Читать онлайн Бухта влюбленных, автора - Уинспир Вайолет, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинспир Вайолет

Бухта влюбленных

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Кен предложил подвезти Ферн прямо до дому, но ей еще нужно было сделать кое-какие покупки, и он высадил ее в городе.
– Мы можем уже не увидеться до моего отъезда в Англию, – сказал он на прощание, – и мне бы хотелось пожелать тебе напоследок всего самого хорошего.
– Спасибо, Кен. И я тебе того же желаю.
Он взял ее за руку.
– Эх, Ферн, если бы только можно было исправить все ошибки! – со вздохом проговорил Кен. – Будь осторожна! И учись у меня – ошибки не всегда можно исправить, а сожаление – не лучший попутчик в жизни. – Он пожал ей руку, сел в свой автомобиль и уехал.
Ферн смотрела ему вслед. Кен понял, что она не собирается рассказывать Россу о поездке в Марина-Бич. Он думал, что она рискует своим счастьем, да и откуда ему было знать, что ее супружеская жизнь – вопрос каких-нибудь нескольких недель. Расставание Ферн с мужем стало неизбежным, потому что так, судя по всему, хотел Росс, а его слово было непререкаемым. Но пусть их расставание случится хотя бы не сегодня и не завтра. Пусть хотя бы еще немножко продлится это состояние неопределенности – словно заглушенная лекарствами боль. Ферн решила набраться смелости и все-таки попробовать обмануть Росса.
Она зашла в супермаркет, купила там разделанную курицу, свежие овощи и баночку сметаны и села в автобус.
Дом встретил ее тишиной. Все было как обычно – занавески, герани в горшках на подоконнике, на полке – пузатая свинья-копилка для неиспользованной мелочи. Ферн положила продукты в холодильник и засыпала в кофеварку кофе, сама же тем временем пошла переодеться в брюки и блузку.
Оглядев свое помятое, испачканное платье, она решила, что постирает его попозже, а сначала немного перекусит. Потом она обследовала содержимое сумочки, с которой ездила в Марина-Бич, и уничтожила обратный билет на автобус. Если она собиралась обмануть Росса, то делать это нужно было безукоризненно, потому что, несмотря на отсутствие между ними близости, Росс время от времени все же наведывался в ее комнату: когда ему нужна была мелочь, он мог залезть в кошелек, где она держала деньги на хозяйственные расходы, а иногда он заходил к ней вечером почитать у настольной лампы или просто поболтать ни о чем – и тогда мог лениво перебирать на ее столике баночки и пузырьки.
День Ферн провела в мелких делах – даже прибралась в саду, где тоже царил беспорядок после вчерашней грозы. Зайдя в дом, она включила радио и прилегла на кушетку. Из приемника лился густой, трепетный голос Этель Мерман, исполнявшей одну из лучших арий бродвейского шоу, которое Ферн с Россом видели, когда были в Нью-Йорке.
Ферн откинулась на подушку и закрыла глаза. Как ей хотелось вернуть счастливые мгновения того вечера! Росс, в черном смокинге и белоснежной рубашке, был в тысячу раз красивее всех актеров на сцене. И Ферн в платье из лимонно-желтой органзы с приколотыми к груди орхидеями, подаренными Россом… Это было зажигательное, красочное шоу; потом они поужинали в вечернем клубе и устроили себе прогулку на пароме на Стейтен-Айленд. Звезды, казалось, венчали высоченные макушки нью-йоркских небоскребов, а статуя Свободы купалась в зеленых лучах.
Песня закончилась, и Ферн вернулась в реальность. Она подумала, что Росс, наверное, приедет между семью и восемью часами – если бы он сел на более ранний поезд, сейчас был бы уже дома. Ферн гадала, звонил ли он ей вчера. Если звонил, то наверняка удивился, что никто не берет трубку. Если же звонил сегодня утром, то мог подумать, что она, как обычно, отправилась за покупками.
Ферн посмотрела на часы – чуть больше пяти – и решила еще полчасика послушать музыку, а потом приготовить ужин. В последнее время у Росса был плохой аппетит, и она решила приготовить что-нибудь вкусненькое и необычное, например ароматное ризотто из курицы, готовить которое ее недавно научила Делила. Может, оно хоть немного порадует Росса…
При этой мысли сердце Ферн замерло в мучительной тоске, но это тоже было частью ее любви. Жгучая тоска, сладкая боль… эти чувства сливались воедино, сковывая все ее тело.
