Читать онлайн Единственный выход, автора - Уинтерз Ребекка, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственный выход - Уинтерз Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственный выход - Уинтерз Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственный выход - Уинтерз Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинтерз Ребекка

Единственный выход

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Съев немного салата из цыпленка, Кесси направилась к лестнице, чтобы проверить, спят ли дети. Едва она начала подниматься, как услышала, что зазвонил телефон. Кесси страстно надеялась, что это Трейс. Еще днем, когда они вернулись из Сноуберда, он уехал в офис и не нашел времени, чтобы приехать домой к обеду. Она бросилась в его кабинет и схватила трубку. — Кесси? Это Лина.
— Лина? Что случилось? Почему ты звонишь из Сноуберда?
— Более подходит другой вопрос. Что случилось у вас? Почему вы с Трейсом вернулись в Финикс? Аллен и я решили утром подольше поспать. А когда встали, Джеймс сказал, что ты и Трейс уехали домой. Что-то случилось с детьми. По-моему, все поверили этому объяснению, а я нет. Ты можешь говорить? Или Трейс рядом?
— Он уехал в банк. Час назад я уложила детей и только что поужинала.
— Значит, ты можешь говорить. Что случилось? Ты же знаешь, для тебя и для Трейса я сделаю все.
— Не надо так говорить. — Кесси подавила рыдание. — У нас с Трейсом одно недоразумение шло за другим. Мы не понимаем друг друга, — объяснила Кесси.
— Поэтому один из вас решил прервать отпуск; или я слишком быстро делаю выводы?
— Если хочешь знать правду, по-моему, он устал притворяться перед семьей, будто у нас все в порядке. Получилось, что я ни разу не сумела сказать то, что он хотел услышать. Когда мы одни дома с детьми, все более или менее гладко. Еще одного отпуска наш брак не переживет.
— Прости, Кесси. Должно быть, тебе очень трудно. Однажды я любила человека и думала, что он тоже любит меня, пока не узнала горькую правду. Мне понадобилось много времени, чтобы забыть о нем. Могу представить, что ты сейчас чувствуешь. Мне бы хотелось хоть чем-то помочь тебе.
— Я ценю твою поддержку и дружбу. К несчастью, никто не может заставить Трейса полюбить меня. — Голос Кесси дрогнул, хотя она очень старалась говорить спокойно. — Если этого не случилось до сих пор, то не случится никогда. Это факт, и мне придется примириться с ним. Не забывай, ведь я вышла замуж ради блага детей.
— Но ведь дети — это еще не все!
— Надеюсь, ты ошибаешься, — мягко возразила Кесси и замолчала, услышав на лестнице шаги. — Лина, я должна повесить трубку, по-моему, Трейс дома.
— Хорошо. Я позвоню тебе, как только мы вернемся.
— Спасибо. — Кесси положила трубку. Дверь кабинета с размаха распахнулась, и на пороге появился Трейс. Кесси невнятно пробормотала слова приветствия. Что-то в позе Трейса насторожило ее.
— Вы огорчены? Пока мы отдыхали, у вас на работе возникли какие-то трудности? — спросила она.
— Если бы вы не были так поглощены телефонным разговором, то услышали бы, что мальчики плачут. Кто так занимал ваше внимание, что вы забыли о детях?
На несправедливое обвинение Кесси захотелось ответить тем же.
— Да как вы смеете мне говорить такое, когда сами не удосужились приехать домой к обеду и побыть с ними или хотя бы позвонить и сообщить мне, что задержитесь? — От негодования у нее сдавило сердце.
Пальцы Трейса сжались в кулаки, а Кесси невольно залюбовалась им. Они стояли так близко, что она чувствовала тепло его тела и запах мыла, каким он обычно пользовался в душе. В этот момент она не могла ни о чем думать, не могла даже пошевелиться. В ней бурлило только одно желание — чтобы он поглотил ее, словно неожиданный взрыв пламени.
— Я смею спрашивать, потому что я ваш муж. — Он схватил ее за запястья, подтянул ближе к себе и заставил каждой жаждущей клеткой ощутить его тело. — Вы еще не ответили на мой вопрос.
Кесси могла бы сказать правду, что звонила Лина, но не захотела. Его подозрительность показалась ей возмутительной. Необходимо отойти от него, мелькнула в ее голове мысль, иначе она полностью потеряет контроль над собой.
