Читать онлайн Жена президента, автора - Уинтерз Ребекка, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жена президента - Уинтерз Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жена президента - Уинтерз Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жена президента - Уинтерз Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинтерз Ребекка

Жена президента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Гейб проводил Мэделин в гостиную. Кловер сновала рядом, радостно помахивая хвостом. Гейб ласково поглаживал собаку и тихо благодарил Бога за то, что мать Клея вышла из самолета трезвой.
Все, что он сказал ей по телефону, принесло осязаемый результат. Ему нужно было повидаться с ней и кое-что обсудить. Если он сумеет уговорить ее задержаться здесь на срок, достаточный для обсуждения семейных проблем и оказания подростку эмоциональной помощи, возможно, она согласится посетить собрание Общества анонимных алкоголиков, когда прилетит назад в Провидено. Это бы изменило ее жизнь.
— Присаживайся поближе к огню. Я пока разыщу Клея, вы с ним сможете поговорить обо всем наедине.
— Благодарю тебя, Гейб. — Она стиснула ему ладонь своими ледяными пальцами.
Он подозвал Кловер и покинул гостиную, пройдя вдоль холла через французские двери, втайне надеясь встретиться со Стефани. Одна мысль о ней горячила ему кровь, и с каждым часом все сильнее.
— Сюрприз!.. Сюрприз!.. — услышал он, как только вошел в столовую.
Ошеломленный, Гейб остановился в нерешительности. Марва лучезарно улыбалась ему.
— Мы все поздравляем вас с днем рождения, мистер Уэйнрайт, и желаем вам счастья.
День рождения…
Об этом он и правда забыл.
Это была обычная столовая, которую в нужный час всегда заполняли обычные люди. Но теперь все изменилось. Столы были покрыты белыми скатертями. На середине каждого из них стояли свежие цветы и подсвечники. На самом большом столе в центре комнаты был установлен огромный праздничный торт.
Все приоделись, в особенности мальчики, которые вели себя как настоящие джентльмены.
Это все, наверно, дело рук Стефани. Больше никто не знал о том, что сегодня день его рождения.
Его сердцу предстояло выдержать серьезное испытание.
Его глаза невольно стали искать Стефани. Но шаловливая колли разыскала ее прежде, чем он ее заметил. Стефани пряталась на кухне, позади стойки, заставленной блюдами со всякой снедью. Гейб заметил ее сквозь полураспахнутую дверь и сделал печальный вывод о том, что она нарочно не обращает на него никакого внимания.
— Сказать, что я приятно удивлен таким сюрпризом, это мало. Спасибо всем, кому я доставил так много хлопот. Для меня все это значит намного больше, чем вам может показаться. Пока я могу лишь сказать, что ребята умирают с голоду. Поэтому я заканчиваю свою речь и прошу всех приступить к пиршеству.
После того, как все поаплодировали ему в ответ и расселись по своим местам, он подозвал Клея.
— Твоя мама ждет тебя в гостиной. Если ты не хочешь присоединяться к нам, то в этом нет ничего страшного. Делайте то, что считаете нужным для вас обоих.
— Спасибо. Вы просто волшебник.
Гейб проследил за тем, чтобы подросток незаметно вышел из столовой. Он отлично понимал, что Клей очень долго пребывал в скверном настроении.
Пока они возвращались из аэропорта на ранчо, Гейб сообщил Мэделин о беседе Клея и Стефани.
Мэделин пообещала объяснить Клею, что Гейб и она — не более чем друзья. Маме и сыну было о чем поговорить. — С тех пор, как он отправил Стефани работать на кухню, она даже бровью не повела и с усердием помогала Марве готовить. Но сегодня, вместо обеда, выдержанного в стиле обычной придорожной закусочной, предлагался широкий ассортимент праздничных блюд, на столах даже лежало меню, а со всех сторон на него глядели веселые глаза воспитанников.
И снова он усмотрел во всем руку Стефани.
Она успела покрутиться вокруг столиков, непринужденно поболтать с каждым из присутствующих, как будто всю жизнь проработала официанткой.
