Читать онлайн За гранью мечты, автора - Уитби Кейт, Раздел -

Аннотация в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - За гранью мечты - Уитби Кейт бесплатно.

Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

За гранью мечты - Уитби Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
За гранью мечты - Уитби Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уитби Кейт

За гранью мечты

Читать онлайн

Аннотация

Сузен с детства привыкла, что все ее прихоти немедленно исполняются, поэтому, обнаружив, что сводный брат, которого она полюбила, не отвечает ей взаимностью, поступает так, как и положена капризному ребенку. Она уходит из дома, заявив, что намерена жить самостоятельно.
Столкновение с реальной действительностью волей-неволей заставляет Сузен на многое посмотреть по-иному. И прежде всего понять, что любовь не ограничивается физическим влечением, а требует взаимного доверия и бережного отношения к чувствам другого человека.


Аннотация

Сузен с детства привыкла, что все ее прихоти немедленно исполняются, поэтому, обнаружив, что сводный брат, которого она полюбила, не отвечает ей взаимностью, поступает так, как и положена капризному ребенку. Она уходит из дома, заявив, что намерена жить самостоятельно.
Столкновение с реальной действительностью волей-неволей заставляет Сузен на многое посмотреть по-иному. И прежде всего понять, что любовь не ограничивается физическим влечением, а требует взаимного доверия и бережного отношения к чувствам другого человека.


- Привет! Сузен вздрогнула при звуке незнакомого голоса, нарушившего тишину раннего утра. Резко обернувшись, она увидела высокого, широкоплечего юношу, и дрожь пробежала по ее телу, когда она ощутила силу, исходившую от него. Он возвышался над ней как скала. Светло-голубые глаза смотрели на нее сверху вниз. В волосах, казалось, перемешались все оттенки коричневого - от золотистого до каштанового.
- Меня зовут Марк, - сказал он глубоким и чистым голосом, протягивая руку.
Сузен неожиданно почувствовала, что краснеет: ей почудились дразнящие нотки в его голосе.
- Здравствуйте, Марк, - ответила она молодому человеку, который стал теперь ее сводным братом и был старше ее на двенадцать лет.
- Я подумал, а не прокатиться ли мне на Гермесе? - сказал Марк, отпуская ее руку. - Говорят, это отличная лошадь. Может, покажешь мне конюшни? И, кстати говори мне, пожалуйста, «ты». Ведь мы теперь родственники.
В голосе Марка чувствовалась уверенность в том, что все должны ему подчиняться.
- Гермес уже оседлан, - сказала Сузен, инстинктивно избегая противоречить ему, а про себя отметила, что сводный брат наверняка далеко не такой покладистый, как ее отец.
На Марке были сапоги для верховой езды, в остальном же его одежда мало отличалась от обычной. Выцветшие джинсы плотно облегали мускулистые бедра, из выреза темно-синего свитера выглядывала клетчатая рубашка. Его вряд ли можно было принять за англичанина, к тому же Сузен слышала разговоры взрослых. Даже если его мать и старалась изо всех сил забыть злополучный первый брак, наличие сына делало это невозможным.
Отец Марка был пылким и деспотичным итальянцем с патриархальными взглядами, считавшим, что место женщины у домашнего очага. Сын унаследовал от него смуглую кожу и горячий нрав. Да и какая-то необузданность и внутренняя свобода, как позднее поняла Сузен, делали его столь не похожим на богатых английских джентльменов, с которыми она была знакома. Но как ни странно, она сразу ощутила некую связь между ним и собой...
- Гермес - прекрасная лошадь, - говорила Сузен, входя вместе с Марком в конюшню. Она чувствовала при этом непонятную радость - ей было очень приятно идти рядом с ним.
- Да, лошадь хорошая, но с ней, судя по всему, мало занимались, - заметил Марк, выводя жеребца из денника.
Сузен следовала за ним, как щенок, которому хочется понравиться своему новому хозяину.
- А ты умеешь ездить верхом? - неожиданно спросил Марк, словно только теперь обратив на нее внимание. Ему удалось скрыть улыбку при виде того, как она внезапно покраснела. Сузен кивнула, по-детски благоговея перед силой и совершенством молодого человека. - Тогда садись в седло, мы можем поехать вместе...
- Привет!
Голос был тот же, что звучал в ее памяти, но теперь он вызвал у Сузен лишь ужас. От дверей палаты на нее подобно темной туче надвигалась крупная фигура. Не веря своим глазам, с тихим отчаянием взирала девушка на приближавшегося к ней нежданного посетителя. Она нервно сжала в руках край накрахмаленной простыни, так что суставы ее пальцев побелели, и уже совсем перестала себя контролировать, когда Марк остановился в ногах кровати.
- Так вот ты где - резко произнес он, и его губы скривились в презрительной усмешке.
Глаза Сузен расширились, во рту пересохло. Она в изумлении уставилась на сводного брата. Как он оказался здесь? Неужели искал ее, беспокоился о ней? На миг в душе вспыхнула надежда, заставившая кровь быстрее пульсировать в жилах.
- Привет, - слабым голосом отозвалась Сузен.
Перед ее глазами все поплыло, а сердце начало отбивать удары во все учащающемся ритмом, с надеждой она вглядывалась в брата, ища в нем хоть какие-то признаки нежности или участия. Но черты его лица были непроницаемы - безжизненная маска, лишенная всяческого выражения.
- Я приехал, чтобы забрать тебя домой. Собирайся, и побыстрее! - приказал Марк со свойственным ему высокомерием, и Сузен пришлось сделать над собой усилие, чтобы не уступить его напору и не кивнуть в знак согласия.
Робкая надежда, что Марк беспокоился о ней, тотчас улетучилась, как только она заглянула в его глаза и увидела в них знакомую жесткую непреклонность.
- Я не вернусь домой, - сказала Сузен, пытаясь придать своему голосу силу, которой на самом деле ей так недоставало.
В больнице она оказалась после автомобильной аварии. И хотя ей удалось отделаться относительно легко - только ушибами и легким сотрясением мозга, чувствовала она себя все еще плохо. Голос ее был едва слышным, но Марк понял все. Его охватил гнев, светло-голубые глаза полыхнули ледяным пламенем. Но он не двинулся с места, прекрасно владея собой.
- Я здесь не для того, чтобы спорить с тобой, Сью, - спокойно произнес он. - Ты поедешь домой, и никаких возражений!
С этими словами Марк распахнул дверцу шкафчика и начал вытаскивать из него все, что попадалось под руку. На кровать летели белье, блузка, юбка.
- Ты не можешь заставить меня! - возмущенно запротестовала Сузен.
Он не имел права забрать ее отсюда - особенно против ее воли! Сузен отчаянно оглядывалась вокруг, надеясь на неожиданную помощь. Но поблизости не было никого, кто мог бы ей помочь. Может быть, позвать врача и устроить скандал? - подумала она. Однако быстро сообразила, что скандал ей ни к чему.
Марк молча наблюдал, как она тоскливо озирается по сторонам. И губы его кривились в пренебрежительной усмешке.
- Врачи не разрешат тебе забрать меня отсюда!
Сузен пыталась сохранять хладнокровие, но уже чувствовала, что поддается панике. Она-то знала, каким жестоким может быть ее сводный брат! Ведь стал же он компаньоном ее отца, хотя место по всем законам принадлежало ей... Разумеется, Сузен не чувствовала себя достаточно сильной, чтобы бороться с этим человеком. Горечь былых обид вновь заполнила сердце.
- Я уже обо всем договорился, моя дорогая, - насмешливо произнес Марк. - Врачи прямо-таки в восторге оттого, что я возьму тебя под свою ответственность.
В его голосе явственно звучали победные нотки. Он снова устремил на нее взгляд холодных голубых глаз, в глубине которых светилась злость.
- А теперь одевайся, - снова приказал он, пододвигая к ней брошенные на кровать вещи.
Сузен заметила на лице Марка пренебрежительное выражение: ему явно не нравился ее новый стиль в одежде. Она машинально прижала к груди свои вещи. Да, на них не было этикеток модных кутюрье, к которым она привыкай с детства, зато это была действительно ее одежда, купленная на собственные деньги!
- Я вижу, твой вкус сильно изменился, - насмешливо заметил Марк.
- Мне больше не нужны фирменные ярлыки, чтобы подчеркнуть свою индивидуальность. - В отличие от некоторых, мысленно добавила Сузен, бросая выразительный взгляд на его безукоризненный костюм.
- Я тоже отношусь к этому спокойно, - пожал плечами Марк. - Просто я ценю хорошее качество.
- Как и всякий, кто может себе это позволить, - огрызнулась Сузен.
Она глядела на него с откровенной злобой. Пальцы дрожащих рук судорожно сжались, словно пытаясь защитить от насмешек сводного брата ее новую, но, увы, недорогую одежду.
- Ты многое могла бы себе позволить! - не выдержал Марк. - Тебе пересылали денег больше чем достаточно.
- Я в них не нуждалась! - вскинулась Сузен. - Я не брала ваших денег!
Внезапно девушка почувствовала, что сейчас для нее самое важное - это отстоять позицию. Она хотела быть независимой, действительно казалось неправильным пользоваться не заработанными ею в той щекотливой ситуации. Она ведь ушла из дома, отказавшись отправиться в привилегированный пансион для девиц, готовящихся к светской жизни. Это вызвало ужасный скандал в семье. И она знала, что спровоцировал скандал Марк...
- Значит, тебе было неприятно брать эти деньги? - отрывисто бросил он, прервав ход ее мыслей. - Боже мой, Сью, ты и в самом деле отлично умеешь- причинять боль! - Его слова были полны горечи.
Сузен резко вскинула голову. Глаза ее пылали негодованием.
- Я никому не стремилась причинить боль, - возразила она, глубоко задетая обвинением и расстроенная таким поворотом разговора. Почему он решил, что именно это было причиной ее поступка? Неужели Марк такого плохого мнения о ней?
- Ладно, забудем об этом. Скоро ты у меня будешь выглядеть как прежде. - Его лицо внезапно осветила улыбка, которая так же быстро исчезла.
- Я не нуждаюсь в вашей благотворительности! - Голос Сузен прозвучал хрипло. - И я не собираюсь возвращаться домой, - добавила она с усилием.
Ей трудно было представить себе дальнейшие взаимоотношения с Марком. Да и чувства, которые она питала к отцу и мачехе, были весьма противоречивы. И все-таки порой девушка страшно скучала по дому...
- Сью, ты поедешь со мной, и немедленно! Марк снова улыбнулся ей свой обольстительной, чувственной улыбкой, от которой Сузен бросило в жар. Брат почему-то был абсолютно уверена, что она смиренно вернется к прежней жизни. Нет, ни за что! Сузен откинула голову, пепельные волосы рассыпались по плечам. Она смотрела ему Прямо в глаза, сердце бешено колотилось, но девушка ни за что не хотела бы показать, какое смятение посеял Марк в ее душе.
- Я не намерена ехать домой! - бросила Сузен брату в лицо, кипя от ненависти.
- А я не намерен оставлять тебя здесь, - Отрезал Марк.
Он продолжал стоять возле ее кровати, сунув руки в карманы брюк, отчего полы расстегнутого пиджака разошлись. Под белой шелковой рубашкой угадывались очертания мускулистой груди. Лицо Марка мрачнело с каждой секундой. Наступившее напряженное молчание заставляло еще больше трепетать сердце Сузен. Но она не желала уступать обидчику. Ей потребовалось слишком долгое время, чтобы оправиться от удара, нанесенного им. Она не хотела и не могла больше рисковать.
- Как ты узнал, что я нахожусь здесь? - спросила Сузен, пытаясь выиграть время.
- Частный детектив, - небрежно бросил Марк, не вдаваясь в подробности. Он вел себя так, будто давно разгадал ее тактику и все это ему уже порядком надоело. - Я должен был найти тебя - и нашел.
- Но почему?! - Воскликнула Сузен, не в силах сдерживать свои чувства перед лицом подобного высокомерия. В ней росло подозрение, что он что-то скрывает от нее.
- Обсудим это позже, а теперь поедем домой.
Марк говорил с наигранной небрежностью, но его тон не обманул Сузен. Она знала его слишком хорошо - брат умел ловко уклоняться от прямого ответа. Ее решимость не уступать поколебалась, когда Сузен вспомнила, какой у него крутой нрав. Однако мысль о том, что может произойти, если она вернется домой, делала ее строптивой, заставляя забыть о страхе. А что думает обо всем этом отец? - задавала она себе вопрос. Странно, что он не приехал за ней сам. Неужели отец так и не простил ее?
- Где папа?
Вопрос был простой и естественный, однако по лицу Марка пробежала легкая тень.
- Он знает о том, что я здесь? Он хочет, чтобы я вернулась домой? - продолжала спрашивать Сузен. Как ей хотелось услышать утвердительный ответ!
- Твоя неожиданная забота об отце весьма похвальна, - растягивая слова, с издевкой произнес Марк. - А теперь одевайся, Сью. Я отвернусь, чтобы не оскорблять твои утонченные чувства. - И, резко повернувшись, отошел в другой конец палаты.
Сузен посмотрела ему в спину, задетая хамским тоном. Затем обреченно перевела взгляд на одежду, которую по-прежнему прижимала к груди. Ни сил, ни желания противостоять Марку у нее больше не было. Одевшись, девушка медленно пошла по палате, жалея, что не может здесь остаться. Она чувствовала: произошло нечто необычное. Но расспрашивать Марка было бесполезно - он скажет, лишь когда сам захочет. А это значило, что ей придется поехать с ним.
При звуке ее шагов Марк обернулся, окинул сестру быстрым взглядом и озабоченно нахмурился:
- Ты хорошо себя чувствуешь?
Он впервые проявил хоть какой-то интерес к моему здоровью! Хотелось бы знать, насколько искренне его участие, подумала Сузен, а вслух произнесла:
- Я чувствую себя превосходно.
- Ну и отлично, - заключил Марк и взял девушку за руку.
Он крепко сжал ее пальцы, как будто опасаясь, что она снова вздумает сбежать, и Сузен с досадой ощутила, что ее пульс забился учащенно. Прикосновения Марка все еще волновали ее - даже теперь, спустя почти два года!
Он уверенно вел машину по улицам большого города, привычно лавируя в транспортном водовороте. В какие-то считанные минуты они оказались за городом. Марк шумно выдохнул и откинулся на сиденье. Сузен увидела, что он постепенно успокаивается, хотя напряжение все еще чувствовалось в его позе и выражении лица.
Теперь они ехали по сельской местности. Дороги, которые летом заполняли туристы, сейчас были пустынны. Черные поля подернулись тонкой пеленой белой изморози. Неподвижные деревья простирали свои узловатые ветви, словно искривленные болезнью руки, вверх, к мрачному бессолнечному небу, как будто умоляя послать им хоть немного тепла.
Единственным признаком жизни были вороны, облепившие сереющие изгороди по обеим сторонам дороги.
По телу Сузен пробежала дрожь: день был таким же гнетущим и мрачным, как и безысходное отчаяние, которое она ощущала в сердце. Атмосфера в автомобиле оставалась по-прежнему гнетущей. Как будто невидимая стена воздвиглась между Сузен и Марком - стена ненависти и старых обид. Тишина была такой тревожной и хрупкой, что Сузен не осмеливалась ее нарушить и продолжала смотреть на безрадостный пейзаж за окном. Чувства ее пребывали в крайнем смятении. Она спрашивала себя, помнит ли он, как они расстались. Сама Сузен помнила все, каждую деталь...
Тогда она нашла себе работу и собиралась покинуть дом. Но Марк остановил ее в прихожей, делая последнюю попытку удержать, убедить остаться.
- Сью, прекрати! - сказал он, отбирая у нее чемодан и ставя его на пол. - Это не то, чего ты хочешь, и ты не можешь об этом не знать.
- А тебе известно, чего я хочу? - воскликнула она в негодовании.
Сузен все еще чувствовала себя оскорбленной из-за того, что ее решили отправить в пансион, даже не удосужившись посоветоваться с ней. Они привыкли считать ее ребенком, но она докажет им, что уже давно взрослая!
- Кого интересуют мои желания? - пробормотала Сузен, ненавидя Марка за то, что он не вступился за нее, а согласился с решением отца и мачехи. Он тоже хотел, чтобы она уехала, хотел избавиться от нее! Эта мысль была непереносима: ведь Сузен тогда еще продолжала любить его...
- Всех нас интересуют, Сью, поверь. Марк говорил спокойно и убедительно, но ей уже все было безразлично. Глубоко уязвленная его поведением в сложившейся ситуации, она не могла сдержать охвативших ее разочарования и обиды.
- Неужели?!
Лицо Марка исказилось словно от боли, когда он схватил ее за руку.
- Да! - раздраженно ответил он. - Мы все беспокоимся о тебе, а ты просто глупая маленькая девчонка!
Метнув на него испепеляющий взгляд, она резко вырвала руку.
- Послушай, Сью, - снова начал Марк, решив, очевидно, применить новую тактику. - Давай все спокойно обсудим. Если тебе не нравится идея с пансионом, возможны другие варианты.
- У меня уже есть свой вариант, - быстро возразила Сузен.
Девушке пришлось самой побеспокоиться о работе для себя, так как Марк занял принадлежавшее ей по праву место в бизнесе отца. Однако Сузен не спешила раскрывать перед ним свои карты. С удовлетворением она отметила удивление, появившееся на его лице. Но вскоре оно сменилось гневом.
- Это нелепо! - воскликнул Марк. - Как ты будешь содержать себя? Ты же ведь еще...
Ребенок? - вставила она, дрожа от гнева.
Ты это хотел сказать? Нет, Марк! Неделю назад мне исполнилось восемнадцать, я уже совершеннолетняя!
Сузен говорила с достоинством, стараясь не выдать боли, которую испытывала. Она прилагала много сил, чтобы заставить Марка видеть в ней взрослую женщину, но ей это так и не удалось. Вот и сейчас она пыталась добиться того же - и опять напрасно.
- Если ты взрослая, тогда и веди себя соответственно, - холодно сказал он.
- Да, я взрослая! И я буду делать то, что захочу! - не сдавалась Сузен, снова берясь за ручку чемодана.
- И больше тебе ни до кого нет дела? - резко спросил Марк. Затем добавил более мягким тоном: - И даже я ничего для тебя не значу?
Ее ресницы взлетели вверх при этих словах. Сузен замерла в надежде, что сейчас он начнет умолять ее остаться, скажет, как любит ее... Но он не сказал ничего, И тогда ей захотелось оскорбить этого человека, который так жестоко, бесчеловечно разрушил ее девичьи мечты.
- Ты значишь для меня меньше всех, Марк! - бросила она, ему в лицо. - Я не хочу тебя видеть! Никогда, слышишь!
Но, даже открывая дверь, Сузен все еще надеялась, что он скажет хоть что-нибудь, хотя бы позовет по имени, - даже это ее остановило бы. Однако Марк безмолвствовал. Сузен лишь чувствовала, как его взгляд жжет ей спину, но не обернулась, чтобы попрощаться...
- У меня не было времени позавтракать. Если ты не возражаешь, мы могли бы перекусить, - сказал Марк, припарковывая машину возле придорожного ресторанчика.
- Да, конечно, - с готовностью согласилась Сузен.
Девушка не хотела признаваться в том, что всю дорогу замирала от ужаса: ведь она впервые оказалась в автомобиле после аварии. Даже доверяя водительскому мастерству Марка, Сузен была рада получить небольшую передышку. Потребовалось несколько мгновений, прежде чем ноги снова начали ей повиноваться и она смогла выйти из машины. Марк зашагал к отелю, даже не предложив ей руку. Впрочем она все равно не приняла бы от него помощи.
- Сядь вон там, - указал он на уютный уголок рядом с камином, в котором ярко пылали дрова. - Тебе тоже нужно что-нибудь поесть.
Это был скорее приказ, чем вежливое предложение, но Сузен смирилась. Она была слишком обессилена, чтобы спорить, и с облегчением опустилась в кресло возле камина.
- Я закажу кофе, а то еще засну за рулем, - сказал Марк и, сняв пиджак, небрежно кинул его на спинку стула.
- Прекрасно, я тоже выпью кофе, - кивнула Сузен, стараясь не смотреть на него.
Она уже знала, что ведет безнадежную борьбу с самой собой, поскольку до сих пор находилась во власти исходившего от него обаяния мужественности. А ведь еще недавно она думала, что сумела преодолеть пагубное влечение к этому человеку...
Тепло камина согревало ее, и она начала расслабляться, несмотря на напряженную атмосферу, царившую за столом.
- Тебе нравится, как здесь кормят? - спросил Марк немного позже. Его сильные пальцы сжимали чашку с кофе.
- По твоему виду не скажешь, что ты хорошо питалась в последнее время.
- Меня все вполне устраивало, - процедила Сузен сквозь зубы, почти презирая себя за то наслаждение, с которым поглощала пищу.
Она проработала уже восемнадцать месяцев, пройдя путь от секретарши до более ответственной должности координатора в благотворительной организации, оказывавшей помощь обездоленным людям в Англии и за рубежом. Работа настолько захватила Сузен, что стала определять стиль ее жизни Девушка начала ограничивать себя буквально во всем и всякий раз испытывала чувство вины, когда оказывалась в ресторане. Она понимала, что нельзя постоянно думать о проблемах других людей, однако не могла ничего с собой поделать.
Марк равнодушно пожал плечами. В его глазах нельзя было прочесть ни досады, ни насмешки.
- Ты только так говоришь. На самом деле все выглядит совсем иначе.
Сузен ощутила, как в ней опять закипает негодование. Марк прекрасно знал, как поддеть ее. Казалось, ему доставляло наслаждение доводить ее до исступления. И это после столь долгой разлуки... Но тут он придвинулся к ней ближе и сказал почти заботливо: - выглядишь усталой, Сью. Думаю, нам а ехать. Я хочу, чтобы ты как можно скорее попала домой.
И снова Сузен уловила в его словах какой-то скрытый подтекст. Неужели дома что-то произошло? И почему Марк не хочет сказать ей об этом?
- Что случилось? - спросила она хриплым от волнения голосом.
- Не сейчас, Сью, и не здесь. - Непреклонность Марка еще больше встревожила Сузен.
- А я хочу знать немедленно! - потребовала она, чувствуя, что сердце бьется в ее груди, как пойманная птица.
- Я устал, Сью, так же, как и ты, - сказал Марк твердо, пресекая любую возможность спора.
- Но я хочу, - упорствовала Сузен, хотя понимала, что ведет себя подобно вздорной, капризной девчонке.
- Я сказал нет - значит, нет!
С этими словами Марк решительно взял ее за руку и вывел на улицу. Сузен попыталась было сопротивляться, но вдруг почувствовала себя плохо и покачнулась, как будто споткнувшись о невидимый порог.
- Сью, Сью, что с тобой? - Марк подхватил ее за тонкую талию.
Сузен еле слышно застонала и прижала пальцы ко лбу, на котором выступила испарина.
- У меня разламывается голова.
Заканчивалось действие болеутоляющих таблеток, и все ее тело ныло от боли. Она не помнила, как добралась до машины. Но когда Марк, бережно усадив сестру на сиденье, закреплял на ней ремень безопасности, она почувствовала, как его рука случайно коснулась ее груди и на миг замерла. Затем он поспешно защелкнул застежку на ремне.
- Все в порядке. Сейчас мы приедем домой, а доктор Уайт осмотрит тебя. Не волнуйся. В больнице сказали, что ты скоро поправишься. - Марк склонился над ней. Как и всегда, он говорил уверенно, но Сузен заметила в его взгляде тревогу.
Она закрыла глаза и больше уже ничего не видела. Боль и тревога словно прикрыли все окружающее колышущейся пеленой, за которой мир казался нереальным.
Когда Сузен очнулась, она снова увидела перед собой Марка. Тот стоял рядом с кроватью и внимательно смотрел на нее. В ее сознании медленно всплывали события прошедшего дня - мимолетные, калейдоскопичные видения, которые объединяло что-то общее. И это «что-то» было вполне определенным чувством страха.
- Дать тебе попить?
Голос Марка был мягче, нежнее, чем ей помнилось, но сила рук, обхвативших ее за плечи, осталась прежней. Эти жесткие, мускулистые руки легко приподняли Сузен, холодный край стакана коснулся сухих губ, и она жадно начала пить воду. Затем снова откинулась на подушку, борясь с желанием закрыть глаза. Через огромные окна проникал холодный сумеречный свет, и Сузен сразу поняла, что вернулась в дом, который когда-то считала своим.
Марк присел на краешек кровати. Вид у него был измученный, глаза покраснели, словно он не спал несколько ночей. Неужели он так устал за рулем? - удивилась Сузен. Его каштановые волосы в беспорядке падали на лицо - лицо античной статуи. Он все так же красив! - с грустью подумала она.
- Добро пожаловать домой, - сказал Марк с улыбкой, словно не замечая горькой иронии, скрытой в собственных словах.
Сузен медленно кивнула, но в ответ не улыбнулась. Он почти не изменился, разве только в волосах кое-где заблестели серебряные нити. Но лицо было совсем молодым, и глаза такими же прозрачно-голубыми. И все же что-то новое появилось в нем. Незримая нить, которая всегда связывала их, позволила Сузен понять: Марк уже не тот, каким был раньше. Но она чувствовала себя слишком измученной, чтобы думать об этом сейчас. Кроме того, какое ей дело до этого человека! Все осталось в прошлом, и самое лучшее просто забыть о Марке. Она должна уехать отсюда, как только представится возможность, и вернуться в свою новую жизнь.
- Как ты себя чувствуешь? - спросил Марк. - Наше путешествие тебя совсем доконало. В машине ты потеряла сознание.
Сузен предпочла бы никогда больше не слышать и не видеть сводного брата. Она не ожидала, что встреча с Марком окажется для нее таким потрясением.
- Может, что-нибудь поешь? - предложил Марк.
Сузен покачала головой и закрыла глаза. Надо во что бы то ни стало вырвать его из своего сердца, забыть о нем раз и навсегда! Находиться с ним рядом было выше ее сил. Каждая секунда в его присутствии уменьшала ее шансы на победу в неравном поединке.
- Я хотела бы принять ванну, - выдавила она из себя, понимая, что это для нее единственная возможность остаться наедине с собой. А ей нужно было время, чтобы разобраться в своих чувствах. Сузен переполняла то жгучая ненависть, то безнадежная любовь к этому человеку.
- Да, конечно.
Марк поднялся с кровати. Сузен наблюдала за ним, пока он шел по комнате. Шел уверенно, с невозмутимым, надменным видом человека, всегда осуществлявшего задуманное. Девушка зажмурилась и замотала головой, стараясь изгнать его образ из сознания, но все было тщетно...

***

- Ванна готова.
Вздрогнув, Сузен открыла глаза, но тут же снова быстро опустила длинные ресницы, боясь, что Марк сможет прочитать что-либо в ее взгляде.
- Спасибо, - сказала она.
- Дай, я помогу тебе, - предложил Марк, направляясь к кровати, но остановился, увидев, как напряглись все ее мышцы.
- Я вполне в состоянии сама дойти до ванной.
- Не сомневаюсь.
Когда он произносил это, в ледяной глубине его глаз мгновенно вспыхнуло раздражение, а Сузен в ответ бросила на него испепеляющий взгляд. Так всегда было между ними - бесконечная серия стычек.
Сузен очень хотелось выглядеть сильной, показать, что теперь может прекрасно обходиться без него. Она изменилась за последние полтора года, стала независимой. Если бы не злосчастная авария, Марку никогда бы не удалось найти ее! Сузен гордилась тем, что научилась справляться с трудностями. Как бы ни было тяжело, она выжила без чьей-либо помощи. Это была именно гордость, потому что гордыню свою она уже обуздала. Вот теперь бы еще подавить горечь обиды...
Сузен села в постели, откинув хрустящие простыни, и посмотрела на свои ноги. Какие же они стали тощие! Неужели я так сильно похудела? - пронеслась в голове тревожная мысль.
Вставая, Сузен немного покачнулась - давали себя знать последствия аварии. Марк сразу же кинулся к ней, предлагая опереться на его руку, но девушка оттолкнула брата. Это он был во всем виноват! Если бы не Марк, она бы не уехала из дома. А теперь вернулась, но отец даже не хочет ее видеть.
- Оставь меня одну! - прошипела она сквозь стиснутые зубы. То, что отец не вышел встретить ее, обидело Сузен гораздо больше, чем она могла предположить.
Марк промолчал, но при этом посмотрел на девушку с таким холодным презрением, что кровь застыла в ее жилах. Вспышка раздражения погасла под тяжелым взглядом голубых глаз, но Сузен не желала сдаваться:
- Я не хочу твоей помощи и не нуждаюсь в ней!
- Неужели? - Марк насмешливо поднял брови, увидев, что она опять едва не потеряла равновесие.
- Уйди! - воскликнула Сузен, но ноги вдруг подкосились, и, если бы Марк не подхватил ее, она наверняка упала бы.
- Сью! - предостерегающе крикнул он.
Резкость оклика находилась в странном противоречии с тревогой, промелькнувшей в его взгляде. Марк осторожно убрал волосы с лица девушки, и Сузен тотчас почувствовала, как горячая волна окатила ее. Да, его прикосновения сохранили для нее прежнюю магическую силу, и осознание этого делало ее совершенно беспомощной и беззащитной.
- Я прекрасно себя чувствую.
Сузен старалась говорить уверенным и бодрым голосом. Но на самом деле в нем звучала только мольба - мольба о спасении. Женский инстинкт как будто задумал сыграть с ней злую шутку. Сузен попыталась оттолкнуть Марка. Бесполезный жест! С равным успехом она могла бы сдвинуть кирпичную стену. Марк даже не шелохнулся.
Тогда Сузен решила сменить тактику и, сбросив его руки со своей талии, просто-напросто обошла Марка. Она старалась идти ровно, твердым шагом, но ноги плохо слушались. Добредя до ванной комнаты, она захлопнула дверь и тут же в изнеможении прислонилась к ней. Колени подгибались от усталости, а плечи опустились под тяжестью отчаяния. Она не нуждалась в жалости Марка. А это было все, что он мог и хотел предложить ей.
Тяжело вздохнув, она выскользнула из чересчур большой для нее ночной рубашки. Это было восхитительно: теплая вода обволакивала исстрадавшееся тело, медленно прогоняя физическую боль. Но истерзанное сердце все еще кровоточило. Ничего, в сущности, не изменилось...

