Читать онлайн Нежный тиран, автора - Уинспир Вайолет, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежный тиран - Уинспир Вайолет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 88)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежный тиран - Уинспир Вайолет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежный тиран - Уинспир Вайолет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уинспир Вайолет

Нежный тиран

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Максим следовал за Лаури, поддерживая ее руки, сгибая их и направляя ее движения. — Шаг должен идти от бедер, — командовал он. — Именно с бедер начинается женственность. Ни на секунду не забывай о том, что ты — беззаботная влюбленная девушка. Молоденькая крестьянка, знающая, что любовь не скромна, но полна удовольствий. Bene. Хорошо, теперь я посмотрю, как ты в танце отразишь свои чувства к молодому человеку, которого ты считаешь крестьянином. Ты еще не знаешь, что это переодетый принц
type="note" l:href="#FbAutId_17">[17]
.
Он присел на широкий подоконник их класса, расположенного в задней части палаццо. Окно выходило в обнесенный высокими стенами сад, уединенный и просторный.
Напрягшаяся под его пристальным взглядом, Лаури с дрожью очертила линию своего плавного пор-де-бра.
— Ты нервничаешь! — рявкнул он. — Конечно, оголенные нервы — необходимое качество хорошей балерины, но нужно уметь с ними совладать. Укроти их, дитя, как ты укрощаешь свои роскошные волосы, и забудь о них… пока.
— Легко вам говорить, — парировала Лаури, склонившись над своими пуантами. — У вас-то вообще нет нервов.
— Они просто спят, когда я занимаюсь с тобой. — Его улыбка казалась недоброй и опасной. — Тебе действительно лучше обучиться машинописи, хотя боюсь, твои руки такие же неуклюжие, как и ноги.
— Спасибо, — возмущенно сказала Лаури и, подстегнутая его сарказмом, выдала великолепную цепочку грациозных прыжков.
— Я всегда должен ругать тебя, чтобы ты так танцевала? — рассмеялся Максим. — Теперь иди в тот угол, который будет для нас крылом сцены, и начинай танцевать — я все еще в ярости, помни! — для своего возлюбленного, о котором ты думаешь как о крестьянском парне.
Лаури встала в указанное место и задумалась о Жизели, девушке, готовой умереть ради любви, если она не может ради нее жить. Англичанку всегда зачаровывал этот балет, но она не могла даже передать словами, как он захватил ее с тех пор, как Максим репетировал с ней утро за утром, объясняя ученице все тонкости танца.
Балерина закрыла глаза, затем выбежала вперед, словно из двери маленького деревенского домика Жизели. Она сделала легкий высокий прыжок и сложила руки, будто обнимая своего возлюбленного, затем вернулась на цыпочках с встревоженным лицом.
В конце ее соло Максим протянул руку, Лаури подошла к директору и подала ему свою ладонь.
— Видишь, как все легко и естественно, когда ты забываешь о себе? — выдохнул он.
Она кивнула, невольно поддавшись обаянию его улыбки.
— Тебе нравится «Жизель», а? Ты ведь чувствуешь красоту и волшебство этой истории? Значит, ты романтична, крошка.
— Думаю, да, — согласилась она. — Как и все женщины, не правда ли?
— Да, большинство женщин — мечтательницы, но на первое место они все же ставят реальность. — Дразня Лаури, он поцеловал ей запястье, и, пока девушка приходила в себя от неожиданности, он решительно добавил: — Завтра я свожу тебя послушать хор Сан-Марко, один из лучших в Италии. Балерине должна быть близка великая музыка, и мне интересно, как ты отреагируешь на нее. Ты не слышала его раньше?
Она покачала головой:
— О хоре-то я, конечно, слышала.
— Думаю, твое романтичное сердечко затрепещет от восторга. — Он лениво потянулся, бросив взгляд за окно, в сад, где на голову старинной статуи с отбитым носом присела смешная птичка. — После визита в Сан-Марко мы отправимся на виллу «Нора» к графине Риффини. Она была большим другом Травиллы и много знает об итальянском балете былых времен. Раньше он напоминал скорее красочное театрализованное представление, нежели целые связные истории, которые мы представляем на сцене теперь.
