руки и намеревалась дать ему достойный ответ. - Могу ли я сделать вывод, что у тебя некоторые проблемы с детьми и их родителями?
- Да нет, в общем, нет. Я хочу сказать, не совсем. - Ложь была слишком очевидна, Катрина видела это. Взглянув на нее краем глаза, Рик тут же понял, что она просекла ситуацию. Он вздохнул. Впрочем, не могу сказать наверняка, потому что не имел возможности близко общаться с детьми, это пока не мой профиль. Да, признаюсь, я всегда намеренно их избегал, наверно потому, что своих детей у меня нет. Впрочем, отцовство меня пугает. Мне всегда кажется, что дети смотрят на меня таким беззащитным, просящим взглядом, словно я должен спасти их или защитить от всех мыслимых и немыслимых опасностей. Вот что меня пугает - ответственность.
Катрина облизала пересохшие губы.
- Я этого не знала.
- Я тоже. Но я рассказал бы тебе о своем отношении к детям, если бы знал, что.., у тебя есть малышка. Ты ведь никогда еще не говорила мне о ней.
- Да нет, я говорила. Я несколько раз называла в разговорах имя моей Хизер.
- Да? Вот оно что. А я-то думал, что ты говоришь об одной из своих сестер. - Вдруг его глаза удивленно расширились. И спустя мгновение он воскликнул:
- Как ты сказала - Хизер? Ну-ка, опиши мне ее внешность.
- А это еще зачем? - искренне удивилась Катрина.
- Скажи мне, что ей не два года, - с умоляющими нотками в голосе попросил он, - скажи мне, что у нее не огромные карие глаза, не кудрявые светлые волосы и нет восхитительной ямочки на одной из розовых щечек.
Удивлению Катрины не было предела.
- Ты, наверное, видел фотографию на моем столике? Да? - слабая надежда.
Рик застонал и прислонился к широкому стволу раскидистого дуба, росшего позади него.
- Нет, просто я лично видел этого ангелочка в обстановке, которая мне до боли знакома.
Холодный пот прошиб Катрину. Она облизнула сухие губы.
- Ты пугаешь меня.
Он покачал головой и закрыл рукой глаза.
- Давай наконец поставим все точки над "i": твоя сиделка и я более чем самые близкие друзья.
Мы с ней, можно сказать, очень близки.
- Откуда ты знаешь Грэйси?
Рик тяжело вздохнул. И это еще надо объяснять.
- Что же, Катрина, если ты до сих пор не поняла, то приготовься к удару. Объяснение тебе явно не понравится.
Так и вышло: точней не выразишься. Его объяснение ей не понравилось.
Спустя три часа Грейси открыла Катрине дверь и увидела на ее лице улыбку, которая не предвещала ничего хорошего, а из-за спины молодой женщины выглядывало знакомое лицо, перекошенное гневом.
- Какой сюрприз! - не растерявшись, воскликнула Грэйси. - Меня приехали навестить два моих самых дорогих человека. Я просто счастлива!
- Ладно, мам, прекрати! Ты же все прекрасно понимаешь. - И Рик, крепко обняв мать, шагнул в прихожую. - Все твои прошлые проделки меркнут перед тем, что ты натворила сейчас! Сводничать за спиной - это нечестно, это перешло все границы.
Грэйси отступила назад, чтобы дать возможность молодым людям пройти в комнату. Улыбка не сходила с ее лица. Она умело сохраняла хорошую мину при плохой игре.
- Ты это о чем, дорогой? Я даже и не предполагала/что вы с Катриной будете встречаться, я только... - не удержавшись, Грэйси улыбнулась, думала, что вы познакомитесь, и все. Я не предполагала, что вы так подружитесь.
- Ой, мамочка, не скромничай и не разыгрывай из себя святую, - хмыкнул Рик. - Уж я-то, как никто другой, осведомлен о твоей изобретательности!
Совсем не обязательно лично знакомить двух молодых людей. Достаточно устроить так, чтобы они работали в одном и том же месте.
- Ой, ладно, Рик, - упрекнула его мать, - Катрина прекрасный работник, надеюсь, это ты не станешь отрицать. Кроме того, у вас много общего, ты согласен?
- По крайней мере у нас есть одна общая знакомая, которая сплела хитрющую паутину, и мы попались в ее сети, как невинные бабочки.
- О, это всего лишь совпадение, не больше. К тому же учти, эта женщина вырастила одна троих детей. Поэтому ее можно понять, - не обидевшись, с достоинством ответила Грэйси.
- Я бы не сказал, что у тебя это прекрасно получилось, - попытался уколоть ее Рик.
Грэйси нахмурилась.
- Я не хотела, чтобы мой сын вырос таким нахалом. И таким подозрительным.
- Как я могу не быть подозрительным? Неужели ты забыла, как сватала за меня беременную гимнастку с семью дюжими братцами, бдительно следившими за тем, чтобы поскорее выдать ее замуж за первого встречного дурака. А как же всесильная банкирша, которая настолько была погружена в свои цифровые операции, что даже в самые интимные моменты наших отношений хотела, чтобы я высчитывал ее проценты. Потом, если ты не забыла, пришла очередь авиаинженера с малышами-близняшками, которых я должен был пеленать в первое же наше свидание, по всей видимости сдавая экзамен на отца...
Тут уж Грэйси не выдержала и подняла руку, чтобы остановить поток обвинительной речи.
- Стоп, стоп! Ты же не станешь отрицать, дорогой, что все молодые леди были замечательными любящими женщинами. Неужели ты хочешь обвинить родную мать в том, что она старается помочь дорогому сыночку?
У сыночка открылся рот.
В иных обстоятельствах это выглядело бы весьма комично.
- Хочу, еще как хочу. И не только хочу, но и обвиняю тебя в бессовестных интригах. Если помнишь, ты обещала не заниматься сводничеством за моей спиной.
- О, дорогой, я уже и не занимаюсь этим трудоемким делом. С тех пор как твоим сердцем завладела восхитительная особа из твоего офиса, которая совершенно случайно - поверь, это произошло случайно - оказалась моей подругой. С этих пор я и не думала устраивать твою судьбу.
Пока мать с сыном выясняли отношения, Катрина молча наблюдала за ними. Странно, почему же раньше их внешнее сходство не бросилось ей в глаза? Только теперь она заметила, что нос у Рика точь-в-точь такой же греческой формы, как и у Грэйси, те же ярко-голубые глаза, те же густые, чуть вьющиеся волосы цвета светлого ореха. Хотя у Грэйси они в основном уже седые, но кое-где проглядывается прежний цвет.
Сейчас мать и сын испытывали совершенно разные чувства. Грэйси изображала невинную овечку, а Рик был вызывающе раздражен. Однако сходство их характеров было налицо. В другой ситуации эта смехотворная перепалка позабавила бы Катрину, но на этот раз ей было не до развлечений.
- Я думала, что мы друзья, Грэйси. - Слова сами собой слетели с языка молодой женщины, она даже не успела понять, зачем это говорит.
Однако ее фраза произвела довольно-таки любопытный эффект: оба замолчали, и Грэйси, и Рик.
Они удивленно взглянули на нее, словно впервые заметили, что они не одни в гостиной.
Глаза Грэйси тут же сверкнули восторгом:
- Мы и есть друзья, дорогая. Ты должна запомнить это раз и навсегда.
- Но друзья не предают друг друга. - Катрина закусила губу и сжала кулаки. - А ты интриговала за моей спиной. Вспомни, когда ты послала меня устраиваться на это место, ты и словом не обмолвилась, что глава фирмы твой собственный сын!
- Постой, постой! Но разве твоим прямым нанимателем был Рик?
- Нет, но...
- Вот видишь, нет. Он не имеет никаких дел санкетами своих подчиненных. Ты получила работу лишь после того, как с твоими данными ознакомились предназначенные для этого сотрудники. Он к этому не имеет никакого отношения. А мне и в голову не пришло сообщать о том, что мой сын работает с тобой в одном здании.
Катрина взорвалась:
- Как же так? Ведь мы с тобой не раз обсуждали его, говорили о моих с ним отношениях. Представляю, как ты в душе забавлялась этой ситуацией, и ты ни разу, вспомни, ни разу... - Она осеклась, уловив тревожный взгляд Рика. Он с угрожающим видом переводил взгляд с одной женщины на другую.
Затем размеренно произнес:
- Ты разговаривала с моей матерью.., о нас?
- Откуда я знала, что она твоя мать? - в тон ему ответил Катрина.
Грэйси поспешила Катрине на выручку:
- Не волнуйся, дорогой. Катрина никогда не обсуждала со мной милых твоему сердцу подробностей. Как, впрочем, и ты сам. Кроме разве что одного любопытного замечания по поводу ее фигуры. Мол, некоторые части ее тела было бы желательно не выставлять на всеобщее обозрение во время ежедневных пробежек...
Катрина удивленно открыла рот.
- Как ты мог? Ты так сказал матери?
- О господи, только не это! - простонал Рик и закрыл лицо руками. Мама, для тебя нет ничего святого.
- Да уж, - пробормотала Катрина и шагнула в комнату, где играла ее малышка. Там она начала собирать детские вещички в рюкзачок. - Сущее безумие, - бурчала она, бросая в него соску, полупустую бутылочку сока и другие мелочи, - впрочем, все возможно в этом безумном мире. А я, похоже, прямо-таки притягиваю к себе неприятности. Одно хорошо, - она перекинула рюкзачок через плечо, - я получила хорошую оплеуху за несвоевременные сантименты. Слава богу, этому пришел конец.
- Сантименты? - Крик мужчины застыл на самой высокой ноте, Рик даже не знал, что способен выдавать такие визгливые рулады. - Я и не думал, что наши отношения можно назвать сантиментами.
Катрина выпрямилась во весь рост, в гневе она была прекрасна.
- А ты бы как это назвал? Еще пару часов назад ты говорил о нас как о родственных душах, о двух половинках, которые наконец-то обрели друг друга.
А теперь ты себя не помнишь от злости, потому что решил, что нас свели вместе специально, и так ловко, что никто никогда ни о чем и не догадался бы.
Рик убито молчал.
- Прости. Но это связано не с тобой. Все мои претензии были к матери, к ее фокусам, которые меня достали.
- Нет. Меня это тоже касается, и еще как! - Глаза Катрины снова полыхнули огнем и, если бы могли, убили бы мужчину на месте. - Мы с малышкой Хизер были всего лишь пешками в вашей игре. Это вы между собой выясняйте отношения, а я здесь ни при чем.
Жестокие слова девушки вонзились в сердце Рика. Он был так ошарашен, что не успел вымолвить и слова, как Катрина развернулась и выскочила из комнаты.
Когда за ней захлопнулась дверь, Рик почувствовал, что душа у него перевернулась. Быстро придя в себя, он обернулся к матери, стоящей рядом с ним.
Теперь на ее лице уже не было выражения победительницы, свет в глазах погас.
- Видишь, что ты наделала? - упрекнул ее сын.
Грэйси печально покачала головой, чуть улыбнувшись краешком губ.
- Ничего я не сделала, Рик. Я только устроила к вам в офис прекрасного работника, отличного специалиста. И лишь ты один из всех сотрудников заметил ее как женщину, остановил на ней свой взгляд. Ты запал на нее потому, что она была единственная, кто не бегал за тобой хвостом по всему офису.
Рик вздрогнул от ее слов как от удара.
- Ты используешь запрещенные приемы.
- Это слишком очевидно, - вздохнула она. - Я с самого начала была уверена, что она привлекла тебя именно своим безразличием. Может быть, между вами ничего и не было, что тебя вполне оправдывает. Ты выиграл. Я же прекрасно вижу по глазам Катрины, что ты затронул чувствительную струнку ее души. Иначе она бы так сильно не обиделась.
Рик не успел ничего ответить, из комнаты вышла Катрина, неся в руках спящую малышку, завернутую в теплое одеяло. Ребенок мирно посапывал, засунув пальчик в рот, склонив голову на плечо матери.
Катрина нежно погладила ребенка по волосам, прошептав несколько ласковых слов.
Глядя на них, Рик признался себе, что более трогательной картины ему еще не доводилось видеть.
Что-то перевернулось у него внутри, и в душе затеплилось новое чувство, доселе неведомое, которое его даже напугало.
Чересчур трогательная картина даже для такого убежденного холостяка, как он.
Катрина прижала к себе драгоценную ношу и предостерегающе посмотрела на них через всю комнату.
- Спасибо за помощь, Грэйси. Я очень ценю твои старания.
- Всегда рада помочь, дорогая.
- Я бы и тебя хотела поблагодарить, - сказала она Рику без тени сарказма. - Мне было очень одиноко в Тахо. А ты был таким.., любезным.
Рик шагнул к ней навстречу, вытянув одну руку вперед.
- Подожди, Катрина.
- Извините, но мне надо отнести Хизер домой.
Она устала и должна отдохнуть. Мне бы это тоже не помешало.
- Позволь хотя бы подвезти тебя.
- Спасибо. Моя машина стоит здесь в гараже.
Увидев, что Катрина пытается открыть дверь, он бросился к ней на помощь.
- Я тебе позвоню. Тогда поговорим, надеюсь.
Молодая женщина устремила на него взгляд, полный разочарования.
- Поверь мне, пожалуйста, нам с тобой не о чем говорить.
Замерев, Рик продолжал стоять у двери. Катрина зашла в лифт, и двери за ней закрылись.
- У меня такое впечатление, - молвил он, - будто я получил хорошую оплеуху.
Грэйси тут же оказалась рядом с сыном. Она по-дружески похлопала его по плечу и покачала головой.
- Знаешь, иногда это не вредно.
Рик удивленно посмотрел на нее.
- Спасибо за поддержку. Ты настоящая мать.
- Да не за что, сынок. Хочешь в качестве утешения я дам тебе чаю?
Закрыв дверь, он устало прислонился к стене.
- Неужели я такой подонок?
Глаза Грэйси потеплели.
