Читать онлайн Дом незнакомцев, автора - Уинспир Вайолет, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дом незнакомцев - Уинспир Вайолет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дом незнакомцев - Уинспир Вайолет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дом незнакомцев - Уинспир Вайолет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинспир Вайолет

Дом незнакомцев

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2



Ошеломленная тишина была ответом на растерянные слова девушки, потом Пол Стиллмен выскочил из двери мимо Марни. Сестра Траскотт поспешила за ним, в то время как девушка в забрызганной кровью форме, казалось, вдруг потеряла способность двигаться. Она не сводила глаз, полных ужаса, с лица Эррола Денниса, как будто ждала, что ее успокоят, даже утешат. Он не шевельнулся, и, когда Марни сделала сочувственный шаг в ее сторону, девушка повернулась и умчалась стрелой, резиновые подошвы туфель заглушили звук полета через холл к лестнице.
На полу возле кровати Нади была брошена французская газета, но Стиллмен был слишком занят, накладывая шины на ее порезанные запястья, чтобы заметить это. Когда газету увидела молодая сестра, она торопливо засунула ее в прикроватную тумбочку Нади.
— Чертова дурочка! — шипел Пол Стиллмен на Надю, которая стонала и слабо отбивалась от него. — Ты очень сильно ошибаешься, если думаешь, что тебе удастся отделаться с помощью глупой шутки вроде этой. Ты будешь жить, девочка моя. И ходить! Слышишь меня?
Его лицо, склонившееся над лицом девушки, было жестким, глаза сверкали гневом.
— Пол, оставь меня… позволь мне умереть! — Надя вырвала разрезанное левое запястье из его пальцев и попыталась разбить его о бок кровати.
— Брелсон, держите ее!
Молодая сестра немедленно повиновалась, схватив юную француженку за худые, вздрагивающие плечики. Пока Пол снова накладывал шины на ее запястье, сестра Траскотт протянула ему полный шприц.
— Ей потребуется переливание крови, — сказал он, вытаскивая иглу из руки Нади, когда девушка уже расслабилась до неподвижности. — Позвоните на станцию переливания и закажите две пинты, этого должно хватить, потом вы понадобитесь мне в операционной, Скотти. Придется наложить швы.
Вернувшись в офис Пола, сестра Траскотт определенно выглядела встревожено, снимая трубку внешнего телефона.
— Эррол, найдите мне карту мисс Жюстен, — сказала она, прикрывая рукой трубку. — Мне нужно знать группу ее крови. Мы всегда записываем это, благодарение Богу!
— Неужели так плохо, а, Скотти? — Он вытащил ящик с картами и быстро пролистал их. Он назвал сестре Траскотт группу крови и вместе с Марни стал слушать, как сестра просила станцию переливания крови прислать кровь в клинику немедленно.
— Это левое запястье, — объяснила она Эрролу. — Она повредила его очень сильно, потому что она правша, и потеряла чертовски много крови. Босс в ярости.
Эррол Деннис сардонически ухмыльнулся:
— Спорим, что так! У него сделается припадок, который никогда не кончится, если девчонка умрет от ран, которые нанесла себе сама под сенью этой благословенной клиники. Только подумайте о нежелательной огласке. Очень плохо для нашего доброго имени.
Сестра Траскотт взглянула на Эррола, и Марни заметила появившийся в ее глазах враждебный блеск антагонизма.
— Нашего доброго имени, Эррол? — спросила она. — Для меня огромнейший сюрприз, что вы вообще принимаете так близко к сердцу дела клиники. Вам здесь очень щедро платят, без сомнения, но вряд ли зарплата соответствует нашей работе. Меня изумляет, что вы продолжаете здесь работать. Совершенно очевидно, что вам не нравится подчиняться приказаниям мистера Стиллмена.
— Мистер Стиллмен! — Он поднял брови, словно посмеиваясь. — Ну, все мы знаем, что наедине это Пол, не так ли, Скотти? Мы все знаем, что вы с ним очень, очень близкие друзья.
При этом замечании она слегка покраснела, потом повернулась к нему спиной и заговорила с Марни:
— Послушайте, мисс Лестер, милочка, мне нужно возвращаться наверх… Мистер Стиллмен должен наложить швы этому несчастному ребенку, так что я попрошу кого-нибудь отвести вас в наши жилые помещения. Послушайте, — она внимательно посмотрела на озабоченное лицо Марни, — что-нибудь не так? Похоже, вы чем-то не на шутку встревожены.
— Ну, я немного озадачена, — призналась Марни. — Вы только что сказали, что мистер Стиллмен собирается накладывать швы на руки Нади. Я не знала, что он… ну, остеопаты обычно не занимаются хирургией, разве нет?
— Мистер Стиллмен не практикующий хирург, нет, но у него для этого достаточно квалификации. Разве вы не знали? Не знали! Он начинал как хирург еще в Торонто, и там-то я с ним впервые и познакомилась, потому что мы работали в одной больнице. Потом у его старшего брата начались какие-то проблемы с позвоночником, и он заинтересовался остеопатией, особенно когда его брата удалось вылечить. Он приехал сюда и учился у сэра Остина Орда, этого великого старика, одного из первых остеопатов-крестоносцев, — постепенно как-то прижился в Англии. Когда сэр Остин умер и оставил ему приличную сумму денег, он открыл эту клинику. Пол… мистер Стиллмен очень гордится этим местом. Мне бы не хотелось, чтобы история с Надей Жюстен бросила на клинику тень.
