Читать онлайн Навеки твоя Эмбер Том 1, автора - Уинзор Кэтлин, Раздел - Глава четырнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Навеки твоя Эмбер Том 1 - Уинзор Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Навеки твоя Эмбер Том 1 - Уинзор Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Навеки твоя Эмбер Том 1 - Уинзор Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинзор Кэтлин

Навеки твоя Эмбер Том 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четырнадцатая

Несмотря на принятое решение, Эмбер вскоре поняла, что не может вечно оставаться в плохих отношениях с Черным Джеком. Ведь она во всем зависела от него. Поэтому, хотя она и затаила ненависть в сердце, через четыре или пять дней они стали близки, как прежде.
Она заявила матушке Красной Шапочке и всем, что не станет рисковать своей шкурой за столь мизерную долю — двадцать фунтов, но вскоре согласилась. Ведь другого пути выбраться когда-либо из Фрайерз у нее не было. Несмотря на опасность, ей нравились эти приключения: играть роль светской дамы, ездить в Сити, даже холодок страха стал ей по душе.
Чаще всего операции проходили так же удачно, как и в первый вечер. Казалось, каждый франт Лондона готов был поверить, что эта прекрасная незнакомка влюбилась в него в театре, либо на прогулке в Гайд-парке или Малберри Гарден, и с готовностью соглашался наставить рога ее глупому старому мужу. И Черный Джек, и матушка Красная Шапочка признавали, что своим успехом обязаны искусству Эмбер точно изображать благородную даму. Они говорили, что Бесс в свое время часто портила все дело тем, что ее принимали за шлюху, переодетую в костюм леди, и тогда джентльмены настораживались — все знали, что такие женщины часто работают в банде грабителей.
Одним из самых удачных и частых приемов был трюк под названием «завлечь и тюкнуть» — упрощенная разновидность того, что они проделали в первый вечер. Эмбер входила в таверну в маске, выбирала себе жертву и увлекала его в темный переулок. Там она вытаскивала у него кошелек из кармана, потом, кашлянув или чихнув, вызывала Черного Джека. Он появлялся, подходил пошатываясь, будто пьяный, сбивал незадачливого любовника с ног и забирал у Эмбер то, что она успела украсть. Пользуясь темнотой, Эмбер тоже исчезала, встречалась с Черным Джеком, и они вместе возвращались в Фрайерз. Другой прием назывался «прийти с предложением». Хорошо, но скромно одетая Эмбер приходила в какой-нибудь богатый дом под видом хозяйки магазинчика из Чейнджа, где «миледи вчера выбрала ленты, которые я принесла». Пока горничная ходила за леди, Эмбер успевала стащить несколько ценных безделушек из гостиной и улизнуть.
Но Эмбер не любила такой вид развлечения. Она предпочитала играть роль благородной леди. Она так и заявила, что пусть этим занимается Бесс, ей больше подходит такая роль.
Однажды Эмбер вошла в дом на улице Великой Королевы, где в полном разгаре шел бал-маскарад. Через некоторое время она нашла себе молодого человека и увлекла его в дальнюю комнату. Но когда они шли по темному коридору, Эмбер почувствовала на затылке быстрые вороватые пальцы и обернулась.
— Вы — вор! — шепнула она, боясь, чтобы ее не услышал констебль. Мужчина запротестовал и хотел убежать, но вдруг обнаружил, что у него срезаны пуговицы с камзола. Они оба рассмеялись, он признался, что тоже ошибся в ней. Так они и расстались, отправившись на поиски наживы в другое место.
Эмбер лишь один раз испугалась по-настоящему. Это произошло, когда она поднялась со своей жертвой в комнату наверху одной таверны, а Черный Джек еще не пришел. Более получаса она тянула время, как могла: капризничала и поддразнивала, привлекала и отталкивала молодого человека. Наконец он не выдержал, терпение его кончилось, он заподозрил Эмбер в ее намерениях, и когда он попытался сорвать с нее маску, она размахнулась и ударила его тяжелым подсвечником по голове. Затем, не тратя времени на то, чтобы забрать его шпагу или часы или даже на то, чтобы убедиться, жив он или мертв, она бросилась из комнаты, пробежала по коридору, потом вниз, через зал, полный народу. Тут послышался чей-то голос: «Остановите эту женщину! Она воровка!»
Оказывается, молодой человек пришел в себя и побежал догонять ее.
Эмбер ощутила цепенящий страх, казалось, в ее жилах застыла кровь, но все-таки ей удалось заставить себя бежать дальше через толпу. Когда она достигла двери на улицу, какой-то мужчина вскочил из-за стола и бросился за ней, крикнув, что поймает и приведет ее. Это был Черный Джек. Они благополучно добрались до Уайтфрайерз. В кругу своих он, смеясь, рассказал эту историю под раскаты хохота. Но Эмбер целых две недели отказывалась выходить. На этот раз она слишком явно ощутила петлю на своей шее.
Несмотря на частые и успешные операции, ей не удавалось скопить достаточно денег. Много средств уходило на многочисленные платья и верхнюю одежду, ведь Эмбер приходилось часто переодеваться, чтобы ее не опознали. Хотя одежда покупалась поношенная, в дешевых магазинчиках Хаундстич или на Лонг Лейн, а затем ее снова продавали, тем не менее, расходы были немалые. И еще каждый раз, когда миссис Чивертон привозила ей маленького Брюса, Эмбер заваливала его подарками. Эмбер почувствовала, что Фрайерз окружен невидимой, но непреодолимой стеной: большинство тех, кто раз попал сюда, здесь и оставались.