— Насколько я помню, — холодно начала она, — это вы сказали, что личная жизнь каждого — его дело, лишь бы это не принесло вреда детям. Я никогда не спрашиваю, чем занимаетесь в свободное время вы, и сама не делала ничего предосудительного. — Она попыталась отодвинуться, но он крепко держал ее руки.
— И чем, по-вашему, занимаюсь я? — прошипел он. — Назначаю за вашей спиной любовные свидания? Зачем мне это делать, — ; когда у меня есть жена, которая способна, удовлетворить потребности любого, кроме почему-то моих? По-моему, пора вам позаботиться и об этом.
В следующее мгновение он так свирепо притянул Кесси к себе и нашел ее рот, что любые попытки сопротивляться были бесполезны. Она так долго хотела его, но не таким — злым и подозрительным, ждущим от нее подвоха. И в то же время она была не готова к интимной ласке его рук, касавшихся кожи на спине там, где блузка отходила от джинсов. От его мягких прикосновений Кесси растаяла, забыла обо всем на свете, безропотно уступая соблазняющему давлению его рта, его рук.
Кесси никогда не представляла, что можно так чувствовать. Только бы Трейс не переставал, только бы не останавливался. Кесси обняла его за шею, она хотела целовать и целовать его, до тех пор, пока он не поймет, как она любит его.
Наверно, это ее стон вызвал дрожь, пронзившую тело Трейса. И следующее, что она почувствовала, — рывок, каким он отшвырнул ее. Кесси вскрикнула от удивления и оперлась о письменный стол, чтобы не упасть.
Из-за неяркого света она не могла разглядеть выражение его лица. Но, судя по всему, их страстные объятия потрясли его не меньше, чем ее.
Кесси услышала невнятные ругательства, а потом его прорвало:
— Кесси, я не имел права тронуть вас пальцем, не имел права требовать отчета. Чем бы вы ни занимались в свободное время, это не мое, черт возьми, дело. Я сам нарушил правила нашего договора, и клянусь, такое больше не повторится. Почему бы вам не подняться наверх и не лечь в постель? Я знаю, что перед открытием галереи у вас много забот. Я пойду в детскую, взгляну на мальчиков, прежде чем отправлюсь спать.
Он поспешно вышел из кабинета, а Кесси проводила его взглядом, до боли желая остановить. Но не рискнула, потому что не знала, что на самом деле он чувствует к ней, чего он в действительности от нее хочет. День за днем находясь под одной крышей, они не могли не испытывать влечения друг к другу. Ведь это так естественно, закон притяжения, если хотите. Кесси понимала, что Трейса мучит желание, но это еще не означало, что он любит ее.
Кесси последовала его совету и легла в постель, но спать не смогла. Трейс разжег в ней огонь, изменив навсегда ее прежнее представление о физической любви.
К двум часам ночи она все еще была не в силах уснуть. Вкус его губ, тепло его рук по-прежнему будоражили ее. Презирая себя, Кесси пошла в мастерскую и погрузилась в работу. До семи утра она работала не поднимая головы.
Спустившись к завтраку, Кесси обнаружила, что перед домом нет машины Трейса. Уехал, чтобы не встретиться с ней. Когда Кесси это поняла, ей стало еще тяжелее. Она занялась своими обычными повседневными делами — купать, кормить, убирать, а в полдень заботу о детях взяла на себя Нетти, и Кесси смогла отправиться в галерею. Она погрузила в кузов пикапа столько вещей, сколько смогла уместить. В следующие несколько дней их надо было расположить на стендах в галерее.
Кроме новых игрушек, которые она сделала в последнее время, Кесси решила выставить также и вещи из своих запасов. Но даже с помощью Майка ей понадобилось несколько дней, чтобы перевезти все из дома в салон. В течение этого времени она почти не видела Трейса, он приходил очень поздно, показывался только для того, чтобы поцеловать мальчиков и пожелать ей спокойной ночи, а потом исчезал у себя в кабинете.
В пятницу, когда Кесси распаковывала очередную партию полок для игрушек, стараясь не думать о невыносимом положении, в какое попали она и Трейс, в галерею вошла Лина. Она привезла несколько своих работ.
— Я так рада, что ты вернулась, — сказала Кесси, увидев золовку.
— Держу пари, ты решила, что я бросила тебя. Ведь я так долго пробыла в Сноуберде.
