Читать онлайн Бухта влюбленных, автора - Уинспир Вайолет, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинспир Вайолет

Бухта влюбленных

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Эдвина теперь уже излечилась от своей язвы, и было немного странно видеть ее сидящей в кресле, а не лежащей среди подушек на огромной постели. Диана, разочарованная истинной причиной женитьбы Ферн и Росса, поначалу держалась с ними слегка натянуто, однако Ферн, памятуя о любви девушки к шкатулкам для украшений, привезла ей в подарок симпатичную шкатулочку красного дерева, и этот подарок сразу смягчил сердце Дианы.
– Посмотри, у нее есть потайное отделение… для любовных писем, – с улыбкой сказала Ферн, показывая девушке шкатулку.
Ферн вообще обладала способностью располагать к себе людей своей грустной, задумчивой улыбкой – ее лавандовые глаза при этом становились темными, а на щеке слабо обозначалась ямочка, словно солнце в непогожий день, которое то выглянет из-за облаков, то снова скроется за ними. Вот и Диана оказалась обезоружена этой улыбкой и, как и в прежние времена, заключила Ферн в восторженные объятия. Стоявший возле камина Росс, раскурив сигару, посмотрел на тетю. Она только что сообщила ему, что Дженифер улетела в Париж вместе с Ларейн, где та должна участвовать в демонстрации американской коллекции на одном из самых престижных показов мод. После показа они планировали остаться еще ненадолго в Париже. Росс воспринял эту новость с облегчением, порадовавшись за Ферн.
Попыхивая сигарой, он наблюдал за ней, когда она показывала Диане их нью-йоркские фотографии. Особенно Диане понравился снимок, сделанный в Центральном парке, где Ферн и Росс были запечатлены вместе – они тогда, помнится, попросили какого-то прохожего их сфотографировать. Ферн хотела сфотографироваться стоя возле фонтана, но Росс, подхватив ее на руки, поднял прямо над водой, словно собираясь уронить ее в фонтан. Прохожему удалось подловить момент, когда Ферн, весело смеясь, барахталась в руках лукаво улыбающегося Росса. Диана показала фотографию тете. Изучив ее, Эдвина перевела проницательный взгляд на Ферн, и Росс сразу догадался, о чем она думает: Эдвина размышляла над тем, как далеко могли зайти отношения этой красивой девушки и ее племянника, поженившихся далеко не по любви… Росс заметил, как она тихонько кивнула самой себе, словно оставшись довольной от мысли, что брак ее племянника может иметь и другие основания. Он уже давно понял, что тетя любит Ферн, поэтому решил, что положение существенно облегчилось бы, если бы его семья была уверена, что их с Ферн связывают нормальные супружеские отношения.
– Тебе понравилось в Нью-Йорке, дитя мое? – спросила Эдвина у Ферн.
– Да, мисс Кингдом, это просто восхитительный город! А потом мы были в Сан-Франциско – гостили у друзей Росса, и там мне тоже очень понравилось. – Ферн подошла к Эдвине и села рядом, слегка покраснев, когда ее бывшая пациентка предложила ей называть ее просто тетей Виной.
– Теперь ты член нашей семьи, дитя мое. – Эдвина посмотрела на племянника: – Ты налил бы себе и девушкам по стаканчику шерри.
Росс занимался напитками, пока Ферн слушала жалобы Эдвины на диету, которая, по ее словам, способна была отправить ее на тот свет скорее, чем десяток желудочных язв.
А Диана все еще была увлечена просмотром снимков. Она знала, что Ферн и Росс поженились, чтобы пресечь оскорбительные сплетни, но, будучи натурой романтической, она искренне хотела верить, что брак по договоренности рано или поздно обязательно обернется браком по любви. Глядя на очаровательную Ферн и хорошо зная ее натуру, она просто не понимала, как может быть иначе.
– Смотри, Росс, мне этот снимок ужасно нравится! – воскликнула она.
Росс подошел и заглянул ей через плечо, глаза его залучились улыбкой. Снимок был сделан на бейсбольном матче, где одним из игроков был старинный приятель Росса. Они сфотографировались все вместе, и Ферн стояла между друзьями в спортивной кепке бейсболиста, залихватски надвинутой на лоб, и весело смеялась, глядя в камеру.
– А какие у тебя здесь очаровательные ножки! – сказал Росс, обращаясь к Ферн.
Пригубив свой бокал шерри, Ферн почувствовала на себе взгляд Эдвины. «Она думает, что между нами любовные отношения, – решила Ферн. – Росс хочет, чтобы она так думала… чтобы так думали все… и чтобы Ларейн признала свое поражение раз и навсегда!»
