Читать онлайн Закон жизни, автора - Уильямс Кэтти, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Закон жизни - Уильямс Кэтти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Закон жизни - Уильямс Кэтти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Закон жизни - Уильямс Кэтти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уильямс Кэтти

Закон жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Последнее время Бруно Карр стал занимать в мыслях Джессики слишком большое место. Но его на острове не будет, а перемена климата пойдет ей на пользу. Когда в пятницу она садилась на борт частного самолета, эти два положения занимали самое высокое место в ее списке доводов. День стоял холодный и ветреный. Какая температура там, где они приземлятся, неизвестно. Поэтому Джессика надела джинсы, футболку, рубашку с длинными рукавами и толстый свитер.
Не все в их команде так ограничили себя в нарядах. Ронни, самая младшая из секретарей, надела короткую широкую юбку с элементами британского фольклора. Когда она поднималась на борт по металлической лестнице, юбка развевалась и рвалась вверх. Это вызывало невероятное веселье у шести молодых людей, шедших следом за ней. Ронни принимала позы и хихикала, изображая Мэрилин Монро. Джессике пришлось предложить ей войти в самолет, пока девушка не схватила простуду.
– Я так взволнована, – призналась Ронни, когда они застегивали ремни безопасности. – Я еще никогда не была за границей.
– Никогда? – недоверчиво переспросила Джессика. Правда, Ронни всего восемнадцать. Но ее удивило, что есть люди, которые не проводили отпуск за рубежом в какие-то периоды своей жизни.
– Мой папа терпеть не мог летать, – высоким, прерывающимся голосом объясняла Ронни, глядя в иллюминатор. Но кроме едва различимой взлетной полосы, она ничего не увидела в темноте. – Поэтому мы всегда проводили отпуск в Англии.
– Рон, куда делась юбка? – спросил один из молодых людей, с улыбкой проходя мимо симпатичной блондинки. Она показала ему язык. – Улетела вперед раньше тебя?
Раздался взрыв хохота. Джессика прислонилась к спинке кресла и с улыбкой закрыла глаза.
Слава богу, что она сделала это усилие. Ее сотрудники никогда бы не простили, если бы она погубила столь замечательную идею. Известие о премии в такой форме они встретили с безудержным энтузиазмом. Даже Мэри и Элизабет, немножко поворчав мол, им поздно сообщили – и посокрушавшись, что будут есть на ужин в их отсутствие почтенные мужья, с восторгом приняли план Бруно Карра.
Все нуждались в отдыхе. Последние несколько недель они много работали и заслужили передышку.
Четыре дня в благословенных тропиках. Не надо думать о том, что приготовить. Там есть домоправительница, и она позаботится о еде, уборке и, как говорили, обо всем другом.
Самолет набрал высоту. В салоне все возбужденно болтали. Джессика подумала, что, вероятно, ей понравится на острове.
Грипп почти прошел, но она еще чувствовала сонливость. Работа потребовала бы от нее серьезного напряжения. Мелькнула мысль, что уже очень давно у нее не было возможности полностью расслабиться. Последние несколько лет короткие перерывы в работе она тратила на обустройство дома. Конечно, это тоже удовольствие. Джессике нравилась физическая работа, когда голова свободна от обычных забот. Клеить обои или красить стены приятно, но вряд ли это назовешь полноценным отдыхом.
Она с ужасом вспомнила жуткую неделю в Португалии со своим тогдашним любовником. Совместный отпуск стал отчаянной попыткой после вялых девяти месяцев связи внести хоть какую-то энергию в их любовную жизнь. Вместо этого он совершенно потерял голову, влюбившись в девушку из Манчестера. И Джессика провела неделю, купаясь и загорая в одиночестве. И вдобавок потом ей пришлось терпеливо выслушивать его оправдания.
Время отдыха всегда вызывало у нее тревогу. Она помнила отпуск с родителями. Свои бесконечные попытки весело проводить время отдыха с братом. Между тем семья жила в атмосфере ледяной вежливости и ожидания, что отец вот-вот выкинет что-нибудь такое, что прервет временное прекращение огня.