Но нам с Алленом это было необходимо. Ничего, сегодня я попытаюсь наверстать упущенное. Поскольку в мою машину больше двух картин зараз не входит, то мне придется сделать несколько рейсов.
— Мы поедем домой в пикапе и заберем оставшиеся, — предложила Кесси. — Теперь, когда ты закончила свои работы, думаю, надо остаться здесь на весь вечер и прикинуть, как лучше все разместить. Мне хочется получить общее представление о всей экспозиции. — Кесси оглядела помещение. — По-моему, надо купить побольше растений.
Глазом художника Лина внимательно все осмотрела.
— Вот что я тебе скажу. Я хочу приехать к обеду домой и побыть немного с детьми, а потом я вернусь, чтобы помочь тебе. Но это должно остаться нашим секретом. Аллену скажу, что уехала на родительское собрание.
— В самом деле? — взволнованно воскликнула Кесси. Трейс пришел бы в восторг, узнав, как увлечена Лина идеей «Всякой всячины».
— Ты замечательная женщина, Кесси. А мне даже и представить страшно, сколько еще надо сделать.
— Открытие приближается чересчур быстро, — согласилась Кесси, — а времени все завершить так мало. Ну что ж, поедем домой и заберем остальные картины.
Кесси не очень привлекала перспектива остаться вечером в салоне одной, и она была рада, что Лина не прочь присоединиться к ней. Хотя Кесси испытывала некоторую неловкость из-за постоянной склонности золовки к секретности, она понимала ее: Лина была не уверена в себе, никак не могла избавиться от сомнений.
Вышло так, что Кесси и Лина вместе проработали два следующих вечера, стараясь сделать выставку как можно более интересной. За это время они еще больше сблизились. Кесси восхищалась тонким вкусом золовки и несколько раз поблагодарила ее, прежде чем они расстались до вечеринки в воскресенье.
— Не забудь о сюрпризе для Аллена, завтра в семь вечера обед в честь его дня рождения. Я заранее позвонила Трейсу и пригласила его, так что он знает, что мы ждем вас обоих.
И наверно, боится провести со мной еще один вечер на глазах у своей семьи, мелькнула у Кесси горькая мысль.
— У тебя соберется вся семья?
— Нет, нас будет только четверо. — (Это немного успокоило Кесси.) Воскресенье началось не слишком хорошо. Рано утром — Кесси еще не вставала — Трейс уехал на условленную встречу с деловым партнером. Вернувшись, он побыл недолго с детьми и удалился к себе, так что Кесси не видела мужа до того момента, пока не пришло время ехать на вечеринку.
За обедом они вели себя друг с другом подчеркнуто вежливо, но никогда прежде Трейс не был так холоден с Кесси. Проницательная Лина не могла этого не заметить и, улучив момент, послала Кесси сочувственный взгляд.
Кесси с благодарностью смотрела на Аллена, который, разворачивая подарки, был счастлив как ребенок и беспрестанно шутил, чем несколько разрядил обстановку. Когда Аллен увидел фотографию в рамке, которую Лина купила на лыжном курорте в штате Юта, его глаза встретились со взглядом жены, одарив ее такой любовью, что Кесси смущенно потупилась. Она поняла — он вспомнил время, проведенное вдвоем с Линой в Сноуберде. Но этот момент длился всего секунду, и Аллен снова принялся разворачивать бесчисленные свертки. Последним был подарок Кесси. Лина сказала ей, что Аллен любит жарить мясо на гриле, и Кесси сшила ему поварской фартук, с вышитыми на нем названиями блюд французской кухни.
— Скажи мне, удачливый хитрец, — Аллен ткнул пальцем в ребра Трейса, — как ты умудрился подцепить Кесси? Она стряпает, она шьет, она прекрасная мать, очень мило катается на лыжах. Да еще и красотка.
В обычных обстоятельствах Кесси просто бы улыбнулась подобным комплиментам. Но сейчас ей было очень важно знать, что ответит Трейс, хотя она и делала вид, будто праздничный торт привлек все ее внимание.
— Ты забыл еще одно ее качество — смекалка деловой женщины, — вмешалась Лина, спасая Трейса от необходимости отвечать.
— Правильно, — пробормотал Аллен. — И как идут дела в галерее?
Вопрос был обращен к Кесси, но ответил Трейс:
— Судя по вечерам, которые она проводит за швейной машинкой, я бы сказал, что у нее, наверно, уже столько вещей, что ими можно заполнить не одну, а несколько галерей.
