Читать онлайн Запретная страсть, автора - Уинспир Вайолет, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретная страсть - Уинспир Вайолет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.96 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретная страсть - Уинспир Вайолет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретная страсть - Уинспир Вайолет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинспир Вайолет

Запретная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

С того момента, как они отплыли от палаццо, манера поведения Ника полностью изменилась. Он превратился в вежливого, обаятельного, отстраненного гида и старался, чтобы Делла не пропустила ни одной достопримечательности.
Они прогулялись по внутреннему дворику Дворца дожей, где у подножия гигантской лестницы их приветствовали застывшие в мраморном величии Марс и Нептун. Делла была даже рада, что ее спутник замкнулся в себе и больше не разговаривает с ней о своей семье. Так или иначе, но его поведение соответствовало ее собственному настроению, и, когда они стояли около скульптуры или картины и он начинал рассказывать о них, Делла смотрела в его задумчивое мужественное лицо и понимала, какие тайны скрываются в его сердце. Полумрак и мерцающая позолота византийских церквей помогали ей прочувствовать те глубины души, через которые прошел Ник. Огонь свечей отражался в его темных глазах, но его мысли были скрыты от нее, он говорил только об истории, обаянии древности и загадках прошлого.
Они полюбовались двумя каменными маврами, стучавшими молотками по огромному бронзовому колоколу, и отправились обедать в маленькую trattoria
type="note" l:href="#FbAutId_20">[20]
, расположенную на грубой каменной платформе, под которой глухо плескалась вода.
Они полакомились fritto misto, блюдом, состоящим из смеси жареных креветок, скампи, крабов в мягких панцирях и сардин. За ним последовали petti di polio – куриные грудки с крошечным зеленым горошком и картофелем. Ник настоял на том, чтобы Делла отведала и десерт, сказав, что иначе его итальянское чувство гостеприимства будет не удовлетворено, поэтому она также съела сочные лимонные блинчики и выпила чашку кофе со сливками.
За ленчем Ник немного расслабился, и, облокотившись на дамбу, окружавшую кафе, он улыбнулся при виде сказочного неба над Венецией.
– С птичьего полета Венеция имеет форму сердца, – заметил он, зажигая сигару и выпуская дым в прозрачный голубой воздух.
Делла не оспаривала его утверждение; немного позже они отправились в Corte della Seta, Двор шелка, где Делла не смогла удержаться от соблазна и купила отрез красивого шелка темно-лилового цвета, из которого могло получиться замечательное платье. Ник хотел заплатить за него, но она твердо заявила, что хочет получить удовольствие от самостоятельной покупки сувениров на память о Венеции.
– Где я могу купить венецианский кубок? – спросила она. – Мне хочется что-нибудь необыкновенное… для друга.
– Мне кажется, я знаю такой магазин, – ответил Ник и привел ее на маленький шумный рынок, где она залюбовалась разноцветными фруктами, рыбой, разложенной на зеленых листьях, огромными горками сыра и золотистыми дынями с шершавой кожицей. За крошечными окнами скрывался антикварный магазин – маленькая сокровищница, полная стекла, меди и старинных украшений. С помощью Ника Делла наконец остановила свой выбор на муранском кубке из такого тонкого стекла, что его пришлось упаковать в несколько слоев папиросной бумаги, а затем уложить в коробку, наполненную соломой.
Они уже уходили из магазина, когда Ник вдруг остановился, чтобы полюбоваться старинным флорентийским браслетом. Он купил браслет и положил его в карман пиджака, и Делла предположила, что это подарок для его знакомой.
Они снова вернулись к колокольне, которая казалась Делле одухотворенным существом, согретым всеми теми людьми, которые проходили здесь через арки и стояли под каменными ангелами и горгульями, украшавшими стены. По широкой мостовой piazzetta, между ногами людей, разгуливало множество голубей, они раздували плюмажи и ворковали. Пара монашенок в широких чепцах водили за собой стаи послушниц по аркадам и галереям, украшенным скульптурами и резьбой на религиозные и военные темы.
Делла была счастлива провести этот день с Ником. Она с большим интересом прислушивалась к его рассуждениям о Венеции. В разговоре Ник старался не касаться своих воспоминаний, связанных с этим городом, и только изредка она замечала в его глазах отблеск затаенного огня.
Они беседовали о Дездемоне, ведь легенда о ней была еще жива в Венеции, где в стародавние времена мавры владели роскошными дворцами и золотоволосыми венецианскими рабынями. Это были дни веселых регат на Большом канале, с парадом куртизанок и костюмированными сатурналиями. Все это Делла очень живо представляла себе, стоя рядом с Ником на балконе фонарной башни, на которую они поднялись на лифте. Под ними громоздились позолоченные купола, красные черепичные крыши и узкие шпили церквей.
