Читать онлайн Бухта влюбленных, автора - Уинспир Вайолет, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинспир Вайолет

Бухта влюбленных

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Золотистые утренние лучи коснулись постели Ферн, и, открыв глаза, она тут же поняла, что проспала. Глянув на часы, Ферн лишь удостоверилась в этом и, поспешно выбравшись из кровати, бросилась в ванную. Она прикалывала к волосам шапочку, когда в комнату влетела Диана, принесшая новость: Росс Кингдом после долгой отлучки вернулся домой сегодня ночью.
– Знаю, – спокойно проговорила Ферн. – Я приехала вместе с ним.
– Что-о? Ты?! – Диана не верила своим ушам.
– Да, приехала вместе с ним, в его машине.
– Но…
– Кертис повел себя отвратительно. Вместо того чтобы отвезти домой, как обещал, он завез меня в пустынное место на побережье и там начал приставать. Я убежала от него, и мистер Кингдом совершенно случайно подобрал меня на дороге. – Ферн не могла сдержать усмешки, ибо слово было найдено как нельзя лучше. Подобрав ее на дороге, племянник Эдвины не стал задавать Ферн вопросов относительно ее провожатого, а узнав, кто она такая, посадил в машину, укрыл ей колени пледом и отвез домой. Он попросил Делилу не беспокоить домашних из-за его приезда, но настоял на том, чтобы Ферн составила ему компанию и закусила вместе с ним горячим шоколадом и бутербродами с курицей, приготовленными для него Делилой.
– Ну надо же! – Глаза Дианы блестели от любопытства. – А я еще не видела его, хотя голову даю на отсечение, что он все такой же красивый. Когда он уехал, мне было лет тринадцать, и он тогда был просто сказочно красив. Нравился он мне ужасно!
При этих словах Ферн припомнился шрам, портивший красивое лицо Росса, но она не стала сейчас рассказывать о нем Диане – ведь ей нужно было бежать к Эдвине. Ферн предпочла сначала сделать все необходимое для своей пациентки, а уж затем позавтракать вместе с Дианой во внутреннем дворике.
У Дианы не было постоянной работы, но, обладая хорошими внешними данными и стройной фигурой, она время от времени рекламировала пляжную одежду на страницах модных журналов. Однако, в отличие от Ларейн Дэвис, Диана относилась к этому занятию несерьезно, и ее истинной мечтой было выйти замуж и нарожать детей, к тому же, как она сама призналась Ферн, мать позаботилась о том, чтобы обеспечить ей финансовую независимость.
– Кстати, как тебе вчерашний вечер с Джефом Лей-ном? Понравился? – поинтересовалась Ферн, когда они остановились перед дверью Эдвины.
Диана кивнула. Похоже, поначалу ей трудно было найти подходящие слова, но уже через мгновение, схватив Ферн за руку, она проговорила с неожиданной для нее робостью и благоговением:
– Знаешь, по-моему, он самый замечательный парень из всех, кого я когда-либо встречала. В следующий понедельник у него будет выходной, и мы поедем в Санта-Клару к его родителям. Они держат там фруктовую ферму.
Ферн и самой нравился Джеф. Было в нем что-то, что сближало его с Дианой: тот же упрощенный подход к жизни, какая-то юношеская простота, не испорченная огромным количеством амбиций. «Как это прекрасно, – думали Ферн, – встретить человека, в котором нет нужды сомневаться – даже в глубине сердца, – потому что все, что он собой представляет или может представлять, написано на его по-мальчишески открытом лице».
Потом Диана вдруг сокрушенно сказала:
– Ты, наверное, подозревала, что Кертис будет к тебе приставать, а я оставила тебя с ним наедине. Надеюсь, ты не обижаешься на меня, Ферн?
Ферн улыбнулась и обняла девушку:
– Конечно нет! Если вы с Джефом понравились друг другу, значит, вечер удался. А теперь меня ждет пациентка. Увидимся через полчаса во дворике.
– Хорошо. Постараюсь не все съесть и тебе что-нибудь оставить.
Что-то весело мурлыкая себе под нос, Диана отправилась вниз, а Ферн с тоскливой улыбкой зашла в спальню своей пациентки. От Делилы Эдвина знала, что Ферн вернулась вчера домой в сопровождении Росса, и, разумеется, ей было любопытно расспросить, как это случилось. Ферн послушно поведала Эдвине о своих приключениях, обтирая ее прямо в постели – доктор Лэндз прописал ей строгий постельный режим в течение трех недель.
– Значит, Росс великодушно пришел к тебе на помощь, как рыцарь в сияющих доспехах? – сказала Эдвина, удобно расположившись среди подушек, бодрая и свежая после процедуры.
Ферн, позвонив, распорядилась, чтобы Эдвине принесли завтрак, и с улыбкой продолжала:
– Я ужасно обрадовалась, увидев его, – ведь я понятия не имела, где нахожусь, а Кертиса разозлила не на шутку.