Этот короткий отдых будет совсем другим. Ей никто не нужен для того, чтобы хорошо проводить время. Она может делать все, что захочется. Лежать на берегу с книгой или дремать, надвинув на лицо шляпу, и пусть хоть раз в жизни время спокойно утекает. Она взяла с собой пару романов – и ни одной книги по юриспруденции.
Гул моторов, очевидно, убаюкал ее. Когда попросили застегнуть ремни безопасности и готовиться к приземлению, Джессика удивилась. Она то ли спала, то ли дремала, но времени полета совсем не заметила.
Показался маленький остров. Джессика с любопытством смотрела в иллюминатор. Вроде бы на нем ничего нет. Точка посреди моря. Яркие огни обрисовывали посадочную полосу. Темнота мешала рассмотреть детали, и она откинулась назад. Самолет коснулся земли, еще немного пробежал и наконец остановился.
Все потянулись за своими сумками, раздался хор голосов.
– Не могу поверить, что мы здесь! – воскликнула Ронни. Она улыбалась, голубые глаза сияли. – Можешь поверить, что мистер Карр, ох-ох-ох, Бруно, и в самом деле владеет островом?
– Забавно, правда? – Джессика полуулыбалась, полузевала. – Некоторые люди согласны на самую длинную дорогу, лишь бы иметь что-то собственное, где они будут одни.
– У меня нет ничего собственного даже в ванной родительского дома, весело объявила Ронни, вытаскивая из-под переднего сиденья свой огромный рюкзак. – Не поверишь, сколько времени братья-подростки прихорашиваются в ванной.
– И представить не могу! – засмеялась Джессика.
Отец был помешан на экономии времени. Ей и Джереми было наказано: никакого прихорашивания перед зеркалом. Никакого чтения в ванне. У них не должно быть времени на такое баловство. И самое главное, нарушение порядка считалось невозможным. Каждое утро перед школой отец открывал дверь в ванную и проверял, все ли у детей безукоризненно. Иначе поднимался такой скандал, что они старались любой ценой избежать его.
За летной полосой их ждали два джипа. Но первое, что все ощутили, была невероятная теплынь. Даже в такой поздний час воздух обдавал жаром. Лишь легкий ветерок приносил немного прохлады. Все тотчас сбросили джемперы и засунули их в рюкзаки. Ронни, сияя от удовольствия, подняла вверх обе руки и спросила, кто теперь хочет посмеяться над ее костюмом – короткой юбкой и едва прикрывающей тело майкой. Определенно она была одета по погоде. Не то что некоторые, чересчур укутанные.
Команда забралась в джипы и, весело болтая, начала подпрыгивать на немощеной дороге. Она шла через лес высоких пальм и низкую поросль кустов. Джессика чувствовала, как жаркий воздух превращает джинсы в банное полотенце, а футболку – в липкую пленку. Она никогда не брала с собой много вещей. Маленькая сумка с самым необходимым. Пара футболок, пара шорт, несколько купальников и на всякий случай кардиган. Сейчас, в этой жаре, она не могла понять, почему ей пришло в голову уложить в сумку и такую теплую вещь, как кардиган.
Они проехали всего несколько минут и оказались у дома. Было очень поздно. Их тотчас развели по комнатам. На каждого отдельная комната, без соседа или соседки.
Бог знает, сколько комнат в доме. Джессика с набрякшими от усталости веками смутно заметила, что в доме много дерева. Деревянные полы, деревянные потолки.
Ее комната оказалась большой, с вентилятором над головой для охлаждения воздуха и с мягкой сеткой от москитов, защищавшей двуспальную кровать. На полу ковры, и в открытую дверь она увидела ванную. Какая роскошная, подумала она. Джессика бросила сумку в кресло. Мысль принять душ казалась очень соблазнительной. Но еще соблазнительнее надеть пижаму и через пять секунд растянуться на кровати, спрятавшись под москитной сеткой.
Она включила вентилятор. Еще секунда – надела полосатую пижаму и через десять минут уже крепко спала.
Открыв глаза, Джессика обнаружила, что комната залита солнечным светом. Было уже больше десяти утра. Проспала! Такое редко с ней случалось, если вообще случалось. Отец никогда не разрешал.
Джессика подняла жалюзи из деревянных планок, и ей открылась самая совершенная картина, какую она видела в жизни. Дом стоял на берегу. Белый песок и бирюзовое море проглядывали сквозь решетки из пальмового дерева.
Она быстро оделась, выбрав черное бикини. Схватила крем для загара, сандалии, шляпу, книгу и выбежала из дома.
– Ты вовремя встала! – донесся сзади голос Рон-ни. Она смеялась и махала рукой.