Ферн поставила курицу в духовку в половине седьмого. На десерт она приготовила малиновое желе с шоколадным соусом. Поставив желе в холодильник, она пошла принять ванну.
Понежившись в душистой пене, Ферн надела кружевное белье и направилась к гардеробу. Здесь у нее висела целая коллекция платьев из шуршащего шелка и прозрачного шифона, но рука ее невольно потянулась к белому кружевному платью, которое она не надевала еще ни разу в жизни. Ферн примерила его и, посмотревшись в зеркало, поняла, почему никогда не носила его и почему не смогла бы надеть и сегодня. В этом платье она смотрелась как невеста. Охваченная внезапной паникой, Ферн резко дернула «молнию» на боку, желая поскорее выскользнуть из платья, когда услышала за окном шум подкатившей машины. Хлопнула дверца, повернулся ключ в замке, в прихожей послышались шаги.
Ферн стояла, застыв перед зеркалом, и сердце ее бешено колотилось, готовое вырваться из груди. В комнату вошел Росс:
– Привет!.. Я вернулся!
– П-привет…
– Что, «молнию» заело? – Росс подошел и выправил «молнию», которую она успела испортить.
– Ну… как там профессор Брунхилл? – спросила Ферн.
– Слаб, но держится молодцом. Был очень рад моему приезду. Они с Клэр шлют тебе привет. – Он так и не убрал рук с ее талии. – Ну а здесь как? Все в порядке? Я звонил вчера вечером, во всяком случае, пытался, но связи почти не было из-за бури. Я подумал, как ты тут одна, а потом вспомнил, что с тобой Диана. А буря, судя по всему, была сильная, да?
Если бы только он не касался ее сейчас! Если бы не улыбался и не смотрел ласково! А так… Разве могла она сейчас стереть с его лица улыбку всего за одно мгновение, сказав: «Здесь не было Дианы, и меня здесь тоже не было. Я была в Марина-Бич с Кеном Маквикаром. Мы ночевали в одном отеле, и его номер был всего в нескольких шагах от моего».
Какая-то затаенная тревога или дикая тоска в ее глазах, а может быть, ее ужасающая бледность заставили его насторожиться.
– Что случилось, Ферн? Разве Диана не ночевала у тебя?
– Диана в Санта-Кларе…
– Так ты была одна?
Его обеспокоенность решила все, и Ферн так и не смогла произнести правды, уже готовой сорваться с ее губ.
– Да, я… я была одна.
Росс смотрел на слезы, бегущие по ее щекам. Сама Ферн не чувствовала их, она даже не знала, что плачет.
– Так ты была тут совсем одна, напуганная?.. – Его голос – глубокий, нежный – выражал неподдельную тревогу. – Прости меня, милая!
Он склонился над ней, хотел вытереть слезы, но губы почему-то сами коснулись ее губ, влажных и соленых от слез. На мгновение ей показалось, что он хотел отвести губы, но вдруг прижал к себе ее тонкое, стройное тело и поцеловал с настойчивой страстностью, не знающей сопротивления. Потом, словно испугавшись, что может причинить ей боль, он ослабил этот страстный натиск.
В душе Ферн царило смятение. К сладости примешивалась горечь. Его потянуло к ней просто как мужчину к женщине. На большее она не могла рассчитывать, но и отказаться от этого не могла.
Наконец их губы разъединились. Ресницы ее затрепетали, она открыла глаза.
– Кажется, мы соскучились друг по другу, – сказал Росс, потом вдруг поднял голову и повел носом. – Что это? По-моему, что-то горит.
– Это ризотто! – Ферн вырвалась из его объятий и, подобрав кружевной подол, бросилась на кухню.
Остаток вечера прошел для Ферн как во сне. Она понимала, что нежится в водах, грозящих опасным омутом, но сейчас ей было важно только то, что ее кораблик безмятежно качается на волнах, а глаза капитана, добрые и улыбчивые, устремлены на нее.
Они ужинали при свечах. Проголодавшийся в дороге Росс в полной мере оценил итальянское ризотто, подгоревшее, к счастью, только по краям. Они говорили о профессоре и его сестре. Глядя на личико Ферн, ставшее еще более красивым при свете свечей, Росс вдруг вспомнил, что привез ей кое-что из Сан-Франциско, и пошел забрать подарок из сумки.