Рассказывая, Ферн прибиралась в комнате, а Эдвина с любопытством наблюдала за ней. Эта девушка была очаровательным ребенком, однако подобное очарование обычно только вызывает осложнения, которые редко случаются у девушек с менее привлекательной внешностью. Такое очарование – сладкий мед для мужчин, но оно зачастую портит жизнь самой девушке: ей-то хочется любви и защиты, а никак не голодных посягательств охотящихся за медом молодых сладкоежек-медведей, таких, как Кертис Уэйни.
Да, она хотела любви… Это было написано в ее лавандовых глазах… Как крик сердца!
Прервав свои размышления, Эдвина сказала:
– Прошлой ночью Росс проявил к тебе доброту, но мне кажется, тебе нужно кое-что знать о нем, моя дорогая. Видишь ли, по линии моей матери он унаследовал свою долю чудовищной гордости, и именно она, эта гордость, стала причиной его разрыва с Ларейн Дэвис. В свое время ее отец был очень богатым и влиятельным человеком, и Росс нужен был Ларейн вовсе не как журналист. Она хотела, чтобы он возглавил совет директоров в автомобильном бизнесе ее отца, а Россу это было совсем неинтересно. Он тогда как раз получил новое серьезное задание в редакции, предполагавшее поездку в Европу, и, когда Ларейн без обиняков поставила его перед необходимостью выбирать между нею и его «проклятой журналистикой», он выбрал последнюю. Он точно так же без обиняков заявил ей, что место жены рядом с мужем, какую бы сферу деятельности тот для себя ни выбрал, а она, судя по всему, представляет себе мужа в виде пуделька на поводке, и что он никогда не был и не будет таким пудельком, привязанным хоть за ее усыпанный бриллиантами поводок, хоть за какой другой.
Эдвина пожала полными плечами:
– Я не говорю, что он не имел права поступать по-своему, только они с Ларейн были влюблены друг в друга еще подростками. Везде ходили вместе, были партнерами по теннису, состояли в одной команде в парусной регате, и она была единственной девочкой, кому он дал поносить значок, врученный ему в колледже как символ братства. Впрочем, он мог бы уже и не выставлять, как флаг, эту свою высокомерную гордость после того, как два года назад отец Ларейн обанкротился, однако этого не случилось. Он остался в Европе, хотя никто из них так и не вступил в брак… – Эдвина смотрела на Ферн прямо и открыто. – Ни Ларейн, ни Росс до сих пор не вступили в брак, и это, возможно, означает, что они по-прежнему неравнодушны друг к другу.
– В общем, после сегодняшней ночи вы хотите предупредить меня, чтобы я не вздумала засорять себе голову разными глупыми идеями. Так ведь, мисс Кингдом? – Ферн, выпрямившись, остановилась возле постели, и румянец сошел с ее лица.
– Какая ерунда! – негодующе воскликнула Эдвина, возмущенная тем, что Ферн не поняла ее. – Я просто не хочу, чтобы этот высокомерный красавец использовал тебя в качестве прикрытия для своей проклятой гордости, потому что Ларейн наверняка захочет снова завоевать его. Дженни прозрачно намекнула мне об этом, когда получила письмо, в котором он сообщал, что собирается вернуться домой. А гордые мужчины, знаешь ли, обычно не очень-то стесняются при выборе оружия, которым намерены защищать свой фронт. Поэтому тебе, девочка моя, следует быть с ним осторожнее!
В комнату вошла Делила, неся в руках поднос с завтраком, и Ферн в задумчивости спустилась вниз, во дворик. Еще издалека она услышала, как Диана смеется и весело болтает с кем-то среди множества цветов, над которыми жужжали бархатистые пчелы и жаркое солнце проливало свое щедрое тепло. За круглым чугунным столиком ручной работы перед Дианой сидел бронзововолосый племянник Эдвины, в зеленой рубашке с короткими рукавами и песочного цвета брюках, выглядевший сегодня гораздо моложе, чем вчера ночью. Вчера в гостиной при электрическом свете страшный шрам был виден четче, вокруг рта теснились усталые складки, а сейчас, когда он поднялся из-за стола, чтобы поздороваться с Ферн, Росс Кингдом выглядел свежим и отдохнувшим.
– Привет, – сказал он, сверкнув белоснежной улыбкой, но золотистые огоньки в его глазах оставались таинственно-непроницаемыми, как пятна солнечного света на безмятежной поверхности озера.
Ферн тоже поздоровалась и прошла к столу, ощущая себя совсем миниатюрной рядом с этим высоким, прекрасно сложенным человеком. Он подвинул ей стул, и Ферн села, чувствуя, что его привлекательная внешность, отточенные манеры и ее собственные воспоминания о его вчерашней внимательности вызывают у нее всего лишь теплые чувства по отношению к нему, никак не более того – несмотря на предостережения его тетки. Рядом с ним, так заботливо разливавшим кофе, ей и завтрак казался вкуснее.
Диана густо намазала мед на жареный хлебец и, впившись в него зубками, устремила взгляд на рассеченный шрамом висок Росса.
– Да тебя убить могли! – воскликнула она.
Ферн оторвала взгляд от тарелки и вопросительно перевела его на Росса, раскуривавшего тонкую сигару, ароматный дым которой коснулся ее щеки.
