Читать онлайн Вторая жизнь, автора - Уинстон Энн Мэри, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вторая жизнь - Уинстон Энн Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.7 (Голосов: 106)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вторая жизнь - Уинстон Энн Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вторая жизнь - Уинстон Энн Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинстон Энн Мэри

Вторая жизнь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Вечером следующего дня Марина мыла посуду, пока Бен купал Дженни. Уложив малышку в кроватку и укрыв ее одеялом, Бен обнял Марину за плечи и повел в гостиную.
— Через три дня Рождество. Может, поговорим о дате нашей свадьбы?
На мгновенье она прислонилась головой к его плечу, испытывая удовольствие от его сильного тела.
— Чем скорее, тем лучше.
— В канун Нового года?
Она остановилась и повернулась к нему лицом.
— Что?
— Тридцать первого числа. Наша свадьба. Она улыбнулась и покачала головой.
— Конечно, это будет самое скромное торжество, придут только твоя мама и моя сестра. Но тебе не кажется, что мы немного спешим? Ведь осталось всего девять дней.
— Ну и пусть. Что надо сделать?
Она подумала обо всех поводах, которые могли бы отодвинуть их свадьбу. Но потом поняла, что большинство причин не выдерживают критики.
— Немного цветов, ужин где-нибудь и фотограф. Ладно, я согласна, дел не так много. А пастор обвенчает нас в канун Нового года?
— Я уже узнавал, — самодовольно ответил он. — Нас могут обвенчать через сорок восемь часов после моего заявления, и больше ничего не требуется.
Она шагнула вперед и импульсивно обняла Бена.
— Я с удовольствием выйду за тебя замуж в канун Нового года!
— Вот и хорошо, что ты согласна. Завтра я займусь бумажными делами и позвоню пастору.
— А я могу надеть свои старые кольца, если они подойдут мне.
Бен улыбнулся и покачал головой:
— Надо купить новые. Люди нас осудят, что ты наденешь кольца Кэрри.
— Люди нас осудят в любом случае, — предсказала она, снова положив голову ему на плечо и обнимая его за шею. — Они будут порицать нас за неприличную спешку с венчанием.
— Пусть катятся к черту! — Бен прижал ее к себе, чтобы их тела уютно соприкасались, затем приподнял се лицо и поцеловал, вложив в свой поцелуй все свое яростное желание. — Я не буду переносить срок ни на один день сверх того, что необходимо. Мы и так уже потеряли полгода, когда могли бы быть вместе.
— Но мы получили второй шанс, — напомнила она, касаясь ладонями его спины и лаская упругие мускулы.
— Слава Богу, — пробормотал Бен, и в словах этих явственно прозвучал их буквальный смысл. — Теперь, когда мы договорились о дате венчания, можно подумать и о том, как развязаться с магазином. Если Джилиан захочет купить твою долю, мы согласимся на ее условия. У тебя теперь снова все время будет занято семьей.
Марина нахмурилась. Она не хотела заводить сейчас этот разговор, но у нее не оставалось выбора.
— Бен, я думаю, что буду продолжать работать в магазине неполный рабочий день. У меня есть свои обязанности. Я нужна Джилиан.
Тело Бена напряглось. Он опустил руки, обнимавшие ее, и в его голосе прозвучало обвинение:
— Дженни и мне ты тоже нужна. У тебя масса обязанностей дома — на полный рабочий день.
— Я думаю, надо нанять кого-нибудь, кто приходил бы убираться, — сказала она тихим голосом. — Тогда я могла бы вести дом и по-прежнему работать.
Бен бросил на нее скептический взгляд.
— Это нелепо. И в этом нет необходимости, ведь тебе не нужно работать. Я зарабатываю достаточно, и тебе не надо работать из-за того, что не хватает денег. — Он умоляюще протянул руки. — Я не понимаю, откуда у тебя эта тяга быть владелицей магазина? Раньше ты была вполне счастлива.