- Да нет. Это не то слово. Просто ты бы хотел защитить свои чувства. И я тебя понимаю. Но и Катрину можно тоже понять. Поверь, сынок, я бы никогда не стала знакомить вас с Катриной. Потому что я знаю, какой мужчина ей нужен: который бы остался с ней навсегда, а не просто прошел мимо, чуть задев ее жизнь.
- С чего ты решила, что я просто пройду мимо? Грэйси погладила его по волосам и покачала головой.
- Ты мой сын, и я тебя люблю. Поэтому я тебя прекрасно знаю: ты же даже золотую рыбку себе не заведешь, потому что это потребует от тебя слишком больших забот и ответственности.
- Может быть, я ищу нужную золотую рыбку.
- Не исключено. - Грэйси сверкнула глазами: итак, он попался в ловко расставленную ловушку. И ты так долго ее искал, что, возможно, она проплыла мимо и попала в чужой аквариум. А ты так и не понял, что потерял.
Представив себе эту ситуацию, Рик вздрогнул.
- Ты думаешь, что очень умная, да?
Грэйси мудро улыбнулась.
- Да, иначе мне не удалось бы вырастить такого парня, как ты.
Глава 8
Хизер горько плакала. Плач дочки болью отзывался в душе Катрины. Нервы се были напряжены до предела.
- Успокойся, дорогая, я знаю, что ты хочешь есть, подожди немножко, мама сейчас приготовит спагетти. - Отвернувшись, Катрина громко чихнула.
Чихнув еще раз, она поняла, что надо принимать срочные меры, иначе она может заразить ребенка.
Хизер не отходила от нее ни на шаг.
- Хочу конфету, - ныла она. - Хочу сок, хочу пить.
Катрина чувствовала себя хуже некуда. Ее знобило, все тело горело и ломило.
- Дорогая, ты получишь конфету, но только после ужина.
- А я хочу сейчас - и, чтобы достичь желаемой цели, Хизер повалилась на пол и завыла как сирена.
Застонав, Катрина сжала виски руками, словно желая раздавить голову и навсегда избавиться от дикой боли. Она оставила кричащую малышку, помчалась на кухню и увидела пар, поднимавшийся над кастрюлей.
Катрина пробормотала на ходу благодарственную молитву за то, что теперь она наконец-то сможет накормить ребенка. Приготовив томатный соус и залив им спагетти, она решила попробовать их на вкус, но не успела, так как в дверь позвонили.
Голова гудела, а плач Хизер только усугублял ситуацию. Звонки продолжались, значит, это не плод ее больного воображения.
Схватив свою капризную дочурку в охапку, Катрина поспешила к двери, пытаясь лаской унять раскричавшуюся девочку и посылая всевозможные проклятия звонившему. Ребенок ни за что не желал успокаиваться, а ее покрасневшее от слез и крика личико сводило Катрину с ума. Каким-то неимоверным усилием воли она распахнула дверь и тут же оказалась лицом к лицу с голубоглазым шатеном.
Перед ней стоял Рик, плащ нараспашку, галстук съехал набок, волосы взъерошены, как после долгого бега.
- Привет!
Катрина не успела ответить на приветствие, как зашлась в тяжелом кашле. Когда она наконец смогла говорить, то заметила, что Рик без приглашения уже зашел в комнату и закрыл входную дверь.
С той памятной поездки в Тахо прошло почти десять дней. Кажется, на следующий же день после бурного объяснения у Грэйси Рик срочно укатил в Нью-Орлеан. Нужно было подписать один выгодный контракт. По крайней мере так говорили в офисе. И вот теперь он вернулся.
Катрина удивленно пробормотала:
- Я думала, что ты вернешься не раньше следующей недели.
- Контракт уже подписан. Оставаться дольше не было смысла.
Катрина кивнула, избегая смотреть ему в глаза.
Она только что видела свое отражение в зеркале и прекрасно знала, как выглядит. Краше в гроб кладут.
Однако ей было наплевать.
- Что же, тогда тебя можно поздравить. Ты заключил отличную сделку. Все это время Фрэнк сиял от радости. Он считает, что прибыль от этой сделки позволит в ближайшие пять лет расширить дело.
Рик ничего не ответил, он лишь беспокойно посмотрел на Хизер. Она, наоравшись вдоволь, слава богу, затихла и теперь с любопытством разглядывала гостя огромными, полными слез глазами. Но, освоившись, она снова начала трогательно всхлипывать, засунув пальчик в рот.
Рик подмигнул ей и перевел взгляд на Катрину.
- Не пойми меня не правильно, - сказал он размеренно, - но я обрадовался, узнав, что ты больна.
- Да уж, - хмыкнула Катрина и почти не услышала своего собственного голоса из-за гула в ушах. Хорошее объяснение. По-разному можно истолковать.
- Дело в том, что когда я не увидел тебя сегодня в кафе, то чуть с ума не сошел. Подумал, что теперь ты меня попросту избегаешь. - Он попытался улыбнуться, но у него не вышло. - Поэтому я был безумно рад, когда мне сказали, что ты заболела.
Катрина все еще не могла на него смотреть. Ей хватило одного мимолетного взгляда, чтобы вспомнить каждую черточку его лица, каждую морщинку, каждый штрих. Она так часто думала о нем, вспоминала Тахо, рисовала Рика в своем воображении...
Рик был тем самым мужчиной, который с легкостью мог завладеть ее сердцем раз и навсегда, но ему это не нужно, он только испортит ей жизнь. Итак, у нее нет выбора.
- Мама сказала, что давно тебя не видела. -Рик запнулся, словно подбирая правильные слова.
Странная ситуация. Особенно для человека, который обычно за словом в карман не лез. - Она немного волнуется за тебя.
- Я знаю. - Катрина прижала к себе Хизер, которая чуть не вывернулась из рук, решив внимательно рассмотреть мужчину, который вольготно расселся на диване посреди ее игрушек. - И поверь, я не злюсь на нее.
- Зато ты злишься на меня.
Катрина задумалась.
- Да нет, пожалуй, нет. На самом деле, Рик, у меня просто нет на тебя времени. У меня слишком много других забот. На мне ребенок, как видишь. И он, то есть она, - единственная и первостепенная моя забота. Тот, кто не понимает этого, мне не нужен. Он ведь не может разделить со мной эту заботу.
- Я тебя прекрасно понимаю, - с усилием произнес он, повышая голос. Готов признаться, что у меня не было опыта общения с детьми и я понятия не имею, как о них заботиться. - Тут он умолк, уловив в выражении ее лица удивление. - Да-да, у меня, правда, до сих пор не было опыта общения с детьми. Я не стремился к этому по ряду причин.
Катрина пожала плечами.
- Мне кажется, большинство мужчин этого не хотят. Такова моя точка зрения. - Внезапно она почувствовала, что очень устала от разговора. Поэтому без объяснения пошла на кухню и помешала сварившиеся спагетти. Сняв кастрюлю с плиты, она сказала:
- К счастью для тебя, ты сделал свой выбор до того, как необдуманно броситься в омут отцовства. Хоть одна женщина избежала участи быть покинутой с ребенком.
Во взгляде Рика читалась острая боль. Слова задели его за живое.
- Постой, но я даже не пытался стать отцом, если ты меня в этом упрекаешь.
- Да ни в чем я тебя не упрекаю. - Металлическая ложка, которую держала Катрина, казалось, весила тонну, она положила ее на стол, рядом с красным блюдцем. - Твоя личная жизнь меня не касается.
- А я хочу, чтобы касалась.
- А я не хочу.
- Вес ясно...
- Тогда отлично.
Катрина вся пылала. Голова кружилась, и комната вместе с ней. Ей казалось, что она управляет кораблем, несущимся сквозь бушующее море.
- Давай обсудим этот вопрос в другой раз, согласен? Мне надо покормить Хизер, а я не могу, как следует, - она чихнула и схватилась за голову, - о, прости...
- Катрина, ты куда?
Не говоря ни слова, она сунула ошарашенному Рику девочку, тот удивленно охнул, но принял ребенка. Катрина со всех ног кинулась в ванную, откуда стали доноситься стоны и булькающие звуки.
Рик никогда не держал на руках ребенка, кроме того единственного случая, когда Грэйси посадила Хизер ему на колени. А больше ни разу, никогда в жизни.
Первое, что его удивило, - это вес ребенка. Малышка была легче перышка и мягче подушки. Она посмотрела на него своими огромными глазами, казалось прекрасно осознавая, в какой неловкой ситуации оказались оба.
Хизер вынула палец изо рта со смачным звуком лопнувшего шарика.
- Хочу конфету! - провозгласила она.
- Да? Ну что же. - Он бросил беспокойный взгляд в сторону закрытой двери в ванную. - Сейчас придет твоя мама, даст тебе ужин, а потом...
Карие глаза малышки сузились, щеки покраснели, рот искривился - она приготовилась реветь.
Если бы младенец вынул из пеленок пистолет-автомат, Рик не испугался бы больше, чем сейчас.
Он не выносил детских слез.
- О господи, ты же не собираешься зареветь, правда? О нет, не плачь, только не плачь.
Хизер затряслась, ее губы задрожали.
Рику казалось, что он сходит с ума, паника внутри нарастала.
- Подожди, еда здесь, нормальная еда, сейчас, сейчас. - Он схватил ложку, которую видел в руках Катрины, и погрузил в кастрюлю с ярко-красным соусом. - Правда, это не совсем то, что надо, но тебе подойдет. Каша какая-то.
К своему ужасу, Рик увидел, как Хизер протянула обе ручонки к кастрюле и начала щелкать языком.
В его груди потеплело при виде этой картины.
- Ты голодна? Да, на твоем месте я бы тоже заревел, если бы какой-то незнакомый парень покушался на мой ужин.
Между тем Катрина вышла из ванной, бледная как привидение.
- Ты как себя чувствуешь?
Та лишь кивнула и прислонилась к стене.
Рик бросил ложку, прижал к себе малышку, словно она была футбольным мячом, и подбежал к Катрине. Он участливо потрогал се лоб и неодобрительно покачал головой.
- Да ты вся горишь. Тебе нужен врач.
- Обычный грипп, ничего страшного. На прошлой неделе переболела Хизер, теперь пришла моя очередь. - Она тяжело вздохнула, закрыв лицо руками. Как видишь, сейчас не лучшее время для приема гостей. У меня нет сил изображать гостеприимную хозяйку.
- Я не гость, не воспринимай меня так.
Ее взгляд был усталым.
- Тогда кто? Сиделка, нянька или...
- Могу надеть передник, если надо.
- Передник не пойдет к твоему галстуку. - Она оттолкнулась от стены. Я не хочу показаться слишком грубой, но прошу, уходи.
- Ты больна, и тебе нужна помощь.
- Твои наблюдения точны, как никогда. Они были бы бесценны, если бы звучали из уст доктора или няньки. Ну, а поскольку ты всего лишь бравый, но напуганный до смерти холостяк с мокрым от слюней воротничком, то все это неактуально.
Она была права во всех отношениях. Рик набрал ноль очков по всем параметрам, и признавал это. Да ему надо бы бежать отсюда со всех ног куда глаза глядят. И из квартиры, и из жизни Катрины...
- Просто дай мне шанс, - помимо воли вырвалось у него, - а потом, если ты захочешь, чтобы я исчез из твоей жизни, только скажи, и я уйду.
В ее глазах мелькнуло что-то похожее на надежду и вместе с тем разочарование, помесь обеих этих чувств. Однако это выражение тут же сменилось цинизмом и недоверием умудренной опытом женщины, у которой нет времени думать о себе, потому что всегда надо думать о других.
- Хорошо, все ясно, - пробормотала она с решимостью. Только Рик никак не мог понять, что же она придумала на этот раз. - Тогда попробуй нарезать спагетти в маленькую тарелочку. Не давай ей ничего сладкого, пока она их не съест. Кроме того, она очень любит розовые пузыри, когда купается. Так что не забудь бросить соль в ванну.
- Ванну? - Рик чуть не поперхнулся.
Сама мысль о том, что он будет купать барахтающуюся малышку, напугала его до смерти.
- Вообще-то я думал о том, что мог бы позаботиться о...
Слово "тебе" уже готово было сорваться с его губ, однако он передумал и продолжил фразу по-другому:
- ..обо всем, что ты скажешь... - сказал он сдаваясь.
Удовлетворенно кивнув, Катрина проследовала в спальню и закрыла за собой дверь.
Вздохнув, Катрина присела на краешек кровати, смутно понимая, что вообще-то было бы неплохо утром убрать кровать. Простыни и одеяло смяты, подушки валяются на полу, но ей было все равно, она устала до изнеможения. Она застонала и с облегчением завалилась на кровать, накрылась одеялом и поняла, что уснет сейчас так, как не спала уже тысячу лет.
Она предполагала, что Рик минут пять-десять повозится с ребенком, почувствует, почем фунт лиха, а когда он застонет от ужаса, она появится на пороге ванной и спасет его от неминуемой гибели.
Катрина была уверена, что Рик искренне хотел ей помочь, ведь он принадлежал к тому типу людей, для которых помощь другим становилась самоцелью. Он считал своим долгом осчастливить человека, попавшегося ему на пути. Однако вряд ли он сознавал, что дети предназначены не только для того, чтобы забрасывать их подарками и время от времени играть с ними, дети - это навсегда. Это обязательство на всю жизнь, а таким мужчинам, как Рик, не нужны ни дети, ни обязательства.
Катрина сладко зевнула, потом чихнула, достала носовой платок и посмотрела на наручные часы.
Только пару минут, не больше, решила она про себя.
К тому времени Рик будет весь обвешан макаронами, как новогодняя елка гирляндами, и в панике покинет ее дом.
А пока она может спокойно поспать. Вытянувшись под одеялом, она положила руки под щеку и сладко заснула.
Сегодняшний день оказался самым жутким кошмаром в его жизни. Все ночные страхи принимали реальные очертания. Перед ним сидело крошечное существо, человечек в миниатюре, с которым он должен найти общий язык. Она сидела и с надеждой смотрела на него, уверенная, что он сможет исполнить все ее желания.
