Читать онлайн Золотоволосый капитан, автора - Уинстед Линда, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотоволосый капитан - Уинстед Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотоволосый капитан - Уинстед Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотоволосый капитан - Уинстед Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинстед Линда

Золотоволосый капитан

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Квент сдержал обещание. Следующие две недели он появлялся в тюрьме каждый день. Требовал, чтобы она подписала присягу верности Федерации. Но Лили отказывалась так же твердо, как он настаивал.
С легким чувством удовлетворения следила она за тем, как растет разочарование Квента. Вначале она отказалась подписать бумагу из-за своих принципов. Теперь же продолжала отказываться, потому что это разрушало планы лейтенанта Тайлера.
Каждый день сержант Хьюис приводил Лили в комнату, где она находила ожидавшего ее Квента. Он больше не носил трость, хотя все еще прихрамывал на правую ногу. Лили пыталась убедить себя, что ей безразлично все, что его касалось — нога и прочее, — но на самом деле она каждый раз с нетерпением ждала этих ежедневных встреч. При одном взгляде на Квента у Лили останавливалось сердце, и она решила, что любовь превратила ее в сентиментальную идиотку.
Видимо, никто в тюрьме не знал, что они были женаты. Охрана всегда обращалась к ней как к «мисс Рэдфорд», и если тупой сержант и удивлялся явному интересу к ней лейтенанта Тайле-ра, то никак не показывал этого. Седой, легко впадавший в краску морской офицер больше не приходил; для охранников Лили Квент остался единственным звеном, связывавшим ее с внешним миром.
Казалось, Квент так же старательно избегал прикасаться к ней, как и она сама. Лили иногда замечала, что он сжимал руки за спиной, глядя на нее убийственным взглядом, стоял, широко расставив ноги, словно сам себя удерживал от того, чтобы не наброситься на нее. Возможно, он боялся, что, дотронувшись до Лили, не сможет совладать с собой и свернет ее упрямую шею. Лили очень нравилось так думать.
Но, к несчастью, когда она глядела на Квен-та, то сама испытывала острое желание обвить его шею руками и заплакать, как маленькая девочка. Это возмущало ее. Лили никогда не плакала, даже когда была маленькой девочкой, и, конечно, ей не хотелось, чтобы мужчина вызывал в ней подобные желания. Даже мужчина, о котором она мечтала ночи напролет и в чьих объятиях отчаянно хотела очутиться хотя бы на миг.
Иногда, когда упрямая прядь волос спадала Квенту на лоб, Лили едва сдерживалась, чтобы не откинуть ее назад. Чтобы победить свои порывы, она, подобно Квенту, сжимала руки за спиной и широко расставляла ноги, когда они стояли друг перед другом на расстоянии всего нескольких футов. Атмосфера между ними раскалялась.
А Квент, в свою очередь, из последних сил сдерживался, чтобы не наброситься на Лили и не заставить ее силой подписать эту чертову бумагу, затем перекинуть через плечо и выйти с ней из тюрьмы. А что дальше? Позволить ей уйти? Наблюдать за тем, как она сядет на корабль и отплывет в неизвестный порт, сознавая, что он может никогда больше не увидеть ее? Нет. Прежде, чем это случится, они должны помириться.
Квент беспокоился о Лили. Она выглядела бледной и худой, а иногда у нее под глазами появлялись темные круги, словно она не спала всю ночь. Тюрьма не сломила ее дух. В ее глазах, обращенных на него, сверкал зеленый огонь, а колкости легко слетали с языка. Но тюремное заключение сказывалось на ее физическом состоянии. Лили казалась усталой и изможденной, и только искорки в ее глазах оставались неизменными, когда она вызывающе смотрела на него. Он должен вытащить ее отсюда!
Квент хотел бы увидеть Лили в одном из ее ярких платьев и смешной шляпке, с широкой улыбкой на лице. Или в ее морской одежде, в обтягивающих брюках и ботинках, с саблей, висящей на боку. Он хотел увидеть Лили, раскрасневшуюся от ветра в солнечный день.
