Читать онлайн Ты не чужая, автора - Уинтерз Ребекка, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ты не чужая - Уинтерз Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ты не чужая - Уинтерз Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ты не чужая - Уинтерз Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинтерз Ребекка

Ты не чужая

Читать онлайн

Аннотация

В результате несчастного случая Диана Ролинз теряет память. Единственное, что она помнит, — у нее маленький ребенок. Примчавшийся в больницу муж Дианы уверяет, что у них никогда не было детей...


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ



— Это квартира Ролинзов?
Кэл Ролинз собрался бросить трубку. Видимо, это очередной распространитель какой-нибудь ерунды. Полвосьмого - слишком раннее время, чтобы выслушивать их назойливые разглагольствования.
Не будь он в таком хорошем настроении после утра любви с красавицей женой, то сразу бы сказал, что ему ничего не нужно.
— Да.
Вам звонят из отделения «Скорой помощи» Бонневильской районной больницы. Пожалуйста, не беспокойтесь. Положение не представляет опасности, но Диана Ролинз у нас. У нее дезориентация после падения, а в остальном все нормально. Первичное обследование обнаружило у ребенка желтуху, но он не пострадал. К нему вызвали детского врача. Не могли бы вы приехать?..
Упоминание о ребенке принесло Кэлу нескрываемое облегчение.
Моя жена на работе, и у нас нет ребенка. — «Пока, во всяком случае». — Думаю, вам нужен какой-то другой Ролинз. Всего хорошего.
Он положил трубку и вернулся в ванную доканчивать бритье. Мысленно он обратился к их бездетному браку. Единственным, что омрачало их счастье, было отсутствие детей, потому что жена очень хотела ребенка.
За четыре года, прошедшие после свадьбы, у Дианы было три выкидыша, обычно случавшиеся на восьмой неделе. Но последний был особенно удручающим, потому что она проносила ребенка четыре месяца. Они даже подготовили детскую комнату.
Это был мальчик. Они назвали бы его Тайлером в честь деда.
При следующей беременности они собирались на всякий случай принять меры: жена легла бы на сохранение, чтобы подобная беда не повторилась. Но Диана с тех пор так и не забеременела, и ее охватила паника, что у нее, возможно, не будет детей. Гинеколог высказал предположение, что она слишком сильно желает ребенка, поэтому ей надо расслабиться и дать организму отдохнуть перед следующей попыткой зачатия. Кэл понимал, что это мудрый совет, но заставить Диану его принять — это уже совсем другая история.
Кэл даже предложил взять приемного ребенка, но она решительно отказалась. Он все же обсудил эту проблему с Романом Люфкой, своим лучшим другом и шефом Дианы в «ЛФК Ассошиэйтес Интернэшнл».
И Роман, и Кэл сошлись во мнении, что, если появится подходящий ребенок, она, скорее всего, согласится на усыновление. Часто случается, что, усыновив приемного ребенка, женщина неожиданно зачинает. Если Диана не может выносить ребенка полный срок, то идея усыновления заслуживала обсуждения. У Романа были свои источники, и он сказал, что поможет им.
Естественно, Кэлу очень хотелось иметь собственного малыша, но, раз это невозможно, он приветствовал идею усыновления. Счастье Дианы важнее всего. У них исключительная семья, и он готов на все, чтобы сохранить их огромную любовь. В ней была вся его жизнь!
Закончив одеваться, он решил позвонить своему другу и договориться с ним пообедать. Может быть, у Романа уже есть новая информация на эту тему.
Кэл протянул руку к телефону, но тот снова зазвонил. Его опять беспокоили из больницы.
Мистер Ролинз? Ваш адрес Солт-Лейк, Хакстон-Плейс, восемнадцать?
Да. Но, как я вам уже говорил, у нас нет никаких детей.
