Читать онлайн Хранитель мечты, автора - Уильямсон Пенелопа, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 341)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уильямсон Пенелопа

Хранитель мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

— Гуинедд! Я пришел за своей женой!
Черный Дракон, верхом на коне, приблизился к замку, глядя на ворота, обитые железом и сплошь усаженные острыми шипами.
С тыла его прикрывала лишь горстка людей, каждый из которых нес на себе след недавнего сражения: окровавленную одежду, помятый щит или повязку на голове. Если их лица были суровы и полны решимости, то лицо черного рыцаря было невыразительным, как унылые утесы, окружающие замок. И все же именно он бросил вызов князю — вызов, эхом отозвавшийся среди голых скал.
— Гуинедд!
Его жена украдкой наблюдала за ним из окна башни. Она не сводила взгляда с рыцаря, который выглядел таким высоким, могучим и грозным, и руки ее до боли сжимали край подоконника. Закатное небо за его спиной налилось кровью, горело огнем, и его силуэт четко выделялся на этом мрачном фоне. Вымпел на кончике пики то опадал, то вздымался под теплым летним ветром.
Он все-таки явился за ней! Зная о его гордости и болезненном самолюбии, Арианна ни за что не поверила бы, что он способен на это.
Отцовский замок Дайнас Эмрис — настоящая твердыня — прилепился к гребню высоченного утеса, как орлиное гнездо, и господствовал над узким ущельем и всей холмистой местностью. Он был, конечно, не самым роскошным из поместий Оуэна, чье богатство не уступало королевскому, зато был самым неприступным из них. Чтобы добраться до него, нужно было пересечь не один дремучий лес и не одно подернутое туманом ущелье, подняться по тропе, вьющейся над отвесным обрывом и, наконец, пробраться через скалы, такие беспорядочные, словно их растолкало и перемешало в бесформенную кучу некое разгневанное божество.
— Гуинедд! Я жду, когда спустится моя жена! — раздалось снизу, эхом отразившись от скал и стен замка.
— Я слышу тебя, нормандец. — Оуэн, князь Гуинедд, появился между зубцами стены и оглядел зятя, уперев руки в бока и широко расставив крепкие ноги.
— Далеко же ты забрался, лорд Рейн Руддлан.
Порыв ветра подхватил и высоко взметнул алую княжескую мантию. Конь Рейна встревоженно затанцевал на месте, но тот даже не удосужился натянуть поводья. Как обычно, Рейн напряг могучие мышцы ног, заставив животное успокоиться. Он тряхнул непокрытой головой так, что взметнулись волосы цвета воронова крыла, отливавшие синью в лучах заходящего солнца.
— Где моя жена?
— Здесь! — ответил Оуэн громко, и по ущелью внизу прокатилось долго не стихавшее эхо.
Взгляды их столкнулись в безмолвном поединке.
— Пошли ее сюда.
— Если она нужна тебе, приходи и забери ее. Ни один рыцарь, каким бы храбрым и опытным он ни был, не рискнул бы штурмовать Дайнас Эмрис с горсточкой людей. Но Черный Дракон только засмеялся, получив вызов. Тесная группа за его спиной расступилась, открывая лошадку, к седлу которой был привязан Родри. Подросток был в добром здравии, но перепуган насмерть. На бледном лице жили одни громадные глаза.
— Раз ты меня приглашаешь, я приду, Оуэн Гуинедд, — сказал Рейн негромко, но почему-то каждое слово было слышно в комнате, где пряталась Арианна. — Я приду к тебе в гости один и выйду целым и невредимым. Ты будешь гостеприимным хозяином, потому что у меня в заложниках твой сын.
Арианна затаила дыхание. Она знала, что Рейн никогда не причинит вреда Родри, но откуда было знать об этом отцу? Он не мог рисковать жизнью младшего из своих детей. Пока тянулась пауза, Рейн оставался в полной неподвижности, ожидая. Наконец Оуэн перестал сверлить его взглядом и сделал знак страже. Заскрипели, открываясь, ворота, зашуршали веревки, наматываясь на деревянный ворот и поднимая бревенчатую решетку, укрепленную железными скобами.
Рейн приблизился к воротам один. К этому времени солнце скрылось за горой и окружающее погрузилась в сумрак. В вечерней тишине копыта коня гулко зацокали по подъемному мосту. Через несколько минут Рейн был внутри, снова рядом с ней. Бежать ей было некуда...

***

Как странно, что она подумала об этом... Разве когда-нибудь она собиралась бежать от него?
Разлившаяся река в конце концов выбросила Арианну на скалистый берег, а с окончанием грозы отступила в свое обычное русло. Арианна не знала этого в то время, но, открыв глаза, увидела безоблачное небо. Сыростью пахло так сильно, словно сама земля была опущена в гигаятское корыто и оставлена отмокать перед стиркой: с деревьев частым дождем падали капли, а трава так пропиталась влагой, что ее можно было бы отжимать. Даже ветерок был сырым, но небо уже сияло, промытое дочиста и синее, как букет васильков.
Мерин, живой и невредимый, спокойно пасся на лужайке среди скал, но Кайлида не было и в помине. Арианна долго разыскивала тело брата среди оставленного разливом мусора и в кустах у самой кромки мутной воды, которая продолжала бешено нестись между берегами. Она звала его по имени, пока не охрипла, но отвечало ей только эхо.
Когда она умолкла, мир наполнился тишиной, и в ней была неприятная пустота, словно Арианна и ее лошадь оставались единственными живыми существами на всей земле. Местность была незнакомой, очевидно, их унесло от Руддлана на много миль вниз по реке. К тому же течение оставило Арианну на противоположном берегу, а о переправе пока не было и речи. Как же теперь вернуться домой?
Арианна вдруг сообразила, что думает о Руддлане как о доме, и нашла это совершенно естественным, хотя принадлежала не столько кроваво-красным стенам замка, сколько их хозяину. Она снова обратила взгляд к водам Клуида. Однако прилив и гроза (которую Арианна находила в высшей степени странной), заставили реку подняться раза в три против обычной высоты. Только лодка с опытными гребцами могла бы пересечь ее в ближайшие несколько дней.
Арианна уселась на берегу, подтянув колени к подбородку и глядя поверх коричневой от глины воды. Другой берег точь-в-точь походил на тот, на котором она сидела: там и тут на нем виднелись громадные замшелые валуны, а между ними стелилась примятая ливнем осока. Он был близок, другой берег, и в то же время до него было далеко, как до иного мира.
«Что ж, мы с тобой всегда обитали в разных мирах, Рейн», — думала Арианна. Они были слишком разными людьми, и не существовало моста, что мог бы соединить их сердца.
По правде сказать, надо выжить из ума, чтобы вернуться в Руддлан. По ее вине убитТалиазин, а Кайлид сбежал, чтобы затеять очередную смуту. Рейн никогда не простит ей этого и наверняка жестоко накажет.
Умнее будет вернуться в свою семью и посмотреть, что произойдет дальше. Если Рейн простит ее, то не придется долго ждать от него вестей. Если нет, отец отправит в Рим прошение о расторжении брака. В этом случае, что наиболее вероятно, они больше не увидят друг друга.
Итак, Арианна направила лошадь в горы, в один из отцовских замков под названием Дайнас Эмрис, где Оуэн Гуинедд с семьей пережидал жаркое летнее время.
Она оказалась перед воротами в полночь, изнемогая от усталости и теряя сознание от голода. Отец засыпал ее вопросами, но мать резко прикрикнула на него, положив этому конец. Она приготовила мясной бульон, достаточно жидкий, чтобы не повредить изголодавшемуся желудку, и постелила на кровать чистые простыни, пахнущие сандалом. Скоро ноющее чело Арианны было укрыто сразу несколькими мягкими одеялами. Рано поутру, когда весь замок еще спал, она проснулась отдохнувшей и бодрой и отравилась к озеру, чтобы без помех обдумать, как объяснить случившееся родителям.
От воды поднимался густой туман, тянулся к берегу и распадался на длинные ленты, окутывая ими, как кисейным шарфом, близлежащие скалы. Озеро окружала роща священных дубов, чьи толстенные стволы и сероватые листья были сплошь обвиты остролистом. Ветерок перебирал висячие плети растения-паразита, и казалось, что деревья ежатся от промозглой сырости. Ходило поверье, что когда-то, в давние времена, в озере боролись не на жизнь, а на смерть два дракона.
Арианна подняла голову и обвела взглядом тусклое небо, в которое вгрызались, как зубы, черные и пурпурные пики гор. Ветер посвистывал среди скал, и звук этот был невероятно заунывен. Считалось, что это эхо шипения умирающих драконов. Как одиноко становилось от него на душе!
Арианна содрогнулась и плотнее обхватила плечи руками.
— Ты простудишься, доченька. Здесь так сыро, что и золото заржавеет.
Когда отец шел к ней по мокрой траве, туман вился вокруг его сапог, как ластящаяся собака. Князь Оуэн был человеком статным и рослым, а в кожаном, прослоенном войлоком одеянии казался еще массивнее.

