Читать онлайн Закон жизни, автора - Уильямс Кэтти, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Закон жизни - Уильямс Кэтти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Закон жизни - Уильямс Кэтти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Закон жизни - Уильямс Кэтти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уильямс Кэтти

Закон жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– Тебя вызывали. – Встревоженное, озабоченное выражение не сходит с лица Милли несколько последних невыносимо пасмурных месяцев. Но она хоть перестала спрашивать, все ли в порядке. И то хорошо, подумала Джессика.
Теперь в ее жизни царит беспорядок. И Джессика знала, что порядка уже никогда не будет. Это отражалось у нее на лице и в любом движении, но контролю не поддавалось. Она ничего не могла с этим поделать.
– Я так устала, Миллс. – Джессика села, вдруг почувствовав ошеломляющую слабость, которая постоянно высасывала энергию из ее тела после возвращения с изменившего ее жизнь уикенда. Она опустила голову на открытые ладони и закрыла глаза.
– Как я хотела бы, чтобы ты объяснила мне, в чем все-таки дело, озабоченно пробормотала Милли. Джессика в ответ только тяжело вздохнула.
– Со мной все будет хорошо.
Ей не долго осталось ходить в компанию. Потом ее ждут нешуточные проблемы. Хватит ли у нее сил пережить их? Но другого выхода нет.
– Сказать ли мистеру Карру, что ты не в состоянии с ним встретиться? ласково спросила Милли. Джессика резко вскинула голову.
– Меня хочет видеть Бруно Карр? – Голос прозвучал хрипло и потрясение. А лицо Милли пошло пятнами от ужаса. – Почему? Почему он хочет видеть меня, и так неожиданно? Я не имела с ним контактов долгие недели! Что он сказал?
– Не знаю, – запинаясь, пробормотала Милли. – Прости, Джесс, наверно, он всего лишь хочет лично с тобой попрощаться…
– Откуда он знает, что я ухожу?
Что еще он может сделать с ней?
Когда они наслаждались тропическим раем, бог весть сколько времени назад, она свято верила каждому слову, которое говорила ему. Она уверяла себя, что их очень короткая связь счастливо закончится и все пойдет по-прежнему. Так она твердила себе. Но его образ вползал в сознание и путал мысли.
Она едва знала этого мужчину. И то, что он словно приклеился к ее сердцу, не должно вызывать беспокойства. Просто она не привыкла заводить любовника на уикенд. Конечно, ей придется немного поработать, чтобы избавиться от мыслей о нем. Она ведь не каменная.
Они даже не были задушевными друзьями, мысленно повторяла она. Между тем часы складывались в дни, дни в недели, а мысли о нем по-прежнему вызывали чувство утраты и горя. Время вылечит ее от подобной глупости, надеялась Джессика.
Но вскоре она открыла, что время на пару с судьбой устроило против нее заговор.
– Он владелец этой компании, Джесс… – Голос у Милли смущенный и взволнованный. Джессика поняла, о чем она думает. Начальница окончательно потеряла голову. Последние несколько недель с ней что-то происходило. А теперь она и вовсе распрощалась со здравым умом.
Джессика прокашлялась и попыталась восстановить хотя бы зародыш самоконтроля.
– Ты права. Пойду прямо сейчас. – Озабоченное выражение на лице секретаря сменилось облегчением. Джессика не собиралась встречаться с Бруно Карром. Но Милли не должна об этом знать. Джессика встала, аккуратно заправила волосы за уши и состроила бодрую улыбку.
– Где он?
Вежливый взгляд, немного удивленный, но определенно сдержанный. Милли явно думает, что я свихнулась, подумала Джессика.
– У себя в офисе. Он сказал, что ждет тебя через час.
Пусть ждет.
– Пойду прямо сейчас. – Она посмотрела на стол. Бумаги занимали всю свободную поверхность. Джессика наугад взяла два документа и вручила секретарю. Несколько месяцев назад ее вдохновляла работа, лежавшая перед ней. Теперь она ее не интересовала. У нее возникло безумное желание провести рукой по гладкой твердой деревянной поверхности и смотреть, как листы бумаги крутятся и беспомощно падают в корзинку для мусора, стоявшую на полу. – Отвечай на звонки мне, хорошо, Миллс? И пожалуй, отложи мою встречу сегодня в полдень с Джеймсом Паркером. Я не уверена, что быстро вернусь после встречи с мистером Карром. И вообще вернусь ли.