Как уяснила для себя Лаури, все давно решено. Если она и планировала что-либо раньше, теперь можно забыть об этом.
Максим резко обернулся, чтобы взглянуть Лаури в лицо, словно почувствовав, что у нее на уме.
— Уверен, ты отдаешь себе отчет в том, что здесь, в Венеции, ты не на каникулах, а для того, чтобы работать, — жестко произнес он. — Вероятно, у тебя были другие планы на завтра, но Лонца подождет — ведь я же ждал тем вечером!
— Конечно, синьор. — Она вздрогнула от злости, прозвучавшей в его голосе. — Я понимаю, развлечения должны отойти на второй план, чтобы не вредить работе.
Максим насмешливо улыбнулся, и Лаури почувствовала себя гораздо лучше, когда он взглянул на часы и объявил, что настало время присоединиться к остальным, чтобы выпить по чашке кофе.
Лаури была уже у двери, когда та неожиданно распахнулась, заставив девушку отпрыгнуть назад. Сильные руки Максима удержали ее от падения в тот момент, когда разгневанная Андрея ворвалась в класс.
Напряжение, словно опасное пламя, заиграло в комнате, когда балерина уставилась на хрупкую Лаури в черном трико. Девушка стояла ни жива ни мертва от смущения.
— Что вы репетируете, Макс? — Андрея окинула настороженным взглядом его взъерошенные волосы и расстегнутый воротник белой рубашки. — Основы танца?
— Не совсем, — ответил Максим, и сердце Лаури замерло от мысли, что сейчас он скажет своей злой зеленоглазой русалке, что разучивает с ее соперницей партию Жизели. Она знала, что он еле сдерживает раздражение, чувствовала это по напряженности его рук. — Я не из тех, кто обольщает детей, Лидия, и мисс Гарнер подтвердит, что видит во мне строгого надсмотрщика, от которого она как раз торопилась сбежать в тот момент, когда ты едва не пришибла ее дверью.
— В самом деле? — Длинные пальцы Андреи поглаживали рубин драгоценного смертоносного перстня. — Вы льстите себе, девочка, если гордитесь тем, что получаете персональные инструкции от Макса. Не сомневаюсь, что он чувствует ваше отставание и плохую подготовку, которые могут смазать высокий уровень мастерства труппы, — никому не дозволено, знаете ли, испортить выступление балета ди Корте.
Краска залила щеки Лаури, и девушка страстно захотела превратиться в великолепную балерину, чтобы даже Максим признал это.
— Ты права, Лидия, я никому не позволю снизить планку. — Он слегка подтолкнул Лаури к двери. — Здесь я просто беспощаден.
В любви ты более беспощаден, Макс. Ты не дашь воли своим чувствам, подчиняясь лишь голосу рассудка… — Это были последние слова, которые услышала Лаури, перед тем как закрыть за собой дверь. В ее ушах продолжал звенеть истеричный голос Андреи.
Девушка поспешно направилась в холл, где уже были готовы кофе, сыр и бутерброды с ветчиной. Микаэль с двумя чашками в руках дал знак, что дожидается ее. Вспомнив о его страстной любви к сыру, Лаури прихватила для друга пару бутербродов. Они устроились друг подле друга на ступеньках лестницы, и парень набросил свою куртку ей на плечи.
— Ты выжата как лимон, крошка. — Он вонзил зубы в бутерброд, озабоченно поглядывая на Лаури. — В классной комнате Максим может быть настоящим тираном. Как я понимаю, он пропустил тебя через мясорубку. Не позволяй ему издеваться над собой, Нижинка. Мне кажется, ты очень хорошая балерина, что бы там ни говорила Андрея.
— А что говорит мадам Андрея? — едко поинтересовалась Лаури, впервые в жизни чувствующая отвращение к человеку.
— Она предвещает, будто Максим скоро уволит тебя. Мол, ты слишком нервна, чтобы стать настоящей профессионалкой. Не принимай все слишком близко к сердцу, Лаури. — Он задумчиво, но нежно взглянул на нее. — Ты должна гордиться своим талантом, а не вести себя как маленькая беззащитная мышка. Кошки не упустят случая напасть на таких.
Лаури отхлебнула кофе и с грустью подумала, что Микаэль, пожалуй, прав. Андрея нападает на нее при первой возможности прямо перед Максимом, словно прима так уверена в нем, что даже не утруждает себя излишними церемониями. А он в ответ лишь просил ее не ревновать, изрекая прописные истины — мол, любовь слишком важна, чтобы окутывать ее иллюзиями.
