Читать онлайн Бухта влюбленных, автора - Уинспир Вайолет, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинспир Вайолет

Бухта влюбленных

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Росс проснулся со счастливым ощущением, что головная боль отпустила его.
Первые несколько мгновений он просто лежал, радуясь легкости и свободе во всем теле, однако тут же, по веселому щебетанию птиц за окном, понял, что находится не у себя, – ведь его комната не выходила окнами во дворик, где в специально устроенные кормушки слетались по утрам пернатые гости позавтракать хлебными крошками и зернами. «Сами можете слушать ваших певцов, а я люблю птичий хор», – частенько повторяла его тетя. Она любила птиц, и внутренний дворик ее дома служил для них большой гостиной, куда они слетались поклевать зерен, попеть и пощебетать.
Теперь уже окончательно проснувшись, Росс приподнялся на локте и с удивлением обнаружил спящую Ферн, свернувшуюся клубочком в кресле.
Россу стало стыдно. Малютка всю ночь провела в этом кресле! Спустив свои длинные ноги на пол, он подошел к ней. Одна тапочка, соскользнув, валялась на полу, и маленькая голая ножка была холодна как лед. Очень осторожно, стараясь не разбудить ее, Росс поднял Ферн на руки и отнес в нагретую его собственным телом постель. Сняв вторую тапочку, он бережно укрыл девушку одеялом, улыбнувшись, когда она, нежно вздохнув во сне, устроилась калачиком на теплой постели.
Росс взглянул на часы. Было почти восемь, и он решил, что пора возвращаться к себе. На кухне наверняка уже жизнь била ключом, и ему вовсе не хотелось, чтобы кто-то из прислуги увидел его выходящим из спальни тетушкиной сиделки – небритого, в пижаме и вообще явно только что из постели. Озорная улыбка мелькнула в его глазах, когда он подумал, в какое положение попадут они с Ферн, если кто-нибудь увидит его выходящим из ее спальни. Да, она милая и обаятельная девушка, но кто же поверит, что она провела ночь в строгих и целомудренных объятиях обычного кресла? Он стоял и смотрел на Ферн, которая спала безмятежно, как младенец, и вдруг почувствовал, что больше всего не хочет, чтобы ее доброта обернулась теперь против нее. Росс подошел к двери и, открыв ее, посмотрел направо, налево – коридор был пуст. Мысленно возблагодарив Небеса, он осторожно закрыл дверь и поспешил к себе.
Но Небеса он возблагодарил преждевременно, потому что был все же замечен, когда выходил из комнаты Ферн.
Примечательной особенностью белокаменного особняка Эдвины Кингдом были, в частности, выкрашенные зеленой краской ставенки. Сильный ветер, бушевавший ночью, сорвал одну из них. Окно это выходило в коридор, где располагалась комната Ферн. Боясь, как бы тяжелый деревянный щит, болтавшийся на одной петле, не упал и не повредил кого-нибудь, Делила позвонила местному умельцу, мастеру на все руки, и попросила починить ставни. Он как раз торчал сейчас с наружной стороны на приставной лестнице, откуда хорошо просматривался коридор, и его маленькие острые глазки сразу же узнали племянника Эдвины Кингдом, когда тот, заспанный и всклокоченный, выходил из комнаты сиделки. В том, что это именно ее комната, Джед Ивенс был уверен на сто процентов, так как буквально позавчера заходил туда починить скрипящую половицу.
Язвительно усмехнувшись, он переложил комок жевательного табака из-за левой щеки в правую. «Ишь ты, подумать только! С племянником Кингдом, конечно, все понятно. Кто же откажется, если сама девица не против? Но она-то какова! А все притворяется невинным цветочком! Нет, до чего же все-таки эти девицы умеют дурачить мужиков! Кривляются, строят из себя недотрог, а сами… – Ивенс поскреб небритый подбородок корявыми пальцами, и в его маленьких глазках мелькнуло злорадство. – Это что же получается? Если ты красив и богат, значит, тебе достаточно только один раз посмотреть на такую вот миловидную блондиночку, и готово дело?.. Или вы станете это отрицать? Ну уж нет, сэр, вас там ой как ждали с распростертыми объятиями!»
Джед Ивенс уже починил ставни и сидел в одиночестве на кухне, уплетая яичницу с ветчиной и жареным картофелем, когда Ферн принесла пустой поднос из-под завтрака Эдвины. Обмакивая кусок хлеба в оставшийся на тарелке жирок, Ивенс не переставая жевал, не сводя глаз со стройной фигурки Ферн, которая мыла в раковине посуду за Эдвиной.
– А ночью, похоже, была настоящая буря, – медленно проговорил Ивенс. – Ты что-нибудь слышала?