– Конечно.
Разве теперь ты не чувствуешь себя лучше, Миллс? – хотелось сказать Джессике. Теперь, когда я веду себя как и полагается данному персонажу. Пусть это всего лишь игра, лицедейство?
Она сняла со спинки стула жакет и надела. После бесконечной зимы наконец пришло тепло. И весна вроде бы нехотя прощалась с холодом. А Джессика пребывала в неопределенности. На деревьях раскрывались маленькие почки. Нарциссы просовывали желтые головки сквозь траву. Пальто возвращались в гардеробы, в ежегодную летнюю берлогу. Джессика едва ли замечала происходившее вокруг. Она знала только, что небо бывает ярко-красным, а солнце пурпурным. В оцепенении она приходила в офис, в оцепенении работала и в оцепенении возвращалась домой.
– Увидимся утром! – окликнула ее Милли. Джессика обернулась и посмотрела на секретаря.
– О да, увидимся утром. – И ушла. Скорей из офиса – и быстрым шагом к метро. Несколько остановок. А вот ей и выходить. Она представила Бруно, ждущего ее у себя в кабинете, и с облегчением вздохнула, увидев свой дом.
Как она мечтала увидеть Бруно! Просто невероятно, как неодолимо ей хотелось увидеть его!.. Один уикенд пробудил в ней чувства, которые она подавляла всю жизнь.
Она всунула ключ в замок, закрыла за собой дверь. И сделала то, что теперь делала всегда, возвращаясь домой. Сбросила туфли, опустилась на софу и закрыла глаза. Ее ждала уйма дел, но сама мысль о том, что их придется выполнять, вызывала слабость. Корзинка с бельем, которое нужно погладить, будто вела самостоятельную жизнь и росла день ото дня. Надо что-то предпринять, иначе придется звонить в службу быта, чтобы они приехали и забрали белье. В раковине громоздилась грязная посуда, и некоторые тарелки лежали там уже несколько дней. Она даже не позаботилась залить их водой. Теперь остатки еды затвердеют, и их придется отдирать слой за слоем.
Но ничего, казалось, не имело значения. Одна мысль крутилась в голове, возвращалась снова и снова, принимала другой вид, меняла позиции, но никогда не уходила.
Как они могли?
Джессика раскинулась на софе и тихо застонала. Потом повернулась на бок. Как ужасен костюм, в котором она была на работе. Как отвратительны неухоженные волосы, стянутые в тугой узел. Она освободила их, расчесала пальцами и перекинула на плечо.
Наверно, она задремала, погрузившись в спокойное море сна, когда раздался звонок. Он проникал в ее запылившиеся мозги, будто внезапное жужжание осы. Джессика поморгала, чтобы всплыть на поверхность. Отделаться от пронзительного, настойчивого звонка, казалось, невозможно.
Без туфель, с распущенными волосами она ринулась к парадной двери, поспешно открыла… Рот искривился от боли.
– Я звоню уже полчаса, – холодно сообщил Бруно. – Я позвонил твоему секретарю, там мне сказали, что ты уже давно ушла. На встречу со мной. В моем офисе. Как и было сказано. – Он скрестил на груди руки и оперся о косяк.
– Зачем ты пришел? – Она умела подбирать правильные слова, но не могла управлять голосом. В собственном голосе Джессика услышала дрожь и смесь паники с отвращением.
В этом мужчине было все. Даже больше, чем она помнила. Он казался выше, стройнее, еще более загоревшим и бесконечно возбуждающим. У нее тут же началось что-то вроде удушья. Она буквально задохнулась, увидев его на пороге своего дома. Разве она способна попрощаться с ним? Разве она способна сообщить ему, что не принимает предложения стать его очередной любовницей? Разве у нее хватит сил дать ему понять, что у них была замечательная, но кратковременная связь? Как она могла думать, что, вернувшись в Англию, сумеет вести нормальную жизнь, а его отправит в копилку воспоминаний?
– Чтобы увидеть тебя, – ледяным тоном проговорил он. – Я приехал сюда, потому что ты явно не собиралась брать такси и отправляться в Сити. – Он полез в карман брюк и достал лист бумаги. – Будь любезна, объясни мне, что это значит?