День был такой безоблачный, что на севере они могли заметить сверкающие пики Альп.
Отсюда открывался незабываемый вид на город, утопавший в кружеве каналов, которые с высоты казались зелеными, словно жадеиты. Сказочный город с сотнями мраморных дворцов и тысячами каналов. Город колоколов, птиц и церквей с такими странными названиями, как, например, церковь Босоногих монахов.
– Венеция всегда необыкновенна, – вымолвил Ник, облокотись на перила балкона. – Она завоевывает самые жестокие сердца. Ее лейтмотив – это печаль великой красоты, обреченной на гибель. Подобно определенным женщинам, Венеция – это то место, которое помнят сердцем. Ей недостает богатства Рима, холмистого величия Тосканы, бархатного очарования Флоренции, но вместо этого она обладает собственным мистическим очарованием. У нее есть душа!
Здесь, на башне, Делла почувствовала на себе магическое воздействие захода солнца, или capolovoro, как его здесь называли. Пока золотисто-красное солнце опускалось в отдаленную лагуну, небо медленно приобретало полупрозрачный зеленый оттенок, а купола и шпили, казалось, были мягко очерчены золотым карандашом.
В город проникли сумерки, и на прибрежных домах загорелись фонари, отражавшиеся в воде каналов. Далеко вдали виднелся их лайнер, освещенный огнями. Звук его гудка разнесся над водой, подобно зову Кассандры.
– Пора возвращаться. – Ник взял Деллу за руку, и они вошли в лифт, который мгновенно опустил их с небес на землю. Но он не повел ее к моторным лодкам, которые быстро наполнялись другими пассажирами. На своем живом венецианском диалекте он окликнул одну из прелестных расписных лодок, над ней тут же были подняты паруса с изображением знаков зодиака.
– Эти лагунные лодки называются bragozzi, – сказал Ник, опускаясь рядом с Деллой на сиденье. – Нельзя покидать Венецию на моторной лодке.
Девушка улыбнулась, но ничего не ответила, так как ее голос мог выдать ее смятение. Они заскользили по лагуне, постепенно погружаясь в тень, и Делле показалось, что она одета в подбитый соболями бархат, а Ник – в тунику и рейтузы.
Словно пытаясь усилить это волшебство, мужчина, управлявший лодкой, запел печальным мягким тенором: «Maridite, maridite, donzella. Che donna maridada, e sempre bella».
Делла часто пела по-итальянски, поэтому она поняла слова песни. Она отвернулась от Ника и сделала вид, что поглощена разглядыванием звезд, блестевших в темном жадеитовом море. «Выходи замуж, выходи замуж, девушка, замужняя женщина так прекрасна!» Делла обрадовалась бризу, остудившему ее щеки. Неужели лодочник вообразил, что они с Ником влюбленная пара? Она ощущала, как ее сердце бьется словно сумасшедшее, и, даже когда они поднялись на борт «Звезды», ее встревоженные чувства не успокоились. Перед тем как позволить ей удалиться в свою каюту, Ник тихо сказал:
– Вы должны принять это от меня, Делла, на память о нашем пребывании в Венеции. – Он взял ее за запястье и застегнул на нем флорентийский браслет.
– Ник…
Ее протест был быстро остановлен прикосновением его пальцев к ее губам.
– Носите его, он вам идет. Час спустя Делла все еще не снимала браслет. Она стояла у иллюминатора в халате, не чувствуя сил, чтобы переодеться к ужину. Она никак не могла расстаться с воспоминаниями об этом дне и, глядя из окна на огни корабля, отраженные в воде, с неохотой думала о том, что пора присоединиться к другим пассажирам. Они будут разговаривать и смеяться, обсуждая свою экскурсию в Венецию, но ее собственные впечатления были слишком глубоки, чтобы передавать их в легкой беседе.
Сегодня был один из самых запоминающихся дней в ее жизни. Делла даже чувствовала, что после своего визита в палаццо Ника она изменилась каким-то непостижимым образом. Неудивительно, что его бабушка с такой уверенностью утверждала, будто он никогда больше не сможет снова вступить в брак. В его сердце навсегда остался ужас того мгновения, когда закричала его обожаемая дочь… может быть, взывая к своему папе. Делла инстинктивно поднесла руку к глазам, словно только что стала свидетелем этой чудовищной сцены, и почувствовала, как золотой браслет сдавливает ее запястье… как будто кто-то схватил ее за руку.