Поужинав в особняке Кингдомов, они поехали домой. Стояла чудесная, почти тропическая ночь, звезды маняще мерцали над верхушками пальм. Ферн вдруг захотелось проехаться вдоль побережья. Она попросила об этом Росса, и он с улыбкой согласился, признав, что в такую ночь грешно спать. Они свернули в сторону, и вскоре Ферн улыбнулась, узнав дорогу, по которой бежала в ту ночь, когда впервые встретила Росса.
Должно быть, он угадал ее мысли, потому что вдруг тоже заговорил о той ночи.
– Помню, когда свет моих фар выхватил твою фигурку в темноте, ты была похожа на серебристого мотылька, вырвавшегося из лап кошки, – сказал он.
– Как красиво умеете вы подбирать слова, мистер Кингдом! – с улыбкой заметила Ферн, откинувшись на спинку сиденья. – А вот Лайонел Лестон считает, что вы должны больше времени уделять написанию книг. Вы знаете об этом?
Ферн нарочно завела этот разговор, так как ей было любопытно, захочет ли Росс раскрыть перед ней свои планы на будущее. И ей было очень приятно, когда он сказал, что намерен начать новую книгу прямо завтра.
– Росс, как это здорово! – воскликнула Ферн и тут же смущенно прибавила: – Я прочла твою первую книгу – она великолепна! А мне и в голову не могло прийти, что ты так талантлив.
Его книга и впрямь была написана выразительном языком, передававшим палитру самых разных ощущений. Словно цветистое полотно, она была насыщена красочными, яркими образами. Женщина в черном платье, склонившаяся в задумчивости у фонтана среди апельсиновых деревьев в парке «Алькасар» в Севилье… Чумазый мальчишка-оборвыш, наблюдающий за ящерицей, которая греется в раскаленной пыли на разрушенной бомбежками улице Алжира… Волнорезы Вестминстерского моста… Да, Ферн понравилась эта книга. И ей нравился этот человек…
– Умение создавать образы-зарисовки необходимо журналисту, – сказал Росс. – Ведь у журналиста не всегда есть возможность брать с собой фотографа, а порою несколько беглых строк могут точно передать сцену или образ, который потом станет иллюстрацией к твоей истории.
– Тебе нравится работа журналиста, правда, Росс?
– Конечно. Мне нравится путешествовать, собирать материал – и нравится писать. Это очень увлекательное занятие. Думаю, ты уже знаешь, что свою первую книгу я написал в больнице.
– Да, твоя тетя мне говорила. Росс улыбнулся:
– Тебе пора называть ее тетей Виной. Ты же слышала, как она сказала, что теперь ты член нашей семьи.
Член семьи… Как надолго? Всего на шесть месяцев?
Отвернувшись, Ферн смотрела на воды океана, лениво плескавшиеся у самого берега.
– Какой огромный мир! – пробормотала она. – А мы кажемся такими маленькими и беспомощными по сравнению с его просторами!..
Росс остановил машину, и они с Ферн слушали плеск волн. Слабый ветерок, коснувшийся его лба, прогнал минутный приступ головной боли. Росс закрыл глаза, и то, что сказала сейчас Ферн, эхом пронеслось у него в мозгу. «Уходи прочь! – мысленно скомандовал он надвигающейся головной боли. – Пожалуйста, уходи прочь!..»
Ферн, сидевшая рядом, почувствовала, что его опять мучает боль, – каким-то непонятным образом она теперь научилась угадывать эти моменты. Обычно Росс не признавался до тех пор, пока она не спрашивала его, но сейчас и спрашивать было не нужно. Ферн провела прохладной рукой по его лбу.
– Не останавливайся, – попросил Росс, не открывая глаз.
– Милый, – нежно сказала Ферн, сама не заметив, как назвала его этим ласковым словом, которое обычно повторяла только в своих сокровенных мыслях. – Как ты думаешь, может быть, тебе стоит провериться у врача? Эти головные боли могут быть последствием операции.
– Нет, милая, это не последствие операции, – медленно проговорил он: гладящая рука Ферн успокаивала и навевала на него дремоту. – Эксел Райт сказал, что они постепенно пройдут.
– Но они беспокоят тебя, и мне больно смотреть, как ты мучаешься.
– Какая же ты милая!
Губы Ферн слегка вздрагивали, готовые прижаться к его щеке.
– Хочешь, я поведу машину? – спросила она.
– Да.