Стефани облачилась в традиционную для восточного побережья рабочую блузу и повязала вокруг тонкой талии фартук, выпрошенный, скорее всего, у Марвы. От нее невозможно было оторвать глаз.
Мак был настолько очарован, что с его лица не сходила улыбка умиления.
Когда Стефани наконец обратила внимание на Гейба и приблизилась к нему, его окутало благоухание, исходившее от ее кожи. Но он даже не осмелился себе в этом признаться. Гейб больше не доверял самому себе.
Да, было над чем призадуматься. Впрочем, это превосходная идея, и ее следовало применить к подросткам. Почему бы вот точно так же не отмечать день рождения каждого из них?
Стефани даже нашла время, чтобы обучить ребят правильному поведению за столом! Теперь они демонстрировали образцовые знания этикета.
— Можете пожелать все, что есть в доме, сэр. Кофе, горячий и холодный чай, апельсиновый напиток, лимонад или молоко.
«Мне бы хотелось усадить тебя к себе на колени и нежно поцеловать. От этого бы я сейчас не отказался».
— Холодного чаю. Заранее благодарен.
Он заметил свое любимое жаркое из баранины, а рядом запеченного цыпленка и бефстроганов. Все было приготовлено по законам французской кухни и, скорее всего, не без участия Стефани.
— Отведайте барашка, обжареного в винном соусе.
— О, мистер Уэйнрайт, — выпалил Гари. — Это звучит так заманчиво! Все, что вам предлагают, я не против попробовать сам. — Кто бы мог догадаться, что эти слова произнес подросток, который совсем недавно, в четырнадцать лет, был арестован за дюжину ограблений и угон автомобилей.
Гейб улыбнулся. Потом, слегка повернув голову, краем глаза заметил Стефани. Она старалась выдерживать характер, но ему вдруг показалось, что когда она улыбалась кому-то, ее плечи почему-то вздрагивали.
Уже не в первый раз с тех пор, как она сюда приехала, Гейб испытывал искушение позвонить своему отцу. Ему хотелось услышать, что Стефани вышла за него замуж, рассчитывая, прежде всего, на политическую карьеру мужа, а любовь ее вовсе не интересовала..
Гейб планировал как минимум полгода не звонить отцу. Но события явно вышли из-под его контроля.
Рассеянный и совершенно растерявшийся, он еще как следует не осознал, что все присутствовавшие уже с нетерпением ожидали, когда он задует свечи, чтобы приступить к десерту.
Гари настойчиво просил его занять свое место в столовой и попробовать торт.
— Ты можешь загадать желание, — проинформировала его Марва. Стефани находилась поблизости.
Желание…
Это было так просто.
Оно было почти таким же, как то желание, которое он почувствовал, когда попросил Стефани пообедать в ту роковую ночь.
Желание услышать однозначный ответ на его вопрос о том, хочет ли она стать первой леди страны.
«Ты для меня прежде всего муж. Ты не знаешь, насколько сильно я тебя люблю. Разве ты еще не понял, что я готова жить с тобой где угодно, лишь бы быть твоей женой?»
Тогда ее ответ совершенно его расстроил. Впрочем, и ее неожиданное появление на ранчо означало для него медленную и верную гибель, если он не попытается немедленно что-то предпринять…
Как только Гейб задул свечи, все накинулись на торт. Удивительная вечеринка, задуманная Стефани, удалась на славу. В гостиной установилась атмосфера дружеской близости, которой раньше на ранчо не было. Гейбу казалось, что он попал в волшебную сказку. Когда он стал искать глазами Стефани и обернулся, чтобы выразить ей свою благодарность, то вдруг обнаружил, что она уселась в углу с Маком и о чем-то с ним шепчется.
Гейб вряд ли мог винить Стефани за то, что она заигрывает с его управляющим. Она притягивала к себе мужчин безо всяких усилий с ее стороны.
Впрочем, надо признать, Гейб никогда не замечал, чтобы она намеренно флиртовала с каким-то другим мужчиной. Ни разу с тех пор, как они поженились, она не вела себя так в его присутствии.