***

Она снова была маленькой девочкой, лежащей на лугу в высокой летней траве, среди великолепия диких цветов. Солнце висело над ней блестящим расплавленным диском, и она наслаждалась жизнью, не помня ни о чем, кроме того, что сегодня приедет Марк. Уже несколько месяцев она не виделась с ним, и разлука стала почти невыносимой. Все это время он был в Штатах, но теперь наконец вернулся.
Впрочем, и живя в Англии, Марк приезжал домой только на уик-энды. Остальные дни проводил в роскошной квартире в Лондоне. Сузен с нетерпением ждала выходных и ненавидела воскресные вечера, когда Марк уезжал, оставляя ее одну еще на неделю.
Она не слышала, как он приблизился к ней, и сначала не обратила внимания на травинку, щекотавшую щеку. Стояла жара, и ей было лень пошевелиться. Наконец, когда ее рука в десятый раз попыталась смахнуть назойливую травинку, Сузен нехотя открыла глаза. Это было подобно сну наяву, как будто Марк внезапно материализовался, представ перед ней во плоти! Он склонился над Сузен, его лицо было совсем близко. Она поднялась навстречу ему, и ее мягкие, нежные губы соединились с его губами в невинном поцелуе.
- Сью! - рассмеялся Марк. Этот смех до сих пор стоял в ее ушах - легкий, поддразнивающий, разрывающий сердце. Марк не был ни раздражен, ни смущен - словом, он не испытывал ровным счетом ничего, с грустью подумала Сузен. Для него она все еще оставалась ребенком. Марк упорно не желал замечать, какие изменения происходили в ней, в то время как она ежедневно с радостным интересом наблюдала за тем, как расцветало ее тело. Сузен втайне надеялась, что, может быть, он обратит внимание на нежную округлость ее грудей и наконец признает в ней женщину...
Как отчаянно старалась она стать той единственной женщиной, которая нужна Марку, как тщательно копировала внешность и стиль поведения его подруг! Невинный поцелуй был первой из множества ее попыток привлечь его внимание. Однако все было тщетно. Она не добилась ничего, кроме гнева мачехи и неодобрения отца. В ее ушах звенел голос Бет:
- Право же, Сузен, тебе не следует так надоедать Марку. Найди себе друзей своего возраста.
Впрочем, Сузен всегда игнорировала замечания такого рода. Она вообще не считалась с мнением мачехи.
- Мне не нужны друзья моего возраста, - отвечала она ледяным тоном, ненавидя Бет за то, что та вмешивается в ее личные дела.
Но отец, к сожалению, поддерживал свою новую жену, и это выводило Сузен из себя.
- Бет права, моя дорогая, - говорил он. - Почему бы тебе не пригласить кого-нибудь из твоих друзей к нам домой?
- «Бет права, Бет права...» - передразнила его дочь. - Бет всегда права! - добавила она с обидой. - И куда мне приглашать друзей, если у меня нет больше своего дома - с тех пор, как она появилась здесь?
Услышав слова падчерицы, Бет вздрогнула, но промолчала.
- Успокойся, Сью, - увещевал отец. - Не груби...
- Я ухожу! - резко перебивала его Сузен и громко хлопала за собой дверью.
Эта сцена разыгрывалась множество раз, пока Сузен не запуталась окончательно в собственных сетях и уже не могла выйти из роли взбалмошной, вздорной девчонки.
Вспомнив об отце и мачехе, Сузен начала отчаянно растирать себя грубой мочалкой, словно пытаясь изгнать следы прошлого из своей нынешней жизни. Однако знала, что это невозможно - особенно теперь, когда она снова дома и, наверное, скоро увидит отца. Неожиданно в душе Сузен вспыхнула безумная надежда, а сердце забилось в радостном предчувствии. Вдруг отец простил ее и они снова заживут как прежде?..
Девушка оставалась в ванне, пока вода в ней не остыла: ей хотелось побыть одной, чтобы разобраться в своих чувствах. Наконец она вылезла из воды, закуталась в пушистое полотенце и подошла к зеркалу. Протирая его затуманившуюся поверхность, Сузен безучастно вглядывалась в свое отражение. Бледное лицо, под глазами темные круги от скудной пищи и недосыпания, синяки - последствия аварии.
Сузен осторожно коснулась щеки, легко провела пальцами по векам и тут же вздрогнула от боли, которую причиняли даже самые нежные прикосновения. Да и голова все еще болела. Девушка не могла в точности вспомнить, что произошло сегодня. Все казалось нереальным, словно дурной сон...
- Сью! С тобой все в порядке? Сью!
Голос Марка становился все громче. Она слышала, как брат пытается повернуть ручку, как колотит кулаком по дверной панели. Когда дверь ванной затрещала, Сузен плотнее закуталась в полотенце, как бы воздвигая эфемерную преграду между собой и Марком. Затем повернула ключ и нарочито медленно открыла дверь.
- Как ты себя чувствуешь? - резко спросил Марк, подойдя к ней ближе и обнимая за худенькие плечи. Его прикосновение обожгло Сузен. Знакомый запах лосьона после бритья подействовал одурманивающе.
- Прекрасно! - бросила она, вырываясь из его рук.
Марк отступил. Выражение безысходности появилось на его лице. - По-моему, тебе не на кого обижаться. Ты во всем должна винить только себя, - произнес он, следуя за ней в спальню.
Сузен спиной ощутила его взгляд и резко повернулась. Дольше сдерживаться было невозможно.
- Кого? Себя? Я должна винить себя? - в бешенстве повторяла она его слова. - Как такое могло прийти тебе в голову?! Это была автомобильная авария!
- Авария, которой не произошло бы, если бы ты не убежала из дома, - заметил Марк ледяным тоном.
Сузен тряхнула головой. Она чувствовала, что теперь в силах принять его вызов. Она уже не ребенок, хотя слова Марка вновь заставили ее почувствовать себя маленькой, капризной и взбалмошной.
- Это был мой дом, пока в нем не появился ты... Ты и твоя мать! - Она выплеснула наружу старую боль, и тяжелые воспоминания вновь ожили в ней с мучительной остротой...
Повторная женитьба отца стала для Сузен неожиданным и суровым испытанием. Она почувствовала себя отвергнутой. В жизни ее отца и до того редко выдавались минуты досуга, а теперь она должна была делить их с его новой женой и ее сыном. Но сейчас Сузен вдруг поняла, что тосковала по дому, что ей недоставало их всех. И последствия аварии лишь усугубили ее настроение.
- Прекрати, Сью. Перестань жалеть себя и винить других за свои глупые ошибки. - Голос Марка звучал как-то угрожающе тихо по сравнению с истеричным воплем Сузен.
- Нет, во всем виноваты ты и твоя мать! - стояла на своем Сузен.
- А как же твой отец, Сью? Разве он ни в чем не виноват? - возразил Марк с ехидцей. - Ведь это он женился на моей матери. - И едва заметная улыбка тронула уголки его губ.
- Мой папа всегда любил меня! - воскликнула Сузен и вдруг вспомнила об ужасной ссоре, которая разразилась между ней и отцом. Собственно, их последний разговор и послужил последней каплей, после которой она уже не могла оставаться дома.
Сцена возникла из тайников ее памяти с удивительной четкостью. Они все четверо находились тогда в гостиной. Отец стоял перед ярко горящим камином. Бет, ее мачеха, сидела на краешке стула, явно нервничая. Марк был тут же, на щеке его красовалось предательское алое пятно от губной помады, которое он забыл стереть. Сузен стояла поодаль, замерев от изумления. То, что она услышала, просто не могло быть правдой!
- Ты хочешь, чтобы Марк стал твоим компаньоном вместо меня? - в ужасе вскричала она. Ее взгляд устремился на сводного брата, которого она в этот момент люто ненавидела.
- Не совсем так, Сью, - сказал отец спокойно, но твердо. - Просто пока у меня другие планы в отношении тебя...
- Другие планы? Что за планы? Я хочу участвовать вместе с тобой в нашем семейном бизнесе! - настаивала Сузен. Она приложила так много сил, чтобы разобраться в делах фирмы, - и вот теперь все пошло прахом.
- Бет нашла подходящий пансион во Франции. - Отец замолчал, увидев, как лицо дочери исказила гримаса бешенства. - Это всего пара лет учебы - для расширения твоего кругозора.
- Не желаю я расширять свой кругозор! И Бет тоже не хочет этого! - Сузен посмотрела на мачеху с нескрываемым презрением. - Она просто решила избавиться от меня, чтобы ее сыночек мог беспрепятственно захватить все позиции в твоем бизнесе!
- Ты не права, Сью... - начала Бет, но Сузен повернулась к ней спиной, отказываясь слушать.
Как она сожалела об этом потом! Отец вздрогнул. Таким разъяренным она его еще никогда не видела.
- Сию же минуту извинись, Сью! - потребовал он.
Но дочь в ответ упрямо вздернула подбородок:
- Ни за что! Это правда, которую ты не хочешь видеть. А он, - Сузен обличающим жестом указала на Марка, - не имеет никакого отношения к нашей семье. И какое ему дело до наших традиций? Он просто стяжатель!
- Сью! Извинись сейчас же! - повторил отец. Но Сузен была вся во власти отчаяния и горя: как мог отец выступать против нее на стороне чужаков!
- Я не буду извиняться и не останусь там, где я лишняя! Теперь у тебя есть сын, а дочь тебе не нужна! - закричала Сузен и выбежала из комнаты. Сердце ее разрывалось от нестерпимой обиды.
Через два дня она покинула дом. Все дальнейшие попытки восстановить отношения с семьей, которые она неоднократно предпринимала, не увенчались успехом. Она даже ни разу не получила ответа на свои письма...
- Почему «любил»? - спросил Марк, словно ничего не зная о натянутых отношениях, существовавших между ней и отцом. - Он по-прежнему любит тебя. Но ты уже большая, Сью, и должна понимать, что он любит также и мою мать...
Опять Марк говорит со мной точно с ребенком! - возмутилась Сузен. Неужели он на самом деле вообразил, что она не возвращалась домой только из-за мачехи? Он должен был бы знать, что отец отвергал все ее попытки примирения.
- Я понимаю. - Сузен деланно рассмеялась. - И давно уже смирилась с их браком.
- Так ли это, Сью? - спросил Марк. Она внимательно посмотрела ему в глаза. Он должен был понимать, почему она не могла вернуться домой. Но Марк продолжал взирать на нее бесстрастным взглядом, в котором ничего нельзя было прочесть.
- Разумеется, я приняла их брак. Они женаты уже восемь лет! - отрезала Сузен.
Она была оскорблена до глубины души, но все-таки не могла не сознавать, что первое время после их женитьбы вела себя неприлично. Потеряв мать в раннем возрасте, она не привыкла с кем-либо делить любовь отца. Но тогда она была ребенком. Однако по мере взросления Сузен научилась уважать его новые привязанности. А если порой и испытывала боль, то прятала ее под маской грубости или каприза.
- Тогда почему же ты убежала? - допытывался Марк - Тебе следовало бы вернуться домой, - добавил он.
- Я не могла, - раздраженно ответила Сузен, не желая подробно объяснять, как была уязвлена тем, что Марк завоевал все - и любовь ее отца, и его бизнес.
- Вернее будет сказать, не хотела, - уточнил Марк.
Сузен молчала. Ей было стыдно признаться, что она почувствовала, что больше не нужна отцу. Ей не хотелось тешить самолюбие Марка признанием ужасной истины...
- Я ушла из дома, потому что решила жить самостоятельно, - сказала она наконец. - Мне в этом году исполняется, между прочим, двадцать лет - далеко не детский возраст! - заявила Сузен решительно, и ей вдруг нестерпимо захотелось рассказать ему, чего она достигла за эти полтора года.
Да и смотришься ты не маленькой девочкой, - усмехнулся Марк, окидывая ее быстрым взглядом с головы до ног. - Но ведешь себя как ребенок.
- Вот еще! - вспылила Сузен, с досадой осознавая, как по-детски прозвучало ее восклицание.
В голубых глазах промелькнула холодная насмешка, и Сузен охватило негодование. Марк никогда не узнает, как она мечтала вернуться домой! Ее глубоко обижало, что он, по-видимому, совершенно забыл об отношениях, которые начинали складываться между ними...
Разумеется, Сузен не собиралась оставаться дома, но сейчас ей представился шанс показать, как она изменилась. Она не была больше эгоистичным, избалованным ребенком. Теперь она - взрослый человек, отвечающий за свои поступки. Работа, которой Сузен занималась последнее время, помогла ей понять, какое привилегированное положение занимала ее семья в обществе. Это заставило ее по-другому взглянуть на мир и на свое место в нем.
- А разве это не вздорная детская выходка - твой побег из дома. И та безобразная сцена, которую ты разыграла перед отцом? Я потратил уйму денег, чтобы найти тебя, - заявил Марк.
Сузен почувствовала, как ее снова охватывает раздражение. Да он просто не желает ничего слушать, не дает ей даже возможности объясниться!
- Значит, ты зря потратил деньги. Тебе следовало бы оставить их в банке, - парировала она.
- А тебя - в той жалкой квартирке, с тем подозрительным типом? Интересно, сколько бы ты еще могла там протянуть? - усмехнулся Марк.
- А мне вот нравится эта квартирка! Конечно, она маленькая и немного запущенная; зато очень дешевая, - отчаянно защищалась Сузен. - Что ж, могу поверить. - Марк снова язвительно усмехнулся.
Сузен поняла, на что он намекает, и пришла в бешенство. На самом деле они с Клйффом Мейсоном просто работали вместе и вместе снимали квартиру. Если бы Марк не решил заранее, что Клифф ее любовник, она бы ему спокойно все объяснила. Но теперь не унизится до оправданий! Пусть думает, что у нее близкие отношения с собственным начальником.
Сузен резко повернулась и, гордо вскинув голову, направилась к туалетному столику. Она с размаху плюхнулась в кресло, так что что-то жалобно заскрипело, и свирепо уставилась на отражение Марка в зеркале.
- Я бы хотела побыть одна, - заявила она и демонстративно взяла щетку для волос.
Однако все ее попытки поставить Марка на место не возымели действия.
- Ну, чем не Грета Гарбо? - насмешливо протянул он, скрестив руки на груди. Вся его поза говорила о том что уходить Марк не собирается.
Сузен знала, каким упрямым может быть ее сводный брат, и, не выдержав, закричала:
- Замолчи, Марк! Замолчи и убирайся вон!
- Не очень-то вежливо, Сью, - покачав головой Марк. Его поддразнивания лишь подтверждали, что он так ничего и не понял в том, что происходило с ней. - Вижу, твои манеры ничуть не улучшились. Мать была права: тебя надо было послать в пансион для благородных девиц. Но Сузен была не намерена выслушивать очередные колкости. Надо было придумать нечто такое, что согнало бы с надменной физиономии Марка гнусную улыбочку. - Бет все же удалось избавиться от меня. Сузен показалось, что ее выпад достиг цели, однако ощущение победы быстро прошло. На лице Марка отразилось явное неудовольствие, но уже в следующее мгновение он снова широко улыбнулся.
- Разумеется! Ах эта злобная мачеха! - произнес он, театральным жестом поднося руку ко лбу, как герой викторианской мелодрамы.
- Вот именно, - подтвердила Сузен ледяным тоном, пытаясь не замечать его насмешек и того удовольствия, которое доставляла ему своим поведением.
- Моя мать действительно предложила, чтобы ты уехала на некоторое время, - признал Марк. - Но это было самым разумным решением в тех обстоятельствах.
Сузен поняла, что он тогда был полностью согласен с решением, матери, Значит, Марк виноват не меньше Бет, а может быть и больше! Сузен попыталась подавить подымающуюся со дна души волну горечи. - И что же это были за обстоятельства? спросила она с вызовом.
Марк тяжело вздохнул, покачал головой и посмотрел на нее так, как смотрят взрослые на непослушных детей.
- Сью, почему ты так любишь усложнять жизнь? - проворчал он с раздражением. - Разве в мире и без того мало проблем?
- Проблем? Этим все сказано. В ваших глазах я как раз и была проблемой. Вот поэтому вы и решили отправить меня куда подальше... в пансион, - возразила Сузен. - Но непослушная девчонка не захотела поступать так, как ей повелели мудрые старшие, - усмехнулась она.
На самом деле ей очень не хотелось тогда покидать дом, оставлять Марка, свою семью, друзей! Старое чувство обиды и горечь предательства продолжали терзать душу, хотя прошло почти два года. А он оставался здесь, в этом доме, в то время как Сузен оказалась отверженной и ей пришлось доказывать всем - и ему в особенности, - что она и сама способна на многое.
- Все было совсем не так, Сью, и ты отлично это знаешь, - напомнил ей Марк. Его голос был удивительно спокоен, а черты лица смягчились.
- Не так? - переспросила Сузен с издевкой. Нос ее сморщился в презрительной гримасе, она подвинулась ближе к нему. Ей хотелось вывести Марка из себя, она ждала хоть какой-то реакции, пусть даже это был бы приступ ярости.
- Разумеется, нет, - резко произнес он. - Вспомни: ты тогда совсем отбилась от рук.
Сузен все отлично помнила. На какие только уловки она ни пускалась, чтобы привлечь к себе его внимание! Но в тот роковой вечер поняла, сколь безрассудно было ее поведение, и это запечатлелось в ее памяти навсегда.
- Я ничего не забыла. - Она придвинулась еще ближе, хотя сама не понимала, зачем ей это нужно. - На что тогда произошло? Поцелуй в темноте - вот и все. Помнишь, Марк? - Сузен с удовлетворением наблюдала за тем, как щеки его запылали румянцем, когда взгляд Марка упал на ее грудь, вздымающуюся под плотной махровой тканью.
- Ради Бога, Сью, стань же наконец взрослой! - попытался образумить ее Марк.
- А разве проблема заключалась не в том, что я повзрослела? - Сузен откинула голову назад, и в ее глазах сверкнул вызов.
Лицо Марка побледнело от злости и застыло словно каменная маска. Он устремил на нее пронзительный взгляд, который, казалось, проникал в самую ее душу. Сердце Сузен бешено забилось. Но она не отвела от него глаз, всем своим видом выражая полное пренебрежение к тому, что он собирался сказать.
Сузен действительно очень повзрослела за прошедшие восемнадцать месяцев, которые проработала в благотворительной организации. Ей часто приходилось самой решать важные вопросы, и теперь наступил момент, когда она могла доказать это. Марк продолжал молчать, однако на какое-то мгновение Сузен показалось, что в его глазах промелькнуло что-то похожее на интерес к ней. Но вспышка была столь мимолетной, что девушка решила не принимать ее всерьез. Наверное, ей это только привиделось.
Воцарившаяся тишина лишь усилила гнетущее ощущение. Сузен молча ожидала ответа. Внезапно Марк резко развернулся и стремительно пошел прочь, с грохотом захлопнув за собой дверь, как бы ставя точку в их споре.
Сузен устало поднялась и направилась К кровати. Что заставило ее вести себя подобным образом? Какой бес в нее вселился? Она в отчаянии упала на подушки. Почему она так реагирует на него? В ее памяти насмешкой звучали собственные слова: «поцелуй в темноте»...
Как хорошо она это помнила! Был день ее рождения - ей исполнялось восемнадцать лет. Собралась вся семья, пришли друзья, не было только Марка. Сузен почти не видела его за последние несколько месяцев. Сердце ее подпрыгивало всякий раз, когда раздавался звонок в дверь, и снова падало, когда оказывалось, что эти был не он.
Наконец Марк появился, и Сузен бросилась к двери.
- Я знала, что ты приедешь! - счастливо воскликнула она, кидаясь ему в объятия. Ее руки обвились вокруг шеи Марка, она наслаждалась опьяняющим ароматом, исходившим от его тела.
- Сью!
Оклик Марка прозвучал так отрывисто и грубо, что Сузен вздрогнула. Он решительно отстранил девушку от себя, и у нее возникло ощущение, что ей дали пощечину. Она как будто почувствовала физическую боль от удара.
Сузен отступила в Полнейшем замешательстве. Ей сегодня исполнилось восемнадцать, она стала совсем взрослой и приложила столько стараний, чтобы хорошо выглядеть! Правда, платье, которое было на ней возможно, отличалось чрезмерной смелостью фасона, но она видела такие на других девушках, знакомых Марка.
И только тут Сузен заметила, что он даже с каким-то смущением высвободился из ее объятий. Более того, Марк пришел не один. Кровь заледенела в ее жилах, когда он представил ей свою новую подругу.
- Сью, знакомься, это Паула, - обняв свою спутницу за талию, Марк притянул ее к себе...
Сузен печально усмехнулась, вспоминая эту сцену. Как она была ошеломлена тогда- казалось, будто весь мир перевернулся! Она искренне верила, что Марк рано или поздно признается ей в любви. Даже теперь на ее глаза навернулись непрошеные слезы, и она стиснула зубы, изо всех сил пытаясь сдержать их...
Тогда она убежала из дома в сад и блуждала там, пока Марк не пришел за ней. Сузен замерзла, но дрожала больше от обиды и горя чем от холодного ночного воздуха.
- Сью, ты схватишь воспаление легких в этом своем легкомысленном платьице, - засмеялся Марк. Он нежно привлек ее к себе, так что голова Сузен склонилась к его груди и девушка могла слышать ровное биение его сердца.
- Тебе нравится мое платье? - прошептала она, поднимая на него взгляд. Марк кивнул:
- Настоящая юная леди. Сузен чувствовала, что это были искренние слова. Сердце ее подпрыгнуло от восторга. Она придвинулась еще ближе, подняв свое лицо к нему и раскрывая ему навстречу манящие губы.
В ее глазах светился немой призыв и любовная тоска.
- Сью, - прошептал Марк так тихо, что она едва услышала. - Моя Сью...
Он провел рукой по ее нежной щеке, и она наклонила голову, как довольная кошечка, чтобы полнее насладиться его лаской. Сузен знала, что он собирается поцеловать ее. О, сколько раз представляла она этот поцелуй в своем воображении! Она прижалась к нему, и их тела словно слились в единое целое. Марк наклонил голову, их губы встретились, и девушка, отдаваясь во власть желанного поцелуя, воспарила куда-то высоко-высоко.
- Марк! - возмущенный возглас шокированной Паулы разрушил очарование мгновения.
Сузен услышала, как Марк бормочет извинения, и оцепенела, внезапно поняв, что для него все это ничего не значило. Он взял Паулу под руку и повел к дому, оставляя ее, «свою Сью», одинокой и никому не нужной. Тогда ей стало ясно, что Марк не любит ее - по крайней мере, так, как она любит его...
Остаток дня рождения был для Сузен окончательно испорчен. Марк провел весь вечер с Паулой, танцевал с ней, обмениваясь шутками, порой срывая поцелуи, как это обычно делают молодые влюбленные. Сузен наблюдала за ними, и все внутри у нее переворачивалось. Она сама не понимала, почему не уходит к себе, чтобы не видеть всего этого, но знала, что теперь в родительском доме ее мало что удерживает. Сузен вздохнула. Все это было в прошлом, напомнила она себе. Глупое увлечение юной девочки мужчиной на много лет старше ее. Обычноe дело! Она преодолела безрассудную страсть и уже не любит Марка, Больше того, она его ненавидит за надменность, за снисходительное отношение к ней. Сузен хотела сейчас лишь одного, - чтобы ей представился случай доказать ему, как мало и он значит для нее.
Девушка выдвигала знакомые ящики комода, доставая оттуда легкое изящное белье самых дорогих и изысканных фирм. Совершенно неожиданно она испытала радость при виде роскоши, в которой так долго себе отказывала.
Внезапно Сузен услышала, как отворяется дверь, и, резко повернувшись, увидела Марка, который внимательно рассматривал ее. Вздрогнув, она плотнее запахнула халат, но продолжала чувствовать себя обнаженной под его холодным, испытующим взглядом.
- Чего ты так испугалась, Сью? - спросил Марк.
- Вежливые люди обычно стучат, прежде чем войти в чужую спальню!
Сузен сразу же перешла в наступление, так как это казалось ей единственной зашитой против него. Она чувствовала себя странно уязвимой, хотя уже решила, что все ее чувства к Марку ограничиваются одним-единственным - ненавистью.
- Я принес тебе завтрак, - сказал Марк со спокойной улыбкой. Казалось, он не замечал выражения ее лица.
Ну вот, все начинается сначала! - с досадой подумала Сузен. Обращается со мной так, будто я его сестренка-малышка, за которой нужно присматривать. Но она не могла не признать, что подобная заботливость тронула ее.
- Завтрак в постель? - как можно непринужденнее засмеялась Сузен, - Но этого вовсе не требуется, Нет, требуется, так как ты должна оставаться в постели по крайней мере еще дня два, - твердо сказал Марк, ставя поднос на столик рядом с кроватью.
- Два дня? - протянула Сузен жалобно. - Да я же сойду с ума!
Она терпеть не могла вялого ничегонеделания - и Марк отлично знал это.
- Ничего с тобой не случится. А теперь ложись в постель.
На лице Марка застыла снисходительная гримаса, как если бы он заранее знал, что она будет противиться его требованию. Сузен и в самом деле не думала подчиняться.
- Я себя отлично чувствую, - запротестовала она и, стараясь держаться подальше от кровати, приблизилась к, подносу с едой: дразнящий аромат копченой грудинки внезапно пробудил в ней чувство голода.
- Ну, это мы еще досмотрим, -пожал плечами Марк. - Как бы то ни было, таково распоряжение врача, а не какой-то мой хитрый замысел.
Сузен отвернулась, опустив длинные темные ресницы. Мысль провести в постели столько времени вызывала отвращение. Она всегда была деятельной, привыкла много работать, практически никогда не чувствовала себя усталой...
- Это была очень опасная автомобильная авария. Ты могла погибнуть, - напомнил ей Марк.
Сузен вздрогнула, когда в ее памяти промелькнула страшная картина: на нее с огромной скоростью неслась машина, потерявшая управление. Ей даже пришлось ухватиться за край стола: голова снова закружилась.
- Вот, видишь, почему тебе был предписан постельный режим.
В голосе Марка прозвучали едва различимые нотки торжества. Осторожно обхватив Сузен за плечи, он довел ее до кровати. Она немного поупиралась, однако была слишком слаба, чтобы сопротивляться по-настоящему, а когда легла в постель, даже почувствовала благодарность Марку за помощь, Сузен взглянула на него, пытаясь улыбнуться, но он быстро отдернул руки и отвел взгляд.
- Ты почувствуешь себя лучше, когда поешь, - странно напряженным голосом произнес он.
Сузен знала, что Марк не испытывает к ней никакой симпатии, просто выполняет свой долг. Она пыталась угадать, что скрывается за холодной вежливой маской, какую игру он затеял, - но тщетно.
- Здесь слишком много всего, я столько не съем, - возразила она, взглянув на поднос.
- Сью, я не желаю больше слушать твои глупости! - Глаза Марка сузились. - И не собираюсь повторять тебе это каждый раз. Черт побери, я не знаю, что ты делала с собой, но вид у тебя кошмарный. Ты совсем исхудала. И прежде чем ты увидишь отца, тебе необходимо прийти в норму. - Сузен уже раскрыла рот, готовая снова протестовать, но он продолжил, взглядом заставляя ее молчать: - Итак, каждый завтрак, обед, ужин, который будут тебе приносить, ты должна съедать - все без остатка. Понятно?
Возражения замерли на губах, когда Сузен увидела непреклонное выражение, появившееся на лице Марка. Она знала, что спорить с ним бесполезно, - он все равно будет стоять на своем.
- Как я поняла, отца нет сейчас дома. Но он обычно уезжает на неделю, не больше. Я все равно не смогу поправиться за такой короткий срок, - сделала Сузен последнюю попытку что-то доказать, но Марк резко прервал ее:
- Ричарда сейчас нет в Англии. Твой отец и моя мать в своем доме на Антигуа, - сказал он и тяжело опустился на кровать рядом с ней. В выражении его лица было нечто, заставившее Сузен замереть от тяжело предчувствия.
- Очень странно... - озадаченно произнесла она. - Надеюсь, с ним ничего не случилось? - Сузен старалась изо всех сил оставаться спокойной.
Марк глубоко вздохнул:
- Твой отец болен, Сью. И врачи настоятельно советовали ему поменять климат и обстановку.
Голос Марка звучал бесстрастно, как будто он читал ей новости из газеты, а не сообщал о болезни отца. Между тем все хорошо знали, что Ричард Роут был фанатически трудолюбив и никогда не брал отпуска, разве только под давлением чрезвычайных обстоятельств, да и то ненадолго. Сузен тщетно пыталась осознать, что сказал ей только что Марк. Нет, это не могло быть правдой! Ее отец - сильный, жизнелюбивый человек ни разу не болел за всю свою жизнь.
- Ты шутишь? - Сузен с надеждой ожидала, что он подтвердит ее догадку.
- Мне очень жаль, Сью. Я знаю, каким для тебя будет ударом...
- Что с ним случилось? - Сузен больше не заботилась о соблюдении приличий и не собиралась скрывать свой страх. Она крепко схватила Марка за руку: - Почему ты не сказал мне об этом раньше, сразу же?
- Я говорю тебе сейчас, потому что ты уже достаточно окрепла. Раньше я не был уверен, что тебе по силам вынести грустное известие.
- Ты не имел права молчать об этом! Он мой отец! - вскричала Сузен с внезапно пробудившейся ревностью.
Марк вдруг резким движением сбросил ее руку со своей и окинул сводную сестру насмешливым взглядом:
- Добронравная дочь беспокоится о папочке! Поздновато ты взялась играть эту роль, тебе не кажется?
Сузен аж передернуло от его тона. Некоторое время она сидела молча, затем вновь обратилась к Марку, стараясь забыть оскорбительный выпад:
- Скажи мне наконец, что с моим отцом!
- Он слишком перенапрягся. Врачи констатировали полное физическое и психическое... истощение. - Голос его предательски дрогнул, и Сузен поняла, что Марк тоже страдает.
Она долго сидела, пытаясь осознать услышанное, и наконец прошептала:
- Когда?
Марк внимательно поглядел на нее:
- Три месяца назад.
- Три месяца?! Я должна была бы... - начала Сузен, но Марк беспощадно оборвал ее:
- Да, ты должна была быть здесь. Может быть, тогда твой отец уже поправился бы. А сейчас... - Он не договорил, и ее опять охватило беспокойство.
- Что - сейчас?
- За эти три месяца улучшений в его состоянии произошло очень мало, - холодно сообщил Марк.
- Слава Богу, что ты нашел меня! - выдохнула Сузен. - Иначе я ничего не узнала бы.
- Надеюсь, ты не воображаешь, что я приехал в больницу, потому что беспокоился тебе? - произнес Марк. - Просто я видел, как действовало на него твое отсутствие. Он на самом деле любит тебя, несмотря на твое отвратительное поведение.
Сузен была потрясена подобным несправедливым к ней отношением. Она так хотела помириться с отцом, но тот; сам отвергал все ее попытки вновь сблизиться с семьей. Марк же знал что враждебность исходила именно со стороны отца.
- Ты не понимаешь! - с отчаянием воскликнула она.
- Да неужели? - спросил он с горечью, резко поднимаясь с кровати. - Напротив, я понимаю все очень хорошо, Сью. Ты всего-навсего избалованная, эгоистичная девчонка, которая не думает ни о ком, кроме себя.
Сузен вздрогнула, уязвленная его словами. Марк жестоко ошибался. Но она не могла сказать ему правду. Это было бы предательством по отношению к отцу, а она слишком сильно его любила. Лучше пусть уж Марк плохо думает о ней. К тому же она не собиралась оставаться здесь надолго. Ей нужно было немедленно увидеть отца.
- Я поеду сегодня же, - заявила Сузен, отодвигая полупустой поднос и вылезая из кровати.
А что, если уже слишком поздно? Она затрясла головой, чтобы прогнать страшную мысль. Нет, об этом нельзя даже думать!
Сузен распахнула створки шкафа и удивленно уставилась на пустое пространство, где сиротливо висели проволочные вешалки. Затем резко повернулась к Марку:
- Где мои вещи?
- Вещи! - воскликнул он с нескрываемым презрением., - Это тряпье, которое ты теперь носишь? Я даже не удосужился собрать его, просто бросил там в больнице.
Сузен не верил своим ушам. Марку всегда нравилось дразнить ее. Но сейчас момент был явно неподходящий, Ты не имеешь права... - начала она и задохнулась от негодования.
- Я имею право на все. Со временем, когда ты будешь себя лучше чувствовать, ты поедешь навестить отца. Но для этого тебе потребуется обновить гардероб. Все, что ты носила недавно, - это не одежда, а нищенское барахло, - заявил Марк с присущей ему самоуверенностью.
- Я хочу ехать сейчас же! - Сузен попыталась придать своему заявлению побольше решимости, однако ей это не удалось. В голосе скорее звучал каприз избалованного ребенка, чем разумное требование взрослого человека.
И раздражение, промелькнувшее во взгляде Марка, свидетельствовало о том, что именно так он и воспринял ее слова.
- Это все, что ты можешь сказать? «Хочу, хочу, хочу», - передразнил он ее. - А теперь слушай: отныне ты будешь делать только то, что я тебе скажу! И так будет продолжаться, пока ты не поправишься окончательно. Ты поедешь к отцу, но когда я тебе разрешу, поняла?
Сузен хотелось заплакать, но она не могла доставить ему такое удовольствие, Марк не должен видеть ее слез, ее страданий. Она даже говорить не могла, голос выдал бы ее, а любое проявление эмоций Марк истолковал бы как вспышку глупого недовольства, и только.
- А теперь ложись в постель! - приказал он.
Сузен тяжело вздохнула и с достоинством, на какое только была способна, прошествовала к кровати. Марк взял со столика поднос, с неодобрением окидывая взглядом недоеденный и уже остывший завтрак.
- Я принесу тебе что-нибудь попозже, - сказал он, и Сузен молча кивнула в ответ.
Не было таких слов, которые могли бы точно выразить ее чувства. К тому же она поняла, что единственный способ отделаться от него - это полностью подчиниться. В одном Марк был прав: нельзя, чтобы отец увидел ее в таком состоянии.
Дверь за Марком закрылась, и Сузен обессилено опустилась на подушки. Неожиданно она поняла, что не может плакать: глаза были странно сухими, хотя грудь сжималась от охватившей ее тревоги. Больше, чем когда-либо, она хотела увидеть отца, убедиться, что с ним все в порядке.
А что, если позвонить! - вдруг подумала Сузен и протянула руку к телефону. Однако поднятая трубка хранила молчание. Вне себя от отчаяния, она так грохнула трубкой о рычаг, что не расслышала, как в комнату снова вошел Марк.
- Что это ты делаешь? - подозрительно спросил он.
Сузен подняла на него бледное измученное лицо. Ей вдруг пришло в голову, что, возможно, это Марк на всякий случай снял трубку с параллельного аппарата и тем самым перекрыл телефонную линию. Но зачем? Неужели он способен отказать ей в ее просьбе? Разве не естественно желать услышать голос больного отца?
- Я бы очень хотела позвонить отцу, - с мольбой произнесла Сузен. - Можно?
- Конечно, - неожиданно легко согласился Марк, но лицо его стало странно застывшим, как будто в нем происходила внутренняя борьба. Затем он резко отвернулся, бормоча проклятия.
Сузен была озадачена его поведением. Но тем не менее не стала терять время даром и пока Марк не передумал, быстро набрала номер. В крайнем нетерпении Сузен ждала, когда ее соединят. Наконец она услышала на другом конце провода голос мачехи.
- Привет, это Сузен, - пробормотала она, затаив дыхание.
Горячая краска стыда заливала ее лицо: она не знала, как воспримет звонок блудной падчерицы Бет. Девушка снова почувствовала себя скверно, ее нервы были натянуты до предела.
- Сью! Какая приятная неожиданность. Как замечательно, что ты позвонила! Подожди минуту, я позову отца.
Голос мачехи звучал так искренне, что Сузен тут же почувствовала угрызения совести. Но моментально забыла обо всем, когда трубку взял отец.
- Папочка, - прошептала Сузен едва слышно, как будто боялась говорить громче. - Папочка! - повторила она, наслаждаясь одним звучанием этого слова. Любовь к отцу переполняла ее. - Как ты себя чувствуешь?.. Да, да, конечно Скоро, очень скоро, - успокаивала она отца, часто моргая, чтобы сдержать слезы, которые уже катились по ее щекам, - Да, разумеется, я хочу тебя видеть... - Она запнулась, не справившись с радостным волнением, охватившим ее. - Да, конечно, обоих вас!
- Прошло столько времени, Сью! Ты могла бы объявиться и пораньше, - добродушно проворчал отец.
Сузен в недоумении замерла: она вернулась бы домой в любой момент, если бы отец захотел этого. Но он не ответил ни на одно ее письмо. Неужели отец мог забыть об этом? Возможно, причиной тому была болезнь? Во всяком случае, Сузен решила, что постарается разобраться во всем, как только они снова будут вместе.
- Я вернулась бы домой раньше, папочка, но дело в том...
Голос Сузен снова прервался. И тут Марк, который все это время пристально смотрел на нее, решительно приблизился и буквально вырвал трубку из ее дрожащих рук.
- Здравствуйте, Ричард, - сказал он неестественно бодро. - Нет, она себя чувствует прекрасно. Такая же, как обычно.
Сузен не верила своим ушам. Ведь она так изменилась! Неужели Марк не заметил этого? Нет, просто не хочет замечать, с грустью подумала девушка.
- Надеюсь, она будет у вас к концу следующей недели, - продолжал Марк. - Здесь все идет своим чередом. Собираюсь подписать контракт с одной фирмой, но вам не стоит вникать в подробности. Да, все в порядке.
Они поговорили еще в том же духе, затем Марк попрощался с Ричардом и положил трубку. Когда он повернулся к Сузен, ее лицо пылало негодованием.
- Почему ты не дал мне договорить? - спросила она, с трудом сдерживая себя.
Ей нужно было столько сказать отцу, но Марк лишил ее этой возможности. Пусть бы она не узнала, почему отец не отвечал на письма, но ей хотелось услышать, что ее простили...
- Потому что ты была слишком возбуждена, - твердо сказал Марк.
Своим покровительственным тоном он лишь подлил масла в огонь. Сузен взорвалась:
- Как ты посмел?! Мои чувства тут ни при чем! Не все такие бессердечные, как ты...
Однако когда Марк шагнул к ней, раздражение уступило в душе Сузен место совсем другим чувствам.
- Сью, ты, видимо, меня плохо знаешь, - сказал он мягко, но в голосе прозвучало предостережение. - То, как ты вела себя сейчас, могло ввести в заблуждение старого больного человека, но не меня.
- Что ты хочешь этим сказать?! - возмутилась Сузен. Намек, содержавшийся в его словах, глубоко оскорбил ее.
- Боже мой! Какие мы добренькие! Как мы любим папочку! - усмехнулся Марк, окидывая ее холодным, оценивающим взглядом. - Если бы я не знал тебя, Сью, ты еще могла бы одурачить меня своей игрой в оскорбленную невинность. - Марк нарочито медленно провел большим пальцем по ее губам. - Но мне отлично известны все твои уловки.
Сузен в недоумении уставилась на него широко раскрытыми глазами. А Марк между тем продолжал:
- Мне нетрудно догадаться, чего ты надеешься добиться, играя роль раскаявшейся грешницы. Но предупреждаю: если своим поведением ты будешь трепать нервы и подрывать здоровье Ричарда, ты жестоко поплатишься.
Марк уже угрожал открыто. Сузен отвернулась, не в силах выслушивать несправедливые обвинения.
- Я рад, что мы поняли друг друга, Сью, - обронил он и, повернувшись, вышел из комнаты.
Сузен облегченно вздохнула. Она до сих пор не понимала, до какой степени была взвинчена, и только теперь, с уходом Марка, ощутила себя так, словно ее выпустили из тюрьмы.
Не раздумывая ни секунды, Сузен снова схватила телефонную трубку. Клифф Мейсон отнесся к ее положению с пониманием, разрешив отсутствовать на работе столько времени, сколько ей потребуется. Заодно, раз уж представится такая возможность, предложил ей посетить их филиал в Сент-Джонсе, и Сузен с радостью согласилась. Но улыбка, появившаяся на ее лице после разговора с начальником и коллегой, моментально исчезла, как только в комнату вновь вошел Марк.
- Кому ты звонила? - спросил он, подозрительно глядя на Сузен.
- Клиффу, - ответила она, наблюдая за выражением лица Марка. - Мне нужно было сообщить ему о моих планах.
- Понимаю, - последовал короткий ответ, но Сузен видела, что Марк, если и понял что-то, то по-своему. Однако решила не обращать на это внимания.
- Скажи, папа до сих пор делает пожертвования в благотворительные фонды? - спросила Сузен как бы невзначай.
Она знала, какой результат может дать даже сравнительно небольшая сумма. А те деньги, которые когда-то жертвовал отец, могли совершенно изменить жизнь многих людей. Сузен была полна решимости заинтересовать отца по крайней мере одним из своих проектов, - разумеется, когда он будет чувствовать себя лучше.
- А в чем дело? - недоверчиво спросил Марк. Сузен с грустью поняла, что он не верит в ее искренность. Она всегда была слишком занята собой, чтобы интересоваться какой-то там благотворительностью.
- Хочу предложить отцу одну идею, - осторожно сказала она.
Марк презрительно фыркнул:
- Забудь об этом, Сью. Ты не сможешь так просто получить деньги. Все пожертвования теперь идут через компанию, и бессмысленно просить об этом отца.
- И все же я попытаюсь. - Сузен не хотела сдаваться. - Я сумею его убедить, поверь мне, - добавила она, широко улыбаясь.
Радостное выражение ее лица привело Марка в бешенство.
- «Потребую», ты хотела сказать? - резко бросил он, и улыбка мгновенно исчезла с лица Сузен. - Все еще рассчитываешь получить все, о чем бы ни попросила?
- Я же не для себя прошу - возмутилась девушка, чувствуя себя весьма неуютно под его сверлящим взглядом.
- Ах, не для себя? - Брови, Марка поползли вверх. - Тогда, может быть, для этого Клиффа? - спросил он язвительно.
- В каком-то смысле да...
- Это исключено, Сью. В настоящее время компанией управляю я. А мне проекты твоих очаровательных филантропов совсем не нравятся, уж не взыщи.
Марк ушел, на прощание хлопнув дверью.