Вместо этого он наблюдал, как день ото дня она все больше бледнела. Серое шерстяное платье, выданное ей, с самого начала плохо сидело на Лили, а теперь просто висело на ней мешком. В глубине души Квент боялся, что скоро от нее вообще ничего не останется и она исчезнет у него на глазах.
Однажды они слишком далеко зашли в своих криках, Квент обвинял Лили в ребяческом упрямстве, а она, в свою очередь, назвала его грязным ублюдком и наградила прочими эпитетами, которых Квенту еще не приходилось слышать. Ругательств, больше свойственных ливерпульским портовым пьяницам.
Внезапно в комнату ворвался сержант Хьюис, за ним по пятам следовал еще один солдат. Они явно перепугались, решив, что между Квентом и их подопечной что-то произошло. Охранники неохотно покинули комнату, когда Квент раздраженно отослал их взмахом руки. Перед тем как уйти, они на мгновение задержались в дверях, и Квент догадался, что солдаты будут подслушивать за дверью, ожидая следующей вспышки.
Квента поджимало время. Через несколько дней ему должны были объявить о новом месте службы. Нога уже достаточно срослась, чтобы он мог продолжить карьеру военного, но он не мог этого сделать, пока Лили находилась ё тюрьме.
На следующее утро Квент вновь прибыл туда, проделав знакомый путь от Вашингтона меньше чем за час. В это утро во дворе стоял незнакомый Квенту экипаж. Им оказалась грубо сколоченная повозка, с покосившимися деревянными сидениями, на дне которой валялись тряпки и солома, мешки из-под муки и стояла фляга с водой.
Квент знал, что в тюрьме содержались еще, по крайней мере, семь женщин-заключенных, хотя сам он их никогда не видел. Шпионки и те, кому предъявили обвинение в шпионаже. Наверное, одну из них собирались освободить, и она поедет домой в этом довольно некрепком на вид экипаже, с запряженной в него серой кобылой.
Сержант Хьюис и двое охранников стояли возле дверей комнаты, где Квент обычно встречался с Лили. Возможно, там шел допрос или какой-то заключенный мудро подписывал присягу верности Федерации.
— Доброе утро, сэр, — приветствовал Квента Хьюис, выпрямляя спину и поднимая подбородок.
Квент что-то пробурчал в ответ и принялся прохаживаться перед закрытой дверью. Он никогда не отличался терпеливостью, и больше всего ему не нравилось, что ему приходилось ждать встречи с Лили.
— Приведите мисс Рэдфорд, — отрывисто приказал он. — Я допрошу ее в другой комнате, поскольку эта занята.
Хьюис нахмурился. Он и обычно не выглядел смышленым, а озадаченное выражение лица придавало ему совершенно глупый вид.
— Мисс Рэдфорд находится здесь, — он кивнул на закрытую дверь. — Со своим братом. Прикажете прервать визит?
Хьюис потянулся к дверной ручке, явно желая помешать частной беседе Лили с братом.
— Нет, — быстро остановил его Квент. — Пусть поговорят. Она долго не видела своего брата, и я думаю, что ей придется многое ему объяснить.
Квенту не стоялось на месте, и он принялся взволнованно прохаживаться по коридору. Трое солдат стояли неподвижно, следя глазами за нервными шагами Квента.
— Наверное, вам будет приятно узнать, что мисс Рэдфорд ведет себя гораздо лучше последние семь дней, — предположил сержант Хьюис. — Мне уже не пришлось оставлять ее без ужина на этой неделе, а синяки на моей ноге… — он замолчал под пристальным взглядом Квента.
— Черт побери, поэтому она так сильно похудела? Ты не давал ей еды?
Тихий голос Квента звучал угрожающе. Лицо сержанта побледнело.
— Только когда это на самом деле было необходимо, и, как я сказал, она стала вести себя намного лучше на этой неделе. Честно говоря, ее настроение меняется, как погода, и, как только с ней начнешь лучше обращаться, она вновь принимается пинать мои бедные ноги без всяких причин.
По мере того как сержант защищался, на лицо его снова вернулись краски.