— Чем ты занимался этим утром? — спросила она Микаэля.
— Репетировал новый балет! — Микаэль издал протяжный вздох, переходящий в горестный стон. — Как славно теперь расслабиться с тобой, крошка!
— Крошка — мышка? — усмехнулась Лаури. — Что же ты репетировал? Я только что видела мадам Андрею в уличной одежде и поняла: ты работал не с ней.
— Я оттачивал партию Фрондосо в «Лауренсии», — подмигнул он ей. — Ты полюбишь меня как страстного испанца.
— Звучит впечатляюще. — Лаури смотрела на него с полузабытым школьным восторгом, в который раз поражаясь невероятности происходящих с ней событий. Совсем недавно она считалась скромной ученицей балетной школы, мирно жила с любимой тетей в Даунхаллоу — и вдруг высокий суровый импресарио вторгся в ее жизнь и привез в свой роскошный венецианский дворец, где превратил в рабыню танца…
— Только что все твои мысли занимал я, и вот уже невидимая тень стерла их. — Микаэль провел кончиком пальца по ее точеному носику. — Что тебя волнует, маленькая мышка? Доверься мне, ведь у друзей нет секретов.
Лаури чуть-чуть вздрогнула от его слов и плотнее закуталась в куртку.
— Я просто думала о том, какой все-таки замкнутый человек наш директор. Ведь он прячется за маской сразу же, как только мы перестаем танцевать для него.
— Если он делает из тебя балерину, имеет ли значение все остальное?
— Имеет, потому что я уверена: он не потратил бы на меня ни минуты, не будь у меня настоящих способностей. — Она обиделась на Микаэля, который фыркнул после этих слов, словно услышал детскую глупую шутку. — Не задавался ли ты вопросом, почему Максим никогда не пытается увидеть в нас людей, а не послушных марионеток или талантливых танцоров, которых он вылепил из своих актеров.
— Бедный ребенок, ты слишком много думаешь, — насмешливо начал было Микаэль, но тут же закончил тревожным вопросом: — Ты хочешь сказать, что тебя задевает, будто он не видит в тебе девушку?
— Господи, нет! — Лаури ужаснулась этой идее.
— Женщины ему проходу не дают, — зло бросил Микаэль. — Но он, конечно, верный, как лебедь. Все Фальконе ди Корте были мужчинами, влюблявшимися раз и навсегда… и мы оба знаем имя леди, с которой, похоже, соединил свою жизнь Максим.
Лаури кивнула, представив Андрею в элегантном костюме, идеально облегающем ее стройную фигуру. Еще она вспомнила, какой бывает их прима на сцене: великолепная даже в обыкновенных ролях, прекрасная и пугающая одновременно.
Человек, любящий такую женщину, как Андрея, должен быть сильным, а не нуждаться в тепле и привязанности… и сила эта казалась Лаури нечеловечной.
— В нем скрыт огонь, способный плавить железо. — Горячее дыхание Микаэля опалило ее ухо. — Чему тебя учит Максим? Я танцевал с тобой Ларлин и знаю, что ты уже вышла за рамки балетной школы. Думаю, ты готова к тому, чтобы исполнить главную партию…
— Нет! — побледнела Лаури. — Я не готова еще ни к чему подобному. То, что синьор ди Корте разучивает со мной партию, еще ничего не значит…
Лаури осеклась, поняв, что проговорилась. Глаза Микаэля сверкнули, и танцор схватил ее за руку.
— В каком балете? — возбужденно выдохнул он. — Скажи мне, Лаури. Я не настолько предан Андрее, чтобы выдать секрет, способный повредить тебе!
— Отпусти мою руку, — взмолилась она. — Вот-вот начнутся занятия Бруно, мне надо идти.
— Я понял, какую партию репетирует с тобой Максим, — возликовал Микаэль. — Он не мог устоять, ведь вы так похожи… Лаури, мы с тобой станем сенсацией сезона в «Жизели». Я знаю это, я чувствую! У тебя нужный возраст, нужный темперамент — я прямо сейчас попрошу Максима поставить тебя моей партнершей.
— Нет, Микаэль. — Лаури вцепилась ему в плечо свободной рукой, и ее лицо оказалось всего в нескольких дюймах от его глаз. — Он только рассмеется или выйдет из себя.
— Ерунда, у меня и раньше возникали конфронтации с нашим синьором. — Возбужденный Микаэль казался мальчишкой. Впечатление усиливали спутанные после напряженной утренней тренировки волосы и рас стегнутая почти до талии черная куртка. — Лаури, маленькая мышка с большими глазами, мы должны это сделать!