***

В течение последующих нескольких дней они держались на расстоянии друг от друга. Сузен оставалась в своей комнате, радуясь, что Марк не навязывает ей своего общества, но к чувству облегчения почему-то примешивалась грусть. Незнакомая горничная регулярно приносила ей еду, и Сузен уже прибавила в весе - трудно было не поправиться при таком превосходном питании. Теперь она чувствовала себя намного лучше. Синяки от ушибов почти исчезли, оставались только темные тени под глазами, как от недосыпания.
Сузен была удивлена, когда однажды утром горничная принесла аккуратную стопку свежевыстиранного белья, а также юбку и свитер, которые Сузен когда-то купила, и молча положила все это на кровать. Преданность служанки Марку была вне всяких сомнений, поэтому девушка тоже молчала, взирая на белье.
- Начиная с сегодняшнего дня, ты можешь вставать, сообщил ей с порога спальни Марк.
- Благодарю, - пробормотала Сузен, старательно избегая его взгляда, Казалось, им нечего было больше сказать друг другу, как будто годы, проведенные врозь, заставили их обоих забыть о былой близости. Теперь их разделяла непреодолимая бездна.
- Мы сейчас отправимся за покупками, - заявил Марк безапелляционно.
- Мы? - переспросила Сузен, удивленно посмотрев на него. - Я вполне смогу купить себе подходящую одежду без твоей помощи.
Но Марк внезапно ухмыльнулся: - Это вопрос спорный. Твоя машина превратилась в груду металлолома, так что придется ехать на моей. Но неужели ты думаешь, что я доверю тебе вести мою машину? - жестко напомнил он ей о недавней аварии.
Сузен вынуждена была согласиться со справедливостью его слов. Она еще не была готова сесть за руль - тем более за руль такого большого и мощного автомобиля, как «ягуар» Марка.
- К тому же у меня в центре назначено несколько деловых встреч, - продолжал он, принимая ее молчание за согласие.
Хотя Сузен внутренне кипела от негодования, потому что Марку опять удалось навязать ей свою волю, она не стала терять времени на пререкания. Девушка слишком хорошо знала, как не любит Марк, когда его заставляют ждать.
- Нет! Я не буду здесь ничего покупать! - воспротивилась Сузен, увидев из окна машины череду модных магазинов самых знаменитых модельеров.
- Почему нет? - удивился Марк. - Ты что, из принципа не желаешь теперь носить приличную одежду?
- Нет! То есть... Дело в том, что мне просто становится как-то не по себе в одежде, которая так дорого стоит. Кроме того... - пыталась объяснить Сузен, но Марк перебил ее:
- Да перестань же, Сью! Ты всегда жаловалась, что тебе не хватает на тряпки. Ты беспрестанно клянчила у Ричарда деньги, и он всякий раз уступал тебе.
Сузен покраснела, вспомнив о былом эгоизме. В памяти всплыл день, когда пришел счет из банка и оказалось, что она значительно превысила положенные ей пределы. Отец тогда впервые рассердился на дочь, но Сузен не испытывала тогда никаких угрызений совести.
- Как ты умудрилась растранжирить столько денег за один месяц? - недовольно спросил ее отец, передавая счет Марку.
Тот мрачно посмотрел на Сузен, но она лишь безразлично пожала плечами.
- Это огромная сумма, - укоризненно сказал Ричард, с печалью поглядев на дочь.
- Ты вот возмущаешься, что я транжирю деньги, а мама никогда бы такого не сказала. Она бы поняла, что мне просто нужна приличная одежда! - прикинулась обиженной Сузен.
- Сью, ты несправедлива... - начал Ричард, но она сразу же перебила отца, зная его уязвимые места:
- Что-то я никогда не слышала, чтобы ты был недоволен тем, что деньги транжирит твоя жена. - Лицо девушки приняло мстительное выражение.
- Моя мать никогда не тратит таких сумм на тряпки! - вмешался Марк, взбешенный ее нападками на Бет.
- А тебя вообще никто не спрашивает! - огрызнулась Сузен, - Папочка, мне в самом деле очень нужны были эти вещи, - умоляющим тоном сказала она. - Ты же хочешь, чтобы я хорошо выглядела? И чтобы у меня были платья не хуже, чем у других девочек? - Сузен обняла отца и нежно прижалась к нему.
- Да, конечно, хочу, дорогая, - ответил тот, не в силах сопротивляться этой ласковой силе.
- Ричард! - воскликнул Марк, предвидя, чем завершится разговор. - Этого так оставлять нельзя, надо что-то делать!
- Знаю, знаю, - согласился Ричард, украдкой подмигивая дочери. - Я, пожалуй, увеличу ей сумму на карманные расходы.
Ничего хуже вы не могли придумать! - возмутился Марк, но его возражения потонули в крике восторга, который издала Сузен кинув торжествующий взгляд в его сторону: - Вот это мне нравится!
Подобные сцены разыгрывались неоднократно, и Сузен всегда выходила победительницей. Все вмешательства Марка оставались безрезультатными, - Не понимаю, какое тебе-то до этого дела, бросала она ему в лицо. - Папа дает мне столько денег, сколько считает нужным. И вообще это совершенно смешные суммы!
Однако вздорная девчонка осталась в прошлом, что бы ни думал о ней Марк- Сузен неловко заерзала на сиденье, когда вспомнила, как мрачнело лицо сводного брата при таких разговорах.
- Ничего удивительного, что ты выросла столь избалованной, - заключил Марк.
Сузен не сказала ни слова. Она понимала, что вела себя отвратительно, но тогда это был единственный способ привлечь внимание отца. Так вот какой он запомнил меня, с грустью подумала Сузен. Интересно, сможет ли Марк когда-нибудь увидеть перемены, произошедшие в ней за это время?..
Автомобиль плавно остановился, выводя ее из мира тяжелых воспоминаний. Пробормотав слова благодарности, Сузен уже открыла дверцу, чтобы выйти, но Марк неожиданно схватил ее за руку.
- Подожди, возьми-ка вот это, - сказал он отрывисто и протянул Сузен чековую книжку - Она оформлена на твое имя, - произнес Марк бесстрастно, в то время как Сузен застыла, уставившись на карточку и чувствуя, что не может принять этот дар. - Надеюсь, ты будешь благоразумна и, заботясь о здоровье отца, соблаговолишь приобрести себе приличный гардероб.
Слова Марка причинили Сузен боль. Она знала, что у нее нет иного выбора, кроме как подчиниться ему и купить себе новую одежду. Но не упадет ли она в его глазах еще ниже? А главное - в своих? Сузен с трудом подавила вскипавшее в душе негодование: она знала, что взрыв ее гнева будет встречен Марком с ледяным высокомерием .
- И помня: как бы жарко ни было на Антильских островах, в данный момент у тебя нет ни тряпицы, чтобы прикрыть тело, - добавил он.
Тут уж Сузен не могла удержаться.
- А ты уверен, что можешь позволить себе это? - усмехнулась она, помахав чековой книжкой перед его лицом. - Ты хоть представляешь, во сколько обойдется тебе мой полный гардероб? - И, не дожидаясь ответа, выскользнули из машины.
Припарковав автомобиль, Марк присоединился к ней.
- Знаешь, тебе не мешало бы подстричься, - сказал он, прихватив двумя пальцами секущиеся концы волос Сузен и скептически оглядывая их.
Девушка отступила, раздосадованная его замечанием, а еще больше тем, что он был прав.
- Я это сделаю попозже. А сейчас займемся одеждой, - заявила она и решительно направилась к пассажу с магазинами.
Марк нахмурился, но последовал за ней.
- Учти, ты будешь удивлен, - предупредила Сузен, открывая дверь одного из магазинчиков.
Перед ними простирались ряды вешалок с юбками и блузками, мимо которых Марк прошел, даже не удосужившись посмотреть на них внимательнее. Демонстративно задержавшись у отвергнутых им вещей, Сузен выбрала несколько юбок и топов, отлично сочетавшихся друг с другом. Затем отправилась посмотреть то, что мода предлагала для летнего сезона, - яркие майки с цветными рисунками, шорты и тонкие легкие платья.
- Приятно, что ты не утратила прежних привычек, - сухо прокомментировал Марк, глядя на отобранные вещи.
- С единственной разницей, что эта одежда стоит гроши по сравнению с ценой на изделия известных кутюрье. Это просто их копии, - пояснила она и удовлетворенно улыбнулась, заметив растерянность на лице своего спутника.
Ноги Сузен разболелись, голова снова начала кружиться. Гора свертков все росла и росла, а она знала, что еще не выбрала ни одной вещи, которая понравилась бы Марку. Тот уже начинал проявлять нетерпение: хождение по магазинам никогда не было его любимым времяпрепровождением, хотя он одевался элегантно и со вкусом.
Купив еще несколько пляжных костюмов, они отправились к машине. Сузен была очень довольна, что добилась своего, и решила напоследок еще немного подразнить Марка.
- Досадно, что ты не увидишь меня в этих купальниках, - с притворным сожалением протянула она.
Марк удивленно посмотрел на нее:
- С какой стати ты это вообразила?
Сузен остолбенела. Неужели он хочет сказать, что тоже собирается лететь с ней?! Он же все испортит! Она постоянно будет чувствовать себя не в своей тарелке. Только сейчас Сузен по-настоящему осознала, какую опасность представляет для нее Марк; его мужская притягательность по-прежнему неотразимо действовала на нее.
- Надеюсь, ты не... - начала она с надеждой.
- Не надейся. Не могу же я отпустить тебя одну в такое дальнее путешествие! - возразил Марк, решительно ставя ее на место и в который раз напоминая, что для него она по-прежнему маленькая девочка, за которой нужен глаз да глаз.
Сузен вызывающе вскинула голову и в упор посмотрела на него. Некоторое время они стояли молча, как соперники перед поединком, пока Сузен не поняла, что этой схватки ей не выиграть...