– Где все?
– Загорают, плавают, исследуют остров! Я вернулась на пару минут. Нельзя пропустить такую погоду!
– Нельзя. Мы ее не увидим, пока в Англию не прикатит лето. Да и то если оно решится!
Невероятно! Несколько часов на самолете – и такая благодать! Трудно поверить. Неужели это она мучалась столько часов чувством вины? Мол, работа стоит, а она отдыхает. Джессика представила гору бумаг в папках для входящих документов, которые с неумолимой, ехидной настойчивостью собирались там. Она вспомнила свои уикенды, которые потратила на попытки сократить эту растущую кипу. А теперь, когда она шла по песку и тепло от босых ног поднималось вверх, работа казалась ей чем-то далеким и неприятным, оставшимся где-то там, позади.
Дальше вдоль берега она увидела Мэри и Элизабет, вдвоем, как обычно. Две плотные фигуры, скромно одетые в закрытые купальники темных тонов, в широкополых соломенных шляпах от солнца. Еще чуть дальше дурачились закадычные друзья Ронни.
Джессика помахала им рукой и нашла уединенное место под пальмой. Растянувшись на полотенце, она принялась натираться кремом для загара.
Шум моря убаюкивал. Безмятежные всплески это вода омывала песок и снова отступала. Неумолкающий ритм чего-то живого, будто дышащего. Она попыталась читать, но сияние солнца было таким ярким, что глазам стало больно. И минут через пять она уступила неодолимому желанию, закрыла глаза и отключилась. Море, солнце, песок, прохладный ветерок, покой и глубокий бархатный голос, звучащий возле ее правого уха.
– Знаете, вам надо быть осторожней. При вашем цвете кожи нельзя исключать возможности, что в конце отпуска вы будете выглядеть как вареный лоб-стер.
Джессика открыла глаза и уперлась взглядом в Бруно Карра, стоявшего над ней с двумя бокалами чего-то холодного в руках. Картина была настолько неожиданной, что она несколько раз моргнула. Наверно, из-за жары возникло такое ужасное видение. Моргнув пятый раз, она поняла, что это не мираж.
– Что вы здесь делаете? – Она села, с отчаянием сознавая, что ее тело под черным бикини выставлено напоказ. Каждым нервом ощущался красный сигнал тревоги. И хотя она старалась глядеть ему только в лицо, все ее естество отзывалось на позывные мускулистого тела, загоревшего сильнее, чем она ожидала, и одетого лишь в расстегнутую легкую рубашку с короткими рукавами и в плавки.
Слава богу, что у нее есть темные очки! Они хотя бы спрячут ее глаза. И где ее шляпа? Она схватила шляпу и надвинула на глаза. Теперь лицо тоже наполовину закрыто.
– Хотите пить? – Он протянул ей высокий бокал. Она быстро взяла бокал и с улыбкой бросила:
– Спасибо. – И произнесла уже более спокойным тоном:
– Что вы здесь делаете? По-моему, вы говорили, что не собираетесь сюда прилетать.
– Я говорил? – Он посмотрел на нее с выражением веселого изумления. Должно быть, вы не правильно меня поняли. Я сказал, что, наверно, не смогу пробыть здесь все четыре дня. Но как видите… – Он сделал глоток и сел на край ее полотенца. Ужасно! Ведь это значит, что он просидит здесь дольше, чем ей бы хотелось. Она чуть-чуть отодвинулась, чтобы создать расстояние между ними. – ..Мне удалось устроить свои дела.
– Да, вижу, – промямлила она, – Назовите меня дураком, но я не смог удержаться от искушения. Мне хотелось увидеть вас без вечного выражения умелой, деловитой женщины. Уверенный, сдержанный юрист днем, уверенный, сдержанный юрист ночью – согласитесь, это ужасно. Поэтому я передвинул дела, чтобы воспользоваться случаем и захватить редкое зрелище: увидеть Джессику Штирн – женщину. – Он засмеялся, довольный своим остроумием.
– Иногда я удивляюсь, как вам удается быть таким успешным, – кислым тоном проговорила Джессика. – Ведь охота на птиц отнимает у вас столько времени.
– Я бы так не сказал. Никогда. – Он стрельнул в нее явно флиртующим взглядом и усмехнулся. – Обычно охота идет только на одну исключительную особь.
Джессика не нашлась, что ответить. Бруно еще шире расплылся в улыбке.
– Что вы об этом думаете?
– В конце концов, это ваш дом.
– Нет, – нежно прошептал он ей в ухо. И это вызвало в ней совершенно невыносимую тревогу. – Я имею в виду, что вы думаете об острове, а не что вы думаете о моем появлении здесь.