— Ладно, ладно, Скотти, — заговорил Эррол Деннис, — что толку от влиятельного будущего тестя, если ты не готов использовать его, — и я чертовски уверен, что Стиллмен воспользуется им, чтобы утаить попытку самоубийства Нади.
— И кто сможет обвинить его в этом? — стойко защищалась сестра Траскотт.
— Не вы, сердечко мое, это уж точно, — расхохотался Эррол. — Что такого особенного в Стиллмене, что все женщины склоняются перед ним, словно гаремные рабыни? Может, что-то дьявольское, а, Скотти? Что-то, перед чем женщины не могу устоять?
— Это в вас есть что-то дьявольское, Эррол Деннис, — огрызнулась она и, неодобрительно шурша накрахмаленными юбками, вышла из комнаты.
На следующее утро стало вполне понятно, что Эррол оказался прав в своих догадках и Пол Стиллмен использовал влияние мсье Жюстена, чтобы скрыть неприятную историю с перерезанными венами Нади. В утренних газетах об этом ни словом не упомянули, Марни специально их просмотрела, а потом сказала себе, что если информации нет и в «Дейли уайр», самой вездесущей из всех, значит, историю благополучно утаили. И она почувствовала небольшое облегчение, потому что уже начала отождествлять себя с делами клиники.
Она читала «Дейли уайр» в очаровательной, очень современной комнате для завтраков в сестринском бунгало. Яркий солнечный свет вливался в большое квадратное окно и падал на нее, и она выглядела гибкой и свежей в своем белом льняном платье с поясом бронзового цвета и таких же туфельках.
— Хорошо ли спалось, мисс Лестер? — спросила одна из сестер, и, когда Марни подняла глаза, перед ней была та самая девушка, которая вчера прибежала в офис в панике и растерянности. Сегодня, решила Марни, она выглядела весьма дерзко. Помада цвета цикламена и крашеные белокурые волосы придавали ей несколько вульгарный и ненатуральный вид, она выглядела как медсестра из кинофильма, но держалась дружелюбно, и Марни тепло улыбнулась в ответ.
— Спасибо, я неплохо выспалась, — сказала она. — Но я не могу не беспокоиться о мисс Жюстен. Вы слышали о ней что-нибудь сегодня утром?
— О, с ней все в порядке. Мистер Стиллмен провел рядом с ней большую часть ночи, так что у вас с утра будет, вероятно, много свободного времени. Думаю, он захочет поспать.
Но не успела она закончить завтрак, как в холле бунгало, отделанном сосновыми панелями, зазвонил внутренний телефон, и через минуту сестра сунула голову в дверь столовой и сказала Марии, что ее ждут в офисе, как только она позавтракает.
— И похоже, у босса не лучшее настроение, милочка, так что будьте поаккуратнее, — посоветовала сестра.
Сидевшая рядом с Марни за столом девушка состроила гримаску, приподняла юбку своей привлекательной униформы и обследовала затяжку на темном нейлоновом чулке.
— Полагаю, что он беседует по телефону с имперской принцессой, — сказала она. Потом рассмеялась, увидев на лице Марни озадаченное выражение. — Я думала, вы с ней встречались. Разве вы не обедали вчера в «Дорчестере» с ней и боссом?
— А, вы имеете в виду Илену, его невесту. — Озорная улыбка осветила лицо Марни. — Ну, надо признать, что такой титул ей подходит. Она в самом деле ведет себя как… как принцесса императорского двора. У нее замечательно небрежная манера обращаться с норковым палантином.
— Собственно говоря, — между прочим, меня зовут Джулия Брелсон, — в Жюстенах действительно есть капля королевской крови. Их бабушка была в дальнем родстве с последним русским царем, и, когда началась революция, она и другие члены ее семьи бежали в Париж, затем она вышла замуж за француза. Илена Жюстен похожа на русскую, как мне кажется. И Надя когда-то танцевала в балете.
— Мне очень жаль Надю, хотя я никогда ее не видела, — сказала Марни. — Она похожа на Илену?
Джулия покачала головой:
— Нет, по сравнению с Иленой там и смотреть-то не на что.
— Я имею в виду, по манерам.
— Ну, — задумалась Джулия, — она может быть высокомерна и надменна, когда захочет, но не ехидная. Илена — настоящая ехидна, из тех, что не только заметят, что чулок поехал, но и при всех скажут об этом. С боссом она себе этого не позволяет. — Джулия издала смешок. — Они друг друга стоят.
— Давно ли они помолвлены?
— Месяц или два, хотя знакомы довольно давно. Они весьма романтично познакомились. Его брат с женой и их младшая дочь были здесь на отдыхе, и они вчетвером отправились на гала-концерт в «Ковент-Гарден» — пела сама Виктория де Анджелес. Ну, во время одного из антрактов мистер Стиллмен и его брат вышли в фойе покурить и увидели Илену Жюстен, скорчившуюся на полу. Она всегда ходит на таких высоченных каблуках, как вы могли заметить, и она упала и растянула связки на ноге. Ей было очень больно, но босс скоро все поправил, как вы себе можете представить, и не сходя с места назначил ей свидание, с тех самых пор они вместе. Это она уговорила его привезти сюда Надю, хотя я не знаю, сможет ли он чем-нибудь ей помочь. Многие пытались, по-настоящему крупные специалисты, знаете ли, но ноги у нее все равно как бревна. Ее нельзя не пожалеть.