Они поменялись местами, а когда приехали домой, Ферн проследила, чтобы Росс сразу же принял таблетки и лег в постель. Она принесла ему крепкий кофе и посидела с ним, пока он не уснул. Перед тем как погасить лампу, Ферн прижалась губами к его щеке, чего так и не осмелилась сделать в машине. Росс что-то пробормотал во сне, словно этот нежный поцелуй унес его, спящего, в то далекое время, когда любящие материнские губы целовали его на ночь.
На следующее утро Росс чувствовал себя гораздо лучше, но Ферн нравилось хлопотать вокруг него, поэтому она принесла ему завтрак в постель. Ферн сидела рядом, а он ел свой очищенный грейпфрут и делился с нею планами, как превратить одну из комнат в кабинет.


Вскоре Росс начал работать над новой книгой и часами сидел, запершись в кабинете, за пишущей машинкой, обложившись чистыми листами бумаги, коробкой с сигарами и отключив телефон.
День проходил за днем, и Ферн была довольна своей жизнью. Диана часто наведывалась к ним, принося целый ворох новостей о своем романс с Джефом Лейном. Диана, хотя и была еще очень молода, ни на мгновение не сомневалась, что Джеф – именно тот мужчина, за которого она хотела бы выйти замуж. Она рассказала Ферн, что у них уже был разговор о женитьбе, но сейчас Джеф готовится к последним экзаменам, сдав которые он сможет заниматься частной практикой. Оба они очень ждали этого момента. У Джефа был знакомый доктор в Кармеле, готовый взять его в компаньоны, и это место нравилось и Джефу, и Диане.
– Знаешь, Ферн, я ужасно завидую тебе, когда приезжаю сюда и вижу, как мило вы устроились, – призналась как-то Диана, когда они с Ферн сидели в садике у фонтана. – Мне кажется, большинству девушек в глубине души хочется уютной семейной жизни. Как ты думаешь?
– Семейная жизнь со стороны всегда представляется очень легким делом, – заметила Ферн, удобно расположившись в кресле и прислушиваясь к стуку пишущей машинки, доносившемуся из дома.
– Знаешь, мне всегда казалось, что ты должна влюбиться в Росса, – сказала Диана. – То есть… я хочу сказать, дело не только в этом проклятом Джеде Ивенсе… Вы поженились не только из-за него.
– В некотором роде это так, Диана, – невозмутимо ответила Ферн. – Я не могла допустить, чтобы о Россе ходили нехорошие слухи, которые неизбежно отразились бы и на всех вас. Ты же знаешь, как это обычно бывает – нарастает, как снежный ком. Ну кто бы поверил, что у Росса разболелась голова и он провел ночь в моей постели безо всяких дурных помыслов?
Диана хмуро смотрела на фонтан, одной рукой почесывая за ухом Гиги, пуделька своей мачехи.
– Ну, как бы то ни было, а я рада, что все обернулось именно так, – заключила она. – Это судьба, вот что я думаю.
Ферн рассмеялась и дала Гиги кусочек шоколадки.
– Можешь смеяться сколько угодно, но в этом я уверена на все сто! – весело продолжала Диана. – Судьба ведь как подумала? Вот очаровательная девушка, а вот мужчина, красавец, настоящий тигр! Соединю-ка я их жизненные пути, и посмотрим, какой фейерверк из этого получится!
Ферн была не в силах остановиться, хохоча над этой чепухой. Она даже не заметила, как перестала стучать машинка Росса, и пришла в себя, только когда его сильные, теплые руки обняли ее сзади за плечи. Диана восхищенно смотрела, как Росс, наклонившись, нежно поцеловал Ферн в макушку.
– Ну что, на сегодня хватит? – Ферн, улыбаясь, подняла на него глаза.
– Да! – Росс лениво растянулся на траве, и Гиги, встав передними лапами ему на грудь, принялся лизать его в лицо.
Потрогав черепашью заколку на волосах Ферн, Диана сказала:
– Какая симпатичная вещица! Можно мне посмотреть поближе?
– Конечно. – Ферн сняла заколку и протянула ее Диане.
Похожие на бриллианты камешки сверкали на солнце, и, разглядев заколку получше, Диана по-мальчишески присвистнула:
– Это что же, реликвия семейства Хэтерли? Дорогое наследство?
– Нет! – Ферн со смехом покачала головой. – Она симпатичная, но это вовсе никакое не наследство. Просто подарок.
Росс теперь тоже заинтересовался заколкой. Он много раз замечал ее в волосах Ферн, но никогда особенно не приглядывался.
– Дай-ка мне посмотреть, детка, – сказал он Диане и через минуту удивленно спросил у Ферн: – Это кто же тебе подарил? Должно быть, кто-то из благодарных пациентов?
– Н-нет… – Ферн подумала о Кертисе Уэйни и, не считая нужным скрывать этот факт, рассказала Россу, что именно Кертис подарил ей заколку.