Ее заявление об отставке. Она узнала бумагу и мельком взглянула на подпись в конце напечатанной страницы. В отсутствии прямого начальства она решила послать заявление в отдел учета персонала. Ей и в голову не приходило, что бумага попадет к Бруно Карру. А надо было это учесть. Разве он не подчеркивал, что знает все, что происходит во всех его компаниях? Ясно, его слова – не беспочвенное хвастовство.
– Входи. – Она отступила и дала ему войти. Так странно видеть его чужим. И как больно вспоминать, что им было так легко вместе. Как давно это происходило? Целую жизнь назад. А теперь между ними стена. Он прошел внутрь, чуть коснувшись ее, и по коже забегали мурашки, пульс пустился вскачь.
Какого черта? Что она ему скажет? Но он не уйдет, пока не получит от нее ответ. Любой ответ. Кроме правды.
– Не хочешь чашку чая? – вежливо спросила она. – Или кофе? – Если переодеться, она смогла бы быть официанткой, мелькнула мысль, так безлично прозвучал голос. Он покосился в ее сторону. Темный, задумчивый взгляд исподлобья. Он прошел в гостиную и удобно устроился в одном из кресел.
– Я остановлюсь на чем-нибудь покрепче, – саркастически бросил он. Прости. До меня дошло. Теперь у тебя чуть меньше времени, чтобы попытаться сочинить предлог.
– Ничего подобного я не собираюсь делать. – Она выбрала конец софы, подальше от него, и села. Даже на расстоянии она ощущала его так, будто он касался ее обнаженной кожи.
– Как к тебе попало мое заявление? – Джессике было трудно сохранять самообладание. Она наклонилась вперед и поставила локти на колени.
О боже. Она не предвидела, что ей снова придется смотреть на него. Это ее самый жуткий ночной кошмар.
– Я слежу за всем, что происходит в моих компаниях, – все тем же ледяным тоном сообщил он. – Это мой бизнес.
– Конечно.
– Поправь меня, если я ошибаюсь. – Он откинулся назад и оттолкнул от себя ее заявление. Лист скользнул по столу. – Когда мы виделись последний раз, тебя абсолютно устраивала твоя работа.
– Все меняется. – Она пожала плечами и виновато улыбнулась. Но грозное выражение на его лице не исчезло. Ровная, вежливая улыбка Джессики чуть увяла. – Я решила, что на этой работе для меня нет перспективы. – Она думала о своих ступнях и прятала их подальше. Нельзя давать ему повод, который привел бы к раскрытию секрета. – Полагаю, что разочарование наступило после твоего судебного дела. Я поняла, что мне больше не на чем точить зубы. – С этой цепочкой причин получается более-менее убедительно. Доводы звучат все правдоподобнее.
Она все еще не могла встретиться с ним взглядом.
– В чем проблема? – Джессика пошла в атаку. – Служащие не прикованы пожизненно к твоей компании! Уверяю тебя, они свободные люди! Скажи, ты подвергаешь допросу каждого сотрудника, у которого хватило безрассудства подать в отставку? – Сердце ее громко стучало. Лицо раскраснелось. Ей стало жарко, будто все тело поджаривали на костре.
Ей отчаянно хотелось разозлиться на него. Это нужно. Тогда будет легче придумывать фантастические аргументы. Злость – ее единственная защита. При любой другой реакции могут помешать воспоминания. А этого нельзя допустить.
– Значит, ты внезапно разочаровалась в своей работе? И насколько я понимаю, уже что-то нашла? Или разочарование зашло так далеко, что ты решила бросить все и смириться с жизнью без заработка? Нет, – он разговаривал будто сам с собой. Джессика в беспомощном отчаянии слушала его логические построения. – Конечно, нет. Ты всегда считала важным контролировать собственную жизнь. Для тебя контроль над жизнью необходимость. Вряд ли по безумному импульсу ты откажешься от хорошо оплачиваемой работы. Что приводит нас к твоей новой работе. Что это? Я весь внимание.
С удовлетворенной улыбкой кота, загнавшего мышь в угол, он откинулся на спинку кресла.
– Пока я еще ничего не нашла, – тихо выдохнула Джессика.
– Бог мой, бог мой. Ну это и вовсе бессмысленно. Разве не так?
Она молчала, чувствуя себя в ловушке.
– Наверно, поэтому я и не купился на твой предлог «я вдруг разочаровалась». – Он холодно, с некоторой долей расчетливости разглядывал ее. Нервы у Джессики напряглись, словно струны.