А Рик и понятия не имел, как это сделать.
Спокойно, сказал он себе. Все просто. Обед. Надо выложить спагетти на тарелку и проследить, как все исчезнет. Я смогу это сделать.
Все еще держа в руках ребенка, он шагал по кухне, где царил несусветный беспорядок, и открывал все шкафы подряд в поисках посуды. Наконец он взял первую попавшуюся тарелку и вывалил в нее содержимое кастрюли. Соус со спагетти, наполнив тарелку до краев, перелился через край и оказался на столе. Проклиная все на свете, Рик схватил пачку салфеток и попытался вытереть стол, но в это время Хизер начала орать и вырываться из рук. Пришлось усадить ее на стул, после чего он вытер пятно и отступил назад, чтобы полюбоваться на результат своей бурной деятельности.
И только тогда обнаружил, что над столом возвышается лишь макушка девочки. Стул неподходящий, решил Рик. Окинув комнату быстрым взглядом, он увидел высокий детский стульчик, назначение которого было слишком очевидно. Будь он чуть внимательнее, понял бы это с самого начала.
В это время предоставленная самой себе Хизер встала на стуле во весь рост, зачерпнула горсть спагетти из общей тарелки и плюхнула в свою, маленькую. Затем она запихнула горсть в ротик и принялась весело жевать, не обращая внимания на стекающий с подбородка красный соус.
Рик застонал. Да, пересаживать ребенка на высокий стул уже не имело смысла. Однако он понял, что было бы нелишним достать еще одну тарелку, специально для Хизер, да к тому же найти ложку.
Он поискал ложку и протянул ее Хизер с таким видом, будто вручает ей ценный приз:
- Вот, держи. Кушай. - Затем он изобразил нечто вроде немой сценки, как будто он ел что-то необычайно вкусное.
Хизер посмотрела на него с изрядной долей недоверия, затем схватила рукой вторую порцию и отправила в рот.
- О, нет, нет, не так. - Он ухватил ее ручку своими пальцами и осторожно придержал, давая ей при этом ложку.
- Вот так. Так ведь лучше, не правда ли?
Хизер осмотрела его с головы до ног, посмотрела на ложку, схватила рукой кучку спагетти и умудрилась запихнуть всю себе в рот.
Боясь, что с минуты на минуту на кухне появится Катрина и увидит, как ее дочь хватает спагетти, Рик решил исправить ситуацию. Придерживая крошечное запястье рукой, он попытался заставить ее есть ложкой.
- Сначала ты черпаешь ложкой, вот так. Потом ты...
- Нет! - закричала Хизер и дернула рукой с ложкой, отправляя все содержимое в воздух. Спагетти дождем упали на ее волосы, а половина оказалась на белой рубашке Рика. Малышка испуганно захлопала глазами.
Теперь ее волосы украшали длинные макароны, а соус разлился по голове.
- Ой, это я делала, - пробормотала она.
- Да, - простонал он с тяжелым вздохом. - Это все сделала ты.
Ее маленькие бровки изогнулись.
- Я хочу пить. Хочу соку.
- Сок? - Он осмотрелся. - Какой именно сок ты хочешь?
Хизер заморгала.
- Хочу пить, - настаивала она. Ее губы угрожающе задрожали.
- Хорошо, хорошо, я все понял. Только не плачь.
О господи, только не это. - В ужасе он бросился искать стакан. Затем раскрыл холодильник и нашел бутылочку сока. - Смотри, вот сок. Я наливаю сок.
Сейчас в стакан.., специально для тебя.
Он закрыл дверь холодильника ногой, подошел к Хизер и поставил стакан перед ней на стол.
- Вот. Сок, как ты и просила.
Девочка всхлипнула, схватила стакан и начала пить без всякого изъявления какой бы то ни было благодарности.
Рик был неприятно удивлен. Однако дети, думал он про себя, и не ведают, что надо благодарить других за услуги.
К тому же они довольно беспокойные существа.
Он, конечно, слышал об этом, но не знал, что до такой степени.
Рик увидел, как Хизер начала рисовать на столе разные фигурки пальцем, с видимым удовольствием размазывая по столу красный соус, и понял, что банные процедуры были бы как нельзя кстати.
Представив себе на минуту, чем это кончится, он испугался.
Вот тогда ему и пришла в голову идея позвонить профессионалу.
- Ты хочешь сказать, что не поедешь сюда? - Рик в гневе уставился на телефонную трубку, словно мог увидеть там лицо своей матери, с которой он сейчас разговаривал. Он устало провел рукой по лицу, чтобы снять напряжение. Так, спокойно, нужно лишь придумать более рациональную причину. Подожди, может, я недостаточно хорошо объяснил ситуацию. Ты просто обязана приехать. От этого зависит жизнь девочки.
Грэйси лишь рассмеялась в ответ. Волосы на голове Рика встали дыбом.
- Как трагично звучит... Дорогой, ты всегда нервничаешь, если что-то идет не по-твоему.
- Ты просто не понимаешь... - Он вскрикнул:
Хизер была уже в гостиной и усердно вытирала ручки о белоснежную подушку. - Нет-нет, ничего не трогай. Твоя мамочка очень огорчится, когда увидит, какие мы с тобой безобразники.
Он запихнул испачканную подушку под плед, схватил смеющуюся девочку под мышку и вернулся к телефону, чтобы произнести свою самую убедительную речь в жизни. Хотя надеяться на положительный результат было глупо.
- Послушай, я в ужасе. Пожалуйста, приходи и выкупай ребенка, а не то она приклеится к полу. Она такая липкая, просто ужас.
В трубке послышался отдаленный звук хлопающей двери и другие звуки, похожие на приближающиеся шаги.
- Да, - услышал он голос матери, - прости, я кажется, пропустила большую часть твоего рассказа.
У меня поп-корн едва не сгорел.
- Какой еще поп-корн? - Рик напрасно пытался успокоить Хизер, которая бурно извивалась в его руках. -Я тут пытаюсь спасти Хизер и себя, а ты в это время готовишь поп-корн?
- Сегодня у меня фильм с Шоном Коннери, дорогой, даже два. Я взяла в прокате кассеты. Я так давно хотела их посмотреть. И вот мои мечты сбываются.
- Мама, пожалуйста, я не хочу ничего слышать о твоих мечтах и фантазиях. Это нечестно.
- Вполне честно, - ответила она смеясь. - Кстати, дорогой, с твоей стороны было так благородно предложить Катрине свои услуги. Уверена, она будет тебе безмерно благодарна.
- Благодарна? Ее квартира напоминает фильм ужасов, а ребенок похож на горгону Медузу с рыжими сосульками вместо волос. - Рик застонал при звуках смеха, которые донеслись до него с другого конца провода. - Слушай, с кормлением я с горем пополам справился. Но мыть ее - совсем другое дело. Я даже собаку никогда не купал, не то что ребенка.
- Это легко. Посадишь ребенка в таз, намылишь и хорошенько потрешь мочалкой. Смываешь, вынимаешь, вытираешь, кладешь подгузник и одеваешь.
Больше ничего.
- Подгузник? - От ужаса у Рика задрожали руки, в которых он держал трубку. - Господи, да мне и в голову не приходило, что ему еще придется возиться с подгузниками.
- А еще надо проследить, чтобы она заснула. За день она так набегается, что ее трудно уложить спать, так что постарайся.
- Да, но зачем подгузник?
- А ты как думал? Днем она уже умеет справляться со своими маленькими потребностями. Зато ночью ей нужна надежная защита. - Грэйси опять смеялась. Рик услышал, как она грызет поп-корн. Катрина просто умница. Она хорошая хозяйка и мать, поэтому у нес все должно быть на месте. Открой глаза - и найдешь все необходимое.
Рик осмотрелся. Картина, представшая его взгляду, потрясала. На полу и на столе огромные красные пятна, а в комнату ведут маленькие рыжие следы, оставленные Хизер на ковре. Он потряс головой, словно желая прогнать наваждение.
- Пожалуйста, умоляю тебя. Я заплачу тебе десять миллионов долларов, если ты придешь сюда и поможешь мне искупать ребенка.
- Прости, родной, но что мне твои десять миллионов долларов? Я уже говорила тебе, я смотрю...
- Шона Коннери, - прошипел он в трубку. - Я понял.
И он положил трубку, схватился за голову и громко простонал. Пожалуй, прыжок с небоскреба не сравнится с тем, что ему предстояло. Ведь он может налить слишком горячую или слишком холодную воду, и тогда ребенок может умереть, ну, не умереть, а обжечься, а не обжечься, так схватить воспаление легких. Если, конечно, он не утопит ее в первую же минуту.
- Бо-бо?
- Чего? - спросил Рик и посмотрел вниз на ребенка, которого он держал под мышкой, как футбольный мяч. Он довольно ловко пристроил ее поудобнее и сам удивился своим способностям: скажи ему кто-нибудь, что он будет изображать няньку, он бы не поверил.
- Бо-бо? А, ты, наверное, спрашиваешь, не болит ли у меня голова?
Засмеявшись, малышка вынула палец изо рта и склонила голову. Она потянулась к нему, вытянула оранжевые губки и поцеловала его в щеку.
- Вот так, - сказала она, - так хорошо.
В этот момент с ним что-то произошло. Словно в душе растаял огромный айсберг.
- Да, - прошептал он, - так и правда хорошо.
Спасибо.
Хизер засмеялась и обняла его за шею. Рик признал, что в его душе рождается совсем новое чувство. Он всегда замечал, что большинство детей нравятся только собственным родителям, для чужих же они не столь привлекательны. Ну, представьте, какие они порой корчат гримасы. Сопливые грязнули с мокрыми вонючими пеленками.
Однако эта девочка была какой-то особенной.
Да, надо признать, ее лицо иногда выдавало такие гримасы, что хоть стой, хоть падай. А волосы сейчас были испачканы соусом для спагетти. Ее нос постоянно был влажным. И тем не менее ей удавалось оставаться чудесным детенышем, очень даже привлекательным.
Может, потому, что была похожа на мать? Он еще раз внимательно посмотрел в ее глаза.
- Ты, малыш, должна меня простить, но я никогда не купал детей. (Глаза Хизер расширились от удивления.) - Это будет в первый раз. Поэтому обещай, что не утонешь.
Хизер заморгала, но кивнула в знак согласия.
Катрина проснулась с сильной головной болью.
Голова просто раскалывалась, будто по ней долбили маленькими отбойными молоточками. Ее внутренний будильник подсказал, что время приближается к полуночи.
Полночь!
Неужели она проспала пять часов? Приподнявшись на локте, она застонала оттого, что перед глазами у нее все поплыло. И все же она встала на ноги и в полном ужасе поплелась к выходу из спальни.
Неудивительно, если Рик ее сейчас убьет. А может, он вызвал няньку и уехал пару часов назад.
Не зная, что ее ждет, Катрина шагнула в детскую комнату и чуть не закричала от ужаса. Детская кроватка была пуста. В панике она кинулась на кухню и, щурясь от яркого электрического света, увидела, что кухня выглядит гораздо чище, чем накануне вечером. Кастрюля, в которой варились спагетти, блестела чистотой и стояла рядом с вымытой посудой, которую она не успела вымыть перед сном.
Пол был вычищен до блеска. На стене она заметила места, которые были светлее основного тона стены. Это значит, кто-то тщательно оттирал ее. А на выходе из кухни краснели пятна, которые, к сожалению, так и не сумели до конца оттереть. Хотя и очень старались.
Катрина устало прошла в гостиную и увидела, что телевизор включен. Показывали старый вестерн. Она зажмурилась, закрыла глаза рукой, пытаясь рассмотреть смутную фигуру, расположившуюся на диване.
С колотящимся сердцем Катрина пересекла комнату, обошла диван и обомлела. Картина, которую она увидела, потрясла ее до глубины души. На диване сидел Рик Блэйн. На его рубашке краснели огромные пятна соуса, в волосах запутались нити макарон, а на руках мирно посапывала чистенькая, одетая в пижаму Хизер. Оба крепко спали.
Некоторое время Катрина стояла, не веря собственным глазам. Никогда еще в своей жизни она не видела более трогательной картины. Ничто не могло бы ее так потрясти. Более того, она еще не встречала мужчину, который бы выполнял отцовские обязанности с таким тщанием и аккуратностью, как Рик.
Умом Катрина понимала, что вообще-то на свете существуют мужчины, для которых дети - жизненная потребность, но ей такие еще не встречались.
До сих пор.
Но тут она поняла: сейчас Рик был таким, какой он есть на самом деле. Не блестящий соблазнитель и не соблазнительный холостяк, а одинокий человек, ищущий, кому бы подарить счастье. В какой-то момент она вдруг разглядела истинную душу этого человека и почувствовала, что он может реально изменить ее судьбу. И это было хуже всего. Потому что в этот самый момент она поняла, что целиком и полностью влюбилась в этого мужчину.
Глава 9
- О нет, они слишком малы!
- Успокойся, как раз впору. Тебе понравится, вот увидишь.
- Нет, ты точно решил меня убить. Ты хочешь, ты хочешь... ax! воскликнула Катрина, подавшись назад и уткнувшись спиной в грудь Рика. Они полетели на санках вниз по накатанному склону высокого снежного холма.
Лавируя среди деревьев и огромных валунов, они неслись зигзагами вниз под громкий раскатистый возглас Рика:
- Эх-эй!
Он был в восторге, а у Катрины от страха замерло сердце и перед глазами за этот краткий миг промелькнула вся жизнь.
Тут перед ними показался огромный снежный холм. Они летели прямо на него, все набирая скорость, балансируя на крохотных пластиковых саночках, которые грозили вот-вот выскользнуть из-под них.
- Держись! - закричал Рик.
Катрина недоумевала, за что тут можно держаться?
У нее оставалась только одна надежда: что под белоснежным холмом не скрывается огромный валун.
Удар последовал незамедлительно. Катрину подбросило в воздух и швырнуло лицом прямо в пушистый снег. Чуть не задохнувшись, она перевернулась на спину и увидела, что над ней склонился Рик.