– О, Ник! – выдохнула она и поняла, почему ей было так тяжело думать об ужине. Ник будет сидеть за соседним столиком с Камиллой, и он снова превратится для нее в незнакомца, снова на нем появится маска веселости и беззаботности, под которой он прятал свою истинную сущность от глаз таких же веселых, беззаботных людей, помогавших ему забыть о прошлом.
Делла вздохнула и так крепко закусила губу, что она начала кровоточить. Вечера все равно нельзя было избежать, и, обхватив руками свои хрупкие плечи, девушка подошла к встроенному шкафу и открыла его. После недолгих размышлений о том, что надеть, она решила присоединиться к карнавалу, которым окружил себя Ник, и выбрала платье цвета морской волны с пышными экстравагантными рукавами и глубоким вырезом на спине. Спереди оно выглядело строгим, но стоило ей повернуться, как все видели ее обнаженную спину. Когда она надела его впервые, Марш был шокирован и, танцуя с Деллой, явно чувствовал себя неуютно, как будто ему не нравилось дотрагиваться до ее обнаженной кожи. Но Делла не сомневалась, что Нику платье покажется забавным.
Перед тем как покинуть свою каюту, она долго и отстраненно разглядывала себя в большом зеркале. Зеленоватый шелк бросал мягкий отблеск на ее кожу, а белокурые шелковистые волосы были убраны как у пажа. Делла выглядела шикарно и казалась вполне спокойной, но она не осмелилась слишком пристально посмотреть в собственные глаза. Этим вечером они были скорее зелеными, чем голубыми, как будто их затемняло предвестие шторма.
Раздался бой часов, и ее нервы напряглись. Надо было идти на ресторанную палубу. Когда она поднималась по лестнице, из громкоговорителя раздалась песня «Успокойся, глупое сердце». Делла перевела дыхание и провела кончиками пальцев по эмалевым узорам браслета, своего единственного украшения, придававшего ее наряду очарование древности.
Глупо, конечно, сочувствовать молодому человеку, покинувшему тело Николаса Франквилы двенадцать лет назад.
К своему великому облегчению, Делла заметила Джо Хартли, который как раз собирался войти в ресторан, когда она повернула в коридор. В смокинге он казался еще крупнее и солиднее, чем обычно.
– Делла! – воскликнул он, увидев ее. – Добрый вечер, милашка, вы сегодня просто ослепительны.
– Спасибо, Джо. А у вас такой представительный вид!
Она улыбнулась своей самой веселой улыбкой и взяла его под руку, чтобы вместе войти в ресторан. Музыка все еще играла, и, хотя Делла непринужденно отвечала на реплики Джо, весь ее слух был обращен к песне, этой глупой, сентиментальной песенке, которую она однажды исполняла на благотворительном концерте… «Любовь и очарование – не одно то же… любовь и очарование».
Джо отодвинул стул, и она села на свое место. Она поприветствовала молодоженов… О да, Венеция просто необыкновенна, везде чувствуется древность. Да, не правда ли, собор Святого Марка просто создан для романтических историй?.. Нет, они не обедали на piazzetta, они нашли маленькую trattoria над каналом… с водными растениями, обвивающими стены, словно золотая кольчуга.
– Должно быть, вам и мистеру Хартли очень понравилось, – заметила ее собеседница.
– Я не… – Делла замолчала и закусила губу, услышав женский смех за соседним столиком.
– Разумеется, все было просто замечательно. – Джо сжал руку Деллы и заглянул ей прямо в глаза, давая ей понять, что готов служить ей прикрытием. Возможно, Ник сейчас развлекает Камиллу забавными подробностями своей экскурсии по Венеции в компании Деллы. Делла была совершенно уверена, что ее лицо побелело… Раз уж жизнь была так жестока к мужчине и причиной этому была женщина, почему бы и ему не быть в свою очередь жестоким? Камилла снова засмеялась, и Делла не стала возражать, когда Джо заказал два джина с тоником. Ей необходимо было выпить, и, когда напитки подали, она выпила свой почти залпом.
Весь ужин она сидела спиной к столику Ника; она ни разу не взглянула в его сторону и была исполнена решимости никогда вновь не терять над собой контроль и не позволять сочувствию ослепить себя. Она не должна забывать, что подлинные чувства обжигают так же губительно и горестно, как и молния, которая ударяет в дерево и уничтожает его. От Ника осталась только плоть, а вместо эмоций у него одна лишь ирония. Она почти желала, чтобы его бабушка не открывала ей его прошлое, ведь ей причиняла боль мысль о том, что он добивался лишь ненависти, так как боялся любви.