– Вот оно что! – Росс швырнул заколку ей на колени, и, удивленная такой резкостью, Ферн с обидой заметила промелькнувшее в его глазах презрение.
– Но… я не нашла ничего плохого в том, чтобы принять в подарок от Кертиса эту недорогую заколку, – проговорила она в свое оправдание.
Рассеченная шрамом левая бровь Росса изогнулась дугой.
– Милая моя, я не могу поверить, будто ты не знала, что эти камни настоящие. Эта заколка стоит целое состояние! Если не веришь мне, спроси у Дианы. Она знает о драгоценностях все.
Ферн перевела недоуменный взгляд на Диану, и та немного смущенно подтвердила, что заколка действительно инкрустирована настоящими бриллиантами.
Росс вдруг резко поднялся и сказал, что намерен прогуляться с Гиги. Он так и не посмотрел в глаза Ферн перед тем, как выйти в калитку. Гиги весело прыгал за ним следом. Когда калитка резко захлопнулась, Ферн от неожиданности чуть не подпрыгнула на месте.
– Кертис – дурак! – воскликнула возмущенная Диана.
– Как я жалею, что знакома с ним! – в сердцах призналась Ферн: по вине Кертиса и его подарка она теперь снова отдалилась от мужа, с которым они за последние две недели уже успели сблизиться.


Росс больше не вспоминал о заколке – ни в тот вечер ни в последующие дни. Он сделался таким неприступным что у Ферн не было даже возможности рассказать ему о том, что она вернула заколку Кертису, сказав, что не может держать у себя такой дорогой подарок и что ему следовало быть с нею откровенным относительно ее цены.
Кертис тактично принял свой дар обратно, однако на этом дело не закончилось. Теперь между Ферн и мужем возникла атмосфера недоверия, к тому же у них не было тех преимуществ, какими располагают обычные супруги, которые имеют возможность восстановить ухудшившиеся отношения поцелуями и взаимными ласками. Ферн старалась не замечать возникшего между ними отчуждения и пыталась хотя бы частично вернуть то согласие, которое царило в их бунгало в течение первых двух недель, но, когда она заглядывала в неулыбчивые глаза Росса, ей казалось, что пропасть между ними растет с каждым днем… Она поняла, что он, хотя и не любил ее, все же ценил в ней отсутствие той корыстной жилки, которая присутствовала в натуре Ларейн. Эта добродетель до сих пор поднимала Ферн в глазах Росса, теперь же он должен был поверить на слово, что плейбой вроде Кертиса Уэйни подарил ей бриллианты всего лишь в знак дружбы.
Его недоверие больно ранило Ферн. Впрочем, в присутствии других людей им удавалось сохранять видимость благополучных отношений. Дженифер и Ларейн вернулись из Парижа, и на одной из вечеринок в загородном клубе Ферн в молчаливой тоске наблюдала, как Росс танцует с Ларейн, поразившей в тот вечер всех своим роскошным темно-красным нарядом.
Присев рядом с Ферн и вставив в тонкий мундштук сигарету, Дженифер сказала:
– Тетя Вина говорит, вы с Россом чудесно провели время в Нью-Йорке.
– Да, чудесно, – ответила Ферн, сделав глоток из своего бокала и почувствовав во всем теле напряжение, когда музыка окончилась и Росс с Ларейн направились в бар, где уселись на высокие табуреты.
– У Росса ведь полно друзей в Нью-Йорке, так что от светской жизни вам, наверное, покоя не было? – Дженифер выдохнула легкий клуб дыма. Она заметила, что сначала Ферн нервно хваталась за бокал, потом за пепельницу, а теперь вот беспокойно крутила на пальце сапфировое кольцо. Замужество изменило ее. Раньше она казалась такой невозмутимой и безмятежной, теперь же была напряжена, как молодая актриса, со страхом ждущая результатов первых кинопроб… Да и похудела она сильно. – Ты чего-то боишься, Ферн. Так чего же? – в упор спросила ее Дженифер.
Поначалу Ферн смутилась, но потом поняла, что может говорить откровенно.
– А все очень просто, Дженифер, – ответила она. – Росс женился на мне вовсе не потому, что любит.
– Ну что ты говоришь, Ферн?! Ведь у тебя такое огромное преимущество перед Ларейн! А ведь именно ее ты боишься!.. Я это точно знаю. Но ты вполне можешь удержать Росса – и внешностью, и нежностью, и близостью, – ведь вы живете вместе!.. Ты можешь заставить его любить себя!