Его лицо было встревоженным.
- С тобой все в порядке?
- Надеюсь. - Она попыталась глубоко вздохнуть.
Он рассмеялся и помог ей подняться.
- Куда подевался твой воинственный дух?
- Он остался на вершине холма, вместе с хорошим настроением. - Молодая женщина с достоинством отряхнула штаны. Она очень надеялась, что выглядит достойно в его глазах. - Говорила же я тебе, что холм слишком высокий для меня!
- Да перестань! Он не выше детской горки.
- Никогда не любила кататься с горки.
- Нет в мире совершенства, - рассмеялся он и наклонился за санками. Подняв их, он дружески обнял Катрину за плечи. - Но зато в тебе есть другие потрясающие качества.
- Да? Назови хоть одно. - И она вопросительно взглянула на него. Ответ последовал незамедлительно. Он поцеловал ее так нежно, что кровь бросилась ей в лицо и дыхание прервалось. Девушка покрутила головой. До каких же пор он будет сводить ее с ума?
Они смотрели друг на друга с плохо скрываемым желанием. Катрина не выдержала и первая опустила глаза. Рик снова прижал ее к себе и прошептал:
- Все это хорошо. Но не лучше ли нам вернуться, пока Грэйси и Хизер не вызвали спасателей на поиски?
- Думаю, ты прав.
Однако Катрине совсем не хотелось покидать это уютное местечко, где они так удачно приземлились.
Она не знала, что Рику тоже не хотелось отсюда уходить. Это невольное уединение воспламенило сердца обоих и вызвало в воображении весьма соблазнительные картины. Девушка горела желанием толкнуть Рика в мягкий снег и наброситься на него тигрицей. Они еще никогда не любили друг друга в снегу. Впрочем, они вообще пока еще не были вместе. Так что отношения между ними были подобны электрическим разрядам, проходящим через сердце каждого. Почему-то они избегали говорить на тему интимных отношений, словно бы откладывая сладкий предмет в долгий ящик: чем дольше он будет там лежать, тем слаще покажется потом. И, возможно, они были правы.
Катрина прекрасно видела, как Рик к ней относится. И знала, что, если бы представился удобный момент, он бы не сплоховал. Однако до сих пор он не заводил ее так далеко. Он, казалось, наслаждался их дружбой, его вполне устраивали платонические отношения, чего Катрина не понимала. Ведь ей самой бывало так трудно находиться рядом с привлекательным мужчиной, каким был Рик. Его обаяние сводило ее с ума.
С того дня, когда Рик явился ей помочь, прошло три недели, три самые счастливые недели в жизни Катрины. Они были словно одна семья. Все вечера вместе. Смеялись над подгоревшим бифштексом или второпях проглатывали гамбургеры, чтобы успеть к вечернему показу интересного фильма. В общем, радовались жизни.
Выходные с этих пор стали напоминать маленькие приключения. Это могло быть путешествие на морс с целью научить Хизер плавать. Либо это было посещение зоопарка, когда они не спеша прохаживались мимо забавных обезьянок и больше смеялись над удивленной Хизер, чем над мартышками.
А то и просто выбирались на пикник за город. Рик стал неотъемлемой частью жизни и Катрины и Хизер. С одной стороны, такой ход событий ей нравился. Однако другая ее часть, более рациональная, тихо предостерегала: такое счастье не может длиться вечно. Счастье вообще вечным не бывает.
- Побежали наверх? - весело воскликнул Рик.
- Беги, если ты спортсмен, я уже выдохлась.
- В таком случае, - притворно вздохнул он, - мне не остается ничего другого, как подхватить тебя на руки и как королеву перенести из снежной пустыни в цивилизованный мир.
- Ладно, - она остановилась и протянула к нему руки, - неси меня, я согласна.
Его лицо выразило полное недоумение.
- Как? Ты и в самом деле хочешь, чтобы я отнес тебя? Туда, на самый верх этого гигантского холма размером с шестиэтажный особняк?
- Ах, вот как? А кто-то полчаса назад сказал мне, что этот холм высотой не больше детской горки, усмехнулась она, - ладно, прекрасно понимаю, что твое предложение было всего лишь бравадой. На этот раз я тебя прощаю, но предупреждаю...
- Не пойму, ты взываешь к мужскому самолюбию или упрекаешь меня в том, что я не в состоянии защитить даму от опасностей природы? - рассмеялся он. - Да нет, дорогая. Это не было бравадой.
Все еще держа санки в руках, он склонился к ней, словно желая поцеловать, но вместо этого подхватил ее и забросил себе на плечо.
- Вперед! - закричал он и полез на вершину холма.
Катрина не смогла вымолвить ни слова.
К тому времени, когда они добрались до места, где Грэйси и Хизер лепили снеговика, Катрина смеялась как сумасшедшая, до колик в животе, а Рик стонал, как раненый зверь, его силы, кажется, были уже на исходе.
Грэйси посмотрела на них и тут же выронила снежок, который только что слепила.
- Господи, пойду позову на помощь!
Рик закряхтел и согнулся, чтобы Катрина спустилась на землю.
- С ней все хорошо, - проговорил он, задыхаясь. - Только замерзла немного.
- Да уж, - пробормотала Грэйси. Она встала и отряхнула снег с перчаток. - Я вижу, что Катрина жива-здорова. Я говорю о тебе. Ты похож на привидение.
- Всего лишь обморозил лицо. - Рик попробовал восстановить дыхание. Он выпрямился и бросил на землю пластиковую дощечку. - Я всего лишь старался быть галантным кавалером.
- Ты просто пускал мне пыль в глаза, красовался. И называй вещи своими именами, - вмешалась в разговор Катрина. - Но должна признаться, это было красиво.
- Мне очень жаль, но ты слишком тяжела для меня. Тебе надо худеть.
- Даже и не пытайся критиковать меня.
- Значит, я нашел твое больное место? - обрадовался он.
- Еще раз заговоришь об этом, и я тебя убью. Ты этого хочешь?
Она шутливо похлопала его по плечу, он лишь ухмыльнулся в ответ. Грэйси воздела руки к небу и вернулась к снеговику, тихо ругаясь себе под нос.
- Мама, мама, - запрыгала Хизер, радостно хлопая в ладоши, - я слепила снеговика.
- Правда? - Катрина осмотрела кривобокий, снежный столбик, наверху которого красовалось нечто вроде головы с точечками глаз и улыбкой из камешков. - Потрясающий снеговик, дорогая.
Рик нахмурился и прошептал сквозь зубы:
- У меня такое впечатление, что он слегка не той формы. Тебе больше надо заниматься с дочерью, дорогая.
Он поднял малышку и удобно устроил на руках.
У него это вышло так естественно, что Катрина невольно залюбовалась милой ее сердцу картиной.
- Так, дорогуша, и что же ты думаешь по поводу этой снежной фигуры?
Хизер посмотрела на снеговика и захлопала глазами.
- Я сделала сама!
- Какой замечательный снеговик! - сказал Рик с напускной серьезностью. И лишь в уголках губ сияла насмешка. - Хочешь покататься на санках?
- Да! - кивнула головой девочка, и Катрина не успела возразить.
- Надеюсь, ты не собираешься прокатить ее с того холма? - с тревогой в голосе спросила Катрина. Это же преднамеренное убийство!
- Нет, конечно, нет, мы прокатимся с детской горки, - усмехнулся он своей дьявольской усмешкой, тут же поднял со снега санки, не опуская при этом малышку. - Дочка будет похожа на мамочку.
Катрина скорчила обиженную гримасу, а он лишь рассмеялся от души, Хизер повернулась к маме и помахала ей рукой. Катрине пришло в голову, что они отлично смотрятся вместе. Когда-то именно так она представляла себе отношения с отцом Хизер. Так должно было быть, но, увы, не было. Такими были отцы ее друзей либо просто знакомых, но только не ее собственный и не ее малышки.
Будучи еще ребенком, Катрина частенько фантазировала на тему предполагаемого отца, придумывала, как они вместе играют или едут куда-нибудь.
А однажды она додумалась до того, что ее отца забрали инопланетяне, потому что столь сильного проявления отцовских чувств они среди землян еще не наблюдали и решили его исследовать. Отец, конечно, очень тосковал по любимой доченьке на чужой планете, но не знал, как вернуться, а уж как она скучала по нему!..
Все ее сказки имели трагический конец, но почему-то утешали ее. Где-то в глубине души она очень хотела верить, что ее отец оставил их не навсегда.
Точно так же думали и ее сестры о своих собственных отцах. И всех троих сирот было очень жаль.
Катрине стало вдруг интересно, что по этому поводу думал Рик.
Интересно, хоть один мужчина когда-нибудь задумывался над тем, какой ущерб они наносят маленьким существам, уж не говоря об их матерях.
Может, они просто не знают, что делают. Им и в голову не приходит об этом задуматься.
- Ты все еще считаешь любовь сказкой?
Вопрос, прозвучавший над ее ухом, напугал ее.
Она совсем забыла, что рядом с ней стоит Грэйси. И уж никак не ожидала, что ее чувства и мысли настолько очевидны. Нет, она все больше склонялась к мысли, что для Грэйси не существует никаких тайн.
Сначала Катрина, погруженная в свои мысли, не могла понять, о чем говорит Грэйси. И лишь несколько секунд спустя вспомнила свои собственные слова по поводу любви-сказки.
- Любовь, может, и реальна, - задумчиво проговорила Катрина. - А вот мифом является представление о том, что эта самая любовь может длиться вечно, чего не бывает.
Грэйси затуманенным взглядом смотрела на симпатичного молодого человека, катавшего на санках звонко смеющуюся малышку.
- Вечность - это слишком долго, - сказала она, кивнув.
- Да. - И Катрина обняла себя за плечи, словно желая защититься от столь очевидной истины. - Но вообще-то под вечностью я подразумевала всего каких-то пару десятков лет.
- Уж они-то могут быть прекрасными, - рассмеялась Грэйси. В ее голосе звучало столько уверенности, что она невольно передалась и девушке. Однажды мне представилось, что любовь похожа на авокадо. Большую часть своего существования оно слишком молодое и зеленое, и им не насладишься по-настоящему. Но если запастись терпением и настойчивостью, то со временем оно превратится в мягкий и вкусный плод.
Катрина в удивлении уставилась на Грэйси.
- Авокадо, между прочим, становится негодным к употреблению, если его вынести на воздух, оно так быстро портится, что им не успеваешь насладиться и просто-напросто выбрасываешь за негодностью. Ненавижу авокадо.
- Ах, вот как. - Грэйси пожала плечами. - Ладно, то была неудачная аналогия, не больше. - Она помолчала, но тут же снова воспрянула духом. Что ты думаешь по поводу помидоров?
- Я думаю, что эти овощи имеют мало общего со сложными человеческими взаимоотношениями.
- Хочешь без аналогий? Давай обойдемся без сравнений и метафор. Мы с тобой обе знаем, что ты влюблена в моего сына. И что ты собираешься делать в связи с этим?
Застигнутая врасплох внезапной прямотой вопроса, Катрина хотела было отшутиться, но слова не шли с языка. Она откашлялась и, избегая встречаться взглядом с Грэйси, пожала плечами.
- Не знаю.
- Что же, по крайней мере ты ответила искренне.
- Я старалась. - Катрина смахнула влажную челку со лба. - И уж если ты так откровенна, то и я попытаюсь быть с тобой честной и смотреть реальности в глаза. Я ведь не первая и не единственная, кто очарован твоим сыном. И думаю, не последняя.
- Не понимаю, что за отношение! Если ты хочешь быть рядом с ним, бейся за него, борись.
- А с кем мне за него бороться? И что за приз я получу в случае победы? Еще несколько дополнительных недель или месяцев с человеком, который хочет быть свободным и который все равно уйдет? Ее голос срывался от переполнявших ее чувств. Сейчас нам просто нравится быть вместе, и это хорошо. И со мной все в порядке.
- Неужели? - Грэйси внимательно посмотрела на нес. - Что ж, я должна констатировать, что вы два сапога пара. Я, например, никогда и не думала встретить женщину, которая так же, как и мой сын, избегает обязательств. Но жизнь всегда полна сюрпризов.
- Я вовсе не избегаю обязательств.
- Тогда назови другое слово, это дела не меняет.
- Я просто смотрю реальности в глаза. - Тема становилась для обеих женщин все менее привлекательной. - Да послушай, Грэйси, я вовсе не избегаю обязательств. У меня уже есть одна большая забота, ты ее прекрасно знаешь в лицо. Однажды я уже клялась в любви до гробовой доски человеку, который убежал от меня одиннадцать месяцев спустя. И не моя вина, что мое мнение по этому вопросу отличается от мнения большинства.
- Большинства? Ты имеешь в виду весь остальной мир? - Грэйси лукаво улыбнулась и пожала плечами. - А знаешь, это довольно много людей.
К своему ужасу, Катрина поняла, что готова сдаться.
- Грейси, я не знаю, что делать. Я ведь обещала себе, что больше не позволю чувствам брать верх над разумом. И что же? Вот я стою здесь с красными от слез и ветра глазами, полная глупых фантазий и надежд, которые заранее обречены на провал. Почему я позволяю это себе? Что со мной случилось?
Грэйси участливо обняла женщину за плечи.
- С тобой все хорошо, дорогая. Ты обычная молодая женщина, которая влюблена в самого обычного молодого человека. Такое происходит со всеми и каждый день.
Глаза Катрины защипало от слез, и это разозлило ее.
- Я не хочу терять его, Грэйси, но в то же время я прекрасно знаю, что рано или поздно он уйдет. У меня и у Хизер сейчас новый опыт, опыт общения с мужчиной как с отцом. Конечно, со временем он покинет нас. И вот когда это произойдет, я не уверена, что смогу справиться с ситуацией.
- Ты уверена, что все будет именно так, а не иначе? В таком случае я искренне удивлена, что ты вообще влюбилась в человека, которого считаешь таким легкомысленным.