Волосы, в которых преобладали седые пряди, ниспадали ниже плеч, развеваясь на ветру, как вымпел. Морщины его лица в это утро углубились, придавая ему суровый, пугающий вид. Он выглядел сейчас не просто как князь, но и как военачальник.
Некоторое время отец и дочь стояли бок о бок, молча, глядя на озеро, частично скрытое пологом тумана и похожее на гигантское блюдо из кованого серебра. Там, где была видна вода, в ней отражались несущиеся по небу облака. Сердце Арианны сжималось от тупой ноющей боли, что называется одиночеством. Если бы она сказала об этом отцу, тот ответил бы, что ею овладел хайрит — дух, вызывающий в людях тоску по тому, что не сбылось или ушло навсегда; по местам, куда уже не вернуться, но все еще живут в памяти, по так и не расцветшей любви, по жизни, которая недоступна.
Прежде чем она успела справиться с собой, в груди родилось рыдание и вырвалось наружу. Отец протянул руки, и Арианна бросилась в его объятия.
— Ну, ну, доченька моя дорогая, не плачь! Папа с тобой, папа о тебе позаботится... папа не даст тебя в обиду...
И Арианна, утратив всю свою выдержку, рассказала отцу о случившемся, ничего не утаив: о бунте, затеянном Кайлидом, о ее предательстве, о странной грозе и о смерти Талиазина. Она снова и снова повторяла: Рейн, Рейн, Рейн...
Выговорившись, она высвободилась из отцовских рук, всхлипывая и вытирая нос рукавом платья.
— Теперь он возненавидит меня, и разве можно винить его за это?
— Ты дома, доченька моя, — сказал Оуэн, беря в ладони ее раскрасневшееся, мокрое лицо. — Тебе нечего больше бояться нормандского ублюдка, здесь он не сможет причинить тебе вред.
Арианна взялась за широкие запястья отца и запрокинула голову, чтобы заглянуть ему в глаза.
— Ты меня не понял, папа. Я хочу вернуться к нему.
— Слишком поздно, доченька, — возразил Оуэн, потом погладил ее по голове мозолистой ладонью. — Не отчаивайся, мое сладкое яблочко, я сейчас же займусь расторжением брака. Мы найдем тебе другого мужа, и на этот раз ты выберешь его сама. Как насчет кимреянина? Может быть, даже одного из наших дальних родственников?
— А мирный договор?
— Пропади он пропадом, мирный договор! Все равно нормандец не простит того, что ты сделала. Неужели ты думаешь, что я пошлю свою единственную дочь на верную смерть? Ни за весь Уэльс, вместе взятый!
Арианна стояла, вспоминая многочисленные слухи, ходившие о Черном Драконе: «Беспощадный в бою, безжалостный после победы». Она знала справедливость этих слухов, но знала и другую сторону души своего мужа.
— Я знаю, папа, что лорд Рейн будет очень, очень на меня гневаться. Но он не причинит мне вреда... во всяком случае, такого, который нельзя было бы перетерпеть.
— Ты в этом уверена? — спросил князь, впиваясь взглядом в ее лицо.
Арианна отнюдь не была уверена в этом, но закивала, чтобы успокоить отца.
— Я хочу вернуться к нему, папа. Пожалуйста, сделай все, чтобы это было возможно.
Оуэн снова отвернулся к озеру, подергивая за кончики вислых усов. Это означало, что он серьезно обдумывает ситуацию.
— Расскажи, что он за человек! — вдруг потребовал отец.
— Он очень похож на тебя. Он суров, но справедлив. Он очень храбр, но никогда этим не хвастает. Если бы он слышал эти слова, он бы накричал на меня, но в душе он самый настоящий рыцарь из баллад: несгибаемый в своей верности и чести, великодушный к тем, от кого отвернулась удача, галантный. — Она говорила, не замечая, что мечтательная улыбка касается губ. — И еще: когда он позволяет себе это, он может быть нежным, ласковым...
Слушая, Оуэн искоса поглядывал на нее, притворно хмурясь.
— Ну, доченька, и расписала ты его... и меня заодно. По-моему, это уж слишком.
— Папочка! — Арианна поднялась на цыпочки и поцеловала отца в обветренную щеку. — Может статься, я ошибаюсь насчет нормандца, но если нет, то, я думаю... я думаю, что могла бы полюбить его... не сейчас, конечно, но когда-нибудь, со временем...
— Душенька, я так хочу, чтобы ты была счастлива! Тяжелые руки отца легли Арианне на плечи, и он крепко обнял ее, поглаживая густые пряди распущенных волос. Арианна приняла поцелуй в макушку, спрашивая себя, почему покой не снисходит на ее душу от родительской ласки.
«Я так хочу, чтобы ты была счастлива», — сказал отец, но не так давно именно он оставил ее и Родри заложниками в руках английского короля. Ради безопасности Уэльса он дал согласие на то, чтобы его единственная дочь стала женой врага. А Сейдро? Не потому ли его нет сейчас в живых, что отец ввязался в войну? Он — человек суровый, ее отец, несмотря на всю его теперешнюю мягкость. Он как гранитные утесы, что вздымаются вокруг Дайнас Эмриса: неуступчивый, каменно-твердый в душе, расчетливый и беспощадный, если необходимо. Нет жертвы, которую Оуэн Гуинедд не принес бы ради Уэльса, нет поступка, который он не совершил бы ради мечты о независимости.
И вот теперь Арианна стояла перед окном башни и следила за тем, как ночные тени крадутся между утесами, стирая последний отблеск дня.
Он пришел за ней, черный рыцарь, человек, столь же суровый, расчетливый и беспощадный, как и ее отец. Сейчас он находился внизу, в главной зале. Она попробовала вспомнить его лицо, и оно явилось ей таким, каким было в час их последней встречи. Оно дышало гневом, это лицо, гневом и вожделением. Две недели назад она была уверена, что никогда не увидит его. Но Рейн пришел за ней, он был здесь! Она не могла больше выносить ожидания.
Выходя на лестницу, Арианна приостановилась, чтобы бросить взгляд на статуэтку в нише у двери. Это был святой Дейфидд, покровитель Уэльса. Хотя лицо его было деревянным, а вместо глаз были вставлены драгоценные камни, ей показалось, что статуэтка смотрит с суровым неодобрением.
— А мне все равно! — заявила Арианна. — Он мой, и я вынесу любое наказание, если только он позволит мне вернуться.