– По правде говоря, меня не интересует, купился ты или нет. – Отважные слова, горестно подумала она, если бы еще голос не дрожал, цены бы им не было.
– А что тогда тебя интересует?
– О чем ты говоришь?
– Я считаю совпадением, что мы провели вместе уикенд и потом вдруг ты решила уйти. Холодок пробежал у нее по спине.
– Я всегда любил кроссворды, – задумчиво продолжал он. – Мне нравится вызов, который они посылают интеллекту. Я знаю, что, как бы ни был запрятан ключ, там есть ответ. И, находя ответ, ясно видишь, что мозги работают в нужном направлении.
Теперь холодом охватило все тело. Она оцепенела. Создалось впечатление, будто ее затягивает в какое-то колесо, быстрое и неодолимое. Джессика едва могла дышать, хотя сидела с открытым ртом. Ей хотелось только одного – изменить направление этих беспощадных рассуждений.
– Я смотрел на твое заявление об отставке и не находил в нем никакого смысла, – продолжал он упрямо. – Поверишь ты или нет, но я начал с твоих аргументов, мол, тебе не по душе сама работа. Но я почти тотчас отбросил их по тем причинам, о которых тебе уже сказал.
Он улыбнулся, но ничего даже отдаленно похожего на теплоту в улыбке не было. Она положила ладони на колени. Теперь появилось чувство, будто ее затягивает трясина.
– Тогда родилось предположение, не влюбилась ли ты в кого-то, с кем работаешь. Но я не сомневался, что причина не в этом… Конечно, оставалась небольшая вероятность, что ты не способна справляться с работой Роберта. Но это не так, правда? Я наблюдал за тобой и первым узнавал новости. Это привело меня к мысли, что вероятно, наш совместный уикенд значил для тебя больше, чем ты говорила на острове.
Джессика почувствовала, как цепенеет тело. В голове закрутилась ужасавшая ее мысль, которая часто возникала в прошедшие недели и причиняла физическую боль. Но ответ на вопрос ускользал от нее.
– Может быть, ты питала уютные мыслишки о совместной жизни… Может быть, поэтому, когда мы вернулись, ты избегала даже случайной встречи со мной… Может быть, ты хотела большего… гораздо большего… – Он бросил намек – и обвинение повисло в воздухе. Мука затянувшегося молчания заставила Джессику заговорить:
– Едва ли. Но конечно, ты готов твердо в это верить, другого не позволило бы твое эго. – Она снова испытала прилив злости, но почему-то злость ускользнула между пальцев, точно песок. И Джессика осталась со своим растущим страхом и волнением.
Он пожал плечами, будто ее замечание ничего не значило. Просто слова. Но по-прежнему не спускал с нее внимательных глаз. И это лишило ее последних сил.
– Наверно, думал я, тебя ударило сильнее, чем ты предполагала. И ты решила, что самое лучшее уйти из компании, сойти с моей орбиты. Но в этом тоже нет смысла. Потому что, работая в одной компании, мы можем не встречаться несколько лет. Разве не так? Это было бы трудно, если бы наши кабинеты находились в одном здании, под одной крышей, но это не так. – Он наклонился вперед. Его могучая энергия обхватывала ее, будто клещами.
– Не знаю, куда это заведет нас! – Джессика вскочила с софы. Началась паника. – Какие бы ни были у меня причины ухода, тебя они не касаются!
– Сядь, – с убийственным спокойствием произнес он. – Быстро! – Команда рассекла воздух, словно кнут. Она опустилась в кресло. Сердце понеслось вскачь. – Я хочу что-то сказать. И если я не прав, то уйду, и это будет последний раз, что ты меня видишь. Но я продумал все варианты. И причина, по которой ты написала заявление, мне совершенно ясна.
У Джессики пересохло во рту, она с трудом перевела дыхание.
– Понятия не имею, о чем ты говоришь, – храбро начала она. – И по-моему, тебе пора оставить меня в покое. Я ухожу из компании, и этим все сказано. Ты не можешь силой вытянуть из меня объяснения. И ты не можешь силой заставить меня работать на тебя.
– Ты беременна?
Вопрос прозвучал как утверждение. Кровь бросилась в голову с силой приливной волны. Она не могла думать, не могла говорить. Слишком громко стучала в ушах барабанная дробь. И даже ее потрясенное молчание подтверждало верность его слов.