***

Она наклонила голову, входя в самолет, и стюард приветливо улыбнулся, протягивая ей руку. Сузен улыбнулась в ответ и стала пробираться по проходу вслед за ним, не подозревая, какие мрачные мысли терзали сейчас Марка. Указав им их места, стюард отошел, не спуская глаз с девушки, поката шла, плавно покачивая бедрами.
- Хочешь сесть у окна? - спросил Марк, снимая куртку.
- Да, спасибо, - с готовностью согласилась Сузен, сбрасывая с плеч пальто, и вдруг замерла, почувствовав прикосновение рук Марка, пытавшегося ей помочь. Она смутилась, покраснела и опустила голову, Вот теперь ты выглядишь лучше, - одобрительно сказал он, опускаясь в кресло рядом со Сузен. - Похожа на прежнюю Сью.
- Правда? - встрепенулась она, пытаясь не выдать голосом переполнившего ее счастья и ненавидя себя за те чувства, которые испытывала сейчас. В глазах Марка мелькнула искорка живого интереса, заставив ее сердце бешено забиться.
- Ты сама это знаешь. Ты ведь никогда не страдала от излишней скромности.
Он сказал это как бы в шутку, и Сузен с готовностью поддержала его тон. Ей очень хотелось ослабить напряженность, которая сковывала их и грозила превратить долгое путешествие в малоприятную борьбу самолюбий.
- Если что-то имеешь, зачем это скрывать? - рассмеялась она и кивком поблагодарила стюарда, после чего тот поспешил к другим пассажирам, входившим в салон.
- Веди себя прилично. Надеюсь, твои глупые выходки навсегда остались в прошлом, - многозначительно произнес Марк.
Сузен откинула голову на спинку сиденья и закрыла глаза, мгновенно почувствовав в душе леденящую пустоту. Казалось, что бы она ни делала, ничто не могло искупить ее прошлого. Конечно, она тогда поступала предосудительно, заводила сомнительные знакомства, но все это делалось с одной целью - вызвать ревность Марка.
И снова она перенеслась мыслями в прошлое...
Бобби был первым из ее многочисленных друзей, с которыми она знакомилась специально, чтобы подразнить сводного брата. И хотя Сузен всегда с нетерпением ждала выходных, когда Марк приезжал домой, однажды суббот? ним вечером она заявила:
- Я не пойду с вами обедать сегодня.
- Столик заказан, - мягко напомнил ей отец.
- Какое мне до этого дело? - передернула плечами Сузен и отвернулась.
- Это семейный обед, Сью. Марк тоже будет присутствовать там, - пыталась соблазнить ее Бет. Но Сузен и не думала сдаваться.
- Подумаешь, семейный обед! - фыркнула она в лицо мачехе. - Мы с Бобби собираемся на дискотеку.
- Разве нельзя пойти на дискотеку в другое время? - снова вмешался отец.
- С какой стати? - огрызнулась Сузен.
- Пожалуйста, Сью. Пойдем с нами. Если хочешь, можешь взять с собой Боба, - снова попросила Бет.
Но Сузен была настроена самым решительным образом, вознамерившись показать всем, какая она уже взрослая:
- Не думаю, что ему будет интересно ваше общество.
Сузен вернулась домой очень поздно и продолжала хихикать, когда Марк, встретив ее в холле, грубо схватил за руку и поволок в гостиную.
- Ты пьяна! - в бешенстве воскликнул он, оглядев растрепанную и всклокоченную девушку. - Отвечай, что ты еще натворила?
- Почему бы тебе не найти подружку, вместо того чтобы шпионить за мной? - отбивалась Сузен.
На самом деле ей было противно вспоминать грубые руки Бобби, жадно и бесстыдно шарившие по ее телу. Она тогда оттолкнула его со страхом и отвращением, но ни за что на свете не призналась бы в этом Марку. Ей так хотелось выглядеть взрослой женщиной!
- Мы отлично повеселились, да будет тебе известно. Ты не представляешь, чего лишаешь себя! - засмеялась она и поспешила взбежать по лестнице, не ожидая его ответа.
Теперь Сузен жалела об этом! И все-таки ее тогдашнему поведению можно было найти объяснение. С самого начала все ее попытки привлечь к себе внимание Марка были обречены. Да и, казалось, никому из тех, кого она любила, не было до нее никакого дела. Сузен вспомнила, какой несчастной чувствовала себя, когда новая жена отца вошла в его жизнь. Тогда Сузен решила занять принадлежащее ей по праву место в семейном бизнесе. Но Ричард сделал своим компаньоном Марка, заставив дочь почувствовать себя отвергнутой родным отцом.
Сузен прикусила нижнюю губу, стараясь загнать мучившую ее обиду поглубже внутрь.
- Сью, ты что, нервничаешь? - спросил Марк.
Ей не сразу удалось взять себя в руки.
- Разве это заметно? - ответила она после некоторой паузы. Голос прозвучал на редкость бодро, несмотря на мучительную тоску, завладевшую ее сердцем.
- Да. Наверное, тебе не дает покоя мысль, что предстоит играть роль послушной дочери?
Сузен молча кивнула. Ей не хотелось спорить с Марком, тем более на столь щекотливую тему. Но оказалось, что он еще не закончил:
- Что и говорить, тебе придется очень постараться, учитывая состояние здоровья твоего отца.
- Думаешь, я не понимаю? Право же, Марк, ты просто невыносим! - вспыхнула она. Кажется, сводный брат зашел слишком далеко в своих представлениях о ее испорченности!
- Оставь свой праведный гнев, Сью, - поморщился он, не обращая внимания на страдальческое выражение, появившееся на лице Сузен. - Твой невинный взгляд не обманет меня. Я знаю тебя слишком хорошо.
- Люди меняются, - прошептала Сузен, прекрасно зная, что все ее слова напрасны. Бессмысленно пытаться доказать человеку то, чего он не желает видеть. Одному Богу известно, сколько раз она пыталась загладить свою вину! И ей было совершенно непонятно, почему отец не отвечал на письма - это было так не похоже на него.
- Меняются ли? - прозвучал насмешливый голос Марка.
Он не верил ей, это было совершенно ясно. Тихое отчаяние овладело Сузен. Так всегда было между ними - бесконечные перепалки, доводившие ее до исступления. Она устала от их вечных споров, сыта ими по горло! Неужели они никогда не смогут стать просто друзьями?
- Какой смысл говорить с тобой? - обреченно пробормотала она.
Никакого, - согласился Марк, одаривая ее улыбкой, в которой так и сквозило торжество.
- Я вообще не понимаю, почему ты летишь со мной. Наверняка у тебя есть более важные дела! - огрызнулась Сузен.
Она была искренне удивлена тем, что он оставил работу, вознамерившись сопровождать ее, и огорчена, что по-прежнему не может ему противостоять. Ей хотелось показать отцу и мачехе, как она изменилась. Но Марк, казалось только и ждал случая, чтобы поиздеваться над ней, разрушая все ее планы на счастливое воссоединение с семьей.
- Я же сказал, что за тобой нужен глаз да глаз, - усмехнулся он. - Рано или поздно тебе надоест играть роль примерной дочери и ты станешь прежней эгоистичной Сью, которая думает только о себе.
Его добродушный, почти шутливый тон не обманул Сузен. Она оскорблено вскинула голову, глаза ее полыхнули гневом.
- Давай не будем, Сью. Прекрати устраивать театральные представления. Что значила та жалкая квартира, ужасные тряпки? Неужели ты надеялась, что, если Ричард найдет тебя живущей в грязных комнатенках с каким-то неизвестным мужчиной, это окончательно сразит его и вызовет чувство вины?
- Ничего подобного! - запротестовала Сузен. - Я жила так, как мне позволяли средства. А этот мужчина...
- Избавь меня от подробностей, - отмахнулся Марк. - Они мне совершенно безразличны. - Он достал дипломат и открыл его. - А сейчас мне нужно поработать. Это длительный перелет, и я хочу ознакомиться с кое-какими документами, прежде чем мы прибудем в Сент-Джонс. А ты почитай журнал или что-нибудь в этом роде.
Марк сказал это, не поднимая головы от бумаг, и Сузен поняла, что больше не в силах сдерживаться.
- Черт побери! Как ты смеешь разговаривать со мной подобным тоном?! - Голос ее сорвался на крик. - Как ты смеешь вообще так пренебрежительно обращаться со мной? «Почитай журнал!» - передразнила его Сузен, вкладывая в интонацию всю глубину своего презрения. - Женщины давно уже покинули кухни, Марк. Теперь очередь за вами. Выходите из своих пещер и присоединяйтесь к нам!
Закончив гневную тираду, Сузен не могла сразу успокоиться. Ее сердце бешено колотилось, щеки пылали. В конце концов, она все еще владела весьма значительной частью акций компании отца и ей было небезынтересно, над чем работает Марк. Сузен ждала его реакции, не сомневаясь, что это будет очередное язвительное замечание. Однако она ошиблась.
- Извини, Сью. Я действительно вел себя, как высокомерный сноб, - неожиданно сказал Марк, и в глазах его промелькнуло даже нечто похожее на восхищение. - Не гляди на меня так удивленно. Да, я был не прав, но я всегда умел признать свою вину, - добавил с едва уловимой насмешкой в голосе. Он снова погрузился в изучение бумаг, но на его губах продолжала блуждать улыбка.
- У тебя какие-нибудь дела в Сент-Джонсе? - полюбопытствовала Сузен. Она следила за деятельностью отцовской компании по финансовым газетам, но в них ничего не упоминалось о Малых Антильских островах.
Марк нахмурился, как будто вопрос застал его врасплох.
- Да, - ответил он сдержанно, и Сузен. поняла, что он не желает посвящать ее в свои планы.
- Не хочешь рассказать поподробнее? - осторожно спросила она. Сузен всегда хотелось ощущать себя причастной к бизнесу отца, ее действительно интересовало все, связанное с деятельностью компании.
Марк пожал плечами:
- Это новый проект, который мы разрабатываем совместно с одной международной фирмой. Я считаю, что инвестиции могут принести нам огромную прибыль.
Марк передал Сузен документы, и его рука коснулась ее руки - легко, как крыло бабочки. Но этого было достаточно, чтобы внутри у девушки что-то оборвалось, и она отдернула руку, как будто укололась об острый шип.
- А что думает об этом папа? - спросила она, поспешно переводя взгляд на бумаги.
- Я не утруждаю его сейчас делами.
- Так он ничего не знает?!
Вопрос Сузен прозвучал как обвинение. И хотя больше ничего не было сказано, оба вспомнили о давнем споре из-за того, что уже тогда Марк хотел сосредоточить в своих руках управление фирмой. Сузен почувствовала, как Марк вздрогнул.
- - Почему же? Конечно, знает! - отрезал он, раздраженный ее подозрениями. - Я просто не хочу беспокоить его по мелочам. Кроме того, пока еще рано говорить о чем-либо конкретном, - объяснил Марк. - Сначала я хочу проверить все цифры перед завтрашним собранием.
- Значит, ты не возражаешь, если я посмотрю документы? Я ведь немного разбираюсь в отчетах, - сочла нужным переспросить она.
- Нет, конечно. Я собирался со временем ввести тебя в курс дела.
- Да неужели? Надеюсь, ты помнишь, как меня выкинули из семейного бизнеса? - мстительно сказала Сузен.
Но Марк только пожал плечами и грустно досмотрел на нее:
- Дорогая моя, тебя никто не выкидывал. Просто в то время тебе исполнилось всего восемнадцать и вряд ли ты была готова взять на себя такую ответственность.
Сузен нахмурилась. Опять она готова была признать, что в словах Марка есть доля истины. Тогда ей не доводилось работать даже в маленьком учреждении; что же говорить о крупной компании!
- Кроме того, - продолжал Марк, смягчившись, как будто заметил, что его слова задели Сузен за живое, - в этом возрасте молодой девушке следовало наслаждаться жизнью, вращаться в кругу своих сверстников, а не торчать, в душном прокуренном помещении, где собирается правление фирмы, и вести жесткую борьбу за выживание с ее конкурентами.
- Но это было именно то, к чему я стремилась! - возразила Сузен.
Она действительно хотела быть рядом с отцом, участвовать в его жизни. Сузен устала чувствовать себя чужой в собственной семье, она отчаянно нуждалась в любви и внимании близких людей.
Марк промолчал, но, когда его ладонь накрыла руку Сузен, теплая волна пробежала по ее телу. Девушка поспешно отвернулась, пытаясь сосредоточиться на документах.
- Ты уверен, что расчеты правильны? - спросила она осторожно, минут пятнадцать спустя.
- Да, по крайней мере, такие цифры были нам представлены партнерами. А в чем дело?
Он придвинулся ближе, чтобы посмотреть на развернутые листы. Запах его одеколона дразнил Сузен, отвлекал от предмета разговора. Лицо Марка почти соприкасалось с ее лицом.
- Мне кажется, расчетный фонд заработной платы здесь выше, чем должен был бы быть...
- Когда это ты стала таким специалистом? - прервал ее Марк, но по лицу его расплылась довольная улыбка.
Сузен могла даже поклясться, что услышала в его голосе восхищение.
- Я много читала, - ответила она уклончиво, надеясь, что ей удастся избежать дальнейших расспросов. - Ты собираешься вернуться в Англию, когда закончишь свои дела на Антигуа? - спросила Сузен, решив перевести разговор в более нейтральное русло.
- Нет, по-видимому, я возьму короткий отпуск. Во всяком случае, с Паулой я уже договорился.
- С Паулой? - переспросила Сузен, сама удивляясь тому, как спокойно звучит ее голос, в то время как в душе разразилась настоящая буря. А в памяти возникали одна за другой все новые и новые картины недавнего прошлого.
- Помнишь Паулу? - спросил Марк, нимало не смутившись.
Как могла она забыть ее? И Марк знал это, не мог не знать!
- Когда Мэг сбежала с Ником Фалдингом из планового отдела, твой отец оказался в весьма затруднительном положении. Но, к счастью, появилась Паула, которая взяла на себя ее работу, и с тех пор она состоит на службе в компании.
Ах вот оно что! Эта особа ко всему прочему сумела стать незаменимой в компании, созданной ее отцом, в то время как она, Сузен, осталась не удел...
- Когда же это случилось? - спросила она наконец, сумев побороть свои чувства.
- Вскоре после того, как ты покинула дом, - как-то небрежно ответил Марк. - О, наконец-то ланч! Умираю от голода.
Он убрал бумаги и с аппетитом принялся за еду. Сузен не пошевелилась - она сидела как громом пораженная. Паула продолжала преследовать ее! Но, может быть, Марк не питает больше к ней нежных чувств? Мысль об этой женщине причиняла ей страдания, в чем Сузен не хотела признаться даже самой себе.
- Значит, ты все еще встречаешься с Паулой? - спросила она, стараясь, чтобы ее голос прозвучал равнодушно.
Марк поспешил изобразить улыбку, которая, однако, не обманула бы даже младенца.
- Разумеется, мы почти каждый день видимся на службе, - ответил он с набитым ртом. - Неплохо для ланча в самолете, - добавил Марк, знаком пригладил свою спутницу разделить трапезу.
Сузен тяжело вздохнула. Она знала, что расспрашивать дальше бесполезно: во-первых, потому, что Марка трудно заставить говорить, когда он этого не хочет, а во-вторых, ей не пристало проявлять слишком большой интерес к его личной жизни. Но в глубине души Сузен сомневалась, что ей когда-нибудь удастся излечиться от своего влечения к Марку, какие бы странные формы оно ни принимало...
Наконец самолет совершил посадку. Было так здорово вновь стоять на твердой земле после стольких часов полета.
Марка и Сузен ждал автомобиль. В течение нескольких минут их багаж был погружен, и они поехали. Было жарко, дорога кишела людьми, яркие краски вокруг создавали радостную атмосферу. По обеим сторонам дороги лепилось множество лавочек и магазинчиков. Повсюду, где позволяло пространство, были развешены изделия местных мастеров: яркие плетеные коврики, вырезанные из дерева фигурки животных.
Когда они проезжали мимо, дети махали им руками и кричали приветствия.
- Здесь так же прекрасно, как всегда, - прошептала Сузен, впитывая в себя атмосферу праздника, наслаждаясь красочными сценами, мелькающими перед ее глазами. - Настоящий рай, - добавила она, увидев вдали ярко-голубую полосу океана.
- Будем надеяться, что на этот раз в райском саду не окажется змеи, - заметил Марк, не отрывая глаз от дороги.
- Это что, намек? - В Сузен снова закипело раздражение.
Но в этот момент вдали возникли очертания низкого белого строения, и у девушки защемило сердце при виде виллы, где она провела столько счастливых дней. Слезы подступали к глазам горячей волной, жгли изнутри и грозили прорваться наружу. Марк плавно остановил машину, но Сузен продолжала сидеть неподвижно, вдыхая аромат цветов, любуясь великолепием сада, яркими гроздями бугенвиллей, живыми пятнами шиповника, благоухающим красным жасмином.
Внезапно ей стало страшно. Марк смотрел на нее, но она не замечала ничего, погрузившись в мир своих переживаний. Она вздрогнула, когда Марк коснулся ее руки, и посмотрела на него широко раскрытыми глазами, в которых блестели слезы. От волнения Сузен не могла вымолвить ни слова. Повинуясь внезапному порыву, Марк сжал ее руку, и девушка затрепетала, увидев нежность в синей глубине его глаз.
Только тогда ей удалось выдавить из себя:
- Я ужасно боюсь встречи с отцом. Я не выдержу этого, Марк!
- Все будет в порядке, - успокаивал он, по-прежнему сжимая ее руку, как будто хотел передать ей часть своей силы.
Но его прикосновение привело Сузен в еще большее смятение. Словно почувствовав это, Марк медленно разжал пальцы, давая ей возможность прийти в себя.
- Ну, выходи же, Сью, - подбадривал он, открыв дверцу машины.
Пока Марк помогал ей вылезти из маленького джипа, она ощущала его близость каждой клеточкой тела, Сузен стояла в нерешительности возле машины, как вдруг дверь распахнулась и она услышала родной голос;
- Сью!
Все остальное произошло в одно мгновение.
- Папочка! - закричала она, бросаясь к отцу. Слезы, сдерживаемые так долго, потоком хлынули из глаз, но Сузен не стеснялась их. - Папа! Папа! - твердила она словно заклинание, чувствуя, как добрые, ласковые руки, как когда-то в детстве, обнимают ее.
Теперь казалось странным, что отец мог так долго отвергать ее, не замечать ее мольбы о прощении.
- Ты хорошо выглядишь, - наконец смогла произнести Сузен, проводя ладонью по щекам, чтобы стереть влажные следы слез.
- В самом деле? - спросил Ричард, с сомнением посмотрев на дочь.
- Ты выглядишь лучше, чем я думала, - призналась Сузен и улыбнулась. Было так приятно снова видеть отца!
- Бет заботится обо мне, - Ричард с нежностью обнял за талию свою жену, подошедшую к ним. Та откликнулась на его ласку, приникнув к нему всем телом. Вместе они являли собой картину преданности и любви, и это слегка омрачило радостный порыв Сузен.
- Я не сомневалась в этом, - сдержанно произнесла девушка и натянуто улыбнулась Бет. Хотя она и не ревновала теперь отца к мачехе с той остротой, как раньше, но в ее присутствии все равно испытывала глухое раздражение.
- Проходите. Я уже приготовила напитки, - пригласила их Бет, и они вошли в прохладный холл с полом, выложенным керамической плиткой.
С противоположной стороны холла раздались шаги... и Сузен как громом пораженная уставилась на свою старую соперницу. Паула небрежно кивнула всему семейству и отныне обращалась лишь к одному Марку.
- Рада снова видеть тебя, - сказала она низким, чувственным голосом. - Я вижу, ты разыскал Сью. Но стоило ли привозить ее сюда?
Сузен почувствовала, как волна гнева поднимается в ней. Невероятным усилием воли она заставила себя не реагировать на слова Паулы. Она приехала сюда загладить вину перед отцом, попросить прощения, а не устраивать новые скандалы. Сузен поспешно пошла вслед за родителями в просторную гостиную и все-таки невольно услышала начало ответа Марка:
- Не волнуйся. Я не спущу с нее глаз. Кроме того...
Слушать дальше было выше ее сил. А впрочем, чего она ожидала - торжественного приема по случаю ее приезда? Сузен знала, что ей будет нелегко доказать всем, что она стала другой, что в ней почти ничего не осталось от той взбалмошной девчонки, которая убежала из дома полтора года назад.
В гостиной Сузен уселась на пол рядом с креслом отца и положила голову ему на колени, с грустью отметив, как он постарел. Ричард нежно погладил ее по волосам:
- Хорошо, что ты вернулась, Сью. Всем нам так тебя недоставало.
- Я тоже счастлива, что наконец здесь. Я приехала бы и раньше... - начала она, но оборвала фразу. Слова показались ей ненужными: они снова вместе - и это самое главное. Сузен закрыла глаза, наслаждаясь счастьем единения с отцом и чувствуя мягкое прикосновение его руки.
- Какая трогательная сцена!
Глаза Сузен распахнулись при звуке обманчиво-мягкого голоса, и она вымученно улыбнулась, стараясь не обращать внимания на сарказм, прозвучавший в словах Марка.
- Пойдем, Сью, - предложил он. - Я хочу показать тебе новый бассейн.
Хотя это звучало как весьма вежливое приглашение, Сузен знала, ослушаться просто невозможно. Кроме того, ей не хотелось находиться в одной комнате с Паулой, ненависть которой по отношению к ней девушка, казалось, ощущала всей кожей. Сузен вскочила, изобразив полный восторг.
- Я скоро вернусь, - сказала она отцу и нежно поцеловала его в щеку.
Он ответил понимающей улыбкой...
- Ты одурачила Ричарда и, может быть, даже мою мать. Но помни, Сью, меня не проведешь! - угрожающе произнес Марк, как только они вышли из дома.
Сузен замерла, уловив угрозу, прозвучавшую в его голосе, и, откинув голову, посмотрела ему прямо в глаза. Как ни старалась она уйти от ссоры, гордость не позволяла ей уступить Марку.
- Боишься расстаться с единоличным управлением фирмой, не так ли? На твоем месте я бы тоже заволновалась! - Сузен очень хотелось причинить ему боль так же, как он некогда поступил с ней. - Кто знает, что может случиться теперь, когда я вернулась?
- Ничего, - отчеканил Марк. Он вообще был на удивление спокоен. - Ровным счетом ничего не случится, Сью. Так что не трать время и силы понапрасну. Ты здесь для того, чтобы помочь выздоровлению отца, и, как только он почувствует себя достаточно хорошо, я тотчас отправлю тебя в Англию.
- Нет, Марк, никуда я не поеду, пока не сочту это необходимым. Я всегда делаю то, что хочу.
- О, это нам всем отлично известно, - растягивая слова, насмешливо изрек Марк.
- Что ты хочешь этим сказать? - Сузен пришла в отчаяние от его равнодушно-высокомерного тона.
- Ты всегда получала то, что хотела. Я помню, как Ричард не смог поехать в Штаты из-за того, что ты устроила очередной скандал.
- Он сам не хотел ехать! - запротестовала Сузен.
- Вовсе нет, Ричард как раз хотел ехать. Но поездка устраивалась ради меня, а ты возмущалась всякий раз, когда все хоть на минуту прекращали умиляться тобой, - раздраженно бросил Марк, не скрывая своего презрения.
- Неправда!
- Черт побери, ты знаешь, что все было именно так! Ты всегда была готова на все, лишь бы исполнить свои дурацкие прихоти. Я знаю, почему ты так сюсюкаешь с отцом, - тебе просто нужны деньги!
- Деньги на благотворительные цели! - Сузен кипела от возмущения: все, что говорил Марк, было чудовищно несправедливо.
- Ладно, мне в конце концов нет дела до этого. Лишь бы ты не досаждала Ричарду. И прошу тебя, Сью, проявить хоть немного уважения к моей матери.
У нее сдавило грудь и перехватило горло от гнева. Подняв голову, она встретилась с его безжалостным взглядом и чуть не заплакала от бессильной ярости.
- О, я прекрасно тебя понимаю! - воскликнула она с ожесточением, дрожа всем телом. - Своего отца ты потерял, потому что твоя мать решила, что мой отец более выгодная партия. И ты согласился на эту замену!
Тихо выругавшись, Марк придвинулся к ней.
- Когда-нибудь... - прошипел он сквозь зубы, и, сама того не заметив, Сузен вдруг оказалась в тисках его рук, как беспомощная пташка в когтях хищника.
Она попыталась вырваться, но тут Марк склонился над ней и поцеловал в губы. Это был не тот теплый, трепетный поцелуй, полный любви и нежности, память о котором еще жила в ней. Нет, это был жестокий поцелуй насильника, без намека на ласку.
Сузен задохнулась. Она знала, что должна ненавидеть этого человека... и не могла. Сердце бешено колотилось в груди, его удары отдавались в висках.
- Сью, - прошептал Марк хрипло, оторвавшись от ее губ. - Зачем ты делаешь это со мной? Зачем?
Девушка с ужасом почувствовала, как слабеет податливое тело. Но, нет, она не могла позволить ему еще раз одурачить ее. Резко оттолкнув Марка, Сузен вырвалась из его рук и посмотрела ему прямо в глаза.
- Оставь меня в покое! - выдохнула она.
- Не могу, Сью, как бы мне этого ни хотелось. Ты же видишь, я не доверяю тебе.
Его белые зубы сверкали в широкой улыбке, но в этой улыбке не было ни тепла, ни радости. Быстро повернувшись, он зашагал прочь.
Сузен благодарила небо за то, что Марк с головой ушел в работу. Он был так занят, что они почти не виделись - разве только за обедом и ужином, когда собиралась вся семья, но тогда напряженность между ними не так бросалась в глаза.
Зато все более натянутыми становились ее отношения с мачехой. Сузен очень хотелось взять на себя заботу об отце, и это стало постоянным источником трений между нею и Бет, которая не оставляла Ричарда ни на минуту с тех пор, как врачи поставили диагноз.
- Позвольте, я сделаю это сама, - сказала Сузен однажды после обеда, когда мачеха встала, чтобы приготовить отцу чай.
- Только без сахара и с нежирным молоком, - мягко напомнила ей Бет, вызвав у девушки очередной приступ раздражения.
- Знаю! - отрезала она. И добавила: - Почему бы вам не пойти отдохнуть, Бет?
- Я не могу, - ответила та и, поймав удивленный взгляд падчерицы, вздохнула: - Честное слово, действительно не могу.
- Вы просто не хотите этого! - вспылила Сузен. - Вы что, думаете, что я в ваше отсутствие скажу или сделаю нечто такое, что вызовет обострение болезни у отца?
- Может быть, не нарочно, Сью, но... - Бет не закончила фразу.
- Я здесь не для того, чтобы ссориться или ворошить старые обиды, - объяснила Сузен. Затем добавила с болью в голосе: - Почему вы не можете поверить в это?
- Извини, Сью. Я просто очень напугана.
- Напуганы?
- Да. Когда я поняла, что могу потерять Ричарда, я почувствовала, что не переживу этого. Теперь я боюсь оставлять его одного...
Сузен внимательно посмотрела на мачеху и вдруг поняла, что перед ней слабая, немолодая женщина, к тому же бесконечно усталая.
- Поверьте, Бет, вы можете положиться на меня, - сказала она. - А вам необходимо отдохнуть.
На мгновение Бет замерла, затем ее измученное лицо осветилось мягкой улыбкой:
- Спасибо тебе, Сью.
С того дня Сузен начала сама ухаживать за отцом. Это оказалось нелегким делом, поскольку тот очень тосковал без работы, и все-таки девушка чувствовала себя счастливой. Сузен не раз хотела расспросить, почему он не отвечал на ее письма, но понимала, что упоминание о прошлом могло лишь навредить тем добрым взаимоотношениям, которые начали снова складываться между нею и отцом. Она не была готова так рисковать.
К тому же Бет отошла в сторону, предоставляя ей возможность беспрепятственно общаться с отцом. Это заставило Сузен взглянуть на мачеху по-новому. Было очевидно, что та глубоко предана мужу и готова пойти на все, лишь бы он был счастлив...
Шла уже вторая неделя пребывания Сузен на вилле, когда однажды утром, спустившись к завтраку, она застала отца, поглощенного беседой с Марком.
- Я думаю, Сью заслужила немного отдыха, - говорил Ричард. Увидев дочь, он улыбнулся и привычно подставил ей щеку для поцелуя. - Она ухаживает за мной непрерывно с тех пор как приехала сюда. Не забывай, девочка пережила несчастный случай, от последствий которого до сих пор еще не оправилась до конца. Так что я ей тем более благодарен.
Сузен бросила торжествующий взгляд на Марка, который хмуро смотрел на нее, а Ричард тем временем продолжал:
- Бет тоже очень благодарна Сью за передышку, и мы действительно рады, что вы оба здесь, с нами. Но сейчас нам бы хотелось...
- ...побыть одним? - договорил за него Марк.
- Именно. Паула взяла отпуск на несколько дней и уезжает. А ты мог бы показать Сью некоторые здешние достопримечательности.
Сузен покраснела от досады. Неужели она уже надоела отцу? Кроме того, ее задело, что Марк явно был не в восторге от этой перспективы.
- Ну что ты, папочка! Ты все еще считаешь меня ребенком. Я уже в состоянии сама себя развлекать, - поспешно сказала она, прерывая затянувшуюся паузу. - К тому же Марк наверняка занят.
Тот насмешливо поднял брови.
- Отчего же? Я вполне могу взять один свободный день, - сказал он, но в голосе его не чувствовалось подлинного энтузиазма.
- Спасибо, Марк. Но я планировала провести сегодня весь день на пляже. - Замечательно. Я как раз знаю прекрасное место, - заявил Марк, и Сузен непонятно почему покраснела.
- Но я предпочитаю одна... - начала она, испытывая страшную неловкость.
- Ну-ну, Сью. - Марк шутливо погрозил ей пальцем. - Невежливо отказываться, когда тебя приглашают на прогулку от чистого сердца. Тем более у меня на примете есть нечто совершенно потрясающее, - добавил он, подмигивая ей.
Выражение его лица смягчилось, взгляд стал манящим. И Сузен была побеждена. Подавляемое ею влечение к этому человеку проснулось с прежней силой, и это смутило Сузен. Но Марк не должен догадаться о переполнявших ее чувствах! Она собрала в кулак всю свою волю, стараясь казаться равнодушной. Ей нужна была эта защитная оболочка, если предстояло провести целый день с Марком. Уж она-то знала, какую власть над ней имеют его чары!
- Хорошо. Я согласна, - ответила Сузен и, встав из-за стола, направилась к двери.
Но когда она проходила мимо Марка, тот вдруг взял ее за руку, и девушка остановилась как вкопанная, чувствуя, что мучительно краснеет.
- Я попрошу Фло приготовить для нас корзину с едой. Думаю, она мне не откажет.
- Не сомневаюсь, что Фло сделает это с удовольствием, - заметила Сузен.
Флоранс, местная женщина, которая приходила помогать по дому, разумеется, не могла устоять перед обаянием Марка - впрочем, как и многие другие женщины. Марк улыбнулся, как будто знал, что имела в виду Сузен.
- Ты будешь готова через полчаса? - спросил он.
- Конечно.
- Вот и хорошо. Уж если я взял свободный день, то не хочу терять ни минуты.
Сузен поспешно вышла из комнаты. Внезапно она почувствовала необычайную легкость во всем теле. Это было предвкушение счастья чувство, почти забытое ею.
Предстоявший день на пляже, несомненно, требовал смены туалета, и Сузен в глубине души была благодарна Марку за то, что он заставил ее купить новую одежду Сейчас она понимала, что ее взгляд на моду поначалу был весьма экстравагантным. И испытала чувство вины за свои шикарные туалеты, когда стала работать в благотворительной организации. Она сознательно сократила свой гардероб, убрав все сверхмодное и яркое. Скромное жалованье делало для нее доступной лишь самую простую и дешевую одежду. Тем большее наслаждение получала она теперь, разглядывая и примеряя новые туалеты.
Поверх купального костюма Сузен надела шорты оранжевого цвета, с которыми прекрасно сочеталась майка с красочным изображением джунглей. Ее кожа уже приобрела золотистый оттенок, так как она не упускала случая позагорать каждый день после полудня, когда отец отдыхал. Сузен поспешно затолкала в большую пляжную сумку еще один купальный костюм, цветастое махровое полотенце и целый набор лосьонов для загара.
Внезапно она вспомнила еще кое о чем и улыбнулась. Усевшись на кровать, она начала надувать резиновый круг, который на глазах превращался в смешного бело-голубого дельфина с ласковыми черными глазами. Марк, с его чувством юмора, конечно, по достоинству оценит игрушку.