В этом невинном, казалось бы, замечании Кесси уловила упрек и понурила голову.
— И когда открытие? — спросил Аллен так, будто ничего не заметил. — Лина и я планируем быть там.
— В следующее воскресенье, — тихо ответила Кесси. Она так нервничала, что едва могла говорить.
Вдруг Лина прокашлялась и взволнованно посмотрела на мужа.
— Дорогой, по-моему, мне пора сделать признание.
— Мы снова беременны? — шутливо спросил Аллен, но Кесси видела, что глаза его светятся любовью.
— Нет, — засмеялась Лина. — Когда я говорила тебе, что ухожу вечерами на собрания, я лгала. — (Улыбка медленно сходила с лица Аллена.) — На самом деле я помогала Кесси в галерее.
— Здорово. — Аллен моргнул. — Но почему ты не сказала правду?
— Потому что… Кесси использовала часть моих старых работ в экспозиции. И сначала я не хотела, чтобы ты об этом знал, потому что…
Аллен перестал есть торт и серьезно посмотрел на жену.
— Значит ли это то, что я думаю, это значит?
— Это значит, — Лина глубоко вздохнула, — я была дурой, что так носилась со своим прошлым.
— Родная… — Аллен схватил руку жены. Между ними происходило что-то такое, что Кесси не вполне понимала. Аллен, казалось, был переполнен чувствами. Она непроизвольно посмотрела на Трейса и увидела, что он смотрит на нее, взглядом посылая благодарность. Даже если тепло в его глазах вызвано только радостью за Лину, Кесси было приятно его одобрение. У нее не осталось гордости — она слишком любила его.
Где-то вдали раздался телефонный звонок, и вскоре Бекки, дочь Лины, всунула голову в дверь столовой.
— Тетя Кесси? Дядя Трейс? Нетти сказала, что вам лучше приехать домой — Джейсон заболел.
Следующие двенадцать часов показались бы Кесси кошмаром, если бы Трейса не было рядом и он не помогал ей всю ночь нянчить Джейсона. Сначала краснуха, теперь крупозный кашель не давал им всю ночь уснуть. К полудню Джейсону стало немного лучше, и Кесси позволила себе расслабиться.
Трейс выглядел ужасно. После бессонной ночи — Джейсон успокаивался только у него на руках — морщины усталости легли на его лицо. Кесси уговаривала Трейса позвонить секретарю и отменить все назначенные встречи, а самому лечь спать. Но Трейс настаивал, что должен быть в банке, поскольку на вторую половину дня было назначено важное совещание, и вскоре уехал из дома.
И снова Кесси поймала себя на том, что восхищается человеком, за которого вышла замуж. Чем дольше Кесси жила с ним, тем лучше понимала, насколько она, впрочем, как и другие, в частности его семья, доверяет ему. Младший из Рамсеев, он больше, чем кто-либо другой из семьи, подходил на роль председателя правления.
Он очень много работал, и Кесси тревожило то, что он слишком мало отдыхает. Остаток этого дня она больше беспокоилась о муже, чем о Джейсоне, который совсем перестал капризничать.
Кесси проспала совсем немного, когда ее разбудил стук в дверь. Она с тревогой посмотрела на часы возле кровати — первый час ночи. Стук повторился.
— Нетти? — испуганно спросила она и села.
— Это Трейс, Кесси. Могу я войти? Мне надо поговорить с вами.
— Да, конечно. — Голос дрогнул. Кесси включила лампу и натянула одеяло до подбородка. — Джейсону стало хуже? — спросила она, когда он вошел в спальню в банном халате. Он, наверно, пришел к ней прямо из душа, потому что воздух немедленно наполнился запахом его мыла и свежести.
Трейс закрыл за собой дверь и подошел к кровати.
— Нет, я только что проверил его. Он крепко спит. И Джастин тоже.
— Когда вы вернулись домой? — Кесси с трудом сглотнула. — Я ждала вас к обеду до девяти, а потом поставила все в холодильник.
— Простите, я опять опоздал. Я только что приехал. — Морщины на его лице стали еще глубже, чем утром.
— Вам бы давно надо быть в постели, Трейс, у вас слишком усталый вид. Как прошло заседание?
У Кесси подступал к горлу истерический взрыв смеха. Он никогда раньше так поздно не заходил в ее спальню, а теперь они разговаривали будто нормально живущая супружеская пара.