Пример — сам Черный Джек.
Каково бы ни было истинное имя Джека, он происходил из семьи мелкопоместного дворянина, эсквайра и приехал в Лондон одиннадцать лет назад, чтобы учиться в Миддл Темпл. Как раз в это время был обезглавлен король, и пуритане начали наказывать порок и поощрять благочестие. Но молодые люди продолжали вести прежний образ жизни, беспечный и бесшабашный. Так Джек и оказался в долгах. Содержание, посылаемое отцом, отнюдь не могло восполнить недостачу, а обратиться за помощью к родственникам и друзьям он не мог — в то время это считалось недопустимым для джентльмена. Поэтому, когда кредиторы стали проявлять особую настойчивость, Черный Джек отправился в район Уайтфрайерз, чтобы избежать ареста. Там он, как и многие другие молодые люди из хороших семей, оказавшиеся в тяжелом материальном положении, понял, что большие дороги королевства могут обеспечить легкую и веселую жизнь.
— Воровать деньги — это так легко, — говорил он. — Надо быть дураком, чтобы работать.
Эмбер наполовину соглашаясь с ним или скорее согласилась бы, если бы могла оставлять себе весь доход, а не жалкую часть.
В начале июня Черный Джек снова вышел на большую дорогу. Зима в Лондоне — самое оживленное время года, весной многие богатые господа отправлялись в свои загородные поместья на все лето. В это время дороги так и кишели разбойниками, и многие хозяева постоялых дворов вступали в сговор с ворами. Но невзирая на опасности, люди выезжали без достаточной охраны.
Эмбер отводилась простая и безопасная роль. Бесс, одетая горничной, сопровождала ее. Они выезжали из Лондона и останавливались на том постоялом дворе, о котором матушка Красная Шапочка имела необходимые им сведения. Там Эмбер и знакомилась с богатым путешественником и его семьей. Играя роль благородной дамы, которая либо уезжает из города, либо возвращается, Эмбер сообщала, что ее карета перевернулась и сломалась. Когда же ей предлагали поехать вместе с ними, Эмбер улучала момент назвать Черному Джеку время отъезда. Хотя многие хозяева постоялых дворов с готовностью сообщали нужные сведения, мало кто соглашался, чтобы ограбления происходили в их заведениях — слишком частые происшествия вредили делу. Эмбер вполне устраивал такой сценарий, но Бесс возмущалась, она привыкла сама играть роль леди и яростно отвергала свою отставку.
Когда в таверне появлялись бандиты, среди посетителей обычно не возникало никакой паники — они предпочитали отдать ценности, чем подвергаться насилию. Однако один из них заявил Черному Джеку, что ни за что не отдаст денег, и Джек пообещал ему, что выбьет из него деньги. Они вышли из помещения на улицу, вооруженные пистолями, разошлись на десять шагов и одновременно выстрелили. Смельчак упал замертво. Эмбер наблюдала за дуэлью с бьющимся сердцем, размышляя, что ей делать, если Черного Джека убьют. Но при положительном исходе почувствовала облегчение, она восхитилась Джеком.
Черный Джек отличался благородством — он всегда оставлял извозчику полкроны после ограбления кареты, чтобы тот выпил рюмку за его адоровье. Однажды он ограбил парламентария, возвращавшегося в страну вместе со своей любовницей. Черный Джек раздел обоих догола и привязал их к дереву спина к спине, а над головой прибил плакатик, извещавший всех прохожих, что, мол, это два адамита, христианских сектанта.
Летние месяцы принесли Эмбер неплохой доход, и к середине августа набралось двести пятьдесят фунтов. Никаких неприятностей больше не происходило, и Эмбер обрела уверенность в себе, ей даже стала нравиться такая жизнь. Она по-прежнему не желала оставаться в Уайтфрайерз, и чувство, что она упускает что-то из большого настоящего мира, не проходило. Но дни тихо протекали один за другим, и Эмбер почти смирилась со своей судьбой.
Однако наступил день, когда ее охватил ужас.
Войдя как-то в гостиную, Эмбер застала там Черного Джека, стоявшего между Синюшным и Джимми Большой Рот. Они наклонились и внимательно рассматривали что-то, лежавшее перед ними. Эмбер не могла видеть то, на что они смотрели, разговаривали они тихо, потом громко рассмеялись.
Эмбер подошла ближе и увидела большой лист бумаги с гербом его величества и двумя напечатанными строчками. Она нахмурилась и насторожилась, подозревая неладное.
— Что это?
Они обернулись и удивленно взглянули на нее.
— Черный Джек стал знаменитостью, — сказал Синюшный. — Он первым назван в этой листовке первым из двадцати двух разбойников.
Черный Джек усмехнулся, польщенный такой честью.
Но Эмбер глядела на список во все глаза, открыв рот, страшно напуганная. Она хотела жить, и теперь, когда смерть стояла так близко, ее охватил ужас.
— В чем дело? — спросил Черный Джек резко.
— Сам знаешь — в чем! Тебя разыскивают и обязательно поймают! Поймают нас всех и повесят! Ох, лучше бы мне оставаться в Ньюгейте! Там я была бы в безопасности!