Сузен перекинула через плечо сумку и, дельфина под мышку, бросила взгляд на отражение в зеркале. Она выглядела совеем юной - не старше пятнадцати лет. Ее пепельные волосы стали еще светлее на солнце, тяжелая челка падала на самые брови, из под нее невинно смотрели большие серые глаза.
Девушка помедлила перед зеркалом. Убрав волосы с плеч, она подняла их на затылок и повертела головой, присматриваясь к себе, С пучком на затылке она, несомненно выглядела старше... А впрочем, какая разница? Марк все равно ничего не заметит. Оставив волосы распущенными, Сузен с сильно бьющимся сердцем открыла дверь спальни.
- Ты выглядишь очень мило, - заметила Паула, проходившая мимо ее комнаты. - Очаровательная молодая особа!
Ее хрипловатый голос звучал фальшиво-сладко, но Сузен явственно услышала в нем скрытую злобу. Она попыталась ответить улыбкой, но не смогла, почувствовав себя глупой девчонкой перед самоуверенной, элегантной взрослой женщиной.
Паула была в бежевом полотняном костюме и легкой блузке из белого шелка, хорошо сочетавшимися с босоножками на низком каблуке и широким белым поясом, подчеркивавшим тонкую талию. Волосы были уложены в замысловатую прическу, лицо умело и со вкусом подкрашено. Казалось, жара не причиняла ей ни малейшего неудобства, в то время как на лице Сузен уже заблестели капельки пота.
- Это что - новая игрушка? - снисходительно спросила Паула, и выщипанные брови изумленно поднялись.
Сузен крепче прижала к себе надувного дельфина и натянуто поинтересовалась:
- Вы имеете в виду Флиппера?
- О ком это вы? - спросил Марк, подходя к ним. - Кто такой Флиппер?
- Разве ты не видишь? - обернулась к нему Сузен.
- Ах, дельфин! Мне следовало бы догадаться, - рассмеялся Марк. - Я помню, какими именами ты награждала свои игрушки: лисица Майки, зайчиха Милли, Толстая хрюшка...
- Хрюшка-соплюшка, - поправила его Сузен, наслаждаясь мгновениями совместных воспоминаний о прошлом, о ее детстве, когда еще ничто не омрачало их отношений. Пауле в этих воспоминаниях места не было.
Сузен испытала глубокое удовлетворение от этой вполне безобидной сцены. Паула же, наоборот, была явно уязвлена неожиданным оборотом разговора - вокруг рта ее залегли глубокие складки, выражение лица сразу стало угрюмым. Девушка с тайным удовольствием отметила, что Паула куда старше, чем хочет казаться. И вовсе не так уж хороша собой.
Они все вместе спустились по лестнице и направились к автомобилю. Паула решительно уселась рядом с Марком, так что Сузен пришлось залезть на заднее сиденье, а это очень затрудняло участие в общем разговоре.
- Хорошо, что Марк согласился присмотреть за тобой сегодня. Ричард хоть немного отдохнет от твоего общества, - вполголоса сочувственно произнесла Паула, оборачиваясь назад.
Сузен отпрянула, как будто получила оплеуху. Неужели отец устал от нее? И больше не хочет, чтобы она была рядом? Она молчала, ошеломленная словами Паулы, сознавая, что в них вполне может быть доля правды. В душе подобно огромной волне, бьющейся о плотину, поднималось ощущение собственной ненужности. Сузен уставилась в окно, погруженная в мрачные мысли, не обращая внимания на беззаботную болтовню Паулы.
Она едва заметила, как машина остановилась и Паула вышла, но от нее не ускользнуло, что на прощание они с Марком обменялись поцелуями, Сузен тут же почувствовала, что нервы у нее натянулись как струны, но она не хотела признаться даже себе в том, что сгорает от ревности.
- Садись сюда, Сью. Здесь лучше видно, - сказал Марк, и Сузен с радостью перебралась на переднее сиденье.
- Так куда же мы едем?
- Ты помнишь дальний пляж?
Сузен с готовностью кивнула: это превосходило ее самые романтические ожидания. Дальний пляж представлял собою бесконечную полосу белого песка, мерцающего серебряным светом. Море там пленяло чистой синевой, оно было гладким и блестящим, как тонкий лист стекла.
Марк высадил Сузен на пляже, а сам отправился на стоянку в гавани. Она ждала его, наслаждаясь прекрасным видом и слушая ласковый плеск волн о берег.
- Все в порядке! - еще издали крикнул Марк, возвращаясь.
- О чем ты? - спросила Сузен.
- Я арендовал лодку, так что мы сможем сплавать к рифу и понырять с аквалангом.
- Понырять... - прошептала Сузен, - Сколько же лет прошло с тех пор...
Она вспомнила, как Марк учил ее подводному плаванию. Это был какой-то семейный праздник - и один из самых счастливых дней в ее жизни. Однако именно после него в ее отношениях с Марком возникла странная напряженность, которой она тогда не могла дать объяснения.
- Так ты едешь? - нетерпеливо спросив Марк, неверно истолковав ее молчание.
- Конечно! - выдохнула Сузен. С трепещущим сердцем, в предвкушении необычайных ощущений, которые обещал день, она направилась к машине, в которой сидел Марк.
Возле рифа Марк бросил якорь и предложил Сузен переодеться, протянув ей черный костюм, украшенный с обеих сторон флюоресцирующими оранжевыми полосами по всей длине.
- Ну как, готова? - спросил он, наблюдая за тем, как Сузен устраивается на борту лодки.
Ухватившись обеими руками за борт, откинулась назад, избегая смотреть на Марка. .
Слишком уж тот был великолепен в глянцевитом костюме, облегающем его словно вторая кожа и подчеркивающем мужественную грацию сильного тела.
Сузен кивнула и сделала глубокий вдох, замерев на мгновение: она почувствовала невольный страх перед морской бездной. Однако, услышав шумный всплеск рядом с собой, тут же отпустила руки и соскользнула в теплую воду.
Сузен поплыла вслед за Марком, погружаясь все глубже и глубже и ощущая возрастающее давление воды на тело. То, что предстало перед ее взором, повергало в изумление, наполняло душу несказанным восторгом. Коралловый риф жил своей жизнью.
Поглощенная созерцанием стаек разноцветных рыб и похожих на сказочные цветы актиний, Сузен не заметила темной тени, рассекавшей морские глубины. Только когда Марк вдруг резко притянул ее к себе, она увидела стремительную и по-своему грациозную рыбу.
У Сузен прервалось дыхание, сердце бешено забилось. Крепко прижимая девушку к своей груди, Марк быстро поплыл под прикрытие рифов. Огромная рыбина на мгновение нависла над ними. Это была барракуда длиной около десяти футов. Душа Сузен ушла в пятки от ужасного зрелища, внутри что-то оборвалось, когда она осознала, что находится на волосок от смертельной опасности. Только присутствие Марка придавало ей силы.
Морской хищник проплыл достаточно близко от, замерших в неподвижности молодых людей, затем неожиданно развернулся и устремился на глубину. Сузен следила за барракудой, пока та не скрылась из виду. Марк отпустил девушку не сразу, хотя хватка его ослабла. И Сузен позволила себе расслабиться, придвинулась еще ближе к нему и запрокинула голову, чтобы лучше видеть его лицо.
Глаза Марка сквозь маску смотрели на нее так пристально, что ей стало не по себе. Затем в них что-то промелькнуло, так быстро, что Сузен не смогла определить, в чем заключалась перемена, однако реакция Марка была мгновенной. Его руки разжались, и он резко толкнул ее вверх, давая понять, что они должны подняться на поверхность.
Сузен не нужно было повторять дважды: волшебство мгновения было разрушено навсегда. Радуясь, что ее лицо скрывает маска, она поплыла судорожными движениями, как будто спасалась бегством. Оставалось неясным только, кто представлял для нее большую угрозу - Марк или барракуда.
Наконец она вынырнула на поверхность, сбросила маску и с облегчением вдохнула свежий воздух. Марк возник из воды рядом с ней и произнес, сдвигая маску на лоб:
- Это было потрясающее зрелище! Обычно барракуды не появляются в этих местах. Нам повезло.
- Разве барракуды не опасны? - осторожно спросила Сузен. Ее сердце снова заколотилось в груди, когда она представила себе размеры этой громадины.
- Говорят, они нападают на людей. Недаром же их еще называют морскими волками.
Марк рассмеялся и лег на спину, но Сузен было совсем не до смеха. Торопясь и оскальзываясь, она начала взбираться в лодку.
- Слушай, Сью, в чем дело? - крикнул Марк, вскарабкавшись вслед за ней. Вода ручьями текла с них, образуя лужи у ног. - Надеюсь, ты не испугалась? - спросил он.
- Как раз испугалась! - отрезала она. - Очень испугалась.
- Напрасно, Сью. Тебе не следовало волноваться. - Голос его вдруг стал нежным, совсем как ласковый ветер, поднимавший влажные волосы с ее лица. - Ты должна бы знать, что я никогда не допущу, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое.
Его слова отдались в сердце девушки странной болью. Сузен молча кивнула. Впрочем, он всегда видел в ней всего лишь младшую сестренку, нуждающуюся в защите, тогда как она... Сузен сама уже не знала толком, какие чувства теперь испытывает к Марку.
В крошечной каюте на корме она переодевалась дольше, чем обычно. Ее угнетала полная неразбериха, царившая в собственных мыслях и переживаниях. Наконец с большой неохотой Сузен вернулась на палубу. Марк стоял, прислонившись к мачте, и пристально глядел в окошечко в днище лодки. Казалось, он был полностью поглощен сменяющими друг друга картинами подводной жизни.
Воспользовавшись ее отсутствием, Марк тоже переоделся. Теперь на нем были темно-синие шорты и белая тенниска, обтягивающая мускулистую грудь. Он выглядел абсолютно спокойным и умиротворенным, но Сузен держалась начеку. Она решила, что отныне будет относиться к нему только как к старшему брату. Все остальное - напрасная трата времени и душевных сил, ибо закончится для нее только горькими слезами.
Сузен сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться и взять себя в руки. Он мой брат, мой сводный брат, мысленно твердила она, приближаясь к Марку. Когда она встала рядом, руки их на мгновение соприкоснулись, и Сузен невольно вздрогнула.
- Ну как, все в порядке? - спросил Марк, бегло окидывая ее взглядом.
- Да, все отлично. Я, конечно, перепугалась, но все же это было приключение, о котором можно рассказывать внукам. - Сузен постаралась улыбнуться.
- Значит, ты собираешься завести детей?
- Когда-нибудь, конечно. А ты?
- Надеюсь.
Сузен искоса взглянула на его лицо - обычно такое суровое и безжалостное.
- Думаешь, из тебя получится хороший отец? - спросила она с сомнением в голосе.
- А ты так не считаешь, я полагаю? Марк быстро повернулся к ней. В резкости движений она безошибочно угадала вспыхнувшее в нем раздражение. Глаза его засверкали негодованием, он мог взорваться в любое мгновение. Сузен промолчала, но так выразительно пожала плечами, что Марк сразу все понял.
- Я не собираюсь быть похожим на твоего отца, если это идеал, с которым ты меня сравниваешь, - заявил он, и тут уж не выдержала Сузен.
- Мой отец - замечательный человек, который, между прочим, стал хорошим отцом и для тебя! - огрызнулась она.
- Для меня - да, но, к сожалению, не для тебя, Сью, - заметил Марк. - Когда я встретил твоего отца, я был уже вполне сложившийся человеком, тогда как ты...
- Отец всегда давал мне все, что только было нужно! - раздраженно перебила его Сузен, в то время как внутренний голос шептал ей: «Кроме любви, Сузен. Тебе никогда не хватало его любви».
- И в этом заключалась его ошибка: именно поэтому ты выросла такой избалованной, - заключил Марк непререкаемым тоном.
Сузен стояла, обхватив мачту руками. При последних словах Марка пальцы ее судорожно сжались, и она уставилась в одну точку.
- Так, значит, я избалованная? - прошипела она сквозь стиснутые зубы.
Что же, он считал, что ей ничего не надо, кроме денег и тряпок! Да, их она имела в неограниченном количестве, но тосковала о другом.
- Разумеется, - нахмурился Марк.
- Что ж, у меня действительно было все, что только можно купить за деньги... - с горечью начала она, но Марк перебил ее:
- Надеюсь, ты не будешь пытаться разжалобить меня историей о маленькой несчастной богатой девочке?
- Не буду. Но все-таки есть одна вещь, о которой я всегда мечтала и которую ты отнял у меня! - сказала Сузен, с вызовом уставившись на него. - Ты лишил меня права участвовать в бизнесе отца!
- Неправда, Сью! - возразил Марк, казалось искренне удивленный ее словами.
- Неправда? Тогда как же получилось, что ты стал компаньоном моего отца, а я - нет?
- Потому что ты была совсем молоденькой, вдобавок эгоистичной, и избалованной. Ты не была готова к напряженной работе и в то же время не могла перенести даже мысли о том, что кто-то имеет то, чего нет у тебя.
Сузен нахмурилась. И снова ей пришло в голову, что в словах Марка есть доля правды. Действительно, тогда она была слишком молода и неопытна, чтобы играть мало-мальски серьезную роль в фирме. Кроме того, сейчас ей гораздо больше нравилась ее работа в благотворительной организации. Она получала удовлетворение от сознания того, что действительно помогает нуждающимся, а не является просто маленькой частицей огромной корпорации.
Если бы только она смогла объяснить все это Марку так, чтобы он понял ее! Но Сузен знала: он переиначит все, что бы они ни говорила, и разговор закончится, как всегда, ссорой. В этом отношении они были действительно как родные брат и сестра: он всегда дразнил ее, она в ответ обижалась. Но Сузен уже устала от постоянных битв и жаждала мира. Она хотела, чтобы их отношения теперь стали такими же спокойными и дружескими, как ее нынешние отношения с отцом.
Сбрасывая оцепенение, Сузен искоса взглянула на Марка. Он стоял, устремив взор в синюю даль, как будто высматривая далекий остров. Ей вдруг показалось, что он сам похож на океан - глубокий и безграничный, таящий в себе неожиданные опасности и скрытые сокровища.
Почувствовав ее взгляд, Марк повернулся. Солнечный свет играл на его лице, высвечивая тонкие черточки - морщин вокруг глаз. Внезапно он улыбнулся, сверкнув белыми зубами:
- Извини, Сью, я не должен был говорить тебе это.
Сузен вздохнула с облегчением и улыбнулась ему 6 ответ.
- Ты во многом прав, Марк. Я и в самом деле была страшно избалованным ребенком, - признала она.
- Да, но при этом очень смышленым, - усмехнулся Марк. - А надо сказать, трудно не избаловать ребенка, когда он такой сообразительный, - добавил он, как будто намекал на что-то.
- Почему ты говоришь в прошедшем времени? Я и сейчас сообразительная, - возразила Сузен, подыгрывая ему.
Она повернулась к нему с улыбкой, однако в его взгляде была такая отрешенность, такая глубокая тоска, что улыбка застыла у нее на губах. Она догадалась, что в этот момент Марк думал о том безвозвратно ушедшем времени, когда они были неразделимы. Прошлое властно заявляло о себе целым роем воспоминаний - общих воспоминаний, и это становилось слишком опасным.
- А кстати, где мы находимся? - спросила Сузен, возвращая беседу в безопасное русло.
Марк огляделся. Лодка шла мимо живописного пляжа, и берег был совсем недалеко.
- По-моему, пора устраивать пикник, - сказал он с наигранной легкостью. - Давай приставать.
Сузен наблюдала, как Марк сворачивает парус, остро ощущая неловкость и напряженность, вновь возникшие между ними.
Марк сначала выгрузил на берег все необходимое для пикника, затем вернулся, чтобы забрать Сузен.
- Ну, давай же, Сью, прыгай, - скомандовал он, чувствуя, что она боится. - Обещаю тебя не уронить.
- Да уж, лучше не надо, - согласилась она и обхватила его за шею, продолжая чувствовать себя очень скованно.
Марк поднял ее над водой и зашагал со своей ношей к берегу. Сузен ощущала игру его мускулов под тонкой тканью тенниски и дрожала всем телом. Между ними существовала какая-то тайная связь, соединявшая их непостижимым образом. Она была рада, когда эта пытка наконец закончилась, и Марк поставил ее на ноги.
- Доставлена благополучно! - торжественно произнес он.
Сузен сразу отошла в сторону и уселась на горячий белый песок. Затем захватила пригоршню песка и медленно пропустила его струйки сквозь пальцы.
- Как здесь славно и тихо, - сказала она, когда Марк подошел к ней и уселся рядом.
- Я собираюсь позагорать. В конце концов, это мой первый день отдыха, с тех пор как я приехал сюда, - заявил он, стягивая тенниску через голову.
Сузен украдкой поглядела на него из-под ресниц. Марк являл собой великолепный образец мужественной красоты. У него была мощная грудная клетка, могучие, сильно развитые мышцы, плоский твердый живот. Увидев, что он начал расстегивать пуговицу на шортах, она отвела взгляд и уставилась на кружевные волны, тихо плещущиеся о серебристый берег.
- Ты захватила какой-нибудь крем для загара? - спросил Марк, ложась рядом с ней, но Сузен продолжала пристально вглядываться в море. - Ты слышишь меня, Сью?
- А? Да-да, конечно, - пробормотала она и принялась копаться в недрах своей сумки. - Вот он.
Она протянула Марку флакон с лосьоном, упорно стараясь не смотреть на него.
- Нет, намажь меня сама, - сказал он, лениво растягивая слова, и улегся на живот, подперев голову руками.
Сузен замерла. Ее ладони вдруг стали горячими и липкими от пота. Она в нерешительности уставилась на его широченную .спину, на крепкие плечи, блестевшие на солнце.
- Поторопись, Сью, я уже чувствую, что вот-вот сгорю, - пожаловался он.
Сузен открыла флакон и накапала лосьона ему на спину, наблюдая, как золотистая жидкость стекает вниз. Собравшись с духом, она положила обе ладони ему на плечи и начала медленно и методично массировать их. Постепенно скованность покинула ее, пальцы задвигались увереннее, и она уже сама получала наслаждение от прикосновений к его коже. Покончив с плечами, Сузен начала втирать лосьон в его спину, опускаясь все ниже, пока не дошла до края плавок. Тут вдруг она почувствовала, как тело Марка напряглось, и поспешно убрала руки.
- Ну, вот и все, - сказала она с облегчением, сама не понимая, почему так разволновалась.
Марк открыл глаза. Его взгляд был сонным, но в нем сквозило понимание. Он так долго и пристально смотрел на нее, что Сузен почувствовала себя неловко.
- Ты взяла купальник? - наконец спросил он. Губы его сложились в обольстительную, чувственную улыбку - мягкую и опасно влекущую.
Сузен кивнула. Щеки ее порозовели.
- Взяла. Он на мне, под шортами и майкой.
- Ну так давай, сбрасывай все это!
- Я сначала приготовлю поесть, - быстро ответила Сузен, не уверенная, что будет чувствовать себя удобно, сидя рядом с Марком в новом, весьма смелом купальном костюме. - Интересно, что положила Фло в корзинку?
От голода уже начинало сосать под ложечкой, но Флоранс, как выяснилось, весьма основательно снабдила их пищей. В корзинке были печеные куриные окорочка, рис, приправленный изысканными специями, салат из тропических фруктов: свежего манго, сочного ананаса и пурпурных плодов маракуйи. В белоснежную салфетку был завернут хрустящий домашний хлеб, здесь же лежало несколько бутылок пива местного производства.
Аппетит Сузен разыгрался от вида восхитительных яств не на шутку. Быстро разложив все на скатерти, она жадно впилась зубами в куриную ножку, но тотчас ее глаза наполнились слезами. Она принялась ловить ртом воздух, пытаясь как можно быстрее проглотить кусок курицы, обильно сдобренный жгучим красным перцем. Увидев, как она судорожно дышит и машет рукой перед лицом, Марк вскочил, быстро открыл бутылку пива и приложил горлышко к губам Сузен. Девушка едва не захлебнулась, но, проглотив ледяную жидкость, глубоко и облегченно вздохнула.
- Ну и остро же! - воскликнула она.
- Так тебе и надо, не будешь торопиться! - рассмеялся Марк, передавая ей бутылку.
- Я забыла, какие бывают перченые окорочка у Фло, - призналась Сузен и выпила еще немного пива. - А ты не хочешь попробовать? - спросила она Марка. - Это хотя и остро, но очень вкусно, - Конечно, - согласился он, беря кусок курицы.
Некоторое время они наслаждались едой в полном молчании. Небо было чистым, пляж безлюдным. Они как будто очутились в раю. Солнечные лучи становились все жарче, но Сузен так и не решилась снять шорты. Она и без того чувствовала себя слишком уязвимой в обществе Марка.
- У тебя здесь крошка, - сказал вдруг он, указывая на уголок ее рта.
Сузен попыталась слизнуть крошку языком, но та оставалась на прежнем месте.
- Дай я тебе помогу, - предложил Марк. Голос его был теплым, как солнце над ними.
Он протянул руку и нежно провел пальцем по подбородку Сузен. Она почувствовала, что крошка слетела, но Марк не убрал руку, а медленно кончиком пальца очертил контур ее губ. Сузен откинула голову: его прикосновения причиняли ей страдания. Марк пристально посмотрел на ее запрокинутое лицо и, очевидно, увидел в глазах девушки смятение и страх - страх перед ним и перед самой собой.
- Сьюзи - прошептал он.
Сузен поспешно отвернулась. Что случилось с ней, почему она не может контролировать себя как прежде? Как она завидовала сейчас спокойствию моря!
- Сьюзи, - повторил Марк.
Ее детское имя в его устах прозвучало заклинанием, возродившим в памяти обоих картины прошлого. Она до сих пор не осознавала, как ей не хватало этой ласковой фамильярности, как ей хотелось, чтобы ее снова называли Сьюзи. И в то же время ее не оставляли сомнения и тяжелые предчувствия.
- Думаю, нам пора возвращаться, - сказала она без всякого выражения и принялась сворачивать скатерть.
Марк какое-то время молча наблюдал за ее действиями, затем поднялся и стал натягивать одежду. Его движения были резкими и выдавали крайнее раздражение. Обратно к лодке они шли молча. Между ними вновь встала стена обиды и отчуждения, которую никто из них не хотел преодолеть.
Сузен сдвинула в сторону тонкую сетку, наброшенную на ее кровать для защиты от москитов, и подошла к окну. Тишину нарушали лишь отдаленные крики ночных птиц. Она открыла окно чуть-чуть шире, впуская в комнату поток прохладного воздуха. Несмотря на усталость, Сузен не могла уснуть: перед ее глазами с предельной ясностью вставали картины их путешествия. Она продолжала видеть выражение лица Марка, движения его великолепного тела, чувствовала тепло его прикосновений...
Сузен глубоко вдохнула, вбирая в себя свежий, сладкий воздух, напоенный ароматом цветов. Она поглядела на небо, сияющее мириадами звезд, и мысленно обратилась к высшим силам с мольбой о помощи. Так не могло дальше продолжаться! Она не в силах была находиться столь близко от Марка, зная, что так мало для него значит. А может, все-таки не так уж мало? Разве она не видела доказательств противоположного? Не чувствовала этого?
Сузен тряхнула головой. Она для нею младшая сестра - не больше, И нечего воображать невесть что. Марк не питал к ней никаких чувств, кроме дружеских. Вот в чем заключалась причина ее страданий, и выхода из этой ситуации не было.
- Да пошел он к черту! - в сердцах выругалась Сузен и залезла обратно в постель.
Проснулась она с твердым намерением как-то разрешить волнующую ее проблему. Вчерашняя прогулка с Марком лишь подтвердила худшие опасения Сузен. И все же, несмотря на доводы разума, она чувствовала, что не сможет жить без него... Значит, следовало держаться от него подальше, и она решила сегодня же хотя на время сбежать от Марка.
- Ты едешь одна? - удивленно переспросила Бет, когда Сузен объявила о своем намерении. - А ты уверена, что справишься?
- Да, конечно, все будет отлично, - засмеялась Сузен, стараясь не смотреть на Марка, хотя кожей ощущала исходившее от него неодобрение.
- Сегодня страшная жара и будет полно народу, - заметил он.
- Зато я смогу купить что-нибудь подешевле. По дороге сюда я видела несколько замечательных изделий из резного дерева. Я хотела бы увезти с собой в Англию что-нибудь в этом роде. Любая из этих фигурок великолепно смотрелась бы в моей лондонской квартире, - объяснила она, игнорируя пренебрежительный смешок Марка.
- Хорошо, только помни об ограничениях на багаж на авиалиниях, - сказал Ричард и потянулся за бумажником.
- Нет! - испуганно воскликнула Сузен: она не хотела повторения знакомых сцен и не нуждалась более в деньгах как в доказательстве любви. - У меня достаточно своих денег, честное слово Кроме того, я не буду покупать ничего дорогого.
Ричард очень серьезно посмотрел на дочь, потом улыбнулся.
- Ох уж, эти независимые современные женщины! - подмигнул он пасынку. - Ладно, но, по крайней мере, пусть Марк подбросит тебя до города - у него там есть кое-какие дела. И он сможет потом забрать тебя.
Меньше всего на свете Сузен желала именно этого.
- Я не собираюсь ехать прямо сейчас, - солгала девушка, старясь выиграть время. Она знала, что Марк хотел отравиться в город сразу же после завтрака.
- Что же, я подожду, - сказал он мрачно.
Сузен проглотила комок в горле и поспешно отхлебнула кофе, чтобы справиться с неловкостью. Ей ничего не оставалось, как согласиться с предложенным планом.
Покончив с завтраком, она подхватила сумку, страстно желая отделаться от всех и провести день, как ей хочется.
- Я готова, - сообщила она Марку, надевая длинный легкий кардиган, который можно было без труда сбросить и уложить в сумку, когда солнце начнет припекать.
К большому облегчению Сузен, путь до города занял не много времени. Вскоре они очутились среди шумной, говорливой толпы, представляющей собой чрезвычайно красочное зрелище.
- Я буду ждать тебя в половине первого возле этого бара, - предупредил Марк и резко тронулся с места, оставив Сузен в теплом облаке пыли, поднятой его автомобилем.
Она начала с похода по маленьким магазинчикам, каждый из которых специализировался на каком-нибудь конкретном виде товара. В одних продавались кожаные изделия, в других - резные деревянные фигурки, но что действительно привлекло внимание Сузен, так это местные ткани. Разнообразие расцветок и рисунков было просто поразительным: как будто радуга упала на землю и разбилась на мелкие кусочки.
Сузен переходила из магазинчика в магазинчик, от прилавка к прилавку и везде что-нибудь покупала. Очень скоро она уже с трудом передвигалась, сгибаясь под тяжестью свертков. Солнце палило все жарче, руки болели от напряжения. Девушка беспрестанно отбрасывала челку с влажною лба, пробираясь сквозь шумную толпу. Ее английская благовоспитанность только мешала ей: во всей этой давке И сутолоке никто не мог даже расслышать ее вежливых расспросов.
- Извините, извините, - непрерывно повторяла она, ругая себя за то, что накупила столько всего. Кончилось тем, что один из пакетов не выдержал, и Сузен едва не разрыдалась, когда его содержимое вывалилось на землю.
- С мадемуазель случилась беда? - сочувственно сказал кто-то по-английски с сильным акцентом. Высокий мужчина, присев на корточки, начал подбирать ее свертки.
- О, благодарю вас! - воскликнула Сузен, сразу же проникаясь симпатией к славному незнакомцу, пришедшему ей на помощь.
- К вашим услугам, - улыбнулся тот, растягивая слова. - Не хотите ли выпить чего-нибудь освежающего? - Он указал на один из многочисленных баров, расположившихся по обе стороны площади. - Судя по вашему виду, вам это не повредит.
- Да, пожалуй, - согласилась Сузен.
Она в изнеможении опустилась в легкое плетеное кресло как раз под вентилятором и с наслаждением подставила лицо прохладным струям воздуха.
- Ммм, что это такое? - спросила она, пробуя какой-то восхитительный напиток и проводя языком по полураскрытым губам.
- Манго и лимонад. Вам нравится?
- Да, чудесно.
Сузен подняла взгляд и впервые заметила, как красив ее случайный знакомый. Серые, как сталь, глаза смотрели на мир умно и строго. Светлые волосы были аккуратно подстрижены. Четкие черты идеально вылепленного лица смягчались линией полного, чувственного рта.
- Меня зовут Патрик, Патрик Готье, - представился он, протягивая руку и ничуть не смущаясь тем, что Сузен так пристально рассматривает его. Было очевидно, что он привык к женскому восхищению.
- Сузен Роут, - ответила она, с удовольствием ощущая теплую силу его руки. Ее вдруг охватило предчувствие чего-то необычного.
- Вы здесь отдыхаете? - спросил он, разглядывая гору свертков возле ее ног.
- Да, в некотором роде... - Сузен замялась. - Собственно, я здесь со своей семьей. А вы? - спросила она, радуясь прекрасному поводу отвлечься от личных проблем.
- К несчастью, у меня здесь дела, - сказал он, состроив такую мрачную гримасу, что Сузен хихикнула.
Этот человек действительно совершенно не вписывался в окружающую их яркую толпу отдыхающих: на нем был безукоризненный костюм европейского образца. Однако при этом он выглядел слишком изысканно и светски, чтобы его можно было счесть бизнесменом, прилетевшим на этот остров только по делам.
- Может быть, хотите перекусить? - спросил Патрик.
Сузен колебалась лишь мгновение: теплое солнце, приятная беседа и желание забыть Марка пересилили все сомнения. И все же она не могла не признаться себе, что хотела бы, чтобы рядом с ней сейчас сидел именно Марк. Она невольно сравнивала с ним всех мужчин, но ни один из них не выдерживал сравнения - и Патрик в том числе.
- Видите ли, я терпеть не могу есть в одиночестве, - обезоруживающе улыбнулся он.
- С удовольствием составлю вам компанию, - улыбнулась в ответ Сузен.
- Вот и прекрасно. Предлагаю пойти на пляж: я знаю там одно чудесное место. - Патрик вскочил и проворно собрал все пакеты Сузен.
Ресторанчик на пляже был действительно замечательным. Он располагался в одноэтажном деревянном здании, большая веранда, устланная циновками, выходила прямо на берег. Патрик галантным жестом пододвинул Сузен стул, и она села, наслаждаясь уютом окружающей обстановки. Преобладающие здесь золотистые тона в сочетании с тропическими растениями и плетеной мебелью придавали помещению неизъяснимое очарование. Тонкая стеклянная посуда и искусно подобранные букеты на каждом столе создавали экзотическую атмосферу.
- Как здесь хорошо! - выдохнула Сузен и тут же углубилась в изучение меню, чтобы не видеть глаз Патрика, в глубине которых вспыхнули искорки интереса.
Это нравилось Сузен и одновременно пугало ее. Патрик, бесспорно, был обаятелен, может быть, даже чересчур, и совсем не походил на Марка. Чувствовалось, что он человек светский, легкий в общении, однако в его шарме была какая-то нарочитость, излишний блеск, призванный привлекать женщин, но не являющийся естественным свойством его души.
- Вы не хотели бы попробовать омара? - спросил Патрик, указывая на молодого туземца, держащего в руках огромного, только что пойманного морского рака.
- Было бы здорово. - Сузен отметила про себя поразительную предупредительность своего нового знакомого.
- Не желаете ли вина? - спросил Патрик, придвигая стул чуть ближе и наклоняясь к ней.
Это не понравилось Сузен, но она тотчас сказала себе, что беспокоиться не о чем. Все объяснялось тем, что они воспитывались в разных традициях. Она сразу поняла, что Патрик - француз, это чувствовалось и в его акценте, и в манерах. Девушка энергично затрясла головой, так что челка заколыхалась над ее глазами.
- Нет, рановато для меня.
- Отлично. Мне бы тоже хотелось сохранить ясную голову: у меня сегодня деловая встреча.
Неизвестно почему, но Сузен почувствовала облегчение, узнав, что Патрик не будет пить вина. Заказанное блюдо подали сразу же, и Сузен, не теряя времени, вскрыла сверкающий оранжевый панцирь омара и выдавила лимонный сок на белоснежное мясо.