— Прежде чем вы все начнете расходиться, — громко заговорил он, — давайте поаплодируем Марве и Терн, которые здесь все так славно подготовили.
Пока все усердно и от души хлопали в ладоши, главная повариха покраснела и, чтобы скрыть смущение, стала торопливо собирать тарелки со столов. Стефани уже стояла у раковины и мыла посуду. Мак с усердием помогал ей.
Один за другим ученики и преподаватели покидали столовую. Гейб стоял рядом с Марвой и, дружески переговариваясь с ней, потихоньку снимал скатерти со столов. Они еще пригодятся для будущих праздников.
— Гейб?.. — Озабоченный женский голос послышался из глубины холла. Все головы разом повернулись в его сторону.
Мэделин.
Воодушевленный и радостный, Гейб почти забыл о ней и Клее. Они появились на обеде. Очевидно, дела были плохи.
— Где Клей? — спросил он.
— Я не знаю. Он хотел показать мне свой коттедж. В коттедже мы с ним поговорили. А потом он убежал и больше не возвращался. Я звала его, бежала за ним, но так и не смогла догнать.
— Он не мог далеко уйти. Иди в гостиную и жди меня там.
— Хорошо.
Как только она вышла, рядом возник Мак.
— Есть проблемы, босс?
— Клей куда-то запропастился.
— Я сейчас соберу ребят, и мы сформируем поисковую группу.
— Я присоединюсь к вам через минуту.
Марва положила руку на его ладонь.
— Мы с Терн можем помочь тебе?
— Позаботьтесь о матери Клея.
— Может, мне стоит отвести ее в спальню для гостей?
— Это было бы неплохо.
— Я принесу ей на подносе угощение, — предложила Стефани.
Его блуждающий взгляд остановился на ней.
— Ее не следует оставлять одну.
— Не беспокойся. — Этими двумя словами Стефани как бы дала ему понять, что она догадалась о причине его тайного страха. Он почувствовал огромное облегчение и благодарность.
Уверенный в том, что с Мэделин все будет в порядке, Гейб ринулся из кухни в кабинет. Рядом в ногах путалась забеспокоившаяся Кловер.
Электрическая задвижка ворот была подключена к коммутатору; щелкнув переключателями на тумблере, Гейб запер ворота. Из этой комнаты можно было управлять всем ранчо. Было не ясно, как быстро мог двигаться Клей. Чтобы куда-то добраться, ему предстояло преодолеть как минимум семь миль. Вряд ли он был способен к такому поспешному бегству.
Если подросток решил спрятаться где-нибудь на территории ранчо, потребуется немало времени, чтобы отыскать его. И лучше это сделать самим, а не обращаться в полицию. Судья вряд ли даст Клею новый шанс стать добропорядочным человеком.
Гейб позвонил Риглисам на верхний этаж, объяснил суть проблемы, к решению которой им предстояло подключиться. Затем помчался на улицу, залез в свой «эксплорер» и покатил на нем по направлению к загону.
— Ну, давай же, малыш… — шептал он мотору, — мне нужна твоя помощь.
Кловер, усевшаяся рядом, лаяла, встревоженная не на шутку.
«Отлично, отлично, Тэлбот. Где ты? Настало время выложить на стол все карты. Впрочем, мне следовало сделать это в тот день, когда мы вместе с тобой и Стефани поехали за покупками…»
Стефани поставила на поднос чашку с горячим чаем и тарелку с закуской.
— Марва?.. Мне кажется, я знаю, почему Клей сбежал. И я догадываюсь, где он может сейчас прятаться. Если вы отнесете сейчас все это миссис Тэлбот и побудете с ней, я побегу искать беглеца.
— Я все устрою, не беспокойся. Но почему ты не посоветуешься с Гейбом?
Стефани вздохнула.
— Потому что теперь все слишком запуталось и усложнилось.
— Может, ты мне все объяснишь? — сказала заинтригованная повариха.
Не было сомнения в том, что тактичная добрая женщина верила, что Стефани сама ей все расскажет.
— Вы верите мне, Марва?
— Конечно.
— Благодарю вас. — Стефани крепко обняла ее, потом побежала в свою спальню — взять куртку и сумку.