Ферн не нравился этот человек, и она коротко ответила «нет».
– Ну да, у тебя же было послушать кое-что поинтереснее. – В его голосе звучали теперь злобные нотки. – Например, всякую слащавую дребедень, которую нашептывал в твое нежное ушко Росс Кингдом. Так ведь? – Внезапно он вскочил и бросился к ней – Ферн даже не успела вскрикнуть, когда он обхватил ее цепкими руками за талию. – Не вздумай рыпаться, сиделочка! – Он привлек ее к себе, и, в ужасе глядя в его перекошенное лицо, Ферн поняла, что он собирается ее поцеловать. Собрав все силы, она ударила его под дых, так что он налетел на стол. Стоявшая на нем посуда загремела, вилка полетела на пол. – Ну вот я и пощупал тебя, ангелочек, – изрыгнул из себя Джед Ивенс. – И скажу тебе, крошка, что ты, оказывается, тоже не без изъяна. Ну да ладно, что годится для этого спесивца Кингдома, то сгодится и для другого. – Он снова начал надвигаться на Ферн; бледная как полотно, она проскользнула у него под рукой и метнулась в сторону. Джед Ивенс успел схватить ее за белый халатик, раздался треск разрываемой ткани, и Ферн, вскрикнув, выбежала в коридор, где наткнулась на перепуганную Делилу.
– Мисс Ферн, голубушка, да что это с вами?! – В округлившихся глазах старой негритянки читалась неподдельная озабоченность. Прижав девушку к себе, она сурово смотрела на работягу, стоявшего на пороге кухни.
Его ехидная улыбка скорее походила на перекошенную гримасу.
– Нечего прижимать ее к себе, старая! Она бросается в объятия только к тем, кто побогаче да покрасивее, – сказал он, обращаясь к Делиле, по-прежнему укрывавшей от него Ферн.
– Убирайся из этого дома, Джед Ивенс, и больше никогда не показывай здесь своей гадючьей морды! – прогремела Делила. – Порядочным девушкам находиться рядом с тобой небезопасно!
– Порядочным? – язвительно усмехнулся Ивенс. – Да я сам видел, как племянник старой мисс Кингдом выходил сегодня утром из ее комнаты весь заспанный и всклокоченный! Думаю, людям в Кэп-Фламинго интересно будет узнать, что на самом деле происходит в вашем щегольском доме. С удовольствием они послушают о том, как племянник Эдвины Кингдом бегает по ночам в уютную постельку ее сладенькой сиделочки! – И, закинув в рот порцию жевательного табака, он развязно рассмеялся при виде взбешенной Делилы и передернувшейся от отвращения Ферн. – Счет за работу я вам пришлю, – бросил Джед Ивенс, уходя.
– Все это конечно же неправда, милая, – то, что он говорит.
Делила отвела Ферн на кухню и поставила на плиту кофейник. Там Ферн и рассказала Делиле, как Росс пришел к ней с головной болью и она дала ему таблетки, которые подействовали на него так, что он уснул прямо у нее в комнате.
– Батюшки! – Делила сокрушенно качала головой, разливая по чашкам кофе. – Эта гадюка Джед Ивенс теперь устроит всем нам неприятности – уж поверьте мне, мисс Ферн! Но сейчас вам прежде всего нужно успокоиться. Вот, выпейте кофе.
– Понимаешь, Делила, мистера Кингдома мучила такая боль, что я забыла обо всем и думала только, как ему помочь. А потом он уснул на моей постели, и я собралась бодрствовать всю ночь, чтобы разбудить его пораньше, пока в доме не проснутся и не увидят, как он выходит из моей комнаты. – Ферн снова покраснела, вспомнив грязные намеки Ивенса. – Какими же все-таки злыми бывают люди, Делила! – прошептала она.
– Да, бывают, милая, да только старая Лила знает, что и помыслы твои, и дела чисты. И мистер Росс знает! Скажи, кофе тебе еще не подсластить?
– Нет, спасибо.
Росс уехал на верховую прогулку с Дженифер и Ларейн, но когда он вернется, то непременно узнает об этом ужасном человеке и его угрозах распустить сплетни по всему Кэп-Фламинго. Росс очень гордый и всегда ревностно относился к доброму имени своей семьи… Кроме того, есть еще Дженифер, ее карьера… Да что там, скандал, сплетни могут навредить любому в этом доме!
Ферн выпила свой кофе, даже не почувствовав его вкуса, а потом, собравшись с силами, поднялась наверх, чтобы рассказать о случившемся Эдвине.
– Мисс Кингдом, мне… мне теперь придется уехать, – сокрушенно сказала она, поведав обо всем.
Эдвина хмуро смотрела на расстроенное личико своей юной сиделки и на ее разорванный медицинский халат.