Тем не менее женщина говорит, что она мать этого ребенка. Мы посмотрели ее водительские права, у нее адрес тот же, что у вас. — (При этих словах Кэла охватил озноб.) — У нее длинные светлые волосы, зеленые глаза.
Он крепко сжал трубку.
Да, это моя жена. Можно с ней поговорить?
Не сейчас. Видите ли, она упала, и у нее помутилось сознание.
Когда упала? Где?
Я еду.
У Кэла было ощущение, будто его ударили под дых. Он выскочил из дома и, не заботясь об ограничении скорости, в рекордное время домчался на своем «саабе» до больницы.
Увидев белый «бьюик» Дианы, припаркованный возле больницы, он с трудом перевел дыхание. Жена действительно находится здесь. Она уехала из дому не более часа назад.
Черт возьми, что могло произойти за такое короткое время? Упоминание о ребенке было лишено всякого смысла.
Я Ролинз, — сказал он, подойдя к столу регистратора перед отделением «Скорой помощи». — Я бы хотел видеть мою жену.
Присядьте, сейчас к вам кто-нибудь выйдет.
Кэл предпочел стоять. Так по крайней мере он не видел толпу ожидающих людей в приемном покое.
Но зачем волноваться? Ведь ему сказали, что состояние Дианы не вызывает опасений.
Мистер Ролинз? Я доктор Фар, я первым осматривал вашу жену. Пойдемте со мной, нам надо поговорить.
Слава богу! Наконец-то ему объяснят, что произошло. Кэл последовал за врачом, маленьким и жилистым человеком. Они прошли по коридору и оказались в пустой комнате для осмотра больных. Он-то думал, что доктор ведет его к Диане! У Кэла от нехорошего предчувствия засосало под ложечкой.
Что с моей женой?
Доктор Фар внимательно посмотрел на Кэла.
Она упала и сильно ударилась затылком. Рентген не выявил никаких серьезных нарушений, но сотрясение мозга все же есть, и оно привело к дезориентации. Я пригласил обследовать ее доктора Харкнесса, нейрохирурга. Он скоро придет.
До Кэла не сразу дошло значение слов врача.
Насколько сильна дезориентация?
Врач сочувственно кивнул.
Сотрудники выездной бригады нашли ее возле входа в отделение «Скорой помощи». Она сидела на тротуаре в состоянии помутненного сознания и прижимала к себе ребенка. Она не могла вспомнить свое имя, где живет и что здесь делает. Им пришлось поискать удостоверение в ее сумочке, чтобы вам позвонить.
О господи!
Кэл покрылся холодным потом.
Кто-нибудь видел, как она упала? Откуда вы знаете, что это не было нападение?
Мы полагаем, что она просто подвернула ногу. Дорога там идет под горку, так что она вполне могла упасть. На бордюрном камне видна кровь, а на локтях содрана кожа. У ребенка не замечено никаких повреждений, но, как вам уже говорили, у него высокий билирубин в крови. Детский врач уже занялся им.
Кэл растерянно покачал головой.
Я понятия не имею, что это за ребенок.
Может, ее подруги?
Может быть, но я не знаю никого, кто был бы нам так близок. Возможно, Диана предложила кому-то посидеть с их ребенком и забыла мне об этом сказать... Да, но как это могло случиться, если она поехала на работу?
Ничего, пройдет совсем немного времени, мисс Ролинз вспомнит, что с ней случилось.
Надеюсь. Теперь я могу с ней увидеться?
Конечно. Идемте. Мистер Ролинз, вы, пожалуйста, не переживайте. Потеря памяти — довольно обычное явление у пациентов с травмой головы.
Потеря памяти? Иначе говоря, амнезия? При одном только этом слове Кэл съежился от нехорошего предчувствия.
В большинстве случаев это временное явление, продолжал объяснять доктор. Она придет в себя часов через двенадцать. Просто я бы хотел подготовить вас к тому, что она может не узнать вас, когда вы к ней войдете.
«Не узнать меня?»