«Не украшение», – подумала Ферн. Она полила желе шоколадным соусом и подняла глаза на Росса: он вернулся в комнату, держа в руках небольшую коробочку, упакованную в подарочную бумагу.
– Открыть? – спросил Росс.
– Да, пожалуйста.
Он снял подарочную обертку, открыл коробочку и извлек из нее изящный хрустальный флакончик размером с ладонь.
– Я наполнил его твоими любимыми духами – «Апрельской фиалкой».
– Ах, Росс!.. – Ферн восхитил и сам подарок, и то, что Росс помнит, какими духами она привыкла пользоваться. – Какая прелесть!
– Я знал, что тебе понравится. – Он сел за стол, и по едва заметной усмешке на его губах Ферн поняла, что он не забыл слов о том, что украшения нужно дарить только в знак любви.
После ужина Росс предложил помыть посуду, но Ферн отказалась, в свою очередь предложив ему отдохнуть в кресле с сигарой. Она заметила у него круги под глазами и покраснение вокруг шрама на виске – опасный сигнал приближающегося приступа головной боли.
– Признаться, ты сегодня поразила меня, – сказал Росс, не сводя глаз с Ферн в белом кружевном платье, маленькие рукава-фонарики которого и изящный вырез на груди делали ее совсем юной. – Я не помню, чтобы ты надевала его раньше, Ферн. И знаешь, оно мне очень нравится!
– Правда? – Ферн, не глядя в его сторону, собрала на поднос грязную посуду и унесла ее на кухню.
Они пили кофе, потом слушали пластинки. Росс привез из Сан-Франциско альбом с записями Клэр Брунхилл, и Ферн, уютно устроившись среди подушек в уголке возле камина, завороженно слушала ее проникновенное пение. Росс, словно отдыхающий тигр, лежал, растянувшись на кушетке с сигарой во рту, и загадочно улыбался словам песни:
Но я не знала, когда целовала,Что погибель в любви таится.В золоченую клетку я сердце закрылаНа серебряный ключик – чтоб не могло освободиться.
Слабая усмешка играла на губах Росса. Когда песня закончилась, выпустив клуб ароматного дыма, кольцами устремившегося к потолку, он сказал:
– Дивный голос!..
– Да.
– Еще послушаем?
Ферн встала:
– Музыка очень хорошая, но мне хочется спать. Принести тебе твой обычный сандвич с молочным коктейлем?
Он лениво покачал головой:
– Лучше бокал шампанского.
– Сейчас?! – удивилась Ферн.
– А почему бы и нет?
Смеясь, Росс подошел к бару и наполнил два бокала. Протягивая Ферн ее шампанское, он сказал:
– После этого мы оба уснем… Выпей. Шампанское отличное!
Послушав песню Клэр Брунхилл, Росс стал каким-то циничным и неспокойным. Да, подумала Ферн, он действительно запер свое сердце в клетке вместе со старой любовью.
Ферн уснула, едва коснувшись головой подушки, и ей снились странные сны. Совсем одна она стояла на холодном морском берегу, словно наяву слыша рев разыгравшихся волн, и чувствовала, как ветер перебирает ее волосы. Вдруг ей сделалось страшно и захотелось бежать. Она бежала, утопая ногами в вязком песке, и луна, как хитрый соглядатай, наблюдала за ней из-за тучи. Испуганно обернувшись на бегу, Ферн увидела что-то, следующее за нею по пятам. Это что-то бесшумно, но со страшной скоростью преодолевало разделявшее их расстояние, и глаза его мерцали в лунном свете золотым огнем. Крик страха и отчаяния вырвался у Ферн. Она во что бы то ни стало должна была убежать от этого разъяренного существа со светящимися глазами, преследовавшего ее по пятам… Оно почти настигало ее, безмолвное и проворное, и Ферн снова закричала.
– Ферн, милая, что случилось? – Этот голос разбудил ее, кошмар исчез, Ферн увидела в свете лампы склонившегося над ней Росса. Пижама на нем была надета явно наспех. – Черт возьми, детка, как ты напугала меня! Я подумал, к нам залез вор.