***

Рейн прошел через всю главную залу, не снимая руки с рукояти меча. В полной тишине явственно слышалось шипение и
Сегодня темен, пуст мой дом
Ни пищи, ни огня. И я в слезах уму с трудом, Судьбу свою кляня...
Рейн подумал: «Неплохой голос, но далеко не такой сладостный, как у Талиазина».
В отличие от Руддлана здесь главная зала была разделена на отдельные проходы, как это бывает в соборах. Балки потолка опирались на двойные ряды деревянных подпорок, которые лишь с натяжкой можно было назвать колоннами. Резные изображения на них (как и сюжеты картин, украшающих стены) были, казалось, навеяны ночными кошмарами: обезглавленные тела, клубки извивающихся змей, чудовища с раздвоенными языками и гранеными когтями. На одной из картин вздымалось на дыбы животное с человеческой головой. На широком лбу торчали рога. Рейн мог бы поклясться, что желтые глаза монстра провожают его взглядом, а из-под кроваво-красных губ скалятся острые зубы.
Князь Оуэн ожидал его на возвышении, восседая в кресле под пурпурным балдахином, поразительно напоминающем трон. К шестидесяти годам морщинистое лицо его приобрело сильное сходство с мордой легавой собаки — до того оно было удлиненным и костистым. В длинных густых волосах и вислых усах было больше седины, чем естественного цвета, и виной тому был не столько возраст, сколько пережитые сражения и жертвы, принесенные ради того, чтобы страна оставалась свободной от нормандских завоевателей. Полуопущенные веки, из-под которых князь следил за приближением Рейна, не позволяли прочесть его мысли. Глаза, подобные тем, что были у Оуэна Гуинедда, в Уэльсе называли «глас». Невозможно было сказать, какого они цвета: зеленые, серые или голубые, скорее всего понемногу от каждого из трех оттенков. Они напоминал море, в котором отражаются бегущие облака.
— Где моя жена?
Громкий и резкий голос Рейна рассек тишину помещени, заставив собравшихся перед камином схватиться за мечи.
Вместо ответа князь сделал знак слуге, и тот приблизился неся рог, до краев наполненный хмельным медом. Мужчин расслабились: в Уэльсе хирлас считался символом гостеприимства. Тот, кому его подавали, становился на время почетным гостем, даже членом семьи, и находился под покровительством самого лорда.
Слуга благоговейно вложил рог — громадный рог давно вымершего синего быка — в руки князя, чтобы тот мог собственноручно передать его Рейну. Вся поверхность древнего сосуда была покрыта причудливой резьбой, острие обрамлен в серебро, отражающее свет факелов.
Рейн уже собрался поднести его к губам, как вдруг заметил движение на балконе, идущем по всему периметру залы на уровне второго этажа. Там застоялся голубоватый дым, но он все равно различил синий шелк платья. Стройная фигурка притаилась за колонной, не сознавая, что ее выдает тень на стене.
— Моя дочь выражает желание и впредь чтить брачный обет, данный тебе, нормандец, — сказал князь. — Если бы не это, не бывать бы тебе в Дайнас Эмрисе, не стоять посреди этой залы и не пить из моего хирласа.
Князь помолчал, поглаживая усы, и на губах его мелькнула усмешка, слегка отдающая пренебрежением.
— Скорее бы ты охрип, угрожая мне.
— Она — моя жена, и брачного обета ей не нарушить никогда, — отпарировал Рейн, усмехаясь даже более насмешливо (он говорил громче, чем было необходимо, чтобы его услышали также и на балконе). — Скорее она охрипла бы, возражая мне.
Он наклонил рог и сделал несколько жадных глотков, опустошив его почти на треть. Мед был ядреным, крепким, пряным, он ворвался в горло, как небольшой пчелиный рой, проникнув до самых внутренностей. Рейн опустил рог и посмотрел вверх, на лоскут синего шелка, виднеющийся из-за колонны. «Ты моя, Арианна. Моя».
Арианна бесшумно прикрыла за собой дверь спальни и прижалась лбом к прохладной гладкой древесине. Сердце ее билось так сильно, что едва удавалось дышать.
Рейн сказал: «Она — моя жена, и брачного обета ей не нарушить никогда». Она не могла забыть этих его слов.
Прошло время (ей показалось, долгие часы), и на лестнице раздалось звяканье шпор. Арианна отступила от двери и продолжала отступать до тех пор, пока не уперлась в спинку кровати, резную, инкрустированную слоновой костью.
Как обычно, Рейн распахнул дверь с такой силой, что та ударилась об стену и отлетела от нее, наполовину закрывшись. Святой Дейфидд зашатался в своей нише, но устоял.
— Помоги мне, богиня! — прошептала Арианна, не сознавая, что повторяет любимое присловье Талиазина.
Рейн стал в дверях, заполнив проем своими широкими плечами. Она всмотрелась в его лицо, пытаясь угадать, насколько силен его гнев, но даже святой Дейфидд с его деревянным лицом выглядел в этот момент более выразительным, чем ее супруг.
Рейн пригнулся, чтобы не удариться головой, ступил через порог и захлопнул за собой дверь ногой, не оглядываясь. Потом он шагнул к Арианне, у которой, к ее полному и абсолютному стыду, от страха так забурчало в животе, словно две свиньи захрюкали одновременно.
Рейн смерил ее взглядом, полным оскорбительного пренебрежения. Это заставило Арианну забыть о страхе и вызывающе вскинуть голову.
— Если вы ждете, милорд, что я буду умолять вас о прощении, то знайте: я не раскаиваюсь в своем поступке! — заговорила она гордо, с нажимом. — Я сделала бы это снова снова и снова, если бы пришлось. Вы, милорд, мой муж перед Богом, но и перед Богом я не стала бы хладнокровно смотреть как вешают моего брата!
Быстрый сквозняк пробежал по спальне. Пламя факелов заколебалось, бросая то отблеск, то тень на лицо Рейна, делая его щеки более впалыми, а скулы более угловатыми. Он выглядел сейчас точь-в-точь как дьявол, изображенный на одной из картин в главной зале, — пугающий, жестокий. Он сделал еще шаг к ней, и Арианна сжала сцепленные за спиной руки вонзая ногти в ладони.
— Из-за тебя, — начал он голосом холодным, как и в самую свирепую зимнюю стужу, — и только из-за тебя оставил свои земли на произвол судьбы, теперь, когда они так уязвимы. Из-за тебя один человек мертв и четверо ранены. Такова была цена перехода через эту Богом забытую землю, до этого проклятого замка. Всё это ради того, чтобы вернуть тебя. Ты довольна, Арианна? Как по-твоему, дело того стоило? Стоишь ли ты таких усилий?
— Значит, Талиазин мертв? О, Рейн, мне так жаль!
— Жаль? И ты думаешь, что простое «жаль» — достаточная плата за отнятую человеческую жизнь?
Арианна стиснула зубы и помотала головой,
Рейн отвернулся и отошел, как если бы не в силах был дольше выносить ее вид. Он пытался справиться с собой, это было видно по тому, как ходит ходуном его спина от тяжелого гневного дыхания.
— Талиазин жив. — Он круто повернулся и вперил в нее почти ненавидящий взгляд, заставивший Арианну отшатнуться. — Он выжил, хотя ты сбежала и оставила его истекать кровью на полу конюшни!
— Я не сбегала! Не стану отрицать, что я опоила сонным зельем стражу и помогла Кайлиду бежать, но я не побоялась бы предстать перед вами и принять наказание. Что бы вы ни думали обо мне, милорд, вы должны помнить, что я не труслива. Никогда, ни за что я не оставила бы оруженосца истекать кровью!
Рейн смотрел на нее, и лицо его было бесстрастным, за исключением насмешливо поджатого уголка рта. Арианне хотелось крикнуть: «Ну скажи хоть что-нибудь, сделай хоть что-нибудь!» — но когда наконец он заговорил, сердце ее дало сбой, а потом испуганно зачастило.
— Подойди ко мне, — сказал он.
Она шла к нему через всю комнату, и камыш шуршал и похрустывал под ногами. Когда между ними осталось не больше шага, она остановилась и заставила себя поднять глаза, встретив взгляд мужа.
Наступила тишина, настолько полная, что слышно было, как догорает жаровня, как мыши шуршат в стенах, как поскрипывают, оседая, кожаные дверные петли. Лицо Рейна было покрыто тонким слоем испарины, и пахло от него зловещей смесью запахов: лошадиным потом, горячим металлом, яростью. Мрачные серые глаза казались абсолютно невыразительными.
Он взялся за рукоять меча и вытянул его из ножен со свистящим звуком.
— На колени!
Арианну поразила ужасная догадка, что муж собирается обезглавить ее прямо здесь, в спальне, не откладывая этого до возвращения в Руддлан. «Мою голову, — подумала она с ужасом, — он заберет с собой, насадит на копье и оставит на стене гнить и кормить воронов».
Она полагала, что не способна издать ни звука, но слова полились сами собой, хотя не успела она и договорить, и почувствовала себя круглой дурой.
— Ты не можешь убить меня в родительском доме!
На лице Рейна возникло очень странное выражение, глаза на мгновение расширились, но он повторил так же сурово:
— На колени!
Арианна не могла бы сказать, подчинилась она сознател! но или просто у нее подкосились ноги.
— Вытяни руки!
Так вот оно что! Он собирается отрубить ей не голову, руки! Она станет отщепенкой, изгнанницей, из тех, что бродя от замка к замку, собирая подаяние в шапки, зажатые между двумя обрубками! О Боже! Так неверные, сарацины, калечат своих жен за измену и другие проступки. Должно быть, Рейн видел подобное во время крестовых походов и взял на заметку на случай, если придется наказать непокорную жену!
Арианна испугалась, что разразится сейчас истерическим хохотом.
— Остановитесь, подумайте, супруг мой и господин! Как же я смогу выполнять супружеские обязанности без помощи рук? — залепетала она. — А если я снова разгневаю вас, что вы отрубите тогда? Может быть, нос или пятки...
Ей показалось, что губы мужа задрожали в улыбке, и она вдруг почувствовала уверенность, что может ему доверять, с чем бы им ни пришлось столкнуться в столь беспокойном браке. Возможно, это было наивно, но из-за одной лишь улыбки, которая случалась реже, чем ее видения, Арианна повери— лa, что Черный Дракон не причинит ей вреда. — Вытяни руки, Арианна.
Она подчинилась, довольная, что они дрожат лишь самую малость.
Если секундой раньше она едва не засмеялась, то теперь чуть было не заплакала от чувства, которому не могла подобрать названия. Мозолистые ладони Рейна поглотили ее руки, и он потянул их к рукояти меча, заставив обхватить холодный металл.
— Я хочу слышать от тебя клятву верности, Арианна, — сказал Рейн своим ровным голосом.
Вначале она не поняла, чего он хочет, а когда поняла, та не сразу поверила в услышанное. «Слышать клятву верности... клятву верности...» — повторялось и повторялось в ушах.
Ладони на ее руках сжались сильнее, до боли вдавливая их в твердый металл рукояти меча.
— Поклянись мне в верности, Арианна. Если ты сделаешь это, я буду защищать тебя, как сюзерен вассала, я буду заботиться о тебе, и ты никогда не узнаешь ни холода, ни голода, ни страданий. Ты сможешь рассчитывать на мое доверие и преданность, но и в ответ я потребую того же. Ты будешь служить мне верой и правдой, будешь моим советчиком во времена трудных решений, будешь бороться бок о бок со мной против всего света, если я призову тебя. Ты будешь моей опорой, моим верным соратником.
Арианна знала: если она произнесет клятву верности, то станет Рейну женой в полном и окончательном смысле этого слова. Она получит непререкаемое право делить с ним ложе, рожать ему детей и управлять его замками, она будет неразлучна с ним всю жизнь — и все это с честью и гордостью, как она мечтала совсем недавно. Но взамен ей придется принести великую жертву: вся ее преданность, вся ее верность будут отданы навеки только ему, нормандцу, ее мужу.
Ну и что же? В клятве верности нет стыда, сказала себе Арианна. Оруженосец приносит ее своему рыцарю, рыцарь — сюзерену, а сюзерен — королю. Такая вот цепочка взаимного уважения и лояльности столетиями сковывала мужчин... но женщины... ни одну из них никогда не просили при — нести клятву верности, потому что считалось, что у женщины нет ни чести, ни гордости — ничего, кроме чрева и земель которые она может принести в приданое. Ни один мужчина не смог бы увидеть в жене своего верного вассала, потому что это значило бы, что она перестанет быть «его рабой, кроткой и покорной», а станет ровней ему. Ни один мужчина не захотел бы стать ровней женщине. Ни один — кроме Рейна.
— Клянись же, Арианна! Скажи нужные слова.
Она открыла рот, но не смогла издать ни звука. Рейн выпустил ее руки.
— Постойте, милорд, постойте! — Теперь уже она схватила его за руки и сжала их на рукояти меча. — Постойте же! Я сделаю это... потому что... потому что я хочу это сделать.
Перед глазами все поплыло, и горячие соленые слезы покатились по щекам, попадая в рот. Арианне было все равно, она смотрела на две пары рук, сжимающих меч (ее — маленькие и белые, его — большие и смуглые). Всего лишь плоть, прильнувшая к плоти, — нет, больше, гораздо больше! Ей вдруг показалось, что в них течет сейчас одна, общая кровь, и одно общее сердце бьется разом в его и ее груди.
И она произнесла простую клятву верности, изменив одноединственное слово.
— Я, Арианна из рода Гуинедд, согласна стать твоим вассалом и... женщиной из числа твоих людей. Клянусь Богом и всеми его святыми, что мои верность и честь пребудут с тобой, что бы ни случилось.