– Это сделал Ивенс?
– Да.
– Все дело в том, дитя мое, что только в книжках поэты воспевают красоту, подвигающую мужчин на рыцарские подвиги, а на самом деле женская красота куда чаще превращает мужчин из людей во взбесившихся животных. – Эдвина горько усмехнулась. – Правильно делают мужчины на Востоке, что закрывают лица своим женщинам.
– Мисс Кингдом, пожалуйста, давайте говорить по существу, – попросила Ферн. – Этот ужасный человек угрожал распустить сплетни по всему городу, и я… я просто не знаю, что делать! – Ферн, чье самообладание окончательно изменило ей, стояла возле постели Эдвины, придерживая на груди разорванный халатик. – Я не хочу, чтобы люди думали плохо о мистере Кингдоме.
– Да, я, конечно, понимаю, из-за чего случилась вся эта неразбериха, – из-за твоей излишней доброты. Да, да, из-за нее! Тебе нужно было отправить парня обратно к себе, а лекарство принести ему в комнату.
– Но… я же не знала, что… – Из глаз Ферн хлынули слезы. – Нет, мне нужно собрать вещи и уехать!
– Прежде всего тебе нужно переодеться, – проворчала Эдвина. – А как заставить молчать этого несчастного работягу, пусть думает Росс.
У себя в комнате Ферн долго лежала на кровати, переживая случившееся. Какой счастливой проснулась она сегодня утром в собственной постели, под одеялом, которым ее заботливо укрыл перед уходом Росс! А за завтраком они обменялись заговорщицкими улыбками. И сколько тепла было в его карих глазах – как и всегда, когда он бывал в добром расположении духа; но притаившиеся в них золотистые огоньки превращались в настоящее пламя, если он сердился… Вот и теперь он рассердится, когда узнает, что его видели выходящим из комнаты Ферн.
К некоторому облегчению Ферн, Дженифер позвонила из города и сообщила, что они с Россом и Ларейн остаются там пообедать. Диана убежала на свидание с Джефом Лейном и, вообще, была настолько поглощена мыслями о нем, что не заметила напряженной атмосферы, воцарившейся в доме, хотя и обратила внимание на припухшие, красноватые веки Ферн.
– Просто я очень устала вчера, – сказала Ферн и поспешила перевести разговор на другую тему, сделав комплимент Диане, которая действительно выглядела очаровательно в облегающем кружевном платьице кофейного цвета. Они поговорили о нарядах, немного о Джефе, а через полчаса Ферн уже смотрела им вслед с крыльца, когда они с Джефом ехали по аллее от дома на его спортивном автомобиле. Вчерашняя буря не испортила погоды, и только легкие, всклокоченные облачка плыли по безукоризненно голубому небу. Где-то высоко в ветвях деревьев птицы щебетали в своих гнездышках, и Ферн вдруг почувствовала острое желание, чтобы у нее тоже было где спрятаться от всех.
На крыльцо выглянула Делила, вид у нее был словно у побитой собаки.
– Мисс Вина чуть не убила меня за то, что я позвала этого проклятого Джеда Ивенса починить ставни. А только что она сказала, что вам, мисс Ферн, нужно обязательно выйти развеяться.
– Но я не…
– Уж лучше послушайте, что говорит мисс Вина, – настаивала Делила, таща Ферн в дом. – Пойдите переоденьтесь во что-нибудь веселенькое да прогуляйтесь по берегу. Посмотрите, какая вы бледная!
У Ферн не было сил спорить, и через десять минут она, в легких брючках и летних сандалиях, уже шла по тропинке к берегу. Здесь, на улице, ее угнетенное состояние только усилилось, и она подумала, что Эдвина нарочно предложила ей прогуляться: видимо, хотела поговорить с племянником, когда он вернется, наедине. Ферн даже испугалась, как бы Эдвина не разволновалась и навредила своему здоровью.
И надо же было так случиться! Она нарочно решила остаться в Америке, чтобы быть подальше от житейских проблем и хитросплетений, а вместо этого оказалась втянутой в семейный скандал.
Воды Тихого океана сияли безмятежной голубизной, только у самого берега плясали веселый танец белые барашки, уходя в серебристый песок. Ферн скинула сандалии и пошла босиком по воде, пожалев, что не догадалась взять купальник.
– Эй, привет! – раздался голос откуда-то сверху.
Ферн обернулась – длинноногий парень в полосатой рубашке и кепке яхтсмена торопливо спускался вниз по скале.
– Вот здорово, что я тебя встретил! – На загорелом лице Кертиса Уэйни сияла широченная улыбка, когда он бежал навстречу Ферн по песку. – Я только что причалил на своем «Мотыльке» и собирался заглянуть к Кингдомам, как вдруг увидел здесь тебя. Я хотел попросить у императрицы Эдвины, чтобы она отпустила тебя покататься со мной на яхте.