Окна Ферн выходили на пустынную часть улицы, и воров действительно стоило опасаться.
– Я кричала? – Ферн растерянно моргала. – Мне приснился кошмар. Когда я была маленькая, они меня часто мучили.
Россу она и сейчас казалась маленькой – такая нежная, трепетная, взлохмаченная, с распустившейся косой и соскользнувшей с плеча лямкой. Он нежно убрал с ее лица выбившуюся прядь.
– Бедняжка! Ты перенервничала во время вчерашней грозы! Я не имел права оставлять тебя одну.
Сердце Ферн бешено стучало, ей хотелось признаться во всем, но она поняла, что глаза Росса и были теми золотыми огнями, преследовавшими ее во сне, и что она подсознательно спасалась бегством от его гнева. Скажи она ему правду, он сделал бы только один вывод – что именно чувство вины и толкнуло ее на путь обмана.
– Ферн, ты вся дрожишь! – забеспокоился Росс. – Давай-ка я тебя согрею.
Он сел на постели и прижал ее к себе. Но она была не ребенком, как показалось ему мгновение назад, а женщиной… А он был мужчиной.
Их взгляды встретились, и рассудок начал изменять обоим.
– Ты… такая милая! Такая!.. – шептал он, нежно уткнувшись в ее распущенные волосы. Его сердце стучало совсем рядом, потом по телу Росса пробежала дрожь. – Я должен уйти к себе, Ферн…
– Конечно… – Она только вздохнула.
– Милая, я должен сейчас уйти…
– Да… – Она шевельнулась, словно желая выскользнуть из его объятий.
– Нет! – И он с хриплым стоном прижал ее к себе.
Ферн обвила руками его сильную шею, и все, что было вчера, будто растворилось в каком-то тумане, не оставив места завтрашнему дню.
Сейчас было только это сладкое безумие… и Росс…


Ферн проснулась от яркого солнечного света, пробивавшегося через занавески в ее спальню. Она потянулась, как довольный котенок, и увидела на столике у постели поднос с чаем и пирожными. Пощупав рукой вмятину на подушке, оставленную бронзововолосой головой, она улыбнулась.
Ферн налила себе чаю, и он показался ей нектаром – потому что приготовил его Росс. Она съела пирожное, потом приняла душ и надела веселенькое летнее платье, как нельзя лучше выражавшее ее настроение, и, теперь уже слегка робея, пошла искать мужа.
Росс успел приготовить завтрак и сидел за столом в саду. Оторвавшись от утренней газеты, он улыбнулся:
– Доброе утро, прелесть моя!
– Доброе утро, Росс.
Она положила себе жареной ветчины и пару сосисок и села напротив. Солнце играло на зеркальной поверхности кофейника и в бронзовых волосах Росса, и Ферн робко заметила, что сегодня, похоже, выдался чудесный день.
– Да, день просто божественный! – согласился он, выждал минутку и спросил: – Ну как ветчина? Прожарилась?
– Все очень вкусно! Спасибо тебе за то, что приготовил завтрак.
– Ты спала как дитя, у меня просто не хватило смелости разбудить тебя.
Щеки Ферн слегка порозовели. Росс не сводил с нее глаз, потом протянул ей руку через стол, и она положила на нее свою.
– Ферн, скажи, ты не жалеешь о сегодняшней ночи?
– Нет, если ты не жалеешь, Росс. – Сердце ее стучало все сильнее.
Шрам на его виске обозначился чуть ярче, и он покачал головой:
– Я был бы неблагодарным мужланом, если бы сожалел о таком. Признаться, я даже не мечтал, что это произойдет. – Он сжал ее пальцы, словно желая смягчить резкость правды, которую вынужден был признать. – Но теперь это случилось, и мы, как люди взрослые, должны согласиться, что не можем больше жить вместе и в то же время быть так далеки друг от друга…
Сердце едва не выпрыгнуло у Ферн из груди. Она не могла оторвать глаз от его красивого, серьезного лица… лица, которое еще сегодня ночью она ласкала и целовала.
– Скажи, Ферн, ты готова теперь стать моей настоящей женой? – спросил он.
Настоящей женой!
Ферн сама не знала, как умудрилась сдержать восхищенные слова любви, готовые сорваться с ее губ.
– Я… готова, если ты этого хочешь, Росс, – только и сказала она.