Слова повисли в тишине, поскольку остальные танцоры давно ушли, однако холл не пустовал. Высокий мужчина направлялся прямо к двери, ведущей в башню. Он остановился и обернулся к парочке, с удобством расположившейся на лестнице, — ледяной взгляд был так прям, что уклониться от него не представлялось возможным. Затем Максим продолжил свой путь, а Лаури еще долго не могла избавиться от ощущения, будто он смотрит сквозь нее. Девушка до сих пор мысленно видела его поджатые губы, тонкий нос и упрямый подбородок с ямочкой посередине.
— Микаэль, думаешь, он слышал нас? — прошептала она.
— Что с того? Он просто будет в курсе того, о чем я собираюсь его попросить.
— Не смей! — Ее почти восковую бледность оттеняло черное трико. — Я… я умру, если ты сделаешь это. Я не смогу взглянуть в глаза синьору ди Корте, если он будет думать, будто я претендую на главную партию.
— Я думаю, она по праву принадлежит тебе, — упрямо возразил Микаэль. — Почему бы не дать тебе шанс станцевать Жизель? Зачем Максиму возиться с тобой, если он не хочет видеть тебя в этой роли?
— Он говорит, что мне не хватает уверенности, а сложность и неоднозначность образа Жизели станет для меня хорошей практикой.
— К чему же такая секретность? — не сдавался Микаэль.
— Ты знаешь Андрею. — Лаури пожала плечами, все еще чувствуя, как холодный кулак страха сжимает ее сердце. — Микаэль, поклянись мне, что ничего не скажешь.
Он решит, что я просто нажаловалась тебе и просила замолвить за меня словечко.
— Каждой маленькой мышке нужна своя норка, а еще больше — сильный защитник. — Микаэль лукаво взглянул на Лаури. — Ты запищишь, если я поцелую тебя в шею?
Она мгновенно вскочила на ноги, не зная, смеяться ей или плакать. Микаэль хмыкнул; мужской интерес вспыхнул в его глазах.
— Так что же ты выбираешь? — подначивал он. — Поцелуй — не бойся, чуть позже — или разговор с Максимом?
— Ты шантажируешь меня, — выдохнула Лаури.
— Именно. — Он ловко, со звериной грацией, вскочил и сделал пару шагов к двери в башню Максима. Лаури колебалась, пока не представила себе лицо взбешенного Максима.
— Ты выиграл, — процедила она сквозь зубы. — И я ненавижу тебя за это.
Микаэль развернулся к ней — стройный, смуглый язычник, бесшумный и коварный, как пума. Когда он подошел ближе, она вжалась спиной в лестничные перила.
— Ты возмутителен, — прошипела Лаури.
— Зато я хороший танцор, и это тебе нравится, — улыбнулся он. — В каждом есть подкупающие качества, и уж мои-то в полном порядке. Ты положила бы весь мир к своим ногам, если бы знала о своих.
— У вас богатый опыт обольщения, мистер Лонца. Я вам интересна лишь потому, что стала новенькой в труппе ди Корте. Но, уверяю, вы напрасно теряете время, — холодно отчеканила Лаури.
— «Разве я не узнаю сердце, украшенное настоящими крыльями?» — с нежной улыбкой процитировал он Китса. — Кто-то сказал, что романтика — это горькое вино, жестокая печаль, танцующая фигура, подстерегающая человека. Кажется, меня подстерегли, маленькая, слишком много думающая мышка.
— Пожалуй, мне лучше идти в класс, — твердо произнесла она.
— И когда же я получу свое вознаграждение? — Снимая куртку с ее плеч, Микаэль провел рукой по ее волосам. — Завтра, когда мы пойдем смотреть дворец Ка д'Оро на Канале-Гранде?
— Микаэль. — Она испуганно прижала руку ко рту. — Я не смогу завтра пойти с тобой!
— Почему? — Он угрожающе сузил глаза.
— У синьора ди Корте другие планы на мой счет. Ты знаешь, как он любит приказывать — я иду слушать хор Сан-Марко, после чего он отведет меня на встречу с эрудированной графиней Риффини. Полагаю, он находит, что я должна восполнить с ее помощью пробелы в образовании.
— Это будет образовательный выход на троих? — саркастически поинтересовался Микаэль. — Ну и ну: Максим станет вещать тебе о культуре, а Андрея — ненавидеть за то, что тебе восемнадцать.
— Микаэль! — Лаури казалась такой растерянной, что Микаэль рассмеялся и взъерошил ей волосы.
— Я отрываю тебя от занятий, бедный ребенок. Поужинаешь со мной сегодня, чтобы компенсировать завтрашний прогул?
Лаури кивнула и бросилась в класс, словно за ней гнались.