– Знаешь, милая, в наши дни убитым можно оказаться и переходя через дорогу, – лениво ответил он. – Уж на голливудских-то улицах точно.
– А где это с вами случилось, мистер Кингдом? – спросила Ферн.
– Мне бы хотелось, чтобы вы называли меня просто Росс. – Он улыбнулся сквозь сигарный дым, отметив про себя, как свежо и опрятно она выглядит в своей форме медсестры. – Этот памятный сувенир над глазом я получил на Ближнем Востоке. Я охотился тогда за материалом об одной тамошней заварушке, понятия не имея о том, что кое-кто из арабов охотится за мной. А полевая хирургия, как выяснилось, работает не на самом высоком уровне.
Ферн профессиональным взглядом посмотрела на шрам. Простая пуля вряд ли бы вызвала такое обширное поражение, стало быть, решила она, он получил ранение осколком минометного снаряда.
– Интересно, Росс, о чем ты думал, когда подвергал себя такой опасности? – Диана коснулась пальцем его изуродованного виска, и он не мог сдержать улыбки, глядя на приемную дочь своей сестры.
– А ты, крошка, я вижу, совсем выросла, стала настоящая сладкая булочка, – проговорил он, внимательно оглядывая ее. – И надо полагать, держишь всех местных парней на поводке?
– Ну, не всех, а только одного или двух. – Юное личико Дианы осветилось улыбкой, и она думать забыла про свои вопросы. Ну надо же, Росс назвал ее «сладкой булочкой»! А ведь сама она была теперь уже достаточно взрослой и могла смотреть на него не как на предмет школьных мечтаний, а как на мужчину, хотя он и держался с нею несколько свысока. Даже сейчас, когда он удобно расположился на стуле, а солнце играло в его бронзовых волосах и ласкало нежным теплом его сильные плечи, он все равно будто бы излучал какую-то грозную опасность – словно сонный тигр, лениво греющийся на солнышке. Сейчас он как раз мурлыкал, и, несмотря на шрам, его внешность по-прежнему была весьма привлекательной. «Однако с таким человеком, как он, сблизиться непросто, хотя наверняка многие женщины хотели бы этого», – подумала Диана и перевела испытующий взгляд на Ферн.
– Мистер Росс! – послышался голос Делилы, направлявшейся к ним через дворик. Ее темное лицо осветилось довольной улыбкой при виде племянника Эдвины, сидящего в окружении двух хорошеньких девушек. Росс был любимцем Делилы еще с мальчишеских времен, и она была ужасно рада, что он наконец вернулся под крышу родного дома. – Мистер Росс, если вы закончили завтрак, то мисс Вина с удовольствием поговорила бы с вами.
– Я тоже с удовольствием поговорил бы с нею, Лила. – Улыбаясь, он встал и чмокнул старую негритянку в щеку. Та прижала руку к щеке, словно пытаясь удержать там поцелуй подольше.
– Вы такой же чертяка, каким был ваш отец! А вот что скажет мисс Вина про этот шрам, так портящий ваше красивое лицо?
– Делила, я же не юная красотка! – И, усмехнувшись, Росс направился в дом, к лестнице, ведущей в теткину спальню.
В доме, как обычно, все сияло и сверкало, азалии и мимозы в огромных горшках источали аромат свежести, и, как всегда, здесь ощущался дух спокойствия и процветания, запомнившийся Россу еще с детства, когда их с Дженифер после смерти матери привезли жить к тетке. С Дженифер он пока не виделся – с самого утра она укатила на студию, где в срочном порядке снимались финальные сцены ее последнего фильма.
Обняв племянника, Эдвина окинула его с головы до ног критическим взглядом.
– Похудел, – отметила она, – и стал похож на черта с этим шрамом. Где заработал?
Росс присел к тетке на постель, но рассказал ей не больше, чем Диане и Ферн. Похоже, он вовсе не собирался распространяться о себе, и очень скоро тетка уже сама вовсю рассказывала ему о своей язве, о Дженифер и об их общих знакомых.
– Дженни должна устроить вечеринку в честь твоего приезда, и мы позовем их всех, – заключила Эдвина и прибавила: – Ларейн по-прежнему часто бывает у нас.
На мгновение дым сигары закрыл от нее глаза Росса.
– Странно, что она не вышла замуж, – наконец проговорил он. – Она всегда была так очаровательна.
– А может, ты вернулся как раз для того, чтобы жениться на ней? – Эдвина взяла с тарелки сухой хлебец и откусила кусочек. Росс наблюдал за ней с загадочной улыбкой.
– Тетя, я не собираюсь жениться. Особенно на такой эгоистичной женщине, как Ларейн.
– А когда-то ты буквально сходил от нее с ума.
– Тогда я был мальчишка, а теперь мужчина.
– Значит, можно считать, что это твой ответ на вопрос?
– Думаю, да. Мальчишкам нравится то, что блестит и ослепляет. Кусочки кварца, найденные на пляже в песке, радуга и золотые рыбки в аквариуме, черные, как вороново крыло, волосы с отливом… Но когда мальчишки вырастают, они начинают понимать, что кварц был вовсе не пиратским золотом, да и радугой их уже не удивишь.