– Официант, шампанского, – услышала она голос Джо, – у нас намечается вечеринка на четверых.
И они действительно устроили вечеринку. Джо настоял, чтобы молодожены присоединились к ним после ужина в бальной зале, где, несмотря на свою полноту, он показал себя настоящим танцором. Он умудрился раздобыть серпантин и конфетти и заставил всех присутствующих веселиться вместе с ними. Шум, веселье и топот продолжались почти до полуночи, но внезапно у Деллы начался приступ клаустрофобии, и ей понадобился глоток свежего воздуха.
Она незаметно ускользнула и поднялась на верхнюю палубу в поисках уединенного места. Там она с облегчением облокотилась на холодные поручни и стала смотреть на море, похожее на темную обжигающую массу звездного света. Здесь, на кормовой палубе, все звуки были приглушены и ветер почти не ощущался, поэтому Делле не было холодно, и она позволила волшебной ночи успокоить ее душевную боль.
Какой-то демон усмирил эти глубины… Какой демон? – размышляла она. Ведь совершенно очевидно, что всю эту красоту сотворил ангел. Демоны только причиняют муки… Люцифер упал с небес на землю, чтобы истоптать ее огненными ногами.
Делла напряглась, услышав звуки шагов по тихой палубе… пусть это будет Джо, молилась она, но шаги приближались, и девушка уже знала, кто выследил ее в этом укромном уголке корабля. Она также понимала, что похожа сейчас на золотистую бабочку, запутавшуюся в паутине. Ее кожу покалывало от страха перед тем мужчиной, который появился из темноты, словно паук в поисках своей жертвы. Как она была глупа, что оставила безопасную бальную залу и надежное общество Джо!
Вздох, похожий на стон, вырвался из ее груди, когда теплые руки Ника скользнули по ее холодным обнаженным плечам.
– Мне очень понравилась ваша изысканная нагота, – прошептал Ник. – Весь ужин я имел удовольствие любоваться вашей обнаженной спиной, и я считаю, что ваши лопатки двигаются с исключительной элегантностью.
Произнеся эти слова, он демонстративно склонился над ее плечом, и Делла почувствовала, как его губы коснулись ее кожи.
– Как вы смеете?.. – Она яростно стиснула зубы. – Почему вы не оставите меня в покое?
– Ни одна женщина, которая хочет, чтобы ее оставили в покое, не придет сюда любоваться светом звезд.
Внезапно он крепко схватил ее за плечи и развернул лицом к себе. Испуганные глаза Деллы напоминали ртутные озера. Ее глупое сердце привело ее к этой встрече, и теперь оно смеется над ней вместе с ним.
– Оставьте меня, Ник. Я жду Джо!
– Добряка Джо? С ним вы всегда чувствуете себя в безопасности, словно он ваш отец. – Его пальцы скользнули по ее левой руке и нащупали браслет. – Я думаю, что, если бы вы действительно ненавидели меня, Делла, вы бы не надели это. Я удивляюсь, что с вами? Или вы боитесь, что наша дружба будет напоминать небеса, захваченные адом? Вы знаете, после сегодняшнего дня, проведенного вместе, с вашей стороны было крайней неблагодарностью игнорировать меня за ужином, и я никогда не поверю, будто вы считаете Джо таким обворожительным, что не можете отвести от него глаз.
– Мне очень нравится Джо, мы это уже обсуждали, Ник. Да, я провела в вашем обществе приятный день, и вы показали мне достопримечательности Венеции, но я не должна из-за этого таращиться на вас в ресторане. Кроме того, вы были в приятной компании и, судя по веселью Камиллы, рассказывали ей о нашей поездке.
– Неужели вы верите в то, что говорите? – Из его раскосых глаз внезапно исчезла всякая чувственность, они сузились, окидывая взглядом и ее бледную кожу, и бирюзовое платье, и блеск золотых волос над запрокинутым лицом. – Какое же мнение у вас сложилось обо мне, если вы считаете, что я мог выбрать вас предметом своих насмешек? Разве вы не поняли, что собой представляет Камилла? Она смеется, чтобы польстить мужчине, делая вид, что каждое его слово – шедевр остроумия. Per dio! Я ни словом не обмолвился ни о дне, проведенном с вами, ни о том, что значило для меня вновь увидеть Венецию в вашем обществе, но можно мне спросить, не подшучивали ли вы надо мной за вашим столиком?
– Ник, как такое могло прийти вам в голову?