- В какой же области вы работаете? - спросила она, с очевидным наслаждением приступая к еде.
- Признаться, в настоящее время я предпринимаю попытки не дать кое-кому начать здесь бизнес. - Патрик улыбался, но голос его звучал довольно мрачно.
- Почему? - спросила Сузен, заинтригованная таким ответом.
Выражение лица Патрика стало серьезным, и он склонился над столом, устремив на Сузен взгляд серо-стальных глаз, - Видите ли, одна компания собирается эксплуатировать местных жителей, платя им нищенскую зарплату и получая огромные прибыли, - сказал он.
Сузен не надо было больше ничего объяснять: работа в благотворительной организации научила ее разбираться в подобных проблемах. Она нахмурилась, и Патрик вдруг провел своими сильными пальцами по ее лбу, разглаживая морщинки. Девушка мгновенно покраснела.
- Как это прелестно! Я и не думал, что молодые женщины в наше время еще умеют краснеть, - улыбнулся он.
Сузен покраснела еще больше и опустила голову. Тогда Патрик приподнял ее лицо за подбородок, заставляя девушку снова посмотреть на него. Их глаза встретились и на какое-то мгновение утонули друг в друге. Но тут раздался резкий голос, разрушивший едва возникшую атмосферу близости между ними.
- Сузен! Вот ты где! - воскликнул Марк, бросая весьма неодобрительный взгляд на Патрика. Сузен поспешила представить мужчин друг другу:
- Марк, это Патрик Готье. Патрик, познакомьтесь, это мой сводный брат, Марк Грассо.
Брови француза поползли вверх: он был явно заинтересован.
- Сожалею, что помешал вам, - сказал Марк, однако тон опровергал искренность его слов, - Но нам с Сузен следует немедленно возвращаться домой.
- В чем дело? Что случилось?
Сузен тотчас вскочила. В ее голосе зазвенела истерическая нотка.
- Твоему отцу плохо, - сказал Марк.
- Что с ним? - испуганно воскликнула Сузен.
- Похоже, у него приступ стенокардии. Нам лучше всего без промедления вернуться домой.
- Да, конечно... - пробормотала Сузен в замешательстве и начала собирать свои свертки.
- Сожалею, что наш ланч завершился так неожиданно, - вмешался Патрик, одаривая ее ослепительной улыбкой. - Надеюсь, ваш отец скоро поправится.
- Да-да. Извините, я должна уйти. Понимаете, он серьезно болен... - пыталась объяснить Сузен, но Марк схватил ее за руку и потащил за собой. - Благодарю за ланч! - крикнула она через плечо.
- Надеюсь, продолжим в следующий раз, - откликнулся Патрик, но Сузен уже не смогла ему ответить.
- Отцепись от меня! - зло бросила она Марку.
- С удовольствием, - прорычал тот, не отпуская ее руки. - Как только сядем в машину.
В спешке Сузен выронила один из пакетиков. Марк нагнулся, чтобы поднять его, но недостаточно быстро.
- Настоящий джентльмен помог бы мне нести все это, - сказала Сузен, бросая на него взгляд, полный презрения.
В ответ глаза Марка вспыхнули яростным блеском.
- Такой, как Патрик?
- Вот именно! Такой, как Патрик! - с вызовом ответила она, снова мысленно сравнивая обоих.
- Ха! - презрительно фыркнул Марк. - Ну и джентльмен - подцепляет на улице незнакомых девиц!
- Он вовсе не «подцепил» меня! - воскликнула Сузен, выведенная из себя столь нелепым обвинением.
- Неужели?
Сузен чувствовала, как ее щеки заливает пунцовый румянец. Она дернула дверцу автомобиля и забросила пакеты на заднее сиденье.
- Он просто помог мне! А я, к твоему сведению, уже взрослая женщина и веду себя, как хочу! - вспылила Сузен, в бешенстве глядя на Марка, пока тот усаживался в машину.
Но на Марка это не произвело никакого впечатления. Он включил двигатель и резко тронулся с места.
- Взрослая женщина? - ехидно рассмеялся он, не щадя ее самолюбия. - Как же! Ты глупая, избалованная девчонка, не думающая ни о ком, кроме себя!
- Как ты смеешь... - начала разгневанная Сузен. Она повернулась к Марку, чтобы дать ему достойный отпор, и была удивлена, увидев сожаление в его взгляде.
- Смею, Сью, и скажу тебе почему. Я знаю тебя! Знаю лучше, чем ты знаешь сама себя. Я догадывался, что ты быстро устанешь играть роль сестры милосердия и захочешь снова чего-нибудь пикантного. Мне не пришлось ждать долго, не так ли?
Горячие горькие слезы жгли глаза Сузен, но она сдержала их. Обида мгновенно сменилась гневом.
- Я ухаживаю за своим отцом, а не играю в няньку! - отрезала она.
- Однако же ты сбежала при первой возможности, бросив все на мою мать.
Сузен нахмурилась, услышав о мачехе. Она изо всех сил старалась помогать Бет, но это было очень трудно, и отношения между ними оставались натянутыми. Бет ни за что не хотела уступать свое место рядом с Ричардом.
- Ты несправедлив ко мне, - сказала Сузен. - Как бы то ни было, все же я забочусь о них обоих...
- Если и заботишься, то весьма странным образом, - резко оборвал он ее.
- Что с ним, Марк? - спросила Сузен, решив проигнорировать его слова.
- Поехали домой, там узнаем. Я и так потратил массу времени, разыскивая тебя, - проворчал он.
- Не нужно было меня разыскивать, - возразила Сузен, хотя в глубине души была благодарна ему.
- Думаешь, это доставляет мне удовольствие? Но ты, противная девчонка, постоянно вынуждаешь меня гоняться за тобой. Однако моему терпению пришел конец. С меня действительно достаточно твоих фокусов.
- Можно подумать, ты всегда ведешь себя безупречно? - возмутилась Сузен. - Ты был так откровенно груб с Патриком...
- Ничего с ним не случится. Уверяю тебя, он не из чувствительных.
- Откуда тебе знать? - огрызнулась Сузен, с трудом перенося этот тон превосходства.
- Мне пришлось порасспросить местных парней, чтобы узнать, где ты. И они мне рассказали, с кем ты пошла и что этот тип собой представляет, - ответил он, разгоняя автомобиль до максимальной скорости.
- Патрик - респектабельный бизнесмен, который хочет помочь местной общине, - защищалась Сузен.
- Не сомневаюсь.
Сузен проигнорировала его сарказм и продолжила:
- Мне он показался весьма привлекательным. Не понимаю, почему он тебе не понравился.
- Он не в моем вкусе, - сухо отшутился Марк. - И вообще, я предпочитаю особ женского пола.
- А по-моему, он очень милый, - настаивала Сузен, бросив украдкой взгляд на Марка.
- Сью, мне это совершенно неинтересно! - процедил тот сквозь зубы, лицо его будто окаменело.
- Что - неинтересно? - допытывалась Сузен с невинным видом, широко распахнув глаза.
- Играть в эти игры, - отрезал Марк, не сводя глаз с дороги.
- Игры? - переспросила она, явно наслаждаясь ситуацией.
- Я не ревнив, понятно? - прорычал он, снова нажимая на газ, - Я никогда не думал о тебе как о женщине. Для меня ты всегда была ребенком, к тому же весьма избалованным.
У Сузен возникло ощущение, будто ее ударили. Но ей некого было в этом винить, кроме самой себя. Она хотела, чтобы Марк признался ей в чувствах, которых никогда не испытывал. Что ж, теперь, по крайней мере, у нее больше не будет безумных надежд...
Весь остальной путь прошел в гнетущем молчании. Сузен не отрываясь глядела в окно, чувствуя себя униженной и страшно несчастной. Она думала, что смогла освободиться от привязанности к Марку, но это было заблуждением. Ее чувства оставались такими же сильными, как и прежде. Сузен страстно желала унестись отсюда подальше, снова очутиться в своей крошечной квартирке. Лучше уж одиночество, чем невыносимая боль, которую она испытывала сейчас.
Марк всегда будет видеть в ней лишь маленькую глупую девчонку - в этом не могло быть сомнений. Сузен знала, что единственный способ прожить здесь более или менее спокойно до отъезда - избегать Марка. Но до сих пор ей это не удавалось. Она не могла понять, почему Бет так настаивала на том, чтобы Марк отвез ее в город. Сузен совершенно спокойно бы съездила туда и одна.
- Я отнесу твои покупки в дом, - холодно сообщил он, резко остановив машину у подъезда. - Тебе лучше сразу войти показаться, чтобы они знали, что ты вернулась, - добавил Марк, сгребая пакеты с заднего сиденья.
- Спасибо, - пробормотала Сузен, поспешно вылезая из автомобиля и бросаясь к двери. Но ее шаги замедлились, когда она увидела в дверном проеме Паулу.
- Проходи, Сью, - ворчливо распорядилась та, будто староста класса. - Твой отец никак не хочет пойти, спать, пока не увидит, что ты возвратилась. А ему обязательно надо отдохнуть после обеда.
Сузен покоробил упрек, слышавшийся в ее голосе, но она сумела скрыть раздражение. Ей даже удалось промолчать, когда Паула сказала Марку за ее спиной:
- Она просто на редкость равнодушна и невнимательна!
Сузен вышла в маленький дворик, где родители сидели в тени деревьев с темно-зелеными листьями, образующими густой навес над их головами. Отец выглядел неважно: взгляд его был потухшим, лицо посерело.
- Папочка! - в тревоге воскликнула Сузен, опускаясь перед ним на колени. - Что с тобой?
- Я немного устал, только и всего. Бет просто паникует, как обычно, - проговорил Ричард со слабой улыбкой. - Теперь я пойду и отдохну, раз ты дома.
- Да-да, конечно, отдохни. Извини, что я так поздно вернулась, Я немножко загулялась... - пыталась сбивчиво объяснить Сузен, приходя в отчаяние оттого, что причинила отцу столько беспокойства.
Она бросила умоляющий взгляд на Бет, и та понимающе кивнула. Марк, однако, продолжал пребывать в дурном расположении духа.
- Накупила кучу всякого барахла, - сказал он, с пренебрежением швыряя пакеты на пол.
Пакеты рассыпались в беспорядке, и Сузен немедленно бросилась подбирать их.
- Это вовсе не барахло! - возмутилась она. - Вещи, которые я выбрала, - настоящие произведения искусства. Ты только посмотри! - Сузен подняла с пола резную заколку для волос.
Марк взял заколку из рук Сузен, внимательно разглядел и фыркнул:
- Право же, Сью, подобные изделия следует покупать не у мелких лавочников, а в солидных магазинах. По крайней мере, тогда ты могла быть уверена, что это не подделка. К сожалению, должен тебя огорчить: это точно не черепаха, - добавил он, передавая Сузен ее приобретение и глядя в расстроенное лицо девушки.
- А мне все равно она нравится! - с вызовом произнесла Сузен.
- Ну хорошо-хорошо. Не ссорьтесь как малые дети, - улыбнулся Ричард. - А теперь я пойду отдохну: я и в самом деле немного устал. Увидимся за ужином, - сказал он, проводя рукой по волосам дочери.
Сузен посмотрела на отца и вдруг увидела его таким, каким он был на самом деле - слабым, уже пожилым человеком. Она вскочила на ноги, обняла его и крепко прижала к себе. - Я люблю тебя! - прошептала она ему на ухо.
Марк хмуро наблюдал за этой сценой, и Сузен внезапно заметила в его глазах растерянность. Казалось, он старался запомнить выражение любви на ее лице, ласковую и радостную улыбку, обращенную к отцу. Затем резко повернулся и стремительно покинул комнату.
От Сузен не ускользнуло его странное поведение. Она тяжело вздохнула. Неужели так будет продолжаться вечно - постоянная война между ними без какой-либо надежды на перемирие? Сузен собрала все свои покупки и отправилась к себе.
К ужину были приглашены гости, и девушка одевалась с особой тщательностью. Сегодня ей хотелось выглядеть иначе, чем ее привыкли видеть домашние: более утонченной и взрослой. Она осмотрела свой новый гардероб и остановила выбор на сером платье с широким воротником из тонкого кружева. Вниз от воротника по узкому лифу сбегал ряд мельчайших пуговиц. Юбка была широкой и соблазнительно колыхалась при движении. Волосы Сузен собрала в изящный пучок, открыв взорам точеную шею. Старинные жемчужные серьги, доставшиеся ей от матери, завершали образ изысканной дамы. Еще несколько штрихов - легкие тени на веки, чуть-чуть туши на ресницы - и вот она уже готова.
Сузен повертелась перед зеркалом, любуясь собой.
- Я схожу с ума! - прошептала она, и губы ее невольно сложились в улыбку. - Но пусть Марк не зазнается: я делаю это не ради него, а для себя самой.
Она позволила себе помедлить в дверях гостиной, прежде чем войти. Бет отреагировала первая:
- Сью! Не могу поверить, что это ты. Ты выглядишь великолепно!
Сузен благодарно улыбнулась мачехе и гордо оглядела комнату, ловя восхищенные взгляды. Но когда она отыскала глазами Марка, ее уверенность в себе несколько поколебалась. Он сидел рядом с Паулой, ее рука с безукоризненным маникюром покоилась на его колене. Марк поднял брови, глаза его, устремленные на сводную сестру, смеялись.
Девушка изо всех сил пыталась овладеть собой. Увидев перед собой поднос с шампанским, она схватила бокал и коснулась губами его края. И в это мгновение поймала на себе горящий взгляд Паулы - это был взгляд врага, не скрывающего своей ненависти. Сузен почувствовала себя так, будто ее публично обвинили в преступлении, и поспешно отвернулась от влюбленной парочки. Они отлично подходят друг другу, мрачно думала она, пытаясь не замечать ноющей боли, заполнившей все ее существо.
Паула выглядела потрясающе: платье на ней сидело так, словно это была ее вторая кожа, обтягивая каждый изгиб стройного тела. Сузен поняла, что никогда не сможет соперничать с ней по части изысканности туалетов. Она тотчас же почувствовала себя неуклюжим угловатым подростком.
Бет представила Сузен собравшимся гостям. Все они были англичанами, либо постоянно проживающими в Сент-Джонсе, либо имеющими здесь резиденции для отдыха. Беседа текла непринужденно, но Сузен никак не удавалось по-настоящему расслабиться. Марк совершенно не замечал ее, и надежды на то, что она произведет на него впечатление своим новым обликом, таяли с каждой минутой. К тому времени, когда был подан обед, настроение ее окончательно испортилось.
За столом Сузен обнаружила, что сидит напротив Марка. Она машинально подобрала ноги под стул, чтобы он не смог коснуться ее даже нечаянно. Дело в том, что в незапамятные времена у них была игра: когда их с Марком что-то забавляло во время обеда, они толкали друг друга ногами под столом.
- У тебя заболят ноги, - вдруг сказал ей Марк приглушенным голосом. Она попыталась сделать вид, что не слышит его, но он продолжил: - Я совсем не чувствую твоих ног. Где они?
- Тебе не кажется, что мы уже давно вышли из того возраста, когда играют в подобные игры? - прошипела Сузен и тут же испугалась, что кто-то мог их услышать. Любому другому их разговор показался бы очень странным. Она попыталась придать своему лицу равнодушное выражение и повернулась к соседу по столу.
- Сью! - не унимался Марк: судя по всему, у него было отличное настроение. - Почему ты весь вечер такая надутая?
Сузен не успела ответить - в их разговор вмешалась Паула.
- Ты прекрасно выглядишь, Сью, - сказала она, наклоняясь вперед. Ее голос звучал дружелюбно, но в глазах было нечто большее, чем просто холодность. - Ты должен гордиться своей маленькой сестренкой, - добавила она, обращаясь к Марку, и выражение ее лица сразу изменилось: взгляд стал нежным и обольстительным, черты смягчились, утратив резкость, которую она, казалось, приберегла специально для Сузен.
Губы Марка раздвинулись в ленивой усмешке:
- По-моему, ты переусердствовала с косметикой, Сью.
Сузен ответила ему натянутой улыбкой, борясь с собой, чтобы не показать Марку, как больно ранило ее это замечание. Зато Паула казалась очень довольной.
- Ричард! - раздался вдруг пронзительный крик Бет.
Ричард Роут схватился за грудь, откинувшись на спинку стула. От лица его отхлынула вся кровь, губы посинели.
- Позвоните доктору! - крикнул Марк. - И, пожалуйста, выйдите все из комнаты, - попросил он гостей, которые, остолбенев, наблюдали за происходящим.
- Папа, положи это под язык. - Сузен очень старалась говорить спокойно, осторожно засовывая маленькую белую таблетку в рот отцу. - Все будет хорошо, только расслабься, - уговаривала она его. Затем осторожно обхватила запястье отца и обнаружила, что пульс слабый и неустойчивый.
Рядом в полной растерянности застыла Бет.
- Ты сможешь перенести его в спальню? - спросила Сузен Марка.
- Разумеется.
- Подождите! - прохрипел Ричард, и в его голосе послышалась решимость, заставившая Марка помедлить. - Дайте мне пару минут - боль уже отпускает.
- Ничего, все будет хорошо, - прошептала Бет, приходя в себя при звуке голоса Ричарда. - Только помогите отвести его в нашу комнату. Я пригляжу за ним. Он поправится, он просто переутомился. - Она благодарно улыбнулась Сузен, и та в ответ пожала ей руку.
В этот миг они были вместе, соединенные любовью к одному человеку.
Сузен сидела во внутреннем дворике, чернота ночи вполне соответствовала ее настроению. Она глядела невидящими глазами во тьму, все ее тело оцепенело, и лишь в груди притаилась тупая боль. Врач все еще был у отца вместе с Бет и Марком, гости разошлись, и Сузен попыталась обрести некое подобие покоя посреди всего этого кошмара.
- Сью...
Сузен не ответила. Во рту пересохло от волнения: она боялась услышать плохую новость. Ее терзало чувство вины: ведь отцу в первый раз стало плохо, когда она задержалась в городе со своими дурацкими покупками. Она, и только она, была виновата в случившемся! Сузен страшилась увидеть обвинение в глазах Марка и потому не решалась обернуться.
- Сью, ему лучше. Скоро он будет совсем в порядке, - сказал Марк, подойдя к ней.
Сузен по-прежнему не могла произнести ни слова. Она обхватила себя руками за плечи, пытаясь унять дрожь.
- Пойдем ка в дом. - Марк мягко, но настойчиво обнял ее за талию и повел обратно в гостиную, где усадил в кресло.
Сузен сидела, уставившись перед собой, все еще во власти своих переживаний и чувства вины.
- Вот, выпей это, - сказал Марк, всовывая стакан с бренди ей в руки. - Это был приступ стенокардии, Сью. Сейчас ему лучше.
- Знаю. - Ее голос прозвучал глухо, едва слышно.
- Тогда что же с тобой? - недоумевал Марк, очевидно встревоженный опустошенным выражением ее лица.
Сузен внезапно вскочила на ноги.
- Я должна уехать, - быстро сказала она. - Сейчас же. Сию минуту. - В ее голосе звенела паника, она оглядывала комнату как будто в поисках выхода.
- Уехать? Куда? - изумился Марк.
- Я не должна оставаться здесь! Неужели ты не понимаешь?! - в отчаянии воскликнула она. - Мне не следовало возвращаться обратно. Никогда!
Марк схватил Сузен за плечи, услышав истерические нотки в ее голосе и поняв, что не должен допустить взрыва.
- Сью, постарайся, пожалуйста, успокоиться и объясни мне наконец, что случилось.
- Это моя вина, Марк, моя вина! - Так долго сдерживаемые слезы хлынули потоком. Сузен рыдала самозабвенно, не стыдясь громких всхлипов. - Ты прав. Я эгоистичная, избалованная... и я ни чуточки не изменилась...
Марк притянул ее к груди, обнял и начал тихонько покачивать.
- Отец заболел из-за меня! - причитала она.
- Прекрати, Сью. Ты вовсе не виновата в случившемся, и никто не думает тебя обвинять, - успокаивал он ее. - Дело в том, что твой отец до сих пор слишком много берет на себя. Как только стало ясно, что он начал поправляться, Ричард тут же заявил о своем намерении немедленно приступить к работе. Надеюсь, этот случай покажет ему, что он уже не может трудиться как прежде. А ты перестань винить себя, и сейчас же.
- И все же я не должна была возвращаться сюда, - прошептала Сузен, как бы разговаривая сама с собой. Было так хорошо покоиться на груди Марка, слышать равномерное биение его сердца, чувствовать тепло его тела.
- Нет, ты должна была вернуться. Ричард очень тяжело переживал разлуку с тобой. Да и я рад, что ты здесь, - сказал он мягко, и его дыхание коснулось ее волос подобно летнему ветерку.
- Ты рад? - переспросила Сузен, удивленная таким признанием. - Ведь ты только и делаешь, -что упрекаешь меня за что-то!
Марк глубоко вздохнул:
- Прости. Мне так тебя недоставало, Сузен.
- Неужели это правда?
- Видишь ли, когда частный детектив нашел тебя и я узнал, что ты уже не просто взбалмошная девчонка, а взрослая женщина со своей собственной жизнью, я никак не мог смириться с этим. Мне захотелось сыграть роль деспота, - признался он смущенно. - А ты и вправду совсем взрослая и выглядишь сегодня потрясающе. Я почти не узнал тебя.
- Разве? - Сузен показалось, что сейчас ее сердце выпрыгнет из груди от радости.
- Перестань напрашиваться на комплименты, - пошутил Марк.
- Я и не напрашиваюсь, - возразила Сузен, потупясь.
- Неужели?
- Если только самую малость. Ох, Марк, если бы я только знала, что мне здесь обрадуются!..
- Глупышка, мы все скучали без тебя, - сказал Марк, смахивая завиток волос с ее лица.
Даже этого легкого прикосновения было достаточно, чтобы Сузен расслабилась и прекратила борьбу. Но внезапно дверь открылась и на пороге появилась Бет.
- Ну вот, теперь придется отказаться... - огорченно начала она, но, присмотревшись, замолчала и улыбнулась.
- Отказаться от чего? - одновременно спросили Марк и Сузен.
- От того, чтобы всем вместе предпринять небольшое путешествие. Я сказала Ричарду, что он не сможет ехать, и врач согласился со мной.
Так что, по-видимому, вам придется поехать одним.
- Путешествие? Вот это да! - восхищенно воскликнула Сузен. - Просто не верится!
Ее глаза широко раскрылись от радости, но где-то в глубине души гнездился страх: а вдруг Бет сочла ее виновницей рецидива болезни отца и ее здесь просто не хотят больше видеть?
- Придется поверить. - Бет, очевидно, почувствовала сомнения Сузен и заговорила тоном, не допускающим никаких возражений: - Я настаиваю. Ричард хотел сделать вам сюрприз и будет очень огорчен, если вы не поедете. А ты не качай головой, - обратилась она к Марку. - Не отправляться же Сузен одной, без сопровождающего! Это слишком опасно.
- Бет, вы уверены, что нам надо ехать? - спросила девушка. Ей казалось недопустимым оставлять Бет одну с таким тяжелым больным, как ее отец.
- Совершенно уверена.
Мачеха улыбнулась, и Сузен по-своему истолковала эту улыбку - Бет хотела остаться наедине с Ричардом. Что ж, она готова была предоставить им такую возможность.
- Мне уже не терпится поскорее отправиться в путь! - Сузен с трудом сдерживала ликование. - Похоже, я всегда мечтала именно об этом!
- И ты всегда получала то, что хотела, не так ли? - полюбопытствовал Марк.
- Это будет восхитительно! - продолжала Сузен, не обращая внимания на его ироническую реплику. Она изображала восторг исключительно ради Ричарда и Бет, а если Марк не понимает этого, тем хуже для него: Пусть думает о ней, что ему заблагорассудится.
Марк открыл было рот, чтобы возразить. Но Бет опередила его - она слишком хорошо знала своего сына.
- Вы уедете всего на пару дней, и вам обоим это пойдет на пользу, - сказала она твердо, пресекая дальнейшие разговоры на эту тему.
- Ну что же, значит, решено, - обреченно вздохнул Марк, и Сузен заметила в его глазах ироническую усмешку.
- Тебе вовсе не обязательно ехать со мной, - обронила она как бы между прочим, стараясь не показать, как задели ее его слова. Казалось, он напрочь забыл о мгновениях близости, которые они совсем недавно пережили.
- Поехать с тобой? - поддразнивая ее, спросил Марк. - Да, не отказался бы от этого ни за что на свете!
Гид протянул руку Сузен, помогая подняться в джип с открытым верхом. Марк вскарабкался вслед за ней. На его плече висел неброский, но очень дорогой фотоаппарат. Сузен заметила восхищенные взгляды, которые бросали на него другие туристы - как женщины, так и мужчины. Она и сама не сводила с Марка глаз, завороженная его открытой улыбкой, блеском его умных глаз. На нем были шорты цвета хаки и такая же рубашка с короткими рукавами.
- Ну и вид у тебя! - произнесла она с неподдельным восхищением. - Неудивительно, что ты привлекаешь всеобщее внимание.
- Неужто! - с улыбкой удивился Марк, и это прозвучало так естественно, что Сузен позавидовала его непринужденности. - Слишком жарко, чтобы одеться по-другому. Признаться, я сгораю от нетерпения испробовать мою новую игрушку. - Марк любовно похлопал по фотоаппарату.
- Ты же вначале не собирался ехать, - напомнила ему Сузен, сохраняя беззаботный и дружеский тон.
- Если честно, то не собирался, - признался он.
Марк, как всегда, был искренен, но она предпочла бы сейчас, чтобы он солгал.
- Неужели мое общество тебе до такой степени неприятно? - спросила Сузен, скрывая обиду за милой улыбкой.
На лице Марка отразились противоречивые чувства, которых она не могла разгадать.
- Дело не в этом, Сью, - пробормотал он.
- А в чем же тогда? - Сузен была скорее заинтригована, чем раздосадована его очевидным нежеланием говорить на эту тему.
- Да ты и сама знаешь, - нахмурился Марк.
- Я знаю? - искренне удивилась Сузен.
- А разве нет?
Марк пристально посмотрел ей в глаза, как будто пытаясь проникнуть в душу, и девушка потупилась. Она боялась, что не сможет противостоять тому скрытому току, который, казалось, постоянно пульсировал между ними и грозил лишить ее всякой воли.
- Когда же мы наконец отправимся? - нетерпеливо спросила она, поскольку уже поняла - лучше поддерживать легкую беседу, чем касаться больных мест, - Через пять минут. - Марк помрачнел, как будто был недоволен сменой темы разговора. - У тебя бинокль под рукой? Знаешь, как порой трудно разглядеть птиц в кронах деревьях или диких животных, притаившихся в зарослях.
- Я и не знала, что ты уже был на подобных экскурсиях, - ревниво заметила Сузен.
Ей не хотелось, чтобы он и в этом опередил ее. У них с Марком было так много общих воспоминаний, он являлся неотъемлемой частью ее существования. И Сузен вдруг поняла, что, как бы ни пыталась воздвигнуть стену между ними, эти попытки были заранее обречены на неудачу.
- А я и не был, - сказал Марк, прогоняя мрачные подозрения Сузен своей живой и открытой улыбкой. - Просто люблю смотреть по телевизору передачи о дикой природе.
Черты его лица смягчились, и тут же исчезли скованность и напряженность между ними.
- Мы трогаемся! - возбужденно воскликнула Сузен, когда двигатель заработал и джип рванулся вперед.
- Надеюсь, ты не собираешься запеть? - спросил Марк, изобразив мимикой и голосом такое безысходное отчаяние, что Сузен едва не прыснула со смеху.
- Ты и это помнишь? - прошептала она.
- Как же я мог забыть?! - театрально воскликнул Марк, прижав руку к груди; лицо его расплылось в улыбке.
- Это было во время поездки в Италию, - вспоминала Сузен, откликаясь на его радостное, светлое настроение.
- Да, действительно. И ты всех нас доводила до исступления, изображая венецианского гондольера.
- Счастливые дни, - вздохнула Сузен, качая головой. - Как жаль, что ничего нельзя вернуть, что все мы меняемся.
- А по-моему, это прекрасно, - пожал плечами Марк. - Иногда очень полезно кое в чем измениться.
Сузен кивнула, погруженная в мысли о прошлом и настоящем.
- Может быть, ты и прав, - серьезно сказала она. - Пожалуй, теперь я не стала бы возражать.
- Возражать против чего? - спросил Марк, поняв, что она говорит о чем-то важном, и накрыл ее руку ладонью.
Сузен тотчас отдернула руку: она слишком хорошо знала, как на нее может подействовать даже такое случайное прикосновение. Внимательно посмотрев на Марка, она наконец решилась:
- Я говорю о бизнесе отца. Думаю, что не справилась бы тогда с работой в фирме.
В ee памяти возникла безобразная сцена, которую она учинила, и разрыв отношений с семьей, последовавший за этим. Марк искоса посмотрел на нее:
- А знаешь, мне начинает казаться, что ты всегда проявляла неподдельный интерес к делам фирмы.
- Да, но вовсе не потому, что меня интересовали способы приумножения семейного состояния. Просто я хотела участвовать в общем деле, - Неужели? - Марк казался заинтригованным и отчасти озадаченным. - Но почему? Сузен опустила голову.
- Видишь ли, папа всегда был целиком поглощен работой. И мне хотелось как-то завоевать его любовь, - призналась она. - Так что дело было совсем не в том, что он предложил тебе партнерство...
Сузен вспомнила ту бездну, которая тогда разверзлась перед ней, гнев, обуявший ее в тот ужасный день, последнюю каплю, переполнившую чашу терпения... Конечно, она вела себя глупо. Оглядываясь назад, Сузен видела молодую девушку, пытавшуюся разобраться в вихре чувств, бушевавших в ее душе, боровшуюся за право считаться взрослой, быть равной с другими членами семьи.
- Ты расценила это как пренебрежение тобой? - осторожно допытывался Марк. Но он уже знал ответ, будучи слишком проницательным, чтобы не понять значения только что услышанного.
- Вот именно. - Сузен тяжело вздохнула. - Знаю, я была невыносимой. Но мне так хотелось привлечь к себе внимание! - защищалась она, ерзая на сиденье.
- И ты, несомненно, добилась этого, - признал Марк. Его вдруг начал разбирать смех, да такой заразительный, что Сузен, не удержавшись, тоже рассмеялась. - Но мы думали, что ты вернешься, несмотря на ссору, - заключил он, неожиданно став серьезным. - Почему же ты так долго не возвращалась, Сью?
Сузен замерла. На какое-то время воцарилась тишина - она обдумывала правдоподобный ответ, в котором не было бы ни капли правды.
- Я не могла, - наконец сказала Сузен, опуская взгляд на свои руки, безвольно лежащие на коленях. - Я не была готова к этому, - добавила она уже спокойнее.
- Ты все еще чувствуешь себя нежеланной в собственном доме? Отверженной?
Говоря это, Марк притянул Сузен к себе, и голова девушки опустилась ему на грудь. Его действия были так естественны, что она не сопротивлялась.
- Бедная Сьюзи, - прошептал он, гладя ее по волосам. - А я ничего не понимал. Наверное, я неправильно судил о тебе.
Сузен подняла голову и посмотрела на него. В выражении его лица было нечто такое, что всколыхнуло старые воспоминания. Их близость грозила вспыхнуть опасным пламенем, способным испепелить все преграды, столь тщательно возводимые ею. Это испугало Сузен. Она быстро выпрямилась и уставилась на пышную растительность по обеим сторонам дороги.
- Будь осторожен, Марк, - попыталась она пошутить, но в глазах ее по-прежнему читалась тревога. - Еще немного - и ты попросишь у меня прошения.
Ответить ей он не успел. Внезапно раздался возбужденный возглас гида, призывающий всех быть внимательными. Сузен возблагодарила судьбу за столь неожиданное вмешательство. Она устремила взор на бескрайнее переплетение ветвей, в тщетной надежде увидеть какую-нибудь диковинную по красоте птицу, или длиннохвостую игуану, или забавных свинок-пекари.
Джип подскакивал на выбоинах дороги. Под пологом пышной растительности было душно.
- Неудивительно, что все живое прячется в укрытиях до наступления темноты. Жара просто невыносимая, - пожаловалась Сузен, обмахиваясь мягкой широкополой шляпой. - Я хочу спать.
- Так поспи, а то не сможешь вполне насладиться тем, что нам предстоит увидеть вечером.
- Вечером?
- Ну конечно. Говорят, это будет что-то невероятное.
Сузен сладко зевнула.
- Ты прав, - сказала она, положив голову на локоть, упиравшийся в борт джипа. Но в этот момент джип в очередной раз подпрыгнул на ухабе, и рука Сузен соскользнула вниз.
- Иди ко мне, - прошептал Марк, обнимая её за плечи и прижимая к себе. - Так лучше? - спросил он, когда Сузен приникла головой к его груди.
- Да, лучше, - смущенно пробормотала она, не в силах преодолеть искушение подремать в его объятиях.