– Ну ладно, ладно, хватит обволакивать меня словами! – расшумелась Эдвина. – Тогда скажи, зачем ты вернулся?
– Я написал книгу и приехал издать ее. Выход книги предполагается в августе. Такой ответ тебя устроит?
– Не совсем, хотя это уже интересно. Интересно, например, как ты нашел время? Ведь вы, журналисты-международники, никогда не сидите на месте, мотаетесь по всему земному шару.
Росс подошел к открытому окну и аккуратно стряхнул пепел с сигары, потом сказал:
– Время я нашел, когда лежал в больнице.
Со своей кровати Эдвина хмуро разглядывала его; она слышала, как он усмехнулся про себя, глянув вниз, во дворик.
– Лежать в больнице – разве это смешно? – сухо спросила Эдвина.
Росс обернулся к тетке:
– Нет, просто я наблюдал, как Диана и твоя симпатичная сиделка играют внизу с черным пудельком. Надо полагать, любимец Дженифер? Она всегда питала слабость к этим нелепым длинноногим созданиям.
Он снова пытался отвести разговор от себя, но на этот раз Эдвина ему этого не позволила.
– И как долго ты лежал в больнице? – поинтересовалась она.
– О-о… целых семь недель! – Росс пожал плечами. – Только Дженифер не говори, а то начнет меня пытать.
– И где лежал? На Ближнем Востоке?
– Нет, в Англии. В больнице «Аткинсон Морли» в Уимблдоне.
– Так ты перенес нейрохирургическую операцию?! – воскликнула Эдвина.
Росс нехотя кивнул и коснулся рукой изуродованного шрамом виска.
– Да, все началось месяца три назад, но тогда я не придал этому особого значения – надеялся, что боли и головокружения сами пройдут. Но однажды я потерял сознание на завтраке для прессы, а очнулся уже в больнице. Там мне просветили голову рентгеном и обнаружили в черепе трещину, вот и отправили на операцию в «Аткинсон Морли». Теперь у меня все в порядке. Надо постучать по деревяшке… – И он трижды постучал о дубовую оконную раму, потом, хитро улыбнувшись, направился к двери. – А насчет вечеринки в честь моего приезда – это просто отличная идея. Тысячу лет не видел я всю компанию. Да, тетя, кстати, не забудь пригласить на вечеринку свою маленькую сиделку.
– Мне всегда казалось, что у нас в доме демократия, – заметила ему в ответ Эдвина и, волнуясь за него даже больше, чем могла бы в этом признаться, прибавила: – Росс, ты действительно здоров? Ты ничего не скрываешь от меня?
– Ну конечно здоров, если не считать периодических головных болей. Хирург, лечивший меня, – Эксел Райт, – предупредил, что они могут возобновляться время от времени. Ну а теперь я собираюсь прокатиться в Голливуд и попробовать похитить Дженни – хочу пообедать с ней в «Медной кастрюле». Пока, тетя!
Когда дверь за ним закрылась, Эдвина нахмурилась. Мальчик – а она до сих пор считала Росса мальчиком, несмотря на его тридцать два года, – сильно изменился. Шесть лет назад он покинул Америку беспокойным, взрывным молодым чертякой, а вернулся невозмутимым взрослым мужчиной с непроницаемым выражением глаз, что было так не похоже на него, что Эдвина всерьез забеспокоилась.
В тот же день посыльный принес в особняк огромную коробку белых, розовых и пурпурных гвоздик, уложенных на подстилку из папоротника.
– Цветы для мисс Хэтерли, – сказал посыльный горничной, вышедшей открыть ему.
Горничная отнесла цветы в комнату Ферн. Девушка поначалу приняла их с изумлением, но, когда она прочла имя на карточке, к изумлению прибавились еще раздражение и гнев. Цветы прислал Кертис Уэйни, и в прилагавшейся записке он приносил ей самые глубокие извинения за свое вчерашнее поведение. Он просил у нее прощения и выражал надежду, что Ферн позволит ему загладить вину, согласившись пойти с ним куда-нибудь еще в другой раз. Кертис сообщал также, что собирается устроить танцевальный вечер на «Серебристом мотыльке» и хотел бы пригласить на этот вечер Ферн вместе с Дианой и Джефом Лейном.
Скомкав записку, Ферн решила никогда больше никуда с ним не ходить, в том числе и на танцевальный вечер на его яхте. Но гвоздики были так прекрасны, что Ферн, схватив их, побежала на кухню, чтобы попросить у Делилы пару ваз. На кухне она, к своему удивлению, увидела Росса Кингдома – он сидел в уголке за столом, лакомясь зеленым горошком, который Делила очищала от стручков, и делился со старой негритянкой воспоминаниями о детстве, проведенном в этом доме.
Увидев в руках у Ферн огромный букет гвоздик, он удивленно приподнял брови, а Делила лукаво проговорила:
– А ну-ка, скажи нам, милая, кто это прислал тебе целую оранжерею цветов?
