Читать онлайн Дом незнакомцев, автора - Уинспир Вайолет, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дом незнакомцев - Уинспир Вайолет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дом незнакомцев - Уинспир Вайолет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дом незнакомцев - Уинспир Вайолет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинспир Вайолет

Дом незнакомцев

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8



Рут Стайн вышла из гостиной в доме Чардморов, где лежала Илена, пришедшая в себя после обморока. Она увидела, что Пол сидит в холле на диване с высокой спинкой; какое-то время он не замечал ее, разглядывая дым от сигареты серыми, безучастными глазами, с которых он уже снял карнавальную маску. Рут подумала, что он выглядит довольно несчастным. Потом она вдруг поняла, что, в сущности, он так выглядел весь вечер. Она подошла к нему, и он повернул к ней голову. Потом встал с дивана.
— Как она, Рут? — спросил он.
— Гораздо лучше, дорогой мой. — Рут пожала ему руку. — Я бы натвоем месте увезла ее домой. У нее и так более чем достаточно впечатлений на сегодня.
— Но отчего, черт побери, она упала в обморок, Рут? — Он откинул мальчишескую прядь с встревоженных глаз. — С ней ничего серьезного нет, не так ли?
— Разумеется, нет. Она утомлена и недостаточно отдыхает. Я попросила ее прийти ко мне завтра утром на консультацию, там я смогу ее как следует осмотреть. Я склонна думать, что у нее нехватка железа, но это дело поправимое. — Рут секунду поколебалась, потом сказала: — Послушай, Пол, почему вам не пожениться прямо сейчас, чтобы ты мог проследить, чтобы она больше отдыхала?
— Илене хочется всей этой шумихи со свадебными нарядами и кучей гостей, — ответил он довольно сухо. — Вот-вот начнется сентябрь, так что думаю, можно и дождаться назначенного срока.
— Хм…
Пальцы Рут теребили манжету его клетчатой рубашки, и она подумала, понимает ли в действительности Пол характер своей невесты. Илена хочет большую пышную свадьбу — как и большинство девушек, — но Рут считала, что для Пола было бы разумнее настоять на краткой помолвке и скорой свадьбе. Илена нуждалась в нем гораздо больше, чем сама это осознавала, и Рут, которая так тесно сталкивалась по работе с женщинами, была удивлена, что нервы изысканной, темпераментной француженки так долго выдерживают напряжение, дожидаясь Пола и октября.
— А тебе удобно ждать до октября? — спросила Рут.
— Собственно говоря, удобно, — откровенно признался он. — Сейчас у меня довольно много дел в клинике, и к тому же я консультируюсь с архитектором по поводу пристройки нового крыла. Я хочу сделать из него детское отделение. Сейчас я вынужден размещать их вместе со взрослыми, и, когда на прошлой неделе умерла миссис Баррингтон, маленький Джинджер страшно испугался.
В глазах Рут засветился живой интерес.
— Мартин рассказывал мне что-то такое о твоей идее пристроить новое крыло — но я не стану тебя задерживать. Илена хочет скорее оказаться дома, в собственной постели. Мне очень интересно послушать про крыло для детей — и прошу тебя, заставь Илену прийти ко мне завтра на консультацию. Она, вероятно, предпочтет пойти на демонстрацию шляпок, но она причинит себе гораздо больше вреда, чем пользы, если не поправит дела с дефицитом железа.
Они попрощались, потом он отвез Илену домой в Рутледж-Корт.
— Немедленно прыгай в постель, — приказал он, когда они вошли в квартиру. — Я заварю кофе и полчасика побуду твоей сиделкой.
Когда он вошел с подносом в спальню Илены, она лежала на огромной постели, изысканно-хрупкая, в белом кружевном халатике, опираясь на гору шелковых подушек.
— А вот и мы. — Пол поставил поднос на кровать между ними и налил две чашки кофе. Илена улыбнулась ему, принимая чашку с блюдцем.
— Из тебя получится прекрасный муж, Пол, — сказала она.
— Хорошо. — Он прихлебывал кофе и наблюдал за ней скорее как профессионал, чем как возлюбленный. — Ты выглядишь теперь гораздо лучше, отдохнула и посвежела, — решил он.
— Как глупо было упасть в обморок.