– А как вы можете обвинять меня? – Он отшвырнул ее от себя, отбросив на перила, и его лицо превратилось в маску яростного презрения. – Все женщины одинаковы, непревзойденные двуликие Янусы. Весь день улыбающееся лицо очаровательного милосердия, а с приближением ночи черты приобретают выражение очаровательного разврата. Посмотрите на свое ничего не скрывающее платье! Вы заслуживаете, чтобы вас отшлепали… а может, это просто призыв соблазнителю?
Делла вцепилась в поручни и почувствовала, как ободок флорентийского браслета впился в ее запястье. Сейчас, казалось, он жег ей руку, и она начала расстегивать его дрожащими пальцами.
– В-вы можете забрать его назад. Подарите его Камилле – она единственная, кто жаждет, чтобы вы ее соблазнили.
– Оставьте его у себя, – прорычал он, – или выбросьте за борт. Да, бросьте его в море, которое редко отдает назад свою добычу.
С этими словами он развернулся на каблуках и зашагал по направлению к лестнице. Делла держала расстегнутый браслет в руках и, услышав эти слова, закрыла глаза от боли и раскаяния.
Что на нее нашло? Она никогда не была жестокой, но что-то заставляло ее говорить все эти жестокие слова Нику, который и так уже был изранен сверх всякой меры. Слезы обжигали ей веки. Почему она так оборонялась от него?.. Но словно испугавшись ответа, который нашептало ей море, Делла бросилась в свою каюту. Она внезапно почувствовала невыразимую усталость, как будто все события этого дня мгновенно навалились на нее тяжким грузом, который она более не в силах была выносить.
Она разделась и отправилась в постель. Природа была к ней благосклонна, набросив нежное одеяло сна на ее встревоженные чувства, и она спокойно проспала до утра.
Корабль неуклонно продолжал свой путь, давая своим пассажирам возможность насладиться ярким солнечным светом, который уже ворвался в иллюминатор рядом с кроватью Деллы и стер все тревоги прошлой ночи. Она быстро выскочила из кровати и приняла душ. Как только капли воды коснулись ее кожи, у нее возникло внезапное желание искупаться перед завтраком. Она надела жадеитово-зеленый купальник и короткий махровый халат, убрала волосы под резиновую шапочку, в которой принимала душ, и вышла из каюты в надежде, что в это время суток бассейн окажется пустым.
К ее радости, так и случилось. Делла быстро отбросила халат на ближайшие поручни, сняла сандалии и нырнула в чистую зеленую воду бассейна. Это было божественно. Плавание было одним из излюбленных способов Деллы поддерживать форму, и она прекрасно умела плавать. После нескольких заплывов вдоль бассейна она поднялась по ступенькам к трамплину. Она стояла, приготовившись к прыжку, как вдруг худая полуобнаженная фигура показалась в одной из арок и кинулась в воду.
Делла стояла на доске, словно пригвожденная, все еще готовясь к прыжку, хотя голова и плечи мужчины уже показались из воды и он заметил ее на фоне залитого солнцем неба. Их глаза встретились и не могли расстаться: темные глаза с влажными ресницами и бирюзовые, яркие от испуга. Это так несправедливо, думала Делла. Она специально выбрала этот ранний час, чтобы поплавать в одиночестве, но, очевидно, это были происки циничной судьбы, которая постоянно сталкивала ее с Ником. Нагнув подбородок, она нырнула, брызнув водой ему в лицо. Ей необходимо было надеть на себя маску клоуна, чтобы справиться с безрассудным влечением к человеку, для которого не было постоянного места в ее жизни. Ведь это постоянно происходит в круизах по теплым и романтичным морям? Кто-то обязательно привлекает к себе внимание окружающих женщин… ей просто надо принять это и не разыгрывать трагедию каждый раз, когда Ник пересекает ее орбиту.
– Доброе утро, синьор. – Она молила про себя, чтобы он забыл то, как они распрощались прошлой ночью. – Вот уж не думала, что вы так рано встаете. Вода такая хорошая!
– Восхитительная, – согласился он. – Я и не думал, что вы ныряете как чемпион. А плаваете вы так же хорошо?
– Если вы хотите посоревноваться, то я готова.
Она ринулась к дальнему концу бассейна и почувствовала, как на нее накатывается волна, – это Ник бросился за ней в погоню. Подплыв к ней вплотную, он внезапно нырнул и, вынырнув впереди нее, обхватил ее мускулистыми руками.
– Ник! – Она трепыхалась, словно пойманный угорь, а его лицо морщилось от смеха, в то время как он крепко прижимал к себе ее влажное тело.