– Пожалуйста, не называй ее так! Ведь она очень добрая, – укоризненно заметила Ферн.
– Ну, знаешь, быть доброй к тебе невелика заслуга. – Играя накачанными мышцами, он подошел ближе. – Ну так что, поедем кататься?
– Поедем, если хочешь. – Ферн позволила ему взять себя за руку, подумав, что морская прогулка с Кертисом вряд ли еще больше навредит ее репутации.
Следующие два часа оказались приятными. Ферн сидела на палубе «Серебристого мотылька» с Кертисом, пила холодный чай с ароматными кусочками ананаса и любовалась бархатистой гладью океана, когда Кертис сказал:
– Как хорошо, Ферн, что сегодня у меня есть возможность побыть с тобой наедине. – Взяв за руку, он коснулся ее безымянного пальца. – Как бы мне хотелось надеть на него колечко с бриллиантом!.. Ты позволишь мне сделать это?
– Твое предложение очаровательно, Кертис, но…
– Но ты меня не любишь. Так?
Ферн кивнула, и ее серебристые волосы рассыпались по плечам.
– Тогда я бы утешился просто твоим терпением и нежностью, Ферн.
– Но я бы чувствовала себя обманщицей, если бы отвечала столь вялыми чувствами человеку, за которого вышла замуж. Ведь брак – это равноправное партнерство, и если оба партнера не дают друг другу любви, уважения и терпения в полной мере, то их брак обречен на крушение.
– Какая ты милая, Ферн! И я думаю, ты права. – Кертис грустно улыбнулся, глядя на ее стройную девичью фигурку в легких брючках и голубой маечке. – Тогда можно мне хотя бы подарить тебе кое-что на память о сегодняшней прогулке? Одну вещицу, которую я приобрел во время путешествия по Мексике.
– Дорогого подарка я принять не могу, – ответила Ферн, слегка покраснев.
– Нет, это всего лишь симпатичная заколка для волос. Подожди, я сбегаю за ней в каюту.
Пока его не было, Ферн стояла возле бортика, наблюдая за чайками, и ей вдруг захотелось, чтобы она любила Кертиса и чтобы он мог тогда увезти ее далеко-далеко за океан, в новые неизведанные страны, где она могла бы забыть обо всем.
– А вот и я! – Кертис показал Ферн хорошенькую заколку из черепашьего панциря, украшенную камешками, а потом она почувствовала, как его теплые руки собрали волосы у нее на затылке.
Ферн нащупала пальцами заколку, которой он закрепил волосы.
– Кертис, ты уверен, что это не дорогая вещь?
– Ну конечно нет; милая. – Он улыбнулся ее бескорыстности, так отличавшей ее от других девушек, которые всегда настаивали, чтобы он дарил им дорогие меха и бриллианты.
– Спасибо за подарок, Кертис. – Ферн мгновение колебалась, потом встала на цыпочки и поцеловала его в щеку. Он покраснел, но не коснулся Ферн даже пальцем.
– Знаешь, если бы мы жили лет сто назад, я бы снялся с якоря, поднял бы пиратский флаг и увез бы тебя на какой-нибудь солнечный языческий остров в Средиземноморье.
Они пристально посмотрели друг на друга, и Ферн подумала, с какой заманчивой легкостью можно было бы сейчас оказаться в страстных объятиях загорелых рук Кертиса и как тяжело ей будет возвращаться в особняк Кингдомов, где ее ждет тяжелый разговор.
– Ферн!.. – Ее имя, словно мольба, сорвалось с губ Кертиса.
– Отвези меня домой, – попросила Ферн. Она не любила его, а он молил ее именно о любви. Как и все люди, он хотел любви.
День близился к концу, когда Ферн вернулась в дом своей пациентки. Она направлялась к лестнице, но тут за ее спиной открылась дверь кабинета, и Ферн, обернувшись, увидела Росса. Побледнев, она схватилась за перила. Росс так и не переоделся, и его высокие ботинки для верховой езды гулко стучали по полу, когда он шел к Ферн. Заметив ее бледность, Росс полушутливо-полуозабоченно сказал:
– Ну, не надо так бояться! Я же не съем вас.
– Ваша тетя… рассказала вам о Джеде Ивенсе? – Ферн посмотрела ему в глаза и, вопреки своим ожиданиям, не заметила в них гнева. Росс выглядел обеспокоенным, но не разгневанным. Ферн слегка отступила назад, однако не стала сопротивляться, когда он, взяв за руку, повел ее в кабинет. Усадив ее в кресло, Росс подошел к столику с напитками и приготовил две порции бренди.