— Я имею право наказывать заключенных, а лишение ужина — довольно мягкая мера по сравнению…
— Вам лучше проследить, чтобы ее кормили, сержант, — вскипел Квент. — Если она потеряет в весе хотя бы один фунт, я сдеру с вас кожу. Ясно?
После короткой паузы последовал ответ.
— Да, сэр, — произнес Хьюис без своей обычной бодрости.
Квент взглянул на закрытую дверь.
— Как долго он там находится?
Он не хотел прерывать беседу Лили и Эллиота, но ему не терпелось увидеться с ней.
— Уже около часа, сэр, — ответил Хьюис. — Вчера он оставался у нее дольше, прежде чем я заставил его уйти. Устроил здесь полную неразбериху, и все из-за его акцента. Назвал меня «грязным подонком». Теперь мне понятно, откуда у мисс Рэдфорд такой темперамент — семейная черта.
Хьюис оборвал себя, заметив, что Квент неотрывно смотрит на него.
— Когда он приходил вчера?
Сержант нахмурился, затем ответил:
— После полудня, сэр, когда вы ушли.
— Высокий? Старше Лили? Кустистые усы?
Перед глазами Квента возник образ Томми, выдавшего себя за брата Лили и разработавшего план, чтобы забрать ее из безопасной тюрьмы.
Но Хьюис затряс головой.
— Вовсе нет. Молодой человек. Темные волнистые волосы…
Квент отступил, упрекая во всем свое воображение. И все-таки описание сержанта не совсем совпадало с тем, что рассказывала о брате Лили. По ее словам, Эллиот Рэдфорд — изящный джентльмен, мягкий и сдержанный, но Квент подозревал, что, найдя сестру в заключении, разъярится любой, даже самый спокойный брат.
— Что ж, — произнес он сам себе, — мне не терпится познакомиться с Эллиотом Рэдфордом.
— Не тот брат, лейтенант, — поправил Хьюис. — Этого зовут Роджер. Роджер Рэдфорд.
Квент уставился на закрытую дверь. Роджер Рэдфорд? Не существовало никакого Роджера Рэдфорда…
Он услышал слабый звук голосов, доносившихся из-за двери. Голос Лили Квент узнал сразу, хотя звучал он по-новому. Таинственный Роджер отвечал ей так, как он сам недавно, когда они вдвоем выкрикивали друг другу обвинения изо всех сил своих легких. Квент распахнул дверь и первым вошел внутрь, полный подозрений, но все-таки не готовый к сцене, развернувшейся перед ним.
Лили стояла спиной к письменному столу, опираясь руками на его крышку позади себя. Квент смотрел на ее профиль — и на Роджера. Не Роджера Рэдфорда, а Роджера из машинного отделения, только без следов угольной пыли и пота.
— Какой позор, Лили Рэдфорд, — кричал Роджер, не обращая внимания на четверых солдат, столпившихся в дверях. Его руки сжимались и разжимались в несомненном гневе — или ожидании чего-то. — Мне стыдно называть тебя своей сестрой.
Он быстро взглянул на дверной проем и, надо отдать ему должное, не выдал удивления, увидев стоявшего там Квента.
— Это — наше с сестрой дело, ребята.
Лили игнорировала солдат.
— А мне стыдно называть тебя своим братом. Ты — трус, лжец, болтун.
Лили откинулась назад, и под руку ей попалось тяжелое пресс-папье. Пальцы Лили сомкнулись на гладкой поверхности, и она с силой метнула его в Роджера.
Он едва успел уклониться, и тяжелый предмет пролетел всего лишь в нескольких дюймах от его головы. Роджер быстро пришел в себя и скользящим движением выхватил нож, сжав его в левой руке.
— Спокойно, Лили. Нужно держать себя в руках.
Голос Роджера звучал зловеще, но он не угрожал Лили ножом. Он держал оружие перед собой, как щит.
Лили окинула взглядом мрачных солдат, окруживших Квента, и внезапно увидела его. Он шагнул вперед, чтобы остановить ее, — и это было ошибкой. Лили не собиралась позволять ему вмешиваться. Позже он это понял. Лили бросилась вперед, и сверкнувший в руке Роджера нож воткнулся в серое платье Лили, на котором расползлось темно-красное пятно, превращая серый цвет в черный.