Клен обожал Гейба и теперь винил Стефани, перевернувшую все его мальчишеские планы. Ему захотелось преподать им обоим урок. А лучший способ напугать их — сбежать с ранчо. У Стефани мелькнула мысль о том, что, может быть, он направляется в Мэрион, где попробует договориться с кем-нибудь из постояльцев мотеля «Брэндин-Айрон», чтобы те увезли его куда-нибудь подальше.
Решив, что ей нужно немедленно мчаться вслед за ним, Стефани бросилась к своей машине, завела мотор, подкатила к воротам и вдруг наткнулась на препятствие: ворота были заперты. Прежде такого никогда не случалось! Ей ничего не оставалось, как развернуться. Оставалось лишь гадать, как открыть задвижку решетчатых ворот.
Она уже хотела возвращаться, но внезапно на заднем сиденье кто-то зашевелился. Стефани нажала на тормоз и обернулась.
— Клей!.. — только и сумела вымолвить она. Она не могла представить, что кто-то способен залезть в запертый автомобиль. И тут Стефани вспомнила, что подросток уже задерживался полицией за такого рода преступления. Парень был умен и решил укрыться здесь, рассчитывая таким нехитрым способом улизнуть с ранчо, когда она выедет за ворота.
Ему наверняка пришлось очень долго ждать.
Опомнившись, Стефани щелкнула выключателем и заперла электрический замок, чтобы он не сумел выбраться через заднюю дверцу, потом заглушила мотор. Теперь он был в ловушке.
— Я знаю, что ты ненавидишь меня, но прежде, чем ты совершишь нечто такое, после чего Гейб уже не сумеет тебе помочь, лучше выслушай меня.
Будь добр, сядь… Это важно. Хорошо… Теперь я могу видеть твои глаза… И мне хочется, чтобы ты видел мои. — Отбросив всякую предосторожность, Стефани сняла очки. — Смотрит Впрочем, можно было обойтись и без увещеваний: его глаза были прикованы к ее лицу. Она осторожно отстегнула заколку и сняла парик.
— Вот… Теперь ты видишь перед собой Стефани Доусон, бывшую жену Гейба.
Молчание в данной ситуации было золотом.
Стефани вдруг подумала о том, что подросток сличал ее облик с фотографией, увиденной им когда-то в газете; об этом ей в свое время сообщил Гейб.
Воспользовавшись полученным ею преимуществом, она перешла в наступление.
— Вместо того, чтобы путешествовать по Европе, я всюду следую за ним, потому что я люблю его. И если твоя мать тоже влюблена в Гейба, ей сначала предстоит выдержать сражение со мной, потому что я не отдам его без борьбы. Я люблю его очень давно, намного дольше, чем твоя мать, и у меня в первую очередь есть на него право… Конечно, если он сам вернется к твоей матери, тогда не будет никакой борьбы. Но пока он не скажет, кого он выбирает, я остаюсь здесь и просто работаю… Когда ты признался мне в том, что рассчитываешь на скорую свадьбу Гейба и твоей матери, мне нужно было что-то быстро предпринять… Как и тебе, когда ты сбежал ото всех этой ночью, — добавила она, силясь доступно объяснить ему сложившуюся ситуацию. Затем продолжила:
— Гейб признался мне, что твоя мать — любительница выпить, потому что она до сих пор убивается по твоему отцу. Я могу это понять. Он говорит, что ты вляпался в неприятную историю, так как слишком сильно горевал по отцу. И это я очень хорошо понимаю… Что касается меня, то я глубоко огорчена тем, что мы расстались с Гейбом. Семейная жизнь у нас не получилась. Он женился на мне не по любви… И мне пришлось исполнять довольно неприятную для меня роль. Но, поверь мне, я была счастлива и этим! Так счастлива, что он никогда и не догадался о том, как я любила его. Я и сейчас играю роль. Но, Клей, меня от всего этого уже тошнит! Так тошнит, что я даже не знаю, что мне делать дальше. — Ее голос задрожал. — Теперь твоя очередь говорить.