– Вот, выпейте, – сказал он, протягивая ей стакан. – А то у вас очень расстроенный вид.
Ферн выпила бренди, и румянец, нагулянный ею под морским ветерком, снова окрасил ее щеки, да и самой ей было уже не так страшно. Росс стоял спиною к камину, и шрам на его лице сегодня выделялся особенно четко. Ферн поняла, что он взволнован рассказом своей тети, однако, заметив в огромных глазах Ферн тревожное беспокойство, Росс подбодрил ее улыбкой.
– Похоже, мы с вами влипли в историю, – сказал он.
– Этот… ужасный человек!.. Он говорил такие вещи!..
– Тетя сказала, он разорвал на вас одежду? – Росс выпил свой бренди и поставил стакан на каминную полку. По меньшей мере полминуты он стоял к Ферн спиной, а когда обернулся, угол рта его нервно подергивался. – Самое ужасное – это то, что у нас нет свидетеля, который мог бы подтвердить нашу невинность. Если бы таковой у нас имелся, то этот мерзавец Джед Ивенс не посмел бы раскрыть своего поганого рта, а так он может говорить о нас все, что угодно, и люди будут слушать его. Каждый по-своему истолкует мое присутствие в вашей спальне и в вашей постели, так что мы должны приготовиться к самым отвратительным сплетням. А ведь у каждого из нас есть работа, которая зависит от людского расположения и уважения.
– Вы действительно думаете, что люди поверят словам этого гнусного человека? – ужаснулась Ферн.
Росс засунул руки глубоко в карманы.
– Боюсь, Ферн, что в некоторых случаях самая что ни на есть истинная правда звучит как хорошо расписанная ложь. Будь вы какой-нибудь неуклюжей, старомодной теткой, Ивенс вряд ли придал бы такое значение тому, что я вышел из вашей комнаты небритый и всклокоченный. – Он усмехнулся. – Но вы – очаровательная миниатюрная блондинка, и, случись мне увидеть подобное, я бы тоже вряд ли поверил правде.
Ферн не находила сил улыбнуться. Она сидела опустив ресницы – такая юная и такая беззащитная! Росс подошел к ее креслу и присел на подлокотник.
– Мне очень жаль, Ферн, но, похоже, я вас скомпрометировал, – с горечью проговорил он.
– Но ведь мы же не сделали ничего плохого!
– Мы-то знаем, что не сделали, но я держу пари, что о нас с вами сейчас уже говорят в городе, и уверен, теперь для них вы не добродетельное юное создание, а я так и вовсе соблазнитель молодых сиделок.
Ферн вся дрожала, и, чтобы унять ее дрожь, Росс осторожно обнял девушку за плечи. Она нуждалась сейчас в утешении – ведь Ферн корила за все себя одну! В конце концов, она могла отправить Росса восвояси и принести лекарство к нему в комнату. Ведь она знала, какое это сильное лекарство, знала, как оно подействует на уставшего и измученного болью Росса, и могла догадаться, что он уснет немедленно.
– И все-таки, Ферн, есть способ остановить болтливые языки, – спокойно проговорил Росс. – Мы с вами могли бы пожениться… Пожениться, чтобы обезопасить себя…
Ферн едва ли не в ужасе подняла на него глаза. Да, ей были противны мысли об этих гнусных сплетнях… но брак!.. Брак она представляла себе как нечто священное, но уж совсем не как прикрытие или ширму от скандала! Даже от такого жуткого скандала, который грозил теперь разразиться, ибо Росс был известным журналистом, братом кинозвезды и племянником некогда прославленной Эдвины Кингдом.
Она почувствовала, как пальцы Росса коснулись черепашьей заколки на ее волосах.
– Я тоже понимаю, что к браку должно относиться с большим благоговением, – пробормотал он, словно прочтя ее мысли. – Поймите, я не какой-нибудь бесчувственный болван.
Его упрек обидел ее, так как она понимала, что он наверняка обдумал все последствия.
– Простите меня, Росс, но это был бы такой решительный шаг для нас обоих… Ведь мы с вами, в сущности, совсем незнакомы…
– А мне вы совсем не кажетесь незнакомой после вашего вчерашнего доброго поступка. – В его голосе появилась нежность, когда он вспомнил, как ради него она провела всю ночь в неудобном кресле. – Я не хочу, чтобы за ваше сострадание вам досталось от злых языков, и единственное, как я могу защитить вас, – это предложить вам руку.
– Росс, а как же Ларейн?
– Мы с Ларейн уже много лет идем разными путями, – сухо ответил он, и Ферн при этом почувствовала, как напряглась его рука, обнимавшая ее за плечо. – Я вернулся в Кэп-Фламинго не для того, чтобы повернуть время вспять. Я уже сказал об этом Ларейн.