— Жизнь жестоко обошлась с ней! — воскликнула Марни.
— С вами тоже обойдутся жестоко, если вы не отправитесь в офис, — засмеялась Джулия. — Босс бывает суров, знаете ли, когда ему не подчиняются, — видели бы вы его глаза! Просто какой-то серый лед!
Но когда Марни пришла в офис Пола Стиллмена, дверь была приоткрыта и девушка остановилась на пороге в нерешительности, услышав возбужденные голоса своего работодателя и мужчины, говорившего с французским акцентом.
— Я не имел представления, совершенно никакого представления о том, что Надя все еще переписывается с этим человеком. Я запретил ей продолжать это знакомство. У меня были политические причины так поступить, поскольку всегда существовало подозрение, что он активный коммунист, — бушевал француз. — Одно время она хотела, чтобы я согласился на их помолвку. Пф! Сама идея! Она — такая, какая она есть! И этот… этот молодой дурак-изменник!
— Анри, неужели это настолько задело бы вас, если бы у несчастного ребенка продолжался роман?
— Mon ami, — оскорблено ответил Анри Жюстен, — у меня были точно такие же причины скрывать эти отношения, как у вас — скрывать попытку самоубийства Нади, потому что это не принесло бы моей карьере ничего хорошего.
— Удар ниже пояса, Анри, но я его принимаю. — В скрипучем голосе Пола слышалась кривая усмешка.
— Чего я не могу понимать, так это каким образом к ней попала французская газета. Я просил вас не показывать их ей, поскольку и я, и Илена знали, что Рене Бланшара будут судить и об этом будет писать пресса. Мы знали, что, если Надя прочитает об этом, она огорчится. Должно быть, газету принесла одна из ваших сестер.
— Вне всякого сомнения, — согласился Пол. — Но я не могу все время ходить за ними по пятам и не думаю, что глупой женщине пришло бы в голову, что Надя всадит ножницы в вены, когда прочитает о Бланшаре. Я думаю, что она вряд ли сама могла прочитать газету. Я нанимаю сестер не по их лингвистическим способностям.
— Можно было бы посоветовать вам нанимать более послушных, — предложил Анри Жюстен с оттенком язвительности, свойственной Илене.
— Мои сестры устраивают меня. — В голосе Пола внезапно зазвучала надменность. — Это довольно славная компания женщин, трудолюбивых и сознательных, и если время от времени кто-то из них плюет на мои распоряжения, что ж, так поступают женщины во всем мире, не так ли. В этом состоит часть их чертова очарования, и я не хотел бы, чтобы это было иначе. — Потом он слегка рассмеялся. — Анри, вы назвали бы Илену послушной?
— Мы не обсуждаем Илену, — резко возразил Анри Жюстен. — Мы обсуждаем Надю. Мою несчастную, глупенькую Надю.
— Да! — Пол неожиданно резко вздохнул. — Дело Бланшара еще больше осложнит наши попытки вдохнуть в нее немного жизни…
Марни, поглощенная разговором, не заметила, как кот ее работодателя, большой полосатый зверь, выкатился из офиса. Увидев ее и решив проявить свои дружеские чувства, он стал тереться об ее ноги. От такой неожиданности она негромко вскрикнула, и Пол в офисе услышал это. Он шагнул мимо Анри Жюстена и резким движением распахнул дверь. Он уставился на Марни, нетерпеливо откидывая назад черные волосы со лба.
— В-вы вызывали меня, — сказала она, и краска смущения залила ее шею в вырезе белого платья и перешла на лицо. Она не хотела подслушивать, но сделала это, потому что так заинтересовалась делами Нади Жюстен, что одно упоминание ее имени приковало ее внимание, и она уже не могла оторваться.
— Вызывал. — Он говорил сжато, и глаза у него были усталые, с тонкими морщинками по краям. Собственно, казалось, что у него сильно болит голова, потому что, разглядывая Марни, он все время щурился на солнечный свет, проникавший сквозь окно холла. — Я хочу, чтобы вы записали несколько писем и помогли мне еще в кое-какой работе. Письма следовало отправить вчера вечером, но, естественно, я был занят Надей. Входите! — Он сделал почти нетерпеливый жест, и она прошла мимо него в офис. Анри Жюстен, тучный, но великолепно ухоженный, курил сигару возле длинной стеклянной двери, выходившей в парк. Пол познакомил его с Марни. Он слегка рассеянно выслушал представление.
— С Надей все будет в порядке, не правда ли, Пол? — спросил он.
— О, она не умрет, если вы это имеете в виду, — ответил Пол. — Меня больше беспокоит состояние ее души.
— Можно ли мне повидаться с ней?
— Нет!
— Прошу прощения! — Отец Нади вытащил сигару изо рта. — Что вы хотите сказать этим «нет»?
— То, что обычно означает «нет». Вы видели ее вчера вечером.
— Но я хочу увидеть ее сейчас. Я настаиваю на этом.