Он поник головой. Следующие слова, которые она услышала, мальчик процедил сквозь зубы:
— Мама уверяет, что между ними не было ничего, кроме дружбы. Я только однажды слышал, как он говорил о вас…
Подросток медленно поднял голову. Стефани увидела в его глазах слезы.
— Когда Гейб сказал, что он развелся, я спросил его, почему он это сделал. Он ответил, что его бывшая жена предпочитает жить на Восточном побережье.
Стефани охватило разочарование. Для нее в этих словах не было ничего нового.
— Он всегда так считал.
— Но вы приехали сюда, и он позволил вам остаться. Я не понимаю этого.
— Гейб дал мне лишь неделю! Потом я должна уехать.
— Понимаете, когда я спросил его, останетесь ли вы на ранчо, он ответил, что ни в коем случае. Потом он долго объяснял мне, что жизнь не всегда складывается так, как нам бы хотелось, поэтому мы оба должны забыть о прошлом и двигаться вперед.
Стефани поежилась. Что имел в виду Гейб? Относились ли эти слова к тому факту, что он порвал со своим отцом лишь потому, что желал жить свою собственной жизнью? Или он имел в виду нечто другое? Что-то личное, связанное с их супружеством. Если бы Стефани знала ответ на эти вопросы…
Но сейчас необходимо было помочь Клею.
— Теперь, когда я рассказала тебе всю правду, презирай меня, если хочешь. Но только не Гейба. Я счастлива узнать, что он так переживает за тебя.
Всю дорогу, пока вы добирались сюда из Провиденса, он пробыл с тобой. Он вполне мог обойтись и без этого, с другими ребятами он столько не возился… Вполне вероятно, Гейб не сможет заменить тебе отца. Но он всегда будет твоим другом. Гейб всегда будет с тобой, если ты только чем-нибудь не оттолкнешь его. Как видишь, мне известно о нем нечто такое, чего не знаешь ты. Это ранчо — его давнишняя мечта. Гейб намерен оставаться здесь до конца жизни… Разве ты не знаешь, что он договорился с твоей мамой, чтобы она согласилась пройти курс лечения от алкоголизма? Он хочет, чтобы вы оба снова почувствовали себя семьей. Ну, и если дело обстоит именно так, готов ли ты снова предстать перед ним?
Слезы, одна за другой, стекали по щекам Клея.
— Нет… — пробормотал он.
— Ты не прав. Как ты отнесешься к тому, что мы сейчас вернемся? Я подготовлю Гейба, и тогда все будет в порядке.
— Неужели вы способны сделать такое для меня?
— Ну, смотри, не подведи меня!
Стефани поспешно надела свой парик. Когда ее очки снова оказались у нее на переносице, она завела машину. Через некоторое время они остановились у основного здания ранчо. Клей последовал вслед за Стефани в дом. Доктор Риглис степенно зашел в офис.
— Клей?..
— Все в порядке, Джон, — предупредила его Стефани. — Мы уже обо всем потолковали. Иди наверх, Клей, — и она легонько подтолкнула подростка. Твоя мама сейчас в спальне для гостей. Если Марва еще с ней, пришли ее сюда, хорошо?
— Разумеется, — и Клей помчался вверх по лестнице, перепрыгивая через ступеньки.
Штатный психолог ранчо казался Стефани слегка чудаковатым человеком, но, к счастью, он не стал вмешиваться, и она была ему за это очень благодарна. На сегодня психотерапии хватило с лихвой.
— Тогда я проинформирую Гейба о том, что поиск можно закончить.
— Заранее вам благодарна, Джон. Я как раз собиралась попросить Марву сделать это, — сказала Стефани, увидев, что пожилая домоправительница спускается по лестнице.
— Сделать что?..
— Позвонить Гейбу и сообщить ему добрую весть.
— Ну, что ж, я всегда говорю: хорошо то, что хорошо кончается.
— Трудно не согласиться. Спокойной ночи всем.
Озабоченная тем, как бы избежать ненужной сейчас дискуссии, Стефани поспешила в ванную комнату и приняла горячий душ.