Безжалостность его слов покоробила Ферн. Она, безусловно, сочувствовала Ларейн, которая считала, что Росс по-прежнему любит ее, но только не может преодолеть барьер собственной гордости. Барьер, который станет вдвойне непреодолимым, если он женится на другой девушке. Ферн задумчиво смотрела перед собой, разглядывая роящиеся в лучах света пылинки и яркого мотылька, пляшущего вокруг алых языков пламени растущей в горшке азалии.
«Я не хочу, чтобы этот высокомерный красавец использовал тебя в качестве прикрытия для своей проклятой гордости», – предупредила Ферн Эдвина Кингдом на другой день после возвращения ее племянника домой.
– Мне понятны ваши сомнения, Ферн, и я уважаю вас за то, что вы не принимаете мое предложение необдуманно, – сказал Росс. – Но если мы не пойдем на этот, безусловно, решительный шаг, мы окажемся у позорного столба, а грязь, как известно, штука прилипчивая. Она замарает не только нашу репутацию, но и всех, кто нам близок. Ваших сестер, моих…
– Не говорите так! – воскликнула Ферн.
– Простите меня, моя дорогая, но, к сожалению, это так. Джед Ивенс собирается впиться своими злобными клыками в нашу честь и достоинство, но мы можем удалить яд этого укуса.
– Посредством… брака?
– Да. Помолвка продлится примерно полгода, и мне кажется, мы вполне устраиваем друг друга, чтобы прожить в дружбе и согласии этот отрезок времени.
Рука Росса коснулась талии Ферн, и даже через блузку она почувствовала ее тепло. Странно, но Ферн задели его слова о помолвке. Конечно, при создавшихся обстоятельствах это слово было как нельзя более уместно, но ей было бы куда приятнее услышать, что он хочет жениться на ней просто для того, чтобы защитить ее.
– Росс!.. – Его имя само слетело с ее губ.
– Ферн!.. – мягко передразнил он ее, и она знала отчего – ведь его рука теперь покоилась почти у самого ее сердца, и он не мог не чувствовать его испуганного биения – словно у маленького котенка.
– Я… готова принять ваше предложение.
Несколько мгновений он сидел неподвижно, потом глубоко и прочувствованно проговорил:
– Это лучший выход из щекотливого положения, моя дорогая, и я обещаю, что никогда не заставлю вас пожалеть о том, что вы мне доверились. – Росс притянул ее к себе, так что ей пришлось заглянуть в его вопрошающие глаза, в которых опять плясали золотистые огоньки. – Думаю, мне доставит удовольствие покупать вам наряды, Ферн, и я с радостью представлю вас своим друзьям, – с улыбкой проговорил он.
– Нет, я не хочу, чтобы вы покупали мне что-то! – Ей вдруг пришло в голову, что жена по договоренности не может претендовать на такие знаки внимания.
– Посмотрим. – Даже в этот тревожный момент он рассмеялся бодро и уверенно. Ферн была рада тому, что Росс сохранил присутствие духа, ибо ее собственное самообладание рассыпалось на множество мельчайших частиц, и все, что она могла сейчас, – это сидеть опершись на его руку и с тревожно бьющимся сердцем смотреть в его красивое, решительное лицо.
– А теперь нам лучше обсудить практические вопросы. – Росс высвободил руку и принялся Излагать свой план.
Прежде всего он собирался получить соответствующее разрешение, с тем чтобы им можно было пожениться поскорее, без всяких проволочек. На его взгляд, тетя уже вполне могла обойтись без сиделки, и поскольку ему в ближайшее время предстояло лететь по делам в Нью-Йорк, то там они и могли бы провести свой мнимый медовый месяц.
– Как вы относитесь к путешествию в Нью-Йорк, Ферн? – спросил Росс.
– Думаю, оно мне понравится, – вежливо ответила она.
В улыбке, коснувшейся его глаз, была какая-то непонятная грусть.
– Вы всегда будете так безропотно соглашаться с всеми моими планами? Если так, то вам как жене цены нет.
– Да, Росс, всегда. – Ферн невесело улыбнулась. – Не думаю, что отыщется много девушек, нашедших себе мужа при помощи лекарства.
Он рассмеялся:
– Уж не знаю, что такое вы мне дали вчера, но головную боль как рукой сняло.
– Эта головная боль обернулась для вас тяжелыми последствиями. – Она коснулась его руки. – Росс, я могла бы уехать. Я… могла бы уехать сегодня же…
– Знаете, Ферн, за стенами этого дома царит жестокий мир, готовый влепить вам незаслуженную пощечину, и этот мир не проявит к вам того милосердия, которое вы проявили вчера по отношению ко мне. А я не хотел бы, чтобы кто-то причинил вам боль. – Он приложил палец к ее губам. – Так что лучше закройте свой ротик на замок и молчите, как сказала бы старая Лила.