— Анри, — заговорил Пол с внезапной усталостью, — девочка спит, и я не хочу, чтобы ее тревожили. Оставьте ее в покое. Хотя бы на какое-то время. Возвращайтесь в посольство или поезжайте к Илене и позвольте мне заняться работой. Мне нужно продиктовать не меньше дюжины писем, заняться тремя больными, а в час у меня встреча с начальницей Приюта святого Патрика. У них есть ребенок, в лечении которого я заинтересован.
— Но, mon ami, Надя — мой ребенок, — взмолился Анри Жюстен. — Позвольте мне самому убедиться, что с ней действительно все будет в порядке.
Пол, усталый и раздраженный, прикрыл глаза, потом слегка улыбнулся:
— Теперь я знаю, откуда у Илены такое упрямство! Хорошо, идите к Наде, но, если вы ее разбудите, черт побери, Анри, я выведу вас из клиники, а это действительно вызовет переполох в посольстве. — Он повернулся к Марни: — Я ненадолго, милая. Может быть, вы звякнете на кухню и попросите прислать кофе. Горячий и крепкий, имейте ввиду.
Потом он и Надин отец поднялись наверх, и Марни, заказав кофе, села в одно из кресел своего работодателя и постаралась привести свои мысли в порядок, поскольку они прыгали как блохи. Значит, Надя пыталась покончить с собой, потому, что молодого человека, которого она любила, обвинили в том, что он подложил бомбу в здание университета. И одна из сестер в клинике принесла ей газету с описанием суда над ним.
Марни положила голову на удобную вмятину, оставленную головой Пола Стиллмена на коже кресла, и по какой-то причине некоторое время размышляла о том, как вела себя вчера Джулия Брелсон. Не слишком ли она поддалась панике для медицинской сестры? И смотрела на Эррола Денниса так, словно хотела в чем-то ему признаться или попросить утешения, если бы в комнате больше никого не было. Что-то в этой женщине наводило на мысль, что ее можно было бы подкупить, очевидно, Жюстены — люди с деньгами. Если у Нади с собой были деньги, может быть, она заплатила Джулии, чтобы та купила ей французскую газету? О, все это было страшно интригующе, и, хотя Марни находилась в клинике меньше суток, она уже чувствовала, что включилась в ее дела и весьма интересовалась ее обитателями.
Через несколько минут Пол Стиллмен вернулся в офис. Ему принесли кофе, и он откинулся в кресле за большим письменным столом и позволил Марни поухаживать за собой. Он отказался от молока в кофе, но, когда она подала ему чашку, он щедро насыпал туда сахару и выпил густой черный напиток с явным удовольствием.
— Ах, мне это было просто необходимо, Марни! Теперь давайте займемся делом.
Марни была в полном смысле слова изумлена количеством бумажной работы, которой, похоже, требовало управление подобной клиникой. Нужно было рассчитать подоходный налог для персонала, поскольку был четверг, а на следующий день выплачивали зарплату. Счета, которые следовало проверить и оплатить. Письма, требовавшие ответа. Офисные журналы, которые следовало поддерживать в порядке. Новое оборудование, за которым нужно было послать. И Марни с Полом Стиллменом беспрерывно работали, пока часы на каминной доске не пробили двенадцать и он не оторвал глаза от документов.
— Пожар и наводнение, который это час? — воскликнул он. Они были на середине диктовки, но он сказал Марни, что письмо можно закончить позже, и поднялся на ноги. — У меня есть пара пациентов, которых я должен посмотреть утром, полагаю, вы слышали, как я говорил мсье Жюстену, что у меня встреча с начальницей Приюта святого Патрика?
Марни кивнула и закрыла стенографический блокнот.
— По поводу маленького мальчика, сказали вы, да, мистер Стиллмен?
— Да. — Он достал потрепанный портсигар из кармана и вынул из него темную сигару. Откусил кончик своими ровными, белыми зубами и поднес к ней спичку. Выдыхая ароматный дым, он, казалось, расслабился впервые за все утро. — Да, бедный малыш. Отец — грубый пьяница-докер, недавно погиб в доках от несчастного случая, он колотил жену, и она в конце концов сбежала от него, и тогда он перенес свое внимание на сына. Теперь из-за жестоких побоев у мальчика одно плечо выше другого. Я хочу попытаться помочь ему. Он отважный малыш, и есть основания полагать, что при помощи операции я смогу исправить положение. Я услышал о нем от начальницы приюта. Она была моей пациенткой пару лет назад. Начальница переговорила с членами приютского совета и сегодня должна сообщить мне, могу Ли я взять Джинджера в клинику. — Глаза Пола остановились на Марни. — Вы хорошо ладите с детьми, Марни? — спросил он.
— Ну, я хорошо лажу со всеми зверюшками. — Блеснула улыбка. — Разница ведь невелика, не правда ли? То же приподнятое настроение, та же потребность в понимании и защите.
Он заинтересованно посмотрел на нее.
— Во многих отношениях вы старше своих лет, так ли? — спросил он. — Как вы думаете, вам понравится работать здесь?
— Да! — Всего одно слово, но в него было вложила столько тепла и уверенности, что на лице Пола Стиллмена мелькнула быстрая, чарующая улыбка. Марни, заметив эту улыбку, внезапно поняла, этот мужчина привлек прекрасную, обольстительную Илену Жюстен, у ног которой, казалось, лежал весь мир. Он не был красив, но в нем чувствовалась покоряющая жизненная энергия тела и ума, соединенная со светским опытом. Он познал немало женщин, решила Марни, но бездумно, как познает их распутный повеса. Он заботился о том, понимать женские души, а не только оценивать их тела, и превратился в волнующую, глубокую личность. К нему можно было обратиться, попав в беду. Ему можно было рассказать смелую шутку. Но точно так же можно быть уверенной в том, что он станет опасным врагом для того, кто причинит вред кому-то или чему-то, чем он дорожит.