– Ох. – Она повернулась и посмотрела на него. И прежде чем сообразила, что случилось, он наклонился к ней и точным движением снял очки. – Будьте любезны, верните их, – она протянула открытую ладонь.
– Не люблю разговаривать с людьми, когда они прячутся за темными очками.
– Я? Нет. Не прячусь за очками, – нервно пробормотала Джессика. Конечно, именно этого он и хотел добиться. – От яркого солнца у меня слезятся глаза.
– Чепуха. – Он подвинулся на полотенце ближе к ней. Краем глаза она заметила несколько любопытных взглядов, брошенных в их сторону. Мэри и Элизабет подняли головы от книг – какое совпадение! и посмотрели на них, пытаясь сделать вид, будто любуются пейзажем.
– Вы подкармливаете слухи, – прошипела Джессика.
Он отодвинул очки на безопасное расстояние, явно вне ее досягаемости.
– Какого рода слухи?
– Слухи… которые… которые… – Она замолчала. А он одарил ее медленной, ленивой улыбкой.
– Я просто сижу и болтаю с одной из моих служащих.
Джессика в отчаянии стиснула зубы.
– Итак… что вы думаете об этом маленьком кусочке рая? – Он улегся на песке, закинув руки за голову. Джессика нехотя обвела взглядом его длинное атлетическое тело.
– Здесь красиво. Вам повезло… Иметь такое убежище. Вы часто приезжаете сюда?
– Когда нужно развеяться.
– Хорошо. – Наконец она решилась и встала. А он снова посадил ее таким ловким, неторопливым движением, что она чуть не приземлилась на него. Но ей удалось выпрямиться.
– Не так быстро. Я наслаждаюсь нашей легкой беседой.
– Рада, что хоть один из нас наслаждается, – сердито проворчала Джессика.
– Вы тоже наслаждаетесь. Зачем притворяться? Но вы к тому же в панике хотите бежать, словно насмерть перепуганный кролик…
– Я? Перепуганный кролик?
– О да. Стоит вас оторвать от работы…
– Я прекрасно контролирую свое поведение как на работе, так и вне рабочего окружения! – фыркнула она.
– Вы имеете в виду, что выглядите так, как хотите. Правда, ваше лицо мешает вам. Оно слишком выразительно, – задумчиво пробормотал он.
– Это не было для меня проблемой, пока я не встретила вас! – искренне выпалила Джессика и в ужасе замолчала от такого неожиданного признания. – Вы… вы…
– Да? Я весь превратился в слух.
– Абсолютно невыносимы. Я иду плавать.
Она встала и направилась к воде, сгорая от неловкости.
Ей не следовало надевать бикини, хотя чем меньше одежды, тем лучше она выглядит. Ее длинное стройное тело кажется бесформенным, если на нем много слоев одежды. Ох, скорей бы дойти до воды и почувствовать облегчение, подумала она. А потом переодеться в безобразный закрытый купальник, который она привезла с собой. Но откуда она могла знать, что Бруно пожалует сюда?
Она останется в воде, пока он не освободит ее полотенце. Будет просто плескаться без всякой цели. Она то и дело поглядывала в его сторону, отчасти ожидая, что он тоже нырнет в воду, пока она там. Наконец он встал с полотенца, помахал ей рукой и пошел по берегу. Немного поговорил с Мэри и Элизабет и пошел дальше к веселому сборищу, чья активность под влиянием жары стала понемножку сникать.
Джессика наблюдала из воды. Для разнообразия она то лежала на спине, то ныряла, то плавала в чистой, прохладной морской воде. Когда берег опустел, она с облегчением вылезла на сушу.
Почему он решил приехать? Неужели потому, что знал, как на нее подействует его присутствие? Она придет в смятение, а он позабавится над ее состоянием. Он сам сказал об этом. Она для него – любопытный объект изучения. Это вызвало в ней негодование. Она чувствовала себя посмешищем. А он, наверно, и считает ее посмешищем.
Когда часом позже Джессика возвращалась с моря, то обнаружила на большой лужайке за домом импровизированный буфет. И в центре Бруно, окруженного придворными.
На Ронни сверху был только лифчик бикини, предназначенный для того, чтобы увеличивать аллейку между грудями, и снизу – цветастая юбка-саронг. Она флиртовала, играя, словно котенок, что вызывало у всех смех. Даже Карла, недавно помолвленная и редко говорившая о ком-нибудь или о чем-нибудь, кроме своего жениха и предстоящей свадьбы, смеялась над чем-то, сказанным Бруно, хотя и выглядела смущенной.