— Неужели? — Она глотнула и ощутила, что горло будто наждачной бумагой оцарапано. — Бен, пожалуйста, попытайся понять. Дело не в тебе. Я могла бы никогда не работать, если бы осталась Кэрри Брэдфорд. Но я не осталась ею. И женщина, которой я стала, мне нравится. «Детский городок» бросает мне вызов. И мне хорошо оттого, что я могу ответить.
Бен молчал, и у нее екнуло сердце.
— Я люблю тебя, — отчаянно сказала она. — Чувства, которые я испытываю к тебе, не имеют ничего общего с моим желанием работать в магазине. Я надеюсь, что и твои чувства ко мне не основаны на желании иметь кроткую маленькую жену, запертую в твоем доме.
Эти слова ранили Бена. Они напомнили ему о том, что говорила его мать только вчера. Чувство вины заставило его обороняться.
— Конечно, нет. Просто я еще не привык к мысли, что моя жена хочет сделать карьеру.
— Я знаю, ты можешь обеспечить свою семью. — Она сделала шаг к нему и положила руки ему на плечи. — Магазин — это то, что нужно здесь. — Ее рука страстным жестом коснулась груди. — Не для того, чтобы оплачивать счета, не для того, чтобы сбежать от детей или сохранить независимость от тебя, а просто потому, что мне нравится это дело. Ты понимаешь, что это значит?
Ему понадобилась вся его выдержка, чтобы не отвернуться от нее. Ростки надежды, которые теплились в его сердце с тех пор, как она вернулась, завяли и умерли. Бен понял: что бы он ни сказал, это теперь уже не изменит ее решения. Даже если у них появится еще один ребенок, она не хочет сидеть дома. А он не хочет, чтобы их второй ребенок появился на свет при таких неблагоприятных обстоятельствах.
Вслух же он сказал:
— Нет, не понимаю. Я считаю, что быть моей женой и матерью моих детей — важная работа и что ты будешь целиком поглощена этой работой. — Его руки медленно поднялись, легли на ее запястья. Он боролся с собой, разрываясь между любовью и разочарованием. — Я буду честным, — вздохнул он. — Меня не прельщает перспектива иметь работающую жену. Из-за этого у нас наверняка будут ссоры по поводу воспитания детей, ведения хозяйства, приготовления еды, планирования отпусков… И я не могу себе представить, как мы будем управляться со вторым ребенком.
Хорошо, что она не успела рассказать ему о своих подозрениях! Услышав нотку подавленности в голосе Бена, она инстинктивно бросилась утешать его — ведь жизнь его так круто изменилась!
Она дотянулась до его руки, успокоившись уже оттого, что он не отдернул ее. Он должен понять, что они могут преодолеть все трудности. Что они уже пережили и победили самые страшные кошмары. Господи, имеет ли он хотя бы отдаленное представление о том, как я его люблю ?
Большим пальцем она начала медленно гладить его покрытую волосами кожу. А когда поднесла его ладонь ко рту, открыто встретила его взгляд.
— Мы выберемся. Я обещаю. — Отважившись, она начала слегка покусывать кожу у основания его большого пальца. Потом медленно провела языком по указательному пальцу до самого кончика, взяла его в рот и нежно пососала.
Боль ушла из его глаз, подобно тени, бегущей от солнца; его веки опустились и отяжелели. Она слышала, как воздух врывается и вырывается из его легких, а возбуждающие волны нацелены на ее живот, где они накапливаются, точно тугой шар. В каждом ее движении трепетал опьяняющий вкус женской силы. Раньше она не была активной, и Бен всегда играл первую скрипку в любви.
— Пошли в кровать, — прошептала она ему в ладонь.
Переплетя свои пальцы с его, она повела Бена через коридор в затемненную спальню с дубовой кроватью, которую она так и не разрешила ему убрать. Когда они дошли до середины комнаты, она остановилась, покачала головой и отступила в сторону, когда он поднял руки, чтобы раздеть ее.
— Подожди. Я сама.
Он стоял, подобно статуе, и только пламя, прыгавшее в его глазах, предупреждало об огромном самообладании, которого требовала от него эта просьба. Она медленно отступила на шаг, затем еще на шаг, оставив туфли. Врожденная стеснительность вместе с чувством неуверенности и недовольства своим новым телом чуть не остановили ее. Но она отбросила это и стала искать успокоение в теплоте его взгляда. Зеленые горящие глаза сужались, а ноздри расширялись при каждом вдохе.