Рейн поднял ее с колен, и Арианна подставила лоб, чтобы принять традиционный поцелуй милости. Но он отбросил меч и подхватил ее, приподняв одной рукой. Другая, как обычно, нырнула ей в волосы, запрокидывая голову. Арианна потянулась навстречу. Рейн втянул ее губы в рот, словно хотел всосать в себя ее душу, потом раздвинул их и вошел в ее рот, как входил в тело. Даже сладкий и хмельной вкус меда не мог заглушить его собственного вкуса. Арианна подумала, что готова целовать его вечно.
Потом он наклонился, чтобы подхватить ее под колени. Оказавшись в его руках, она расслабилась и позволила нести себя к кровати. Они упали вместе и принялись кататься от спинки к спинке, потому что каждому хотелось немного побыть сверху. Наконец Рейн победил. Он уселся, оседлав ее и глядя сверху вниз глазами, в которых вместо гнева был теперь голод, и которые пылали, как два факела.
— Теперь ты моя, — сказал он. — Мой вассал.
— Да, я — ваш вассал, милорд.
Рейн начал наклоняться снова, но потом помедлил и бросил взгляд через плечо. Арианна с удивлением следила за тем, как он спрыгнул с кровати и пошел к двери.
— Рейн?
— У меня есть кое-какие мысли насчет тебя, и благочестивые свидетели мне ни к чему, — сказал он, поворачивая статуэтку святого Дейфидда спиной к спальне.
Арианна счастливо засмеялась и простерла навстречу ему обе руки.
— Означает ли это, милорд, что вы собираетесь заняться со мной французскими извращениями?
— Возможно, возможно, — ответил он с улыбкой, которая на этот раз не исчезла, а осталась, освещая лицо. — Теперь, когда ты стала моим покорным и верным вассалом, пора и тебе научиться кое-каким французским извращениям.
Князь Гуинедд вложил Рейну в руки хирлас, выше краев вскипающий пенным медом. Длинные смуглые пальцы рыцаря сомкнулись вокруг старинного сосуда. Он ответил тестю улыбкой, в которой явственно угадывался вызов. Хотя хозяин замка и гость не обменялись ни словом, все присутствующие в зале притихли, наблюдая за безмолвным поединком взглядов. Однако очень скоро Рейн поднял рог к губам и приложился к огненно-пряной жидкости.
Арианна издалека следила за тем, как горло мужа движется с каждым долгим глотком. Оторвавшись от рога, он опустил запрокинутую голову, вытер рот тыльной стороной ладони, взгляды их встретились, хотя их и разделяло все пространство залы. Глаза Рейна сверкнули в неярком мерцающем свете факелов. Арианна ощутила этот взгляд, как поцелуй, короткий и горячий.
Она вспыхнула и отвернулась.
Она сидела рядом с матерью у громадного очага Дайна Эмриса, помогая готовить пряжу для ткацкого станка. В руках у нее были две отшлифованные палочки, между которыми сновали маленькие аккуратные руки матери. Они двигались быстро, с привычной ловкостью, и в свете очага напоминали трепещущие крылья белого голубя.
Прежде Арианна терпеть не могла мотать шерсть, но теперь это занятие вызывало воспоминания, ставшие дорогими, когда отдалились в прошлое долгие зимние вечера, проведенные за разговорами с матерью. Братья в это время практиковались в искусстве владения мечом и луком, и Арианна то и дело отрывалась от рукоделия, чтобы бросить в их сторону завистливый взгляд. Ее раздирали противоречивые желания: провести ли с матерью несколько нечастых часов наедине, за чисто женской беседой или бросить все и присоединиться к братьям в их шумной возне. Первое обычно побеждало: семья Гуинедд была слишком велика и политически влиятельна, чтобы Кристин имела возможность проводить с дочерью достаточно времени.
Арианна подняла задумчивый взгляд на гобеленовую ширму, раздвинутую перед очагом, чтобы отгородиться от жара ревущего пламени и преградить дорогу дыму, избыток которого неизбежно выходил в залу. Под сводами потолка он свивался в клубы, исчезая во мраке, залегающем среди могучих балок. Когда-то расписные и позолоченные, постепенно они все больше покрывались копотью. Кроме дыма там обитало гулкое эхо, отзывающееся на песню барда о красном драконе, давным-давно обитавшем в пещере на вершине горы Ир Уидда Фаур.
— Ты помнишь? — спросила Кристин, когда над головой затих последний слабый отзвук песни и бард дал недолгий отдых своему кругу. — Помнишь то время, когда ты была еще совсем крошкой и просыпалась по ночам от кошмаров? Тебе снилось, что под кроватью живет дракон, который питается только маленькими девочками.
Арианна засмеялась и кивнула. Еще бы ей не помнить! Но даже более живо она помнила покой, который находила в материнских объятиях, — покой и убежище ото всех страхов мира. Стоило только закрыть глаза, чтобы оживить в памяти густую волну высветленных солнцем волос, в которые она зарывалась лицом, и прохладу губ, касающихся щеки утешающим поцелуем.
— Ты приносила мне немного вина, разбавленного отваром корня пиона, и скоро я засыпала опять.
— Но только после того, как мы рука об руку спускались с кровати и заглядывали под нее. Мы ни разу не нашли там дракона.
Рейн что-то сказал Оуэну, негромко и лениво. Услышав голос мужа, Арианна снова посмотрела туда, где он сидел на возвышении рядом с ее отцом. Она отметила, что общение их становится все более непринужденным. Так, в этот момент они были погружены в оживленный разговор. Две свечи горели на столе перед ними, отбрасывая на стену громадную общую тень, тень двуглавого чудовища, очень похожего на дракона.
— Мне кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду, — сказала Арианна, поворачиваясь к матери.
— Вот и хорошо, потому что я и сама толком не знаю что хотела сказать. — И Кристин засмеялась (смех ее напоминал чистый перезвон серебряных колокольчиков).
— Ты хотела сказать, что драконы существуют только в воображении людей... в моем воображении в данном случае.
В этот момент Рейн повернулся, и взгляды их снова встретились. Арианна ощутила стеснение внизу живота, которое распространилось быстрым жаром по всему телу, словно она выпила целый кубок хмельного меду.
Внимательный взгляд матери заставил ее оторваться от созерцания мужа. Между светлыми бровями Кристин наметилась легкая морщинка — такое выражение бывало на ее лице в тех случаях, когда ее что-нибудь тревожило. Арианна вдруг почувствовала родство с матерью, которое было гораздо более глубоким, чем кровное. Это было родство по сути своей, начавшее зарождаться еще тогда, когда женщина впервые ступила на бренную землю... и полюбила мужчину,
Сколько Арианна помнила себя, столько она была уверена в том, что ее родители горячо, неистово любят друг друга. Кристин была женщиной деятельной и слишком занятой для того, чтобы часто ласкать детей и тем более рассказывать им о своих чувствах, но они и без того знали, что Оуэн — средоточие ее мира, зеница ее ока. Когда они были вместе, она тянулась к нему, как подсолнух тянется к солнцу, расцветая на глазах. Когда он бывал в отъезде, она меркла и никла...
Кристин вынула из рук дочери палочки, успевшие превратиться в толстые мотки, и заменила их пустыми. Пока она заправляла нить в ушко на одной из них, Арианна следила за ловкими движениями материнских пальцев.
— Когда ты впервые встретила папу, ты сразу полюбила его?
Кристин задумалась. На ее лицо легла тень воспоминаний, словно тончайшая вуаль опустилась на милые черты.
— Полюбила ли я его сразу?.. — переспросила она. — О нет! Вовсе нет. Он так пугал меня, что я боялась даже смотреть на него. Он казался мне замкнутым и очень суровым, даже бездушным. К тому же он хотел поскорее оказаться со мной в постели, почти с того самого момента, как мы впервые встретились. — Она ненадолго умолкла, глядя вдаль со слабой улыбкой на губах. — Это желание жило в нем, как пламя в очаге, и я ощущала его, сама не зная, как к этому относиться. Я боялась... но и тянулась к этому пламени. Я хотела, чтобы это случилось.
Арианна смутилась. Более того, она была шокирована подобным откровением в устах матери. Внезапно она испугалась момента, когда Кристин повернется и посмотрит ей в глаза.
Она предпочла отвернуться к возвышению, где отец непринужденно откинулся в кресле, в одной руке держа рог с медом, не менее древний, чем хирлас, а другую положив на высокий резной подлокотник. Вот он сказал что-то своим низким рокочущим басом, и Рейн засмеялся. Руки мужа двигались с неожиданной грацией, показывая выпады воображаемым мечом, и сразу становилось ясно, что речь идет об одном из многочисленных поединков, в котором ему приходилось участвовать.
Между ног у нее до сих пор было горячо и влажно после того, как они были близки. Арианна попыталась представить себе, как ее родители проделывают все то, чем совсем недавно занимались она и Рейн, но смущение не позволило ей сделать это. До этого она всегда смотрела на Кристин и Оуэна Гуинедд с точки зрения дочери: это были ее родители, добрые, мудрые, обычно мягкие, но строгие, когда дело касалось проступков. И вдруг оказалось, что это еще и люди из плоти и крови, подверженные человеческим слабостям и страстям. Это была совершенно новая точка зрения, и требовалось время, чтобы принять ее.
Между тем Оуэн поднялся с места, и его благодушный рев огласил залу.
— Кристин, любовь моя! Руддлан и я решили отправиться в набег! У Мерфина Хайвела размножилось стадо овец, на которое я еще прошлым летом положил глаз. Видела бы ты, что-это за овцы: кроткие, пухлые, и шерсть у них белее свежих сливок!
Оба закаленных в битвах воина начали спускаться с возвышения, цепляясь друг за друга, словно двигались вниз по крутому склону горы Ир Уидда Фаур. Не без труда одолев ступени, они направились к очагу, стараясь идти медленно и осторожно. Однако похоже было, что предметы мебели сговорились попадать им под ноги. Зала огласилась ударами и проклятиями. Наконец целые и невредимые, но едва переводящие дыхание, рыцари предстали перед своими прекрасными дамами.
Оуэн разразился оглушительным смехом. Его дыхание было так густо насыщено винными парами, что у Арианны зашумело в голове.
— Проходимец Мерфин не заслуживает такого славного стада. Это идет против всех законов природы, так ведь, Руддлан?
И он дал Рейну такого сердечного тычка в спину, что тот едва не свалился в очаг вместе с гобеленовой ширмой. Нисколько не возражая против подобных знаков отеческого расположения, Рейн смотрел только на Арианну, откровенно раздевая ее взглядом. Невольно приходил в голову вопрос: видит он ее в одном или в двух лицах.
— Мы с нормандцем, — громогласно заявил Оуэн, — пришли к такому вот решений: как храбрые рыцари и верные христиане, мы обязаны вернуть законы природы... э-э... вернуть порядок в мир подлунный.
Не дожидаясь от леди позволения покинуть их, носители справедливости неверным шагом направились к выходу, стараясь не наступить на спящих слуг и домочадцев, уже расположившихся ко сну в проходах между скамьями.
— Муж мой, смотри, не позабудь меч и щи-ит! — сладким голосом пропела Кристин им вслед.
— Как ты можешь поощрять подобную нелепость? — спросила изумленная Арианна, не веря своим ушам. — Они так пьяны, что ни за что не смогут сесть в седло, не говоря уже о том, чтобы добраться верхом до Ллина и сразиться с Мерфином Хайвелом!
— Если я начну спорить, Оуэн отправится в набег из чистого упрямства. Уязвленная мужская гордость заставит его доказать перед нормандским гостем, что в семье Гуинедд носит штаны он, а не его леди. — Кристин окинула взглядом озабоченное лицо дочери и пожала плечами: — Не беспокойся, далеко они не уедут.
— Я думала, только подростки могут вести себя так глупо, — сказала Арианна, провожая мужчин взглядом.
— Время от времени так ведут себя все мужчины. Девочки растут и взрослеют, становятся женами и матерями, а мальчики навсегда остаются детьми, пусть даже только в душе своей. Мудрая жена быстро учится понимать, когда восставать против выходок мужа, а когда посмеиваться над ними.
Неожиданно Арианне бросился в глаза упрямо поднятый подбородок матери. Прежде она никогда не замечала этого... впрочем, она не помнила ни одного спора между родителями, из которого вышел бы победителем отец. Если дело доходило до несогласия, именно он, могущественный князь Оуэн Гуинедд, гроза врагов, мудрый политик и храбрый воин, всегда уступал жене. Арианна дала себе слово, что уедет из Дайнас Эмриса не раньше чем переговорит с матерью на этот счет и получит несколько уроков по укрощению Черного Дракона.
В наступившей тишине громко прозвучал всплеск снаружи, за которым последовала серия леденящих кровь проклятий на два голоса.
— Наказание Божье! — ахнула Арианна, заглушая ладонью рвущийся из горла смех. — Они свалились в ров!
Мать и дочь аккуратно отложили мотки пряжи и отправились спасать своих незадачливых мужей. Шли они не спеша, словно наслаждались прогулкой по дороге к полуденной мессе. К тому времени, когда они достигли рва, часть домочадцев уже собралась вокруг, готовясь бросить конец веревки в по-дернутую ряской воду. Кристин сделала им знак удалиться, приложив палец к губам.
Ночь выдалась темная, несколько тусклых звезд и тончайший серпик луны давали слишком мало света, чтобы рассеять мрак. Стояло безмолвие, сопровождающее поздние часы. Кристин, которая в полумраке выглядела совсем девчонкой, невысокой и стройной, проскользнула туда, где возвышался деревянный ворот с цепью,