Ферн окончательно смирилась и совсем не сопротивлялась, когда он поднял ее со стула. Должно быть, Росс уловил запах моря, оставшийся в ее волосах после прогулки на яхте с Кертисом, потому что вдруг сказал:
– Вы пахнете как русалка. Вы что, купались?
– Я гуляла по берегу, – ответила Ферн, сама не зная почему побоявшись сказать, что почти весь день провела с Кертисом. Быть может, ее удержала та властность, с какой он прижимал к ноздрям прядь ее волос.
Они поднялись наверх: Росс – чтобы сообщить новость тете, а Ферн – чтобы переодеться в форму. Перед дверью Эдвины он сказал:
– Увидимся за ужином.
Но к ужину Диана вернулась не одна, а вместе с Джефом Лейном, и, слыша их громкий смех, доносившийся снизу, Ферн не нашла в себе сил присоединиться к их веселой компании. Она представляла себе, как возбуждена будет Диана, узнав о том, что Росс собрался жениться, как она будет осыпать его вопросами и заставлять рассказывать о чувствах, которых нет на самом деле. Словом, Ферн предпочла провести вечер наверху со своей пациенткой, и они почти до девяти часов смотрели телевизор.
Когда Ферн, пожелав спокойной ночи, наклонилась поправить постель, Эдвина вдруг коснулась ее щеки. Сообщая тете о предстоящей женитьбе на Ферн, Росс был не слишком словоохотлив – и это при умении Эдвины вытянуть информацию из кого угодно. И все же одну многозначительную фразу он произнес:
– Я бы никогда не женился на эгоистичной женщине, тетя.
Значит, Ларейн он считал эгоистичной. Но если Росс до сих пор сохранил к ней чувства, то его женитьба на Ферн никак не может быть оправдана, даже перед лицом возможного скандала! Об этом-то и думала сейчас Эдвина, наблюдая за юной медсестрой. У этой девушки открытая, чистая душа, и она перенесла горечь любовных разочарований, а Росс – обаятельный красавец, способный очаровать кого угодно.
– Ты уверена, дитя мое, что хочешь выйти за Росса? – спросила Эдвина. – Скажи, он тебя не принуждает?
– Нет, нет, он меня не принуждает!
– А может, он заморочил тебе голову? – сухо проговорила Эдвина.
Ферн усмехнулась, потом, поборов робость, поцеловала Эдвину в щеку:
– Спокойной ночи, мисс Кингдом.
Выйдя в коридор, Ферн с удивлением обнаружила там Росса, курившего сигару у окна, через которое его видел сегодня утром Джед Ивенс.
– Идите сюда, – подозвал ее Росс.
Ферн подошла и встала рядом. В ночном небе мерцали звезды, а воздух был напоен ароматом роз и цветущего жасмина.
– Тетя Вина рассказала мне про вашего молодого англичанина. Его существование как-то может повлиять на нашу договоренность?
Ферн задумалась. Как все-таки странно, что она даже не вспомнила о Кене.
– Не больше, чем существование Ларейн, – ответила Ферн.
Он затянулся сигарой, и ее душистый дым смешался с ароматами, доносившимися из внутреннего дворика.
– Странная штука любовь, правда же, Ферн? – спокойно заметил Росс. – Когда мы влюбляемся, мы почему-то уверены, что перед нами распахнется дверь в волшебную страну счастья. Мне почему-то кажется, что вы когда-то уже оказались перед такой дверью.
– Да, она почти открылась, но тут же и захлопнулась, прямо перед моим лицом, – призналась Ферн.
– И теперь вы повернулись к ней спиною? Вы больше не хотите заманчивых приглашений в рай? Ну что ж, я не стану оспаривать вашего решения. Я и сам принял подобное, так что в этом мы с вами похожи.
Некоторое время они стояли молча, пока на лестнице не послышались чьи-то легкие шаги. Вскоре мелькнуло кофейно-кружевное платье, и в коридоре появилась Диана.
– Привет, голубки! – окликнула она их, лукаво улыбаясь. – Простите, что помешала, но мне нужно кое-что взять в комнате, чтобы показать Джефу. – Она пристально посмотрела на Ферн: – Поздравляю с помолвкой, милая! Я ужасно рада, что теперь ты станешь членом нашей семьи.
– Спасибо, Диана. – И Ферн чуть не подпрыгнула, когда (возможно, для того, чтобы произвести впечатление на свою юную племянницу) Росс обнял ее за талию и поцеловал в щеку.
– Иди ложись, милая, ты выглядишь усталой, – сказал он. И, понизив голос, прибавил: – Ты слишком сильно переживаешь, а переживать на самом деле не о чем. Спи крепко и сладко и ни о чем не беспокойся.