Когда Стефани выключила свет и улеглась в постель, она вдруг обнаружила, что и вправду устала.
Очень много сил было истрачено на вечеринку. Потом исчез Клей…
Слава богу, Стефани получила окончательный ответ на один из своих вопросов, который преследовал ее с тех пор, как она затеяла автопробег через всю страну. У Гейба не было романа с Мэделин.
— Стефани?..
Ее имя произнесли откуда-то издалека. Она перевернулась на спину.
— Проснись!
Кажется, это голос Гейба.
— Я здесь…
— Поднимись и отопри дверь.
— Разве у тебя нет ключа?
— Только не от этой комнаты…
— Но почему?..
— Тебе незачем это знать.
Он казался раздраженным. Гейба всегда что-то раздражало.
— Что-то случилось? — Ее глаза метнулись к электронному будильнику. — Сейчас четыре часа утра.
— Я просидел всю ночь с больным теленком, но теперь все в порядке. Отопри дверь.
— У меня есть идея получше. Почему бы тебе не пойти в твою спальню, и я п-присоединюсь к тебе, — заикаясь, сказала она. Ее сердце отчаянно заколотилось, а дыхание участилось.
— Если ты сейчас же не отопрешь мне дверь, я высажу ее.
Гейб даже не слышал ее! Или делал вид, что не слышит.
Что ж, она получила давно ожидаемый ею ответ.
Отперев замок, Стефани вернулась к кровати.
Гейб зашел и осторожно затворил за собой дверь.
Потом привычным жестом включил лампу. В его зеленых глазах застыло дикое и в то же время отсутствующее выражение. Стефани вся затрепетала.
— Почему ты так на меня смотришь?
— Я беспокоюсь, как бы инцидент с Клеем не закончился чем-нибудь неприятным.
— Ты поговорил с ним?
— Нет. Джон Риглис посоветовал мне оставить его одного. Может, ты все-таки расскажешь мне, что случилось?
— Разумеется, ничего. Когда я обнаружила его в моем автомобиле, я обсудила с ним его намерение сбежать с ранчо. Он спрятался на заднем сиденье.
Гейб смачно выругался.
— И почему я сам об этом не догадался?
— Может быть, потому что он боялся обратиться к тебе. Я долго объясняла ему, что ты очень внимателен к нему. И что даже если ты и не являешься его отцом, то, по крайней мере, можешь стать ему хорошим другом… Мне показалось, что его эти слова успокоили, До такой степени, что он вполне готов вернуться к своей матери и побыть с ней.
Гейб замотал головой.
— Я перед тобой в долгу, не только за Клея, но и за отличную вечеринку. Мне она очень понравилась. И всем тоже. Мои хулиганы хоть ненадолго забыли о своих проблемах. Ты просто чудо, Стефани.
«Я не хочу быть» просто чудом «. Есть только три слова, которые я ежеминутно желаю услышать от тебя. Но ты их мне никогда не говорил…»
— Не так давно Мак заявил мне то же самое. Ты его просто околдовала. Кстати, я давно знал, что ты способна на это. Он даже поинтересовался у меня, каковы его шансы на твое сердце…
— И я уверена, что ты ответил ему весьма уклончиво.
Лицо Гейба потемнело.
— Мы с тобой уже давно обо всем поговорили.
Он работает на меня. Мне не нужны здесь лишние осложнения.
— А если я скажу тебе, что он мне интересен?
Рот Гейба искривился.
— Тебе не кажется, что было бы немного жестоко затевать здесь нечто подобное?
— Он мог бы навещать меня в Калиспелле.
— Даже не рассчитывай на это, Стефани… — угрожающе выдавил он.
— Или что?.. — едва слышно проговорила она и вдруг, рассердившись, вскочила. При этом слегка задела его. И от этого прикосновения ее будто пронзило с ног до головы электрическим током.
Скорее всего, это была игра света и теней, но Стефани вдруг показалось, что Гейб улыбается.
— А что тебя так волнует, Гейб? По крайней мере Мак свободен, после смерти жены прошло уже немало времени. Ты мог бы радоваться за него.