Ферн торопливо отвела взгляд.
– Ну… это один мой знакомый, – ответила она неопределенно. – Я хотела попросить у тебя парочку ваз, Делила, – подумала, может быть, и мисс Кингдом обрадуется цветам в своей комнате.
Делила принесла вазы, и Ферн, расставляя цветы, все время чувствовала на себе взгляд Росса Кингдома. Вдруг несколько листьев папоротника выскользнули из ее рук, и, когда он, нагнувшись и подняв листья с пола, протянул их Ферн, пальцы их на мгновение соприкоснулись. Сердце Ферн учащенно забилось, а Росс Кингдом спросил:
– Надеюсь, вы уже оправились после вчерашнего? Как себя чувствуете?
– Гораздо лучше, чем мои капроновые чулки. – Ферн улыбнулась, отчего на щеке у нее снова образовалась ямочка. Что ж, видно, Росс догадался, что это Кертис Уэйни прислал ей гвоздики.
– Мистер Росс, а ну-ка, хватит воровать у меня горошек! Так и на ужин ничего не останется! – И Делила хлопнула его по руке. – А если проголодались, то в холодильнике есть лимонный пирог.
Росс достал пирог, соблазнительный, пышный, с несколькими лимонными прослойками.
– Отведаете со мной пирога, Ферн? Я не люблю есть один.
Пирог выглядел так аппетитно, что устоять было невозможно, поэтому, отнеся вазы наверх – к себе и в спальню Эдвины, которая спала, похрапывая, как младенец, Ферн вместе с Россом отправилась на веранду, где они уселись в высокие соломенные кресла, взяв себе по кусочку пирога и по стакану ледяного лимонада. Разомлев на солнышке, Ферн даже не возражала, когда Росс осторожно снял с ее волос шапочку и положил ее рядом на столик.
– Скрывать такое платиновое сокровище – просто преступление, – проворковал он нежно, как истинный южанин, и Ферн подивилась тому, что он не растерял этих теплых ноток в голосе, пока странствовал по миру. Они говорили о его путешествиях, и Ферн с интересом слушала рассказы об обычаях разных народов. Росс сказал Ферн, что написал о них книгу, снабдив ее собственными иллюстрациями.
Позже, принимая душ и одеваясь к ужину, Ферн отметила про себя, с какой поразительной быстротой она и Росс Кингдом стали друзьями. Правда, ее немного смущали слова Эдвины… И все же нет ничего страшного в том, что они будут друзьями… Вряд ли он имел какой-то скрытый мотив, развлекая ее сегодня днем беседой.
Ферн спустилась вниз к ужину вместе с Дианой, которая весь день пробыла в городе, рекламируя кашемировую одежду для молодежного журнала.
– Ох и упарилась же я сегодня! – пожаловалась она Ферн. – Не хочешь выпить по коктейлю перед ужином? – Диана открыла дверь в гостиную и, немного смутившись, чуть иронично рассмеялась: – Извините нас!
Через плечо Дианы Ферн увидела Ларейн Дэвис в роскошном голубом платье – ее обнаженные руки, обнимавшие Росса Кингдома за шею, поспешно скользнули вниз. А он, не глядя на девушек, застывших на пороге, невозмутимо достал из кармана носовой платок и стер с губ следы от помады Ларейн.
– Мы с Россом только что встретились, – улыбаясь, пояснила Ларейн и, подойдя к зеркалу, висевшему над каминной полкой, оглядела свой ротик.
Ее изящная головка, словно сошедшая с древней египетской монеты, темные, будто ягоды терновника, глаза, соблазнительные, дразнящие жесты неизменно приковывали к Ларейн взгляды окружающих. «Неудивительно, – подумала Ферн, – что она работает в модельном агентстве «Селестин».
Диана подошла к коктейль-бару и принялась смешивать два шерри-кобблера – напитка из шерри и лимонного сока со льдом. Ферн присоединилась к ней, попробовав коктейль через соломинку.
– Мне нравится твое платье, Ларейн, – сказала Диана. – Оно просто восхитительно!
Ларейн сидела, аккуратно примостившись на подлокотнике кресла, нежные складки платья окутывали ее голубым облаком. Росс протянул ей приготовленный стакан мартини, и Ферн заметила, как та метнула на него испытующий взгляд из-под соблазнительно накрашенных ресниц.
– А тебе, Росс, нравится мое платье? – проворковала Ларейн.
– Я не был бы мужчиной, если бы оно мне не нравилось, – сдержанно ответил он, облокотясь на каминную полку и потягивая свой мартини. Сейчас, в электрическом свете гостиной, его короткие вьющиеся волосы еще сильнее отливали бронзой, а золотистые огоньки в карих глазах делали их похожими на глаза тигра – их Ларейн очень хорошо помнила еще с тех времен, когда носила сначала его мальчишеский значок, а потом обручальное кольцо. Но тогда его губы таили в себе куда больше страсти, чем теперь; при мысли об этом легкая дрожь досады пробежала по красивому телу Ларейн.