Ей надо бы ринуться в атаку, плакать, смеяться, отрицая его догадку. Надо бы что-то делать, а не сидеть в молчании.
– Это нелепо. – Голос прозвучал прерывисто и чуть громче шепота. Руки, лежавшие на коленях, так тряслись, что ей пришлось на них сесть.
– Почему вместо того, чтобы сберечь нам сорок минут, потраченных на пустую перебранку, ты сразу не призналась? Ты уходишь потому, что носишь моего ребенка. – Бруно провел пальцами по волосам и встал, будто слова добавили ему столько энергии, что захотелось подвигаться.
Он принялся вышагивать по комнате, а она следила за ним.
– Ты собиралась рассказать мне? – мрачно спросил он и наклонился над ней, положив руки ей на плечи. Джессике пришлось чуть ли не вдавиться в кресло.
– Прошу тебя, уходи.
– Я не уйду из твоего дома, пока ты не скажешь правду! – Слова рассекали воздух, словно нож.
– Да, это правда. Я беременна. – Солгав, она бы ничего не добилась. Наверно, временно можно бы от него избавиться. Но он будет приходить снова и снова. Не ждать же, пока начнет выдаваться живот? Не ждать же, пока подтвердятся его обвинения? И вряд ли она сумеет уехать из этого дома, чтобы убежать от него, скрыться. Или сумеет?
– Я думала…
– Это был тактический ход в поисках мужа? фыркнул он. Она вскинула голову, шокированная и разгневанная. Вот куда завел его ход мысли.
– Как ты смеешь!..
– Как я смею что, Джессика? Загнать тебя в угол?
– Убирайся вон!
– Или что-то другое? Ты хочешь выгнать меня? Вряд ли. – Он холодно засмеялся. Она билась с холодным, точно лед, незнакомцем, а не с мужчиной чувственным, остроумным, заставлявшим ее смеяться и любившим ее. Этот ли мужчина изменил ход ее жизни?
Он все еще возвышался над ней. Его лицо было так близко, что почти касалось ее.
– Ты все спланировала? Тщательно спланированный уикенд с сексом. Нужная доза сопротивления якобы для утверждения независимости. Задача освободить меня от подозрений. Чтобы я не боялся, что ты прилипнешь надолго. И наконец беременность? Беременность и замужество? Таков был, Джессика, твой план? – В голосе нарастала хрипота. Она в ужасе посмотрела на него и обнаружила, что начала быстро дышать.
– Ты сошел с ума, – наконец прошептала она. – Как ты мог хоть на минуту вообразить, будто я планировала беременность? – Она издала горький смешок.
Как он далек от правды! Она закрыла глаза и вспомнила, как ощутила это чувство краха. Она стояла в своей ванной и не сводила глаз с двух голубых полосок, которые появились в маленьком окошке тест-аппарата. Она не стала объяснять ему, какие чувства тогда обуревали ее. Она и не собиралась признаваться ему в том, что произошло. С самого начала считала это только своей проблемой.
– Ты отрицаешь?
– Разве это имеет значение? Ты будешь верить, во что захочешь.
– Отвечай мне! Проклятие!
Она почти ждала, что он схватит се и начнет трясти. Но он вцепился в подлокотники кресла. Побелевшие костяшки пальцев выдавали его состояние. Он в ярости, догадалась Джессика, вдруг еще больше ослабев от этой сцены. Наверно, его ум все время работал над тем, как выйти из положения. Напрасное беспокойство. По этому счету можно не платить.
– У тебя болезненные фантазии, если ты думаешь, будто я забеременела с единственной целью поймать тебя и затянуть в брак. Все гораздо проще. Я просто ошиблась в расчетах. И ошибка-то, наверно, всего пара дней. Но и их достаточно. – Его дыхание обвевало ей лицо. Джессике пришлось собрать все силы, чтобы смотреть ему в глаза. – Я понимаю ход твоих мыслей. Многие женщины борются за честь выйти за тебя замуж. Я не принадлежу к их числу. Веришь ты или нет, но мне жаль, что ты узнал…
– Потому что, согласно твоим этическим законам, ты не должна говорить об этом мне. – Его губы сердито скривились.
– Это моя проблема, – яростно выпалила она.
– И ко мне она не имеет отношения?
– Именно так!
– Непорочное зачатие. Папа будет заинтересован.
– Ты понимаешь, что я имею в виду.
– Объясни мне. Почему ты не хотела мне говорить об этом?