Джессика, надев поверх бикини поношенные шорты и еще более выгоревшую футболку, набрала полную тарелку еды и устроилась сбоку от Бруно. Она вежливо слушала его забавные истории о путешествиях за границу, а в душе все еще переживала то, что он сказал раньше.
– Влюбленные глаза… – произнес он в этот момент. Его двор, казалось, ловил каждое слово своего повелителя. – Уверяю вас, это одно из наиболее важных и приятных ощущений, вкус к которым мы приобретаем в жизни.
Бруно покосился в ее сторону и моментально оценил ее туалет, оставлявший простор для воображения. Джессика притворилась заинтересованной его рассказом.
– А у вас, Джессика, остались неприятные воспоминания от путешествий за границу?
Конечно, он собирается вовлечь ее в разговор. Себе на потеху. Зная, что она меньше всего этого хотела бы.
– Да… Однажды… в Индийском океане. Когда я чуть не осталась без ноги. Меня хотела сожрать стая барракуд, – начала Джессика. – К счастью, в последнюю секунду меня спас пролетавший мимо вертолет, подняв на борт. Удачное спасение, если бы несколько минут спустя мы не попали в жуткий шторм и едва не потерпели крушение. Пилот не справился с управлением и упал в обморок. Мне пришлось сесть за штурвал…
– Не может быть! – закричала потрясенная Ронни. Джессика улыбнулась.
– Ты права, Ронни. Нет, конечно. Боюсь, что мои путешествия за границу не богаты приключениями.
Поговорив о путешествиях, компания закончила ленч и разбрелась по дому, чтобы прийти в себя после утреннего солнца.
Джессика перебралась на скамейку под деревом, чтобы закончить трапезу. Она чуть слышно вздохнула, выразив свое неудовольствие, когда Бруно подошел и уселся рядом с ней.
– Запустим мельницу слухов, – весело предложил он. – В этом доме занавеси-сетки, уверен, что некоторые из них сейчас будут отодвинуты.
– Ха-ха. Я рада, что вы находите эту мысль забавной. – Она разрезала помидор и отправила кусок в рот.
– Вы хорошо поплавали?
– Очень хорошо. Спасибо. – Джессика покосилась на него.
– Должен признаться, что на меня произвела впечатление ваша волнующая история о том, как вы избежали смерти от барракуд в Индийском океане. А потом оказалось, что вы все придумали.
– О чем вы догадались с первых же слов, – добавила она, ставя пустую тарелку рядом на скамейку. Интересно, у нее разыгралось воображение или он в самом деле флиртует с ней? При его врожденном очаровании понять трудно. Он обладал способностью создавать иллюзию, будто его собеседница совершенно уникальное создание только потому, что он заговорил с ней. И другая его особенность – производить впечатление, будто все его внимание сосредоточено на том, что собеседница собирается сказать.
Конечно, только абсолютная дура может поверить ему.
– Правильно, – лениво подтвердил он, положил руку на спинку скамейки и подставил лицо солнцу… Его лучи пробивались сквозь листья.
– Потому что, – холодно продолжала Джессика, много работающая девушка вроде меня, делающая карьеру, не имеет времени на путешествия. И вряд ли в отпуске она переживает волнующие приключения.
Едва слова вылетели изо рта, как Джессика усомнилась, она ли их произнесла. Какой бес овладел ею? Она говорила как подросток, самолюбие которого задели. Это не мысли взрослого человека, который сам контролирует свою жизнь.
Только… Это он заставил ее так чувствовать. Будто она где-то по дороге отстала от корабля. Вокруг идет волнующая жизнь, для других полная событий, а она сидит запертая в четырех стенах, слишком напуганная, чтобы выйти на волю. Непонятно, откуда взялось такое чувство. Никогда раньше она такого не испытывала. Пока не появился он. Он был так чертовски харизматичен. Во время ленча Джессика видела: все лица устремлены на него и горят энтузиазмом.
– Это замечание, – Бруно даже не взглянул на нее, не имеет абсолютно никакого отношения к тому, что я сказал. Оно отражает ваше отношение к своему «я».
– Вы знаете, что это совершенная ерунда. – Не стоило рисковать и продолжать личную конфронтацию. Проигравшей, несомненно, будет она. Лучше побыстрее поменять тему разговора. Она спросила у него об острове и доме. И ей даже удалось придать голосу немного бодрости. – Кто смотрит за этим хозяйством, когда вас нет?