«Черт бы побрал твою проклятую гордость, Росс! – в сердцах выпалила она про себя. – Поймешь ли ты когда-нибудь, что я просто хотела спокойной, налаженной жизни здесь, в Кэп-Фламинго, – такой жизни, к какой я давно привыкла? Да, я не хотела бесконечно мотаться с мужем по гостиничным номерам, имея при себе только то, что уместилось бы в пару чемоданов!»
Ее темные глаза буквально сверлили Росса, надеясь встретить понимание, но он, казалось, совсем не замечал Ларейн, весело посмеиваясь над шутками Дианы.
После ужина все вернулись в гостиную, но Ферн пробыла там недолго. Кингдомы, вне всякого сомнения, относились к ней как к своей, но сегодня Ферн чувствовала, что у Дженифер и Росса найдется много общих воспоминаний с Ларейн, – воспоминаний, которыми вряд ли будет приятно делиться с человеком, им, в сущности, посторонним. Поэтому, пожелав всем доброй ночи и еще раз заглянув к Эдвине, она удалилась к себе, после чего с удовольствием приняла ванну и немного почитала на ночь. Погасив лампу, Ферн еще долго лежала в темноте, вслушиваясь в тихий шелест виноградных лоз внизу, во дворике, и в хриплое стрекотание сверчков. Комната благоухала ароматом гвоздик, подаренных Кертисом Уэйни, и она не могла сдержать улыбки, вспомнив, как вчера бежала одна по пустынной ночной дороге.
Наконец глаза ее начали слипаться, и Ферн погрузилась в сон. Но проснулась она очень скоро – примерно через час – от какого-то звука. Приподнявшись на локте, Ферн прислушалась, потом выскользнула из постели и на ощупь пробралась к окну. Глянув вниз, она увидела во дворике Росса Кингдома – дымя сигаретой, он беспокойно вышагивал по каменным плитам.
Ферн была удивлена. Что так взволновало его? Может, это из-за Ларейн? Может, встреча с ней пробудила в нем старые чувства, а гордость не позволила признаться в них?
Неделю спустя, обследовав Эдвину, доктор Лэндз нашел, что ее состояние существенно улучшилось. Однако, вопреки ожиданиям Ферн, Эдвина не стала его поддразнивать, требуя выпустить ее из постели. Дождавшись, когда он отложил в сторону стетоскоп и захлопнул саквояж, она вдруг спросила:
– Скажите, Оуэн, вы когда-нибудь слышали об английском нейрохирурге по имени Эксел Райт?
– Разумеется, слышал. Райт – признанное светило в области нейрохирургии. А почему вы спросили?
– Несколько месяцев назад он оперировал Росса.
Ферн удивленно насторожилась, а доктор Лэндз принялся задумчиво крутить ус.
– Так вы волнуетесь за парня, Эдвина? – спросил он.
– Признаться, да. Он стал не похож на себя – чересчур уж спокоен. Дженни тоже так считает.
– Что же здесь странного? Ведь он стал старше, – напомнил ей Оуэн. – Возможно, он стал более обстоятельным, а что касается последствий этого ранения в голову, то, скорее всего, они со временем пройдут. Не забывайте, Эдвина, Росс – сильный человек. Сегодня я видел его внизу, и мне показалось, он в отличном состоянии.
Эдвина вздохнула с облегчением. Уж кто-кто, а Оуэн сразу бы заметил, если бы с парнем было что-то не так. Эдвина, хотя и называла его по праву старинной знакомой «глупым докторишкой», на самом деле нисколько не сомневалась в его профессиональных способностях.
– Ну а вы как, голубушка? – спросил доктор, обращаясь к Ферн. – Как идут дела? Получается ухаживать за этой комедианткой?
Ферн улыбнулась:
– По-моему, мы с мисс Кингдом поладили.
– Вот и хорошо. Удивляюсь только, как она до сих пор не протянула ноги от прописанной мною диеты! – Доктор расхохотался, не сводя глаз с юного личика Ферн, с ее приоткрытых в улыбке губ и лавандовых, с легкой поволокой глаз, напоминавших вечернее небо летней порой. Сердце старого холостяка не могло не дрогнуть при виде этой естественной красоты, «не приправленной» никакими ухищрениями, и ее истинного, безмятежного достоинства. Ему никогда не нравились все эти чрезмерно соблазнительные красавицы с разрисованными глазами, всегда при полном «боевом снаряжении», словно готовые немедленно вступить в бой с мужским полом, и их выкрашенные красным лаком ногти скорее напоминали ему окровавленные когти хищников – своего рода символ свойственной женщинам подсознательной решимости превратить в жертву любого подвернувшегося им мужчину.
Ферн спустилась вниз вместе с доктором. Последние сцены фильма с участием Дженифер были отсняты, и теперь она вместе с братом собиралась покататься верхом. Из соседних конюшен грум привел нанятых лошадей. Росс уже сидел в седле, и его гнедая кобыла нетерпеливо била копытом по гравию, не в силах дождаться, когда ее пустят в галоп. А вот Дженифер задерживалась, она говорила по телефону в кабинете, – так объяснил доктору Лэндзу Росс.