Мисс Гринхем сказала Марни, что ему тридцать шесть лет, но, когда он улыбался так, как сейчас, он выглядел до странности по-мальчишески. Или, быть может, непослушная прядь черных волос, постоянно падавшая на левый глаз, придавала ему такой вид.
— Я рад, что неприятность, происшедшая с Надей, не отпугнула вас, Марни, — сказал он. Его глаза искрились. — Как я понимаю, вы все слышали о Рене Бланшаре, сумасбродном юном глупце, которого она влюблена?
Марни выглядела пристыжено.
— Извините, мистер Стиллмен, что я подслушивала за дверью, но меня заставило это сделать не просто праздное любопытство. Мне искренне жаль Надю. Похоже, она обречена на несчастья, сначала этот жуткий случай, а теперь неприятность, в которую попал ее молодой человек.
— Чертов дурак! — От раздражения Пол уронил пепел сигары на стол, и он посыпался серым дождем на его правую брючину. — В университетах много такого, что следовало изменить, но этого не исправить, тайком снабжая оружием горячие головы из числа студентов-агитаторов, чем и занимался Бланшар. Догадываюсь, что, когда Надя прочитала это, она не смогла пережить, что отдала свое сердце человеку, который может замышлять взрывы невинных людей. — Он взглянул на наручные часы. — А теперь мне лучше подняться наверх. Когда вы отпечатаете эту кипу писем, Марни, отправьте их по почте, потом пойдите прогуляться. Вероятно, вечером вы понадобитесь мне на час-другой.
— Хорошо, мистер Стиллмен.
Он начал отворачиваться, но вдруг поглядел на нее с вопросительным огоньком в глазах.
— Эррол Деннис уже попытался назначить вам свидание? — спросил он.
Она выглядела озадаченно.
— Н-нет, мистер Стиллмен.
— Вероятно, он попытается, и если вы разумная молодая особа, то будете держаться от него подальше.
— Именно так я и намерена сделать. — Она посмотрела прямо в серые вопрошающие глаза и вздернула подбородок одновременно решительно и возмущенно. — Я говорила вам вчера, что мужчины меня интересуют очень мало.
— Настрой, который наш красавец Эррол с огромным удовольствием постарается изменить. — Глаза Пола оглядели Марни, впитывая в себя мягкие темно-рыжие волосы, зеленые глаза, слегка вздернутый нос и дышащие юностью губы. Он видел хрупкую талию, охваченную бронзовым ремнем, нежную выпуклость груди под белым льном платья, стройные ноги. «Она совершенно восхитительна, — подумал он, — и так по-девичьи беззащитна». Он направился к двери и открыл ее. — Увидимся позже, Марни. Пойдите и позагорайте немного, хорошо?
Был яркий, золотой полдень, воздух был пропитан ароматом июньского клевера, и Марни была уже готова воспользоваться предложением своего работодателя прогуляться и слегка позагорать на солнышке.
Она отправилась в Риджентс-парк и, побродив некоторое время по тенистым аллеям, нашла полянку залитой солнцем травы и уселась там. Марни наблюдала за людьми, которые привели своих собак порезвиться в парке, и улыбнулась паре школьников, запускавших громадного воздушного змея. Внезапно алый змей устремился в небо и вырвался от мальчиков, и в то же мгновение Марни была на ногах, помогая ребятам поймать змея. Она ухватилась за веревку с радостным победным криком, и мальчишки с радостью позволили ей присоединиться к своим забавам. Они заметили, что она была одна и, похоже, принадлежала к тем, кто любит повеселиться.
Она беззаботно бегала по траве вместе с двумя мальчиками, радостно восклицая при замысловатых виражах змея и совершенно не замечая, что за ней с огромным интересом и изумлением наблюдает Эррол Деннис, в тот полдень отдыхавший после дежурства. Он лежал на теплой траве, повернувшись на бок, в нескольких ярдах от них, небрежно держа во рту сигарету, белая рубашка была расстегнута так, что виднелось загорелое тело. Эррол был так хорош собой, что девушки заглядывались на него с интересом. Они улыбаясь проходили мимо, но все его внимание поглощала Марии. Она смеялась с веселой раскрепощенностью ребенка, белое платье поднялось выше колен, когда она и мальчики снова упустили воздушного змея и запрыгали по траве вдогонку за ним.
Глаза Эррола внезапно засветились. Он отбросил сигарету, гибко поднялся на ноги и присоединился к погоне за змеем. В нем поражали красота языческого фавна и типично ирландское лицо. Марни в одно мгновение разглядела это, когда мимо нее промелькнула белая рубашка и Деннис схватил змея за веревку как раз тогда, когда тот чуть не запутался в кроне старого дуба.
— Класс, мистер, спасибо! — задыхаясь, выговорил один из мальчишек, наблюдая загоревшимися, восхищенными глазами, как мастерски Эррол освободил воздушного змея из плена листвы и сучьев. В следующее мгновение тот уже радостно рванулся в небо.