Она расстегивала одну за другой маленькие перламутровые пуговички деловой блузки. Его взгляд был устремлен на щелочку, которая образовалась, когда она расстегнула всю блузку и полочки разошлись. Бен облизнул губы, его грудь поднималась и опускалась. Марина улыбнулась. Она встряхнула плечами, и блузка упала, обнажив кружевную комбинацию цвета слоновой кости, а под ней того же цвета бюстгальтер. За этим последовали юбка и колготки, оставив ее во французских трусиках, подобранных в тон ко всему остальному. Она мысленно поблагодарила первую Марину за ее изысканный вкус. Пока она шла несколько футов до Бена, его адамово яблоко прыгало, а кулаки сжались.
— Дразнишь, — хрипло выдавил он. Она засмеялась.
— Одеться? — Это был голос женщины, ставшей вдруг уверенной в своем очаровании.
— Подойди, — потребовал он.
Она приблизилась на один шаг, а после второго ее грудь оказалась прижатой к его груди, а живот — к его животу. Она дерзко просунула ладонь между ними; найдя молнию на его шерстяных брюках, потянула ее вниз, чувствуя, как пульсирующее доказательство его страсти толкается в руку. Улыбаясь и глядя ему в глаза, она нежно обхватила его плоть. Услышав резкий, мучительный стон, она отняла руку.
— Продолжай. Продолжай! — Почти безумно он схватил ее руку и положил на прежнее место, накрыв своей ладонью и придав ей ритм движений, который был нужен ему.
Она была взволнована его возбуждением больше, чем могла себе представить. Настойчивая пульсация внизу живота приводила ее в смущение. Ее соски стали упругими и набухли. Она сорвала с него рубашку, затем потерлась о его грудь, ощущая его волосы на своей груди, а он просунул ногу между ее ног. Она не противилась, с готовностью приняла его мускулистое бедро.
Дыхание его стало прерывистым, голова откинулась назад, черты красивого лица исказились, когда он отдался во власть ее маленькой ладони.
Другой рукой она расстегнула пуговицу на поясе брюк, и они полетели вниз, освободив из заключения его тело.
Когда она погрузила руку в его плавки и взяла в ладонь горячую шелковистую плоть, он тяжело выдохнул и чертыхнулся, а когда она мягко отняла руку, стиснул зубы и резко втянул в себя воздух.
— Да! — Это был стон, страстная мольба. Его руки обхватили ее за плечи, затем стали лихорадочно и бессмысленно водить вверх и вниз по спине. Нащупав кружево комбинации, он дергал ее вверх до тех пор, пока она не сморщилась в его руках и он не добрался до застежки бюстгальтера.
Она помнила эти мгновения, когда эластик впивается в тело, натянутый его руками. Наконец она получила благословенную свободу, и он стал срывать с нее остатки одежды в сумасшедшей спешке, а чтобы снять крохотные трусики, встал на колени. Наконец она осталась совершенно нагая в своей великолепной красоте.
Он не сразу поднялся с колен. И снова какой-то бесенок вселился в нее, и она стала двигать бедрами, приглашая его. Он сразу принял это приглашение: взял в руки ее ягодицы, не давая ей сдвинуться с места, и прижался ртом к нежным завиткам волос внизу живота.
Горячее дыхание иссушало ее, она сжала руками его голову. Через мгновение она почувствовала дразнящее прикосновение его языка к пульсирующему холмику, спрятавшемуся за мягкими складками ее тела. Она вскрикивала, когда Бен прикасался к нему языком, сжимала колени, когда они готовы были уступить ему. Вскоре он стал действовать более настойчиво, и она была потрясена, когда почувствовала его зубы на самой чувствительной плоти.