– А мне вот что-то не верится, что человека можно заставить кого-то полюбить. – Ферн покраснела, поняв, что не в силах признаться даже доброжелательно-искренней сестре Росса в том, что они никогда еще не занимались любовью.
– Послушай, милая, – Дженифер стряхнула пепел где-то в районе пепельницы (она была ужасно близорука и сегодня не прихватила с собой очков), – я не часто рассказываю людям о своем собственном браке, но скажу тебе откровенно, он не был таким уж счастливым, за исключением последнего года. Видишь ли, мой муж был намного старше меня, он вел активную светскую жизнь, и его окружало множество настоящих красавиц. Я никогда не чувствовала себя спокойной с ним и давала ему это понять. Зачастую я вела себя агрессивно, злилась, ревновала, а потом до меня постепенно дошло, почему Грэм женился на мне. Я не была красивой. Я снималась в кино, играла роли, но у меня никогда не было такого таланта, за который дают «Оскара». У меня были деньги, но у Грэма их было во много раз больше. Он женился на мне именно потому, что хотел этого, и, когда я это поняла, наш последний год прошел как один длинный медовый месяц. За эти двенадцать месяцев мы прожили целую жизнь. – Дженифер улыбнулась, и в ее карих глазах появилась нежность, потом она вдруг резко сказала: – Росс женился на тебе, Ферн, но насчет истинной причины этого поступка ты можешь ошибаться.
От разговора с Дженифер на душе у Ферн потеплело, и в таком приподнятом настроении она прожила несколько дней, пока в их бунгало не пришла посылка – свадебный подарок от Ларейн. Ферн едва могла смотреть в сторону Росса, когда, открыв коробку, извлекла оттуда шелковое покрывало с оборочками для супружеской постели.
Приподняв его пальцами за оборку, Росс усмехнулся:
– Да, у Лари всегда было хорошо с чувством юмора, – и ушел к себе в кабинет.
А Ферн, закусив от досады губу, все ждала, когда он снова начнет стучать на машинке, но из его кабинета доносились лишь аромат сигарного дыма и тишина. И Ферн представила себе, как он сидит, растянувшись в кресле, пускает кольцами дым в потолок и с тоской вспоминает прежние дни, когда они с Ларейн любили друг друга.
Ферн сложила покрывало в коробку и убрала в шкаф, где хранились остальные свадебные подарки. Сейчас, как никогда, она почувствовала, что не может пользоваться этими милыми вещицами, которые им надарили люди. Зеленый с синим китайский фарфоровый сервиз, полученный от тети Росса, бокалы для вина, подаренные доктором Лэндзом, роскошный старинный подсвечник, привезенный от Брунхиллов, – его Ферн особенно не терпелось достать из шкафа, ей нравилось, что он был сделан в виде двух изящных женских фигурок. Была еще изысканная фарфоровая чаша в форме раскрывшейся лилии – подарок Дианы и Джефа. Ни один из этих трогательных подарков, которым позавидовала бы любая новобрачная, Ферн до сих пор так и не использовала.


Как-то днем в субботу ей позвонила Диана и спросила, не хотят ли они поехать с ней и Джефом на пикник. В тот день Росс обедал в Голливуде с издателем одного из журналов, но Диану это не остановило – она считала, что Ферн вполне может поехать на пикник и без мужа.
– Что же бедному Джефу любоваться мной одной? – весело рассмеялась Диана в трубку. – Знаешь, последние две недели у него был такой плотный график, что я придумала этот пикник нарочно, чтобы вывезти его на свежий воздух. Мы с тобой и Гиги можем прогуляться, а бедняжка Джеф пусть себе спит. Знаешь, он обожает спать, лежа на солнышке.
Ферн не могла не признать удачной идею провести часть дня на природе, поэтому она поблагодарила Диану за приглашение и сказала, что начнет собираться.
Дожидаясь Диану и Джефа, которые должны были заехать за ней на своей спортивной машине, Ферн написала Россу записку и переоделась. Когда подъехавший Джеф просигналил ей, Ферн выскочила навстречу друзьям, так небрежно хлопнув дверью, словно всей душой хотела убежать из этого дома хотя бы на некоторое время. Гиги приветствовал ее радостным лаем с заднего сиденья, и уже через мгновение машина с ревом сорвалась с места.
Они остановились в живописном местечке с буйными зарослями ракитника и вереска. Делила снарядила их провизией от души, положив в сумку жареных цыплят, огромные помидоры, немыслимое количество сандвичей, крохотные маринованные огурчики и несколько банок легкого пива. Пиво в дороге успело нагреться, и они охладили его в речушке, подвесив пакет на одной из веток ивы, склонившейся над самой водой. После еды Джеф поступил именно так, как предсказывала Диана, – растянулся на траве и уснул.