Ферн стояла рядом с доктором на крыльце, размышляя над словами Эдвины, однако, приглядевшись к Россу, она не заметила никаких следов нездоровья. На нем были коричневый свитер с высоким воротом, бежевые вельветовые бриджи и высокие, до колен, ботинки. Во всем его облике ощущались сила и энергия, и, когда он улыбнулся ей, сверкнув белоснежными зубами, еще больше подчеркивающими бронзовый загар на его лице, Ферн почувствовала в коленях легкую слабость.
«Берегись, девочка! – услышала она прокричавший ей внутренний голос. – Он очень привлекателен, а одиночество – это верный путь к сердцу».
– А вы, Ферн, ездите верхом? – поинтересовался Росс.
Ферн покачала головой.
– Тогда мне придется научить вас. Верховые прогулки – весьма увлекательное занятие, да и покататься у нас здесь есть где. Когда у вас следующий выходной?
Ферн колебалась: с одной стороны, ей хотелось принять его приглашение, с другой – она вдруг почему-то испугалась, что может понравиться ему.
– Мое предложение вас не заинтересовало? – спросил Росс, испытующе глядя на нее, но Ферн не успела ответить (хотя, в сущности, и не знала, что сказать), так как в этот момент из дома вышла Дженифер в изящном приталенном жакете и шляпе с широкими опущенными полями.
– Доброе утро, доктор Лэндз, – поздоровалась она. – Как вы нашли тетю Вину?
– Поправляется ускоренными темпами благодаря замечательному уходу. – И, улыбнувшись, Оуэн Лэндз посмотрел на Ферн. – Вот только думаю, станет ли она придерживаться диеты, когда вырвется из рук сестры Хэтерли?
– В этом я сомневаюсь, – со смехом проговорила Дженифер, забираясь в седло при помощи доктора. – Да, доктор, и вот еще что – не назначайте визитов к больным в субботу вечером. Мы устраиваем загородную вечеринку в честь приезда Росса, и вы приглашены. Вы тоже, Ферн, – прибавила она, подумав про себя, не включить ли в список гостей и Кертиса Уэйни: парень богат и к тому же привлекателен, а эта симпатичная крошка вовсе не обязана проводить все дни напролет возле постели пациентки.
Ферн поблагодарила Дженифер и с крыльца проводила взглядом брата и сестру, удалявшихся от дома легким галопом. В самом конце аллеи Росс подстегнул свою лошадь, и уже через мгновение они неслись в направлении взгорья, как два заправских ковбоя.
– Эта парочка и в детстве наводила здесь шороху, – со смехом заметил доктор Лэндз.
– Могу себе представить, – улыбнулась Ферн.
На следующее утро, спустившись к завтраку, она нашла возле своей тарелки письмо. Ферн часто получала весточки от сестер из Англии, но это письмо было проштамповано в Кэп-Фламинго, да и почерк на конверте был незнакомый. Когда Ферн распечатала конверт и вынула из него сложенный листок дорогой бумаги, она была почти близка к догадке. Ферн торопливо пробежала глазами письмо, и на ее губах заиграла улыбка, потому что писала ей не кто иная, как Мэми Остин, жена захворавшего бизнесмена, которого Ферн сопровождала по пути из Англии. Мэми и ее супруг интересовались, как устроилась Ферн в Калифорнии, и приглашали ее к себе на ужин двадцать четвертого числа. Они теперь тоже жили в Кэп-Фламинго, так что Гарольду не приходилось ездить на работу издалека. Адрес же Ферн они узнали в агентстве медицинского персонала, где она была зарегистрирована как медсестра.
Когда Ферн оторвала глаза от письма, они сияли радостью – столь теплым и дружеским было его содержание. Двадцать четвертое число завтра, и днем у нее будет несколько свободных часов, но мисс Кингдом наверняка не станет возражать, если она поменяет их на вечерние.
В то утро Ферн завтракала с Россом, так как Диана уже несколько дней гостила у подруги, а Дженифер, когда ей не нужно было ехать на студию, спала обычно допоздна. Лениво просмотрев собственную корреспонденцию и заметив радость в сияющих глазах Ферн, Росс спросил:
– Хорошие новости?
Ферн рассказала о приглашении на ужин, однако это, разумеется, повлекло за собою и дальнейшие объяснения: ей пришлось пояснить, что мистер Остин является исполнительным директором фруктово-консервной компании, заинтересованной в слиянии с производством «Бремли» – британской компанией, где она до недавнего времени работала. Росс сразу же уловил напряженные нотки, появившиеся в голосе Ферн при упоминании о Бремли. Заметил он также и частое подрагивание ее ресниц, когда она, опустив глаза, снова заглянула в письмо миссис Остин.
«Пожалуйста, Ферн, постарайся прийти к нам на ужин, – писала миссис Остин. – Мы с Гарольдом приготовили для тебя сюрприз».