Она попыталась вырваться, инстинктивно защищаясь. Но он с глубоким гортанным смехом снова притянул ее к себе и дал полную свободу своему языку бить и грабить сладкое сокровище, которое он захватил. Она стонала и раскачивалась. Сознание отступало, существовал только он, только прикосновения его языка, его зубов и его рук. В животе рос сгусток энергии, набирал силу, черпая ее в диких требованиях, которые он предъявлял к ее телу.
Было бы так легко уступить, целиком сдаться ему, чего он и добивался. Но она сопротивлялась, не желая подчиняться его власти. Хотела быть равным партнером в этой игре. Она схватила его за волосы и оттягивала его голову назад, пока он не застонал и не отпустил ее.
И тут она опять увидела мощное, нацеленное на нее копье. Это зрелище разожгло в ней пламя. Она взяла его за плечи и стала отклонять назад до тех пор, пока он не подчинился и не растянулся перед ней во весь рост.
Тогда она села на его верхом, с удовольствием любуясь им. Наклонившись, она крепко обхватила его ногами и потерлась о его упругое, гладкое, мужественное тело. Бен вздрогнул, его спина выгнулась дугой, и знак его пробудившегося желания вырвался на свободу и ударил ее. Он положил руки ей на бедра, и большие пальцы снова оказались на влажном, набухшем узелке нервов, который он ласкал минуту назад. Ее тело кричало и умоляло о том, что она может от него получить. И она не стала больше ждать. Поднявшись на колени, она изогнула бедра дугой, заманивая его в западню, и упала на него. Если бы она с таким самозабвением не отдавалась происходящему, то ее смутило бы, как легко ее тело приняло его.
— Аххх… — Его веки были плотно сжаты; она чувствовала, как его плоть пульсирует в ней.
Она снова поднялась, затем опустилась, чувствуя при каждом движении, как он сильным толчком пронзает ее, а затем отпускает. Теперь ее дыхание тоже стало неровным; она стонала, снова и снова поднимая и опуская свое тело, и увеличивала скорость до тех пор, пока они не превратились в единое безумное целое.
Конец был совсем близко. Она почувствовала, что Бен внезапно ускорил движения. Посылаемые ей удары заставили ее сжиматься и расслабляться в такт его движениям — неудержимо, конвульсивно — до тех пор, пока оба не слились в последнем порыве наслаждения.
Медленно, без сил она упала к нему на грудь и только тогда поняла, что они лежат на ковре посредине комнаты. Долго-долго они лежали так, слушая учащенный пульс друг друга.
Наконец она приподнялась на руках и оперлась о его грудь, чтобы увидеть его глаза.
В глубине их светилось изумление.
— Где ты научилась быть такой тигрицей? Она пожала плечами.
— Кажется, все было хорошо.
— Конечно.
Марина невольно поежилась:
— Бррр. На полу холодно.
— Пойдем на кровать. — Он нежно отодвинул ее, поднялся на ноги и протянул ей руку. Но когда она встала, Бен вдруг выругался.
Она была поражена изменившимся выражением его лица — оно стало неприятным и злым. Каким бывало раньше.
— Что случилось?
— Опять мы забыли предохраниться. Она улыбнулась, надеясь подбодрить его:
— Это не важно.
— Для меня важно. Пока мы не договоримся о наших планах на будущее, это очень важно. — Он отпустил ее руку и повернулся к ванной. — Иди в кровать.
Она стояла в растерянности, пока он не исчез за дверью ванной, затем медленно откинула одеяло и легла на кровать. В животе появилась холодная, неподвижная тяжесть. Это прозвучало, как его окончательное решение. Что бы он сказал, если б узнал о ребенке?
Она смотрела в потолок невидящими глазами, чувствуя, как согревается в одеялах, точно в коконе. Минутой позже дверь ванной открылась и свет выключился. Бен прошагал через комнату, и ее обдало прохладным воздухом, когда он скользнул в постель.
Марина протянула руку и положила ему на грудь. Кожа была прохладной, а когда он повернулся к ней и обхватил ее руками, она испытала такое облегчение, что беспокойство отступило.
— Я люблю тебя, — прошептала она у него на груди.