Это замечание вызвало у Кэла насмешку. Может, у нее и помутнение сознания, но не до такой степени, чтобы не узнать собственного мужа. Их души соединились в тот момент, когда они только увидели друг друга.
«Не может душа не признать другую свою половину», — уговаривал он себя.
Проходите вон туда. Если захотите со мной поговорить, я буду здесь.
Кэл кивнул врачу и направился к указанной палате. Как мотор набирает обороты при ускорении, так застучало, заторопилось его сердце. Ему не терпелось скорее обнять жену, которую он совсем недавно держал в объятиях.
Диана лежала на правом боку, лицом к нему. Отсюда он не мог видеть рану на затылке.
Вместо строгой английской блузки бледно-зеленого цвета на ней была больничная рубашка, волосы веером рассыпались по подушке. Она спала.
Если не считать темных кругов под глазами и мертвенной бледности, Диана выглядела необыкновенно трогательно, но вполне нормально. Слава богу!
Можно надеяться, что через час-другой он отвезет ее домой.
Одна рука лежала на простыне, которой она была укрыта. Он наклонился, чтобы пощупать локоть. Из-под повязки отчетливо проступали царапины. От его прикосновения ее губы сделали незнакомое движение, и глаза раскрылись.
Диана! — воскликнул он, обрадовавшись, что она проснулась.
Не задумываясь он прильнул к ее губам. Она наверняка вспомнит тот экстаз любви, который они испытали сегодняшним утром перед тем, как ей уйти на работу.
Ее губы остались плотно сжатыми, он попытался осторожно раздвинуть их, чтобы вызвать отклик, на который надеялся.
Нет, — испуганно взмолилась она. — Не надо, пожалуйста. И слабым движением оттолкнула его.
Диана никогда в жизни не отвергала его! Возмущенный таким поведением, он поднял голову, чтобы посмотреть ей в лицо. В зеленых глазах был только страх.
«Господи! Она действительно не знает, кто я такой. Не может быть!»
Диана, это я, Кэл. Твой муж. Ради всего святого, дорогая, скажи что-нибудь!
Он ждал, что она наконец узнает его и произнесет слова, которые он жаждал услышать.
Извините, прошептала она, — но я понятия не имею, кто вы. Можно мне поговорить с врачом?
Ужас сжал сердце Кэла, ее просьба не доходила до сознания.
Высокий, широкоплечий незнакомец стоит возле ее кровати и заявляет, что он ее муж Кэл. Он назвал ее Дианой и поцеловал так, как будто привык это делать.
В больнице доктор Фар обращается к ней как к миссис Ролинз. Видимо, это фамилия ее мужа, который вскоре должен прийти.
И вот теперь Диана разглядывает мужчину с карими глазами, в которых стояла мука. Он напоминал рекламных всадников, покорителей Запада, — это были крутые парни с каменными лицами и ладными фигурами. Правда, на этом мужчине светло-коричневый деловой костюм и галстук, что придает ему фальшиво-городской вид.
Какой он самоуверенный! Хозяин своей судьбы. Не может ее мужем быть такой властный человек.
Все тело покрылось липким потом. Она застонала, ее охватила паника, потому что она не помнила ничего, что было до того, как ее с ребенком привели в отделение «Скорой помощи».
Мучение в глазах незнакомца было неприятно и наполняло чувством вины, потому что она ничем не могла облегчить его боль.
Блуждающий взгляд скользнул к левой руке. На пальце сверкали кольцо с огромным бриллиантом и широкое обручальное кольцо, подтверждая, что она не только обручилась с ним, но и обвенчалась. У них есть общий ребенок.
Ребенок!
Ей отчаянно захотелось увидеть Тайлера.
Почему его не приносят к ней? Врач сказал, что мальчик не пострадал, почему же его так долго не несут?
Желая, чтобы мужчина, назвавшийся ее мужем, поскорее ушел, она попросила:
Вы не могли бы сделать мне одолжение?