Его губы чуть скривились в капризной усмешке.
– Мне было бы приятнее слышать, что ты сама этого хочешь, Ферн.
– Я хочу, милый.
– Хочешь? Что бы ни случилось?
– Да.
– Тогда пусть так и будет! – Он сжал ее пальцы. – Знаешь, у Дженни есть домишко в Монтерее, и я уверен, она не откажется пустить нас туда на пару недель. Вот было бы здорово побыть совсем одним, правда?
Ей хотелось сказать, что для нее это было бы просто раем, но она не могла навязывать ему своих чувств. Достаточно было уже того, что он открыл ей свои объятия, и она не смела показать ему, что сгорает от желания оказаться и в его сердце.
– Я всегда хотела побывать в Монтерее, – сдержанно ответила Ферн.
После завтрака Росс позвонил сестре и с оживленной настойчивостью в голосе спросил, нельзя ли им пожить пару недель в ее домике в горах.
Дженни, должно быть, ответила ему шуткой, потому что он вдруг рассмеялся и, обняв Ферн за талию, притянул к себе.
– Ты попала в самую точку, сестричка! – сказал он. – Нам действительно нужно уединиться, чтобы поворковать. Ну так как, согласна? Отлично! Теперь скажи, как там в доме насчет запасов еды? – Он слушал примерно минуту, потом усмехнулся. – Да, Ферн рядом со мной. Хочешь поговорить с ней?
Он передал трубку Ферн, и она услышала хорошо поставленный сценический голос Дженифер:
– Я тебя хорошо понимаю, милая! Этот домик в горах – ужасно романтичное место: аромат цветущего шалфея, бриллианты звезд на ночном небе цвета индиго… Мой муж обожал это место. Для меня оно овеяно его памятью, поэтому я наезжаю туда нечасто, а вот тебе там должно понравиться. Дом ухоженный, за ним приглядывают.
– Спасибо, Дженифер, что разрешила нам пожить там немного, – поблагодарила Ферн.
– Не за что, милая. Спасибо говори моему братцу – это он решил подышать горным воздухом, а заодно и духом романтики. Сегодня я еду в Голливуд, поэтому ключи от дома оставлю у тети Вины. Хорошо?
– Договорились. И еще раз спасибо, Дженни.
Ферн положила трубку и улыбнулась. Росс не мог отвести от нее глаз. Сегодня она выглядела еще более соблазнительно в этом веселеньком летнем платье и белых бусах. Он игриво чмокнул ее в носик, Ферн кокетливо поморщилась, а через несколько минут он уже шел в гараж заводить машину.
В городе они запаслись продуктами для поездки и на обратном пути заглянули в особняк Кингдомов за ключами. Диана уже вернулась из Санта-Клары и выглядела радостной и возбужденной, как игривый щенок. Они с Джефом заключили помолвку в доме его родителей, и теперь на ее левой руке сверкало кольцо с бриллиантом в форме сердечка.
– Рад за тебя! – Росс поднял ее с дивана и громко чмокнул в щеку.
Диана хихикнула:
– Ишь ты! Сегодня ты, кажется, доволен собою как никогда, старый красавец?
– Ну, не такой уж и старый!
Эдвина предложила им остаться на чашечку кофе, если они не очень спешат в Монтерей.
Росс вопросительно посмотрел на Ферн:
– Ну как, останемся, лапочка?
Такое ласковое обращение в присутствии тети и Дианы вызвало невольную краску на лице Ферн, а Диана не преминула поинтересоваться:
– Что это с вами такое? Уж не ребенка ли ждете?
Позже, когда они выехали за пределы Лос-Анджелеса и неслись по шоссе, Ферн задумалась над выражением, промелькнувшим в глазах Росса после слов Дианы о ребенке. Улыбка как-то сама собой исчезла с его лица, ставшего вдруг серьезным, словно он подсознательно гнал от себя даже мысль об этом.
Ферн пыталась не чувствовать себя уязвленной. Она твердила себе, что подобное отношение естественно для Росса: он явно принадлежит к тому типу мужчин, которые считают, что дети должны появляться на свет только как плод истинной любви. И Ферн понимала Росса. В нем она видела черты, каких не находила в Кене, и с полной уверенностью могла сказать себе: «Этот человек как никто другой заслуживает любви».