Вокруг дома было много земли, и она выглядела хорошо ухоженной. Джессика догадывалась, что в тропиках тропинки быстро стали бы непроходимыми. Ему нужен хотя бы один садовник, чтобы остров не превратился в джунгли.
– Я нанимаю трех садовников, и они работают круглый год. – Он зевнул, и ей тут же захотелось зевнуть. От жары. – Когда меня нет, Вики и Сэнди, домоправительницы, сейчас они здесь, дважды в неделю добираются сюда на лодке, чтобы навести в доме порядок и проверить, все ли на месте. Здесь часто бывают мои друзья, моя семья и просто добрые знакомые.
– От такой жары тянет в сон, правда? – Джессика вежливо начала готовить оправдание бегству. Он повернулся к ней и словно прочел ее мысли.
– Я считаю, что спать днем – обидная потеря времени. Вы так не думаете?
– Нет.
– Почему бы нам не совершить маленькую прогулку? Я хочу вам кое-что показать.
– Что? – Джессике не удалось скрыть панику. Он встал, ожидая, что она последует за ним. Но она продолжала сидеть.
– Вы что-то говорили, – равнодушно произнес он, о рутинном существовании, в котором нет ничего волнующего. Но вы не хотите сделать и шага в сторону от вашей тщательно изученной тропинки. Почему?
– Что бы ваши слова могли означать? – Она смотрела вверх на него, закрыв рукой глаза от солнца.
– Я предложил вам кое-что. Ваша моментальная реакция – в этом нет ничего любопытного. Из предосторожности. Вы ведете себя так, будто все, чего вы не знаете, неприятно. Ведь именно поэтому вы не хотели ехать сюда? Испытать что-то неординарное страшно? – Он повернулся и пошел. Джессика вскочила и, спотыкаясь, побрела за ним, приспосабливая свой шаг к его. Руки сложены на груди. Губы сжаты. На лице выражение самообороны.
– Это несправедливо! – запыхавшись, выдохнула она и вытерла ладонью лоб. Футболка, надетая поверх бикини, прилипла к телу, точно вторая кожа.
– Несправедливо, но действует. – Он многозначительно вскинул брови. В этом проблема с правдой. Заставить человека крутиться вокруг нее, с дьявольским упорством доказывая, что это ложь.
– Смешно. Любительская психология домашнего приготовления.
– Вы вполне могли бы отступить и отправиться на сиесту, – равнодушно предложил он.
– Я никогда не говорила, что мне нужна сиеста! Теперь они вошли в дом. Слава богу, здесь было прохладнее. Она быстро огляделась, нет ли кого поблизости. Но они находились в нежилой части дома.
– Хорошо… – Он засунул руки в карманы шорт цвета хаки и вроде бы готовился выдать важную мысль. – Вы всегда могли бы укрыться с книгой в дальнем углу дома.
– Вы… невозможный!
– Потому что я причиняю вам величайшее неудобство, заставляя думать? Правда обижает. Разве не об этом говорят ваши слова?
– Вы полагаете, что вам позволено лебедем плавать вокруг людей и мимоходом выносить вердикты в их адрес? По-вашему, вам разрешено вслух высказывать суждения, независимо от того, хотят их слушать или нет? – Она отвернулась и сделала шаг, чтобы уйти. Он схватил ее за руку и повернул лицом к себе.
– Скажите мне, раньше никто в жизни не критиковал вас?
, Джессика стояла с красным лицом, замерев и вздрагивая от напряжения.
– Множество раз, – услышала она свой голос, из-за того, как я выгляжу, из-за друзей, которых у меня никогда не было, потому что мне не разрешалось их иметь, из-за отметок, которые никогда не были достаточно хороши.
– Ваш отец? – тихо спросил Бруно.
– Его никогда не удовлетворяли успехи ни одного из нас. Я… я… Джессика закусила губу. Если она заплачет, если совершит немыслимое и разразится слезами, то даст обет молчания и укроется в ближайшем монастыре.
– Тогда понятно. – Он взял прядку волос и убрал с ее лица. Послушайте, вы приехали сюда отдохнуть. Увидимся позже, конечно.
Он уже уходил. После минутного колебания Джессика побежала за ним и выпалила:
– Если ваше предложение еще действует, я пойду с вами посмотреть… что вы хотели показать…
– В самом деле? – Сощурившись, он разглядывал ее. Она кивнула.
Они шли по берегу. А в ее мозгу крутилось сказанное ими обоими. Он прав, думала Джессика, чувствуя уколы стыда. Она создала защиту из примитивных, ограниченных амбиций и хорошо потрудилась, чтобы достичь того, что есть. Но независимость испортила ее. Она не терпит критики в свой адрес. О, она прекрасно воспринимала критику по работе. Но никогда не поощряла замечания по поводу своей личности. Бруно Карр первый мужчина, который откровенно высказал все, что у него на уме. И ей пришлось в смущении отказаться от защитных сооружений и поверить ему.