Ты знаешь, что я все для тебя сделаю, дорогая, — услышала она в ответ. — Что?
Он наклонился к ней. Это любовное отношение раздражало, она чуть не задохнулась, больше всего желая, чтобы он поскорее ушел.
Вы не могли бы найти Тайлера и принести его ко мне?
Тайлера?
Это мой сын! выпалила она, не понимая, почему в его голосе столько удивления. От напряжения снова забилась ужасающая боль в затылке и подступила тошнота. — Я хочу Тайлера, она почти рыдала. Слезы полились градом. — Мне сказали, что он не пострадал при падении, но может быть, детский врач что-то обнаружил?
Его губы коснулись мокрой щеки.
Сейчас вернусь, любовь моя.
Мужчина ушел, и ей стало легче. Если он еще раз к ней притронется или будет говорить нежности, она попросит, чтобы его к ней не пускали.


* * *
Задетый тем, что Диана поморщилась, когда он ее поцеловал, Кэл выскочил из палаты и направился к доктору Фару. Тот сидел за столом и заполнял карту. При его приближении он спросил:
Ну как ваша жена? Узнала вас?
Пока нет. — Кэл выдохнул. — Но она называла ребенка Тайлером, это шаг в верном направлении. — Он кратко рассказал о страстном желании Дианы иметь ребенка.
Фар ободряюще улыбнулся.
Без сомнения, к ней возвращается память. Я уверен, доктор Харкнесс со мной согласится. Жаль, что он задерживается. Мне нужно заняться другой травмой, я пошлю его к вам, как только он придет.
Буду признателен. Но есть еще одна проблема. Диана беспокоится о ребенке, хочет его увидеть и убедиться, что с ним все в порядке. После того, что я рассказывал вам о выкидышах, пожалуй, это не лучшая идея.
Я понимаю, к чему вы клоните, мистер Ролинз. Вы не хотите чрезмерно волновать ее сообщением, что ребенок не ее. С другой стороны, я бы рекомендовал облегчить беспокойство, которое она чувствует. Если вид ребенка ее утешит, это будет лучшим лекарством и ускорит выздоровление.
В глубине души Кэл знал, что ребенок — единственное, что может утешить жену. Тот факт, что он, ее муж, ей не нужен, что она его не хочет, разил страшнее кинжала. Но ведь он прежде всего обязан считаться с ее желаниями, а не со своими.
Каков возраст ребенка?
Я полагаю, три-четыре дня.
Такой маленький?! Кэл содрогнулся. Его жена могла увидеть новорожденного и не удержаться...
«Диана, дорогая, откуда этот ребенок? Что ты с ним делала? Господи, какой кошмар!»
Может, вы попросите кого-нибудь принести к ней ребенка?
Он должен некоторое время побыть в кувезе. Но я посмотрю, что можно сделать, и сообщу вам. А пока возвращайтесь к жене: может быть, разговор с вами поможет возвратить ей память.
Кэл кивнул. Но прежде нужно связаться с Романом.
У кого-то пропал ребенок.
Если в ближайшее время Диана не прольет свет на ситуацию, этим заинтересуется полиция. Роман знает, как поступить, и в то же время будет действовать осторожно.
Кэл даже на мгновение не предположил, что жена могла похитить ребенка. Но каково бы ни было объяснение, что будет, когда к ней вернется память?..
Совсем недавно у нее был выкидыш, а вот теперь этот несчастный случай. Более, чем когда-либо, он чувствовал, что жизненно важно приступить к процедуре усыновления ребенка, и немедленно!
Он поискал место, где можно было бы уединиться. Из пустой смотровой позвонил другу по сотовому телефону.
Роман, это Кэл.
Привет! Хорошо, что позвонил. Я как раз сказал Британи, что нам с вами надо бы встретиться в этот уикенд. Кстати, а где моя помощница? Она говорила, что придет пораньше, чтобы разобраться с бумагами.