поддерживающей подъемный мост. Перекинув веревку через туго натянутую железную цепь, она, однако, не поспешила сбросить ее в ров.
— Да что, черт возьми, происходит? — заревел Оуэн, не дождавшись помощи. — Куда подевались слуги? Где мои люди? Парень, мы с тобой точно промерзнем до костей! А вонь-то какая!
Одной рукой держась за цепь, другой подбирая повыше юбки, Кристин опустилась на край моста и начала покачивать ногами, как человек, присевший отдохнуть в час досуга. Едва удерживаясь от смеха, Арианна последовала ее примеру. Ото рва поднимался не самый приятный запах застоялой воды и разнообразной гнили. К счастью для двоих неудачников, барахтающихся в илистой жиже, из замка в ров не спускали нечистоты (для этой цели служил вырытый во дворе сток в подземный ручей).
— Оуэн, любовь моя! — окликнула Кристин, опершись на руки и заглядывая во тьму, где едва виднелись очертания двух фигур. — Как странно, что ты решил искупаться в такое позднее время. И потом, разве вы с Руддланом не собирались совершить набег на стадо Мерфина?
— Это ты, Кристин, душенька? Вели поскорее принести веревку и вызволи меня из этой зловонной ямы! Что? Ты смеешься? Не смей насмехаться над своим супругом и господином! И, ради Бога, прикрой ноги!
Та только подняла подол еще выше — так, что открылись подвязки чулок. Они были так тонки, что кожа коленей просвечивала, словно это были два невиданных белых апельсина.
— Что это, доченька? — обратилась она к Арианне в притворном удивлении. — Неужели два таких могучих и храбрых рыцаря нуждаются в помощи слабых женщин? Как по-твоему, они ее заслужили?
Арианна попробовала всмотреться во тьму, но, хотя изо рва доносился отчаянный плеск, ей не удалось разобрать, что происходит.
— О чем ты говоришь, мама? Такие могучие и храбрые рыцари, конечно, сумеют обойтись без нашей помощи.
— Арианна! — донесся голос Рейна из кромешной тьмы у ее ног. — Арианна, мой нежный вассал, вспомни, что не далее как сегодня ты клялась мне в верности!
Сегодня! Арианна прекрасно помнила «сегодня», на которое намекал ее муж. По правде сказать, у нее подкашивались ноги и мутилось в глазах, стоило только вспомнить, что было «сегодня»!
— Я вот что думаю, мама, — обратилась она к Кристин, повысив, однако, голос так, чтобы он перекрыл всплески и проклятия, — долгая, холодная и темная ночь, проведенная во рву, послужит нашим рыцарям уроком. Может быть, впредь они поостерегутся бросаться в набег из-за стола, когда не держат ноги и двоится в глазах.
— Арианна! — взревел Рейн даже громче Оуэна, переставая изображать из себя нежного влюбленного.
Князь, однако, был человеком бывалым. Он заговорил куда мягче прежнего, тоном, которого Арианна никогда не слышала от него прежде.
— Кристин, женушка моя дорогая, счастье жизни моей, свет очей моих! Я знаю, ты слишком добра, чтобы бросить меня на погибель в этой тухлой канаве. — Не получив ответа, он тут же сменил тактику, как это и свойственно опытному политику: — Вот что, женщина, я человек мягкий, но до поры до времени. Если ты не позовешь людей, я заставлю тебя пожалеть об этом.
Кристин замурлыкала песенку. Внизу наступила тишина, сменившаяся громким перешептыванием, похожим на хруст кукурузных стеблей, раздвигаемых рукой. Без сомнения, мужчины обговаривали дальнейший план действий. Арианна задалась вопросом: в какой форме последует обращение к ней, будут это угрозы или уговоры?
— Ты слышишь меня, Арианна? — грозно спросил голос Рейна.
— Слышу, и даже очень отчетливо, — откликнулась она, покачивая ногами. — Продолжай, иначе нам скоро станет скучно.
— Твой отец только что сообщил мне, что в списке также значится намеренное непослушание жены ее супругу и господину — непослушание, которое подвергает риску его жизнь или здоровье. Да-да, оно есть в списке, милая моя жена! Если ты будешь упорствовать в непослушании, то как муж я буду вынужден подвергнуть тебя примерному наказанию. Тебе ничего не останется, как подчиниться, потому что таков закон. Ну, что скажешь на это?
— О каком таком списке идет речь? — удивилась Кристин. — И о каком законе?
— Наверное, он еще не протрезвел. — пробормотала Арианна.
Она чувствовала, что заливается краской, и была благодарна покрову тьмы, скрывающему это от острых глаз матери. Она сделала вид, что разглядывает ногти, хотя и руки-то были едва видны.
— Твои угрозы — все равно что иглы, которые ребенок пытается всадить в туман. Я не чувствую их уколов. Да и прохладно становится... мама, не вернуться ли нам к очагу и не приняться ли снова за свое занятие?
Обе женщины встали и разыграли целый спектакль возвращения в башню: затопали по грубо отесанным бревнам моста, зазвенели цепью. Снизу донеслась новая серия угроз и проклятий. Отойдя на несколько шагов, они остановились и начали громко совещаться.
— Да-да, я полностью согласна, что они заслуживают того, что получили, — говорила Кристин. — Но все же мы, женщины, так мягки сердцем, что не сможем крепко уснуть, если эти двое будут до утра плавать во рву.
— Возможно, в твоих словах есть доля истины, мама. Что, если часовой примет Рейна за нормандского шпиона, выстрелит и всадит стрелу прямо ему в зад?
— Не вижу в этом ничего смешного, моя маленькая женушка, — донесся из темноты голос Рейна (было похоже, что его обладатель цедит слова сквозь зубы).
Арианна зажала рот обеими руками. Мать смотрела на нее, закусив губу. — Так я принесу веревку?
— Ох, не знаю, не знаю... — Кристин тяжело вздохнула, как женщина, в которой жалость, увы, возобладала над справедливостью. — Что ж, неси, иначе до утра они наглотаются этой жижи и утонут.
Вдвоем они на совесть привязали веревку к цепи и сбросили другой конец в ров. Последовал недолгий спор о том, кому выбираться первым (причем Рейн доказывал, что молодость должна уступать дорогу мудрости, на что Оуэн возражал, что мудрость всегда уступает дорогу красоте), веревка туго натянулась, принимая немалый вес крепко сбитого мужского тела. По спине Арианны пробежал холодок, когда eй пришло в голову, что они с матерью, пожалуй, зашли в свое шутке слишком далеко.
Над краем моста появилась голова Оуэна, а потом и eго тело. Он выглядел, как некое создание из страшной сказки, с головы до ног покрытое илом и слизью, выползающее из глубокого болота по христианские души. Едва поднявшись на ноги, он устремился к жене.
— Иди-ка сюда, женщина, и поцелуй меня! — Вокруг распространился такой неаппетитный запах, что мать и дочь бросились прочь с криками и смехом. Оуэн склонился надо рвом и начал отплевываться ряской.
— Женщины! — вздохнул он.
— Без них жить невозможно, но и с ними натерпишься, — подтвердил Рейн, подтягиваясь на руках. На мосту он как следует отряхнулся и отер выпачканное в тухлом иле лицо. — Теперь я знаю, кто придумал это выражение, — Адам, потому что он первым связался с женщиной.
— Это уж точно! — фыркнул Оуэн.
Выжимая подол длинной рубахи, он искоса разглядывал лицо нормандца, своего исконного врага. Светлые глаза рыцаря не отрывались от ворот замка, за которыми только что исчезла Арианна. Князь выпрямился и положил тяжелую руку на плечо зятя.
— Ты будешь о ней заботиться, будешь лелеять ее, мою девочку?
Рейн на мгновение оцепенел. Однако он не сбросил руку тестя со своего плеча.
— Она — моя жена, а потому ничего плохого с ней не случится.
Это был не совсем такой ответ, на который надеялся старый князь, но он решил, что пока и этот сойдет.
Он подумал так, потому что видел, каким взглядом нормандец смотрит на его дочь. Не любовь заставляет мужчину так смотреть на женщину — не любовь, а вожделение. И не просто вожделение тела, но голод души, точно такой же голод, который он, Оуэн Гуинедд, испытал, впервые увидев Кристин. Он и теперь еще чувствовал его, это двадцать пять-то лет спустя! И он знал, что как раз из такого голода со временем вырастает любовь.