— Я тоже люблю тебя. — Он коснулся ее макушки легким, как шелест ветра, поцелуем. Его дыхание стало ритмичным и тело расслабилось. Она решила, что завтра обязательно купит комплект для анализа на беременность. Бен любит ее. Возможно, он расстроен ее желанием работать, но они решат эту проблему. Он будет очень рад, узнав о ребенке.
23 декабря у всех короткий день, и Марина тоже планировала работать только до полудня. Каждый раз, глядя на часы, она обещала себе, что больше не будет на них смотреть.
Несколько раз она ловила взгляды Джилиан, украдкой следящей за ней. Наконец Марина спросила:
— Что случилось? Может, у меня рог на лбу вырос?
— Просто я хочу узнать, как ты себя чувствуешь. Не обижайся. — Джил усердно работала метелкой из перьев, обметая пыль с модели детского поезда.
Марина испугалась. А потом поняла, что сестру все еще беспокоит вчерашняя сонливость.
— Я чувствую себя отлично. — Она знала, что глупо улыбается, но ничего не могла с собой поделать. Она была почти уверена, что беременна. Однако приподнятое настроение немного испортилось, когда она вспомнила злое лицо Бена прошлой ночью. Но она решительно выбросила это из головы. Он будет так доволен! Может, на этот раз у них родится сын, маленький мальчишка, которого он будет учить играть в бейсбол или в гольф…
В ту минуту, когда стрелки часов показали час, она схватила пальто и сумочку.
— До завтра.
— Не опаздывай, — сказала Джил ей вслед. — У нас всегда много работы в канун Рождества.
— Да, ты говорила. Не беспокойся. Я приду вовремя.
По дороге домой она забежала в аптеку. Это заняло больше времени, чем она ожидала. Кто бы мог подумать, что существует так много тестов для определения беременности? Наконец она остановилась на том, который можно использовать немедленно, не дожидаясь утра, и заспешила к машине.
Дома все три зверя радостно приветствовали ее. Сбросив пальто в прихожей, она потрепала каждого, удивившись, как легко Мейджер принял двух новичков в свой дом. Затем, последний раз погладив Клауда, пошла в спальню с драгоценным пакетиком.
Ответ был готов очень быстро.
Ребенок! Она и сама почти уже не сомневалась в этом, но чувства переполнили ее, когда она увидела доказательство своим предположениям. Слезы радости жгли глаза. Она спрыгнула с края кровати, на которой сидела, и закружилась по комнате, затем импульсивно схватила телефон.
Секретарь Бена сразу соединила ее.
— Бен Брэдфорд.
Его низкий голос заставил ее улыбнуться, и у нее потеплело на сердце.
— Привет, Бен Брэдфорд.
— Привет. — Тон голоса был сердечный. — Я только что думал о тебе.
— Да? А конкретнее? Можешь рассказать по телефону?
Он отрывисто засмеялся:
— Конечно, нет. — И помолчав, спросил:
— Где ты сейчас?
— Дома, — ответила она низким, обольстительным голосом.
— Дженни все еще у мамы?
— Ага. Мне кое-что надо сделать до того, как я ее заберу.
— Моя помощь требуется? — Он улыбался, она поняла это по его голосу.
— Вполне возможно. Ты можешь сейчас уехать?
Послышался звук закрываемого ящика письменного стола.
— День тянется бесконечно. В любом случае я уже собирался заканчивать. Жди меня через двадцать минут.
— Смотри, чтобы тебя не оштрафовали за превышение скорости.
Просто чудо, что его не оштрафовали, подумала она, когда полчаса спустя он входил в дверь. Она сидела в гостиной, репетируя, что будет говорить, и вскочила, когда он вошел в дом.
— Привет.
Он шутливо взглянул на нее, бросил пальто на стул.
— Не притворяйся удивленной. Я четко помню, как ты меня искушала приехать домой.
Она нервно хихикнула, не зная, как начать, хотя и ждала этого момента. Может быть, пусть вначале он сядет? И она первая села на кушетку.
Бен двинулся по ковру к ней, глаза у него горели.
— Не так часто дом остается в нашем распоряжении. Может быть, организуем вечеринку для двоих перед камином?