— Вроде бы хорошо. Но я разбудил вас не для того, чтобы говорить о банковских делах. У меня к вам более серьезный разговор.
— О Лине и Аллене? Ее вопрос удивил его.
— Нет. О чем говорить, сейчас у них все хорошо, как никогда.
— Я как раз хотела спросить вас об этом. Почему Аллена так потрясли ее слова?
— Дело в том, что все годы, сколько они женаты, Аллеи втайне боялся, что Лина не забыла своего бывшего возлюбленного, потому и не желает говорить о живописи. Аллен не склонен разыгрывать представления, как вчера. Его шутливое поведение — ширма, скрывающая неуверенность и даже боль.
— Как глупо! — воскликнула Кесси. — Лина обожает Аллена. Она доверила свой секрет мне, и, уверяю вас, она уже много лет не вспоминает об этом человеке. Она попросила Аллена остаться в Сноуберде, когда все уедут, потому что ей хотелось пережить с ним второй медовый месяц.
Уголки его рта дрогнули.
— Каждому бы быть таким удачливым, как Аллен. После неожиданного признания Лины прошлым вечером, по-моему, он наконец поверил, что она всем сердцем любит его. И все это благодаря вам.
— Нет, не мне, Трейс. — Кесси покачала головой. — Вам. Это вы предложили поговорить с Линой. У вас просто дар делать каждому именно то, что ему надо. Мальчикам страшно повезло, что у них такой отец, как вы. — На последних словах голос ее упал.
— Хотел бы я знать, не мог бы этот дар, который вы мне приписываете, действовать где-нибудь поближе к дому.
У Кесси защемило сердце оттого, с какой горечью были сказаны эти слова.
— О чем вы? Что-то случилось? Горестная гримаса исказила его лицо.
— Когда я просил вас выйти за меня замуж, мы договорились, что, как только нам перестанет нравиться наше соглашение, мы подумаем, как решить эту проблему.
Хорошо, что Кесси лежала в постели, иначе ноги, несомненно, отказали бы ей.
— Я помню, — прошептала она. — Меня уже давно беспокоит ощущение, что вы несчастливы. По правде говоря, я сама хотела поговорить с вами об этом, но как-то все не было подходящего случая.
— Это моя вина, — помолчав, произнес он. — Я понимаю, я был несносен. Но, Кесси, я не могу продолжать так и дальше.
Оцепенение медленно ползло по ее телу, вызывая едва ли не физическую боль.
— Вам нет нужды продолжать. Я уеду. К ее удивлению, Трейс страшно возмутился:
— О чем, черт возьми, вы говорите? Я пришел сказать, что мне осточертел наш договор и я прошу вас спать в моей постели.
Когда смысл его слов дошел до нее, Кесси бросило в жар. Она ошарашенно вскинула на него глаза. Увидев ее изумление, он покачал головой.
— Жить с вами в одном доме — и не иметь возможности прикоснуться к вам! Я с ума схожу от одной мысли об этом. Уверен, после той ночи вы не сомневаетесь, как сильно я хочу вас. Я с трудом отпустил вас тогда.
Его признание открыло Кесси глаза. Когда он сел на кровать рядом с ней и провел пальцем по ее разгоревшейся щеке, желание сжигало его, она видела это, тут не могло быть ошибки.
— Мне до боли хочется ласкать вас, держать вас в объятиях всю долгую ночь, и мне известен только один способ, как разрешить эту проблему.
В следующий момент его рот поглотил ее губы, с силой откинув назад на подушку ее голову. На мгновение Кесси перестала слышать свое сердце, говорившее, что между желанием мужчины и любовью существует огромная разница. Его губы будили в ней такое пьянящее чувство, что она меньше всего на свете хотела сейчас остановить его.
Но когда он откинул одеяло, чтобы лечь рядом, Кесси невольно вспомнила о Джейсоне. Трейс сам признался ей, что никогда бы не женился на Глории, если бы не Джейсон. Результатом их страсти стал ребенок. Именно страсти, а не любви. Потому-то они и разошлись вскоре после его рождения.
Кесси любила Трейса с такой силой, о какой он даже не подозревал. Что касается его чувств, она прекрасно понимала, что для него это просто еще одна ночь страсти. Сексуальное удовлетворение — и никакого глубокого чувства, которого так жаждало сердце Кесси. Удовлетворение желания — это все, что он в ней видел, и так получилось, что она оказалась под рукой! Слово «любовь» даже не упоминалось. Когда она надоест ему, они снова начнут жить как соседи.