Высказывание Грэйси поставило Катрину в тупик.
- Нет, Грэйси. Рик не такой уж легкомысленный, и ты, как никто другой, это знаешь. Но он яркая индивидуальность, человек, который боится потерять свободу больше, чем остальные.
Женщина тяжело вздохнула и посмотрела на Катрину.
- Нет, он боится потерять не свободу. Он боится потерять тех, кого так любит. - И Грэйси искоса посмотрела на нес. - Я уверена, что ты прекрасно его понимаешь, поскольку и сама боишься того же.
Ничего себе провидица, подумалось Катрине.
Грейси читает ее как открытую книгу. Молодой женщине стало неловко, и она неопределенно пожала плечами, давая понять, насколько ей неприятны эти замечания.
- Для человека вообще характерна боязнь потерять любимых, Грэйси. Помнишь, как писал Йетс: не удержишь то, что любишь.
- Конечно, помню. - Грэйси чувствовала, как постепенно между ними растет напряжение. - Я все понимаю. Но ведь, запрещая себе радоваться любви, мы не защитимся от боли потерь.
Катрина почувствовала, как по ее телу забегали мурашки страха.
- А как же можно защититься?
- Один лишь Господь Бог знает, девочка. Ведь Он дал тебе ясный ум и любящее сердце, чтобы с их помощью ты все решила сама. Так используй Его дар так, как Он сам того хотел.
- Другими словами, ты советуешь не волноваться и дать природе взять свое?
Грэйси пожала плечами.
- Пусть все идет своим ходом. Так ли уж это плохо?
Катрина молчала и лишь шестым чувством поняла, что Грэйси ушла, оставив ее наедине со своими мыслями.
Вопрос, который пожилая женщина поставила перед ней, преследовал се и раньше.
Может, и правда гораздо лучше и легче жить сегодняшним днем, не беспокоясь о будущем и о том плохом, что принесет завтрашний день, Катрина всегда концентрировалась на том, что будет завтра. Она принимала решение и всегда думала: а что это даст ей для будущего? Она всегда боялась проиграть или что-то упустить, что-то важное, что в будущем ей придется наверстывать.
В нескольких метрах от нее Рик катал с холма заснеженные санки, в которых сидела ее малышка.
Оба они были мокрыми, в снегу и смеялись так, словно для них в мире никого больше не существовало. Даже с такого расстояния Катрина видела, как крепко Хизер обнимала шею Рика, как нежно она держалась за воротничок его куртки. Ее улыбка светилась счастьем, а щечки краснели яркими яблочками.
Катрина была счастлива и благодарна Рику всем сердцем. Радость на лице ее малышки была самой лучшей наградой. Внезапно она поняла, что Грэйси права: нельзя разлагать все свои чувства на составные части, ранящие душу. Таким образом, она разрушила в своей жизни столько прекрасных моментов, которые могли бы стать счастьем, настоящим счастьем. То была ее жизнь. Так пусть же жизнь ее дочери станет иной, более счастливой.
- Все, я больше не могу! - Задыхаясь, Рик упал в снег, а неугомонная малышка подскочила к нему.
- Я хочу еще, - заныла она, - хочу еще.
- И тебе не стыдно? Неужели у тебя нет жалости? Дядя уже старенький, у него болит голова. Тебе же жалко дядю? Признайся.
- Ты серьезно? - Девочка нахмурилась и внимательно посмотрела на него. Затем безжалостно улыбнулась и бросилась на Рика, прямо ему на грудь, завизжав на всю округу. - Хочу еще, хочу еще!
- Рик Блэйн?
Зажмурившись, Рик попытался сконцентрироваться на смутно знакомом мужском голосе. Кто же этот человек, наклонившийся сейчас над ним? И поскольку он не мог говорить, он лишь кивнул в качестве приветствия и выпустил воздух из легких.
Хизер сразу притихла, быстренько сползла с его груди и отбежала на довольно-таки ощутимое расстояние. Там она остановилась и принялась смущенно грызть пальчики в перчатках, вот-вот готовая разреветься.
Рик приподнялся на локте и наконец-то смог свободно вдохнуть терпкий холодный воздух. Только тут он разглядел мужчину, так внезапно подошедшего к ним. Это был Джейсон Монтгомери, с которым они соревновались в разработке одного проекта пару лет назад.
Джейсон протянул руку Рику.
- Господи, Блэйн, я все думал, когда же наконец хоть кто-нибудь приберет к рукам этого убежденного холостяка. Да, это тебе не на бирже играть. Это куда как серьезней. - Он помог Рику подняться. Замечательная малышка, Рик. Ты должен гордиться ею.
- О, это вовсе не мой ребенок.
Ему самому не понравилось, как быстро он выпалил эту фразу. Почему-то при мысли об отцовстве ему стало дурно.
Он взглянул в сторону Хизер, которая все еще грызла перчатки, с любопытством рассматривая незнакомого дядю. При взгляде на малышку что-то дрогнуло в душе Рика. Однако он не стал заострять на этом внимание.
- Это всего лишь ребенок одной моей знакомой, - отозвался он.
- Знакомой? - Глаза Джейсона лукаво блеснули. - Разумеется, не так-то просто заарканить бывалого холостяка. Значит, ты до сих пор не женился?
Ну что же, видно, надо мне принести извинения за столь скороспелые выводы.
В это время к ним подошла Хизер, обняла Рика за колени и скромно выглянула из-за ног, улыбаясь одной из своих забавных детских улыбок.
Джейсон не мог не улыбнуться в ответ.
- Привет, малышка! Как тебя зовут, благословенное дитя?
Хизер рассмеялась и состроила уморительную гримасу.
- Хизер, - последовал быстрый ответ откуда-то из-за спины Рика. - Ее зовут Хизер.
Рик не успел оглянуться, как Хизер оказалась в объятиях своей мамочки, которая незаметно подошла к мужчинам. Она украдкой посмотрела на Рика и лишь потом обратила внимание на пришедшего.
- Я Катрина Джордан, - представилась она, - та самая знакомая Рика.
Ударение на слове "знакомая" было слишком очевидным. К тому же она произнесла это слово с изрядной долей цинизма, который неприятно поразил Рика. Он даже не заметил, как Джейсон сам представился Катрине.
- Приятно познакомиться, мистер Монтгомери. - Катрина обняла дочку, тщательно избегая взгляда Рика. - Надеюсь, вы извините нас. У моей дочери сегодня была масса впечатлений, она устала, и ей надо отдохнуть.
- Да, конечно, - вежливо ответил Джейсон, когда Катрина с малышкой на руках уже уходила от них, повернувшись к ним спиной. - Я хоть и не очень понимаю в женщинах, поскольку был женат всего лишь каких-то десять месяцев, но тем не менее даже я могу понять, что эта молодая женщина в данный момент не очень тобой довольна.
- Да уж, для меня это тоже очевидно, - смущенно пробормотал Рик. Он не знал точно, что сделал не так, однако явно чувствовал за собой какую-то вину.
Возвращение домой было весьма напряженным.
Разговор, если он и возникал, касался лишь посторонних предметов и был подчеркнуто вежливым.
Поначалу Грэйси пыталась исправить ситуацию, болтая о чем попало. Через некоторое время сдалась и она: замолчала и уставилась в окно, поглаживая, примостившуюся возле нее маленькую Хизер.
Сначала они отвезли домой Грэйси. Потом поехали в соседний квартал, где жила Катрина. Рик поднял с сиденья уснувшую Хизер и передал ее в руки матери.
Они зашли к ней домой, Катрина устроила малышку в кроватке и вернулась к Рику, который дожидался ее в гостиной. Он сидел на диване, там, где она его и оставила.
Когда она вошла, он поднялся и выключил телевизор, который смотрел. Рядом с ним на диване лежала его куртка, которую, при необходимости, он мог тут же взять и надеть. Было такое впечатление, что он готов убежать, как только Катрина попросит его уйти.
Катрина облизнула пересохшие губы и сцепила дрожащие руки.
- Хочешь кофе или горячего шоколада?
- Да нет, спасибо.
Между ними повисло неловкое молчание.
- Тогда, может быть, чего-нибудь покрепче после снежной вылазки? У меня в холодильнике припасено пиво.
- Нет, спасибо, со мной все в порядке, правда. Он вздохнул и смущенно пригладил взъерошенные волосы. - Впрочем, не так уж и все хорошо. У меня такое впечатление, что я нечаянно чем-то тебя обидел. Это верно?
- Ты о чем?
Катрина на самом деле почти забыла о том эпизоде в горах. Она едва отдавала себе отчет в своих действиях и мыслях.
- Знаешь, я вот что хочу спросить тебя. Когда ты смотришь в свое будущее, на год или два вперед, что именно ты видишь для себя? Как ты видишь свою жизнь дальше?
Он посмотрел на нее так, словно она говорила немыслимые вещи.
- Я никогда и не задумывался над этим по-настоящему.
Именно такого ответа она от него и ожидала.
- Вот видишь, это главное различие между нами.
Ты никогда не задумываешься о будущем, а мне кажется, я всегда только и думаю об этом.
Рик Блэйн заметно побледнел, хотя, может быть, это была всего лишь игра света и тени. Иначе что могло его так взволновать.
- Никто не знает, что готовит будущее! Напрасная трата времени и сил в него заглядывать.
- Да уж, это не то что предсказывать повышение и понижение уровня производства в твоей фирме. Я прекрасно знаю, что ты настоящий профессионал и способен предсказывать будущий ход событий.
- Да, но это касается лишь бизнеса.
- Бизнес - это лишь еще одна из сфер жизни. Но наша личная жизнь основана на случайностях, ведь человеческие отношения не предскажешь и не проконтролируешь.
- Что ты имеешь в виду?
- Да нет, ничего особенного, просто, просто... Ее глаза заволокло горячим и влажным туманом, который раздражал ее. Она провела рукой по глазам, прогоняя наваждение. - Когда мне было года три, моя нянька заболела, а матери срочно понадобилось идти на работу, поэтому она попросила отца посидеть со мной. То был самый неприятный вечер в его жизни, и он был порядком раздосадован. Конечно, я не могу вспомнить все в деталях, - прошептала она, - однако я помню, как он привел меня в парк, посадил на скамейку и молча просидел рядом со мной весь вечер. Некоторые из его друзей пытались быть со мной ласковыми. Они спрашивали меня, не голодна ли я, не хочу ли я пить. Мой отец говорил им, чтобы они не приставали ко мне и занимались своим делом. Поэтому я была предоставлена самой себе весь вечер. - Женщина горестно вздохнула, выдав, как ей было тяжело все рассказывать. И два дня спустя он ушел. И больше никогда не приходил.
Тишина мрачной завесой легла вокруг нее. Рик со скрещенными на груди руками сидел на диване напротив нее и смотрел скорее с усталостью, нежели с сочувствием.
- Грустная история, - ответил он осторожно. Подобное никогда не должно происходить ни с одним ребенком.
- Да, возможно, и не должно, но происходит. Поэтому-то я и стараюсь приложить все усилия, чтобы моя дочь никогда такого не испытывала. Даже если она и не будет знать отца.
- Не понимаю, о чем это ты, - сказал Рик, однако по выражению его глаз было заметно, что он все прекрасно понял. - Я бы никогда не стая относиться к малышке Хизер плохо. И уж тем более никогда бы не обидел ее. Просто не смог бы. Она мне очень дорога.
- Я знаю, знаю. Но ты не можешь дать моей дочери того, что ей нужно. Катрина грустно вздохнула, испытующе посмотрев на Рика. - Я не хочу, Рик, чтобы она полюбила тебя и привязалась к тебе. Рано или поздно ты все равно оставишь ее, и эта потеря будет для нее весьма ощутимой.
Теперь Катрина могла ясно видеть, что бледность, разлившаяся по лицу Рика, не была игрой света-тени.
- И чего ты хочешь? Чтобы я женился на тебе?
Катрина замерла. По ее спине пробежали мурашки.
- Я никогда бы не стала просить об этом. Ни тебя, ни другого мужчину.
- Но чего же ты тогда хочешь?
- Замужество часто ничего не решает. Я долго думала над этим и поняла: штамп в паспорте ничего не меняет. Ничто не сможет удержать человека, если он захочет уйти.
- Никто не может дать пожизненную гарантию, Катрина. - Его голос звучал жестко. - Ты просишь невозможного: гарантии, что все будет всегда оставаться так, как ты хочешь. Ведь человеческие отношения нельзя контролировать. Нельзя дать гарантии, что отношения двух людей никогда не изменятся. Если ты не можешь контролировать даже себя, то как ты можешь поручиться за чувства других людей? Конечно, мы думаем, что властны в собственных поступках, но лишь льстим себя глупой надеждой.
- Да, конечно, - прошептала она.
- Ты не сможешь спасти дочь от разочарований в жизни.
- Но я могу попытаться смягчить их.
- Ты имеешь в виду, что ты сможешь защитить ее от всего, что сделает ее несчастной? Ты ошибаешься. Всегда счастливой быть невозможно. - Он шагнул по направлению к ней. Остановился, колеблясь, не зная, куда идти, вперед или назад. Уходить или остаться? - И я не понимаю, что нам мешает быть счастливыми сейчас.
- Нет, Рик, ты все прекрасно понимаешь. Это грустно, но это так. Именно поэтому ты и сам избегаешь ответственности. Ты и сам испытал разочарование, будучи ребенком. Нарушенные обещания и развал семьи.
При этих словах он вздрогнул, и Катрина поняла, что задела его больное место.
Она сказала более мягко:
- Да, не такие уж мы и разные. Мы оба избегаем вещей, которые нас ранят, и ситуаций, которые мы не можем контролировать. Есть только одно различие: ты это делаешь только ради самого себя. Мне же надо защищать еще и мою малышку. У меня уже есть одна "ответственность". Вот я и стараюсь.
Его лицо выражало полное и окончательное поражение.
- Думаю, что у меня нет выбора, как только принять это. - Он взял куртку с дивана, отряхнул ее, думая о чем-то своем, затем развернулся и пошел к двери.