— Откуда вас принесло? — потребовала ответа Марни.
— Из-под земли! — Его глаза смеялись, и только девушка из камня могла бы устоять перед ним, когда солнце освещало его лицо и руки, перед отблеском звериной силы желто-карих глаз. — Можно мне поиграть? — просительным тоном сказал он. — Воздушные змеи — моя слабость.
— Спросите лучше у мальчиков, — рассмеялась она, — это их змей.
— О, ваш приятель может поиграть с нами, мисс, — пропищал мальчишеский голос, и Эррол хмыкнул, благодаря парнишку, у которого было такое грязное лицо, каких Эррол давно не видывал.
Марни и Эррол играли с мальчиками и их змеем, пока те не отправились домой пить чай, и к тому времени волосы Марни совершенно растрепались, а искрящиеся зеленые глаза взглянули на Эррола, когда она обернулась к нему, помахав мальчикам рукой на прощание.
— Вот было здорово! — воскликнула она и бросилась на траву, а он присоединился к ней.
— Сигарету? — Он вынул портсигар, и она взяла одну.
— Боюсь, я никогда не повзрослею, — рассмеялась она, наклоняя голову к зажигалке.
— Нет, никогда не взрослейте. — Сигаретный дым проплыл мимо его глаз, с одобрением рассматривавших ее. — Вечное дитя природы. Вам это идет.
— Представляю, как я выгляжу, — ответила она, но не попыталась пригладить волосы. Она лениво лежала в траве на спине, с удовольствием дымя сигаретой и ощущая теплое прикосновение солнца к голым рукам и ногами. Сквозь ресницы девушка наблюдала, как несколько легких облачков плыли по голубому небу, она воспринимала Эррола Денниса таким же приятелем, как и ее кузен Дерек. Она совершенно забыла в эту минуту, как Дерек напугал ее в тот вечер, внезапно обнаружив далеко не братские чувства.
— Да, утешительное зрелище, — сказал Эррол и слегка коснулся пальцем кончика ее вздернутого носа. — Деточка, как вы ухитрились уговорить свою родню отпустить вас одну в эти джунгли, именуемые Лондоном? Разве мамочка не тревожится за свою любимую овечку?
— Моя мама умерла восемь лет назад вместе с отцом…
— Послушайте, какое несчастье! — Он выглядел сочувственно, и она рассказала про пароход, пошедший ко дну в Ирландском проливе и унесший из ее жизни двух восхитительных людей.
— Все равно я никогда их не забуду, — сказала она. — Когда они были со мной, я была по-настоящему счастлива. Мне очень повезло. Похоже, многие дети родятся у тех, кому они на самом деле не нужны, но я была нужна им, совершенно и полностью, и это было чудесное чувство.
— Марни — дитя любви, — пробормотал Эррол своим ласкающим ирландским голосом, и Марни не сразу заметила, что он накрыл своей рукой ее руку, лежавшую в траве. — Марни — очень редкое имя. Откуда оно взялось?
— Это комбинация имен моих родителей, — объяснила она. — Папу звали Гленн, но мама всегда называла его Гленни. А ее звали Мари, и они сложили оба имени, и получилось Марни. — Вот теперь Марни почувствовала руку Эррола и поспешила вытащить свою. — Не… не флиртуйте со мной. Будем просто друзьями, — попросила она.
— Разве нельзя флиртовать и в то же время оставаться друзьями? — спросил он мягко и насмешливо.
— Нет. — Она покачала головой, и ее волосы, вспыхивая и переливаясь, заблестели на солнце. — Мужчины начинают всего лишь флиртовать, а потом они… они…
— Вы не можете выговорить это? — Он усмехнулся сквозь сигаретный дым. — Они хотят целоваться и обниматься. Ну, во всем этом большой беды нет. Это все довольно приятно… и для девушки, и для мужчины.
— Ах вы! — Она вскочила на ноги и заторопилась от него, выбросив сигарету.
Он догнал ее, ничуть не смущенный тем, что сказал, в желто-карих глазах плясали чертики.
— Ей-богу, вы меня интригуете, Марни Лестер, — сказал он. — Наверняка не может быть, чтобы ваша нежная кожа и зеленые глаза скрывали наклонности уксуснокислой старой Девы!
Они стояли на обочине напротив площади, где была расположена клиника, дожидаясь, пока проедет автомобиль. Ей было слышно, как Эррол смеется рядом с ней, и внезапно собственный взрыв негодования и в самом деле показался ей уксуснокислым, достойным старой девы. Она тоже начала смеяться, весело и по-мальчишески, и в этот момент мимо проскользнула машина. Это был черный «бентли», и смех стоявшей на обочине пары, звонко разносившийся на тихой дороге, заставил водителя повернуть голову, и тогда он нахмурился. Пол Стиллмен смотрел на Марни и видел взлохмаченное облачко волос над смеющимися зелеными глазами, травинки, прилипшие к подолу белого платья.