— Святые небеса, — прошептал Роджер, впадая в оцепенение и бледнея. — Я не хотел… я просто думал припугнуть ее. Чтобы она отступила — он упал на колени рядом с телом Лили. — Лил, — вскричал он весьма убедительно. — Прости меня, Лил.
Квент отстранил Роджера в сторону. Он знал, что произошло на самом деле. Он уже видел версию этой сцены на борту «Хамелеона». Но тем не менее вид побледневшей Лили, неподвижно распростершейся на полу, напугал Квента. Он наклонился над ней, дотронулся до пятна на платье и внезапно резко отдернул руку. Это совсем не напоминало сок раздавленных ягод — это была настоящая кровь.
— Лили, — тихо позвал Квент, приподнимая ее голову и покачивая в своих руках. — Ради Бога…
Глаза Лили открылись и остановились на Квенте. Стоя на полу на коленях, он поддержал приподнявшуюся к нему девушку.
— Квент, любовь моя, — с трудом прошептала она. Слабая рука Лили прикоснулась к шее Квента. — Я любила тебя когда-то.
Ее веки задрожали и закрылись, в этот момент пришедшие в себя охранники ворвались внутрь.
Квент протянул красную от крови руку и нащупал пульс на горле Лили. Слава Богу. Пульс бился сильными, ровными толчками. Она слишком хорошо притворялась. На какой-то момент Квент поверил, что Роджер проткнул ее ножом.
— Чтоб мне провалиться! Она мертва! — вскрикнул Роджер. — Я убил свою собственную сестру!
Хьюис попытался опуститься на колени возле Лили рядом с Квентом, но тот накричал на сержанта и прогнал его прочь. Сержант встал, остальные охранники заняли свои посты у двери с побелевшими, серьезными лицами.
Квент вскочил на ноги. Его ногу пронзила боль, но он поднял Лили на руки и понес к выходу. Роджер следовал за ним по пятам, молодой моряк выглядел очень убедительно в своем отчаянии.
Проклятье, она совершенно не подает признаков жизни! Голова Лили свесилась с его руки, а волосы упали золотым водопадом, когда Квент почти бегом бросился к солдатам.
Хьюис уставился на большую лужу крови на полу, на окровавленные руки Квента и на черное пятно на сером тюремном платье Лили. Сержант решительно встал перед Квентом.
— Я позабочусь о ее теле, сэр. Это моя обязанность.
На лице сержанта ясно читалось, что он находил эту обязанность неприятной, но собирался ее выполнить.
Лили по-прежнему не подавала признаков жизни. Ее грудь не поднималась от дыхания. А вдруг Квент сделал что-то не так, и она уже умерла? Что если она не рассчитала и упала на нож так, что он вошел ей в тело, пропоров мешок с кровью, который, Квент знал, наверняка был привязан под платьем? Квент взглянул на сержанта.
— Ты не притронешься к ней.
Каждое слово прозвучало, как команда.
— Я похороню ее сам.
— Но, лейтенант Тайлер, существуют правила…
Внезапно Квент резко надвинулся на сержанта, который отступил назад, золотые волосы Лили качнулись вперед.
— Она — моя жена, идиот! Прочь с дороги!
Хьюис подчинился приказу.
— Жена?
На его лице отразилось изумление, сменившееся пониманием, и он уступил дорогу Квенту, пронесшемуся мимо, за ним не отставал Роджер, испускавший стоны и виноватые вопли.
Квент слышал эхо шагов Хьюиса и солдат, последовавших за ним по длинному коридору. Они молчали, все еще не оправившись от потрясения.
Половина пути осталась позади, когда Квент услышал вздох Лили. Однако она не двигалась. Квент захотел поцеловать ее, он испытал облегчение, поняв, что Лили жива. Ему захотелось заговорить с ней, встряхнуть ее, осыпать поцелуями, но Квент не осмелился.
Он отнес Лили в экипаж, догадываясь, для чего дно его устилали тряпки, сено и мешки. Квент не обращал внимания на солдат, находившихся во дворе тюрьмы и с интересом наблюдавших за процессией, а те соблюдали дистанцию и не приближались к экипажу.