— Я бы тоже предпочел, чтобы ты осталась там! Никогда не встречал такую зануду, как ты! Хватит ныть! Как ты думала, за каким дьяволом я привел тебя сюда? Заруби себе на носу — всему миру плевать на тебя! А о своей шее можешь не беспокоиться! У всякой женщины всегда есть непробиваемое алиби — живот! — Джек поглядел на Эмбер насмешливо и саркастически продолжал: — Я знавал одну женщину, так она оттягивала повешение целых десять лет — только одного родит, глядь, а она снова с пузом!
Эмбер насупилась и презрительно фыркнула.
— В самом деле? Что ж, очень хорошо — но только не для меня! — Последние слова она выкрикнула, а затем наклонилась вперед, сжала кулаки и заорала что есть мочи:
— Мне моя жизнь пригодится для другого! Вот что я тебе скажу!..
В этот момент открылась дверь и вошла Бесс. Она заметила происходящий скандал и злорадно ухмыльнулась:
— Из-за чего шумим? Уж не разлюбил ли ты, Джек, нашу благородную миссис Вертихвостку?
Эмбер обернулась, ее ноздри гневно раздулись; она бросила на Бесс язвительный взгляд.
— Ах, Боже мой, Бесс Коломбина, ты оказывается ревнива, как жена на сносях!
— Ревнива? Да чтобы я ревновала к тебе! — взвизгнула Бесс. — Черта лысого, ах ты подлая тварь!
— Не смей обзывать меня!
Тут Эмбер ухватила Бесс за волосы и дернула изо всех сил. Бесс завопила и вцепилась в локоны Эмбер, и между женщинами началась бы драка не на шутку, но в комнату неожиданно вошла матушка Красная Шапочка. Мужчины стояли и со смехом наблюдали за происходящим, но матушка рванулась к женщинам, оттеснила их друг от друга плечом и энергично встряхнула.
— Прекратите! — крикнула она. — Я не допущу потасовки в своем доме! Еще раз, Бесс Коломбина, и я тебя вышвырну отсюда!
— Меня, меня вышвырните? — возмутилась Бесс.
Эмбер в это время с видом превосходства поправляла выбившийся локон.
— А она? Этой дряни все можно, да?
— Бесс!
Бесс и матушка Красная Шапочка долго мерили друг друга яростными взглядами, пока наконец Бесс не уступила. Но все равно, уходя, она ударила Эмбер под ребро. Не колеблясь ни секунды, Эмбер повернулась и плюнула Бесс на платье. Бесс резко остановилась, женщины опять готовы были сцепиться, как две кошки, но матушка Красная Шапочка гневно предупредила Бесс, и та отошла.
В течение нескольких дней Черный Джек не обращал на Эмбер никакого внимания, будто ее и не существовало вовсе, а Бесс вела себя оскорбительно победно и постоянно подчеркивала,.что Черный Джек предпочитает ее Эмбер. Хотя для Эмбер Черный Джек не представлял никакого интереса, она не могла допустить, чтобы Бесс взяла верх. Поэтому она начала кокетливо строить глазки Джеку и флиртовать, что мгновенно привело к успеху, а ярость Бесс стала столь сильной, что Эмбер ожидала получить удар ножом под ребро. Она поняла, что только страх Бесс перед Черным Джеком спас ее от смерти.
В начале сентября Бесс, убежденная, что забеременела, сообщила об этом Черному Джеку и сразу же предложила ему жениться. Тот только презрительно фыркнул.
— Жениться на тебе? Ты что, считаешь меня дурачком? Думаешь, я не знаю, что чуть ли не каждый мужик, который заходит в этот дом, переспал с тобой!
Черный Джек сидел за столом, когда все уже поели и ушли, он грыз куриную ногу, а в другой руке держал бутылку вина, из которой время от времени отхлебывал. Он развалился в кресле и блаженствовал, даже не считая нужным взглянуть на Бесс.
— Это неправда, это гнусная ложь, и ты прекрасно сам знаешь! Да я даже словом не обмолвилась ни с кем, пока ты не привел сюда эту шлюху! И все равно, я ни с кем не спала, кроме Синюшного, да и то лишь несколько раз! Так что ребенок — твой, Черный Джек Моллард, и ты его признаешь, а иначе я…
Джек отшвырнул в сторону обглоданную кость и наклонился за гроздью лиссабонского винограда.
— Ради Бога, Бесс, заткнись! Орешь, как попрошайка на базаре. Да мне безразлично, что ты делаешь и с кем спишь. Любись с кем хочешь, черт подери, только оставь меня в покое,
Джек сидел к Бесс вполоборота, и секунду она глядела на него остекленевшими глазами, дрожа всем телом от ярости. Потом вдруг с почти животным криком она бросилась вперед и схватила со стола кухонный нож.. На лице Джека мелькнуло удивление, когда он заметил взмах ножа над своей головой. Он защитился рукой, выбил нож и так ударил Бесс, что та упала и растянулась на полу.
Она неловко поднялась, глядя на него снизу вверх глазами, полными звериной ненависти. Тут в комнату вошла матушка Красная Шапочка.
— В чем дело? — вскрикнула она. — Ах, вот оно что! — она остановилась, подбоченясь. — Что ж, я предупреждала тебя, Бесс, теперь уходи. Забирай свое барахло и уходи из этого дома!