Когда они свернули с главной магистрали на менее оживленную дорогу, Росс заметил, что Ферн подозрительно притихла.
– Может, вздремнешь на заднем сиденье? – спросил он, решив, что она устала.
– Вздремну, если потом ты пустишь меня за руль, – ответила Ферн.
Росс улыбнулся:
– А ты девчонка не промах!
– Неужели?
На глаза Ферн навернулись слезы, и она, поспешно опустив голову, принялась копаться в сумочке. Теперь ей становилось все труднее скрывать свои чувства, вспыхивающие от каждого, даже самого незначительного его комплимента. Всякий раз, когда он говорил ей что-нибудь ласковое, ей слышалось: «Я люблю тебя!»
Машина съехала на обочину, и Росс тронулся дальше, только когда удобно устроил Ферн на заднем сиденье.
– Ну вот, отдыхай, непоседа, а потом я дам тебе часик порулить, – весело сказал он. – Как тебе там? Удобно?
Ферн была приятна его забота.
В восемь с небольшим они въехали в деревушку с желто-белыми глинобитными домиками и сразу словно попали в чарующе-сказочную горную страну, окутанную фиолетовым сумраком вечернего неба. Узкая крутая дорога привела их к домику в тени высоченных кипарисов и эвкалиптов, шелестящих серебристой листвой в напоенном божественным ароматом шалфея воздухе. Бревенчатый домик с небольшими прямоугольными окнами утопал в зарослях табачных кустов.
Росс отпер входную дверь и, вдруг со смехом подхватив Ферн на руки, перенес ее через порог.
– Сумасшедший! Мы что, новобрачные? – Она взъерошила его волосы, пока он нес ее в просторную комнату с низким потолком.
– А разве нет? – Росс поцеловал ее в висок. – Почему же тогда на нас целый день все так смотрели? Официантка в закусочной даже готова была осыпать наши головы конфетти.
– Да ну тебя, Росс!.. Выдумываешь ты все, а я такая доверчивая!
– Ты умная.
Продолжая держать ее на руках, он вертел головой, осматривая комнату, утопавшую в фиолетовом сумраке.
– Никогда не был здесь раньше, – сказал Росс. – По-моему, полная идиллия. А тебе как кажется?
– Да.
– Ферн!.. – Он осторожно опустил ее на пол, не выпуская из своих объятий. – Знаешь, я рад, что все так получилось! В конце концов, мы с тобой муж и жена, а наш план оказался чертовски жестоким! Ты пойми, мужчина должен быть сделан из камня, чтобы вытерпеть это… Ты ведь так красива!..
– Понимаю, Росс. Но теперь, милый, все хорошо. – Она подставила ему губы, и этот поцелуй прогнал на время все их тревожные мысли. Даже если ему нужна только ее красота, подумала Ферн, пусть, она не возражает.
Они зажгли масляные лампы, привезенные вместе с провизией, и Ферн приготовила ужин. Ели на подносе, сидя перед огнем, который Росс разжег в камине, раздобыв в сарае сосновых поленьев и насобирав ароматных шишек. Душистый дым щекотал ноздри Ферн, Росс посмеивался над нею, уплетая холодную куриную ножку.
Перед сном они немного прошлись. Полная луна плыла по небу, внизу, за линией черных скал, шумел океан.
«Дженифер очень точно описала бриллиантовые звезды на индиговом небе», – с улыбкой подумала Ферн, крепче сжав пальцы мужа, когда вдруг одна из звезд, описав дугу, полетела вниз. Ферн зябко поежилась, и Росс предложил вернуться в домик. Там Ферн сразу поспешила к камину и, опустившись на колени, принялась собирать в кучку прогоревшие головешки. Потом она вымыла руки на кухне и приготовила горячий шоколад, который они оба любили пить перед сном.
Две недели прошли в теплой, радостной дружбе, сладком восторге и нежной заботе друг о друге.
Ферн восхищалась Россом и была просто очарована Монтереем, словно сошедшим со страниц сказки: чистейшие заливы, плодородные долины, живописные деревушки, примостившиеся на горных склонах… Она никогда не мечтала, что может быть так счастлива, и даже не замечала, что хватается за свое счастье, как ребенок за веревочку драгоценного для него, ярко раскрашенного воздушного шарика, который может лопнуть в любой момент.