Везде — кровь. На руках Квента, на шее Лили, где он пытался нащупать пульс, на ее платье и на его собственном мундире. Солдаты слишком часто видели смерть и кровь… но не здесь. И не на красивых молодых женщинах, таких, как Лили. Они столпились позади Квента, который осторожно положил Лили на дно экипажа, поправил юбку ее платья и неохотно отошел, чтобы привязать своего коня позади повозки.
Быстро подбежал Роджер и устроился на месте кучера, все еще выглядя расстроенным, но гораздо реже озвучивая свое отчаяние. Квент запрыгнул в экипаж и сел рядом с Лили, взял ее руку, чтобы удостовериться в том, что она — теплая, и одним пальцем нащупал пульс на ее запястье, успокаиваясь при его ровном биении.
Когда они выезжали из тюрьмы, Квент всего лишь раз оторвал взгляд от Лили, чтобы посмотреть на застывших солдат, мирно наблюдавших за тем, как он увозил прочь свою жену.
— Свиная кровь! — вскричал Квент, повторяя ответ Лили на свой вопрос. Вместо того чтобы быть напуганной, Лили смеялась.
Она повернулась к нему спиной и расстегнула серое шерстяное платье, скользнув рукой внутрь, чтобы отвязать от тела скользкий от крови мешок. Намоченной в воде тряпкой Лили вытерла кровь с груди, боков и шеи, затем неуверенным движением протянула тряпку Квенту, и он стер кровь со своих рук.
— Ну, даже тупых янки не обманет ягодный сок, — произнесла Лили с усмешкой, но в ее голосе не чувствовалось радости. — Почему ты остался с нами?
Лили больше не улыбалась.
Квент покачал головой. Он опирался о спинку сиденья экипажа, подпрыгивавшего на ухабистой дороге, голова его находилась на уровне спины Роджера. Лили сидела рядом, старательно избегая нечаянных соприкосновений их тел.
— Я не знаю, — признался Квент. — Решение пришло ко мне неожиданно, и я последовал за своим сердцем, — он взглянул в глаза Лили, и лна быстро отвернулась… слишком быстро. — Я хотел вытащить тебя оттуда, Лили. Если не моим способом, то твоим.
Неожиданно Роджер рассмеялся.
— Это было здорово, приятель! «Она моя жена!»
Он передразнил Квента и получил в награду резкий шлепок по спине. Обернувшись назад, Роджер успел заметить руку Лили.
Лили смотрела на дорогу, по которой они ехали, поднимая клубы пыли, вздымающейся и опадающей красно-коричневым облаком. Гнедой Квента трусил за подпрыгивавшей на ухабах повозкой. В воздухе чувствовалась прохлада, однако Лили согревало ее шерстяное платье, и только нос, казалось, выдавал наступление холода. Наконец Лили собралась с силами и взглянула на Квента.
— Ты появился слишком рано.
Квент встретился с ней взглядом, и она заметила, как в его темных глазах отразилось полное понимание случившегося. Гнев… изумление… боль, за которую Лили не могла извиниться или успокоить, — все это ясно читалось на его лице.
— И ты допустила бы, чтобы я думал, что ты — мертва? — его шепот заставил Лили вздрогнуть. — Если бы я пришел, как обычно… Роджер увез бы тебя, и я бы поверил… Как ты могла так поступить со мной?
На мгновение Лили захотелось ослепнуть, чтобы не видеть боль в глазах Квента.
— Я думала, что, если ты поверишь в то, что я умерла, так будет лучше для нас обоих.
Квент нагнулся к ней и взял ее руку, крепко Удерживая ее, опасаясь, что Лили отпрянет и вырвет свою руку, как только его пальцы коснутся ее. Но она этого не сделала. Их пальцы сплелись, истосковавшись по ощущению тепла друг друга. Лили приоткрыла губы, чтобы сказать что-нибудь в свою защиту, но не нашла слов. Ничего подходящего. Поэтому она только вздохнула и отвернулась от Квента.