– Не понимаю тебя, – пробормотала Джессика. – То ты в ярости, потому что подозреваешь, будто я охочусь за богатым мужем. Через минуту ты в ярости, потому что думаешь, что я не охочусь за богатым мужем. – Их глаза встретились. Она выдержала его взгляд, хотя это было трудно.
Джессика первая опустила глаза. И наступила разрядка. Он отошел от нее и сел на софу.
– Ты совершенно ясно показал, какой ты мужчина. – Джессика делала паузы между словами, пытаясь собрать мысли в какой-то порядок. – Ты быстро справляешься с работой. Быстро справляешься с женщинами. Разве не ты жаловался, что твоя последняя подружка становится, на твой вкус, слишком капризной? – Она с вызовом уставилась на него, ожидая возражений. Но он молчал. – Я с уважением отношусь к твоим вкусам. Меньше всего в мои намерения входило загонять тебя в угол. Вынуждать тебя поспешно принять ответственность за человека, которого ты едва знаешь.
– Так каков твой план? Скажи точно!
– Справиться самой, – бросила она. – Разве это не очевидно?
– И начиная справляться самостоятельно, ты написала заявление, сократив тем свой доход.
– У меня нет выбора, – процедила Джессика сквозь стиснутые зубы.
– Итак, сейчас у тебя нет работы… Что дальше?
– Я намерена найти другую работу.
– И чем ты будешь заниматься?
– Тем же, что делала раньше, – натянуто проговорила она.
– О, поправь меня, если я не прав. Беременной женщине трудно получить постоянную работу, разве не так? Наниматели косо смотрят на сотрудниц, которые смогут работать всего несколько месяцев.
– Бывает временная работа, – неуверенно возразила Джессика.
– И за нее прилично платят?
– Не сомневаюсь, я что-нибудь найду… – Голос сорвался, и она, нахмурясь, принялась разглядывать пальцы.
– Переписка текстов? Замена ушедшей в отпуск? Временная работа самая неприятная, и за нее относительно мало платят. Скудное жалованье. И к тому же тебе придется оплачивать солидные счета. Конечно, у тебя могут быть большие сбережения на такой черный день, как сейчас.
– Я могла бы…
– Без денег и без семейной поддержки… Джессика стрельнула в него взглядом. Лучше бы ей не пускаться с ним в откровенные беседы, которые сейчас обернулись против нее.
– Я сумею справиться.
– И твои трудности не кончатся с рождением ребенка, – безжалостно продолжал он. Она почувствовала, как слезы собираются в уголках глаз, и поморгала, прогоняя их. – Ты будешь одна. Когда родится ребенок, тебе надо будет найти очень хорошую работу. Оплатить уход за ребенком. Няню. И все это за свой счет.
– Что ты предлагаешь? Чтобы я прервала беременность? – Она едва сумела выговорить страшные слова. Сама мысль вызывала у нее отвращение. Если он толкал ее к такому решению, то пусть убирается вон.
Ни разу она не задумывалась об аборте. Первая реакция на беременность – смятение и страх. Но при этом с самого начала она испытывала какой-то дикий восторг при мысли, что она принесет в мир малыша. Раньше ребенок не входил в ее планы. Но теперь она так сильно хотела его, что сама не могла себе поверить. Это работали биологические часы. А она-то считала, что у нее их нет.
– Ты оскорбляешь меня, – проговорил он с презрением, от которого повеяло морозом. – Я думал о подобном предложении не больше, чем о совете прыгнуть с крыши.
Он замолчал и принял такой вид, будто с удовольствием обдумывал что-то очень занимательное. Или будто набрал полный рот прекрасного вина и смакует его.
– Итак, мы пришли к выводу, что без моей поддержки рождение ребенка насколько желательно, настолько же и невозможно.
– Ни к какому выводу мы не приходили! Тысячи женщин рожают детей и вполне справляются. – Она бы никогда в этом не призналась, но ему удалось отчасти поколебать ее уверенность в себе. Джессика понимала, что намеренно смотрела в будущее через розовые очки. Это был для нее своеобразный способ самозащиты. Но он заставил ее посчитать все капканы и ловушки. То, что она увидела, ей совсем не понравилось.
– У этих женщин не было выбора.
– А у меня есть?
– О да, – мягко произнес он. – У тебя определенно есть.
Ей не понравилось выражение его глаз. Оно тревожило ее.
– И какой у меня выбор? – Джессика знала ответ и не хотела его слышать.