Это звучало заманчиво. Но сначала она хотела рассказать ему, чтобы потом вместе отпраздновать.
— Бен, сядь, пожалуйста. — Она похлопала по подушке кушетки, приглашая его сесть. Он остановился перед ней.
— Может, сначала зажечь камин?
— Нет! — Вскочив на ноги, она обвила руками его шею, а когда он прижал ее к себе, почувствовала мгновенную реакцию его тела. — У меня есть для тебя очень важная новость, — прошептала она ему на ухо.
— Какая?
— Угадай!
Он слегка отодвинулся и внимательно посмотрел на выражение ее лица.
— Никаких предположений. Но вижу, что именно это сделало тебя счастливой.
Она ждала.
Он медлил.
Она наклонилась вперед и коснулась губами его губ.
— Ты скоро снова будешь отцом.
— Что?
Она засмеялась:
— Я сказала, что ты… — Но слова застряли у нее в горле, так как он поднялся, оторвал от себя ее руки и сделал шаг назад.
— Ты беременна?
— Да. — Страх душил ее, но она продолжала:
— У меня была задержка, и я сделала домашний анализ на беременность, теперь я почти уверена. Это произошло в тот первый раз. — Пожалуйста, скажи, что ты хочешь этого ребенка. Господи, сделай так, чтобы он сказал мне, что хочет этого ребенка!
Бен сжал руки, потом разжал, повернулся к большому окну и уставился на лужайку.
— Боже! — только и вымолвил он. Она не должна заплакать. Она не заплачет. Гнев овладел ею, и она была рада этому, боясь, что страх и страдание победят, если она им уступит.
— «Боже» — это все, что ты можешь сказать? Он обернулся, и она отступила на шаг, увидев ярость в его глазах.
— А что я должен сказать, Марина? Трудно радоваться появлению второго ребенка, если у тебя нет времени даже для одного, который у нас уже есть. Дети требуют много заботы, не забывай. Кто будет растить детей, пока ты будешь работать в своем драгоценном магазине? — Горечь этих слов разрезала воздух между ними, как остро отточенное лезвие.
— Я сокращу часы работы. Иногда я смогу брать детей с собой в магазин. — Она ненавидела себя за этот тон: как будто бы она просила. Но это была не сделка, условия которой надо оговаривать!
— Конечно. У тебя найдется свободное время, чтобы изредка приготовить еду, иногда поехать куда-нибудь всей семьей, случайно вместе провести отпуск. Добрый старый Бен, он воспитает детей, так как у тебя нет времени…
Ее рука поднялась прежде, чем она смогла об этом подумать. Она дала ему пощечину и закричала:
— Прекрати это!
Его молчание оказалось более ужасным, чем издевательские слова. Она протянула руку, чтобы извиниться, утешить, но он увернулся от ее прикосновения.
— Уйди от меня. — В словах не было горячности, это была просьба, мольба уставшего человека. — Оставь меня в покое.
Джилиан открыла дверь своей квартиры не сразу. За ее спиной стоял высокий молодой викинг, которого, кажется, взволновало внезапное вторжение.
— Привет, Марина. О Господи! Что с тобой случилось? — Джил обняла стоявшую на пороге Марину.
Она бесцельно несколько часов моталась на машине по городу; сидела в парке до тех пор, пока не стало невыносимо холодно. Она собиралась как ни в чем не бывало спросить, можно ли остаться у Джил, в свободной комнате. Но слова вдруг застряли в горле. Она села, несчастная и опухшая от слез, в гостиной, печально глядя на мерцающую огнями огромную рождественскую елку, пока ее сестра с бездушной поспешностью выпроваживала викинга. Затем Джилиан принесла воды и огромную коробку бумажных носовых платков.
Джилиан выхватила один платок из коробки и промокнула Маринины слезы.
— Скажи, дорогая! Скажи мне, что случилось. Что он тебе сделал?
При мысли о «нем», к которому относились слова Джил, слезы потоком хлынули по ее щекам.
— Я беременна, — выпалила она. — А Бен не хочет ребенка.