Ужаснувшись подобной перспективе, Кесси оттолкнулась от него и вскочила. Трейс тоже встал. Они стояли и смотрели друг на друга каждый со своей стороны кровати. Трейс пригладил рукой растрепавшиеся волосы. Жест такой волнующий, что Кесси закрыла глаза, чтобы не поддаться зову своего тела. Он никогда не узнает, чего ей стоило отказаться от его ласк.
— Желание, похоже, испытываю лишь я один.
— Так нельзя, если двое не любят друг друга, — с трудом выдавила из себя Кесси.
Молчание, казалось, длилось целую вечность. Наконец он сказал:
— Для меня просто непостижимо, как такая теплая, красивая, соблазнительная женщина, как вы, может пройти по жизни, не испытав радости физической близости. Я сделал ошибку, попросив вас пойти на это нелепое соглашение.
После его слов Кесси потеряла всякую надежду на то, что он когда-нибудь полюбит ее.
— Что касается… я… я была довольна этим соглашением, — запинаясь, пробормотала она. — Мне очень жаль, что оно не сработало так, как вы того хотели, но ведь вы вольны проводить свободное время с кем угодно. И никто ни о чем не спросит.
Его лицо казалось вырезанным из камня.
— Вы правы. Я и в самом деле волен делать то, что хочу, — буркнул он.
— А я могу уехать сразу после открытия галереи.
— Нет! — порывисто воскликнул он. — Мальчики обожают вас, да и для вас они — единственный смысл жизни. Проблемы, которые возникли между нами, мои и только мои. — Он вышел из комнаты, не взглянув на нее.
Кесси не могла и представить свою жизнь без него, поэтому обрадовалась, что он так резко отрицательно воспринял ее предложение уехать. Но когда Трейс ушел, Кесси рухнула на постель и зарылась лицом в подушку, чтобы заглушить рыдания.
Вопреки ее ожиданиям всю следующую неделю Трейс был удивительно добр и заботлив и ни разу не упомянул о той сцене у нее в спальне. Каждый вечер он рано возвращался домой, чтобы побыть с детьми, а Кесси могла готовиться к открытию выставки. Это напомнило ей первые недели их брака, когда между ними установились легкие товарищеские отношения и они вместе наслаждались радостями заботы о детях.
Но тогда она еще питала надежду, что Трейс когда-нибудь полюбит ее и их брак станет полноценным. Теперь же ей оставалось всю свою нежность отдать детям, а силы — работе, чтобы не замечать ноющей пустоты в душе, заполнить которую мог только Трейс.
В пятницу во второй половине дня, когда Кесси заканчивала последние приготовления к открытию галереи, она вдруг услышала знакомый голос, окликнувший ее.
Она быстро обернулась — перед ней стоял высокий, худощавый мужчина с темно-русыми волосами и не спускал с нее глаз.
— Рольф!
В суете и заботах она совершенно забыла о его приезде в Финикс.
— Кесс, ты выглядишь потрясающе. — Он протянул руки, а она подбежала к нему и крепко обняла. — Я скучал по тебе, — шепнул он ей в волосы.
— Я тоже по тебе скучала. — По тому, как он обнимал ее, Кесси поняла, что Рольф собирается поцеловать ее, и быстро высвободилась из его объятий. — Я и не знала, что ты в городе.
— Я прилетел час назад и позвонил по телефону, который дала мама. Твоя экономка сказала, что ты здесь, и я решил, что явлюсь в галерею и удивлю тебя.
— И правда удивил. — Кесси улыбнулась. — Ты привез с собой свою невесту?
— Я думал, — он нахмурился, — ты поняла из телеграммы, что я больше не помолвлен с ней.
— И ты думал, что снова войдешь в мою жизнь и мы начнем все заново, словно ты и не уезжал?
И в этот момент Кесси заметила, что в галерею вошел Трейс и направляется к ним. В руках у него был пакет с только что зажаренным цыпленком. Кесси так удивилась и так была потрясена тем, что он позаботился принести ей обед, что больше всего на свете сейчас хотела отправить Рольфа куда-нибудь за тысячу миль отсюда.
— Трейс, это Рольф Тимпсон. Рольф, рада представить тебе моего мужа, Трейса Рамсея.