Склонившись над ним, Диана долго изучала его совсем еще юношеское лицо, потом тихонько пробормотала:
– Веснушчатый и лопоухий мальчишка, спешащий на помощь людям, когда они больны… Как же я люблю тебя!..
Ферн лежала на спине, глядя в ясное небо, и ей хотелось оказаться на месте Дианы. Чтобы ее так же любили и чтобы она так же могла выразить свои чувства незамысловатыми, искренними словами. Диана поймала брошенный украдкой взгляд Ферн и закусила губу. Она догадывалась, что Ферн уже не так счастлива, как прежде, что Росс затаил на нее обиду из-за той проклятой заколки, и, поскольку ее собственные чувства к Джефу придали ей зрелости, она понимала, что Ферн мучается… Конечно, Диана не могла знать, насколько тяжелы мучения Ферн, всерьез уже решавшей для себя, как долго еще сможет она прожить в бунгало с Россом, который ведет себя вежливо, но совсем как посторонний.
Положение Ферн становилось еще более невыносимым оттого, что она сама не была человеком холодным. Она страстно хотела, чтобы ее отношения с мужем были полны согласия и сердечности, – ведь она любила это го человека! Но последние искры надежды угасли в ее сердце от холодного дуновения его недавней обиды, и Ферн начала понимать, что им придется расстаться. Да, она вернется в Англию и спокойно даст согласие на развод, чтобы забыть обо всем раз и навсегда.
– Не хочешь прогуляться? – спросила Диана.
– Почему бы и нет?
Ферн поднялась с земли, и они направились к высоким зарослям вереска. Гиги весело бежал за ними. Они поднялись на холм, откуда открывался вид на долину со множеством огородов. Вода из огромных распылителей сверкала на солнце, словно бриллиантовая россыпь, а работавший в поле огородник помахал широкополой шляпой двум тоненьким фигуркам, чьи силуэты обозначились на холме на фоне ясного синего неба. Диана ответила ему и неожиданно вскрикнула: Гиги, что-то вынюхивавший до того в ближайших камнях, вдруг судорожно бросился оттуда, визжа и скуля. Ферн успела заметить длинное пятнистое тело змеи, проскользившее в траве со злобным шипением.
– Она укусила Гиги! – закричала Ферн, тут же убедившись в правоте своих слов: на тельце собаки были видны страшные следы укуса.
Ферн бросилась догонять испуганное животное, а Диана побежала будить Джефа. Прошло не меньше четверти часа, прежде чем им наконец удалось найти Гиги, дрожащего и скулящего в зарослях вереска. Организм пуделька уже был поражен змеиным ядом. Джеф взял его на руки, и собачка взвыла от боли, когда он вырезал ей укушенное место перочинным ножом. Потом он перевязал окровавленную лапку носовым платком, и они на полной скорости помчались в город. Но они не успели добраться до ветлечебницы – собачка умерла на руках у Ферн.


Сумерки уже окутали землю, когда Росс подъехал к бунгало и поставил машину в гараж. Войдя в дом, он зажег свет и увидел записку Ферн, прикрепленную к каминной полке. Прочитав записку, он подошел к бару, налил себе огромную кружку пива и залпом выпил ее.
Стояла знойная ночь, напоенная ароматами эвкалипта, герани и глициний.
Судя по всему, Ферн вернулась поздно с этого пикника, подумал Росс. Поставив на место пустую кружку, он решил принять душ и направился в ванную. Росс расстегивал пуговицы на рубашке, когда услышал доносившиеся из комнаты Ферн приглушенные звуки. Он заглянул в ее комнату и в проникшем туда луче света увидел Ферн, лежащую поперек кровати и плачущую навзрыд.
– Милая! – Росс бросился к ней и уже через мгновение прижимал ее к груди, тревожно спрашивая, что случилось.
Но Ферн ничего не могла сказать. Она плакала уже давно, плакала над смертью собачки и над собственным несчастьем. Росс положил ее на кровать и побежал в гостиную, где налил в стакан чистого бренди. Он сам держал стакан и заставил Ферн выпить все до последней капли. Потом, подняв к нему заплаканное лицо, дрожащим голосом, сбивчиво, она рассказала о смерти пуделя.
– Гиги просто закрыл глазки и умер… Я видела, как умирают и люди, но это было так ужасно!.. – прошептала Ферн.
Росс гладил ее по взлохмаченным волосам, и тело ее казалось таким хрупким в этих сильных руках. Ферн была раздавлена горем. Росс догадался, что его холодность в течение последних двух недель тоже стала одной из причин, приведших Ферн в такое отчаяние. Но он все еще не мог понять, что она ждет от него доброты и терпения.