Вот поэтому я и звоню тебе. Роман, я говорю из Бонневильской больницы. Диана в отделении «Скорой помощи» с травмой головы.
Что?! — Последовало секундное молчание, после чего Роман произнес: — Ничего не говори, я сейчас приеду.
Спасибо, — хриплым голосом сказал Кэл и положил телефон в карман. Ему было необходимо присутствие друга, чтобы суметь справиться с этим кошмаром. — Слава богу, что есть Роман, — пробормотал он и поспешил в палату к Диане.
В это время ее осматривал другой врач, задавал какие-то вопросы. Как догадался Кэл, это был доктор Харкнесс. Нейрохирург глазами показал, что желает остаться с пациенткой наедине и что поговорит с ним позже. Кэл заколебался: он во что бы то ни стало хотел присутствовать при их разговоре. Но доктор Харкнесс не оставил ему другого выбора, кроме как вернуться в приемный покой.
Расстроенный, Кэл решил выйти и подождать Романа во дворе. Ему нужно было глотнуть свежего воздуха. По пути он попросил кого-то из медработников показать, где именно упала его жена.
Один из санитаров проводил его к этому месту, но все следы несчастного случая уже были убраны.
Кто-нибудь видел, как она упала?
Не знаю, сэр. Наша машина как раз въехала на территорию больницы, и мы увидели, что она сидит на дороге. Зрачки у нее были расширены. Она ничего не могла рассказать, отвечала невпопад, и мы отвели ее в приемный покой.
Хорошо. Спасибо.
Не медля ни секунды, он зашагал к машине Дианы. Дверца оказалась незаперта. Из соображений безопасности жена никогда так ее не оставляла. Значит, она очень спешила в приемную «Скорой помощи» и не побеспокоилась запереть машину.
Кэл заметил на заднем сиденье прямоугольную коробку, в каких доставляют в магазин бакалейные товары. Он рывком открыл дверцу, взял коробку. Внутри лежало тонкое мятое байковое одеяло.
«Боже мой, она нашла ребенка в этой коробке?!»
Кэл! — окликнул знакомый голос. Тот развернулся и увидел, что рядом стоит Роман. Он, должно быть, летел на крыльях, так быстро сюда добрался. — Рассказывай, что произошло.
Кэл тяжело вздохнул и выложил все, что знал.
Черт побери, она меня не узнала, Роман!
Тот похлопал его по плечу.
Когда я служил в полиции, то выезжал на аварии и видел множество подобных случаев. Поверь, ее амнезия временна.
Кэла передернуло.
Ты не представляешь себе, что значит поцеловать жену, заглянуть ей в глаза и увидеть только испуг и отвращение.
Послушай, Кэл. Прошло всего два часа после падения. Телу и мозгу нужно время, чтобы выйти из шока. Скоро она вернется в норму. А пока посмотрим, нет ли в машине чего-нибудь такого, что даст подсказку, что же произошло.
Это был голос здравого смысла. Вдвоем они обшарили чистенький салон, но больше ничего не нашли.
Ты осмотрел одежду и сумку?
Нет, — хрипло ответил Кэл. — Меня все это так потрясло, что я какое-то время ничего не соображал.
Понял. Пойдем в больницу, может, найдем что-нибудь, что прольет свет на всю эту историю.
Кэл кивнул, и они вернулись в приемную, где их встретил доктор Харкнесс.
После обмена любезностями он сказал:
Я согласен с диагнозом доктора Фара. У мисс Ролинз амнезия, вызванная травмой головы. Она понимает все, что происходит вокруг: например, она знает, что находится в больнице, может назвать время, складывает числа и тому подобное. Но прошлое для нее заблокировано. Со временем память к ней вернется.
Когда, доктор?
На этот вопрос никто не может ответить. Проявите терпение. Советую сообщать ей только самую необходимую информацию. Ее мозг отказывается вспоминать, возможно потому, что она не хочет помнить. — Он поднял брови. — Не случилось ли в последнее время чего-то такого, что было для нее очень болезненно?