Воскресенье в палаццо всегда было выходным днем. И мелодичный звон многочисленных церковных колоколов, казалось, усиливал атмосферу мира и отдыха.
Зачарованная Лаури слушала звон, разносящийся по воде, пока Максим ди Корте расплачивался с гондольером, высадившим их на ступеньки Сан-Марко. Затем директор присоединился к своей подопечной, и они прошли среди бесчисленных голубей до входа в великий венецианский собор.
Чистый весенний ветер овевал шпили и купола, над которыми кружились голуби, символ мира. Греческие кони, украшавшие фасад, отливали на солнце зеленоватой бронзой.
В огромном золотом соборе чувствовалось первобытное христианское величие, и сердце Лаури раскрылось, чтобы вместить эту красоту.
— Вся мифология Венеции отразилась в одном этом здании, — шепнул Максим, и, когда Лаури подняла голову, чтобы взглянуть на спутника, его волосы, блестевшие в солнечном свете, напомнили ей крыло сокола.
Девушка улыбнулась и благодарно прикоснулась к рукаву его выходного темно-синего костюма. Как хорошо, что Андреи не было с ними, — ее враждебное присутствие отравило бы все удовольствие. Рядом с ней Лаури не смогла бы наслаждаться бронзовыми колоколами, весенним солнцем и гомоном монахинь, пасущих выводок застенчивых послушниц.
Войдя в Сан-Марко, они словно погрузились в золотые сумерки; высоко над головами пылали мозаичные своды. Каждая из фресок представляла отдельную библейскую историю: Адам с Евой и их потерянный Рай, Ной с животными в огромном Ковчеге, Моисей со святыми дарами.
Полы также были выложены мозаикой. Вокруг возвышались мраморные колонны и готические арки, своды и галереи, каменные ангелы и пророки в витражах.
Внутри царила сумеречная, восточная, мистическая атмосфера.
Лаури знала, что никогда в жизни не забудет Сан-Марко, мерцающих свечей и величественного эха хоровой музыки. Все вместе это завораживало, и когда в конце экскурсии она выбралась вслед за Максимом на яркое солнце, то обнаружила, что ее ресницы мокры от слез восторга. Девушка потупилась, когда спутник взглянул на нее.
— Ты разглядела колокольню со смотровой площадки моей башни? — поинтересовался он.
Она покачала головой, и вместе с другими посетителями Сан-Марко они вошли в лифт. — Максим провел ее к галерее, проходящей за бронзовыми конями. Они долго смотрели вниз на золотистые купола, любовались статуями грифона Сан-Марко и святого Теодора с его крокодилом, возвышающихся на гигантских колоннах, на людей и птиц, а еще на зеленое море, расстилающееся за колокольней.
— Казанова, наверное, не раз приводил сюда своих многочисленных подружек, и прекрасные любовники восхищались дивным видом, — улыбнулся Максим. — Венеция — самый сказочный город в мире; тут никогда не знаешь, где заканчиваются мечты и начинается реальность.
Лаури с изумлением увидела, как он ласково провел тонкой рукой по гриве одного из бронзовых коней, отлитого много столетий назад в Афинах.
И тут старинные часы на соседней башне пробили один раз. Эхо прокатилось по окрестностям, подняв в воздух тысячи голубей. Ладонь Максима нашла локоть Лаури, и венецианец объявил, что им пора отправляться на виллу «Нора», построенную на прекраснейшем из островов Лагуны.
Частная гондола графини поджидала их у подножия собора — большое судно с парой гребцов, одетых в темные ливреи. Лаури опустилась на черные с бахромой подушки, и, когда Максим на мгновение склонился над ней, девушка живо вспомнила вечер, проведенный в башне наедине с ним. Тогда он вынудил ее признаться, что им с Микаэлем уже исполняли серенаду в гондоле.
Максим сел напротив, и Лаури подумала о том, как странно плыть в одной гондоле с таинственным венецианцем. Когда изящная черная лодка выскользнула в зеленую лагуну, маленькая англичанка неожиданно почувствовала, что перед ней находится больше, чем строгий хозяин. Максим мог просто прятать за сдержанностью и холодными манерами доброе сердце и уязвимую душу. Он взглянул на фасад средневековой базилики, когда они проплывали мимо, и Лаури поразило выражение кротости на всегда суровом лице.
— Я правильно отреагировала на хор? Вы довольны? — с улыбкой спросила Лаури.
— Твоя реакция порадовала меня, — радостно ответил он. — Молодым людям нелегко угодить, ведь вещи, кажущиеся изумительными старшему поколению, порой наводят уныние на юных.