— Ты, как я понимаю, считаешь, что у меня уже нет таких желаний? — спросил он ее шелковым голосом.
Гейб повернул ее и прижал к двери. Ужас надвигающейся опасности охватил ее тело, как только его голова стала приближаться к ней. И вдруг он накрыл ее губы своим ртом.
— Гейб… — прошептала она. По телу поползла чувственная дрожь, едва только его поцелуй разбудил в ней давно заглушаемый голод, с которым она вряд ли могла совладать одна.
Этот голод в одинаковой степени мучил их обоих. Стефани опасалась, что он сейчас уйдет. Она обвила его шею руками и прильнула к нему.
Их обоих охватил огонь страсти. Они постепенно теряли контроль над собой.
— Мне нужно лишь одно, Стефани. Я хочу тебя больше, чем ты даже можешь себе представить, прошептал Гейб. — Ты можешь позволить мне любить тебя? Но не здесь, не на этой кровати.
— В твоей комнате? — воскликнула она, лихорадочно покрывая его лицо бесчисленными поцелуями — , Гейб повернул голову и запустил пальцы в ее волосы.
— Нет… я не вправе позволить себе тратить на это время здесь. Мы уедем в Мэрион и снимем комнату. Быстрее одевайся.
Стефани потребовалась лишь минута, чтобы подготовиться к поездке в мотель «Брэндин-Айрон».
Но только почему после стольких лет ожидания он хотел овладеть ей в дешевом мотеле?.. Это было жестоко по отношению к ней.
Гейб спрятал лицо в ее волосах.
— Почему ты мне раньше во всем не сознавалась?..
— Потому что я никогда прежде не стремилась к вещам, которые казались столь далекими. — Стефани трясло.
Его ладони легли ей на плечи.
Стефани высвободилась из его объятий.
— Мне жаль. Все, что случилось, я считаю своей ошибкой. Когда ты вернешься в Ньюпорт, мы заключим полюбовную сделку. Мне бы хотелось вновь обрести подобающее положение в обществе, еще до того, как я уеду… Забудь меня, Гейб. — Она протянула ему руку. — Мы ведь с тобой просто друзья, не так ли?..
Даже при тусклом свете она заметила, как он побледнел. Гейб проигнорировал ее жест примирения.
— Неужели после всего того, что сейчас произошло между нами, ты веришь, что мы можем остаться только друзьями?
— Разумеется, если вести себя цивилизованно.
Черные брови Гейба насмешливо изогнулись.
— Так обычно выражаются политики. Ты выучилась своему ремеслу лучше, чем я мог подумать. А почему бы и нет?.. — Он холодно улыбнулся. — Мой отец оказался великолепным учителем. И в качестве жеста доброй воли я собираюсь аннулировать наш контракт. Когда я поднимусь наверх, то позвоню родителям и приглашу их на ранчо. Пока ты еще здесь, я поведаю им правду о нашем браке. Потом ты сможешь улететь вместе с ними.
Стефани охватил ужас.
В ее ушах зазвучали слова, сказанные ей на прощанье тестем-сенатором: «Я надеюсь, что ты вернешь мне моего сына…» Стефани почувствовала неимоверную тяжесть.
— Я… я не понимаю. Мне нужно время, чтобы все обдумать.
— Я не могу ждать. Мы ведь с тобой не в цирке, и это не развлечение. Нам нужно преодолеть возникшие трудности и побыстрее покончить с ними.
— Нет, Гейб! — Его слова ввергли ее в панику. Если Гейб узнает, что она уже обо всем рассказала родителям, он ей этого никогда не простит.
— Почему? — требовательно спросил он. Его глаза обожгли ее лицо. К своему ужасу Стефани вдруг осознала, что Гейб во всем винит ее.
— Потому что я не желаю, чтобы было еще хуже! — воскликнула она. — Пресса поднимет шум и поставит за оградой камеры, чтобы следить за любым нашим движением. Твоим ученикам вряд ли нужна такая известность; У Клея и его матери дела только-только пошли на поправку… И ты решишься так поступить с ними!.. Подумай о пастухах, которым будут; досаждать журналисты. Мак регулярно ездит в город, и газетные ищейки будут выслеживать каждый его шаг, желая разнюхать что-то горяченькое. Несчастная Марва будет вынуждена прятаться. Тебе придется потратить уйму времени на дополнительные меры безопасности, иначе на первых полосах всех газет появятся ваши фотографии.