— Рут сказала, что завтра ты идешь к ней на консультацию.
— Нет, я не думаю, что это так уж необходимо…
— Не упрямься, Илена. Рут считает, что тебе нужно провериться, и она слишком занятый человек, чтобы ее подводить, — к тому же тебе стоит признаться, что последнее время ты все время на грани срыва.
— Я… полагаю, так оно и есть. — Она поставила на поднос чашку с блюдцем и начала нервно вертеть большой бриллиант на левой руке. — Все эти приготовления к свадьбе, они меня утомили. И потом, ты все время так занят своей работой… я иногда думаю, что она волнует тебя гораздо больше, чем я.
— Естественно, моя работа много для меня значит. — Он взглянул на нее, неожиданно нахмурившись. — Ты ведь всегда это знала, но когда операция маленького Джинджера будет позади…
— Джинджер, Джинджер! — Она резко дернулась, кофейный поднос задрожал. — Я начинаю уставать от этого имени! Вечно твои пациенты вторгаются в нашу личную жизнь, это нечестно по отношению ко мне. Ты ставишь свою клинику на первое место, и это тоже нечестно.
— Илена, ты слишком много думаешь о…
— У меня есть на то причины! Ты говоришь, что я отношусь к тебе с безразличием, но тебе приходило когда-нибудь в голову, что мне обидно быть на втором месте после каменного здания и кучи вывихнутых костей? — Ее полные обиды глаза скользнули по его лицу. — Когда ты прооперируешь этого ребенка, ты постараешься уделять немного времени и для меня?
— Конечно, Илена. — Он улыбнулся и потрепал ее по руке. — Для операции все подготовлено, знаешь, мальчик тоже теперь готов перенести ее в среду. Он от природы не слишком крепкого сложения, и только благодаря отличной помощи Марни его удалось привести в достаточно хорошее физическое и душевное состояние, которое необходимо при серьезном хирургическом вмешательстве.
Марни!
Это имя словно подкосило Илену, и она рухнула на шелковые подушки.
— Mon Dieu! — воскликнула она. — Когда я не слышу об этом маленьком калеке, то я слышу об этой твоей незаменимой секретарше! Секретарши незаменимы обычно тогда, когда страстно влюблены в своего работодателя, — добавила она с ехидством.
— Боже милостивый, о чем ты говоришь, Илена! — Он поднялся, покраснев, как мальчишка. — Марни, как я тебе уже рассказывал, выходит замуж за моего рентгенолога.
— И тебе это не нравится, не правда ли, Пол?
— Перестань! — Он наклонился над Иленой и сердито встряхнул ее. — Я не собираюсь сегодня ссориться с тобой, и меньше всего из-за Марни.
Потом он выпрямился во весь рост, закрыв собой свет от ночника, так что Илена, казалось, вся помещается в его тени. Ее темные волосы разметались по подушке; небольшие тени подчеркивали необычную голубизну ее глаз, и Пол видел, как поднимается и опадает ее красивая грудь под кружевом халатика.
— Я не понимаю, почему мы постоянно ссоримся из-за Марни, — сказал он несколько утомленно. — Ты великолепно знаешь, что, если бы я решил за кем-нибудь приударить, я не выбрал бы для этого совершеннейшего ребенка.
— О, мужчины и их благородные речи! — В лице Илены вдруг проступила вековая горечь всех жен-шин, которые отказались бы от мужчин, если бы только их тела им это позволили. — Для всех вас женщина не более чем средство для выражения вашей самовлюбленности и самоуважения. Петух, кукарекающий на амбарном насесте, честнее, чем все вы, вместе взятые. Он, по крайней мере, кукарекает честно и не за закрытыми дверьми.
— Все эти философствования о фанфаронской природе особей мужского пола, принадлежащих к человеческому роду, — камень в мой огород? — Пол вопросительно оглядел ее. — Возвращаясь к началу нашего романа, я понимаю, что не всегда ставил тебя важнее своей работы, но я предупреждал, когда мы обручились, что если ты принимаешь меня, то должна принять также и клинику. Я не согласен с твоим утверждением, что всем мужчинам женщины нужны только с одной целью. Я хочу, чтобы она подарила мне дружбу и любовь. Любовь, Илена, — это не просто страсть. Это не дешевый товар, доступный любому, у кого в бумажнике найдется пять фунтов. Любовь — это нечто большее… мужчина нуждается в ней гораздо больше, чем порой способны понять вы, женщины, и говорят, я знаю, что женщины более способны любить, потому что они еще и матери…
— Тебе нужна мамочка! — пробормотала она.