— Бен не хочет?.. — Радостное выражение на лице Джилиан сменилось жестким. — Я ему этого не спущу. — Она вскочила на ноги, бросилась к стенному шкафу, сдернула с вешалки первое попавшееся пальто и начала втискивать руки в рукава. — Мерзавец! Грязный, вонючий мерзавец. Если он думает, что можно поиграть с моей сестрой, а потом выбросить ее, ему, черт возьми, придется задуматься. Я оторву его грязный, маленький…
— Джил! — Марина вскочила и стала оттаскивать ее от двери. — Нет! Это ничего не решит. Ты не понимаешь.
Джилиан упрямо сопротивлялась Марининым усилиям оттащить ее от двери.
— Тогда объясни мне. Расскажи все, чтобы я поняла, почему Бен не хочет твоего ребенка.
Марина судорожно глотнула. Голова ее разрывалась от пролитых слез, и единственное, чего ей хотелось, — это свернуться клубочком и забыть обо всем на свете. Но Джилиан была в ярости, Марина никогда не видела ее такой. И если она сейчас поедет к Бену, то только испортит все дело.
Она снова потянула Джил за руку.
— Пойдем, посиди со мной. Мне нужен друг, а не защитник.
Напряжение продлилось еще минуту, затем Джилиан вздохнула и немного успокоилась.
— Извини. Я стала неуравновешенна после несчастного случая с тобой. — Она отбросила пальто в сторону и вернулась с Мариной к кушетке. — Хорошо. Обещаю не убивать его. Пока. Объясни мне все.
Говорить о Кэрри как об отдельном существе, как об умершем человеке было труднее, чем она могла себе представить.
— Ты знаешь, что первая жена Бена была домохозяйка? — начала она. Джилиан кивнула, проблеск понимания засветился в ее глазах. Марина начала с этого момента и рассказала сестре, насколько могла подробно, о тупике, в котором оказались они с Беном. И пока рассказывала, успокоилась, что удивило ее, ведь у нее не было сестры или даже близкого друга, с которым можно было бы поделиться. Всех их заменял Бен — еще с той поры, когда они вместе учились в колледже.
— И что ты собираешься делать? — спросила Джилиан, когда она окончила свое повествование.
Марина пожала плечами, и на ее глаза снова навернулись слезы.
— Я не Кэрри Брэдфорд. Я не буду счастлива, если брошу свою работу, а это, совершенно однозначно, расстроит мою свадьбу. — Ее голос задрожал. — Нет никакого способа решить эту проблему. Единственное, что надо сделать, — это уйти из жизни Бена прежде, чем мы истерзаем друг друга. Я оставлю этого ребенка, даже если он его не хочет. И я его сохраню, что бы ни случилось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вторая жизнь - Уинстон Энн Мэри

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Вторая жизнь - Уинстон Энн Мэри



я этот роман читала 10 лет назад но воспоминания о нём до сих пор ,душевный
Вторая жизнь - Уинстон Энн Мэринаташа
26.07.2012, 13.43





хоть бы в жизни так было
Вторая жизнь - Уинстон Энн Мэрилуиза
24.10.2012, 20.01





Чудесная книга. А есть еще похожие?
Вторая жизнь - Уинстон Энн МэриМария
30.01.2014, 11.08





Что то подобное есть у Лэм Шарлоты "Жизнь за любовь.
Вторая жизнь - Уинстон Энн МэриAqaTa
30.01.2014, 11.28





Просто потрясающе!!! Необычно. 10 баллов.
Вторая жизнь - Уинстон Энн МэриЛАУРА
2.02.2014, 7.25





Прочитала и так и не поняла, чего она постоянно претензии ему предъявляла? парень, наоборот, старался. многие бы позавидовали ей - сидеть дома и ни в чём не нуждаться. ну а обоюдная страсть героев размножаться, как кролики, так и вовсе повергла в тупик. по мне, так и один ребёнок - это уже чудо! лучше брать качеством, нежели количеством! но в любом случае, книга не плохая.
Вторая жизнь - Уинстон Энн МэриИринка
25.06.2014, 4.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100