Твой оригинальный план, согласно которому мы должны были расстаться друг с другом на полгода, был превосходен, Гейб. Будь честным со мной единственная причина, из-за которой ты выбился из графика, таится во мне! Я посягнула на твою частную жизнь… Обещай мне, что не сделаешь ничего такого, что могло бы все разрушить. Пожалуйста, сохрани то лучшее, что всегда было в тебе. Пусть здесь все остается таким волшебным и чудесным. Я просто не нахожу слов… Того, что ты сделал для сотни ребят, хватит на целую жизнь. Это не поддается измерению… Я не перенесу, если здесь что-то случится и ты вынужден будешь оставить все это из-за того, что вмешалась я…
Горячие слезы брызнули из глаз Стефани и потекли по щекам.
— Я начинаю тебе надоедать… — Ее голос дрогнул. — Согласно условиям нашего брачного контракта, который мы оба подписали, мы обязались не подвергать друг друга опасностям.
— Будь он проклят, твой чертов контракт!
Зайдя в кабинет, Гейб запер за собой дверь. Ему срочно требовалось чего-нибудь выпить. К несчастью для себя, он сам установил это правило: в доме не должно быть спиртного. Очередная его ошибка…
Он открыл свой переносной холодильник, где у него хранилось то, что с большой натяжкой можно было отнести к спиртным напиткам, но иногда было необходимо для торжественных случаев. Он открыл банку с пивом, а затем с шумом опустился в кожаное кресло и залпом осушил ее.
Гейб хотел забыться.
Но пиво вряд ли бы увело его в волшебный мир грез и вдохновения. Оно даже не помогло притупить нараставшую душевную боль. Ему никак не удавалось успокоиться. Все, что он получил от этой банки, — ощущение физической расслабленности.
Оно едва позволило восстановить силы после утомительной беспокойной ночи.
То, что случилось в спальне Стефани, потрясло его. Она целовала его с неприкрытой страстью. Она была готова на все. В тот фантастический момент Гейб почувствовал, что их души, как и их тела, вот-вот сольются в нечто единое, а их ощущения начинают превосходить все, что они прежде испытали в жизни.
Потом вспышка света — прекрасная, сияющая от радости жизнерадостная женщина, которую он держал в своих объятиях. Но этот свет вдруг внезапно погас.
Во всем этом было что-то не правдоподобное.
Люди не ведут себя так, если не существует какой-либо тайной причины.
Гейб смял пальцами опустошенную им банку и швырнул ее в урну.
Почему же она предпочла ускользнуть от него, когда в ее глазах уже разгорался жар?
Казалось, он поверг Стефани в ужас, когда заявил ей, что собирается пригласить своих родителей на ранчо. Вместо того, чтобы облегчить ее пребывание здесь, он был готов разорвать их контракт, поскорее отправить ее в Ньюпорт, хотя она умоляла его не торопиться.
Его сердце по-прежнему учащенно билось…
Точно! Ведь именно в ту секунду Гейб почувствовал, что желание в ее глазах сменилось страхом!
Нет, что-то здесь не так. Вдобавок, она просила его не звонить отцу. В голове у него зародились смутные подозрения.
Гейб покосился на часы. На Восточном побережье был уже девятый час. В это время родителей, скорее всего, следовало искать дома. Знакомый не понаслышке с безумной гонкой, в которую обычно превращались выборы в конгресс, Гейб решил подождать еще немного. Иначе его могла постигнуть неудача.
Сначала он позвонит родителям Стефани.
Без колебаний он взял свой мобильный телефон и набрал нужные цифры.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жена президента - Уинтерз Ребекка

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Жена президента - Уинтерз Ребекка



дуже хороштй роман.мені дуже сподобалось
Жена президента - Уинтерз Ребеккатоня
13.06.2014, 22.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100