Пол не мог знать, что большую часть дня она провела резвясь с двумя жизнерадостными мальчиками. Ему, когда он мельком взглянул на ее спутника, она показалась раскрасневшейся и встрепанной после далеко не невинной возни в траве с мужчиной, которому он не доверял и которого недолюбливал, но держал в клинике, потому что тот оказался исключительно хорошим специалистом. Если Эрролу хотелось флиртовать с сестрами, он был полностью вправе заниматься этим вне клиники, а если сестры теряли от него голову, что ж, это их проблема, все они были совершеннолетние, старше двадцати одного года. Но Марни Лестер — совсем другое дело. Она — деревенская сиротка, к тому же юная особа не ведала, насколько она привлекательна. Пол чувствовал ответственность за нее, и, когда он свернул «бентли» к обочине перед клиникой, его губы были сурово сжаты. Да, он чувствовал за нее ответственность, но теперь к ней примешивалось горькое разочарование.
— Это что, больница, да, мистер Стиллмен? Класс, больше похоже на какую-нибудь картинку! — воскликнул детский голосок с выговором кокни, и в ту же секунду губы Пола утратили суровость и он улыбнулся ребенку, сидевшему рядом с ним.
— Я говорил тебе, что у меня необычная больница, не так ли, Джинджер? Теперь тебе больше понравится остаться здесь? — спросил он.
Мальчик кивнул, глазея через плечо Пола на впечатляющие каменные ступени, которые вели к парадному входу в клинику, где в солнечном свете сияли коринфские колонны. У него было маленькое изможденное личико, а копна ярко-рыжих волос, казалось, пылала всеми красками, которых не было в его лице. Правое плечо было искривлено и высоко приподнято, и, когда Пол вынул мальчика из машины, карие глаза оглядели все вокруг, восторженно хлопая длинными ресницами. Пол привез из приюта кое-какую детскую одежду и доставал из багажника маленький чемодан, когда послышался звук шагов. Он поднял глаза и увидел Марни и Эррола Денниса. Марни углядела Джинджера, который, взобравшись по парадной лестнице клиники, стоял теперь на верхней ступеньке. Девушка радостно приветствовала их, подбегая к машине.
— Мистер Стиллмен, они разрешили вам привезти мальчика? Ох как я рада! — воскликнула она.
Но ее работодатель смотрел на нее без ответной улыбки, и она растерялась и почувствовала себя крайне неловко, когда его ледяные глаза скользнули по ней. Она не могла представить, что же такого она сделала, если он смотрит на нее так неодобрительно, потому что, когда они расставались утром в офисе, он был добродушен чуть ли не по-отечески. Она озабоченно закусила губу и посмотрела на Джинджера, разглядывавшего ее со ступенек клиники с величайшим интересом.
— Привет, Джинджер! — сказала она.
— Привет, мисс! — Он стоял на краю ступеньки, ухмыляясь в ответ. — Вы сестра, мисс?
— Нет, меня зовут Марни, — объяснила она. — Я секретарь мистера Стиллмена.
— Ох! — Его рот слегка раскрылся, и он посмотрел вниз на свои ботинки. — Я на минутку подумал, что вы сестра… в белом платье и все такое. — Его исключительно длинные ресницы бросали тени на бледные щеки, и Марни увидела, как он поежился, словно от холода. Она вспомнила двух энергичных мальчишек, с которыми играла в парке, бегавших со щенячьей резвостью, пышущих румяным здоровьем, и ее сердце заныло от сочувствия к несчастному малышу с искалеченным плечом. Она встретила взгляд Пола Стиллмена.
— Можно мне отвести Джинджера в его комнату и помочь там устроиться, мистер Стиллмен? — умоляюще попросила она. — Я… мне кажется, ему бы этого хотелось.
От Пола не ускользнуло то, как Джинджер потянулся к Марии, к такой юной и милосердной, и он не смог отказать в этом мальчику, несмотря на свое горькое чувство разрушенного идеала разумной и целомудренной молодой особы.
— Хорошо, Марни, вы можете помочь Джинджеру устроиться, раз вы оба этого хотите, — согласился он. — Он будет жить в двенадцатой комнате на третьем этаже. В соседней с Адой Баррингтон. Вы еще не знакомы с ней, но она потрясающая старуха. Когда-то она была очень знаменитой звездой мюзик-холла.
Ада Баррингтон? В голове немедленно всплыла песенка, которой научил ее отец: «Билли, мой большой, большой мальчик», и Марни вспомнила, что именно Ада Баррингтон принесла известность этой песенке, когда отец был еще мальчишкой, и он любил прогуливать школу и сидеть на галерке старого «Принцесс-театра» в Норфолке. Ее зеленые глаза засияли, но Пол Стиллмен явно пребывал далеко не в благодушном настроении, так что она не стала рассказывать, что быстро вспомнила Аду Баррингтон, взяла чемодан, который он ей передал, и побежала по ступенькам к Джинджеру.
— Так вот, значит, этот паренек из приюта? — заметил Эррол, когда Марни взяла Джинджера за руку и они исчезли в здании клиники. Эррол посмотрел на Пола. — Когда вам будут нужны снимки плеча?
— Пока не нужно. Пусть он сначала привыкнет к нам, и я хочу его подкормить, прежде чем идти на какую-либо операцию. Он прошел сквозь мясорубку, несчастный малыш, и нервы у него никуда не годятся. — Потом Пол поймал глаза Эррола и нарочито весело поинтересовался: — Вы не теряете времени даром, не так ли, Деннис? Видел, как вы возвращались из парка с Марни.
— Сейчас видели? — Эррол подумал о растрепанных волосах Марни, и его втайне позабавило то, что Пол Стиллмен, должно быть, сделал поспешный вывод о том, что он целовался с этим невинным ребенком. «Забавно, — лениво подумал он, — как до смешного слепы бывают порой очень проницательные люди».