Бесс неприязненно посмотрела на нее и медленно поднялась на ноги. Минуту она стояла неподвижно.
— Убирайся! — повторила матушка. — Убирайся отсюда!
Бесс попробовала возразить, а потом вдруг разразилась визгливой руганью.
— Нечего мне повторять! Ухожу я, ухожу! Уйду и никогда не вернусь в этот дом! Не вернусь, даже если вы на коленях будете умолять меня возвратиться! Я ненавижу вас! Ненавижу каждого. Я надеюсь, что вас… — она повернулась и выбежала из комнаты, бросилась к лестнице и поспешила вверх по ступенькам.
Черный Джек тихо присвистнул, поглядел на нож на полу, который он выбил из руки Бесс.
— Ничего себе? Ну и цыганка. Она бы мне запросто перерезала горло. — Он пожал плечами, вернулся к своей кисти винограда и опять начал бросать в рот по одной ягодке.
Матушка Красная Шапочка достала из стола свою амбарную книгу и уселась подвести итоги пребывания Бесс в доме.
— Я рада, что мы покончили с ней. От нее было мало проку, и с тех пор, как к нам пришла миссис Чаннелл, Бесс стала невыносимой. Ну что ж, из поросячьего хвоста флейту не сделаешь.
Через некоторое время Черный Джек отправился на кухню побалагурить с Полл, обожавшей Джека. Полл каждый раз смущалась, когда видела его, начинала заикаться и расчесывать места, где ее кусали вши… На несколько минут в доме наступала тишина, и Эмбер вышла к дверям. В светло-зеленом платье, с распущенными по плечам локонами, перехваченными ленточкой, она смотрелась великолепно. Глубокий вырез Эмбер украсила двумя чудесными желтыми розами из магазина Пенелопы Хилл.
— Ах, Боже мой, какой сегодня жаркий день! —произнесла она и опустилась в кресло. Она стала обмахиваться кружевным платочком, а матушка Красная Шапочка продолжала свои занятия. Через несколько минут Эмбер встала и пошла к дверям в холл, откуда вела лестница на второй этаж.
— Не думаю, что вам стоит подниматься наверх, моя дорогая, — заметила матушка, окуная перо в чернильницу и не отрываясь от работы. — Я только что отослала Бесс собирать вещи, и она сейчас бесится от злости.
Эмбер обернулась на эти слова с улыбкой.
— Бесс уходит? — она пожала плечами. — Мне все равно, злится она или нет. Пусть только попробует мне хоть слово сказать, я ей…
— Выбросьте это из головы, дорогая. Я не допущу еще одной драки в своем доме. Идите на кухню и побудьте там с Джеком и Полл, пока Бесс не уйдет.
Эмбер поколебалась мгновенье, потом ушла в другую комнату. Через несколько минут они услышали стук каблуков Бесс, спускавшейся по лестнице, голос матушки, затем стук двери, когда Бесс наконец ушла. Черный Джек предложил выпить за начало мирной жизни, потом они вернулись в гостиную и сели играть в карты.
Несколько часов продолжалась игра сначала в карты, потом в дайс, ибо им не нужно было идти на дело: воровские операции они совершали не чаще одного-двух раз в неделю, а то и реже, и сейчас просто убивали время за игрой. Черный Джек научил Эмбер различным трюкам из репертуара шулеров — палмингу, слурингу, наппингу, и за семь месяцев она стала большим специалистом. Эмбер почувствовала, что вполне могла бы обыграть любого лорда или леди в королевстве.
Потом пришел Синюшный, и они стали играть в путт, любимую игру в популярных тавернах, которая разорила не одного помещичьего сынка. Только часа через три или четыре Эмбер поднялась к себе в комнату, и там она увидела последний акт мести Бесс: все платья и юбки Эмбер валялись на полу по всей комнате, разорванные и разрезанные на мелкие куски, веера переломаны пополам, перчатки разрезаны ножницами, а содержимое баночек с косметикой вылито на остатки лучшего платья Эмбер.
Черный Джек пообещал, что достанет Бесс из-под земли и исколошматит так, как она того заслужила, но Бесс, казалось, исчезла насовсем, и все понимали, что никогда не смогут разыскать ее в этом огромном городе, где жителей полмиллиона. Она могла затаиться в лабиринте Кларкенуэлл или Сент-Панкрас, в переполненном народом порту Уаппинг или в узких переулках и дворах Минт
type="note" l:href="#FbAutId_23">[23]
по ту сторону реки в районе Саутуорк.
Происшедшее было для Эмбер ударом. Она решила, что ее жизнь проклята и она никогда уже не выберется из Уайтфрайерз. Эмбер стала мрачной и замкнутой, она бесцельно бродила по дому и на всех срывала свое раздражение. Она возненавидела и Бесс, и Черного Джека, и Красную Шапочку, и Полл, и Синюшного, и домашнего кота, и даже себя.
«Что бы я ни делала, — думала Эмбер, — как бы ни старалась и сколько бы ни экономила — всегда что-нибудь да произойдет! Мне никогда не вырваться отсюда! Я так и помру в этой вонючей дыре!»