– Выйти за меня замуж.
– Замуж? – Джессика уставилась на него, буквально открыв рот. Она боялась, что вот-вот начнет истерически смеяться. – За тебя? – Смех рвался из живота. Начал кривиться рот. Она вполне сознавала, что это совершенно неприемлемая реакция, но ничего не могла поделать. Она начала тихонько хихикать, потом все громче, пока не разразилась приступом смеха. Смятение, стресс, неопределенность наконец нашли выход. Она слышала свой смех и думала, что никогда не сможет остановиться. Потом смех перешел в слезы. Но не в слезы веселья. В слезы, вызванные чем-то другим.
Когда он ударил кулаком по столу, звук получился такой громкий и такой неуместный, что у нее перехватило дыхание.
– Прекрати! Сейчас же!
– Не могу, – вытирая слезы, пробормотала она. – Я смеюсь над твоим нелепым предложением.
– Ты смеешься потому, что иначе просто лопнешь, и ты знаешь об этом, мрачно пояснил он.
Джессика молча смотрела на него. Он прав. Она уже чувствовала вкус слез тревоги и забот и неприязненно смотрела на него. Ей удалось построить маленький кокон и спрятаться в нем, а он пришел и одним ударом все разрушил.
– Ты выйдешь за меня замуж, потому что у тебя нет выбора.
– Как ты смеешь…
– Я не собираюсь отказываться от ответственности. И я не намерен раз в неделю по субботам робко стучать в твою дверь и просить, не разрешишь ли ты мне увидеть ребенка. Ты чертовски права, я не рассчитывал на отцовство, но оно нашло меня, и я выполню свой долг.
– Свой долг? Сейчас двадцатое столетие!
– Ни один мой ребенок не будет незаконнорожденным, – спокойно сказал он. Джессика покраснела.
– Тебе бы надо слышать свой голос, Бруно Карр! Ты говоришь как человек средневековья! Но мы живем не в средние века. И будь я проклята, если выйду за тебя замуж только потому, что ты так хочешь!
– Я могу, Джессика, сделать твою жизнь очень трудной.
– Как?
– Начнем с работы. – Его слова обжигали. Он встал и начал ходить по комнате, то и дело замолкая. Он будто что-то проверял, хотя она видела, что Бруно сосредоточен на том, что говорит. – У меня большие связи, – небрежно бросил он, словно сообщал, сколько у него пар носков. – Я знаю всех. Несколько слов…
– Ты не посмеешь! Ты не станешь подрывать финансовое будущее собственного ребенка, лишая меня возможности зарабатывать. В этом нет смысла. – Ее не очень взволновала его угроза, пустые слова. Джессику пугало другое. Мотивация его поступков. Бруно Карр никогда не отказывался от того, что принадлежит ему. И ребенок тоже будет принадлежать ему.
– Джессика, в борьбе со мной ты не сможешь одержать победу, сощурившись, процедил он сквозь зубы.
– Я не выйду замуж за тебя из страха. Это было бы несправедливо для нас обоих и для ребенка! Неужели ты этого не понимаешь?
– Я понимаю другое: ты эгоистка, готовая принести в жертву благополучие ребенка ради собственных амбиций.
– Как ты можешь так говорить? Как ты можешь упрекать…
– Ты предпочитаешь скудную, экономную жизнь, лишь бы не выходить за меня замуж? Скажи мне, как, по-твоему, отнесется к этому наш ребенок, когда он вырастет и начнет что-то понимать?..
Он ухитрился ударить ее в самое уязвимое место. Об этом она никогда не задумывалась.
– Ты закрываешь дверь не только перед своим возможным будущим, ты закрываешь дверь перед будущим ребенка. Почему? Чтобы цацкаться со своей независимостью?
– В этом нет ничего плохого, – возразила она, но ее голос звучал неуверенно.
– Абсолютно ничего, если это отражается только на тебе.
– Но ты меня не любишь… – проговорила она, ужаснувшись нотам отчаяния, закравшимся в голос.
– Кто говорит о любви? Мы ведем разговор о соглашении. Можно сказать, о деловом соглашении. Ты часто повторяла, что романтические отношения не для тебя. Хорошо, я предлагаю тебе безукоризненное решение.
– Я не могу…
– О, прекрасно можешь, – мягким голосом и стальным взглядом ответил он. – И ты выйдешь за меня замуж. Поверь мне, выйдешь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Закон жизни - Уильямс Кэтти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Закон жизни - Уильямс Кэтти