— Нет, но я действительно хочу, чтобы меня любили. — Он наклонился и коснулся губами ее лба. — Поспи немного, тебе это необходимо. И не забудь завтра утром пойти к Рут.
— Пол… — ее рука ухватилась за его рукав; усталые глаза на ее прелестном белом личике с безумным блеском уставились на него, — не уходи рассерженным.
— Ну, успокойся, расслабься, — прошептал он. — Ты не уснешь в таком напряжении.
— Мне нужно принять снотворное.
— Эти чертовы пилюли!
Но он понимал, что она не сможет уснуть, пока не примет таблетку, и пошел в ванную принести холодной воды. Когда он вернулся, она сидела на постели, высыпав на ладонь около дюжины блестящих пилюль. Она наблюдала из-под стрельчатых ресниц за выражением на его лице.
— Илена, дай мне эту бутылочку и пилюли, которые ты держишь в руке! — Он силой забрал их у нее; его ноздри побелели как мел, а перед глазами возникла картина — Надя с перерезанными венами.


Вторник был не самый удобный день в клинике. Помощь Марни в офисе была не нужна Полу, поэтому она с утра помогала в гимнастическом зале. После полудня пошел дождь, и она с Джинджером играла в мраморные шарики в его спальне, пока не настало время укладывать мальчика спать. Потом она спустилась вниз, потому что Полу иногда требовалось написать одно-два письма, чтобы успеть отправить их до пяти часов.
Эррол стоял в холле и болтал с сестрой, от которой тут же отошел, как только появилась Марни.
— Милая, мне нужно увидеться с вами сегодня вечером после работы, — сказал он. — Я хочу кое-что вам показать.
— Хорошо — только оставьте меня сейчас, Эррол, пожалуйста!
Она попыталась вырваться от него, но он на мгновение удержал ее, глядя на нее жаждущими желто-коричневыми глазами. Они так и продолжали стоять, словно обнявшись, когда их увидел Пол, вышедший из аптеки, находившейся на противоположной стороне холла. Марни мгновенно высвободилась из рук Эррола и поспешила в офис. Она слышала, как он обменялся несколькими словами с ее работодателем, потом невидяще повернулась к полкам с папками и притворилась, будто просматривает их, когда Пол зашел в офис. Она надеялась, что он пройдет прямо к себе в гостиную, но кресло босса скрипнуло, и он уселся за стол.
— У меня есть письмо, которое мне надо отправить до пяти часов, — сказал Пол кратко. — Вы можете выбрать время попозже, чтобы возиться с этими папками.
Она вспыхнула и подошла к его столу. Села и достала свой стенографический блокнот. Пол диктовал письмо, уставившись непроницаемым взором на камин за ее склоненной головой. Он почти закончил диктовать, когда в дверь постучали и девушка с кухни принесла им чай.
— Отнесите мою чашку в гостиную, Айви, — сказал Пол. — Я выпью его там.
— Да, мистер Стиллмен.
Девушка поставила чашку Марни на стол, потом отнесла поднос с оставшейся чашкой в соседнюю гостиную. Когда она ушла, Пол пошел пить чай один, закрыв за собой дверь.
Она размешала сахар, подняла чашку и — плюх — большая слезинка капнула в нее. Чашка задрожала на блюдце, когда она поставила ее обратно на стол, торопливо доставая носовой платок из рукава. Она вытерла глаза, отчаянно пытаясь сморгнуть глупые слезы, ей казалось, что она умрет от унижения, если Пол вернется в офис и увидит, что она плачет.
Но он не вернулся, а к тому времени, когда она закончила печатать письмо, ей удалось справиться с собой и восстановить некоторое спокойствие, даже веки ее не так уж покраснели.
Было почти пять часов. Марни еще пять минут дожидалась возвращения Пола, потом в конце концов с неохотой постучала в соседнюю дверь. Она не могла отправить письма без его подписи.