Через три дня после изгнания Бесс матушка Красная Шапочка вошла в спальню и нашла Эмбер на постели, она лежала на спине, вытянувшись и закинув руки за голову. Эмбер проснулась не меньше двух часов назад и теперь перебирала свои невзгоды в тоске и отчаянии. Чем дольше она думала о них, тем безысходнее казалось положение, в котором она очутилась. Эмбер бросила на матушку неприязненный взгляд, недовольная, что ей помешали, но вслух ничего не сказала.
— Ну, моя дорогая, — провозгласила матушка весело, будто Эмбер только что радостно поздоровалась с ней. — Сегодня необычный для нас день.
Каждое утро матушка Красная Шапочка вставала пунктуально в пять часов, надевала свое простое, опрятное платье и отправлялась по своим бесчисленным делам. С самого утра она была деловой, аккуратной, работоспособной. Эта решительность и деловитость раздражали Эмбер.
— А для меня сегодня самый обычный день, — сердито ответила она.
— Как же так, вы, верно, забыли, что сегодня вы отправляетесь в Найтсбридж.
— Может, кто другой, а я никуда не собираюсь!
— Дорогая моя, это очень важное дело. Речь идет об очень больших деньгах.
— Не в первый раз речь идет о больших деньгах, да только я-то что с того имею? — этот вопрос обсуждался неоднократно, и всегда оставалось горькое чувство, ибо, несмотря на протесты Эмбер, её всякий раз обманывали, матушка доказывала, что Эмбер получает точную сумму, положенную за такую работу, и Черный Джек соглашался. — К тому же будет так, как грозилась Бесс, — нас схватят констебли, которых она предупредит, — ведь Бесс знает все наши планы.
— Чепуха, моя дорогая. Поверьте, я знаю Бесс лучше, чем вы, и смею уверить, она не настолько глупа. Ей ненавистен вид констебля, как рыбной торговке — мороз. Что же касается денег — я поднялась к вам, чтобы сообщить: на этот раз я удваиваю вашу долю, чтобы возместить ущерб, нанесенный вашей одежде. — И, сочтя вопрос исчерпанным, матушка пошла к двери. — Черный Джек внизу с Джимми и Синюшным. Они отправлются через час.
С этими словами матушка повернулась к двери, а Эмбер скорчила злую физиономию и крикнула вдогонку:
— Я никуда не пойду!
Матушка Красная Шапочка ничего не ответила на это, но через несколько минут в дверях появился Черный Джек. Он стал уговаривать Эмбер, убеждать, что они переменили план, и Бесс не сможет им навредить. Целых полчаса он уламывал Эмбер, наконец она встала с постели и начала одеваться. Но и после уговоров она не могла решиться и пошла посоветоваться к астрологу, который жил на Митр-Корт. Астролог заверил Змбер, что день для нее благосклонный, тогда она надела плащ, одолжив его у матушки, и, все еще недовольная всем на свете, пошла с мужчинами и Полл.
Тихая деревушка Найтсбридж находилась в двух с половиной милях от города, на другом берегу Темзы. Они переплыли реку на барже в районе Тутхилл Филд, потом наняли коляску до деревни. Благодаря своему удобному расположению, деревня часто подвергалась нападениям разбойников, которые грабили тех, кто взъезжал или выезжал из города. Матушка Красная Шапочка получила сообщение от хозяина таверны, что восьмого сентября ожидается приезд одного старого джентльмена по имени Теофилус Бидалф, наезжавшего в Лондон дважды в год.
Иногда приходилось ждать два, три дня и больше, пока не появится жертва, но Эмбер решила, что на этот раз ждать не придется. Они поднялись в отведенную им комнату, где Полл сразу же сняла туфли — она все время жаловалась, что туфли ей жмут. От нечего делать Эмбер уселась перед зеркалом и стала поправлять прическу — процесс, способный занять не меньше получаса, потом, закончив с волосами, она начала с пристрастием допрашивать Полл, пока та не призналась, что ожидает ребенка от Черного Джека. К полуночи, изнывая от скуки, Эмбер бродила по комнате, свесившись, глядела из окна, барабанила пальцами по подоконнику. Ей хотелось быть кем угодно, но только не тем, кем она была, и где угодно, но не там, где находилась сейчас.
Наконец она услышала топот копыт и шум колес кареты; раздался лай собак. Конюхи бросились со всех ног приветствовать гостей, и через несколько секунд раздался стук в дверь: хозяин сообщил, что
Теофилус Бидалф прибыл и сейчас ужинает внизу. Эмбер подождала с четверть часа и спустилась в обеденный зал.
Мистер Бидалф стоял у камина и пил эль, беседуя с хозяином. Он не заметил появления Эмбер, пока та не назвала его по имени. Тогда он удивленно повернулся. Небольшого роста, с веселым лицом и кустистыми бровями, он излучал доброжелательность.
— О, мистер Бидалф! — вскричала Эмбер с лучезарной улыбкой и протянула руку.
Он пожал руку и поклонился.
— Ваш покорный слуга, мадам, — несмотря на галантность, старик был искренне поражен и озадачен, хотя глядел на Эмбер с живым интересом.
— Конечно, вы забыли меня" сэр.
— Боюсь, мадам, что да.
— Меня зовут Энн, я — старшая дочь Балтазара Сент-Мишель. Когда вы видели меня в последний раз, я была вот такой. — Эмбер наклонилась и показала рукой, какая она была тогда маленькая девочка. — Ну, теперь вы вспомнили, сэр? Вы качали меня на коленке. — Эмбер продолжала улыбаться ему.