Росс вытер носовым платком ее слезы.
– Ферн, ты не должна так расстраиваться. Гиги, конечно, был симпатяга, но вы трое сделали для него все, что могли. Теперь его уже не вернешь.
– Этого не случилось бы, если бы я не поехала на пикник. Диана лежала бы на травке с Джефом, и Гиги ни за что не побежал бы куда-то один. – Ферн горестно всхлипывала, и ей вдруг показалось, что она приносит всем Кингдомам одно лишь несчастье.
Росс вдруг решительно взял ее за плечи:
– Послушай, я не хочу, чтобы ты так говорила: ты сама себя еще больше расстраиваешь. Я предлагаю вот что – поедем-ка куда-нибудь поужинаем, закажем себе что-нибудь особенное.
Ферн было запротестовала, сказав, что не хочет выходить из дому, но Росс тихонько встряхнул ее за плечи:
– Нет, мы выйдем из дому, девочка моя, и никаких отговорок я слушать не намерен. Давай-ка прими ванну, надень свое лучшее платье, и мы поедем в «Цветок персика» – наш любимый китайский ресторан. – Он поднял ее на ноги и нежно поцеловал в висок. – Ну? Все в порядке, крошка? – нежно проворковал Росс, гладя ее по спине.
Ферн вздрогнула и отстранилась – ей было слишком горько осознавать, что эти сладкие прикосновения достались ей лишь потому, что она так долго рыдала над смертью несчастного пуделя.
В ресторане, где стены были украшены изящными панно и вышивкой и где бесшумно скользили вежливые официанты-китайцы, Ферн с Россом заняли столик у окна. Залив мерцал множеством огней, напоминая какую-то сказочную страну, а освещавшие зал китайские фонарики пляшущими светлячками отражались в глазах Росса.
Сегодня он уже не казался таким неприступным, но Ферн, боясь новой боли, так и не могла заставить себя расслабиться, чтобы в полной мере получить удовольствие от вкусного ужина – утки по-пекински, порезанной на кусочки, каждый из которых был завернут в тоненький блинчик, и гарнира из спаржи и молодой кукурузы. Ферн боялась расслабиться, боялась искупаться сейчас в лучезарном тепле его улыбки, а потом снова столкнуться с этой холодностью и отчужденностью. У нее больше не оставалось сил, и сегодня это было видно по ее бледному лицу. В глазах ее словно отражалась сердечная боль, и она с трудом находила в себе силы улыбнуться в ответ на его очередное шутливое замечание.
Когда им принесли кофе, рядом с каждой маленькой чашечкой они обнаружили свернутые в трубочку бумажки с китайскими пророчествами. Ферн прочла свое, и губы ее тронула грустная улыбка. «В доме должна быть молодая жена, а не тень и не эхо». Как справедливо это подмечено по отношению к ней, подумала Ферн. Для своего мужа она действительно скорее тень, чем реальность. Голос, эхом вторящий ему, когда он берется убеждать кого-нибудь, что оба они нашли радость в супружеской жизни.
Росс взял у нее из рук крошечный клочок рисовой бумаги, и, хотя он посмеялся над тем, что там было написано, Ферн заметила, что в его смехе больше грусти, чем веселья. Отвернувшись к окну с чашечкой кофе в руках, она чувствовала на себе взгляд Росса. Платье, напоминающее античную тунику, и серебристые волосы, собранные сзади в пучок, подчеркивающий идеально правильные черты ее лица, – все это делало ее такой недоступной…
Примерно такие слова уже готовы были сорваться с губ Росса, когда он вдруг заметил, что на пальце у Ферн нет сапфирового кольца – только обручальное, и сказал ей об этом.
– Да, – ответила Ферн, небрежно глянув на руку, – я не захотела надеть его. Оно осталось дома.
– Не захотела надеть?!
– Да. И ты абсолютно прав – украшения нужно дарить только в знак любви, – сухо сказала Ферн. – Я больше не надену ни одного кольца, купленного только для того, чтобы внушить людям мысль, будто мы живем в любви и согласии.
Росс изумленно смотрел на нее.
– Ты действительно так считаешь, Ферн? Ты считаешь, что я подарил тебе это кольцо, чтобы произвести впечатление на других людей?
– А разве нет?
– Бог ты мой, конечно нет!
Ферн пожала плечами. Сегодня она вряд ли могла осознать, что обидела его потому, что он обидел ее. Однако после удивления Ларейн по поводу ее кольца Ферн казалось, что она теперь понимает, почему Росс купил его. Такую дорогую и красивую вещь можно получить только в знак любви – примерно такие слова она прочла в темных глазах Ларейн на недавней вечеринке.
