Читать онлайн Роберт и Арабелла, автора - Уинзор Кэтлин, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роберт и Арабелла - Уинзор Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.79 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роберт и Арабелла - Уинзор Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роберт и Арабелла - Уинзор Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинзор Кэтлин

Роберт и Арабелла

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

В течение следующих двух ночей они близко подобрались к цыганскому табору. Арабелла испытывала прилив сил, несмотря на то что в конце этого пути ее ждало серьезное испытание. Она ездила верхом по нескольку часов за ночь, много спала, с радостью просыпаясь в объятиях Роберта, когда он мог позволить себе недолгий отдых.
Она очень огорчилась, когда Роберт сказал ей, что перед абортом надо очистить кишечник. Снадобье приводило человека в состояние, похожее на сильнейшее алкогольное опьянение, в котором он не мог контролировать отправления своего организма.
– Я все время буду с тобой. Слабительное подействует незаметно для тебя, а через несколько часов, когда ты придешь в себя, все будет позади и скоро забудется, как кошмарный сон.
Арабелла молча отвернулась. Он собирался остаться с ней, а значит, будет свидетелем этого отвратительного события. Когда с ее братьями или сестрами происходило то же самое, кто-нибудь всегда был с ними…
– Ты возненавидишь меня после этого. Каждый раз, глядя на меня, ты будешь вспоминать об этом.
– По-твоему, я такой слабак? – с улыбкой спросил он.
Роберт разбудил ее рано на рассвете. Он стоял возле кровати и протягивал ей кубок.
– Выпей.
Это было очень крепкое вино, которое заглушало вкус слабительного. В тот миг, когда она осушила кубок, Роберт подхватил ее на руки и понес на улицу.
Некоторое время спустя Арабелла очнулась, но долго не могла прийти в себя. Наконец она нашла в себе силы и открыла глаза. Роберт сидел рядом с ней на краю кровати и смотрел на нее нежными, встревоженными глазами. Никакого отвращения в его взгляде она не заметила. Возможно, ничего страшного и не произошло? Он не нес ее на руках к двери, не держал над ямой, в которую она со стонами исторгала зловонное содержимое кишечника? Нет, все это было.
Арабелла смежила веки, сгорая со стыда, и почувствовала, как на глазах у нее выступили слезы жалости к самой себе.
– Арабелла… – тихо позвал он, опасаясь, что громкие звуки сейчас для нее невыносимы.
– У меня такое ощущение, что голова стала каменной. Камень, который разрывается от боли. Господи, что за гадость ты дал мне выпить? Похоже на вино, я помню… – Она взглянула на него. – Уже все кончилось? Я избавилась от него?
Она обнаружила, что лежит на кровати совершенно нагая и чистая, укрытая до пояса шелковой простыней. Значит, Роберт не только вымыл ее, но и надушил, чтобы уничтожить малейшие следы того, что произошло. Он ласково погладил ее по голове.
– Нет, моя радость. Еще нет.
В это мгновение ей вспомнилась разрывающая внутренности боль, вызванная действием слабительного. Она вспомнила также, как плакала и кричала, отталкивая Роберта, который стремился помочь ей. Затем наступило блаженное забытье.
Ей казалось, что кибитка движется, оставляя позади ощущение нечистоты и бесчестья.
Роберт сказал, что, как только действие слабительного закончилось, он подъехал вплотную к табору и провел там почти целый день, договариваясь с цыганами об условиях своего пребывания.
Арабелла с трудом села на кровати и сжала виски руками, борясь с головокружением.
Роберт отошел в конец кибитки и вернулся с золотым кубком. Она давно привыкла пить из него воду и вино, но в последнее время Роберт подносил ей в нем исключительно лекарство. Теперь же в кубке было снадобье, которое положит конец ее беременности, а возможно, и самой жизни.
– Пора. Ты должна это выпить.
– Уже? А нельзя позже?
– Нет. Сию секунду.
Роберт предупреждал ее, что на сей раз вина почти не будет – только снадобье. Арабелла испытает сильную боль, и облегчить эту боль нельзя никакими средствами. Ей придется тужиться и стараться вытолкнуть из себя плод. Когда все благополучно завершится, он даст ей настойку опия, боль стихнет, она заснет, а проснувшись сразу забудет о своих мучениях. При взгляде на кубок, эти обещания показались ей сомнительными.
– Я не смогу выпить это… сразу.