Ну ни че так, прочитала с удовольствинм!
Закон жизни - Уильямс КэттиМэри
6.06.2012, 15.23





Я давно читала этот роман. Ксати сказать помнила его. И вот неожиданно наткнулась на него и перечитала. Неплохо.
Закон жизни - Уильямс КэттиАня
22.05.2013, 10.17





А вы знаете - не плохо - совсем неплохо! Конец конечно как обычно - и давай рожать одного за одним. Но если не брать этого в расчёт - очень по настоящему всё выглядет.
Закон жизни - Уильямс КэттиМазурка
22.05.2013, 13.56





Миленько.
Закон жизни - Уильямс Кэттиводопад
23.05.2013, 6.26





Нет ощущения любви и счастья в этом романе. Самое беспомощное объяснение в любви: Моя мама сказала, мы подходим друг другу. Невероятная нежность, невозможность расстаться, страсть, безрассудное желание- ГГ всего этого достоин. А героиня так и не изменилась- она эмоционально придушенная.
Закон жизни - Уильямс КэттиНики
23.05.2013, 8.08





Миленько.
Закон жизни - Уильямс Кэттиводопад
23.05.2013, 6.26





Прочитать можно.
Закон жизни - Уильямс КэттиКетрин
24.05.2013, 19.57





Так себе. Особенно впечатлило объяснение в любви:"Мама считает, что мы подходим друг другу"! А вроде взрослый человек... Героиня тоже вся в комплексах, хотя неглупа. В общем, прочитать и забыть: 4/10.
Закон жизни - Уильямс Кэттиязвочка
25.05.2013, 19.27





Да, меня про маму тоже прикололо. :-)) А что, в жизни они часто такие бывают - вроде брутал бруталом, а чуть что, сразу: "мама считает", "мама не велит". Ну, в этом романе слова героя про маму - скорее он так пытается дать ей понять, что узнал о ее чувствах от третьего лица. "Мы подходим друг другу" - читай: "Ты ко мне не равнодушна и теперь я это знаю". На месте мамы мог быть кто угодно - друг семьи, сестра... Просто разговор с матерью открыл ему глаза на ее чувства. 7/10
Закон жизни - Уильямс КэттиРататуй
25.05.2013, 20.24





Какие разные вкусы!Роман прекрасный!Никаких заезженных штампов,нагромождения ненужных деталей.Такая милая пикировка rnгероев.И еще есть какое-то предвкушение, несмотря на то,что ежу ясно,чем все кончится.Мама совершенно не напрягает. Влюбленному герою просто не хватает аргументов.Кстати, умные сыновья знают, сколько,простите, дерьма готова прогло-тить мама ради их счастья.Возможно, по-этому иногда прислушиваются. rnrnrn героев
Закон жизни - Уильямс Кэттилека
20.06.2013, 4.07





Нормально)
Закон жизни - Уильямс КэттиЕлена
20.09.2013, 21.34





Уже в котором романе автор наделяет героинь достаточно сильным характером и остроумием - это мне нравится.
Закон жизни - Уильямс КэттиЛена
18.12.2013, 23.53





можно почитать
Закон жизни - Уильямс КэттиНатали
8.03.2014, 18.10





Ужас полный бред!
Закон жизни - Уильямс КэттиОльга
9.04.2014, 14.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100