***

Солнечный луч проник сквозь закрытые веки Арианны, заставив ее открыть глаза. Над ней нависал расшитый золотом балдахин супружеской кровати. Не поворачиваясь, она ощупала место рядом с собой — оно было пустым. Простыни успели остыть там, где провел ночь лорд Руддлан, но его запах сохранился, и потому Арианна повернулась на живот и зарылась в них лицом.
Их брак не был образцовым, отнюдь нет. Тем не менее, за неделю, которая успела пройти со дня возвращения в Руддлан из Дайнас Эмриса, они достигли определенного согласия и понимания, а еще точнее, притерлись друг к другу. Они много смеялись, когда бывали вместе, а по ночам занимались любовью и обменивались маленькими откровениями и воспоминаниями. По ночам все бывало иначе, чем при свете дня, который казался тогда далеким и почти нереальным. Порой Арианна думала, что они напоминают кровных врагов, которым вдруг надоело ссориться и драться и которые каким-то чудом испытали друг к другу расположение. Они внезапно поняли, что могут мирно сосуществовать, а потому зарыли мечи и уселись перед очагом, чтобы выпить хмельного вина и всласть посмеяться над прошлыми стычками. И может быть... может быть со временем стать настоящими друзьями.
Объезжая владения, Рейн часто брал ее с собой. Земля, доставшаяся в приданое за Арианной, состояла из дремучих лесов, протяженных вересковых пустошей и обширных равнин, где лишь редкие скалы разнообразили море колышущихся под ветром трав. Еще встречались солончаки на месте отступившего океана, где бродили в озерцах воды чирки, цапли и другие болотные птицы, гнездившиеся там сотнями. Были еще дюны, частично заливаемые приливом, среди которых попадались зыбучие пески, но чаще всего в окрестностях замка взгляд натыкался на плодородные поля, засеянные овсом, ячменем и рожью, чередующиеся беспорядочно, как разноцветные лоскутки на одежде оборванца. По склонам холмов, дремлющих в жаркой дымке, белыми облачками лениво ползли стада овец.
Как-то раз, когда они смотрели с высокого холма на зеленую долину — великолепную пойму реки Клуид, синей лентой извивавшейся на своем просторном ложе, Арианна не удержалась от замечания:
— Наверное, тебе приятно сознавать, что все вокруг твое.
— И твое, — добавил Рейн просто.
С радостным удивлением она поняла, что для него это не только слова. Ее странный муж и впрямь считал замок и его окрестности их общим достоянием, за которое они ответственны оба....
Подумав об этом, Арианна с удовольствием потянулась в постели и напомнила себе, что разлеживаться некогда: в этот день заканчивалась жатва, присмотр за которой они делили пополам. В распахнутое окно врывался ветерок, пахнущий свежескошенной травой, и это означало, что скоро муж должен был явиться в спальню и назвать ее лентяйкой.
Арианна опустила ноги с кровати... в следующую секунду на нее налетела волна неудержимой тошноты. Она едва успела поднести к себе ночной горшок, как ее вырвало буквально фонтаном. Совершенно обессилев от необъяснимого приступа, стараясь не шевелиться и глубоко дыша, она скорчилась на камышовой подстилке. Безразличная к мысленному приказу, тошнота не желала униматься.
Потом появились ноги, длинные-предлинные, уходящие буквально к потолку. Арианна осторожно подняла взгляд от пола: где-то в вышине маячили оранжевые волосы.
— Миледи, вы что, молитесь ночному горшку? — осведомился Талиазин, ухмыляясь.
— Не строй из себя умника! — огрызнулась Арианна и поспешила подняться, смущенная тем, что ее застали в такой неблагородной позе. — Чего ради ты встал с постели и разгуливаешь, где не следует? Смотри, рана откроется...
Она еще сознавала, что произносит эти слова, — но в следующее мгновение уже лежала на постели, слабая и беспомощная, как младенец. Оруженосец сидел рядом с золотой чашей Майрддина на коленях. Вода в сосуде была совершенно обычной, и в эту воду Талиазин обмакнул тряпицу, положив ее на лоб Арианны. Это было очень кстати: ее омывали волны жара, пробегая снизу вверх, словно ее то погружали в ванну с горячей водой, то вынимали оттуда.
Арианна посмотрела в глаза, где зрачок и радужка были почти одинаково черны и подсвечивались изнутри светом, похожим на лунный. «Он не просто оруженосец, — подумала она. — Человек смертный не выжил бы после такой раны, которую нанес ему Кайлид, а этот парень не только выжил, но и успел за месяц оправиться настолько, чтобы снова совать свой нос в то, что его не касалось».
— Не хмурьтесь так, миледи, — заговорил между тем Галиазин. — Обычный обморок, беспокоиться тут не о чем.
Голос, который она слышала, был голосом Талиазина — мягкий, звучный и мелодичный, отточенный голос барда, но глаза были слишком мудрыми и взрослыми, словно принадлежали кому-то другому.
Арианна зажмурилась в надежде, что это успокоит желудок. Во рту застоялся противный вкус, голова раскалывалась от боли.
— Подать вам горшок, миледи? — заботливо спросил оруженосец.
— Думаю, я знаю, в чем дело, — пробормотала она, неохотно открывая глаза. — Один из нормандцев отравил меня.
— Это верно, виной всему один из нормандцев, — хихикнул Талиазин, и глаза его засияли радостным светом. — У вас будет ребенок, миледи.
— Это невозможно!
— Перестаньте молоть чушь! — Оруженосец засмеялся, словно только что увенчалась успехом задуманная им проделка, словно он был всего-навсего хитрым и плутоватым мальчишкой. — Это очень даже возможно. Милорд-то как обрадуется!
«У меня будет ребенок!» Арианна положила ладонь вниз живота, словно могла ощутить зародившуюся там жизнь. У нее родится ребенок! Ребенок Рейна.
Внезапно ее переполнили самые разнообразные чувства, они переплелись так, что поначалу невозможно было понять, что сильнее: радость, волнение или испуг. «Ребенок, подумать только! У меня будет ребенок!»
Постепенно до нее дошла довольная воркотня хлопочущего Талиазина.
— У вас утренняя тошнота, миледи. Дело житейское! Вам, небось, кажется, что вы ее не переживете, но, ей-богу, никто еще от этого не умирал. Кстати сказать, это хороший знак: ребенок приживается, приживается... крепко так...
С этими словами он помог Арианне усесться и поднес к ее бескровным губам кружку. — — Вот, это поможет заглушить тошноту: отвар корней ревеня и девясила. Девясил на вкус такой горький, что сводит рот. Я добавил лакрицы, но боюсь, будет ненамного слаще.
Арианна покорно выпила горькую маслянистую микстуру, скорчив гримаску неудовольствия. Когда доморощенный аптекарь уже собрался подняться, она схватила его за руку.
— Талиазин, я хочу сама известить моего супруга и господина!
— Само собой, миледи. Было бы несправедливо лишить вас этого удовольствия.
Лицо оруженосца озарилось очаровательнейшей из его улыбок, и он снисходительно потрепал Арианну по щеке, словно был старше по меньшей мере лет на двадцать. Арианна не удержалась от замечания:
— У тебя такой довольный вид, парень, словно это все твоя заслуга.
— Да поможет вам богиня, — был ответ. Глаза Талиазина горели при этом, как двойная звезда во мраке ночи.
Он направился к двери, тихонько напевая то, что показалось Арианне колыбельной. Она решила, что Талиазин ее поддразнивает, но у двери тот остановился, повернулся и пропел:
Прими меня, дева — и тело, и кровь, И сердце, в котором отныне любовь, — Чтоб были мы вместе навек.
Дверь закрылась, заглушив голос, который Арианна неизменно находила чарующим. «У вас будет ребенок, миледи». Когда она скажет Рейну, он будет рад. Нет, не просто рад — он будет счастлив, потому что разве не в этом заключается главное его желание?
Арианна погладила живот с чем-то вроде благоговейного удивления. Казалось таким странным, что прямо сейчас, минута за минутой, ребенок растет у нее внутри. Странно и чудесно! Приподняв голову, она оглядела свое распростертое тело, стараясь вообразить себя на сносях. Представить удалось: растолстевшая до полной бесформенности, с бочкообразным животом, она стоит перед дверью спальни, в которую уже не может протиснуться.
Гораздо милее была картина, где она кормит новорожденное дитя грудью. Арианна лежала и улыбалась, не сознавая этого.
Спустя некоторое время она попробовала сесть в постели, и это удалось. Тошнота прошла, оставив слабость и тяжесть в голове, но с этим вполне можно было мириться. Золотая чаша, полная воды, стояла рядом с кроватью. Удивляясь собственному спокойствию, Арианна подняла ее и заглянула внутрь. Все, что она увидела, было лицо, смотревшее с ровной поверхности воды, — ее отражение.
Она обмакнула палец в воду, и отражение исчезло, словно разлетелось на множество осколков. Если чаша что-то и знала, она была не настроена делиться секретами. Арианне было совершенно наплевать на это. Будущее было внутри нее, и она не желала другого.
Она носила под сердцем дитя нормандца, но чувствовала по этому поводу одну только радость.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопа



очень хорошо.читайте.
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопаскорпион
12.09.2011, 16.06





Этот роман пожалуй самый интересный из рыцарских романов.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаАля
17.11.2012, 8.42





интересно....но не скажу что на одном дыхании прочитала..
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЗубейда
25.11.2012, 21.00





Тетка офицер морской пехоты или флота. Служить завербовалась, чтобы быть рядом с любимым. Книги у нее под стать ей самой романтичные и интересные.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЕлена
25.11.2012, 21.52





интересно....но не скажу что на одном дыхании прочитала..
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЗубейда
25.11.2012, 21.00





Очень понравилось. 10+
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаНаталья
19.02.2013, 1.37





Сюжет интересный,но временами бывает нудновато читать.Моя оценка 8 из 10 баллов.
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопатая
25.02.2013, 10.58





Роман очень хороший, но мне было грустно его читать. Не надо таких концовок. Любовь подымается на такую высоту, когда остается только печаль. А вот по поводу Сибилл - хорошая сюжетная линия. Нельзя жить мечтой о первой любви, это разрушает семью
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЭлис
14.03.2013, 2.54