— Мне очень понравилось, — призналась девушка и отвернулась от спутника, чтобы скрыть смущение.
По лагуне сновали венецианские лодки, носы которых украшали различные таинственные узоры. Ржаво-коричневые паруса четко выделялись на сине-зеленом фоне неба и воды.
— О, смотрите! — Лаури показала на проходящую мимо маленькую флотилию из нескольких гондол, украшенных цветами и лентами. По воде разносились музыка и смех.
— Венецианское венчание, — пояснил Максим.
— Как чудесно, — восхитилась она, — отправиться на свое венчание в гондоле. Это так весело!
— Дитя, — рассмеялся Максим, прикрывая пламя своей зажигалки от бриза и закуривая. — Ты легко сойдешься с графиней — в душе она молода, как юная Девушка. Ее вилла словно перенеслась с Востока на ковре-самолете. Эдакий дворец Шахерезады на острове. Ее фантазер-муж построил этот особняк много лет назад в качестве летней резиденции, и теперь графиня живет там со своей крестницей. Венетта недавно овдовела. Это грустная история; старушка боится, что бедная женщина никогда не оправится от двойной потери — мужа и трехлетнего сынишки. — Его взгляд упал на растерянное лицо Лаури. — Венетта боготворила мужа, — тихо начал он, — и их сын был коронован на счастье. Они жили на окраине Флоренции, прямо на пути ужасного прошлогоднего наводнения. Венетта — скульптор, лепит фигурки маленьких детей и животных. Ее вызвали в Рим, где проходила выставка этих работ. Венетта была далеко от дома в ту ночь, когда вода прорвала дамбу, разрушив полгорода… и навеки унеся с собой ее мужа и сына.
— Какой ужас! — прошептала Лаури.
— Даже хуже, потому что Венетта еще красива и молода. — Нахмурившись, Максим вынул изо рта сигарету. — Ее жизнь была безжалостна поломана, и бедняжке стало неинтересно продолжать работу. Все время она проводит наедине с собой, бесцельно глядя на реку, отнявшую жизни дорогих ей людей.
— Не лучше ли ей было поселиться в деревне? — недоумевала Лаури. — Вы сказали, вилла расположена на берегу…
— Демоны преследуют нас, крошка. Они не отстают, когда мы пытаемся убежать от них… Теперь понимаешь, почему я хочу познакомить тебя со своими друзьями — особенно с Венеттой?
— Да. Из-за моих родителей, — тихо проговорила Лаури. — Я научилась жить без них, синьор, но те, кого любишь, — всегда особенные, и их невозможно забыть, что бы ни случилось. Что толку, если печаль порастает быльем? Так мы просто защищаемся от нетерпимости окружающих.
Глаза Максима расширились при этих словах.
— Ты считаешь, я отношусь к тебе нетерпимо? — поинтересовался он.
Лаури кивнула и отвернулась от его сурово сдвинувшихся бровей.
— Иногда. Вам приходится быть суровым.
— Ты думаешь, я не понимаю, что значит любить кого-то, а затем потерять его? Ты думаешь, я каменный? — Гневные вопросы хлестали ее, как холодная вода из-под бортов гондолы.
Лаури обвела тоскливым взглядом сверкающее море и приближающийся темно-зеленый от листвы остров, затем вновь посмотрела на Максима, увидев, что его лицо словно окаменело.
— Ваша сила воли больше, чем у других людей, — пояснила она. — Я не говорила, что вы не понимаете меня.
— Спасибо, — с горькой иронией ответил он. — Из твоих слов я делаю вывод, будто люди должны давать волю своим чувствам?
— Вы передергиваете мои слова…
— Самую малость, — признал Максим. — Но позволь заметить, что это по меньшей мере немудро — провоцировать мужчину, объявляя, что у него нет чувств… он может попытаться доказать обратное. — Лаури испугали его загоревшиеся глаза. — Что ты тогда станешь делать? — посмеивался он. — Гондольеры даже бровью не поведут, если мужчина обнимет женщину на их глазах. Они просто отвернутся, когда я поцелую тебя.
— Но вы не смеете! — Лаури прижалась к спинке своего сиденья, испуганная и притихшая Как мышка.
Его взгляд скользнул по ее прическе, маленькой темной родинке и пульсирующей жилке на шее. Некоторое время смуглое лицо оставалось мрачным и непроницаемым, а затем с громким хохотом от собственного розыгрыша Максим обернулся, чтобы посмотреть, как гондольеры подгребают к прекрасному острову.
Ступенчатая терраса возвышалась над берегом, и яркое солнце освещало белые стены виллы «Нора».