– Ну что ж, Ферн, поступай как знаешь: хочешь – носи кольцо, хочешь – не носи. – Голос Росса стал холодным, а лицо каменным.
Они поднялись из-за стола, и Росс повернулся на минуту к Чангу, старшему официанту, чтобы поблагодарить его за изысканный ужин. Ради любопытства Ферн взяла со стола клочок рисовой бумаги, на котором было написано пророчество для Росса: «Чтобы потушить огонь, сначала зажги его». Эти слова больно задели Ферн – словно кто-то повернул воткнутый в ее сердце нож. Ведь Росс решил никогда больше не зажигать огня любви. Однажды он уже сделал это и теперь не хотел снова ощутить у себя на губах вкус пепла.


Напряжение, возникшее между ними, росло, грозя дойти до своей кульминации, но в понедельник утром ситуация неожиданно разрешилась с приходом письма от Клэр Брунхилл. У ее брата случился сердечный приступ, и Клэр знала, что Росс не простил бы ей, если бы она не поставила его в известность.
– Старина Брунхилл и впрямь выглядел не лучшим образом в те выходные, что мы провели у них. Ему сейчас около семидесяти, и у него всегда было слабое сердце, – проговорил Росс, держа в руке письмо. – Знаешь, милая, я, пожалуй, съезжу навестить его на денек-другой. Тебя мучить по поездам по такой жаре мне не хочется, а на самолет билеты вряд ли закажешь так срочно. Если боишься ночевать одна, пригласи к себе Диану.
Ферн не могла отделаться от болезненного подозрения, что Росс просто не хочет брать ее с собой в Сан-Франциско, однако она сумела скрыть свои мысли и собрала ему сумку, пока он звонил на вокзал и узнавал, когда ближайший поезд до Сан-Франциско. Потом Росс позвонил Клэр Брунхилл и сообщил, что едет навестить профессора.
Ферн как раз вышла из спальни с сумкой, когда он говорил по телефону:
– Нет, Ферн я с собой не возьму – такая изнурительная жара, да и сама она со вчерашнего дня не в духе… Нет, Клэр, ты все-таки неизлечимый романтик! – Он рассмеялся. – Ну конечно, она не обидится, что осталась одна! Да она и не останется одна – моя племянница живет рядом и с удовольствием приедет и побудет с Ферн. Ну хорошо, Клэр, скоро увидимся. Скажи профессору, чтобы доставал шахматную доску… Пока!
С отъездом Росса в бунгало воцарилась отвратительная тишина. Запах его сигар по-прежнему витал в комнатах, а Ферн все никак не могла избавиться от неприятного ощущения кома в горле, оставшегося после того, как Росс перед отъездом поцеловал ее в щеку. Всего лишь мимолетное прикосновение губ, еще один настоятельный совет позвонить Диане, с тем чтобы та приехала и побыла с ней, – и вот Ферн уже стоит на пороге и смотрит вслед удаляющемуся желтому такси.
Нет, это просто невыносимо! Ферн схватила телефонную трубку и набрала номер Кингдомов. Но Дианы дома не оказалось. Делила сообщила, что она уехала на несколько дней к родителям «мистера Джефа» в Санта-Клару и не вернется раньше среды. Ферн растерянно разглядывала стену перед собою. Ну конечно, теперь она вспомнила! Диана говорила ей, что едет на выходные к Лейнам, а это означает, что они уговорят ее остаться еще на несколько дней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет



Прекрасный роман. Очень добрый, романтичный. Не хотелось пропустить ни единой строчки. Прочитала на одном дыхании. Очень рекомендую.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетЛюдмила
17.02.2013, 18.16





сухо, читаешь и никаких эмоций и при этом не законченный какой то, эпилог бы не помешал.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетНина
8.05.2013, 20.05





Отличный жизненный роман.Вначале не очень,а потом не могла оторваться!Для любителей серьёзных романов.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетНаталья 66
2.10.2013, 5.07





Какая-то муторная ерунда. И перевод ужасен. Слово 'милая' повторяется миллион раз, даже раздражать начало. Борюсь с собой, чтобы не бросить читать. Терпенья мне!
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетРрррр
12.09.2014, 18.24





Какая-то муторная ерунда. И перевод ужасен. Слово 'милая' повторяется миллион раз, даже раздражать начало. Борюсь с собой, чтобы не бросить читать. Терпенья мне!
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетРрррр
12.09.2014, 18.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100