— Поверить в то, что ты потеряна для меня навсегда, — самая страшная боль, которую ты могла бы причинить мне, — нежно сказал Квент. — Я бы хотел верить, что когда-нибудь… когда все это закончится… ты и я…
Он не смог закончить. Лили смотрела на дорогу, отвернувшись от него, ее волосы блестели под осенним солнцем, а на ее лице не отражались никакие чувства. Как она может оставаться такой безразличной? Неужели она не ощущает его боль?
— Женаты ли мы, Квент? — спокойно спросила Лили. — Я имею в виду, по-настоящему, законно, или тот милый старик-священник был янки и…
— Конечно, мы действительно женаты! — вскричал Квент. — Проклятье, ты думаешь, я бы опустился до такой низости?
Выражение лица Лили ответило за нее. Она считала Квента способным на любой обман. Но все же она сжала его руку.
Роджер не заметил глубокую выбоину на дороге, и экипаж занесло. Лили подбросило, и она приземлилась прямо на колени Квенту. Он ждал, что она быстро отодвинется, но Лили оставалась сидеть там, куда ее привел короткий полет. Через несколько мгновений Лили опустила голову ему на плечо, и Квент обнял ее, прижимая к себе. От Лили остались кожа да кости, он почувствовал это через платье, и сердце Квента наполнилось болью за нее — и за себя. Она никогда не простит его.
— Ты расскажешь об этом? — спросила наконец Лили хриплым шепотом. — И натравишь на меня всю армию янки?
В ее голосе звучала боль, а не гнев.
— Нет, — коротко ответил Квент. — Но я хочу, чтобы ты мне кое-что обещала.
Лили уютно устроилась у него на коленях, и Квент с болью подумал о том, что ему придется учиться жить без ее тепла… по крайней мере, некоторое время.
— Что обещать?
— Что ты будешь в безопасности. Что останешься в стороне от этой проклятой войны и блокады, — его голос звучал твердо, требовательно. Квент приподнял подбородок Лили и держал его так, что она смотрела ему в глаза. — Обещай мне, Лили.
— Даю слово.
Лили выдохнула ответ, и Квент прочел правду в ее взгляде, затем волна облегчения окатила его так же реально, как настоящая волна. Он вздохнул и опустил голову Лили себе на плечо, запустив пальцы в ее волосы. Лили никогда не нарушит своего слова. Именно ее кодекс чести втянул девушку в эту заваруху.
Лили закрыла глаза и уткнулась головой в теплое плечо Квента. Нет, больше не будет прорывов блокады, ночных ускользаний от вражеских патрульных кораблей. Она вернется в Нас-сау и останется там. Но не по тем причинам, что предполагал Квент. Не потому, что он того требовал.
Лили все еще любила его. Хотя временами она верила, что ничто не сможет погасить ее гнев и глубокое чувство обиды от его предательства. Но она ошибалась. Лили поняла это, упиваясь теплотой объятий Квента и прислушиваясь к биению его сердца. Это сделало ее слабой? Возможно. Возможно, это не слабость, как она ее понимает, а ранимость. Квентин Тайлер способен причинить ей такую сильную боль, что с нею не сравнится вся армия янки или летний ураган.
— Квент? — прошептала Лили его имя, а холодный ветер подхватил и унес этот тихий звук.
— Да? — он казался странно спокойным, хотя их жизни могли быть разрушены в одно мгновение.
— Поцелуй меня? — Лили уже знала ответ. Она приподняла серьезное лицо с широко открытыми глазами навстречу Квенту, и он нагнулся, закрывая ее рот своими губами, вначале нежными, едва касавшимися ее чувственных губ, а затем властными, изголодавшимися.
Невольный низкий стон, вырвавшийся из груди Лили, казалось, сломал последние преграды между ними, и Квент властно притянул Лили к себе, сливаясь с ней телом.
Лили обхватила его шею руками, прижимаясь к нему поближе и понимая, что он никогда не сможет быть достаточно близким. Она больше не слышала окружавших ее звуков — стука копыт по дороге, скрипучего грохота повозки, шумевшего в листве ветра. В ее ушах стоял гул, напоминавший рокот океана, заглушавший все на свете, кроме восторга от губ Квента, ощущения его рук на ее груди и спине.