Они свернули с тропинки и теперь шли среди роскошной зелени, которая становилась все гуще.
– Маленький вопрос. – Джессика решила быть веселой и бодрой и сделать вид, будто предыдущего разговора вообще не было. – Не нужна ли нам карта?
Он оглянулся и выразительно вскинул брови. У Джессики мурашки пробежали по спине. Ее точно молнией ударило. Он немного вспотел, от него исходил животный жар, и у нее вдруг подогнулись колени.
– Карта? Карта? – Он одарил ее волчьей ухмылкой. – Нам не нужна карта. Я умею ориентироваться по солнцу в любой части света.
– Конечно, ведь это такой маленький остров, – засмеялась она. У нее возникло безумное желание вытереть с его лба капельки пота и облизать палец.
Еле слышно насвистывая, он пошел дальше, прокладывая путь среди кустов и кокосовых пальм. И наконец они увидели другую полоску белого песка. Она была уже, чем та, что у дома. Маленькая лодка с маленьким мотором и двумя веслами стояла на якоре, привязанная к дереву. Джессика вытаращила глаза, не понимая, разочарована она или нет. Она не ожидала увидеть лодку. Разве он не собирается показать ей что-то необыкновенно красивое, созданное природой? Редкостный цветок, дерево или куст. Но определенно не лодку.
– Et voila! – воскликнул он и повернулся к ней. Джессика недоверчиво смотрела на него.
– Лодка, – произнесла она наконец. – Почему вы привязываете ее здесь?
– Все упреки на мою голову. – Он принялся тянуть веревку, крепко прикрепленную к стволу дерева. – Мне нравится физическая работа до пота. И лодку не используют визитеры, когда бывают на острове.
– Что вы задумали? – Она почти задохнулась от легкой атаки паники, которая охватывала ее всякий раз, когда возникала перспектива остаться с ним наедине.
– Не догадываетесь? – Он стрельнул в нее взглядом. – Я хочу отвезти вас в ту часть острова, куда можно добраться только по воде. – Он толкал лодку в воду, а Джессика смотрела на его мускулистое тело с сосредоточенностью, близкой к трансу. Потом она взяла себя в руки и улыбнулась. Не надо сверхактивных реакций, приказала она себе. Никаких смешных, подростковых истерик. Он безупречный хозяин и хочет показать мне все, что можно. Он знает, что, вернувшись в Англию, я снова буду работать точно одержимая.
– Потрясающе!
– Залезайте! – Он весело смотрел на нее.
– Мотор работает, правда? – Она забралась в лодку, покачивающуюся на неглубокой, поросшей морскими растениями воде.
Он последовал за ней.
– Надеюсь. Грести было бы утомительно.
– Но несомненно, вы бы углядели в этом очередной вызов.
– Несомненно. – Он два раза дернул за шнур, чтобы запустить мотор. И тот постепенно ожил и затарахтел высоким пронзительным звуком швейной машинки. Бруно сел на заднюю скамейку лицом к ней и прибавил скорость, когда они выбрались из мелководья в море. Он объяснял расположение острова. А она смотрела на горизонт и старалась не замечать безумных ударов сердца, рвавшегося из груди. Минут через пять он сбросил скорость и направился в глубину острова к пещере. Очень маленькой. На фоне могучих стволов и кустов. В прозрачной воде были видны песчинки на дне. Похоже на плавательный бассейн. Идиллия. Но пустынная.
– Потрясающее место для плавания, – объявил он, выключая мотор. Лодка продрейфовала к берегу. – Вода здесь невероятно теплая.
– Сказка! – тихо выдохнула Джессика.
– Разве нет? – Он встал, вышел и подтянул лодку на песок. В голосе почти откровенно звучал смех. Он читает мысли, испугалась она. – Я знал, что вам понравится!
Она нерешительно вылезла из лодки, упрямо пряча от него глаза.
– И не надо так бояться, – прошептал он ей в ухо. Она чуть не подпрыгнула на месте. – В море нет барракуд, которые едят людей. Расслабьтесь. Здесь никто не кусается… – Он хохотнул басом и отошел от нее. – Эта бухта – абсолютное совершенство, созданное для плавания.
Да, мысленно согласилась Джессика. Или нет?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Закон жизни - Уильямс Кэтти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Закон жизни - Уильямс Кэтти