Марк легко провел губами по лбу девушки.
- Тогда спи.
Это был самый нежный приказ, который она когда-либо слышала. Сузен ощущала биение его сердца где-то совсем рядом, запретное желание нервной дрожью пробежало по телу. Это было очередным предупреждением, что ее защитная оболочка не столь уж надежна. Но глаза Сузен уже закрывались. Она чувствовала себя слишком усталой, чтобы размышлять о чем-то.
Через мгновение Сузен уже крепко спала.
Когда Марк разбудил ее, перед ней предстала великолепная картина. Солнце уже садилось. Небо окрасилось оранжево-багровым, на его фоне четко прорисовывались силуэты деревьев, одиноко стоящих на опушке леса.
- Мы уже приехали, - сообщил Марк, помогая ей выбраться из джипа. - Говорят, это очень неплохой кемпинг. Пойдем, я провожу тебя в твою комнату. Увидимся за ужином.
Номер Сузен оказался даже более экзотичным, чем она ожидала. С террасы открывался захватывающий вид. К сожалению, у Сузен не было времени любоваться красотами местного пейзажа. Она знала, что Марку не нравилось, когда его заставляли ждать. Наскоро приняв душ, Сузен свернула волосы в узел, закрепив его на затылке заколкой, купленной совсем недавно. Затем облачилась в свободную хлопчатобумажную юбку светло-серого цвета и топик, украшенный декоративной вышивкой. Сам ресторан представлял со§ой крытое листьями пальмы-манаки, открытое со всех сторон сооружение. Столики расставлены так; чтобы отовсюду открывался вид на дивный пейзаж. Сузен помедлила перед тем, как войти, окидывая взглядом присутствующих, пока не увидела Марка. Ее сердце забилось чаще. Он тоже переоделся. Белизна его рубашки казалась ослепительной по контрасту с бронзовым загаром. Неясный свет мерцающей свечи смягчал жесткие черты лица, не лишая его, однако, властной мужественности. Марк сидел, откинувшись на стуле, вытянув и небрежно скрестив длинные ноги. Он смотрел в ночную тьму, но, казалось, был погружен в свои мысли.
Сузен сделала глубокий вдох, надеясь найти в себе силы противостоять ему, и прошествовала через зал с несколько натянутой улыбкой на губах. Марк увидел ее раньше, чем она подошла к столику. Впрочем, в зале вряд ли были мужчины, для которых ее появление осталось незамеченным, но Сузен не обращала внимания на их взгляды - ее глаза были прикованы к одному-единственному человеку.
- Я заказал пива, - сказал Марк, придвигая ей стул. - Подумал, что ты захочешь выпить чего-нибудь... Ты выглядишь отлично, - добавил он, и его слова прозвучали так искренне, что Сузен зарделась от удовольствия.
- Спасибо. Мне действительно хочется пить, - ответила она несколько настороженно.
Ее смутил блеск его глаз, выдававший чисто мужской интерес.
Сузен налила себе пива, следя за тем, чтобы рука ее не дрожала, и поднесла бокал к губам, все еще ощущая на себе пристальный взгляд Марка. Очевидно, от смущения она пила жадно, не отрываясь, и, лишь поставив пустой бокал на стол, взглянула на своего спутника. Теперь он смотрел на нее удивленно, и Сузен смутилась еще больше.
- Очень хотелось пить, - объяснила она. - Моя бутылка с водой закончилась еще днем.
- Ну а я умираю с голоду Пойдем в буфет, здесь у них шведский стол.
Марк поднялся с ленивой грацией. Его движения были медлительными и неспешными, и Сузен снова подумала, что в этот вечер он держится как-то иначе, чем обычно Мужчина не должен быть так дьявольски привлекателен - говорила она себе, зная, что большинству женщин так же, как и ей, почти невозможно устоять перед его обаянием. Она приняла непринужденный вид и встала, опершись на его протянутую руку.
Буфетная стойка напомнила Сузен картины фламандцев - такое Обилие самых разнообразных блюд было расставлено «а белой льняной скатерти Выбрать что-то одно было очень трудно. Острые, пряные запахи раздразнили аппетит Сузен, и она вернулась к столу с целым набором разнообразных кушаний, - Ну-ка, попробуй это, - сказал Марк с лукавой улыбкой и, перегнувшись через стол, протянул Сузен большую креветку.
Она с сомнением поглядела на рачка, потом с недоумением - на Марка. Он улыбнулся еще шире. Сузен зарделась от смущения, но рот открыла подобно птенцу и, когда Марк положил туда креветку, сомкнула губы. Он не успел убрать руку, губы Сузен коснулись его пальцев, и она вздрогнула всем телом. Марк неторопливо провел пальцами по ее щеке, глядя Сузен в глаза, и девушка замерла, захваченная магической властью его взгляда. Сердце ее учащенно забилось.
Казалось, они оба внезапно очутились в другом мире, в котором больше никого не было - только он и она. Воцарилось напряженное молчание, пронизанное скрытыми, но ощущавшимися все сильнее токами сексуального влечения. Это была опасная игра, и Сузен поспешно отстранилась, приведенная в замешательство его поведением.
- Посмотри, какое красивое небо! - воскликнула она, радуясь возможности переключить внимание Марка, и развернула свой стул так, что спинка оказалась между ними.
- Очень мило, - заметил Марк, проследив за ее взглядом.
Сузен замерла. Было в голосе Марка что-то настораживающее, заставляющее думать, что его реплика относилась не к красотам природы, но она боялась признаться себе в этих мыслях Ей не хотелось флиртовать с человеком, который так много значил для нее. Она глотнула еще пива из бокала, и ей стало немного лучше.
Они снова начади мило беседовать, обмениваясь впечатлениями об увиденном. Это была безопасная тема, и Сузен почувствовала себя .увереннее. Через некоторое время совсем стемнело, но она продолжала смотреть вдаль, пытаясь разглядеть во мраке причудливые силуэты деревьев.
Внезапно ее задумчивое состояние было нарушено барабанной дробью. Во тьме вспыхнуло множество факелов, все пространство перед рестораном заполнили местные жители в красочных национальных костюмах. От неожиданности Сузен испугалась.
- Это тоже входит в программу развлечений, - успокоил ее Марк, придвигаясь ближе к девушке.
Сузен кивнула, не отрывая глаз от шумного представления, разворачивающегося внизу, и выпила еще пива. Несмотря на ночную прохладу, ее кожа горела, сохраняя память о жгучем полуденном солнце.
- Что теперь? - спросила Сузен, когда последние танцоры исчезли во мраке ночи. С каждой минутой ее охватывало все большее возбуждение. Близость Марка больше не пугала ее, напротив, Сузен испытывала трепет восторга от одной мысли, что они были вместе на этом экзотическом празднестве. Ей хотелось насладиться каждым мгновением.
На небольшой эстраде появились музыканты, и Сузен, вскочив со стула, дернула Марка за рукав:
- Пойдем! Обожаю танцевать!
Но тот с улыбкой отрицательно покачал головой. Сколько она ни старалась казаться привлекательной, он все же не видел в ней женщину! Сузен испытала мгновенный укол разочарования, но ничто не могло испортить ей настроение в этот вечер. Она не стала ждать его приглашения: музыка была слишком заразительной. Забыв обо всем на свете, Сузен бросилась в круг танцующих и сразу оказалась вовлеченной в Общий экстаз. Смел ее становился все громче, тело изгибалось в ритмичных чувственных движениях. Она не видела, что в синей глубине глаз Марка вспыхнуло раздражение, не заметила, как он поднялся и двинулся напрямик через танцевальную площадку, бесцеремонно расталкивая тех, кто попадался на его пути.
- Идем! - резко приказал он.
Но Сузен была слишком возбуждена музыкой и недавней выпивкой и не пожелала подчиниться этому посягательству на ее праздничное настроение. Она продолжала раскачиваться в такт музыке, движения ее бедер были откровенно зазывными.
- Я развлекаюсь, понимаешь? Мне очень хорошо!
Сузен хихикнула и повисла на шее у мужчины, танцевавшего рядом с ней. Это переполнило чашу терпения Марка. От лица его отхлынула кровь, взгляд стал ледяным и жестким. Молча схватив Сузен за руку, он потащил ее к столику, не обращая внимания на протесты.
- А теперь сядь! - скомандовал он и толкнул девушку на стул.
Сузен сразу схватила бокал с пивом - танцы пробудили у нее страшную жажду. Но Марк решительно вырвал бокал из её рук:
- Полагаю, тебе уже хватит! - Но я хочу пить! - запротестовала Сузен, ненавидя его за властный тон. Не мог же он вообразить, что она опьянела от пары бутылок пива! Значит, она для него все еще несмышленый ребенок. Он наблюдал, как она взрослела, становилась женщиной, но все же в глубине души не желал признавать этого!
- Тогда пей воду, - отрезал Марк. - А еще лучше - пойдем-ка отсюда.
Он так резко поставил ее на ноги, что Сузен не удержалась и повалилась на него. Ее мягкие груди прижались к его мускулистой груди, и это подействовало на нее будто удар электрического тока, одновременно возбуждая и отрезвляя. Горячая кровь запульсировала в ее жилах, в то время как сама она пыталась вырваться из магического кольца его рук.
- Где твой ключ, Сью? - спросил Марк с ноткой отчаяния в голосе, наконец отпуская ее. Сузен принялась рыться в сумочке, по-прежнему нетвердо держась на ногах.
- Вот он - Хихикнув, девушка помахала ключом перед его носом. Она наслаждалась тем, что причиняла ему беспокойство, в полной уверенности, что ее поведение полностью соответствует представлению Марка о ней как о глупой девчонке.
- Прекрати, Сью! - Его терпению явно пришел конец. Он вырвал ключ у нее из рук и, обхватив Сузен за талию, чтобы она не могла сбежать, повел к выходу из ресторана.
- Ох, ну и деспот же ты! - проворчала Сузен, но смирилась со своей участью.
Всю дорогу она мысленно ругала себя за глупость. Так страстно желать, чтобы Марк наконец увидел в ней женщину! И что же? Все ее попытки соблазнить его потерпели крах. Всякий раз ей удавалось лишь вызвать его раздражение - и ничего больше...
Сузен стояла, прислонившись к дверному косяку, пока Марк открывал дверь ее комнаты. Переступив порог, она покачнулась, и Марк обхватил ее за плечи, чтобы поддержать. Луна заполняла комнату призрачным серебристым сиянием.
Девушка попыталась улыбнуться, как бы извиняясь, но улыбка медленно сползла с ее лица, когда она не увидела в его глазах осуждения. Не было в них и тени раздражения или гнева. Нет, они лучились ясным, чистым светом, и весть, которую они несли ей, невозможно было истолковать неправильно. Сузен была зачарована этим взглядом, покорена его властностью. В этот момент она почувствовала, что они оба плывут по бурному морю воспоминаний.
В тишине тропической ночи, окружавшей их, прошлое воскресло с новой силой. Прежние, казалось, давно забытые чувства вновь завладели их душами.
Сузен перевела взгляд на губы Марка и уже не могла оторваться от них, чувствуя неодолимое влечение к этому человеку. В тот же миг их тела качнулись навстречу друг другу, губы Марка встретились с ее губами. Его рука потянулась к тугому узлу ее волос, он дернул заколку, и пепельные локоны упали ей на плечи.
Сузен не сопротивлялась. Губы Марка становились все настойчивее. Он отдавал ей всего себя, но взамен требовал столько же. И Сузен отвечала ему с не меньшей страстностью, упиваясь дивными чувствами, которые он так легко воспламенил в ней. Его рука нежно ласкала ее грудь, и тонкая ткань была слабой защитой от искусных пальцев.
Сузен чувствовала, как растет его возбуждение. Вот бы отбросить всякую осторожность, отдаться своим чувствам! Но годы безнадежной, безответной любви и разочарования сделали свое дело - они научили ее подавлять свои желания. Она отшатнулась, уперев дрожащие руки в его вздымающуюся грудь. Ее дыхание было таким же прерывистым, как и у Марка.
- Спокойной ночи, - сказала она, избегая смотреть ему в глаза.
Какое-то мгновение Марк колебался, и Сузен охватила паника. Она знала, что не сможет долго сопротивляться ему, скрывать от него глубину своих чувств. Некоторое время они стояли в молчании, и ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем Марк тихо произнес:
- Спокойной ночи, Сью.
Щелканье дверного запора отдалось эхом в комнате, и только тогда Сузен почувствовала, как бесконечно одинока.
Сузен застонала, пытаясь разомкнуть слипшиеся веки. В голове стучали тысячи молоточков, яркий свет раннего утра слепил глаза. Она мучительно старалась вспомнить, что же произошло накануне, но у нее ничего не получалось.
Наконец Сузен широко раскрыла глаза - и краска залила ее лицо: она вспомнила подробности минувшей ночи. Правда, множество деталей ускользало, растворяясь в туманной дымке, но то, что происходило в ее комнате, всплыло в памяти с предельной ясностью.
Марк поцеловал ее! Улыбка, появившаяся было на губах Сузен, быстро исчезла. Конечно, во всем была виновата только она сама. Все это результат воздействия жаркого солнца и алкоголя. Она просто выпила больше, чем нужно, и отсюда ее неимоверная смелость в обращении с Марком.
Мысль о том, что скоро она снова увидит его, приводила в замешательство. Но Сузен решила сохранять достоинство, насколько это было возможно. Быстро приняв душ, она оделась попроще для экскурсии, предстоящей им днем, и бросила остальную одежду в сумку.
Завтрак состоял из свежих фруктов: манго, дынь и ананасов. Было также вареное мясо, но Сузен не притронулась к нему. Она взяла немного теплого хлеба и направилась к столу, где сидел Марк, устремив вдаль рассеянный взор.
Казалось, он не заметил ее появления. Сузен остановилась и сделала глубокий вдох, набираясь решимости.
- Привет, - сказала она и помедлила, ожидая его реакции.
- Доброе утро, Сью.
Голос Марка был сдержанным, лицо - ничего не выражающая маска.
Садясь за стол, Сузен невольно поморщилась.
- Болит голова? - спросил Марк, сочувственно вглядываясь в ее лицо.
- Нет! То есть... совсем немножко. - Сузен сосредоточилась на своей тарелке, чтобы избежать его проницательного взгляда.
- Это поможет, - дружелюбно сказал он, наливая ей чашку кофе, от которого исходил приятный аромат.
- Спасибо. Я обычно не пью больше одного стакана пива, но вчера вечером мне так хотелось пить... - пробормотала Сузен, сердясь на себя за то, что оправдывается. - Сожалею, если я... - Ее голос задрожал и прервался.
- Не можешь ничего вспомнить? - вкрадчиво поинтересовался Марк, перебирая пальцами по ручке чашки, словно играя гамму.
Увы, да, - тяжело вздохнула Сузен, - Опьянела и полностью отключилась? - решил уточнить Марк, но в его поддразнивании звучала скрытая нежность.
В ответ девушка отчаянно замотала головой.
- А что, есть проблески? Может быть, память в какой-то мере избирательна? - спросил он своим медлительным, обольстительным голосом, и Сузен поняла, что ступила на тонкий лед и должна быть предельно осторожной.
- Нет, кое-что я помню, - многозначительно ответила она, допивая до дна чашку и наливая себе другую. Кофе всегда бодрил ее, делал мысли ясными, а это сейчас было необходимо. - Но все в каком-то тумане...
Марк поднял брови, на его губах застыла выжидательная улыбка.
- Ладно-ладно! - воскликнула Сузен, не в силах дальше играть с ним в кошки-мышки. - Я поцеловала тебя, - произнесла она с подчеркнутым безразличием. - Ну и что? Для этого достаточно было выпить немного больше, чем следовало. Подумаешь, эка важность!
Сузен ненавидела себя за эту ложь, но знала, что то была ложь во спасение: иначе ей не выжить. И все-таки ей очень хотелось, чтобы Марк возразил, сказал, что это неправда, что виною всему не алкоголь, а вырвавшиеся на волю истинные чувства... Однако он оставался совершенно безучастным.
- Да, не стоит придавать этому значения, - согласился он, но взгляд его стал вдруг таким холодным и враждебным, что у Сузен замерло сердце.
Марк с отвращением отодвинул от себя тарелку будто внезапно потерял всякий аппетит. Затем схватил чашку с кофе, осушил ее и поставил на стол столь резким движением, что Сузен стало не по, себе.
- Я, пожалуй, схожу за вещами, - поспешно сказала она, поняв, что ей вдруг стало трудно находиться с ним рядом.
Марк не возражал и поднялся, когда она выходила, являя собой пример безупречного джентльмена.
Ничто не изменилось и никогда не изменится между ними! Последнее происшествие было лишь эпизодом в череде ее глупых, наивных промахов. Сузен страшно злилась на себя за случившееся. Но Марк ведь тоже участвовал в этом, ему явно хотелось меня поцеловать, размышляла она, забирая сумку и выходя из номера.
Небо было безоблачным и голубым, солнце уже стояло высоко, посылая на землю палящие лучи. Сузен глубоко вздохнула, окидывая взглядом местность. Вокруг было изумительно красиво, и даже события последней ночи не могли разрушить очарования ландшафта. И пусть даже она украла у Марка поцелуй, как когда-то в ранней юности. Правда, этот поцелуй чем-то отличался от того, предыдущего. Вот только Сузен не могла бы объяснить, в чем состояла разница, но ощущала это, как могла ощущать только женщина.
- Все в машину! - скомандовал гид, и Сузен снова пришлось сесть в джипе рядом с Марком.
Она старалась не замечать его присутствия, но он сразу же с улыбкой обратился к ней:
- Ну как, чувствуешь себя- лучше?
- Да, спасибо, - коротко ответила Сузен и бросила на него взгляд, однако не настолько быстрый, чтобы не заметить тревоги в его глазах.
- Это хорошо, - отозвался Марк, надевая солнцезащитные очки.
Пояснения гида заполняли гнетущее молчание, установившееся между ними. Теперь они приблизились к побережью, и Сузен с интересом узнала, что в Карибском море обитает множество разновидностей черепах: кожистые, зеленые логгерхеды, биссы и другие. Десятки судов еще с прошлого века приплывали сюда в июне и грузили на палубы и в трюмы столько черепах, сколько могли вместить.
- Какая жалость, что их так беспощадно истребляют! - сказала Сузен, ужасаясь подробностям ловли беззащитных пресмыкающихся, которые им расписывал проводник. - Браконьеры совершенно не думают о будущем.
- Черепашье мясо всегда считалось деликатесом, а изделия из панциря всегда в моде, - сухо сообщил Марк и наклонился, чтобы сделать очередной снимок.
Его лицо оказалось совсем близко, и Сузен покраснела, когда дыхание Марка коснулось ее щеки. Она быстро опустила ресницы, опасаясь, что он заметит в ее глазах интерес, который тщетно пыталась скрыть. Опускаясь на место, Марк случайно коснулся ее бедром, и Сузен на мгновение замерла. Это неожиданное прикосновение ввергло ее в новый водоворот чувств.
- Деньги, деньги, деньги! Люди просто одержимы жаждой наживы, - с отвращением произнесла она.
- О, теперь ты заговорила по-другому, - заметил Марк, удивленный горячностью, прозвучавшей в ее голосе. - Раньше ты предпочитала быть королевой банковских билетов!
Сузен рассердилась, но не могла не признать его правоту.
- Да, к сожалению, я была такой, - неохотно признала она. - Даже вспомнить противно.
- Откуда же такая перемена? - спросил Марк, и Сузен ощутила в его шутливом тоне искреннее тепло и неподдельный интерес. Сердце бешено заколотилось в груди, когда он взял ее руки в свои. - Ну, признавайся же, Сью, почему ты так изменилась?
- Просто начала жить самостоятельно, и оказалось, что это не так-то просто. Но о, чудо! - мне это удалось, - рассмеялась Сузен.
Марк все еще держал ее руки в своих, положив их к себе на колени, и Сузен это вдруг показалось совершенно естественным.
- Ты имеешь в виду жалкую замызганную квартирку? - усмехнулся он, - Она вовсе не замызганная! - воскликнула Сузен, обиженная его несправедливой критикой. - Очень даже милая квартирка!
- Ну хорошо-хорошо, успокойся.
Марк снова улыбнулся, ласково сжав ее руку, отчего по телу Сузен будто пробежала электрическая искра.
- Я очень горжусь своим жильем! - заявила она.
- Почему?
- Я заработала его собственным трудом! Неужели ты не понимаешь, что это значило для меня?
- Полагаю, ты хотела что-то доказать всем нам.
- Нет, я не хотела никому бросать вызов. Я просто была вынуждена жить на собственные средства и благодарна судьбе за полученный урок, - сказала Сузен, впервые осознав, что именно независимая жизнь помогла ей стать взрослым зрелым человеком.
- Вынуждена? - повторил Марк. - Что ты хочешь, этим сказать?
Сузен подумала, что должна выбирать слова более осторожно: Марк был слишком проницателен.
- Ничего, - быстро ответила она, отворачиваясь от него и высвобождая свою руку.
Она не могла сказать ему правду. Ей было мучительно больно признаваться даже самой себе, что отец попросту отверг ее.
- Ну, давай же, Сью, - уговаривал ее Марк ласково. - Я знаю тебя слишком хорошо. Расскажи мне.
Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы не поддаться обаянию его близости и не сболтнуть лишнего. В памяти еще слишком свежи были ужасные сцены, которые привели к разрыву с отцом. И она хорошо помнила, какую роль сыграл Марк в этих ссорах. Сузен глубоко, медленно вдохнула, пытаясь держать свои чувства под контролем.
- Теперь это меня мало волнует. Все уже в прошлом. У меня новая жизнь... - начала было она, но Марк прервал ее, выведенный из терпения:
- -Ты от меня что-то скрываешь, Сью. С того самого момента, когда я забрал тебя из больницы, я знал, что здесь что-то не так.
Сузен опустила голову. Пути назад не было, и она наконец решилась.
- В первое время мне было так трудно, что я хотела вернуться домой, - призналась она слабым голосом. - Но я не получила ни одного ответа на мои письма, и тогда я подумала...
Во рту у нее пересохло. Она бросила украдкой взгляд на Марка и поняла, что тот поражен.
- Ты уверена, Сью?
- Уверена ли я? Разумеется, уверена! - воскликнула Сузен возмущенно. Боль сменилась раздражением: - Можешь ли ты представить себе, как я была одинока?
Лицо девушки исказилось от мучительных воспоминаний.
- Но почему ты не попыталась связаться со мной? - нахмурился Марк.
- Я не могла. Я покинула дом в таком состоянии... И когда не получила ни единого ответа на мои письма, я решила начать самостоятельную жизнь.
- И тебе это удалось? - спросил Марк с сомнением.
Сузен понимала, о чем он сейчас думает. Все, что Марк знал о ней, - эта то, что она жила с каким-то мужчиной, который, вне всякого сомнения, содержал ее. Он именно так представлял ее образ жизни в последние два года. Работа в благотворительной организации - это было нечто, совершенно не укладывавшееся в его представления о сводной сестре.
- Да, я считаю, что удалось, - твердо сказала Сузен. - Я работала и жила исключительно на собственные деньги.
- Что же это за работа, которая так тебя изменила? - холодно поинтересовался Марк. - Надеюсь, тебе не замутили голову в какой-нибудь сомнительной секте?
Сузен рассмеялась. Она чувствовала, как рушатся последние преграды, которые воздвигла, чтобы защититься от него, и это ее радовало.
- Конечно нет! Я работаю в благотворительной организации, помогающей несчастным людям во многих странах мира, - объяснила она, с удовлетворением заметив изумление в его потемневших глазах. - Я координатор. Участвую в разработке проектов для этих стран, оцениваю возможности реализации той или иной идеи, затем организую финансирование.
- Производит впечатление, - признал Марк, слегка наклоняя голову.
Сузен торжествовала. Наконец-то он гордился ею!
- Мы, строго говоря, не совсем благотворительное учреждение, хотя, разумеется, нам приходится заниматься сиюминутной помощью. Большей частью наши фонды направлены на реализацию долгосрочных проектов, в первую очередь образовательных программ.
- Понимаю, - сказал Марк, но голос его звучал отстраненно, как будто он думал о чем- то другом. - Так, значит, Ричард ничего не знает о твоей работе и о письмах, которые ты ему отправляла?
- О своей работе я ему уже рассказала, но о письмах не упоминала. - Сузен пожала плечами, стараясь казаться равнодушной. - Теперь это уже не имеет значения. Прошлое утратило всякий смысл.
- Да, наверное, ты права, - согласился Марк. - Интересно, а есть ли у вас какие-нибудь программы, рассчитанные на этот регион?
Вопрос прозвучал как бы невзначай, но Сузен почувствовала: за этим небрежным тоном скрывалось нечто большее, чем простое любопытство. Однако желание поделиться с ним своими соображениями, даже немного прихвастнуть, заставило ее забыть об осторожности.
- Я работаю над несколькими проектами для Антильских островов но вряд ли увижу результаты своих трудов - все они рассчитаны на много лет.
Сузен вздохнула: прилагать такие усилия и не видеть конечных результатов было очень трудно.
- Может быть, ты хотела бы сменить работу? Когда-то тебя привлекало другое: быстрый оборот капитала, сиюминутные прибыли, результаты в конце каждого дня...
- Наверное, - призналась Сузен. - Но теперь я даже не знаю, смогу ли выдержать напряженный ритм работы в отцовской фирме.
Однако в голосе девушки помимо ее воли прозвучало сожаление об утраченных возможностях.
- Трусишка! - мягко поддел ее Марк.
Сузен была задета несправедливостью этого, пусть и шутливого, обвинения. Ей приходилось столько выкладываться, чтобы запустить какой-нибудь проект!
- Нет, я не трушу, - возразила она. - И удивляюсь, как ты мог сказать такое.
- Значит, ты не собираешься вступать в семейный бизнес?
Марк спросил об этом очень серьезно, и у Сузен перехватило дыхание. Ведь она мечтала работать с отцом всю свою жизнь!
- Это что - предложение? - спросила она, пытаясь скрыть охватившее ее волнение.
- Думаю, нам скоро потребуется такой специалист, как ты: мы ведь решили расширить сферу нашей деятельности.
Слова Марка звучали убедительно и льстили ее самолюбию, но Сузен не спешила с ответом.
- Боюсь, что большой бизнес не для меня, - уклончиво сказала она наконец, не желая посвящать Марка в свои страхи. Сузен опасалась, что работа бок о бок с ним превратится для нее в сплошное мучение: она была совершенно беззащитна перед ним!
- Почему же?
- Видишь ли, у меня больше нет для этого мотивов.
- Каких мотивов?
- Делать деньги, - просто сказала она, глядя ему в лицо.
Марк некоторое время молчал.
- Полагаешь, это главное в нашей деятельности? - наконец спросил он.
- А разве нет? - быстро возразила Сузен.
Марк был явно шокирован, и это стало для нее неожиданностью. Весь его вид выражал обиду и боль - но не раздражение.
- Ты знаешь, что это не так. Я люблю свою работу, хотя, наверное, не такой фанатик-трудяга, как твой отец. Ну и, конечно, я предпочитаю быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Но, положа руку на сердце, кто думает иначе?
- Извини. Ты прав. Боюсь, что становлюсь ханжой, но дело в том, что я просто увидела результаты нашего стремления к богатству - вред, который мы причиняем, - сказала она.
- Я понимаю тебя, Сью. И вижу, что новая жизнь пошла тебе на пользу, - мягко улыбнулся Марк.
- Я подумаю о твоем предложении. Хорошо? Сузен пыталась слушать гида, сосредоточить свое внимание на захватывающих сценах, разворачивающихся перед ее глазами, - дикие животные и птицы всего в нескольких футах от нее! - но мысли постоянно возвращались к предложению Марка. Сможет ли она работать с ним? Какие чувства он испытывает к ней на самом деле? Не станет ли подлинной катастрофой ее приход в семейный бизнес? Вопросы рождались в ее голове один за другим, а ответов на них не было.
Они прибыли в гостиницу к полудню - как раз, когда солнце стояло в зените и пекло невыносимо. Рядом поблескивал плавательный бассейн причудливой формы.
- Поплаваем! - вдруг предложил Марк, наклоняясь к ней.
Сузен не нуждалась в приглашении: она сама давно решила искупаться.
- Я спущусь через пять минут, - кивнула она и, схватив сумку, взбежала по лестнице.
В комнате Сузен вынула из сумки купальник и с сомнением осмотрела его: что за фантазия пришла ей в голову купить такой вызывающий предмет одежды? Он почти ничего не закрывал!
Однако когда через двустворчатые окна, доходящие до пола, донесся всплеск воды, Сузен забыла о сомнениях. Она быстро сбросила с себя одежду, облачилась в ярко-синий купальник и взглянула в зеркало. Высокие Вырезы по бокам подчеркивали стройные бедра и втянутый живот, упругие груди слишком откровенно выглядывали из глубокого выреза.
Она подтянула бретельки, но это мало что меняло - купальник тут же возвращался к своей первоначальной форме. Спасение было только в одном: оказаться в воде раньше Марка. Поняв это, Сузен сломя голову ринулась вниз по лестнице и побежала к бассейну.
Она нырнула, плавно войдя в воду. Стремительный натиск прохладных струй рождал чудесное ощущение свежести, будил каждую клеточку ее истомившегося тела. Она выплыла на поверхность, ухватившись за край бассейна, затем откинула назад волосы и пригладила их. Сейчас все черты ее лица были хорошо видны: широко раскрытые, сияющие глаза с их таинственной глубиной, нежность загорелой кожи, полные губы, улыбнувшиеся Марку, который очутился в бассейне несколькими секундами позже. Сузен заметила, как его глаза расширились, когда он пристально посмотрел на нее, и в них вспыхнул чувственный интерес.
- Ну что, сплаваем наперегонки? - улыбнулся Марк.
Их тела находились совсем рядом в прохладной воде, иногда случайно касались друг друга. Сузен ощущала его близость, и ей хотелось быть еще ближе к нему; она не желала разрушать волнующую атмосферу, возникшую вокруг них.
- Глупости, Марк! Мы уже давно не дети...
- Боишься проиграть?
В голубых глазах Марка сверкнул вызов, а когда его взгляд скользнул к нежной ложбинке между её грудей, Сузен почувствовала, что мучительно краснеет.
- Ничего подобного! Я всегда плавала лучше тебя. К тому же на моей стороне возраст, - игриво заметила она.
- Чепуха! - воскликнул Марк. Внезапно он поднял руку, чтобы убрать ей за ухо выбившуюся прядь волос, и Сузен инстинктивно отклонила голову, боясь его прикосновения. Но когда пальцы Марка все же нежно коснулись ее щеки, она снова вся запылала.
- Брось, ты уже слишком взрослый для таких забав, - быстро проговорила она, пытаясь скрыть свое смущение.
- Неправда! - торжественно заверил ее Марк. - Но если ты жалкая мокрая курица...
Терпение Сузен лопнуло: к тому же ей внезапно захотелось установить между ними хоть какую-то дистанцию.
- Поплыли! - крикнула она, рассекая сверкающую гладь.
Она слышала, как Марк догоняет ее, и сделала отчаянный рывок. Ее сердце грозило выпрыгнуть из груди, когда она схватилась за бортик на дальней стороне бассейна.
- Я победила! - прошептала она, часто и тяжело дыша.
- Меня провели, - со смехом пожаловался Марк, сверкнув белозубой улыбкой.
- Молчи, жалкий неудачник! - рассмеялась Сузен, ее сердце опять болезненно забилось, когда их тела качнулись под напором воды навстречу друг другу и ноги на мгновение переплелись.
- Ты стартовала раньше меня, - напомнил ей Марк.
- Всего-то на пару секунд.
- Вот именно, - сказал Марк и вдруг резко потянул ее под воду.
Сузен неистово забила ногами, стремясь выплыть на поверхность. Но Марк, схватив за запястья, притянул ее к себе. Захваченная врасплох, Сузен не смогла уклониться от поцелуя, да и не хотела этого...
Она опомнилась первая и резко оттолкнула от себя Марка. В ее глазах отражались страх, сомнение и замешательство.
- Пожалуй, я пойду в номер, - сказала Сузен, отворачиваясь, но ее голос был таким же неуверенным, как и походка, когда она покидала бассейн.