Как настоящий сорванец, Ферн носилась с мужем по окрестностям в шортах и белой хлопковой рубашке. Она охотно копала для него червей, пока он стоял в воде с удочкой, как ребенок радовалась, наблюдая за игрой морских котиков в Кармеле, зачарованно слушала под луной гитару на свадьбе в близлежащем ранчо, куда их с Россом пригласили местные жители.
А ночью она превращалась в изящную, гибкую, чувственную Еву и, обнимая Росса, сливалась с ним в одном, неразделимом биении их сердец. По утрам она просыпалась в его объятиях, разметав серебристые пряди по его груди, и все ее тело дышало сладкой истомой.
Только однажды ее безоблачное счастье было омрачено. В тот день они с Россом много купались и резвились на солнце, а вечером он слег с приступом головной боли и уснул, уткнувшись лбом в плечо Ферн, словно пытаясь найти облегчение мучительной боли, которую на этот раз таблетки не в силах были снять.
Ферн нежно обнимала его, когда он начинал бормотать во сне. Поначалу она не могла различить слов, потом Росс вполне отчетливо произнес:
– Нет… Я не могу снова пройти через это… Во второй раз я не выдержу… я не смогу… я не могу принять этого… я не приму!..
Бессвязное бормотание стихло, и он, казалось, погрузился в спокойный сон, уткнувшись носом в плечо Ферн.
Она лежала, обняв его и уставившись в темноту; через открытые окна в комнату проникали аромат цветов и лесные звуки. «Старая любовь все еще имеет власть над Россом, – с грустью думала Ферн, – и он, ослабленный болью, вынужден кричать, сопротивляясь ее цепкой хватке».
Следующий день они провели в праздности. Росс лежал на широкой кушетке в гостиной, отказывался есть и просто наблюдал за тем, как вяло хлопочет по хозяйству Ферн. В середине дня прошел дождик, и Ферн разожгла огонь в камине, потом подсела к Россу и взялась зашивать рубашку, порванную им в лесу.
– Ты похожа на Гретель из красочной детской книжки, которую я читал мальчишкой, – пробормотал Росс, наблюдая за игрой света, веселыми бликами плясавшего на ее заплетенных в косу волосах. – Ты самая красивая девушка, которую я только видел в жизни. Тебе известно об этом?
– Мне очень приятно, что ты считаешь меня красивой. – Лавандовые глаза Ферн излучали нежность.
Росс взял ее руку и поднес к губам.
– Спасибо тебе за эти две чудесные недели, моя Гретель, – сказал он, целуя ее руку с немного капризной гримасой. – А я? Я доставил тебе радость?
– Ты же знаешь, что доставил! – Слова эти, произнесенные чуть хриплым голосом, сами сорвались с ее губ. Ферн высвободила руку и встала. – Мне… нужно заняться ужином. Открою банку тушенки и сделаю мясную запеканку.
Они покинули домик в горах в воскресенье утром. Пока Росс запирал дверь и проверял, закрыты ли окна, Ферн сорвала с табачного куста два цветка – на память. Ей нравился густой, слегка дурманящий запах этих кустов, по ночам проникавший в их жилище, словно божественный фимиам, и она с грустной улыбкой положила цветы к себе в сумочку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет



Прекрасный роман. Очень добрый, романтичный. Не хотелось пропустить ни единой строчки. Прочитала на одном дыхании. Очень рекомендую.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетЛюдмила
17.02.2013, 18.16





сухо, читаешь и никаких эмоций и при этом не законченный какой то, эпилог бы не помешал.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетНина
8.05.2013, 20.05





Отличный жизненный роман.Вначале не очень,а потом не могла оторваться!Для любителей серьёзных романов.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетНаталья 66
2.10.2013, 5.07





Какая-то муторная ерунда. И перевод ужасен. Слово 'милая' повторяется миллион раз, даже раздражать начало. Борюсь с собой, чтобы не бросить читать. Терпенья мне!
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетРрррр
12.09.2014, 18.24





Какая-то муторная ерунда. И перевод ужасен. Слово 'милая' повторяется миллион раз, даже раздражать начало. Борюсь с собой, чтобы не бросить читать. Терпенья мне!
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетРрррр
12.09.2014, 18.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100