Глава 6 - шлюха по имени Мод, ублажающая в течение недели ГГ, когда героиня уже есть, как это унижает. Даже когда дело касается вечности, это мерзко. Ну где. ГГ, влюбленный и преданный? Хочу такой роман.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЛайза
1.04.2013, 9.27





Один из самых любимых романов. Действительно, читать немного грустно, когда понимаешь, что такая любовь и такие чувства возможны только в таких прекрасных сказках. Автор очень детально прорисовала характер героев и интересно наблюдать за их раскрытием в романе. Советую прочитать, роман действительно стоящий.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаKuman
30.04.2013, 18.56





Это третий роман Пенелопы Уильямсон,который я прочитала за эту неделю.И каждый раз дочитывая,тяну время,что б подольше ещё оставаться там с ними в их жизни,в их истории.Очень талантливая писательница.Роман потрясающий!!!!Хочу ещё!!!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЛёля
4.05.2013, 19.32





Роман вполне читаемый,интересный,но более всего меня впечатлила сцена противостояния ггероя королю,когда ггерой не позволил последнему выколоть глаза брату своей жены.Такого в ЛР еще не встречала.Очень это восхитило!Огромное уважение к ггерою,как к реальности.Умница автор.10 из 10 только за это,ну и за весь роман.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаГандира
21.05.2013, 12.39





Я почитала комменнтарии .Пока что не читала.Собираюс.А зачем роман разделе современных романов.Там что портал времени ест?
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЛия
23.05.2013, 17.18





Очень интересный роман, захватывает судьба Ггероев, их чувства. Как будто с ними все это переживаешь. ГГ-и интересные и адекватные персонажи. Это второй роман Пенелопы Уильямсон, который я читала, захватил также, как "Под голубой луной". Читайте, не пожалеете!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаSaddi
24.09.2013, 11.26





осень интересный роман, с юмором 10+
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопасвета
1.11.2013, 13.10





Ой какой хороший. Прям нравится. Пенелопа ничего, хорошо пишет. Хотя вот про томление не так уж. Но этот роман и луна голубая - пять с плюсом! rnЕдинственное замечание - неужто так легко забыть, что гг убил брата, сына? Пусть и невольно? Ведь Рейн потом и у родителей жены принят был с любовью... Хотяяя. Жизнь у них такая была, иначе на это смотрели, наверное. rnИ еще. Не нравится, что два аж раза повторяется сцена, когда жена наблюдает мужа с Сибил, когда уж совсем было все наладилось. Дважды-то к чему?rnА так-то очень. Правда.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаАлина
13.11.2013, 15.56





очень понравился.
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопататьяна 11
26.11.2013, 15.54





Прекрасный роман прекрасного писателя. Вот по-настоящему написано. Даже, я б сказала, и не любовный роман в нашем понимании. Просто настоящая литература. Наравне с "Унесенными ветром" поставлю, да...
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаДина
26.11.2013, 16.10





Очень понравился роман.Стоит потраченного времени.И посмеялась и поплакала.Особенно понравилось как ГГи разговаривают друг с другом.Жалко про Хью под конец забыли,хотелось бы узнать что с ним стало, ведь хорошим же парнем оказался.Всем кто читает отзывы:читайте не пожалеете!
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопаyasmin
5.12.2013, 23.22





Ясмин, Вы прочитали роман, я гляжу. Рада, что он Вам понравился. А теперь берите и срочно читайте еще "Под голубой луной", хотя там не рыцарские времена, а 19 век. Но автор того стоит, поверьте! Мне здесь очень нравится оруженосец-колдун-бард, вообще эта история колдовская с его появлениями. Нравится, как описаны родители героини. Вообще очень достойный представитель в жанре любовного романа.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаАлина
6.12.2013, 17.37





Спасибо Алина.Роман просто шик.Мне тоже оруженосец понравился, а какой у него юмор! Всё время пытаюсь представить перед глазами как он поёт эту грустную песню.И на этот раз я наверное послушаюсь вашего совета и начну сразу же читать.Я смотрю у вас хороший вкус. Может вы мне и из современных что нибудь интересное посоветуете.Заранее благодарю.
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопаyasmin
8.12.2013, 20.18





Ясмин, рада, что понравилось. Вот прям-таки настольная книга у меня стала. А какие современные книги Вы хотите? В этом жанре - любовные романы? Подумаю и напишу здесь же. Да, а "Под голубой луной" читайте. Если "Хранитель" понравился, то и тот тоже понравится...
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаАлина
8.12.2013, 20.52





Да.Жанр-любовные романы.Мне очень понравился (опять таки Дж.Макнот) "Битва желаний".Что нибудь такое же стояшее хотелось бы.А "Под голубой луной" уже начала читать.Я сейчас головой окунулась в роман.
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопаyasmin
9.12.2013, 21.05





Милая сказочка на ночь не более. Как то очень резко заканчиваются некоторые отрывки в книге. Не поняла зачем понадобилось писать что первый ихиребенок умер, чесное слово ни к селу ни к городу. Ее никто не похищал просто тихо умерла и тихо похоронили, никакой вывод гг не сделали никаких припадков не было. Вообще не понятно, интриги тоже не наблюдалось. Простенький любовный роман.
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопанека я
11.12.2013, 20.48





Ну как зачем писать про смерть первого ребенка? "Взросление" любви героев, пережитые вместе радости и горести... Этим роман и отличается от сказки - не все гладко и прекрасно. А обязательно похищать надо было дитя? И как не было припадков - тяжело переживали оба смерть дочки. Впрочем, не зацепило - не зацепило, куды ж тут. Мне здесь самая настоящая история любви, безо всяких красивостей, так часто встречающихся в ЛР. Есть отрывки очень щемящие: встреча в тюрьме, например, или ранение героини. А какие отрывки заканчиваются резко?
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаАлина
11.12.2013, 21.18





Прекрасный,прекрасный роман!10 баллов.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаНаталья 66
12.12.2013, 23.16





Наталья, это не просто прекрасный роман - лучше я пока не читала! Правда, и читала я не сказать, чтоб уж очень много... Разрываюсь только между "Луной" и им. А еще два романа Уильямсон есть, я про них в комментариях к "Луне" писала... Может, пойдет у Вас. Удачи!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаАлина
13.12.2013, 16.06





Даже незнаю, у меня раздвоенное мнения о этом авторе . Вроде и наивно и темы ее романов обычные, но в тоже время захватывают, так что забываеш о времени. Еще хочу сказать что диалоги у нее доступные к пониманию, а не витиеватые фразы которые читаеш и к концу книги не поймеш о ччем читал. Мне определенно нравится! Алина спасибо за совет.
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопаирчик
27.12.2013, 23.26





Прекрасная легенда о любви...rnПенелопе У. хорошо удалось передать средневековую атмосферу... rnПроизведение погружает вас в то далекое время, когда отвага, честь, мужество, верность были превыше всего для рыцарей. И то какое место занимала женщина...rnКонечно непонятно для чего нужно было так подробно описывать определенные моменты жизни ГГ и так резко обрыватьrnлегендой...rnНет какой то плавности в сюжете. Но все равно читать очень увлекательно.rnТем кто читает отзывы советую прочитать,не пожалеете!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаKETRIN
2.02.2014, 18.22





Прекрасная легенда о любви...rnПенелопе У. хорошо удалось передать средневековую атмосферу... rnПроизведение погружает вас в то далекое время, когда отвага, честь, мужество, верность были превыше всего для рыцарей. И то какое место занимала женщина...rnКонечно непонятно для чего нужно было так подробно описывать определенные моменты жизни ГГ и так резко обрыватьrnлегендой...rnНет какой то плавности в сюжете. Но все равно читать очень увлекательно.rnТем кто читает отзывы советую прочитать,не пожалеете!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаKETRIN
2.02.2014, 18.22





Да простят мое, но все же мнение, те, кому роман понравился..Осилила 10 глав, до последнего пытаясь найти то, чем все так восторгаются. Под конец уже пролистывала, чтобы найти хотя бы достойную постельную сцену. Бред какой то!У нее какие то временные глюки, у большинства мужчин помешанность на постели, королю дает советы и совсем не боится своего "страшного" хозяина невесть откуда взявшийся оруженосец. Даже меня, читающую, его поведение просто возмущает. Не представляю, почему ни разу его так и не наказали!За половину "любовного романа" ни капли любви! Одна ненависть с ограниченным словарным запасом на ругательства. Очень жаль потраченного времени:((
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаСветлана П.
4.02.2014, 21.21





Согласна со Светланой, еле-еле дочитала. Простите, но не нашла ни одного повода для восторга. Может не мое? Но как-то бредово. Автор-любитель, мое мнение.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаDakota
4.02.2014, 22.40





Очень не понравилось. Соглашусь с предыдущими отрицательными отзывами. Нудистика... Этим все сказано, только время потеряла!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЕлена 37
5.02.2014, 19.02





Потрясающий,невероятный изумительный роман...rnЧитайте!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаСветлана
10.04.2014, 15.33





А я не разделяю восторженных отзывов о Хранителе.Да,есть интрига,читается легко,но слишком затянуто все,и...очень много пошлости,не любви,не страсти,а именно вульгарщины,кажется,что автор прям упивается этими словами.Тут чистая любовь в паре с пошлостью-как по мне,так сочетание не из лучших.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаИсабель
30.04.2014, 15.01





затянуто Но читать можно
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопанадежда
4.05.2014, 13.28





До "Голубой луны" сильно не дотягивает, но тоже довольно-таки не плохо. Роман написан в ярких красках и здесь много интересных и захватывающих моментов. К несчастью, здесь также есть затянутые эпизоды, без которых роман только бы стал более динамичным и интересным. Также из понравившегося - авторское послесловие об искажение исторических событий: наверное потому что роман написан качественно они абсолютно не заметны. Я даже поневоле сравнила это произведение с "завоевателем" Джойс: небо и земля.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаВирджиния
30.05.2014, 0.36