Марк наблюдал за ней. Сузен чувствовала его взгляд на своей спине и вновь ощущала неловкость от того, что, купальник так откровенно обнажал ее тело. История повторялась! Всколыхнулись все прежние чувства, завладев полностью ее мыслями и сердцем, и ей требовалась вся сила воли, чтобы предотвратить заранее известный финал.
Предложение работать в фирме отца лишь усложняло ситуацию. Сузен мечтала участвовать в семейном бизнесе, но не могла без предупреждения и объяснения оставить прежнее место в благотворительной организации. Кроме того, разумно ли трудиться бок о бок с Марком? Да и не слишком ли большое значение придавала она его поцелуям? Она уже однажды обожглась, так стоит ли повторять прежние ошибки?
Вернувшись в свою комнату, Сузен встала под душ, теплыми струями воды смывая с себя напряжение, сковывавшее тело. Она знала, что не имеет смысла больше обманывать себя. Несмотря на собственные заверения в обратном, она любила его - любила с первой встречи и будет любить вечно. Осознание этого наполнило душу Сузен скорее горечью, чем радостью. Одевалась она с тяжелым сердцем.
Ресторан гостиницы уже был полон оживления и суеты. Между столиками ловко сновали официанты, подавая изысканные блюда. Сузен сидела, нервно теребя в руках салфетку. Обстановка была слишком интимная - приглушенный свет, мерцающее пламя свечей и нежная музыка, растворяющаяся в ночном воздухе, напоенном сладкими ароматами.
- Я заказал шампанское, - объявил Марк, и Сузен вздрогнула or звука его голоса.
- Шампанское? - удивилась она. - Мы празднуем что-то?
- Да! - отвечал он, беря бутылку из ведерка рядом со столиком и ловко открывая ее. - Мы празднуем твое возвращение в семейный бизнес.
Пока он наполнял ее бокал, Сузен наблюдала, как пузырьки поднимаются к пенистой белой шапке. Затем подняла бокал и отпила немного - вкус был восхитительный.
- Я еще не сказала, что согласна, - заметила она, проводя кончиком языка по полураскрытым губам.
- Но скоро скажешь, - уверенно проговорил Марк, и в глазах его вспыхнул опасный огонек. - Я хорошо умею убеждать.
Голос Марка звучал на низкой, чувственной ноте. Сузен растерянно посмотрела на него поверх хрустального бокала.
- Давай поедим, - наконец сказала она, чтобы скрыть замешательство.
Еда была превосходной, и Сузен наслаждалась ею, несмотря на витавшую в воздухе напряженность.
- Не хочешь потанцевать? - добродушно посмеиваясь, спросил Марк, когда они покончили с едой.
Накануне Сузен пригласила его танцевать, но он отказался. Теперь приглашал Марк. Девушка заколебалась: она знала, как опасна для нее его близость. Но тем не менее согласно кивнула пару секунд спустя.
Музыка была слишком медленная - по крайней мере, так казалось ей. Эта музыка заставляла их тела двигаться в волнующей гармонии. Сузен ощущала, как соприкасаются их бедра и ее тело мгновенно вспыхивает чувственным огнем. Ей хотелось оторваться от него, закружиться одной в быстром, диком танце, не допускавшем и тени интимности! Но Марк все теснее прижимал ее к своей мускулистой груди. Их тела так естественно сливались с музыкой и друг с другом, что это единение будило самые необузданные желания.
- Мне нравится, а тебе? - прошептал Марк, будто догадавшись, что она боится поддаться искушению. Внезапно он привлек ее еще ближе к себе, - Сьюзи! - снова прошептал он, и ее имя прозвучало в его устах как заклинание влюбленного.
Она обхватила его за плечи, нежно доглаживая их. Ее пальцы говорили больше, чем слова...
Сузен не поняла, как это случилось: только что они были в танцевальном зале - и вот уже поднимаются по лестнице в ее комнату. И в этом не было ничего странного. Исчезли последние сомнения. Сузен знала: Марк хочет ее, видит в ней не ребенка, а женщину. Об этом мгновении она мечтала всю свою жизнь.
Легкий прохладный ветерок проникал через раскрытое окно, лунный свет заливал комнату.
И как только дверь защелкнулась за ними, они оказались в объятиях друг друга и рухнули на кровать.
Яркий, свет нового дня проникал через незашторенные окна и падал на смятые после ночи любви простыни. Тонкая противомоскитная сетка бросала неясную тень на два тесно переплетенных тела, слившихся в любовном объятии, Сузен пошевелилась, чуть-чуть приподняла голову и потерлась щекой о темные завитки волос на груди Марка. Он тотчас проснулся и, обхватив ее за талию, притянул ближе к себе движением собственника. Сузен повернулась так, чтобы видеть его лицо, боясь прочитать на нем следы сожаления. Но когда она встретилась взглядом с его синими глазами, то была поражена силой любви, светившейся в их темной глубине; Она обвила рунами его шею, и ее бедра легко коснулись бедер Марка, вновь зажигая в ней огонь желания.
- Я люблю тебя! - Прошептала Сузен, изнемогая от страсти.
Она не сразу осознала, что он ничего не сказал в ответ, и удивленно взглянула на него. Неужели Марк оказался не готов повторить при свете дня слова, столь легко расточаемые им ночью? Но внезапно он прошептал- Я тоже люблю тебя. - И нежно провел губами по ее виску.
Сузен была счастлива. В порыве чувств, она сильнее прижалась к нему. Пальцы Медленно обследовали каждый дюйм его тела, словно она хотела сохранить в памяти и сердце как нечто драгоценное мельчайшие подробности восхитительных мгновений. Сузен не помнила такого времени в своей жизни, когда не мечтала бы услышать от него слова любви . И вот ее мечта ее сбылась. Это было почти невероятно?
Она гладила его волосы, откидывая их назад с лица, чтобы видеть каждую черточку, что он здесь с нею, что это он ласкает ее. Марк поглаживал ее бедро, вызывая возбуждение во всем теле. Его движения были медленными и легкими, они возносили Сузен к головокружительным высотам наслаждения. Он осыпал нежными поцелуями ее плечи, лотом его губы опустились ниже и достигли вздымающихся грудей. Марк захватил ртом упругий сосок сначала одной груди, затем другой, и Сузен казалось, будто острые стрелы пронзают ее тело. Она сладострастно застонала и погрузилась в водоворот удивительных ощущений, заставивших ее дрожать от удовольствия. А потом все погрузилось в какой-то сладкий туман. Она опрокинулась на спину, притягивая Марка к себе, впиваясь пальцами в его широкие плечи, воспаряя все выше и выше в своей всепоглощающей страсти...
Когда все кончилось, они долго лежали, не выпуская друг друга из объятий. Сузен наслаждалась переживанием того, что только что испытала: она любила мужчину, который единственный что-то значил для нее в этой жизни. С большой неохотой она выскользнула из его рук, чтобы принять прохладный, освежающий душ перед длинной дорогой назад, предстоящей им сегодняшним днем.
Дикая местность, покрытая зарослями кустарника, всегда скрывает в себе множество тайн и полна неожиданностей, но для Сузен сегодня краски сверкали особенно ослепительно, небесная голубизна сияла чище и ярче, чем обычно, а встречающиеся по пути животные и птицы казались воплощением красоты и совершенства. Марк держал ее руку в своей, нежно поглаживая большим пальцем.
- Как это будет замечательно! - сказал он. - Опять вместе, и ты - в семейном бизнесе!
Сузен улыбнулась, поворачиваясь к нему и кивая. Она уже решила, что вернется в благотворительную организацию, только чтобы объявить о своем уходе. Впереди ее ждала новая и удивительная жизнь - жизнь с Марком!
- Да-а, - мечтательно протянула Сузен. - Но как к этому отнесутся папа и Бет? - сказала она, вдруг почувствовав беспокойство.
- Они будут в восторге, я уверен, - твердо сказал Марк и привлек ее к себе.
Сузен успокоилась в его объятиях, веря, что все отныне пойдет хорошо.
Когда они вернулись, вилла была пуста.
- Наверное, родители отправились на прогулку, - предположил Марк, на его лице ясно читалось разочарование. - Но ничего страшного. Мы сообщим им хорошую новость сегодня вечером.
Сузен грустно вздохнула. Ей так хотелось немедленно поделиться со всем миром радостью, буквально распиравшей ее изнутри!
- Я поеду в город: нужно закончить одно дело, - сказал Марк, коснувшись губами ее щеки.
- Я с тобой, - заторопилась Сузен, которую страшила мысль даже о нескольких часах разлуки с любимым. - Я как раз хотела зайти в офис местной благотворительной организации, - продолжала она, не замечая, что Марк слегка нахмурился.
- Не лучше ли тебе остаться дома? - спросил он с неудовольствием. - Вдруг вскоре вернется отец?
Сузен решительно замотала головой. Она была разочарована тем, что Марк, судя по всему, не горел желанием взять ее с собой.
- Ладно, поехали, - наконец согласился он, но согласился с явной неохотой...
Марк высадил ее на главной площади Сент-Джонса. Сузен сказала, что вернется домой на такси, так как оба не знали в точности, когда закончат свои дела в городе.
Офис благотворительной организации разочаровал ее. Какой разительный контраст по сравнению с офисом в Лондоне! Здесь стояло лишь несколько расшатанных, облезлых столов и старенький телефон. Картотека помещалась в картонных коробках. На стенах с облупившейся краской висела пара карт, пожелтевших от времени и солнечного света.
Сузен внимательно слушала, как представитель местной организации подробно рассказывал ей о своей деятельности. Покидая убогое заведение, девушка испытала острую жалость, что навсегда уходит из мира, с которым уже успела сродниться...
- Патрик! - воскликнула она в изумлении, заметив знакомое лицо в толпе. - Привет!
- Сузен! Вот это встреча! Что вы здесь делаете? - удивленно спросил Патрик.
- Я здесь работаю... вернее, работаю в аналогичной организаций в Лондоне.
- Как-то чудесно! Прекрасная работа, только очень уж тяжелая. Я, например, до сих пор веду борьбу с местными властями, однако победу одержит, по-видимому, все же эта чертова фирма. - И Патрик назвал международную компанию, специализировавшуюся на гостиничном бизнесе. - Помните, я упоминал об этом? Они построят здесь огромный комплекс с массой увеселительных заведений. Платить за работу местному населению будут гроши и при этом загубят уникальный природный ландшафт. А я ничего не в силах поделать!
- Может, я смогу помочь через благотворительную организацию? - поспешно предложила Сузен, ужасаясь вопиющей несправедливости.
- Боюсь, что уже поздно. Представитель компании только что подписал последние документу с местными властями. Еще одна победа свободного предпринимательства, - с горечью сказал Патрик.
Сузен сочувственно кивнула, но в голове продолжало вертеться название компании. Где же все-таки она его слышала?
- Сузен, что с вами? Вы не больны? - внезапно воскликнул Патрик, видя, как его собеседница побледнела.
- Нет-нет, все в порядке, - пробормотала она. Наконец Сузен вспомнила, где слышала...точнее, видела это название. Мельком на документах, которые показывал ей Марк в самолете, когда они летели сюда- Боже, неужели Марк способен на такое? - спрашивала она себя, вспоминая, как честолюбив сводный брат. Ничего удивительного, что Марк захотел посвящать ее отца в свои планы. Ричард никогда бы не согласился на такое!
- Должно быть, это от жары. - Сузен попыталась улыбнуться. - Пожалуйста, найдите мне такси, Патрик.
Всю дорогу домой девушка думала о предательстве Марка. Душа ее пребывала в смятении. Она не хотела верить в это, но факты были неумолимы: все свидетельствовало против сводного брата. Он много лет считал, что Сузен не может работать в фирме отца, и внезапно предложил ей сотрудничество, узнав, что она служит в благотворительной организации. Да он же попросту боялся, что ей станут известны его намерения!
Кровь прилила к лицу Сузен. Она позволила себя одурачить, попалась в ловко расставленные им сети, дала соблазнить себя! А единственное, что ему было нужно, - это сделать ее одним из винтиков фирмы. Тогда она не смогла бы ему помешать!
- Марк, Марк! - закричала она, едва переступив порог дома. Она была полна решимости сразу же разобраться во всем.
Дверь кабинета открылась, и Сузен резко повернулась. Однако на пороге стояла Паула.
- Сузен? - спросила она с тревогой в голосе. - Что случилось?
- Где Марк? - резко бросила Сузен. Глаза ее сверкали от жгучих непролитых слез.
- Сожалею, но его сейчас здесь нет. Он уехал в город подписать кое-какие бумаги.
- - Ах, подписать бумаги! - воскликнула Сузен с иронией.
- Да, он только что звонил. Марк сказал мне, что ты собираешься войти в семейный бизнес.
Паула деланно улыбнулась, но Сузен была слишком занята своими переживаниями, чтобы уловить в ее голосе нотку паники.
- Нет, никогда! - отрезала Сузен, зная, что не сможет сделать этого. - Паула, - сказала она, внезапно осененная догадкой, - ты имеешь дело со всей корреспонденцией фирмы, не так ли?
Паула нервно теребила документы, которые держала в руках.
- Не со всей, - еле слышно произнесла она.
- Тогда кто же? - спросила Сузен, зная теперь, почему отец не отвечал на ее письма, - он просто никогда не получал их.
- Марк, - ответила Паула. Она не отрывала глаз от бумаг, чтобы не смотреть в лицо Сузен.
Вот и последняя деталь головоломки встала на место. Марк - вот кто не давал ей встретиться с отцом! Ей следовало бы догадаться об этом раньше! Как же может ослепить любовь, печально подумала Сузен, внезапно ощутив внутри себя пустоту.
- Пожалуй, я пойду отдохну, - сказала она Пауле. - С Марком я увижусь позже, - добавила Сузен, сама удивляясь, с какой неприязнью произнесла его имя.
Но даже в своей комнате она не могла успокоиться. Кровь стучала в висках, тупая боль сжимала сердце. Как он одурачил ее! А ведь ей давно следовало знать, что Марку нет до нее дела.
Однако какая-то часть ее души не желала мириться с этим. Она отчаянно хотела верить, что ошибается и вскоре узнает простое и понятное объяснение всему...
Когда Сузен услышала шум подъезжающего автомобиля, то ринулась вниз, чтобы встретиться с Марком лицом к лицу и немедленно угнать правду. Мысленно она молила Бога, чтобы Марк оказался невиновным, и она снова поверила бы, что он искренне любит ее.
Лихорадочный блеск ее глаз заставил Марка насторожиться.
- Сью, что с тобой? - встревожено спросил он.
- Я хочу знать все о контракте, который ты только что подписал! - заявила она без предисловий.
Марк пожал плечами.
- Давай это обсудим с глазу на глаз, - сказал он и повел ее в свой кабинет.
- Так в чем же дело, Сью? - мягко спросил он, закрывая за собой дверь.
Сузен молчала, собираясь с силами, и Марк протянул к ней руку, собираясь обнять. Но она резко отклонилась, боясь его прикосновений.
- Я сегодня говорила с Патриком Готье, - выпалила Сузен. - Он рассказал мне все об этой сделке.
- Рассказал тебе - что?
Раздражение Марка росло с каждой секундой. Они стояли друг против друга, пылая одинаковым негодованием. И Сузен с невыносимой душевной болью подумала, что попала в самую точку: иначе он не был бы так взбешен.
- Патрик рассказал мне о том, какие губительные последствия для людей и окружающей среды будет иметь строительство гостиничного комплекса. - В голосе Сузен явственно слышались нотки презрения, глаза горели праведным гневом. - И о том, как он пытался помешать этому.
- И ты ему поверила?! - воскликнул Марк, грубо хватая ее за локоть и заставляя смотреть ему прямо в глаза.
- Но это многое объясняет, не правда ли? - язвительно усмехнулась Сузен.
В глубине души она страстно желала, чтобы он опроверг ее обвинения, однако Марк не услышал этого немого призыва.
- Разве? - просто спросил он.
- Да, теперь все стало на свои места. - Как же она сейчас ненавидела его руки, его прикосновения; куда девалась нежность минувшей ночи любви! - Ты ведь никогда не хотел, чтобы я работала в отцовской компании. Раньше я не могла понять, почему отец не отвечал на мои письма. Но теперь все знаю. Это был ты, да? Ты хотел убрать меня с дороги, чтобы я не мешала твоим планам...
- Нет, Сью! - перебил он, сильнее сдавливая ее руку.
- Да! - отчаянно закричала она. - Ты хотел быть уверенным, что ничто не помешает тебе расширять деятельность компании и грести все больше денег. Но когда узнал, что я работаю в благотворительной организации, ты струсил. Ты решил: если мне станет известно о тебе нечто неблаговидное, я могу стать серьезной угрозой для тебя и твоего благополучия.
- Не понимаю, о чем ты говоришь! Сью, послушай меня, дай мне объяснить...
Голос его теперь стал спокойнее: Марк сумел сдержать свой гнев. Но жилка, пульсирующая у него на виске, говорила, что в любой миг он мог взорваться.
- Нет, это ты слушай! Здесь живут люди, у которых нет ни гроша за душой, и, конечно, они хотят работать. А такие, как ты, пользуются этим и наживают на их нищете и невежестве огромные барыши!
Сузен остановилась. Она видела, что ее слова ранили Марка. На его лице застыло выражение боли, но она страдала еще больше.
- Ты внушаешь мне отвращение! - выпалила она.
- Ты не захотела меня даже выслушать... - В голосе его прозвучало сожаление, и Сузен была немало удивлена этим. - Однако уже осудила меня!
- Тогда почему же ты ничего не отрицаешь? - спросила она почти с мольбой. Сузен жаждала услышать от него, что все это ошибка, но Марк продолжал молча смотреть на нее.
- С какой стати? - наконец откликнулся он. Теперь голос его был ледяным, как и взгляд потемневших глаз. - Ты ведь уже узнала правду, Сью, разве не так? - со злой усмешкой произнес он и резко повернувшись, вышел из комнаты.
Сузен молча смотрела ему вслед. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой одинокой.
Она уже несколько часов лежала без сна в своей лондонской квартире. Собственно говоря, вот уже в течение многих недель она почти не спала. Клифф Мейсон ушел на работу. Он знал, что с Сузен творится что-то неладное, но не хотел лезть к ней в душу. Клифф понимал, что работа, которой они занимаются, тяжелая и нервная, насчитал, что именно в этом причина недомогания его помощницы.
Сузен тупо смотрела на коричневое пятно сырости на потолке. Старая, пожелтевшая и облупившаяся краска на стенах лишь усугубляла безотрадное впечатление, производимое комнатой, и мрачное расположение духа, в котором пребывала Сузен. Прошло три месяца с тех пор, как она вернулась с Антигуа. За это время она ни разу не видела Марка и ничего не слышала о нем...
Но разве не этого я хотела? - напоминала себе Сузен, откидывая стеганое одеяло и направляясь в ванную. По пути она бросила тревожный взгляд на календарь. Каждый уходящий день подтверждал ее опасения. Теперь она уже почти не сомневалась, что беременна. Мысль о приближающемся уик-энде наводила на нее ужас. Со времени возвращения в Лондон она не была в родительском доме. Но в субботу - день рождения отца, и Бет по этому поводу устраивала вечер, на котором нельзя было не присутствовать. Там волей-неволей ей придется встретиться с Марком...
- Доброе утро, Сузен. Вы сегодня пришли рано, - приветствовал ее Клифф, отрываясь от бумаг, когда она появилась в офисе. - Из Сен-Джонса звонил наш коллега. Он сказал, что вы просили его что-то проверить.
- Да-да, просила, - поспешно ответила Сузен, впервые за последние три месяца выходя из состояния апатии.
Клифф внимательно посмотрел на нее:
- Не волнуйтесь. Он сказал, что перешлет данные по почте, - И это все? - разочарованно произнесла Сузен.
- Нет. Он еще просил передать, что упоминаемая вами фирма вне подозрений. Не знаю, от кого вы получали информацию, но эта организация в высшей степени заслуживает доверия. Ее руководство озабочено состоянием окружающей среды и не намерено эксплуатировать коренное население. Комплекс, о котором шла речь, будет представлять собой группу небольших бунгало, выдержанных в национальном стиле и прекрасно вписанных в местный ландшафт.
- Не может быть! - с трудом проговорила Сузен, ошеломленная услышанным. Но разве не этой новости она ждала долгих три месяца? Где-то в сокровенных глубинах ее души жила надежда, что Марк невиновен.
Тогда почему же он не сказал ей правды? Это было совершенно непонятно.
- Послушайте, Сузен, я не знаю, в чем дело, да и не хочу знать, - сказал Клифф. - У меня и так достаточно забот. Но я предупреждал вас, когда брал сюда на работу нельзя смешивать работу и личные отношения. У нас и без того достаточно напряженный график, поэтому не стоит усложнять себе жизнь дополнительными проблемами.
Клифф говорил это доброжелательно, с симпатией глядя на свою помощницу.
- Со мной все в порядке... - пыталась слабо протестовать Сузен.
- Я же вижу, что это не так. Почему бы вам не взять отпуск на несколько дней? Поезжайте домой, хорошенько отдохните и обдумайте все как следует. Может быть эта работа слишком изматывает вас и ее нужно сменить? А лучше всего просто посоветуйтесь с врачом.
Сузен молча кивнула. Наверное, Клифф прав: хороший отдых ей скоро понадобится. Рано или поздно придется сообщить Марку о беременности, так не лучше ли сделать это сейчас, когда ей все равно не избежать встречи с ним? Вот только представить себе, как Марк воспримет новость, Сузен была не в состоянии.
Ей пришлось добираться до отчего дома поездом - у нее все еще не было своего автомобиля. Бет обещала встретить ее на станции, но, когда Сузен сошла с поезда, платформа была пуста. Она осмотрела автомобильную стоянку - Бет не было и там.
- Сью! - Голос Марка внезапно прорезал тишину, и Сузен вздрогнула, когда, повернувшись, столкнулась с ним лицом к лицу.
Марк бросил на нее быстрый взгляд и нахмурился: очевидно , ему не понравилось, как она выглядит. Он взял ее чемоданчик и забросил его на заднее сиденье. Когда Сузен уселась спереди, она уловила в воздухе аромат женских духов, и сердце ее болезненно сжалось. Неужели она опять ревнует? Нет, конечно нет! Она опустила стекло, чтобы избавиться от несносного запаха, и Марк искоса посмотрел на нее.
- Как поживаешь?
Голос его звучал сдержанно-вежливо, и Сузен поняла, что ей тоже надлежит придерживаться официального тона.
- Прекрасно, - ответила она. - А ты?
Так и беседовали они всю дорогу до дома. Сузен с трудом выдержала эту пытку. Ей не терпелось покаяться в своей ошибке, но мрачный взгляд Марка останавливал ее, и слова замирали у нее на губах.
Наконец он остановил автомобиль рядом с входной дверью, не выключая двигателя.
- Разве ты не войдешь в дом? - удивленно спросила Сузен, видя, что он продолжает сидеть, обхватив пальцами руль и глядя прямо перед собой на дорогу.
- Нет, я должен вернуться в офис, - сообщил Марк, не удосужившись даже повернуть голову в ее сторону.
- О! - Сузен не могла скрыть своего разочарования. - А я хотела поговорить с тобой...
Ее сердце забилось как пойманная птица, коша Марк обратил на нее ледяной взгляд:
- Вот как? Не представляю, о чем нам с тобой говорить?
- Ты даже не поможешь, мне донести веши?
- Полагаю, ты прекрасно справишься сама.
- Вот так джентльмен.
- Ты прекрасно знаешь, что никакой я не джентльмен, - резко бросил Марк. - Я опаздываю, Сью. Поторопись, пожалуйста.
Сузен поспешила забрать свой чемоданчик. Когда она захлопывала дверцу автомобиля, на ее глаза навернулись слезы. В тот же самый миг Марк отпустил сцепление, и машина, взревев, рванула с места, оставляя потрясенную Сузен одну на дороге. Она молча смотрела вслед удаляющемуся автомобилю, сознавая, что сама разрушила все. Теперь между нею и Марком не осталось ничего, кроме горечи...
- Сью, дорогая! - Голос Бет прозвучал словно издалека. Сузен повернулась, силясь изобразить на лице улыбку, но улыбка получилась фальшивой: в глазах ее застыла печаль. - Пойдем же скорее в дом! Отец на прогулке, но ты пока мне все расскажешь.
- О чем же я должна рассказать? - спросила Сузен, усаживаясь в гостиной перед камином.
- Я хочу знать, что произошло между тобой и Марком! - решительно заявила Бет.
- Между мной и Марком? - эхом отозвалась Сузен, притворяясь удивленной.
- Да, Сью. - Бет устало вздохнула. - После отдыха на Антигуа Марк на всех смотрит зверем. Он так изменился, что не похож на самого себя.
- Неужели? - Сузен пыталась спрятать свои чувства как можно глубже.
- Боюсь, это мы виноваты. - Бет сокрушенно покачала головой. - Но мы думали, что, если вы отправитесь вместе... - начала было она, однако Сузен прервала ее, пораженная этим откровением:
- Так вы сделали это намеренно?! Ничего не понимаю... Чего же вы хотели добиться?
Бет опять тяжело вздохнула, всем своим видом выражая отчаяние и безысходность.
- Видишь ли, дорогая, когда вы с Марком встретились впервые, мы с твоим отцом сразу поняли, что вы влюбились друг друга. Но ты тогда слишком боготворила его, смотрела на него снизу вверх, а такие отношения не могут длиться долго. Ты знаешь, мой брак с Фаусто Грассо, отцом Марка, развалился не потому, что муж был старше меня. Просто я со временем менялась, становилась зрелой женщиной и хотела, чтобы он относился ко мне как к равной. А он по-прежнему считал меня наивной глупышкой.
Бет взглянула на падчерицу, ожидая какой-нибудь реакции, но Сузен молчала. Ей нужно было слишком многое обдумать. Она уставилась в пол, разглядывая замысловатые узоры на ковре, и не замечала, как нелегко ее мачехе говорить.
- Наверное, тогда мы совершили первую ошибку, - продолжала Бет. - Мы решили отправить тебя в пансион подальше от дома, чтобы ты там повзрослела вдали от Марка. А он в это время Познакомился бы с другими девушками... Мы хотели, чтобы каждый из вас отдавал себе полный отчёт в том, что он делает. И чего же мы добились? Ты снова исчезла, а Марк упорно отказывается видеть тебя, встречаться с тобой... Да мы-то думали, что вы оба, наконец-то разобрались в своих чувствах и поженитесь... несмотря на все попытки Паулы разлучить вас.
- Паулы?
Сузен окончательно растерялась. Все было совершенно не так, как она себе представляла.
- Да. Марк недавно узнал, что Паула уничтожала твои письма отцу. Что за амбициозная и Неразумная девица! Правда всегда рано или поздно выходит наружу. Излишне говорить, что ее сразу же уволили . Марк даже не дал ей отработать положенный при увольнении срок.
Бет продолжала говорить, но Сузен больше не слушала ее. Какой же она была глупой! К тому же эгоистичной и самовлюбленной. Она думала обо всех самое худшее и вот теперь платила столь ужасную цену...
Сузен вдруг почувствовала, что ей необходимо побыть в одиночестве, чтобы разобраться во всем. Она стремительно поднялась и направилась к двери, не слыша, как Бет окликает ее, пытаясь остановить. Выскочив на улицу, она устремилась к конюшне - туда, где всегда пряталась в детстве, когда хотела, чтобы ее никто не нашел.
Сузен забралась высоко на сеновал и утонула в сладко пахнущем сене, обливаясь горючими слезами. Ребенком она чувствовала себя отвергнутой всеми, а когда встретилась с любовью, не сумела ее распознать. Она без причины осуждала отца и Бет, подозрительность заставила ее оттолкнуть Марка... Никогда в жизни Сузен не ощущала себя такой несчастной. Она лежала в полном изнеможении, без чувств, без мыслей, когда внезапно чей-то голос проник в ее сознание.
- Сьюзи!
Голос прозвучал вновь, и она оцепенела, узнав его. Нужно было откликнуться, но Сузен не могла произнести ни слива. Только когда над лестницей, прислоненной к сеновалу, показалась голова Марка, она тихо сказала:
- Я здесь.
- Слава Богу! Все перепугались, куда ты исчезла, но я вспомнил о конюшне, - улыбнулся Марк, влезая наверх.
- Ты вспомнил? - грустно повторила Сузен.
- Конечно. Я все помню о тебе, Сью, - негромко произнес он.
- О! - Сузен задохнулась от удивления.
- Пошли, нас ждут к обеду.
- Подожди, Марк. Прежде чем мы пойдем... я хотела бы кое-что сказать тебе. Это о строительстве гостиничного комплекса...
Голос Сузен замер: голубые глаза Марка буквально впились в нее. Она сделала глубокий вдох и продолжала:
- Я теперь знаю, что напрасно обвиняла тебя во всех смертных грехах. Мне очень стыдно. Я должна была бы верить тебе...
- Да, должна, - согласился он.
- Мне так... жаль, Марк! - Голос Сузен прерывался от волнения.
- Мне тоже.
- Но Патрик говорил так убежденно...
- Еще бы! - резко перебил ее Марк. - В обслуживании туристов будет занято много местного населения, вот твой Патрик и испугался, что потеряет браконьеров, которые работали на него.
- Браконьеров?!
- Да, тех, кто ловили для него редких животных и птиц, которых он потом незаконно вывозил с острова.
Боже, неужели меня так легко обвести вокруг пальца?! - ужаснулась Сузен. Она закрыла глаза, словно пытаясь отгородиться от реальности.
- Господи, какая же я была идиотка!
- Да уж, - с готовностью согласился Марк.
- Прости меня! - воскликнула она со слезами в голосе.
Однако Марк молчал, и Сузен поняла, что снова вернуться в прошлое невозможно. Им больше нечего было сказать друг другу.
Она потянулась к лестнице, и тут Марк внезапно коснулся ее плеча. Движение было чуть заметным, но, несомненно, он хотел остановить ее. Или это ей показалось?
- По-моему, брак должен основываться на доверии, - серьезно сказал Марк, пристально глядя ей в глаза. - Ты согласна?
Сузен молча смотрела на него, не понимая, что бы это значило. Напряженная тишина повисла между ними. До нее медленно доходил смысл его слов. Всем своим сердцем она жаждала, чтобы это было предложением. Сузен молча кивнула, ожидая, что он скажет дальше.
- Ну так что же, ты доверяешь мне? - спросил Марк тихо.
- Да, конечно. Отныне я всегда буду верить тебе, - ответила Сузен со всей серьезностью.
Сердце ее билось так громко, что стук его отдавался в ушах.
Руки Марка медленно соскользнули с ее плеч, обхватили запястья. Он поднес ее ладони к губам и нежно поцеловал их.
- Значит, ты выйдешь за меня замуж, Сьюзи?
Еще мгновение она молчала, а затем улыбка восторга озарила ее лицо, а глаза вспыхнули несказанной любовью.
- Да, да, да! - закричала Сузен, бросаясь ему на шею.
Оба упали на мягкое сено. Марк заключил ее в свои объятия, его жаркие губы жадно искали ее рот.
- Наконец-то, - прошептал он, - моя единственная любовь... на всю жизнь!
- Как, единственная? - удивилась Сузен и с лукавой улыбкой отстранилась от Марка:
- А ты знаешь, что пройдет не так уж много времени и в нашей жизни появится еще одно человеческое существо, которому тоже потребуется твоя любовь? Что ты на это скажешь?
Последовавшие за этим восторженный возглас и страстный поцелуй были красноречивее всяких слов.




Читать онлайн любовный роман - За гранью мечты - Уитби Кейт

Разделы:

Ваши комментарии
к роману За гранью мечты - Уитби Кейт



Хорошая история
За гранью мечты - Уитби КейтМарго
26.05.2011, 10.10





Очень понравилось!!!!!!1
За гранью мечты - Уитби КейтОльга
25.03.2012, 20.46





Интересный роман!!!
За гранью мечты - Уитби КейтВера Яр.
25.03.2012, 22.16





Очень даже неплохо!))))
За гранью мечты - Уитби КейтАнастасия
26.03.2012, 6.40





как-то скучновато
За гранью мечты - Уитби Кейтatevs17
1.04.2012, 10.02





классный роман
За гранью мечты - Уитби Кейтдиана
31.10.2013, 16.36





Что-то как-то нудновато, героиня истерична, из одной крайности в другую, остановилась на второй главе и дальше читать ну совсем не хочется!8
За гранью мечты - Уитби КейтКэт
31.10.2013, 20.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100