– Я давно взял себе за правило никогда не позволять женщине одерживать верх надо мной, поэтому я редко веду честную игру. – Его улыбающееся лицо приблизилось к ней, и он поцеловал ее прямо в воде… Это было странное, почти пугающее ощущение – чувствовать, как их тела переплелись, а его губы пытаются поймать ее протестующие губы. Они были похожи на сливающиеся потоки света и тьмы… на здравый смысл, побежденный туманным хаосом чувств.
Честная игра… Ник никогда не бывает честным, но она должна играть по правилам. Ради себя и ради Марша.
Делла подняла руку и дернула Ника за волосы, так что он завопил и отпустил ее. Она тут же бросилась к краю бассейна, вылезла и села на влажные плитки, мокрая и задыхающаяся, с облегчением наблюдая, как появляются другие купальщики.
Ее руки дрожали, когда она стягивала с себя купальную шапочку, позволяя волосам закрыть свое покрасневшее лицо. Ее переполняло чувство стыда за свое предательство, ведь если бы она не сняла кольцо Марша, она бы не связалась с Ником и ей бы не пришлось сейчас бороться с ним в бассейне, забыв о приличиях.
– Все эти упражнения вызвали у меня зверский аппетит. – Делла вскочила на ноги. – Я ухожу завтракать.
Она направилась к поручням, на которых оставила свой махровый халат и сандалии. Огибая бассейн, она видела, что Ник плывет ей наперерез. Он вылез из бассейна, когда Делла натягивала свои сандалии. Она бросила на него сердитый взгляд из-за рассыпавшихся волос, запрещая ему подойти ближе.
Он стоял перед ней, высокий и смуглый. Капли воды запутались в кудрявых волосах на его груди, стекали по плечам. Солнце слепило его глаза, и он прикрыл веки. Весь его вид возбуждал Деллу, и не слегка, а яростно. Она схватила халат и быстро набросила его на мокрый прилипший купальник, чтобы закрыть себя от его глаз.
– Вы позволите мне позавтракать вместе с вами? – произнес Ник сухим тоном, как будто он догадывался о том, что происходило у нее внутри. – Я обещаю вести себя самым лучшим образом, и мы попросим сервировать стол на палубе, если вам будет угодно.
– Я… я не знаю, Ник. – Она запахнула полы халата, глядя на маленький медальон, который поблескивал на его коричневой, волосатой, сильной груди. – Вы даете обещания, но вы с легкостью нарушаете их. Это нечестно – я хочу, чтобы мы были друзьями, но вы поступаете так, что нам легче стать врагами.
– Врагами? – мягко переспросил он. – Я так не думал, но вы англичанка, а я итальянец, и вполне возможно, что у нас разная интерпретация того, что происходит между мужчиной и женщиной. Давайте сойдемся на том, что мы озадачиваем друг друга, и это будет гарантией того, что мы не наскучим друг другу.
– Мне кажется, Ник, с вами гораздо безопаснее быть занудой. Тогда бы вы оставили меня в покое.
– Вы действительно этого хотите, Делла? Чтобы я оставил вас в покое? Это будет легко сделать, так как я не позволяю ни одной женщине стать для меня настолько необходимой, что я перестану замечать солнце или луну, если они не отражаются в ее глазах. Мне уйти?
Было так легко сказать «да», ведь он признался, что всего лишь развлекается с ней. Это слово уж было на ее губах, но другие слова, сказанные старой печальной женщиной в кипарисовом саду, не позволили Делле лишить его удовольствия от ее общества, хотя бы за завтраком.
– Я поступаю глупо, Ник, – вымолвила она. – Я знаю, что не могу вам доверять, но я не могу и устоять перед соблазном позавтракать на палубе. Вы действительно можете это устроить? Обычно официантам не нравится, когда нарушается заведенный порядок.
– Правила для того и существуют, чтобы их нарушать. – Ник улыбнулся, но его глаза оставались серьезными. Выражение его глаз было почти жестоким, как будто он никогда не позволял, чтобы его желания не выполнялись. Когда Делла смотрела на него, ее сердце билось, словно крошечные тревожные барабанчики… Удастся ли ему добиться своего до окончания этого путешествия?
– Я сбегаю и переоденусь, – сказала Делла. – Закажите для меня яичницу с беконом. Я недолго.