— Ну… гм… конечно, мадам… то есть, дорогая моя. Как поживает ваш отец? Ведь мы не виделись с ним несколько лет…
Эмбер сделала грустное лицо.
— О, мистер Бидалф, он нездоров. Застарелая подагра опять мучает его. Иногда он по нескольку дней не встает с постели. — Эмбер снова улыбнулась. — Но он часто говорит о вас. Он будет чрезвычайно рад, узнав, что я встретила вас.
Мистер Бидалф глотнул эля.
— Передайте ему мои наилучшие пожелания, дитя мое. А что вы тут делаете одна?
— О, я не одна, сэр. Я путешествую со служанкой. Я еду навестить тетю Сару, но одна из наших лошадей потеряла подкову, вот мы и остановились здесь на ночь. Все говорят, на дорогах нынче полно разбойников.
— Верно, путешествовать стало небезопасно, совсем не так, смею вас заверить, как в старое доброе время, когда я был молодым. Но верно и то, что прежде вообще все было по-другому. Не желаете ли поехать со мной завтра утром? Уж я позабочусь, чтобы вы добрались в безопасности.
— О, благодарю вас, сэр! Как это любезно с вашей стороны! Честно говоря, я так боюсь этих головорезов, что мне просто не по себе.
Пока они беседовали, Эмбер заметила, что его лакеи выносят на спине сундуки и ящики. Очевидно, старый джентльмен не доверял конюхам местной конюшни. Появлялась возможность Черному Джеку выбрать из сундуков то, что нужно, пока Эмбер будет занимать внимание мистера Бидалфа. А задолго до утра они все пятеро будут уже в безопасности во Фрайерз. Эмбер хотелось поскорее покончить с этим делом и возвратиться в покой своей комнаты, ибо ревность Бесс дамокловым мечом висела над нею. Эмбер подумала, что сумасшедшая Бесс сделает все, чтобы отомстить. Мистер Бидалф пригласил Эмбер поужинать вместе. Они долго сидели за столом, и Эмбер слушала его воспоминания о гражданской войне. Она узнала о многочисленных случаях его героического поведения, а также о подвигах его друзей, о благородстве покойного короля, о великолепном командовании принца Руперта. Он не один раз повторил, что нет ничего более славного и достойного, чем поражение роялистов в этой войне. А Эмбер внимательно поглядывала на часы. К десяти она начала нервничать и просто заставляла себя сидеть спокойно и не ерзать, с улыбкой задавая вопросы. Они сидели за столом уже более трех часов, и, конечно, Черный Джек должен уже кончить работу и дать ей сигнал присоединиться к ним. В сердце Эмбер появилась паника, липкий страх заполз в душу и тело: «О! Ну где же он? Почему он не идет? Что могло там произойти?»
Вдруг она услышала шум с улицы. Снова залаяли собаки и раздался стук копыт на дороге, звуки голосов — кричали мужчины, визжали женщины.
Полл открыла дверь на верхней площадке лестницы и отчаянно замахала руками, привлекая внимание Эмбер. Та вскочила на ноги, охваченная ужасом, решив, что появилась Бесс с констеблями.
— Боже мой, мадам! Что случилось?
— Воры! — вскричала Эмбер. — Живее! Погасите свечи!
Эмбер бросилась гасить свечи в канделябре на стене, в это время Полл помчалась вниз по лестнице, вопя от страха.
— Заткнись! — прикрикнула на нее Эмбер.
Тут она безошибочно узнала голос Бесс Коломбины и гневный возглас Черного Джека.
Голоса подходили все ближе и ближе, и Эмбер, не способная думать ни о чем другом, кроме как о спасении, бросилась к входной двери. Она услышала, как Полл выкрикнула ее имя, а мистер Бидалф, поддавшись общей панике, спотыкался в темноте и звал:
— Миссис Энн! Миссис Энн! Где же вы?
Он по ошибке ухватился за Полл, и та громко завизжала от страха.
Эмбер стремглав побежала вперед, но не успела выскочить за дверь, как услышала приближающиеся шаги и увидела свет факелов. Голос Бесс кричал:
— Она здесь! А его отпустите — он тут ни причем! Хватайте женщину!
Эмбер развернулась и бросилась назад в дом, на кухню. Мистер Бидалф все еще растерянно бродил и звал Эмбер, а Полл кричала, не зная, что делать. В темноте мистер Бидалф ухватил Эмбер за юбку, та вырвала подол из его рук, услышала треск рвущейся ткани и помчалась дальше по узкому коридору, проходившему под лестницей. Как раз в этот момент пламя факела осветило всю комнату. Полл взвизгнула, когда ее схватили, а мистер Бидалф потребовал, чтобы ему объяснили, что, собственно, происходит.
С бешено колотящимся сердцем, задыхаясь, Эмбер влетела на кухню и испуганно вздрогнула, когда услышала за спиной голос:
— Миссис Чаннелл? Это я, хозяин.
Эмбер застыла на месте.
— О Господи! Куда мне деваться? Где спрятаться? Ведь они сейчас будут здесь! — От страха у нее стучали зубы, тряслись поджилки.
— Быстро сюда! Забирайтесь в этот ларь! Дайте мне руку!
Эмбер на ощупь влезла в тесный хлебный ларь. Хозяин помог ей, потом закрыл крышку. Не успела крышка плотно захлопнуться, как из коридора в кухню ворвались Бесс с констеблями. Хозяин бросился бежать, хлопнув дверью.