Что означали эти слова? Сердце Ферн учащенно забилось, и даже радость от полученного приглашения постепенно сменилась в ее душе каким-то смутным тревожным подозрением. Это чувство преследовало ее весь день, не улетучилось и на следующий, и пару раз Ферн даже порывалась позвонить Остинам и отказаться от приглашения под тем предлогом, что не может оставить пациентку. Однако Ферн так и не решилась позвонить – ведь Мэми и ее супруг проявили к ней столько внимания и доброты в самые первые дни ее пребывания в Калифорнии; что же касается письма, то загадочные слова Мэми, возможно, означают, что она, решив поработать своего рода свахой, пригласила на ужин какого-нибудь симпатичного молодого человека в надежде, что тот понравится Ферн.
На том Ферн и успокоилась, решив надеть на этот ужин коротенькое черное вечернее платье с прозрачными рукавами, в котором она выглядела тоненькой, как тростинка. Еще днем Росс сказал, что собирается вечером в город и с удовольствием подбросит ее до дома друзей. Ферн знала, что Ларейн Дэвис живет на Борегард-авеню, то есть неподалеку от Остинов, и решила, что Росс едет к ней.
Спускавшиеся на землю сумерки гнали солнце на покой, когда автомобиль Росса подкатил к дому Остинов, возле которого уже было припарковано несколько машин.
– Должен сказать, выглядите вы просто очаровательно, – галантно сообщил он Ферн, помогая выйти из машины. Потом, заметив несколько озабоченный взгляд, брошенный ею в сторону дома, спросил, что случилось.
– О нет, мистер Кингдом, ничего не случилось. – И впрямь, то, что испытывала Ферн, трудно было передать словами. Она улыбнулась и снова почему-то почувствовала себя рядом с ним маленькой и хрупкой, хотя была довольно высокой девушкой. – Спасибо, что подвезли.
– Кстати, моя милая блондинка, меня зовут Росс. – Он усмехнулся и, слегка коснувшись ладонью ее волос, пожелал ей приятно провести вечер, после чего сел в свой черный «меркьюри» и, мигнув задними огнями, укатил.
Ферн позвонила в дверь симпатичного домика Остинов, напоминавшего дом на ранчо. Дверь открыл дворецкий, проводивший ее в холл. Улыбающаяся Мэми Остин встретила ее суетливо и шумно, сразу же заключив в объятия. У Мэми не было своих детей, поэтому она с большой симпатией относилась ко всем молодым людям.
– Ферн, как очаровательно ты выглядишь! – воскликнула она. – Такая стройная, загорелая!
Мэми рада была видеть в девушке перемену – ведь в Америку та приехала несчастная и подавленная. Они прошли в изящно обставленную гостиную, где изысканно одетые люди вели неторопливую беседу.
– В письме я сообщила тебе, моя дорогая, что припасла для тебя сюрприз. – Мэми вела свою юную гостью через гостиную к Гарольду Остину, беседовавшему со стройным темноволосым молодым человеком. Заслышав голос хозяйки, он обернулся, и… Ферн встретила стальной взгляд серо-голубых глаз Кена Маквикара.
– Кен приехал изучать нашу американскую технологию, – щебетала Мэми, пребывавшая в абсолютной уверенности, что ее сюрприз оказался приятным. – Он рассказал нам, что в Англии вы были большими друзьями.
Ферн, будучи медсестрой, давно уже научилась принимать любые, самые невероятные ситуации с невозмутимым видом, но сейчас, неожиданно встретившись снова лицом к лицу с Кеном, она едва не вскрикнула – как от острой боли. Боли, лишь недавно чуть-чуть притупившейся, но теперь схватившей за сердце с новой силой.
– Привет, Ферн! – Он коснулся ее пальцев. – Как здорово, что мы снова встретились!
– Ты здесь с женой, Кен? – Этот вопрос невольно сорвался с ее губ.
Лицо Кена вдруг покрылось красными пятнами.
– Роуз… вышла замуж за кузена, – ответил он.
На мгновение Ферн показалось, что он сейчас рассмеется или расплачется. Значит, все расчеты Кена и ее собственные страдания оказались напрасными?.. Роуз Бремли вышла замуж за другого человека.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Бухта влюбленных - Уинспир Вайолет



Прекрасный роман. Очень добрый, романтичный. Не хотелось пропустить ни единой строчки. Прочитала на одном дыхании. Очень рекомендую.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетЛюдмила
17.02.2013, 18.16





сухо, читаешь и никаких эмоций и при этом не законченный какой то, эпилог бы не помешал.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетНина
8.05.2013, 20.05





Отличный жизненный роман.Вначале не очень,а потом не могла оторваться!Для любителей серьёзных романов.
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетНаталья 66
2.10.2013, 5.07





Какая-то муторная ерунда. И перевод ужасен. Слово 'милая' повторяется миллион раз, даже раздражать начало. Борюсь с собой, чтобы не бросить читать. Терпенья мне!
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетРрррр
12.09.2014, 18.24





Какая-то муторная ерунда. И перевод ужасен. Слово 'милая' повторяется миллион раз, даже раздражать начало. Борюсь с собой, чтобы не бросить читать. Терпенья мне!
Бухта влюбленных - Уинспир ВайолетРрррр
12.09.2014, 18.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100