Лежа в кровати, Ферн перебирала в памяти события этого поистине странного дня в ее жизни. Почти такого же странного и тревожного, как тот день, когда Эстер, ее старшая сестра, забрала их с Брайони из школы, потому что маму, когда она выходила из магазина, сбила насмерть машина. Эстер, которую срочно вызвали с работы, больше всего боялась, что соседи первыми сообщат страшную новость ее младшим сестрам. Брайони тогда безутешно, навзрыд плакала, а Ферн, сжавшись в комочек, как озябший котенок, не чувствовала ничего, кроме пустоты.
Вот и теперь она ощущала нечто сродни той пустоте и нервно вздрогнула, когда дверь ее комнаты вдруг открылась и с порога раздался голос Дианы:
– Ферн, ты не спишь? Я хотела поговорить с тобой.
Ферн притаилась в постели, ничего не ответив, и с облегчением вздохнула, когда Диана, решив, что она спит, ушла, тихонько притворив за собою дверь.
Сегодня ей не хотелось говорить с Дианой, ей хотелось просто полежать одной в темноте и в тишине, забыв хотя бы на время о грядущих тревогах.
В два счета разнеслась по Кэп-Фламинго весть о том, что Росс Кингдом женится на юной сиделке своей тетки.
Каким-то десятым чувством Ферн догадывалась, что Кен, узнав новость, захочет связаться с ней. Так и случилось. Он позвонил ей в особняк Кингдомов и настоял на том, чтобы они встретились в городе и поговорили. Ферн пыталась отказаться от встречи, но Кен проявил настойчивость и даже заявил, что явится к Кингдомам, чтобы повидаться с ней.
– Я всей душой раскаивался в той ошибке, которую совершил в Англии! В прошлую нашу встречу я мог бы встать перед тобой на колени, если бы ты согласилась забыть то, что сейчас мне кажется просто каким-то безумием. Ферн, я должен увидеть тебя, я должен поговорить с тобой! – взволнованно настаивал он. И Ферн согласилась. В тот день, в пятницу, она собиралась пройтись по магазинам, поэтому договорилась встретиться с Кеном в парке «Гасиенда», где было много уединенных мест и где они могли спокойно поговорить обо всем.
Ее неожиданная для всех помолвка с Россом и так уже вызвала много пересудов, и теперь Ферн опасалась новых сплетен, которые могли возникнуть, если бы ее увидели вместе с Кеном. В Кэп-Фламинго были люди, которые знали, что некогда их соединяло нечто большее, чем дружба, а Ферн чувствовала себя обязанной уважать условия их с Россом сделки. А чем еще, как не сделкой, можно было назвать предстоящую свадьбу? Ведь в подготовке к ней напрочь отсутствовала та волшебная, романтическая атмосфера, которая обычно соединяет сердца тех, кто вступает в брак. Ферн иногда даже казалось, что она собирается сделать то, о чем пожалеет впоследствии.
День свадьбы приближался, и эта мысль все больше преследовала Ферн, ей все чаще хотелось собрать чемодан и покинуть особняк, исчезнув из жизни Росса навсегда.
И все же что-то удерживало ее. Ферн убеждала себя, что это чувство долга, – она согласилась на предложение Росса, и теперь отступать было поздно.
Она никак не могла признаться даже себе, что попала в ловушку того самого сострадания, благодаря которому оба они оказались в столь затруднительном положении. Ведь Росс не производил впечатления абсолютно счастливого человека и, похоже, искал в ней именно сострадания – будто ее сострадание могло облегчить какую-то острую его тоску, которую сам он решительно не хотел замечать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет



Прекрасный роман. Очень добрый, романтичный. Не хотелось пропустить ни единой строчки. Прочитала на одном дыхании. Очень рекомендую.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетЛюдмила
17.02.2013, 18.16





сухо, читаешь и никаких эмоций и при этом не законченный какой то, эпилог бы не помешал.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетНина
8.05.2013, 20.05





Отличный жизненный роман.Вначале не очень,а потом не могла оторваться!Для любителей серьёзных романов.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетНаталья 66
2.10.2013, 5.07





Какая-то муторная ерунда. И перевод ужасен. Слово 'милая' повторяется миллион раз, даже раздражать начало. Борюсь с собой, чтобы не бросить читать. Терпенья мне!
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетРрррр
12.09.2014, 18.24





Какая-то муторная ерунда. И перевод ужасен. Слово 'милая' повторяется миллион раз, даже раздражать начало. Борюсь с собой, чтобы не бросить читать. Терпенья мне!
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетРрррр
12.09.2014, 18.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100