Когда он уже был на пороге, Катрина окликнула его:
- Рик!
Он замер и оглянулся через плечо.
- Я люблю тебя, - прошептала она.
- Я это прекрасно знаю.
И ушел, захлопнув за собой дверь.
Глава 10
- Тебе что-нибудь говорит выражение "сам себе напророчил"?
- Прости, что ты сказала? - Катрина вынырнула из полузабытья, в котором она пребывала все время, пока у нее в гостях находилась Грэйси.
Она словно бы упала с небес на землю и осмотрелась: знакомая обстановка, запахи лилии и жасмина от ароматических свечей, которые так любит Грэйси. До нее доносится мирная музыка из кинофильма, который они сейчас смотрят вместе. Только вот Катрина на некоторое время унеслась куда-то далеко-далеко, за пределы пространства и времени.
Она бы с трудом могла сказать, какой именно фильм сейчас поставила Грэйси.
Кажется, сегодня был вечер Мэла Гибсона.
Напротив нее Грэйси укачивала посапывающую малышку.
- Позволь мне рассказать тебе подробно, что это значит. Человек невольно создает свою собственную судьбу, чтобы потом оправдать свой излюбленный эгоизм. Обычно он говорит: "Ну вот, вы же видели, чем все это закончилось, я так и знал".
Катрина нехорошо нахмурилась. Брови недобро сошлись на переносице. Она сидела недалеко от столика, на котором стояло блюдо, полное нетронутого и уже остывшего поп-корна.
- Грэйси, мы же договаривались не говорить на тему моей личной жизни.
- Если я и давала такое обещание, то соврала. Я не могла на такое согласиться, никогда. Даже и не думай об этом.
Катрина встала с кресла и прошлась по комнате.
Она выключила запись, и музыка затихла.
- У меня все равно нет выбора, Грэйси. Хизер все больше привязывается к Рику.
- Именно поэтому было бы вполне естественно подумать о чем-то более серьезном, чем простая дружба. - И женщина заглянула в лицо малышке, чтобы убедиться, что та уснула, и потом проговорила тише, чтобы не разбудить се:
- Я все хорошо понимаю, дорогая, но уберечь своего ребенка от привязанностей, которые в будущем могут ее разочаровать, ты все равно не сможешь. Она все равно должна на собственном опыте получить свою долю счастья и страдания в этой жизни. Именно в этом и заключается гармония. Если ты загородишь от нес весь мир, она останется совсем одна и "спасибо" тебе не скажет, вот увидишь.
- Грэйси, это несправедливо.
- Да, а кто тебе сказал, что жизнь справедлива? Пожилая женщина тяжело вздохнула, осторожно переложила ребенка на диван, а потом подошла к Катрине и обняла ее. - Будь по крайней мере честна сама с собой, дорогая. Когда-то, еще ребенком, ты была очень сильно обижена, ты страдала. И я прекрасно понимаю, что тебе хочется избавить родное дитя от этих страданий. Ты пойдешь за нее в огонь и воду. Я прекрасно понимаю, что ты искренне веришь в свое могущество. Однако все дело в том, что таким образом ты просто хочешь защитить себя, а не ее.
Катрина уже приготовилась возразить, как тут же поняла: Грэйси права. Она хочет защитить прежде всего себя. Она до сих пор не может забыть ту боль, что нанес ей отец. Она до сих пор не может забыть, как было больно ее матери. Ее ранняя смерть наложила на душу девушки определенный отпечаток вины. Ее вины.
Именно это чувство и двигало ею сейчас.
Катрина почувствовала, как в горле застрял комок.
- Да, я всегда думала, что отец покинул нас из-за меня. Потому что я всегда была слишком шумной, озорной и капризной. Потому что слишком много ела, потому что слишком быстро вырастала из одежды и на меня нужно было слишком много времени.
Каждый раз, когда я слышала плач моей матери, я чувствовала за собой вину. И страдала.
Грэйси кивнула, пожав плечами.
- Я понимаю. И чтобы тебе было понятней, я должна сказать, что Рик имел дело с точно такой же проблемой в детстве. Именно поэтому, возможно, вы так похожи. Именно поэтому на ваших сердцах образовалась ледяная корочка. Но если хоть один из вас решится сдать оружие и попытаться...
Ее голос задрожал и пресекся. И, уронив руки по бокам, она отвернулась, закрыв лицо рукой. Она выглядела такой уставшей, такой эмоционально вымотанной, что Катрина многое поняла.
- О, прости, - прошептала Грэйси когда чуть-чуть успокоилась. - Если все это звучит так, словно я выступаю адвокатом моего собственного сына, то знай: это так и есть. Ты права насчет его нежелания заводить тесные отношения с кем бы то ни было.
Просто он достаточно раним. - Она выпрямилась и посмотрела на нее через плечо. - Но поверь, Рик замечательный человек, возможно даже, другого такого просто не найдешь. Я так горжусь им, если бы ты знала! Однако так часто происходит, что он не видит в себе того, что видят в нем другие. Он смотрит на себя в зеркало и видит в нем отражение своего отца.
Вот почему он не верит в любовь, в серьезные отношения. И боюсь, в этом есть существенная доля моей вины. Ошибки моей жизни сформировали и его характер, и определенное представление о жизни.
Катрина была поражена.
- Ты не можешь отвечать за выбор, который делают другие.
- Почему же нет? Ты, например, пытаешься сделать это.
Ловушка была так профессионально поставлена, что Катрина несколько минут думала перед тем, как ответить. Только тогда она поняла, о чем говорит Грэйси.
- Ну ты сравнила, Грэйси! У нас с тобой совершенно разная ситуация.
- И чем же отличается?
- Отличается... - Катрина запнулась, не зная, что сказать дальше, тем, что отличается, - закончила она упрямо.
- Ну да, это многое проясняет, - иронично заявила Грэйси. - Однако, конечно, этот вопрос остается спорным. Настоящая любовь не нуждается в подтверждении, не нуждается в документах, ей не нужна никакая гарантия. Любовь либо есть, либо ее просто нет. Любовь ценна сама по себе. Любовь так же не вечна, как и не вечна сама жизнь. По сравнению с жизнью любовь коротка, но и жизнь коротка по сравнению со смертью. И смерть очевидный исход жизни. Но мы, зная, что уйдем, все равно живем. Так же и с любовью.
Катрина буквально дрожала, ее проняла дрожь до самых костей. Каждое слово, сказанное Грэйси, вонзалось ей в сердце и разрушало панцирь, окружавший сердце. Ей казалось, что ее сердце и душа таяли.
- Господи, как страшно, - прошептала она.
Грэйси сочувственно посмотрела на нее. Она открыла ей свои объятия, и Катрина буквально упала ей в руки.
- Тише, дорогая, я знаю. Для такого маленького органа, как сердце, напряжение слишком сильно.
Ведь нет никакой гарантии, что все будет как надо.
Да, она была права: сердце такой хрупкий орган.
А человеческое сердце так легко разбить безразличием, наглостью и бесцеремонностью. Именно поэтому становятся необходимыми защита и показное равнодушие, именно поэтому мы прячем сердца в броню.
Так или примерно так думала Катрина.
- Мне кажется, что уже поздно что-либо предпринимать, - прошептала она, всхлипывая.
- Что за чепуха! Никогда не поздно начать общаться открыто и тепло с теми, кого мы по-настоящему любим и о ком заботимся, - вздохнула Грэйси, отошла в сторонку и задумчиво посмотрела на Катрину. - Я знаю, что последние несколько дней Рик был в Ванкувере, но, когда он вернется, я уверена, что вы двое все равно столкнетесь лбами где-нибудь в офисе или же ваши взгляды пересекутся за столом переговоров, когда вы будете обсуждать очередную сделку. И вот когда вам надоест прятаться друг от друга и от реальности, вы наконец сможете решить дело ваших сердец с разумной точки зрения.
- Слишком поздно для этого, - твердила Катрина как попугай. Ее глаза были полны слез, и она никак не могла остановиться. - И ничто из того, о чем ты сейчас столь пламенно повествовала, не сбудется. Я уже уволилась с работы. Мы с Хизер переезжаем в Бейкерсфилд в конце этого месяца. Все.
Грэйси отпрянула назад, словно ее ужалила змея.
- Это не правда. Ты шутишь. Почему именно Бейкерсфилд?
Ничего себе вопрос, будто Грэйси и сама не понимает. Потому что Бейкерсфилд находится на краю света и там-то она больше не встретится с мистером Блэйном. Уж там-то он ее точно не будет преследовать.
- Мне предложили там работу, к тому же в этом районе жизнь гораздо дешевле, нам это подходит.
Мы с малышкой Хизер будем спокойно жить там вдвоем. Выживем. - Катрина смотрела в сторону, избегая пытливого взгляда Грэйси. - Прости, я, конечно, знаю, как ты будешь скучать по Хизер. Да и она тоже будет скучать по бабушке Гэйси. Но ты и сама понимаешь: я просто не могу остаться. Я больше не могу видеть его каждый день на работе, я больше не могу чувствовать его взгляд на себе. У меня внутри все переворачивается, когда я подумаю, что...
Грэйси напряглась. Ее глаза наполнились слезами, плечи задрожали. Пожилая женщина отвернулась, и до Катрины донеслись всхлипы. Она и не предполагала, что Грэйси способна рыдать.
- Что же, - услышала молодая женщина, - желаю тебе всех благ, дорогая. Не забывай нас, пиши письма и поздравления на Рождество.
Приняв из рук бармена второй стакан скотча за сегодняшний вечер, Рик Блэйн сжал его в руках, пытаясь не упустить нить разговора, что происходил сейчас за столом.
Впрочем, прослушать речь Фрэнка Глазго было просто невозможно. Он был известен своим даром произносить пламенные речи и своим громким голосом. Особенно когда он разговаривал по телефону, он почему-то всегда кричал, видимо не доверяя все же технике либо полагая, что разговаривает с человеком напрямую.
- Да, да, я уже в курсе своего расписания на неделю, - вещал он достаточно громко, его наверняка слышал весь отель, а не только посетители за соседним столиком. Фрэнк изящным жестом положил записную книжку в верхний карман пиджака. - Скажи Сэнди и Барту, что мы будем безумно рады видеть их детишек... Что?.. О, не проблема... Конечно, нет. - Тут он удовлетворенно рассмеялся и переложил мобильник в другую руку. - Да напомни им, как мы сами растили наших четверых. Никаких усилий с нашей стороны, никаких капризов с их стороны.
Поэтому я считаю, что мы бы вполне обошлись без их доброжелательных советов.
Рик откинулся назад, сделал внушительный глоток горьковатой жидкости и зажмурился, когда горячий поток хлынул внутрь, обжигая горло. Сейчас он был бы счастливейшим человеком на земле, если бы ему удалось заглушить все мысли, пчелиным роем кружившиеся в его мозгу. Его жизнь сейчас была похожа на постоянный кошмар. В его голове то и дело всплывал образ кареглазой блондинки. Именно от него он и хотел избавиться, накачивая себя спиртным.
Рик одним глотком осушил стакан и со стуком поставил его на стол. Бармен даже опасливо покосился на посетителя. Когда же тот вынул из кармана кошелек, молодой человек радостно налил ему еще одну порцию спиртного.
- Не уверен, дорогуша, - продолжал тем временем вещать на весь зал Фрэнк, - Рик продолжил нашу программу. Он добавил к нашей деятельности еще две важные встречи с городскими властями на завтра и конференцию местного комитета по архитектуре послезавтра. - Фрэнк покосился в ту сторону, где с отсутствующим видом сидел Рик. Успокоенный финансовый директор продолжил разговор, однако уже с меньшим энтузиазмом. - Будем оптимистами. Если бы мы желали принять двойное гражданство, я могу точно сказать, что в Канаде нам бы уже давно дали право на строительство.
Рик снова залез в карман и протянул бармену банкноту. Тот с вежливой улыбкой наполнил опустевший стакан.
- Да ладно, - махнул Рик рукой, - лучше принеси мне целую бутылку и соломинку. Кажется, сегодня нас ждет долгая ночь.
Понимающе улыбнувшись, бармен ушел выполнять заказ.
Фрэнк наконец-то закончил разговор и, выключив телефон, положил его в карман.
- Люсиль говорит, что я должен следующим рейсом лететь в Лос-Анджелес, а если ты не согласишься лететь со мной, то мне придется просто заклеить тебе рот, связать по рукам и ногам и запихнуть в самолет, как бесчувственную куклу.
- Заткнись. - Рик схватил стакан и залпом выпил. - Я надеюсь, что твой следующий босс будет иметь чувство юмора.
- Моя жена скучает без меня. Неужели это трудно понять?
- Да нет - понять не трудно, а просто невозможно. Я не понимаю, как можно проводить весь день с кем-то, кто вертится вокруг тебя целых двадцать четыре часа в сутки и недоволен тем, что ты не съел завтрак.
- У нас сегодня в восемь заседание, и, если бы ты не настаивал на ужине в баре, у нас еще было бы время заключить важные сделки. Ты же вместо этого напился и шутил с потенциальными клиентами.
И еще жаловался на свою больную голову, спрашивая: "А нет ли у кого-нибудь аспирина?" или "Нет ли у кого-нибудь бритвы, чтобы побриться?".
Рик нахмурился. Да уж, надо признать, то был не самый лучший его час.
- Ну по крайней мере я не орал по телефону на весь бар о том, что приготовить на завтрак твоей семье.
Фрэнк улыбнулся и смущенно пожал плечами.
- Просто мой младший сын сегодня получил грамоту за отличную учебу. Уж это-то событие стоило звонка. А один из моих внуков подвернул ногу, играя в Бэтмена на заднем дворе. Залез на дерево и упал. Дедушка должен быть в курсе подобных событий. И последний раз я позвонил своей жене, которая просто жутко скучает по мне и хочет слышать мой голос.
- Да уж! Она не слышала тебя целых два часа.