Ну ни че так, прочитала с удовольствинм!
Закон жизни - Уильямс КэттиМэри
6.06.2012, 15.23





Я давно читала этот роман. Ксати сказать помнила его. И вот неожиданно наткнулась на него и перечитала. Неплохо.
Закон жизни - Уильямс КэттиАня
22.05.2013, 10.17





А вы знаете - не плохо - совсем неплохо! Конец конечно как обычно - и давай рожать одного за одним. Но если не брать этого в расчёт - очень по настоящему всё выглядет.
Закон жизни - Уильямс КэттиМазурка
22.05.2013, 13.56





Миленько.
Закон жизни - Уильямс Кэттиводопад
23.05.2013, 6.26





Нет ощущения любви и счастья в этом романе. Самое беспомощное объяснение в любви: Моя мама сказала, мы подходим друг другу. Невероятная нежность, невозможность расстаться, страсть, безрассудное желание- ГГ всего этого достоин. А героиня так и не изменилась- она эмоционально придушенная.
Закон жизни - Уильямс КэттиНики
23.05.2013, 8.08





Миленько.
Закон жизни - Уильямс Кэттиводопад
23.05.2013, 6.26





Прочитать можно.
Закон жизни - Уильямс КэттиКетрин
24.05.2013, 19.57





Так себе. Особенно впечатлило объяснение в любви:"Мама считает, что мы подходим друг другу"! А вроде взрослый человек... Героиня тоже вся в комплексах, хотя неглупа. В общем, прочитать и забыть: 4/10.
Закон жизни - Уильямс Кэттиязвочка
25.05.2013, 19.27





Да, меня про маму тоже прикололо. :-)) А что, в жизни они часто такие бывают - вроде брутал бруталом, а чуть что, сразу: "мама считает", "мама не велит". Ну, в этом романе слова героя про маму - скорее он так пытается дать ей понять, что узнал о ее чувствах от третьего лица. "Мы подходим друг другу" - читай: "Ты ко мне не равнодушна и теперь я это знаю". На месте мамы мог быть кто угодно - друг семьи, сестра... Просто разговор с матерью открыл ему глаза на ее чувства. 7/10
Закон жизни - Уильямс КэттиРататуй
25.05.2013, 20.24





Какие разные вкусы!Роман прекрасный!Никаких заезженных штампов,нагромождения ненужных деталей.Такая милая пикировка rnгероев.И еще есть какое-то предвкушение, несмотря на то,что ежу ясно,чем все кончится.Мама совершенно не напрягает. Влюбленному герою просто не хватает аргументов.Кстати, умные сыновья знают, сколько,простите, дерьма готова прогло-тить мама ради их счастья.Возможно, по-этому иногда прислушиваются. rnrnrn героев
Закон жизни - Уильямс Кэттилека
20.06.2013, 4.07





Нормально)
Закон жизни - Уильямс КэттиЕлена
20.09.2013, 21.34





Уже в котором романе автор наделяет героинь достаточно сильным характером и остроумием - это мне нравится.
Закон жизни - Уильямс КэттиЛена
18.12.2013, 23.53





можно почитать
Закон жизни - Уильямс КэттиНатали
8.03.2014, 18.10





Ужас полный бред!
Закон жизни - Уильямс КэттиОльга
9.04.2014, 14.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100