Вирджиния, я тоже сначала прочитала "Луну" (всего хорошего и побольше порекомендовавшего мне эту вещь!), очень, конечно, была под впечатлением. Потом уже дошла до "Хранителя". И это, конечно, очень "мой" роман - чувственный, пронзительный. Перечитываю и нахожу все новые и новые детали. Очень мне нравится: и ее бег за мужем, уезжающим в поход, и свидание в тюрьме, и эти их французские извращения. Нравится мама и отец, брат Хью и брат Родрик. Хорошо, чьорт поберри.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаАлина
30.05.2014, 19.57





Пере читав все книги Д. Линдсей и д. Макнот я долго не могла найти книги автора настолько чувственные, увлекательные и интересные, похоже что я нашла его. Это первая книга Уильямсон которую я прочла, мне очень понравилось, не пожалела поточенного времени. Спасибо автору!!!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаМамаЕвы
22.06.2014, 17.58





замечательно
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопанадежда
22.06.2014, 21.32





Впечатление неооднозначные от прочитанного.Стиль автора очень увлекательный,правдоподобное описанние того времени.Но героиня это-что!Хотелось бросить чтение из-за этой упертой,глупой,импульсивной и непоследовательной идиотки. 7/10
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаВика
15.07.2014, 16.22





Занудно.Дочитать не смогла.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаОльга
1.08.2014, 18.25





История замечательная слов нет, не считая занудных описаний одежды, блюд( в чём я сомневаюсь, что они были в диком 12 веке)и т.д.Только не поняла в чём же предназначение этой пары?Почему пришелец настойчиво мирил их?Автор не закончил эту историю, чтобы на разочаровывать читателей, потому что англ.король всёравно вышел бы победителем.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаПланета
18.08.2014, 21.42





Да, точно, в реальной жизни за прелюдное оскорбление король без суда на месте казнил бы Г.Героя-"ублюдка шлюхи".Что это за любовь, когда хранитель постоянно толкал героев друг другу,подстраивая встречи.Видения какие-то обманчивые, которые Героиня объяснить не может, и делает из-за них ошибочные действия.Ожидала в конце романа большего.Как будто автору надоело писать: всё о-кей любовь победила.Конец.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаВ.А.
18.08.2014, 22.03





Откровенно не поняла-как можно, узнав о смерти брата, хотя и двоюродного, но тем не менее брата, через две минуты предаваться любви со всей страстью с человеком, который убил брата, пусть даже это и муж. Не понимаю и не могу представить такое даже в 12 веке.Бред.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаНатали
26.09.2014, 5.42





Отзывы заинтриговали!Обязательно начну читать.И "Луну" тоже.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаНиколь
5.11.2014, 2.17





Роман читать однозначно! Прекрасный слог, масса различных литературных приемов, посредством которых передается не только дух Средневековья, но и выстраивается потрясающая история любви. В послесловии автор четко озвучивает основные тезисы произведения: возрождение как человека так и человечества возможно только через женщину... любовь требует подвига, но его нужно заслужить, а не просто получить даром... Любовь- это не только духовное и высокое, но и земное, плотское... Настоящая любовь вечна! Сцены интима и секса настолько чувственны, что прямо дух захватывает! Конечно, немного поэтизировано, но как все красиво и искренне!!! Спасибо автору за гимн настоящей любви!!!
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопаольга
18.11.2014, 21.37





Наверно этот роман на любителя .. Ееще раз убедилась , что высокий рейтинг и отзывы ничего не значат. Не очень наравится описания видений гг , что опекает ее бард , колдун . В отзывах пишут , какая любовь!! Но меня как то бесило постоянное ,, ублюдок ", а то как он выражает страсть ( наматывает ее волосы на руку и тянет ) , и зачем в л р мешать трагедию с ребенком .. .. Меня не зацепил роман .. 4/10
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаVita
23.12.2014, 9.49





Хороший роман! Не читайте коменты - читайте роман. Прочла все 4 романа. Все хорошие, но больше всех "Луна" и "Хранитель", потом "Желание" и "Сердце" вот в такой последовательности. Прочесть советую все!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
22.01.2015, 0.34





Ну, прочесть можно ...
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаВикушка
22.01.2015, 8.04





Да,читая этот роман отдыхаешь душой.Очень,очень советую!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаНаталья 66
8.02.2015, 1.30





Невероятная тягомотина. Каждое движение описано на полстраницы, ненужные, неинтересные подробности, затягивающие роман донЕльзя. Бесконечные описания всего вокруг имеют под собой цель претендовать на художественную литературу. Но это написано таким примитивным скупым бесцветным языком, что цель недостижима. Можно было без потерь сократить все это втрое. А уж слова «нормандский джентльмен», фрейлина – это нечто! ведь речь идет о 12 веке. Халтура. Атласные туфельки с сапфирами в средневековом замке! Нормально? Тонкие атласные простыни там же. Половой орган уэльсцы называют кукурузным початком))) хотя до открытия Южной Америки она не была известна европейцам. ГГ названа княгиней, а такие персоналии как галантерейщица и каретник как Вам в 1157 году? А упоминание Тауэра... В описываемое время он не использовался как тюрьма. Ни термины, ни понятия, ни сам дух произведения не соответствуют эпохе. Ляп на ляпе. А когда вокруг этого еще и колдовство и ясновидение – это уже край. Бред бредовый. Низкопробное чтиво, даже со скидкой на легкий жанр.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаИринаМ
12.05.2015, 2.46





Не читала произведения лучше в этом жанре. Достойно!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаLazy cat
11.07.2015, 16.43





Мне ОЧЕНЬ понравилось,все как надо!Правда я таких эпилогов не люблю(когда уже понимаешь что их нет,что уже другое поколение),поэтому при втором прочтении эпилог упущу,оставлю своей фантазии додумывать, как они там дальше жили то...rnP.S. Для тех кто еще не читал,не бойтесь,читайте,конец хороший,просто эпилог не понравился.А так 10/10! В героя, так я вообще влюбилась...эхх. Однозначно,буду перечитывать не раз.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаAnna999
2.11.2015, 9.53





Мне ОЧЕНЬ понравилось,все как надо!Правда я таких эпилогов не люблю(когда уже понимаешь что их нет,что уже другое поколение),поэтому при втором прочтении эпилог упущу,оставлю своей фантазии додумывать, как они там дальше жили то...rnP.S. Для тех кто еще не читал,не бойтесь,читайте,конец хороший,просто эпилог не понравился.А так 10/10! В героя, так я вообще влюбилась...эхх. Однозначно,буду перечитывать не раз.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаAnna999
2.11.2015, 9.53





Ахтунг, девочки! Кто любит Уильямсон, на " Леди- клуб" начали переводить ее " Смертные грехи" Где наша Алина, фанатика Пенелопы? Там в прологе уже сплошной " экшн!"
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЕлена Ивахх
2.11.2015, 10.21





Очень понравился. В этом романе есть всё, что я так люблю в ЛР. Захватывает и не отпускает даже после того как прочтешь. это первая прочитанная мною книга этого автора надеюсь и др. понравятся не меньше. 10.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаАнна П.
5.11.2015, 14.21





Фигня полная.Такую нудятину еще поискать!"Она чихнула , а он не сказал ей "будь здоров"."((((((( Даже дочитать не смогла((((
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопаrozikh
5.11.2015, 14.47





Обалденый роман читала запоем даже забросила ремонт
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаКсения
5.11.2015, 16.57





Очень особенный роман. Иногда было сложно читать, иногда раздражали герои- хотя этим они и интересны- не вылизанные, как в других романчиках),но безумно интересно! Сильно тронуло послесловие автора- глубокий взгляд, важнейшие вещи, которые она подчёркивает просто поразили! Есть некая глубина в романе!!! Короче, всё супер! Читайте обязательно! 10 баллов
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаМари
28.02.2016, 7.57





Замечательный роман. читала с большим удовольствием, интересно есть ли продолжение?
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаTess
21.03.2016, 20.21





Девушки, я тоже решила обратиться за помощью в розыске романа. ОООчень давно читала исторический роман, где рыцарь намерен взять замок в отместку за погубленных жену и ребенка. Когда подошел к замку врага,то увидел на стене девушку в белом. Замок взял, девушку пленил и решил сделать своей любовницей. Там такая деталь, он потом входи в комнату, где ее запер, и увидел в луже крови, оказалось она вина напилась и упала в пролитое вино. ну и в онце хэппи-энд, конечно.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаAramati
22.03.2016, 10.16





А мне не очень понравился,особенно после "Голубой луны".И конечно,никакого сравнения с "Королевством грез"Макнот,хотя и время то же.Это бесконечное унижение Ггероя,что он незаконнорожденный и в детстве и потом.И много всяких ляпов,которые портят общее впечатление.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаНа-та-лья
22.03.2016, 10.07





Aramati описаниеrn похоже на роман " хозяинrn соколиного острова" или соколиного мыса, точно не помню)
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаГалина
22.03.2016, 21.06





Галина, спасибо за отзыв, но это не тот роман. Увы.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаAramati
22.03.2016, 21.33





Aramati, книгв которую Вы ищите наз. "Тристан и Женевьева" Шеннон Дрейк. Точно она.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЛенок.
22.03.2016, 22.28





Aramati, эту же книгу ("Тристан и Женевьева" Дрейк Шеннон) можно найти на другом сайте под названием "Среди роз" - другой перевод. Не знаю какой перевод Вы читали. Я читала "Тристана". Мне очень понравилась книга.
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЛенок.
22.03.2016, 22.43





Немногие романы трогают за душу. "Хранитель мечты" один из них. rnИстория любви восхитильна. "Любовь надо заслужить, а не просто получить даром" именно такой девиз у это книги. У Рейна и Арианны идет все последовательно. Нет такого, чтобы переспали и все любовь до гроба. Все по-настоящему как то.rnЧитала не отрываясь, просто жила этой книгой, переживая все, что пережили они. Эпилог тоже порадовал. rnТрогательно.Особая благодарность переводчику.
Хранитель мечты - Уильямсон Пенелопас
4.05.2016, 11.58





Кошмар. Читать не возможно. Подробности быта, гигиены и сражений перемешанны с какой-то порнографией со словечками : спариваться, член и т.д. Никакой романтики. Да и весь роман - просто бред сумасшедшего! Начала и бросила два романа этого автора. Разочарована!
Хранитель мечты - Уильямсон ПенелопаЭмма
29.05.2016, 0.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100