Это так много! Ты не можешь прожить и одного дня без своего телефона и без знания о том, какую очередную мыльную оперу смотрит твоя жена. - При последних словах он приподнялся с кресла, выпрямился и поставил пустой стакан на стол. - Прости, Фрэнк. Ты же знаешь, как я отношусь к Люсиль. Не понимаю, почему я говорю такие несуразицы.
Фрэнк равнодушно пожал плечами и заказал у бармена бокал белого вина.
- Зависть порождает еще и не такие действия.
- Так ты считаешь, я тебе завидую?
- Да, я думаю, ты завидуешь тому, что у меня есть, Рик. Я же видел выражение твоих глаз, когда ты слушал мой разговор с семьей по телефону. Твой взгляд был не гневным, он был, как бы сказать, болезненным. То был взгляд человека, который страстно желает услышать звонок собственного телефона.
- Вот спасибо, мой телефон и так звонит и днем и ночью.
- Понимаю. Но дело не в том, что звонит телефон. Дело в том, кто звонит тебе по телефону. Фрэнк помолчал и снова заказал себе бокал вина. Семья - это та точка опоры для человека, на которую он может всегда положиться, которая всегда его поддержит в трудную минуту. Семья - это выход за пределы собственного "Я". Поэтому большинство людей не мыслят себя вне семьи. Так же и ты. Да, да, именно поэтому ты и относишься к своим сотрудникам как к членам своей семьи.
По спине Рика пробежал нехороший холодок.
- Спасибо, доктор, вы правильно назвали мой диагноз.
- Да пожалуйста. И не злись на меня, дорогой.
Именно семейная обстановка в компании "Блэйн-Акитекчэрэл" делает ее такой уютной и удачливой.
Но ведь компания не может заменить настоящую семью, Рик, помни это.
- Да я просто стараюсь относиться к людям с до бром, - горячо возразил Рик, - не больше. Меня это устраивает. Именно это не дает мне сойти с ума.
Фрэнк в ответ лишь рассмеялся. Он никогда "никому не льстил, даже своему начальству, людям, которые были вправе его уволить. Фрэнк не собирался и на сей раз лгать.
- Ты должен упорядочить свою личную жизнь.
Не то что я тебя упрекаю или осуждаю, не думай.
Просто я помню твою бурную молодость, но ведь она давно прошла. Ты приближаешься к возрасту пожилого, солидного человека, по горло занятого бизнесом, подумай об этом. - К ним подошел бармен с новым бокалом вина, и Фрэнк на мгновение притих, принимая у него свой заказ. Когда же тот удалился, он продолжил, подняв бокал в сторону Рика:
- Ты должен оставить привычки прошлого.
Если ты этого не сделаешь, то прошлое будет управлять твоим будущим.
Рик хотел было возразить, да только не нашел достойного аргумента. В его душе словно что-то перевернулось. Надо признать: Фрэнк прав! Черт возьми, он прав! Напыщенный финансовый директор прав! Рик вынужден был признать это.
Фрэнк был одним из тех немногочисленных людей, на суждения которых Рик всегда мог положиться. Ему он доверял. И неважно, какой горькой могла быть правда: правда была правдой.
Фрэнк поставил бокал и облокотился на стол.
- Позвони же ей, дружище. Забудь о своей фальшивой гордости, просто возьми телефон и набери ее номер. Расскажи о своих чувствах, не бойся, она все прекрасно поймет.
Рику показалось, что комната, где они находились, начала покачиваться. Все его тело охватила какая-то неземная истома. Она проникла до самого сердца и вызвала сладкую боль в душе. Он сделал еще один глоток обжигающей жидкости и с недоверием посмотрел на человека, которому доверял так долго.
- И как же, ты думаешь, я смогу поведать Катрине о своих чувствах, если сам в них не могу как следует разобраться?
- Не лги самому себе. Ты прекрасно знаешь, что чувствуешь. Просто боишься себя, вот и все.
Рик нахмурился.
- Знаешь, Фрэнк, твоя искренность кого угодно выведет из терпения.
- Так я на это и рассчитываю. - Фрэнк откинулся к спинке кресла, скрестил ноги, изящно взял бокал за тонкую ножку. - Я очень редко ошибаюсь, учти. Что же касается твоих отношений с вышеупомянутой леди, то должен тебя предупредить: твои чувства к ней очень не скоро исчезнут. Я-то тебя хорошо знаю, ты бы очень хотел, чтобы они исчезли, испарились, как все предыдущие. Не тот случай, малыш, не тот случай.
На работе уже все прекрасно видят, в каком ты находишься состоянии. От тебя на работе толку как от козла молока, извини за грубость. В последнее время все только и думают, как тебе помочь, вот меня и отрядили на этот разговор, то бишь чтобы я тебе немного вправил мозги насчет этой дамочки.
- Но ведь Катрина первая ушла. Как я могу изменить ситуацию? - с горечью в голосе вопросил Рик.
- Да уж, нечего сказать. Женщины так просто не бросают любимых мужчин, кроме тех случаев, когда у них есть для этого основательные причины. Так что между вами произошло?
Рик чуть не поперхнулся коктейлем, который ему только что принесли. Пока откашливался, он мучительно соображал, что сказать.
- Да у нее.., у нее была самая важная причина!
Она хочет себе в мужья мужчину, который бы стал великолепным отцом для ее дочери. Я для этой роли не подхожу.
- Она так сказала? - искренне удивился Фрэнк, - Я ей сам так сказал. Рик смущенно пожал плечами.
- Ага, вот оно что, - протянул Фрэнк, лукаво улыбнувшись.
- И не смотри на меня так, словно я съел твой любимый бутерброд. Я на самом деле не подхожу на роль отца. Плохой из меня отец, - отчаянно твердил Рик, сам уже сомневаясь в своей правоте.
- Рик, друг мой, скажи, неужели ты думаешь, что отцами рождаются?
Хороший вопрос, есть над чем подумать.
- Ну, вообще-то, я считаю, что отцовству надо учиться, но.., кто этому учит? Я не знаю, не пытай меня, Фрэнк. Я не знаю, как стать хорошим отцом, я им никогда не был, не могу судить.
Фрэнк лишь усмехнулся, весело изогнув бровь.
- Фрэнк, но ведь ты же хороший отец! Ты же где-то выучился этому искусству, признавайся немедленно!
Сами того не заметив, мужчины в разговоре перешли на повышенные тона, поэтому сейчас на них с интересом взирали и бармен, и официант. Любопытная тема для богатых бизнесменов, думали они.
- Конечно, я хороший отец. А знаешь, кто был моим лучшим учителем?
- Ну?
- Старый Льюис, у которого было семеро детишек, стал для меня примером. То есть мой отец, больше мне было не с кого брать пример.
Рик с горя глотнул еще горьковатого скотча.
- Так у тебя был отец...
- Не смеши меня, дорогой. Если ты считаешь себя самым несчастным, то послушай историю моего отца.
Совсем малышом его просто взяли и выбросили в огромный город помирать с голоду. В те времена иметь даже одного ребенка было тяжким испытанием. В его семье была куча детей, мал мала меньше. Вот он и оказался на улице. И выжил. Так что никакого примера добропорядочного отца у него перед глазами не было, не мечтай. Твоя теория ошибочна со всех сторон.
Когда у отца появился первый малыш, он сразу же заявил жене, что она никогда не будет делать аборты. И всю жизнь он посвятил нашему воспитанию, желая, чтобы мы избежали его участи.
Официант и бармен, захваченные интересной историей, дослушали се до конца и зааплодировали.
Фрэнк смущенно оглянулся. Рик пожал плечами.
- Так твой отец - счастливое исключение. Не больше.
- Без сомнения, так оно и есть. Однако исключение состоит только в том, что он отказался повторить ошибку своего отца. Казалось бы, он мог поступить так же, как хочешь поступить ты. Нет, он же создал свою собственную судьбу, окружил себя родственными связями, тесными и теплыми отношениями. А он мог бы подумать, что, создав семью, он обречет себя лишь на новую боль и страдания. Этого не произошло, как видишь. Он вырастил семерых детей, один из них сейчас перед тобой. - Фрэнк сочувственно улыбнулся. - Я понимаю, Рик, любовь нельзя запланировать. Для нас любовь часто бывает травмой, тяжким испытанием для хрупкой души.
Любовь может быть прекрасной, но любовь же может быть и горькой. Она может убивать и очищать, поднимать в поднебесье и опускать в ад. Это самое опустошающее чувство на свете, но без него не было бы жизни на земле. И если человек не испытал это чувство, он лишь наполовину человек.
Внутри Рика словно что-то сломалось. По его жилам разлилось тепло, согревая его душу. Вскоре он весь горел - пожалуй, хватит пить. Рик с отвращением отставил бутылку. И бармен уважительно посмотрел на богача. Фрэнк испытующе молчал, ждал реакции на свою речь. Как бы там ни было, Рик только что, впервые в жизни, получил отцовскую поддержку и совет.
Фрэнк сделал ему бесценный подарок - взял под свое крыло. Более того, на примере своего отца показал ему, как следует поступать настоящему мужчине.
- Представляю, как счастливы твои собственные дети, - произнес наконец-то Рик.
- Надеюсь, что это так.
- Я благодарен тебе, Фрэнк, за дружеский совет, - сказал Рик, колеблясь, но все же совладал с собой и поднял глаза на друга. - Спасибо.
- Да за что?
- За то, что ты так хорошо ко мне относишься и беседуешь со мной, как со своим сыном.
- Раз уж я взял на себя роль заботливого папаши, - он широко улыбнулся Рику, - то должен отвести тебя в номер и уложить спать.
Рик добродушно улыбнулся.
Холодная морось превратилась в проливной ледяной дождь. Дворники тщетно пытались справиться с забрызганными стеклами.
Катрина снизила скорость и, вглядываясь сквозь мокрое стекло, пыталась найти свободное местечко для парковки. Наконец нашла, развернулась и припарковалась между двумя шикарными автомобилями.
Про зонтик можно было забыть, так как обе руки были заняты закутанной в одеяло Хизер. Катрина вылезла из машины и побежала сквозь стену дождя.
Она так стремилась попасть домой, что не обратила внимания на одинокую фигуру, примостившуюся на пороге. И очень испугалась, когда на нее наткнулась.
То был Рик. Он тут же вскочил на ноги. Он промок до нитки. Вода стекала с его волос и попадала прямо под воротник.
Катрина была настолько поражена, что не могла вымолвить ни слова.
- Ты же совсем промок, - только и сказала она.
- Да, - подтвердил он, скрестив руки на груди.
Похоже, он не собирался ничего объяснять. - Ты тоже.
Он никак не мог сообразить, что надо сказать.
- Может, ты зайдешь ко мне, а то мы все простудимся.
С этими словами он отступил назад, чтобы она смогла пройти. У нее дрожали руки, и она никак не могла вставить ключ в замочную скважину.
Рик решительно ступил вперед, забрал у нее ключи. Катрина невольно отдернула руку при его прикосновении. Странно, подумала она, неужели ей все еще важно его отношение?
Она разрешила ему открыть дверь, и уже минуту спустя они стояли посреди гостиной, и капли дождя стекали на сухой ковер.
Рик смущенно переминался с ноги на ногу. В его глазах читалась мольба.
- Я... - Катрина задохнулась от волнения-, - я сейчас, сначала мне надо переодеть малышку, а потом.., я дам тебе полотенце.
- Конечно. - И он остановил свой взгляд на фотографиях, разбросанных на столике. Раньше они висели на стене. - Никаких проблем, - проговорил он.
- Ты мокрый, - сказала Хизер, потянувшись ручкой в сторону Рика. - А у меня новые ботинки.
Его взгляд потеплел, и Рик улыбнулся.
- Да, твои ботинки просто великолепны. Тебе нравится дождик?
- Да. - Малышка нахмурилась, когда Катрина сняла с нее одежду и посадила на диван, чтобы стянуть ботинки, которыми малышка так гордилась. О нет, мои ботинки, ботинки.
Господи, пожалуйста, взмолилась Катрина, спокойствие, только спокойствие.
- Дорогая, - начала она уговаривать Хизер, - ботинки надо надевать лишь в дождик, а здесь тепло, поэтому нам надо их снять.
- Нет! - заверещала девочка, - Хизер, детка, - принялась сквозь зубы уговаривать Катрина малышку, - ты же не хочешь снова на улицу, под проливной дождь? А то можно устроить подобное удовольствие.
Из глаз ребенка хлынули слезы и потекли по лицу, мешаясь с каплями дождя. Вот она помолчала, набрала воздуха в легкие и испустила такой вопль, который мог бы остановить движение на перекрестке в самый разгар рабочего дня.
Тут Катрине стало плохо. Она без промедления схватила не в меру разоравшееся дитя, отнесла в спальню и посадила в кроватку. Конечно, такое с ними происходило не слишком часто, но всегда в самый неподходящий момент: когда ей было некогда, когда ее ждали люди, такие, как Рик Блэйн, например. И единственным способом утихомирить непослушную девочку было - увести ее подальше. Пусть посидит одна, успокоится.
Да, конечно, было бы неплохо для начала снять ботинки, но в данной ситуации это сделать не представлялось возможным.
Вернувшись в гостиную, Катрина застала Рика Блэйна там, где он стоял до ее ухода. Он смотрел на нее тяжелым взглядом, сложив руки на груди. С него уже, кажется, стекла вся вода.
- Неужели ей так нравятся ее новенькие ботиночки?
- На самом деле ей нравится испытывать терпение своей мамочки на глазах какого-нибудь постороннего зрителя.
- По-моему, ты справилась с этим... - тут до них донесся новый вой Хизер, - довольно хорошо...
- Ну вот, теперь ты все видел своими глазами, сказала она с натянутой улыбкой. - Все эти глупенькие сентиментальные истории о любимых чадах всего лишь завуалированная ложь, рассчитанная на простачков и их сочувственную зависть.
В следующую же секунду дом потряс ряд гулких ударов. Глаза Рика расширились от ужаса. Наверное, он подумал, что это землетрясение. А то была всего лишь малышка Хизер.