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежный тиран - Уинспир Вайолет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Нежный тиран - Уинспир Вайолет



Очень милый тонкий романчик, похожий на венецианскую маску. Отличается от большинства романов про главного героя итальянца в лучшую сторону.Советую почитать!
Нежный тиран - Уинспир ВайолетИрина
26.02.2012, 13.41





очень хороший роман.мне понравилось
Нежный тиран - Уинспир ВайолетЮллина
16.06.2012, 18.57





страсти мало, а так мило
Нежный тиран - Уинспир ВайолетМарго
17.06.2012, 0.36





героиня раздражала всегда, страсти мало, а так прочитать можно.
Нежный тиран - Уинспир Вайолетаня
23.06.2012, 20.50





Прекрасно написано. Мне очень понравилось.
Нежный тиран - Уинспир ВайолетАлиса
17.08.2012, 10.15





Ерунда полная
Нежный тиран - Уинспир ВайолетНатали
1.10.2013, 7.59





прелестно
Нежный тиран - Уинспир Вайолетнатали
26.12.2013, 12.56





Красиво. Романтично. Здорово.
Нежный тиран - Уинспир ВайолетИрина
26.12.2013, 21.37





Один из лучших романов на сайте. Любовь в полутанах. Все тонко и романтично. По духу напоминает "Жижи". По развитию отношений - "Джен Эйр". Очень красиво. Главный герой очень хорош. И героиня - прелесть. С удовольствием перечитаю не раз.
Нежный тиран - Уинспир ВайолетЕлена
16.04.2014, 1.12





Могу сказать - БРАВО!Превосходный роман и один из лучших романов на сайте.
Нежный тиран - Уинспир ВайолетЕвгения
4.05.2014, 16.02





Красиво, нежно и мило!!!
Нежный тиран - Уинспир Вайолеттатьяна
27.08.2014, 11.05





Красиво, нежно и мило!!!
Нежный тиран - Уинспир Вайолеттатьяна
27.08.2014, 11.05





Роман очень хорош, легко читается, прекрасные гг-и! Хочется почитать еще что то подобное.
Нежный тиран - Уинспир ВайолетСветлана
31.01.2015, 11.11





Понравилось все: гл.герои, диалоги и целомудренность этого романа.
Нежный тиран - Уинспир ВайолетЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
2.06.2015, 1.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100