Кэл кивнул.
У нее было три выкидыша подряд. Последний оказался для нас особенно тяжелым ударом. С того времени Диану захватила мысль, что она не способна родить. Она хотела ребенка с самого начала, я имею в виду — с нашей свадьбы.
Да, это может объяснить, почему память к ней вернется не так скоро, как хотелось бы. Мистер Ролинз, доктор Фар сказал, что ребенок, которого она держала, не ваш и что вы понятия не имеете, чей он.
Никто из нас не знает. Вот Роман Люфка, глава детективного агентства. Он собирается начать расследование и выяснить, чей это ребенок и как он оказался у Дианы.
Лицо врача прояснилось.
Хорошо. Но, как вы поняли, она считает, что ребенок ее.
Да, и это меня очень беспокоит.
Должен признаться, мне это тоже не нравится. Доктор Фар говорил, что вы предпочли бы, чтобы она больше не видела ребенка. Я готов с вами согласиться, хотя позиция доктора Фара тоже имеет основания. Сейчас ребенок принесет ей несомненную пользу. Она, по крайней мере, избавится от страхов. Ее очень пугает, что она ничего не помнит о жизни с вами. Она цепляется за этого ребенка, потому что у нее потребность любить кого-то знакомого ей.
Что же мне делать?
Пока у ребенка желтуха, его нужно полечить, детский врач скажет, когда можно будет показать его ей. Ваша жена знает об этом. Она, кажется, смирилась с тем, что придется подождать улучшения его состояния и только потом она сможет его увидеть. Жизни малыша теперь ничто не угрожает, он получает должный уход, а мы располагаем некоторым временем. Будем надеяться, что, если вы останетесь с женой, окружите ее вниманием и заботой, будете угадывать все ее желания, она начнет вспоминать. Обычно память возвращается обрывками, по кусочкам, для этого нужно прикладывать усилия.
Но она не желает меня видеть, — выдавил из себя Кэл.
Она говорила мне, что боится вас, — кивнул доктор Харкнесс. — Поэтому я не пригласил вас присутствовать при осмотре. Для нее это вполне естественная реакция. Ей приходится слепо верить, что вы ее муж, что вы любите друг друга и счастливы в браке. Но вы для нее теперь совершенно незнакомый человек. На ночь я оставлю с ней сиделку. Если утром все показатели будут стабильны и рентген не покажет осложнений, можете забирать ее домой. Советую вам это время обращаться с ней как с сестрой, а не как с женой. Постепенно приглашайте друзей и родных, но предупредите их, чтобы не тревожили ее и не пугали потерей памяти. С женой будьте приветливым, добрым, нежным. Не переживайте, что она вас отвергает. Таким образом она защищает себя. Ну, и, конечно, воздержитесь от физических контактов.
Кэл помотал головой.
Это уже случилось: я ее поцеловал, а она не ответила. — Боль оттого, что она его отвергла, поразила Кэла до глубины души.
Для вас это был вполне естественный жест, но именно ваш поцелуй и вызвал у нее такой приступ страха. Пока к ней не вернется память, надо дать ей привыкнуть к вам. Боюсь, это слишком тяжелая ноша для вас, мистер Ролинз. Но хочу вас заверить: ее состояние изменится. Придет время, и она вернется к вам здоровой. — Доктор повернулся к Роману. — О подобных случаях с детьми мы должны сообщать в полицию, но, возможно, ваше расследование будет проведено быстрее. Вы дадите нам знать?
Конечно. Я надеюсь, мы получим результат уже через несколько часов.
Отлично. Позже мы с вами поговорим. Я слежу за состоянием миссис Ролинз. Если у вас возникнут какие-то соображения, не стесняйтесь, скажите в приемной, чтобы позвонили мне.
Спасибо, доктор Харкнесс.