- Господи, что это? - не удержался он от возгласа.
- Она толкает кровать, что же еще? - пояснила Катрина и ухмыльнулась. - Она будет орать до тех пор, пока у нее не заболит горло, но не сдастся. Вот какие мы, как видите.
- И это.., это нормально? - рискнул спросить Рик, рассчитывая услышать отрицательный ответ.
Катрина на минуту опустила глаза, потом посмотрела на Рика.
- Думаю, да. Для Хизер и вообще для всех детей в ее возрасте. Дети всегда испытывают терпение взрослых. Таким образом они изучают новый для них мир, открывают его для себя, ищут себе в нем место, - безжалостно высказала Катрина, наблюдая за реакцией Рика, чувствуя, что еще чуть-чуть, и она сама заревет пуще Хизер. Рик выглядел таким смущенным, таким беспомощным. Ей было до боли жаль этого взрослого человека, который примчался к ней за тридевять земель для того, чтобы.., чтобы услышать и увидеть капризную Хизер? Или для чего?
- Тебе было бы неплохо посетить какие-нибудь курсы по изучению детской психологии, организованные специально для таких упрямых холостяков, как ты, - выпалила она прежде, чем подумала над словами.
Он был здесь чужим, и женщина ясно давала ему это понять. Однако на последнем слове ее голос надломился, и она замолчала. Было такое впечатление, что она вот-вот заплачет.
Заморгав часто-часто, она повернулась к нему боком и проговорила будто про себя:
- Господи, куда подевались мои хорошие манеры? Где мое хваленое гостеприимство? Ты будешь кофе? - И она посмотрела в сторону кухни. Правда, кажется, кофеварку я уже убрала. Но могу разогреть тебе чашечку в микроволновке...
- Погоди, ты куда-то уезжаешь?
Из ее глаз потоком хлынули горячие слезы.
- Так будет лучше.
- Лучше, но для кого?
- Лучше для всех нас.
Он не ответил. Катрина пыталась не смотреть в его сторону, зная, что тут же заревет и бросится ему на шею. Этого нельзя было допустить ни в коем случае. Увидит жалостливое выражение его глаз, и конец.
- Я не хочу тебя терять.
Слова, сказанные с удивительной теплотой и искренностью, согрели ей душу и высушили слезы, готовые пролиться из ее глаз.
Катрина облизнула пересохшие губы и посмотрела в сторону коридора, откуда еще доносились редкие всхлипывания Хизер.
- На свете великое множество клерков, поэтому у Фрэнка не будет проблем с новым сотрудником.
Фирма не много потеряет от моего ухода. Думаю, Фрэнк найдет нового клерка уже в конце недели.
- Я же говорю не про работу, и ты знаешь, - возразил ей Рик.
Шлепанье мокрых ботинок дало ей понять, что мужчина сдвинулся с места. Не поднимая головы, Катрина знала, что он подходит к ней ближе. Вот уже она почувствовала его запах, ни с чьим другим не сравнимый. Шестым чувством она поняла, что он сейчас коснется ее. Если он сделает это, она проиграла.
- Не надо, ничего не надо больше, - прошептала она нервно, - если ты пришел попрощаться, давай скажем друг другу "до свидания" и будем жить каждый своей жизнью.
- Катрина, я пришел не для того, чтобы прощаться с тобой. Я не хочу с тобой расставаться.
Побежденная его искренним тоном, женщина повернулась к нему и посмотрела ему в глаза. Он не шутил. Ни намека на шутку. Ни в глазах, ни в уголках губ. Таким она еще не видела Рика Блэйна. На его лице было написана искренняя боль и страдание.
- Я никогда не был влюблен по-настоящему, признался он, - наоборот, я всегда был уверен, что вся эта киношная ерунда бывает только в сказках и слезливых женских романах. Иногда мне казалось, что это всего лишь слова, ну такое образное поэтическое выражение для названия самых обыденных человеческих отношений. Тех же, кого все считали влюбленными, я презирал за то, что они теряли контроль над собой. У таких людей оставалось очень мало времени на себя и на работу, они поклонялись неизвестному мне богу любви. Я смеялся над ними.
Катрина почувствовала в груди вполне ощутимую боль.
- Может, ты был прав.
- Тогда - да, - в его голосе послышалось горькое чувство досады. Добрый старина Рик, общий друг, холостяк года, честный малый.
Тут Рик закрыл лицо руками и застонал.
- Господи, я даже этого не могу сделать как следует.
- Что сделать? Что именно? - Катрина была столь тронута его речью, что невольно похлопала его по плечу в знак поддержки.
В этот же момент Рик взял ее руку и нежно прижал к своей щеке.
- Послушай. Я никогда еще не делал этого. - Он тяжело вздохнул. - Я же прекрасно знаю, что я тебе не нужен. Твоя жизнь возможна и без меня. Но для себя я понял, что не могу жить без тебя, без вас. Ты мне нужна, знай это. Никогда бы не подумал... Если ты скажешь мне уйти, уйду навсегда. Конечно, я выживу, но то будет существование, а не жизнь. Одна частичка меня всегда будет тосковать по тебе, лучшая моя частичка. Я отдал ее тебе навечно. Тут он поцеловал кончики ее пальцев и прижал ее к себе. - Что ты сейчас чувствуешь?
Она пробормотала:
- Холодный мокрый жакет, твою куртку.
- Да, конечно. Но под холодной мокрой курткой скрывается горячее бесприютное сердце одинокого холостяка, который не желает больше оставаться холостяком. - И он нежно погладил ее ладонь своей широкой горячей рукой. Вы с Хизер навсегда похитили лучшую часть моей души. Даже не думай, что ты сможешь изменить положение дел. Я ваш навечно.
- Навечно? Это слишком долгий срок, - прошептала Катрина, - жизнь меняется, люди меняются.
Он покачал головой.
- Не могу с этим спорить, слишком очевидный факт. Одно могу сказать: неважно, что принесет нам будущее, я хочу быть частью твоей жизни. Я хочу, чтобы ты спала в моих объятиях, просыпалась со мной рядом, теплая и полусонная, хочу, чтобы так было до самой смерти. Я хочу видеть наших внуков и их свадьбы, пусть проходит время, все в наших руках, дорогая. Хочу менять пеленки нашим правнукам. - Он изумился ее улыбке, появившейся наконец-то на хмуром до сих пор лице. - Может, это и не столь романтичный образ, зато я правда хочу этого.
Думаю, к тому времени я научусь правильно пеленать младенцев.
Катрина нежно провела пальчиком по линии его подбородка.
- Вообще-то, дорогой, у меня сложилось впечатление, что это самое романтичное признание в моей жизни.
Кажется, напряжение спало. Однако Рик все равно был еще настороже.
- Должен сразу предупредить, я не знаю, насколько хорошим мужем я буду, дорогая, так же как и отцом. Так же я, хоть убей, не знаю, зачем тебе нужен человек, которого недавно назвали моральным уродом. Правда, это мы так развлекались с Фрэнком в баре, и он был подшофе. Его-то можно простить, но не меня.
- Господи, - рассмеялась женщина, - ну и ну!
- Я люблю тебя, Катрина. Я никогда никому не говорил этих слов. Никогда по-настоящему не понимал, что они значат, зато теперь я всей кожей чувствую это. Я люблю тебя всеми силами души. Конечно, я не могу предсказать, что принесет нам завтрашний день, чем более послезавтрашний. Но я могу обещать одно: я не покину тебя до тех пор, пока ты сама не выставишь меня за дверь. Но даже тогда я никогда не смогу тебя разлюбить.
Тут уж Катрина не выдержала и зарыдала.
- Никогда - это слишком долго.
- Думаю, не слишком, - прошептал он. - Это только начало.
ЭПИЛОГ
Лучи полуденного солнца лениво ласкали раскаленный песок пляжа. Начинался еще один прекрасный весенний денек.
Катрина прикрыла глаза, блаженно улыбаясь самой себе. Рядом с ней, растянувшись на песке во весь рост, подставив солнцу свою спину, блестящую от воды и масла, лежал он. Ее сердце по-прежнему начинало страстно биться, когда она смотрела на него. До сих пор при одной только мысли о нем она начинала краснеть, хотя вот уже два года была миссис Блэйн.
- Дорогая, может быть, ты намажешь свои очаровательные ножки кремом от загара? Не то обгоришь.
- Что? - Катрина посмотрела в сторону, где сидела дорогая ее сердцу пожилая женщина, с которой они за последнее время так сдружились, что уже не могли представить жизни друг без друга. - Я надену футболку и длинные шорты, Грэйси. Остальная часть ног пускай загорает. Надо же погреться на солнышке. А то я совсем бледная.
Покачивая на руках свою полугодовалую внученьку, пожилая женщина пощелкала языком тем особенным образом, как могут это делать только матери и бабушки. В особенности бабушки.
- Да ладно, Катрина, перестань прятаться за широкими одеждами. Если ты после родов немного потолстела, то это вполне нормально. Ты же давно не подросток. - И бабушка заботливо закрыла полупрозрачной пеленкой личико ребенка. - Неужели тебя так закритиковал мой сын? Не поверю ни на одну минуту. А если он что и сказал в порыве страсти, только свистни, я его поставлю перед тобой на колени, и он будет извиняться.
Поначалу Катрина была сбита с толку темой разговора, но потом звонко рассмеялась.
- Нет. Рик самый лучший и внимательный муж на свете, Грэйси. В течение последних месяцев беременности Рик даже и вида не подал, что замечает мой раздувшийся живот. А я ходила как толстый пингвин или утка, важно переваливаясь с ноги на ногу. Так что проблем нет. Надеть широкие одежды целиком моя идея.
- В таком случае очень глупая.
- Да уж, может, и глупая, но для меня это важно.
Ты думаешь, я не мерила сегодня купальник? Результат я прекрасно видела в зеркале. - И она рассмеялась, подняв черные очки на макушку. - Ты только посмотри на него, - прошептала она с гордостью. - Ты когда-нибудь видела более потрясающего мужчину?
Грэйси с трудом оторвала свой взгляд от ребенка и посмотрела в сторону, которую указывала Катрина. Почти у самой воды Рик вел за руку подросшую Хизер к тому месту на пляже, где было достаточно мелко и где волны не были такими высокими.
- Да уж, наверное, не видела, - важно проговорила Грэйси. - Если бы хоть однажды встретила, то непременно вышла бы за него замуж. Вместо этого я отдала свою жизнь на то, чтобы вырастить его совершенным мужчиной и хорошим мужем для другой.
- И эта другая благодарит тебя от всей души. Ты проделала потрясающую работу.
- Спасибо, дорогая. Ты сама тоже проделала большую работу. У тебя двое потрясающих детишек, - ее голос прервался. - Я самая счастливая бабушка на свете.
Внутри Катрины ширилось и росло теплое чувство. Она невольно потянулась к ребенку и нежно погладила его.
- Сабрина Лин Блэйн, - прошептала она, - я надеюсь, что жизнь будет к тебе такой же благосклонной, какой была к твоей мамочке и старшей сестренке.
Малышка в ответ лишь захлопала карими глазами и довольно залепетала. Катрина поцеловала ее в щечку, затем обратила свой взор в сторону своей старшей девочки, которая играла в воде с отцом. До женщин доносился их счастливый смех.
К пяти годам Хизер стала довольно высокой девочкой, и правильные черты ее лица уже говорили о том, какой красавицей она будет в недалеком будущем. Девочка стала настоящей папиной дочкой, чего совершенно не ожидала Катрина. Она с нетерпением ждала возвращения Рика домой и потом, довольная, бросалась в его объятия. И Катрине приходилось долго ждать, чтобы обнять мужа. Кажется, Рик был без ума от своей дочери.
Не меньше он любил и Сабрину, несмотря на то что та была еще совершенно маленькой и даже не умела разговаривать.
- Знаешь, возможно, вскоре у меня будет причина надевать просторную одежду, - загадочно произнесла Катрина. - Прошлой ночью Рик намекнул мне, что после двух девочек он хочет парня. Себе в компанию.
Грэйси рассмеялась.
- Ну, если ты думаешь, что я буду тебя отговаривать, даже не мечтай. Я считаю, чем больше детей, тем веселей.
- Да уж, узнаю в Рике тебя. Ведь он сказал то же самое. Рассмеявшись, Катрина откинулась в кресле и выставила ноги на солнце. Кстати, знаешь, ведь моя сестра Лора тоже беременна.
- Да? Неужто это та особа, которая замужем за миллионером, не любящим ни детей, ни животных?
Мне кажется, что у них будет полный дом орущих сорванцов.
- Да, похоже, ты права. У Лоры, кажется, будут близнецы. Близнецы! Можно ли в это поверить? У них уже есть двое. А ведь они женаты всего четыре года. Так что...
Грэйси лукаво посмотрела на нее.
- В таком случае можешь взять с нее пример.
- Ну, у нас-то впереди куча времени, - прошептала Катрина. - Мы же решили любить друг друга вечность.
- Неужели ты по-настоящему поверила в вечную любовь?
- Я поверила, потому что встретила ее сама. Рик научил меня ей. Именно он доказал мне, что мы родственные души. Так, словно я всегда знала: мы с ним одно целое и я - лучшая его часть. - Катрина взволнованно взяла горсть песка в руку, и он заструился у нее сквозь пальцы.
Когда сильно чего-то хочешь и веришь, мечты имеют обыкновение сбываться. Надо лишь прислушаться к себе, к желаниям своего сердца. Результаты не заставят себя ждать. И тогда ты поймешь, что настоящая любовь не сказка, не миф, не выдумка.
И вся жизнь впереди.




Читать онлайн любовный роман - Прислушайся к себе - Уитни Диана

Разделы:
уитни диана

Ваши комментарии
к роману Прислушайся к себе - Уитни Диана



Замысел романа вообще-то не плох. Но уж очень нудно. Хочется развития отношений, страсти, а здесь одно нытье.
Прислушайся к себе - Уитни Дианаsvet
24.08.2013, 13.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100