– Прошло уже четыре часа. Ты должна.
Она взяла кубок и осторожно заглянула в него.
Внутри была розоватая жидкость.
– Я до последней минуты надеялась, что все само собой обойдется, – сказала она, оттягивая ужасный миг. – И вот время пришло. Я не могу отступить. – Она вглядывалась в кубок, словно желая увидеть на дне его отражение того, что с ней произойдет.
– Выпей залпом. Оно очень горькое.
– Знаю. Я должна. Мы должны.
Она взглянула на цыгана, ища поддержки, и поднесла кубок к губам. В эту минуту он быстро перекрестил ее. Жидкость оказалась не настолько горькой, как она ожидала. Арабелла выпила ее в несколько глотков и, отшвырнув кубок в угол, закрыла лицо руками.
– Ну вот, я это сделала. Теперь…
Она укоризненно взглянула на него, когда он опустился рядом с ней на колени, и повторила его жест, осенив себя крестом.
– Когда ты в последний раз крестился? Вне церкви?
Роберт смущенно отвернулся, хотя цыгане обычно исповедовали религию той страны, на территории которой жили.
– Никогда.
Сейчас воспоминания о любовном наслаждении не приходили ей на ум. Она думала только о нескольких часах стыда и страданий, которые были позади, и о тех мучениях, которые ей предстоят.
– Что мне делать?
– Ждать.
– Как долго?
– Совсем недолго.
Они молчали, исподтишка наблюдая друг за другом. Арабелла закрыла глаза и задремала. Прошло около получаса, прежде чем ее скрутило первой судорогой. По низу живота, казалось, полоснули острым ножом, и она вскрикнула от боли и неожиданности. Схватившись за живот, Арабелла попыталась сжать его, чтобы боль прошла, но та, напротив, становилась все сильнее.
Роберт взял ее за руку и, преодолевая сопротивление, повел к специальному приспособлению, которое заранее установил в дальнем конце кибитки за занавеской; оно напоминало стул, под которым стояла фарфоровая посудина, расписанная арабской вязью. Эта изысканная вещь должна была принять в себя кровь и плод их греховной любви.
Арабелла села, раздвинув ноги и подтянув колени к подбородку. Очередной приступ боли заставил ее скорчиться и застонать.
Она изо всех сил стала тужиться, как будто уже неоднократно проходила через это испытание. Ею овладело отчаянное стремление освободиться от того существа, которое предательски проникло в ее тело и поселилось там, становясь с каждым днем все больше и больше, ограничивая свободу их передвижения, угрожая самой их жизни. Впрочем, если ее ожидает смерть, то и ребенка тоже.
Боль накатывала волнами, Арабелла сжала кулаки, так что ногти впились в кожу. Словно откуда-то издалека она слышала собственный голос:
– Матерь Божья, помоги мне, спаси меня, спаси…
Арабелла уже не чаяла когда-нибудь избавиться от боли, и в эту минуту она пошла на убыль. Тотчас же на нее нахлынуло полнейшее безразличие и она перестала тужиться.
И тут коварная боль снова поразила ее. В глазах у нее потемнело, на лбу крупными каплями выступил пот, а губы не переставая шептали молитву о спасении.
Роберт стоял у нее за спиной и крепко держал за плечи, не давая упасть. Боль стихала, когда она переставала напрягаться. И Арабелла сдалась. Пусть уж лучше ребенок погибнет у нее во чреве. Тогда и сама она умрет. Видит Бог, она сделала все что могла.
Роберт переменил положение и встал перед ней, не выпуская ее плеч.
– Я не могу этого сделать. И не буду больше пытаться. Я хочу умереть.
– Давай, – прошептал он. – Еще разок. Ты должна. Сильнее! – Он тряхнул ее за плечи.
Арабелла снова закрыла глаза и стиснула зубы, чувствуя, что боль накапливается, чтобы с новой силой обрушиться на нее. На шее у нее надулись вены – она старалась сдержать крик. Ее голова безвольно болталась из стороны в сторону, когда Роберт тряс ее за плечи, тело стало липким от пота. Она побледнела и была на грани обморока.
– Тужься что есть мочи! – скомандовал он.
– Отпусти меня! – крикнула она в ярости.
В этот миг живот свело и ей пришлось напрячься изо всех сил. Она уткнулась головой в грудь Роберта и заплакала от отчаяния.
Немного погодя ей показалось, что в ее чреве что-то лопнуло и внутренности стали исторгаться из тела. Она инстинктивно потянулась к промежности, но Роберт перехватил ее руку. Она заметила на ней капли густой крови.
В ушах у Арабеллы раздался звон церковных колоколов. Она услышала собственный жалобный стон и провалилась в черную пропасть небытия.