— Входите. — Он говорил лениво, незаинтересованно, и, когда Марни вошла в гостиную, она увидела, что он растянулся на длинной кушетке и пускает в потолок кольца дыма.
— Подпишите, пожалуйста, мистер Стиллмен. — Она протянула. — Вы сказали, что хотите отправить его до пяти часов.
— А… разумеется.
Он скинул длинные ноги на пол и взял у нее письмо. Он двигался небрежно и быстро, и горящий кончик сигареты задел большой палец Марни.
Она торопливо сунула палец в рот, на глазах у нее выступили слезы.
— Господи, Марни, извините! — Пол ткнул провинившуюся сигарету в пепельницу и в следующую минуту уже стоял около нее, рассматривая крохотный ожог. Кожа пострадала не сильно, но он настоял на том, чтобы наложить немного мази. — Я неосторожная скотина, — пробормотал он. — Вот так, больше не щиплет?
— На самом деле ничего страшного. Я уверена, что выживу.
Она подняла на него зеленые глаза, он проскрипел:
— Черт побери, Марни, давайте помиримся. Я так завишу от вашей дружбы.
— Нет. — Она отчаянно покачала головой. — Я ухожу сразу после операции Джинджера.
— Что?
— Думаю, вы слышали, что я сказала.
— Да, я слышал. — Он не слишком нежно схватил ее. — В чем дело, маленькая скромница, вы боитесь, что я снова сорвусь с цепи и снова воспользуюсь вами, чтобы сублимировать свою боль?
Его слова, его взгляд пронзали ее, но она отважно боролась со своими чувствами.
— Не стоит благодарности, если это вам помогло, — резко ответила она, — действительно жестоко было признаться в этом Илене. Вы должны были знать, что она захочет строго предупредить меня, чтобы я, с деревенской наивностью, не вздумала слишком близко к сердцу принимать ваши сложности. Случилось так, — с вызовом добавила она, — что я все поняла правильно.
— Вы в самом деле думаете, что я рассказал Илене о том, что произошло тогда? — От возмущения он почти выплевывал слова.
— А разве нет?
— Боже милостивый, нет! За кого вы меня принимаете?
Нижняя губа Марни задрожала, но она решительно прикусила ее зубками.
— Я думала, вы рассказали ей. Казалось, она знает, и м-мне было так стыдно, я почувствовала, что меня предали, словно я совершила какой-то грязный поступок.
— Дорогая моя девочка…
— Во всяком случае, если вы ей ничего не сказали, это ничего не меняет. — Марни высвободилась из его рук. — Я все равно уезжаю. Теперь лучше подпишите письмо, мистер Стиллмен, хотя оно и так опоздало к пятичасовой почте.
С лицом непроницаемым, словно маска, он поднял с пола письмо и черкнул свою подпись внизу страницы.
— Отправлять его сегодня нет необходимости, — сказал он.
— Мне нужно уйти, — ответила она. — У меня… у меня свидание с Эрролом. /
— Тогда, конечно, захватите письмо с собой.
Они столкнулись взглядами, серый лед и зелёная враждебность… Марни схватила письмо и убежала.
Все еще лил дождь; большие хрустальные капли падали на желтеющую листву кустарника, а от мокрой травы в парке исходил пронзительный запах земли. Марни вдохнула его, и у нее вдруг перехватило горло от внезапной ностальгии по Норфолку. Она мучительно затосковала по привычным вещам, даже по нотациям дяди Ричарда, но особенно по добродушному лицу тети Марджори, озадаченно морщившемуся всякий раз, когда она пыталась решить, разумно ли будет позволить сестре викария распоряжаться торговым стендом на ярмарке и достаточно ли будет сладких пирожков, испеченных Дамской гильдией для концерта скаутов…
Марни опустила письмо Пола в щель почтового ящика и, обернувшись, увидела алую машину Эррола, мчащуюся к ней по дороге. Он затормозил, открыл дверцу, и она села рядом с ним.
— Давайте поедем в «Клэрмонт» на Бейкер-стрит, — предложил он.
Но прежде чем они отъехали, он открыл бардачок и кинул на колени Марни шелковый шарф.
— Повяжите на волосы, вы промокнете, — предложил он.