Двое мужчин оценивающе смотрели друг на друга, Трейс кивнул, но руки не подал.
— Что у вас за дело, Тимпсон? Моя жена занята подготовкой к открытию своей галереи. Сейчас не лучшее время наносить ей визиты.
Рольф скользнул взглядом по Кесси.
— Она знает, почему я здесь. Кесси и я самой судьбой предназначены друг для друга. Я сделал ошибку, когда разорвал нашу помолвку — был слишком нетерпелив. Но я усвоил урок и теперь хочу вернуть Кесси, сколько бы времени на это ни потребовалось.
— Слишком поздно, — вмешался Трейс, прежде чем Кесси успела открыть рот. — Теперь Кесси моя жена.
Но Рольф не отступил и продолжал пытливо смотреть на Кесси.
— Но я знаю ее настоящие чувства. И у меня есть письмо, доказывающее это. Она вышла за вас, чтобы быть рядом с ребенком Сьюзен. И ничего больше.
Боже милосердный! Письмо. Кесси и забыла о нем. Но ведь она писала его до того, как вышла замуж за Трейса и влюбилась в него.
Трейс помрачнел.
— Правильно, Тимпсон. Но теперь она мать двух моих детей, и все между нами останется по-прежнему. Счастливого пути назад в Сан-Франциско. — Трейс положил пакет с цыпленком на стол и как-то странно взглянул на Кесси. — Уверен, что скоро увижу вас дома. Достаточно рано, чтобы помочь уложить мальчиков.
— Конечно, — тихо ответила она. — Спасибо за обед. — Кесси собралась было поцеловать его в щеку, но Трейс уже повернулся и вышел из салона.
Рольф молча смотрел на нее, Кесси тоже ничего не говорила.
— Я что-то не так понял? Твое письмо…
— Ты все понял правильно, — прервала его Кесси. — Но я писала его до того, как вышла замуж за Трейса.
Снова наступило долгое молчание.
— Ты любишь его?
— Да.
Он шумно втянул воздух.
— Ты никогда не любила меня, но я этого не понимал.
— Я всегда любила тебя, Рольф… как брата. — У нее на глаза набежали слезы. — Ты самый замечательный человек, какого я знаю, помимо Трейса.
— Я все испортил, когда порвал наши отношения.
— Нет. Разве ты не понимаешь? Если бы ты по-настоящему любил меня, как я люблю Трейса, ты бы никогда не уехал. Но ты уехал, потому что чувствовал, что между нами нет настоящей привязанности. И даже если твоя помолвка с женщиной, которую ты встретил в Бельгии, длилась недолго, все равно это доказывает, что ты был готов к новой связи.
— Я никогда не забуду тебя, Кесс.
— И я всегда буду помнить тебя. — Кесси улыбнулась. — Ведь ты моя первая любовь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Единственный выход - Уинтерз Ребекка

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Единственный выход - Уинтерз Ребекка



Незатейливое чтиво. Но вечерок скоротать можно.
Единственный выход - Уинтерз РебеккаЮлия Р.
26.10.2012, 11.11





Миленько!
Единственный выход - Уинтерз РебеккаAda Vong
26.10.2012, 14.14





Никакой, затянутый и наивный.
Единственный выход - Уинтерз РебеккаТаня
28.04.2013, 20.45





Никакой, затянутый и наивный.
Единственный выход - Уинтерз РебеккаТаня
28.04.2013, 20.45





мало страсти. а такое не паханное поле-она девственница,берегущая себя для мужа,он весь такой любящий-что жалко было одну сцену страсти написать?сухо вобщем
Единственный выход - Уинтерз РебеккаТанита
29.04.2013, 8.11





А мне понравился роман.Я вообще люблю романы,где присутствуют дети.Они же непременное следствие любви!
Единственный выход - Уинтерз РебеккаЛюдмила
5.11.2013, 21.40





Прекрасный роман. Мне понравился 30.10.2014.
Единственный выход - Уинтерз РебеккаГалина
30.10.2014, 19.21





В начале более интересен, затем немного затянуто и обычные разборки кто любит, а кто нет. Один раз прочесть.
Единственный выход - Уинтерз РебеккаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
25.11.2014, 11.49





Бред
Единственный выход - Уинтерз Ребекказлой критик
26.09.2015, 5.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100