— Она там! — крикнула Бесс.
Через отверстия Эмбер видела свет факелов, слышала топот ног. Бесс ударилась о табурет и грубо выругалась.
Эмбер подождала, пока не скрылся из виду последний из преследователей, откинула крышку ларя, выбралась наружу и, подобрав юбки, побежала вслед за ними. Обогнув угол дома, она оказалась во дворе. Кухня располагалась в отдельном крыле, и здесь было темно. Паника в душе Эмбер усилилась; полиция схватила всех троих, это она поняла по выкрику Бесс: «Отпустите его, идиоты! Он работает конюхом в этой таверне! Хватайте женщину!»
Не задерживаясь ни секунды, Эмбер бросилась в противоположную сторону, к реке, рассчитывая, что в темноте ее не увидят. Добравшись до берега, она спустилась к самой воде и побежала дальше. Ночь была безлунной, небо закрывали темные облака, и она безостановочно мчалась, ничего не видя впереди, как во сне, не обращая внимания на хлопающую по ногам мокрую юбку, промокшие туфли, стегающие по лицу ветки кустов. Резкая боль пронзила ее левый бок, ноги стали как деревянные, а легкие, казалось, горят огнем. Но зато шум из таверны уже еле доносился. Однако Эмбер не осмеливалась оглянуться и перевести дух. Страх гнал ее все вперед и вперед.
Наконец наступила полная тишина, ни звука, кроме редкого всплеска лягушки, прыгающей в реку. Теперь она могла больше не бежать, а передохнуть и успокоиться. Эмбер прислонилась к дереву.
Когда у нее восстановилось дыхание, она стала обдумывать дальнейшие действия. Если выйти в район Бурн, она окажется далеко от Фрайерз. Нет, надо выйти на большую дорогу и попытаться поймать попутную коляску или же идти пешком. До дома всего две с половиной мили. Эмбер поднялась на высокий берег и пошла через поле. Она не сразу вышла на дорогу, опасаясь, что ее обнаружат. Она то бежала, то шла шагом, постоянно оглядываясь. При появлении коляски или просто пешехода Эмбер бросалась на землю и замирала в ужасе, но большей частью ночью было тихо, и неприятных встреч не произошло.
Через несколько минут Эмбер добралась до Сент-Джеймс Парка, обогнула его, и хотя здесь попадались поздние прохожие, она успевала затаиться в темных закоулках и прошла без приключений. Оказавшись на Странде, Эмбер торопливо двинулась вперед, подтянув юбку повыше, чтобы не испачкать ее об отходы, мусор, собачьи экскременты и гниющие овощи, усеивавшие улицу. Она боялась остаться одна в Сити, ибо знала об опасностях, подстерегавших на каждом шагу одинокого путника, и уповала на появление коляски. Вдруг послышался грохот кареты, эхом отдававшийся от темных домов. Заметив, что карета наемная, Эмбер крикнула кучеру. Тот натянул вожжи и остановился.
— Хотите нанять карету?
Эмбер уже подбежала, открыла дверцу.
— Темпл Бар! — крикнула она. — И поскорее! Она захлопнула дверцу, счастливая, что наконец-то в безопасности.
Они ехали очень быстро, и Эмбер испугалась, что карета перевернется. На деревянном сиденье лежала тонкая подстилка, отнюдь не спасавшая пассажира от резких толчков и ужасной тряски. У Темпл Бара карета остановилась. Но не успели еще колеса затормозить, как Эмбер соскочила на землю и бегом бросилась к зданию Темпл Бара, — у нее не было ни фартинга.
— Эй! — крикнул кучер в ярости. — Вернись сейчас же, дрянь ты этакая!
Но Эмбер уже исчезла во тьме строений, и кучер только поглядел ей вслед: завидев впереди группу пьяных веселых студентов, он не решился преследовать беглянку. Один шиллинг за поездку не стоил риска потерять и коляску, и лошадь. Он снова забрался на козлы и уехал поскорее от опасного места.
Эмбер помчалась по узкой улочке, выскочила на Памп-Корт, где горело много огней, звучала музыка, слышалось пение и смех. Повсюду толпились люди. Эмбер бежала, опустив голову, — она слишком устала, чтобы думать о своем внешнем виде. Не глядя вперед, она наскочила на группу полупьяных студентов, и кто-то из них схватил ее за руки.
— Эй, красотка! — воскликнул он весело. — Куда так спешишь?
Эмбер не ответила, она начала отчаянно бороться, чтобы вырваться, колотила кулаками, плакала и кричала, охваченная ужасом. Но чем больше она боролась, тем настойчивее ее держали. Подошли другие парни, окружили их, смеялись и шутили. Они решили, что поймали проститутку, ибо ни одна уважающая себя женщина не станет бегать по улицам в одиннадцать часов вечера в тонком шелковом платье, да к тому же мокром и порванном.
Студент наклонился и поцеловал ее, Эмбер почувствовала, что круг сужается, и от охватившего ее страха чуть не лишилась сознания. Каждый студент походил на констебля, и эти лица окружали ее все теснее и теснее. И тут она услышала знакомый голос:
— Эй, одну минуту! Что происходит? Я знаю эту женщину, пропустите ее, негодяи! — Это был Майкл Годфри, которого Эмбер не видела уже месяца четыре.