Когда Арабелла очнулась – не известно, сколько часов, дней или недель она провела без сознания, но почувствовала, что лежит в постели, ее живот стягивает бандаж, а сама она до подбородка укрыта простыней. У нее не было сил ни шевельнуться, ни открыть глаза. Откуда-то издалека до нее доносились мелодичные звуки лютни и тихая песня. Роберт наверняка не хотел будить ее, давая возможность прийти в себя и постепенно вернуться во временно покинутый ею мир.
Некоторое время Арабелла лежала неподвижно с закрытыми глазами. Она слышала не только музыку, но и голоса людей, лай собак и фырканье лошадей. За стенами кибитки своим чередом шла жизнь.
Теперь ей стало понятно, что произошло. Она, они оба были свободны. Освобождение произошло как раз в тот момент, когда она совершенно отчаялась и потеряла всякую надежду. Оставался страх – что, если вместе с ребенком она лишилась и части жизненно важных органов? – который она не могла превозмочь.
Арабелла решила заговорить с Робертом, дабы выяснить, не утратила ли она способность связно излагать свои мысли.
Она осторожно повернула голову набок и открыла глаза. Роберт смотрел на нее серьезно и бесстрастно. На его лице она не могла прочесть ответа на свой вопрос. Он еще несколько раз тронул струны лютни, потом отложил ее в сторону и опустился на колени перед кроватью, на которой она лежала. Бережно, словно опасаясь, что она может оттолкнуть его, он погладил ее по голове. Его губы тронула ласковая улыбка.
– Это случилось?
– Да.
Она снова замолчала, боясь ответов на те вопросы, которые ей не терпелось задать. Набравшись смелости, она прошептала:
– Все вышло полностью?
– Полностью.
– Полностью… – повторила она, пытаясь представить себе, на что был похож этот маленький зародыш человека. – Пальчики на руках и на ногах?.. – Она вопросительно взглянула на него.
– Да.
Так она и думала. Пальчики на руках и на ногах. То, что в течение нескольких месяцев в ней существовала самостоятельная жизнь, казалось чудом. Она была изгнана оттуда против своей воли, судя по тому, каких физических мук это стоило самой Арабелле. Эта жизнь приобрела человеческие формы, имела голову, руки, ноги и даже пальчики. Арабелла хотела задать еще один вопрос:
– Это был…
– Мальчик.
– Да. – Она отвернулась с тяжелым вздохом. – Я всегда это знала.
Сейчас Арабелла не могла думать о том несовершенном создании, которое было зачато в радости, а затем принесло ей столько боли, как о презренном существе, называемом «это».
– Мальчик… – повторила она. – Твой сын, – вымолвила она и замолчала, боясь разрыдаться.
Арабелле казалось теперь, что она была совершенно уверена в том, что зачала мальчика.
Отныне его не существовало. Не было никакого мальчика, никакого сына, только кровавое месиво, которое Роберт закопал где-то поблизости от табора. Она никогда не узнает, где это место. Она чужая на этой земле, которую Роберт считает своей родиной. Здесь никто никогда не узнает, кем она была до встречи с ним.
Арабелла повернулась к нему, в глазах у нее стояли слезы. Она смахнула их и растерянно улыбнулась, словно извинялась за что-то. Из-за чего теперь плакать? Все позади. Они приняли такое решение, потому что другого выхода не было. И через несколько дней им снова предстояло отправиться в путь.
– Как долго я спала?
– Почти двадцать четыре часа. Я будил тебя дважды и давал настойку опия и бульон. Ты не помнишь?
– Помню настойку… горькая. И еще помню сны, очень красивые… Какие-то разноцветные тени, все вперемешку… – Она прикрыла глаза в надежде, что сновидения вернутся. – В этот миг она почувствовала, как он встал. – Не уходи. Пожалуйста. Куда ты?
– Я принесу что-нибудь поесть. Уже пора…
– Еще нет. Я не могу.
Она снова затихла, а Роберт остался стоять рядом. Ее глаза казались огромными на побледневшем лице, в них застыла неизбывная печаль.
– Ты не разлюбишь меня, когда все закончится?
Он прищурился. Арабелла чувствовала себя бесконечно отвратительной в глазах человека, заслуживающего, по ее мнению, самого прекрасного, что есть на свете.
– Нет, конечно, – ответил он. – Так будет всегда, и ты это знаешь.
Она снова закрыла глаза. Действительно, она не сомневалась в этом с того самого дня, когда они встретились в лесу. Она принимала его любовь как божественное благословение и угрозу одновременно. Но угрозу для них обоих. И теперь Роберт признавал, что не может от нее защититься.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роберт и Арабелла - Уинзор Кэтлин