Она послушно надела шарф на голову… и вдохнула нежный аромат дорогих духов, исходивший от шелка.
Определенно это были духи, которыми всегда пользовалась Илена Жюстен! Марни узнала бы их повсюду. Она сидела, глядя вперед, пока машина алого цвета неслась сквозь сумрак и дождь, и чувствовала себя так, словно всегда знала про Илену и Эррола. В ней не было настоящего удивления, только какая-то неприкрытая горечь.
Позже «Клэрмонт» был бы переполнен молодыми парами, потому что им нравилось яркое, современное заведение с деревянными панелями кукурузного цвета, современными картинами на стенах и большим проигрывателем. Сейчас же холл был почти пуст, хотя у стойки бара толкались мужчины.
Эррол заказал напитки, пока Марни устраивалась в кресле мандаринового цвета.
— Спасибо, — сказала она, принимая от Эррола бокал и избегая встретиться с ним взглядом, когда он уселся в кресло лицом к ней. Она чувствовала мучительную уверенность, что он привез ее сюда, чтобы показать кольцо.
Он внимательно смотрел на ее взволнованно трепещущие ресницы, на щеки, утратившие румянец. Она сняла шелковый шарф, и влажные, блестящие кольца волос падали ей на лоб. Она выглядела такой юной… и все же не настолько юной, какой была в тот вечер.
— Я сказал, что хочу кое-что вам показать. Проявите женское любопытство и спросите, что именно, — просящим тоном проговорил он.
Она отважно попыталась ответить на его восторженное настроение, отбросив накатывавшие на нее волны мучительной горечи.
— Что же это, Эррол?
«Как будто я не знаю что!» — мелькнула у нее безумная мысль.
Он ухмыльнулся, потом достал из кармана водительской куртки маленькую ювелирную коробочку в форме сердечка. Он открыл коробочку. Розовая жемчужина очаровательно и мягко сияла в обрамлении огненных искорок крохотных бриллиантов, в которых отражалось желание, горевшее в глазах Эррола.
Она почувствовала, как он взял ее левую руку, и кольцо засверкало на ее среднем пальце.
— Теперь ты моя! — восторженно воскликнул он. — Теперь ты моя девочка, Марни!
На следующий день Джинджеру сделали операцию, после которой в течение нескольких дней он находился под опекой сестер.
Марни скучала без него, но только в субботу утром Пол взял ее с собой ненадолго в комнату мальчика. Операция явно отняла у него много сил, но Пол гордился работой, которую сделал, и заверил Марни, когда они ушли от Джинджера, что мальчик скоро снова сможет сидеть и реагировать на окружающее.
Они шли по коридору к лестнице. Их руки неожиданно соприкоснулись, и сердце Марни ушло в пятки, когда тонкие пальцы Пола дотронулись до кольца, которое она носила. Потом он почти небрежно произнес:
— Когда вы собираетесь покинуть меня?
— Мне бы хотелось уехать как можно скорее, — ответила она. — У вас не будет проблем с поиском новой секретарши. Я могу связаться с агентством и поискать кого-нибудь для вас, если хотите.
— Необычайно полезны до самой последней минуты, — сказал он, растягивая слова. — Но я не хотел бы, чтобы вы перенапрягались.
Теперь они дошли до подножия лестницы. Марни услышала, как в офисе звонит телефон, и поспешила снять трубку. Звонила Рут Стайн, она хотела поговорить с Полом. Марни передала ему трубку, потом отнесла кофейный поднос на кухню, а когда вернулась, Пол неожиданно сообщил ей, что Стайны, недавно переехавшие в новый дом, устраивают завтра новоселье и Рут предложила, чтобы Марни пришла на него с женихом.
— Вы идете? — Вопрос слетел с губ Марни, прежде чем она опомнилась.
Пол вопросительно взглянул на нее:
— Вы против? Рут и ее муж мои старые друзья. — Услышав шаги, он обернулся на полуоткрытую дверь. В комнату неторопливо вошел Эррол с несколькими рентгеновскими снимками:
— Вы хотели их посмотреть.
Марни не понравилось, как улыбнулся Пол.
— Завтра вечером у Стайнов новоселье, Деннис, — сказал он. — Вы с Марни приглашены.