Студенты неохотно отпустили ее. Эмбер подняла глаза на Майкла. По ее щекам струились слезы, лицо было исцарапано и грязно. Она отмахнулась от окружавших и пошла, Майкл — за ней следом. Он догнал Эмбер в темном проулке, ведущем в Уайн-Корт, в стороне от света факелов.
— Миссис Чаннелл! Ради Бога, скажите, что случилось? Я — Майкл, вы что, не помните меня?
Он схватил ее за руки, остановил, но Эмбер яростно вырывалась, всхлипывая.
— Пустите! Они меня поймают!
— Кто поймает? Но в чем дело, скажите, прошу вас! — он слегка встряхнул ее, потому что Эмбер дрожала, судорожно высвобождая руки в каком-то оцепенении и ужасе.
— Констебли, дурак! Пустите!
Он неожиданно повернулся, потащил Эмбер за собой и завел в подъезд. Эмбер прислонилась к стене.
— Где Черный Джек? — спросил он.
— Его поймали. Мы были в Найтбридж, и туда явились констебли, мне удалось удрать, но они бросились в погоню. — Она снова рванулась. — Да пустите же меня! Я должна вернуться.
Майкл схватил ее за плечи и прижал к стене, Эмбер почувствовала его объятия.
— Вы не должны туда возвращаться. Красная Шапочка снова будет посылать вас на воровские дела, и когда-нибудь вас действительно арестуют. Пойдемте со мной…
Он потянулся к ней губами, нежно обнял, и Эмбер благодарно расслабилась, она не могла больше сопротивляться. Заботливо поддерживая, Майкл повел ее по темному коридору к лестнице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Навеки твоя Эмбер Том 1 - Уинзор Кэтлин



Книга очень понравилась, автор молодец - всё у неё выдержано в чётком, подробном и выдержанном стиле, нет никаких пастельных и похотливых сцен, их описаний. Читатель в таком случае имеет возможность применить собственную фантазию.... Эмбер получает горький опыт через разочарования и лишения, это даёт ей возможность отточить свой характер в лучшую или худшую сторону. В любом случае, - роман приглашает читателя задуматься, сравнить и сделать выводы для себя. Молодец автор книги, написала профессионально, нравится иногда юмор различных ситуаций и сцен.... Спасибо автору! Желаю всем счастья и Любви взаимной, преданной и длящейся вечно!!!Надежда. Надежда Ремизова-Бабушкина 17.06.2011, 5.53
Навеки твоя Эмбер Том 1 - Уинзор КэтлинНадежда Ремизова-Бабушкина
17.06.2011, 6.07





Очень понравился роман. Спасибо автору большое!!!
Навеки твоя Эмбер Том 1 - Уинзор КэтлинЗагир Рамазанов
27.10.2011, 22.07





мой любимый роман
Навеки твоя Эмбер Том 1 - Уинзор КэтлинТамара
4.10.2012, 20.33





очень инетересная книга. жаль не продолжения
Навеки твоя Эмбер Том 1 - Уинзор Кэтлинума
16.05.2015, 15.03





еле нашла. когда то давно читала в библиотеке 1 книгу и с тех пор не могла найти 2 книгу. Слава тому кто изобрел интернет)))
Навеки твоя Эмбер Том 1 - Уинзор КэтлинБота
18.08.2015, 18.09





Роман очень понравился, и по-моему мнению, написан высокопрофессионально. Через сдержанность, присущую автору, тем не менее раскрыты мельчайшие детали - от характера описываемых персонажей до состояния той далекой эпохи в целом. И что удивительно: здесь не найдешь присущей многим любовным романам грязи в виде смакования постельных сцен, но показана сплошь изнанка жизни и людских характеров, живущих в ней - с их эгоизмом, честолюбием,порочностью; вот и Эмбер - главная героиня романа, способная идти по головам ради своего благосостояния и признания в обществе, - совсем не положительный персонаж. Но автор, описывая все злоключения, происходившие с ней, и все гадости, которые она делает другим, предлагает каждому решить для себя, как к ней относиться, ведь в конечном итоге Эмбер имеет всё, кроме любимого мужчины, которому не нужна.Прекрасная книга, достойная повторного чтения.
Навеки твоя Эмбер Том 1 - Уинзор КэтлинНаталия
16.11.2015, 13.24





Он ее выжимал до капли, а затем бросал, как тряпку, и не единожды. И Она чувствовала себя брошенной выжатой тряпкой. Она пыталась построить свою жизнь без него, пыталась любить другого, других. Но вся ее сущьность стремилась только к нему. Конечно, она не идеальна (а кто из нас идеал?). Она стремилась к богатству, к роскоши, хотела навсегда выкарабкаться из нищеты, в которой прошло ее детство. Но прежде всего она любила. А он... Если бы он только позвал, она бросила бы все и пошла бы за ним на край света. Несмотря на все недостатки Эмбер, искренне ей сочувствовала, потому-что она всего лишь Женщина, которая любила и все ее поступки были пропитаны отчаянием из-за неразделенной любви. По отношению к образу Брюса возникает вопрос - а способен ли он вообще кого-либо любить?
Навеки твоя Эмбер Том 1 - Уинзор КэтлинLady K.
4.04.2016, 13.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100