Ужасное чтиво,особенно сцена с абортом.
Роберт и Арабелла - Уинзор КэтлинКатерина
20.12.2012, 10.53





Все хотела найти смысл написания данного шедевра,но...... История траха 14 летней нимфоманки и20 летнего бомжа. Между делом замутили абортик , опять трах - тибидох. Умерли в один день,чему я очень рада-не чего жить таким уродам. 1/10баллов. Не читайте!!!!!!!!!!!! Не тратьте байты на мусор.
Роберт и Арабелла - Уинзор Кэтлинмарго
21.05.2013, 6.24





Самая отвратительная я книга на земле. Хуже, я еще не читала. Не тратьте время на это говно.
Роберт и Арабелла - Уинзор Кэтлингром
12.08.2014, 14.17





стоить ли читать?
Роберт и Арабелла - Уинзор Кэтлинббота11
3.09.2015, 13.00





стоить ли читать?
Роберт и Арабелла - Уинзор Кэтлинббота11
3.09.2015, 13.00





М-да, тут и говорить-то особо не хочется... Такого отвратного осадка от прочтенного у меня еще не наблюдалось. Это и любовным романом тяжело назвать...
Роберт и Арабелла - Уинзор КэтлинАля Кот
7.10.2015, 17.56





Это не Уинзор. Кто-то воспользовался ее именем.
Роберт и Арабелла - Уинзор КэтлинШа
26.03.2016, 19.32





неужели Кэтлин это написала? насколько я помню из ее биографии. то она интересовалась эпохой короля Карла. что-то мало верится, в то, что книга была написана в 40-е 50-е годы.
Роберт и Арабелла - Уинзор КэтлинАдриана
29.10.2016, 7.07





неужели Кэтлин это написала? насколько я помню из ее биографии. то она интересовалась эпохой короля Карла. что-то мало верится, в то, что книга была написана в 40-е 50-е годы.
Роберт и Арабелла - Уинзор КэтлинАдриана
29.10.2016, 7.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100