– К вашим услугам, синьорина, – самодовольно ответил он, и Делла с трудом сдержалась, чтобы не броситься прочь от него. Его насмешливый взгляд манил ее к себе, он преследовал ее уже после того, как она покинула палубу. Именно этот взгляд заставил ее замешкаться возле каюты эконома, где она оставила свое жадеитовое кольцо. Пришло время вновь надеть его на руку… Это будет ее талисман против того влияния, которое граф Николас ди Фиори Франквила оказывает на ее чувства. Ни один мужчина не имеет права быть таким привлекательным, как он… лоснящийся, рыжевато-коричневый тигр с шипом в сердце, который он никому не позволяет вырвать из груди.
Когда Делла появилась на палубе, на ней было платье цвета нарциссов, доходящее до колен, свежее и яркое, как солнечный свет. Ее волосы были убраны назад, губы слегка накрашены, а на левой руке сияло кольцо Марша.
Ник ждал ее в темных узких брюках и в распахнутой шелковой рубашке, казавшейся еще белее на его загорелой коже. Он лениво грелся на солнце, но в то же время Делла чувствовала, как в нем бурлит энергия. Внизу под ними море развернуло свое огромное зеленое крыло, пронизанное извилистыми серебряными линиями.
– Вы действительно напоминаете тень мимозы на южной стене, – сказал он. – Официант несет наш завтрак на подносе, он появится через несколько минут. А пока посмотрите на море, оно такого же цвета, как и стрекозы.
Делла подошла к нему и намеренно подняла левую руку, положив ее на поручень. На кольцо тут же опустился солнечный луч и засверкал в драгоценных камнях. Делла молча глядела на море, и ей казалось, будто ее нервы сжались в комок. Она чуть не подскочила, когда Ник заговорил.
– Очень красиво. – Он дотронулся до кольца кончиком пальца. – Почему я не видел его раньше? Или это внезапное появление кольца имеет какой-то глубокий смысл?
Она покраснела и вдруг почувствовала, как нелепо она выглядит, пытаясь поставить Ника на место. В одно мгновение он воспользовался своим преимуществом и дал ей понять, что она играет с ним в детские игры.
– Кольцо стоит кучу денег, – оправдывалась Делла, – я боялась, что во время плавания или игр на палубе я могу потерять его.
– Но вчера мы не плавали и не играли в игры, – возразил он. – А может, я ошибаюсь и вы разыгрывали спектакль?
– Не более, чем вы, – промолвила она, вцепившись в перила. Ее кольцо сверкало и переливалось в солнечных лучах. – Неужели вы так откровенны с людьми, Ник, что можете позволить себе осуждать меня? Разве мы не признались в самом начале нашего путешествия, что оба имеем право на секреты?
– Сегодня ваша очередь открывать секреты, не так ли? Почему вы решились на это? Не потому ли, что я поцеловал вас в бассейне и впервые в жизни вы почувствовали себя женщиной?
– Это типичная мужская самонадеянность. Мужчинам кажется, что их поцелуи открывают нам дорогу в рай. – Делла почувствовала, что дрожит от гнева и возбуждения. – Я хочу, чтобы мы были друзьями, Ник, но если вы будете высмеивать меня…
– А вот и наш официант с завтраком, – примирительно произнес он. – Сдерживайте свои слезы, не то он подумает, что я был груб с вами, а вы сегодня выглядите особенно беззащитной и невинной. Вы ведь не хотите усугубить мою дурную репутацию?
– Я… я больше не верю в вашу дурную репутацию, – тихо сказала она и прошла к своему стулу, взяв поднос из рук официанта. Он улыбнулся Делле, поклонился Нику и оставил их, когда они приступили к завтраку. – Ник, – начала объяснять Делла, – я хочу, чтобы вы знали, что я не носила кольца по причинам, которые никак с вами не связаны. О таком мужчине, как мой жених, любая девушка может только мечтать. Он заботился обо мне с тех пор, когда я была еще ребенком. Но когда я поднялась на борт «Звезды», я почувствовала, что ничего не знаю о жизни, поскольку всегда находилась под его защитой. Я сняла кольцо, подчиняясь порыву. Это было глупо с моей стороны, но мне хотелось понять, могу ли я справиться с определенными ситуациями сама, без этого кольца, свидетельствующего о том, что стоит мне только назвать имя моего жениха – и все трудности исчезнут. Я думаю, мне просто хотелось быть настолько незаметной, а это вряд ли возможно с таким дорогим кольцом на пальце.
– Значит, жених богат и знаменит? – Ник откинулся назад на стуле с чашкой кофе, и его взгляд был таким вежливым и безразличным, как будто они только что познакомились. – И разумеется, он старше вас, если заботился о вас с детских лет.
– Он еще не впал в старческое слабоумие, – возразила Делла. – Он один из тех мужчин с умом и волей, которые рано преуспели в жизни, и он не намного старше вас, Ник. Он стал опекать меня после смерти моих родителей.