Подвижные брови Эррола комично вздрогнули, и Марни показалось, что он однозначно откажется от приглашения. Но, к ее огорчению, с довольно ироничным рвением Эррол его принял.
На следующий вечер Марни собиралась на вечеринку у Стайнов в невероятном смятении. Пытаясь сбросить напряженность, она нарядилась в один из своих излюбленных костюмов, шифоновый кафтан в нежных пастельно-зеленых и розовых тонах. Сделала совсем простую прическу, а во впадинке между ключицами поблескивало крохотное серебряное сердечко.
Она встретилась с собой глазами в зеркале, стоявшем на туалетном столике, их выражение было странным. Казалось, в них было что-то отчаянное… как у существа, загнанного в угол. Она подхватила с кровати меховой жакет и поспешно выбежала из бунгало.
Большинство гостей Стайнов были медиками, но у Рут и ее мужа был подвижный, живой ум, так что их друзья-медики представляли собой интересное общество. Илена и Пол явно были знакомы со всеми присутствующими, и Марни с облегчением заметила, что шеф почти совсем не обращает на нее внимания. Илена выглядела просто сказочно в кружевах кофейного цвета, на спине вырез в форме буквы «V» спускался до талии. Увидев Марни, она поначалу собиралась улыбнуться, потом ее бирюзово-голубые глаза скользнули к Эрролу, и Марни почувствовала, как они сузились от немыслимой обиды.
Позже к Марни подошла Рут и попросила ее поиграть на фортепьяно:
— Я слышала от Пола, что вы играете. Исключительно хорошо, как он мне говорил.
Просьба смутила Марни, но отказать Рут было бы невежливо. Ее зеленые глаза укоризненно скользнули в сторону Пола, он усмехнулся одними губами, потом с присущим ему высокомерным видом поднял сигарету, и она была убеждена, что он скрывает весьма ехидную улыбку.
Марни всегда играла хорошо, когда была эмоционально взвинчена, и те из гостей, которые ожидали услышать милые пустячки от этой хрупкой девушки в наряде цветущих яблонь, были ошеломлены и восхищены ее уверенными прикосновениями к клавиатуре и той индивидуальностью, которую она привнесла в свое исполнение сочинений Шопена.
Поднявшись, наконец, из-за маленького рояля, она растворилась в толпе гостей, потом ей стало жарко, и она решила поискать прохлады в довольно славной оранжерее, примыкающей к гостиной. В бассейне с золотыми рыбками звенел фонтанчик, и Марни села на сиденье, скрытое за небольшой плантацией комнатных растений. Они отбрасывали на нее тень, и на несколько минут она почувствовала себя отделенной от всех… потом ее спина напряглась при звуке приближающихся шагов. Одни были мужскими, другие, несомненно, принадлежали женщине. Пара остановилась, и Марни инстинктивно укрылась под защитой растений.
— Послушай, но ведь это немного рискованно, — услышала Марни слова мужчины и тут же узнала голос… Певучий, ирландский, ошибиться было невозможно.
— Но тебе нравится рисковать, нехороший ты человек. По крайней мере, ты всегда так говорил.
Эти соблазнительные интонации, окрашенные специфическим акцентом, тоже узнавались безошибочно, и на одно безумное мгновение Марни затрясло так, что она чуть себя не выдала. Она не хотела подслушивать тайные беседы между невестой Пола и своим собственным женихом. Она не хотела сидеть там, испытывая подобные муки.
Потом Эррол заговорил снова.
— Мы с тобой решили порвать, когда ты в последний раз вернулась из Парижа, — сказал он. — Договорились, что наша связь утратила свою прелесть, и наша встреча сегодня ничего не изменила для меня, Илена, если ты надеялась, что это произойдет.
— Mon Dieu, ты самое испорченное существо на свете! Неужели ты думаешь, что я жить не могу без твоих объятий, деревенщина?
— Думаю, ты вообще не можешь долго жить без мужчины, — ответил он. Потом рассмеялся, послышалась небольшая возня, потом Эррол слегка вскрикнул от боли: — Чертова тигрица, ты мне чуть глаз не выцарапала своими алыми кинжалами — ободрала до крови! Смотри!
— Эррол… cheri… вот мой платок!
— Иди к черту! Я возвращаюсь в гостиную, к цивилизованным людям!