Тот улыбнулся.
Она очаровательная женщина. Могу понять ваши страхи. В наше время свадебные клятвы приобретают новое значение.
Кэл взвесил слова врача. Конечно, тот старается его поддержать, но разве может человек прочувствовать ситуацию, если не пережил ее сам?
Ты в порядке, Кэл?
Участливый голос Романа вернул его к действительности.
Нет, но должен быть, верно?
Риторический вопрос не требовал ответа. Роман переминался с ноги на ногу.
После того, что я услышал от доктора Харкнесса, думаю, мне не стоит появляться у Дианы. Одного незнакомого человека для нее пока достаточно. А для того чтобы я начал расследование, попроси санитарку принести вещи Дианы. Скажи, пусть придумают любые объяснения, чтобы ее понапрасну не волновать. Может, я найду какую-то зацепку. Это первое, с чего я начну. Потом вернусь в контору — может, она оставила подсказку, которую я сразу не заметил. Мы знаем, что утром она поехала на работу и при этом не упоминала ни о каком ребенке. Я предполагаю, что ребенка подбросили либо ей в машину, либо...
Либо к двери твоего офиса! — выпалил Кэл. — Если бы он был перед нашей дверью или в машине, когда она спустилась в гараж, она бы прибежала ко мне и сказала.
Если только она не заметила его на заднем сиденье, лишь когда приехала на работу.
Такое возможно, но Диана обычно запирает машину. Тому, кто подкинул ребенка, пришлось бы, кроме того, взламывать дверь в гараж. Нет, думаю, что она нашла его у твоего офиса.
Как бы то ни было, рассуждая логически, она увидела, что ребенок желтый, и так обеспокоилась, что не подумала кому-нибудь позвонить. Она помчалась в больницу, потому что вызов «скорой помощи» занял бы намного больше времени. Диана очень спешила, поэтому поскользнулась и упала.
Точно, Роман! Это все объясняет.
Как можно скорее достань мне ее вещи, мы должны срочно найти ответ.
Роман, я тебе так обязан!
Мы квиты. Сколько раз ты меня выручал и не сосчитать, особенно с Британи. Вы с Дианой не дали мне тогда сойти с ума, помнишь? И я все-таки ломллся на ней. Теперь моя очередь помогать вам. Я никогда не скрывал, что очень люблю Диану. Как и все сотрудники агентства. Она лучшее, что у нас есть. Для всех ребят известие о Диане будет шоком, особенно для Британи и Аннабелл.
— Да, они выросли вместе, как сестры.
— Я всех оповещу. Ты возвращайся к Диане, а расследование предоставь нам.
Кэл положил руку Роману на плечо.
— Подожди здесь. Я договорюсь, чтобы принесли ее вещи.
Он нашел санитарку и попросил ее принести из палаты Дианы вещи, но так, чтобы та не заметила.
— Нет проблем. Врач как раз распорядился перемести мисс Ролинз в отдельную палату на четвертом этаже. Я скажу, что сначала отвезу вещи.
— Отлично.
Вскоре санитарка вернулась с больничным мешком, в котором лежали вещи Дианы. Кэл передал его Роману.
Надеюсь, ты что-нибудь найдешь. Для ее же блага нужно поскорее прояснить загадку с ребенком.
Не беспокойся. Мы все сделаем быстро и осторожно. Пойду возьму из машины коробку и одеяло. Позже один из моих ребят отгонит машину к вашему дому. Как только я что-нибудь обнаружу, позвоню тебе на мобильный.
Кэл кивнул. На большее нельзя было и рассчитывать. Он смотрел, как Роман отъезжает, и думал, что только хладнокровные и деловые рассуждения друга удерживают его от срыва.








Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Ты не чужая - Уинтерз Ребекка



2 из 10.Зря потраченое время!
Ты не чужая - Уинтерз РебеккаНика
7.12.2011, 17.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100