— Она славная девочка, — сказал он, растягивая слова, — игривая, как котенок.
Он стряхнул с пальцев окурок сигареты и неторопливо пошел к ступеням клиники. На его губах промелькнула довольная улыбка, когда он услышал, как Пол дал волю своему гневу, громко хлопнув дверцей машины.
Комната Джинджера была светлой и просторной, окна ее выходили на территорию клиники. Джинджеру надо было исследовать все — комод и шкаф, тумбочку у кровати и даже ковры на полу. Марни распаковала его чемодан и уложила вещи в ящики комода. Закончив, она села на пол около кровати, и тут они с Джинджером познакомились по-настоящему. Дети инстинктивно чувствуют, насколько искренно отношение взрослых, и в детском сердце не было сомнения в чувстве, которое испытывала Марни, прижимая его к себе.
— Мне операцию будут делать, — сообщил он важным тоном, — на плече. — Он потрогал плечо Марни, словно хотел сказать, что однажды его плечо будет таким же прямым, как у нее. Он улыбнулся ей. — У вас зеленые глаза, мисс, как липовые листочки.
От этого сравнения на лице ее мелькнула улыбка.
— Можешь называть меня Марни, — сказала она ему.
Он повторил ее имя про себя и дотронулся до нее удивленными руками. Она была чем-то совершенно новым в его маленькой жизни, до сих пор знавшей только убожество и жестокость трущоб, а потом суровый холод приюта. Ему было около четырех с половиной лет, когда мать оставила его, и хотя смутные воспоминания все еще жили в нем, они никоим образом не были связаны с чистой, слегка ароматной свежестью кожи Марни, мягкостью ее волос и нежным голосом. Юный ум Джинджера искал сравнения, чтобы описать ее, и, поскольку единственные приятные воспоминания в его жизни были связаны с кино, куда сосед отца иногда брал его с собой, когда пьяный Фарнинг приводил домой женщин, Он сказал:
— Вы прямо как из фильма, мисс.
— Правда, Джинджер? — Она не сделала ошибки и не посмеялась над комплиментом. — Как мило, что ты так говоришь.
— Люди в кино живут в больших красивых дворцах, знаете, мисс, и у них много-много мужей и жен. — Он оглядел ее торжественными глазами в обрамлении длинных ресниц. — А у вас есть муж?
— Нет, Джинджер, я не замужем.
— Разве вы не хотите выйти замуж?
— Только если кто-то очень милый будет очень, очень любить меня, Джинджер, пока мы оба не состаримся и не отправимся на небеса.
— А он так сделает, мисс?
— Кто, Джинджер? — спросила она заинтригованно.
— Смеющийся человек.
— Смеющийся… а, понятно! — Ее руки обняли мальчика, она понимающе улыбнулась. — Это мистер Деннис, милый. Он здесь работает, но не думаю, что он способен любить одну-единственную девушку, пока не состарится. — Она взглянула на часики. — Тебе скоро принесут чай. Ты хочешь есть?
Он кивнул, а потом, оттого что ему хотелось поделиться чем-то очень сокровенным, он прижал губы к уху Марни и, щекоча ее ими, прошептал:
— Если хочешь, Марии, я женюсь на тебе, когда вырасту и стану совсем здоровым.
— И это значит, что мы теперь помолвлены? — прошептала она в ответ с подобающей серьезностью.
— Да, — ответил он, и они улыбнулись друг другу.
Они вместе кушали за столиком у солнечного окна, когда пришел Пол Стиллмен, чтобы посмотреть, как Джинджер устроился. Когда он открыл дверь и его взгляд упал на Марни и Джинджера, с деловым видом жующих банановые сандвичи и джем, в его глазах появилась невольная улыбка.
Джинджер повернулся на стуле и подарил ему — испачканную джемом улыбку.
— Привет, мистер Стиллмен, — сказал он. — Мы пьем чай… и теперь я совсем не против здесь остаться.
Пол подошел к столу и взял себе сандвич с бананом.
— Рад слышать, что ты хочешь остаться, Джинджер. Полагаю, ты положил глаз на мою хорошенькую секретаршу?
Джинджер торжественно кивнул, а Марни залилась краской, когда Пол, проглотив сандвич, посмотрел на нее с циничным выражением, заменившим улыбку в его глазах.
— Похоже, вы умеете обращаться с мальчиками, Марни, — протянул он.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дом незнакомцев - Уинспир Вайолет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Дом незнакомцев - Уинспир Вайолет



Очень добрая и искренняя книга. Одна из редких книг, которая дарит гармонию в душе.
Дом незнакомцев - Уинспир ВайолетЛюдмила
20.02.2013, 22.28





Классная книга,очень понравилась! Только вот конец смазан ,еще главы точно не хватает! Читайте не пожалеете!
Дом незнакомцев - Уинспир Вайолетвиктория
13.11.2014, 20.14





Очень затянутая,простая милая сказка без пошлости, буйства чувств. Прочла и забыла .
Дом незнакомцев - Уинспир ВайолетЗара
31.03.2015, 13.24





смехотворно
Дом незнакомцев - Уинспир ВайолетГюльджан
19.03.2016, 20.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100