Его шаги удалились. Примерно минуту Илена не шевелилась; Марни было чуть-чуть видно ее сквозь ветки растений. Она невидящим взглядом смотрела перед собой, странно подавленная, странно потерянная, так что Марни даже пришлось пожалеть ее.
Избалованная, самовлюбленная, жертва собственного бурного темперамента.
Да, Марни пожалела ее, но не могла расслабиться до тех пор, пока Илена не вернулась в дом. Тогда Марни осознала, что если раньше ей было жарко, то теперь стало холодно. Она поежилась и обхватила себя тонкими руками. Мгновение спустя она почувствовала знакомый особый аромат сигаретного дыма. Марни медленно, почти со страхом повернула голову… и ее зеленые глаза встретились с серыми глазами ее босса.
— Вы!
Казалось, он окаменел, потом окурок сигареты, описав дугу, упал на пол оранжереи, выложенный плитами, и девушка была не в силах шелохнуться, пригвожденная серебряными рапирами его глаз. Потом он неожиданно схватил ее, и она вскрикнула, когда он поднял ее на руки.
— Молчи! — попросили его глаза. — Тихо!
— Но…
— Тихо!
Он яростно прижал ее к себе, и там, в благоухающем сумраке оранжереи, где фонтанчик звенел негромкими колокольчиками, Пол целовал Марни так, как она никогда и не мечтала, пока ей не показалось, что дыхание ее вот-вот остановится, сердце разобьется, а весь мир рухнет.
И она прижалась к нему, понимая, что именно этого она хотела каждой клеточкой своего тела с той самой первой минуты, как увидела его. На Найтон-Сэндс, глядя на мускулы, гладко перекатывавшиеся под кожей. В предрассветном сумраке, когда у него было тяжело на сердце. И сейчас, когда гнев бушевал в нем, как пламя.
— О… Пол!
Его имя вырвалось у нее, как только расстались их губы.
— О… ты! — простонал он. — Если бы тебя здесь не было, я бы сломал эту прелестную, лживую шейку Илены.
Она лежала в крепком, теплом объятии его рук, и все тело ее наполнилось любовью к этому мужчине. В ней больше не осталось ни одной частички, принадлежащей только ей, он взял все. Ее ресницы затрепетали, когда она снова почувствовала его губы на своем лице, губах, горле…
Потом он вдруг оттолкнул ее от себя. Откинул взлохмаченные волосы с глаз.
— Возвращайтесь на вечеринку, — проскрипел он. — Уходите сейчас же! Я сейчас для вас неподходящая компания.
Но она не двигалась. Ее переполняло острое желание обнять его, успокоить. Он видел это. Сострадание в ее глазах… мама, которая хочет поцеловать ушибленное место, чтобы не болело.
— Убирайтесь! — резко сказал он. — Разве вы не понимаете, когда в вас не нуждаются?
И тогда она побежала, ее крохотные серебряные туфельки постукивали по плитам, платье оттенка цветущих яблонь развевалось, нижняя губа болела от укуса.
Она нашла Эррола.
— Я хочу домой, — сказала она.
Он не стал спорить; возможно, что и он тоже был рад уехать с вечеринки.
Они молча ехали сквозь ночь, и Марни понимала, что потерпела сокрушительное поражение в своей попытке устроить счастье Пола. Она никогда не любила и не желала Эррола; она только надеялась удержать его подальше от девушки, которую любил Пол.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дом незнакомцев - Уинспир Вайолет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Дом незнакомцев - Уинспир Вайолет



Очень добрая и искренняя книга. Одна из редких книг, которая дарит гармонию в душе.
Дом незнакомцев - Уинспир ВайолетЛюдмила
20.02.2013, 22.28





Классная книга,очень понравилась! Только вот конец смазан ,еще главы точно не хватает! Читайте не пожалеете!
Дом незнакомцев - Уинспир Вайолетвиктория
13.11.2014, 20.14





Очень затянутая,простая милая сказка без пошлости, буйства чувств. Прочла и забыла .
Дом незнакомцев - Уинспир ВайолетЗара
31.03.2015, 13.24





смехотворно
Дом незнакомцев - Уинспир ВайолетГюльджан
19.03.2016, 20.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100