Они вместе опустились на дно экипажа, продвигаясь дюйм за дюймом, пока не оказались на соломе. Квент опустил руку и начал медленно поднимать юбку, обвившуюся вокруг ее ног. Его ладонь остановилась на колене Лили, не дойдя до бедра. Когда ее рука проскользнула между их телами и накрыла твердую выпуклость между его ног, Квент прорычал и прошептал ее имя, повторяя его снова и снова, и их дыхания смешались. Лили совсем ясно почувствовала запах моря и тропических цветов, что росли за ее окном.
Роджер взглянул через плечо, заинтригованный неясными звуками, доносившимися со дна экипажа, но тут же быстро отвел глаза и принялся смотреть на дорогу. Черт возьми! Тайлер набросился на капитана, как умирающий от голода — на мясной пирог.
Через несколько мгновений Роджер увидел поворот, который высматривал всю дорогу.
— Капитан? — позвал он, вначале нерешительно, затем громче. — Капитан!
Чтоб ему провалиться, ведь не может он въехать в лагерь с этими двумя в таком положении! Гиббену и остальным не терпится увидеть капитана, но они совсем не ожидают встретиться с Тайлером. А еще они наверняка не предполагают, что этот янки будет так лапать их капитана.
— Мистер Тайлер!
Роджер старался перекричать топот лошадей и грохот вагона. Он вновь обернулся через плечо, отвел взгляд и увидел единственный нужный ему сейчас предмет в своей руке. Роджер бросил назад в экипаж недоеденное яблоко и услышал стук его падения.
Он рискнул посмотреть на дно экипажа еще раз. Яблоко лежало рядом с головой капитана, но даже если она и слышала звук, то не обратила на него внимания.
Роджер свернул на узкую тропинку, и через несколько минут повозка была окружена со всех сторон.
Шаткая повозка остановилась так неожиданно, что Лили показалось, словно ее вернули к действительности после глубокого сна и она еще не проснулась окончательно. Она окинула Квента ленивым взглядом прищуренных глаз.
— Разрази меня гром, девочка! — прорычал Томми, изумленно глядя внутрь экипажа. Но он был не один. Полдюжины молодых лиц, моряков из экипажа «Хамелеона», пораженно смотрели на Лили.
Она бросила быстрый взгляд на Квента и повернулась к своему побагровевшему от гнева дяде. Роджер мог хотя бы предупредить их! Убийственно сверкавшие глаза Томми ни на секунду не отрывались от Квента, и на этот раз преимущество было на стороне старого моряка. Лили чувствовала бы себя гораздо спокойнее, если бы Томми сковывали кандалы, как в их последнюю встречу.
Как это она так быстро потеряла контроль над собой? Ведь все, чего она хотела, — короткого поцелуя, подтверждения того, что на самом деле происходило с ней когда-то, а не являлось плодом воображения ее одурманенного любовью ума.
Лили удержала готовые вырваться у нее слова, глядя в разгневанное лицо Томми. Он убьет Квента при малейшей возможности. Внезапно с победной улыбкой Лили повернулась к Квенту. Его губы находились всего в дюйме от ее лица, и он выжидательно смотрел на Лили.
Лили слегка сжала свою руку, все еще находившуюся между их телами, и улыбнулась Квенту.
— Шах и мат.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотоволосый капитан - Уинстед Линда



прочитала эпилог, и решила, что в свободное время обязательно прочту весь роман. Понравился конец. )
Золотоволосый капитан - Уинстед ЛиндаЛале
24.03.2013, 21.48





прочитав "поймать молнию" (этого же автора), ожидала намного бОльшего.
Золотоволосый капитан - Уинстед ЛиндаОльга
20.05.2013, 12.33





Интересный роман,мне понравился.
Золотоволосый капитан - Уинстед ЛиндаНаталья
27.01.2014, 22.39





Легкий интересный роман
Золотоволосый капитан - Уинстед ЛиндаТаша
4.08.2014, 10.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100