– И вы чувствуете, что обязаны ему по гроб жизни?
– Нет! Я люблю Марша всем сердцем! Я… я не могу представить свою жизнь без него…
– Марш Грэхем? – Он произнес это имя с отрывистым акцентом, что сразу напомнило о его иностранном происхождении. – Он тот человек, за которого вы собираетесь замуж?
Делле не следовало так пугаться при упоминании имени Марша, ведь Марш был таким же популярным человеком, как и Ник. Его деловая активность широко освещалась в прессе, и только в своей личной жизни он был скрытен.
– Я вижу, вы слышали о нем, Ник. – Она отпила кофе, стараясь выглядеть спокойной.
– Кто же не слышал об одном из самых известных магнатов Англии? – В голосе Ника снова появились иронические нотки. – Так, значит, это он превратил вас из теплой Долли в холодную и совершенную Деллу. Я знаю, что у него огромная коллекция жадеита и азиатских поделок, так что вы, вероятно, пополните эту коллекцию.
– Понимайте как хотите. – Он снова вывел ее из себя, и многое могло быть сказано в этот момент, если бы не визг, раздавшийся со стороны детского бассейна. После мгновения тишины раздался звон разбившегося фарфора – это поднос Ника упал с его коленей, когда он вскочил и ринулся к воде.
Трясущимися руками Делла отставила свой поднос и поспешила за высокой фигурой Ника. Пока девушка бежала по палубе, множество мыслей роились у нее в голове. Закричал ребенок, и для Ника время повернуло вспять. Все было забыто, кроме одной маленькой души, которую он любил… и потерял.
Испуганные детишки сгрудились на краю бассейна, и Делла увидела, как Ник сбросил ботинки и прыгнул в воду. Когда он вынырнул, в его руках был ребенок с волосами цвета меда. Свободной рукой он дотянулся до лестницы, и Делла помогла ему вытащить маленькую девочку из воды на плитки пола.
– Ну же, Хани, все прошло… все прошло. – Делла держала на руках всхлипывающую девочку, а Ник пытался очистить ее легкие от воды. Некоторые дети заплакали, и тут появилась испуганная няня. Ник бросил на нее свирепый взгляд:
– Где вы были? Ребенок мог утонуть и вы бы понесли ответственность!
– Я отвернулась только на мгновение – такие вещи случаются очень быстро… – Девушка кусала губы, и, казалось, она сама сейчас разрыдается.
– Вы заслуживаете, чтобы я доложил о происшедшем, – отрывисто сказал Ник. – Вы, женщины, просто удивляете меня. Вы делаете вид, что любите детей. А думаете вы только о себе! Ваши мозги заполнены только собой, собой, собой!
– Ник, – Делла коснулась его влажного плеча, – несчастные случаи происходят мгновенно…
– Хани догоняла свой мяч. – Маленький мальчик потянул Деллу за руку. – Я видел, как она поскользнулась и упала в воду.
– Вот видите, Ник.
Он гладил волосы Хани, и только Делла понимала, что в эти несколько мучительных минут он снова пережил смерть своей дочери Трини.
– Ты теперь лучше себя чувствуешь? – хрипло бормотал он, с нежностью глядя на девочку.
Хани спрятала лицо у него на груди, и Делла поняла, что никогда больше не сможет думать о Нике как о человеке без сердца.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запретная страсть - Уинспир Вайолет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Запретная страсть - Уинспир Вайолет



очень красиво и нежно
Запретная страсть - Уинспир Вайолетnemochka
28.11.2011, 21.31





Мне не понравилось)))Очень нудно.Ровный роман без страстей.
Запретная страсть - Уинспир ВайолетСветлана
2.03.2012, 10.20





Сюжет вроде как бы интересный, но такааая тугомотина!И как раз таки особой страсти не наблюдалось.
Запретная страсть - Уинспир ВайолетОксана
20.03.2012, 3.25





Красиво описана Италия.Интересно читать висказивания г.героев.ЧИТАЙТЕ!
Запретная страсть - Уинспир ВайолетКетрин
26.07.2012, 11.27





Пронзительная.
Запретная страсть - Уинспир ВайолетАлиса
18.08.2012, 10.05





Немного не хватило яркости сюжетной линии, напряжения в ожидании. но книга, как всегда у этого автора, очень добрая и искренняя
Запретная страсть - Уинспир ВайолетЛюдмила
23.02.2013, 23.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100