Читать онлайн Солнце за облаками, автора - Уильямс Кэтти, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Солнце за облаками - Уильямс Кэтти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Солнце за облаками - Уильямс Кэтти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Солнце за облаками - Уильямс Кэтти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уильямс Кэтти

Солнце за облаками

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Возвращение прошло очень быстро, почти незаметно. Только что, казалось, их со всех сторон окружали поля, а в следующую минуту они уже въезжали в Лондон, лавируя среди густого потока машин и слушая радио, предупреждавшее об осторожности при переходе из одного ряда в другой.
Ли вдруг страстно захотелось подальше уехать отсюда, вернуться к простой и понятной жизни в Йоркшире, где так безмятежно текли ее дни, где легче было сохранять власть над своими чувствами.
Она смотрела на темноволосую голову Николаса, украдкой бросала взгляды в зеркало, в котором отражались его красивые сосредоточенные черты, и никак не могла понять, что же с ней происходит.
Рядом с Николасом на переднем сиденье она видела резкий профиль леди Джессики – рот, сжатый в тугую линию, и недовольно нахмуренный лоб. За все время поездки та не проронила ни слова.
О чем она думала? Сожалела ли о своем решении порвать отношения с Николасом? Или решила снова возобновить их, когда увидела, что у нее появилась соперница? А может, размышляла кое о чем посущественнее, к примеру о том, как безнаказанно умертвить соперницу?..
Юмор, удрученно подумала Ли, неважная защита в сердечных делах. Как же все-таки получилось, что на ее пути повстречался человек настолько неотразимый, что смог без усилия смести все так тщательно установленные ею заслоны, точно какой-то карточный домик? Такое должно быть запрещено законом, усмехнулась Ли.
Что сказал бы ее дед обо всем этом? Он учил ее всегда и во всем полностью полагаться на себя, учил быть самостоятельной и независимой. И вот, с горькой иронией подумала она, нежданно-негаданно появился Николас, и вся ее независимость оказалась пустым звуком.
Ли поняла, что они приехали, лишь в тот момент, когда автомобиль остановился возле дома Рейнольдсов и Николас сказал, что высадит ее здесь, а сам подвезет леди Джессику.
– Хорошо, – равнодушно согласилась Ли. А почему бы и нет? Может быть, он предчувствовал сцену примирения наедине с подругой.
– Оставь сумку, – посоветовал он. – Я завезу ее на обратном пути.
– Ладно, – сказала она. – Торопиться мне некуда.
Он хотел выйти из машины, чтобы открыть ей дверцу, но Ли опередила его и поспешно выбралась сама. Она демонстративно громко хлопнула дверцей и направилась к дому, даже не взглянув в сторону леди Джессики. Полученной от нее порции яда и так хватит надолго. Девушка не нуждалась в новой дозе.
Позади себя она услышала шум заведенного мотора и с трудом справилась с искушением обернуться и посмотреть, положила ли леди Джессика свою руку на плечо Николасу.
Когда Фредди открыл дверь, Ли как во сне прошла мимо него, не удостоив брата даже взглядом. Тот изумленно вздернул брови и окликнул ее. Только тогда Ли остановилась, перевела дыхание, мысленно сосчитала до десяти и повернулась к Фредди с широкой улыбкой на лице.
Все, чего ей сейчас хотелось, – это побыстрее залезть в горячую ванну, закрыть глаза и вообразить, что она находится в нескольких миллионах миль отсюда.
Однако это будет чуть позже. На Ли накатило чувство вины. Она почти не видела Фредди последние несколько дней и совершенно не знала, как он живет и чем занимается.
А ведь она и оказалась-то здесь, в Лондоне, только ради его блага.
Ли бросила долгий взгляд в сторону лестницы и проследовала за братом в гостиную.
Сегодня его обычная шумливость исчезла, хотя он и ерошил свои светлые волосы, падавшие ему на глаза, торопясь рассказать свои новости. Сквозь пелену собственных перепутанных мыслей Ли слушала невнимательно и отвечала на его слова невпопад, пока он вдруг не сообщил нерешительным голосом, что всерьез подумывает, не продолжить ли ему учение в небольшом городишке, неподалеку от их дома в Йоркшире, где была такая возможность.
Ли удивленно подняла брови.
– Но я думала, что тебе нравится в Лондоне!
– Да, нравится, – уклончиво отвечал Фредди, – но я уже соскучился по дому. Ну, и, кроме того, мы не можем бросить его пустым навсегда, правда?
– Я и собираюсь вернуться, – возразила Ли, – как только ты получишь профессию.
– Я могу получить ее и там, – ответил Фредди мягко. – В основном-то я оставался здесь только ради сэра Джона.
– Сэра Джона? – растерявшись, переспросила Ли.
Фредди закашлялся и покраснел от смущения.
– Конечно. Ведь старик привык, что я всегда рядом.
– Неужели?
Сообщение брата было новостью, хотя, мысленно вернувшись назад. Ли припомнила, что они с Фредди и вправду были неразлучны. В самом деле, лишь пару дней тому назад она с удивлением увидела сэра Джона, возвращавшегося вместе с Фредди с прогулки, впервые после долгого перерыва.
Тогда она не связала его неожиданную бодрость с присутствием своего брата, но, конечно же, это было не случайным совпадением. Она просто была слишком занята собственными делами и переживаниями, чтобы как следует оглядеться вокруг. А теперь вот Фредди собирается назад домой, и это прозвучало для нее как гром среди ясного неба.
Вернуться в Йоркшир? Уехать из Лондона? Но она уже привыкла к этому шумному городу, привыкла к своей работе. Рассеянно прислушиваясь, не хлопнет ли входная дверь, возвещая возвращение Николаев, она нервничала, не находя выхода, но постепенно склоняясь к тому, что наилучшим решением всех ее проблем было бы именно это. Вернувшись домой, она вылезла бы из болота, в котором по уши увязла, и постепенно жизнь вернулась бы в свою нормальную колею.
Приняв решение, она встала и твердым голосом произнесла:
– Хорошо.
– Хорошо? – Фредди посмотрел на сестру. – Что хорошо? – не понял он. – Ты себя нормально чувствуешь, сестренка?
– Разумеется. Почему должно быть иначе? – Заметив, что он растерянно пожал плечами, Ли решительно повторила:
– Я никогда не чувствовала себя лучше. А что касается твоей идеи вернуться домой, то я нахожу ее вполне разумной. Это я и имела в виду, сказав «хорошо». Мы оба по горло сыты Лондоном, и я согласна – сейчас самое время возвратиться в родные места.
– Конечно. Но только еще одно: сэр Джон поедет с нами.
– С нами? – Ли не поверила своим ушам. – Сэр Джон?
– Ты против? – Фредди беспокойно посмотрел на нее. – Мы постоянно обсуждали с ним эту идею последние две недели, и ему уже невтерпеж оставаться тут. Он говорит, что здесь прямо какой-то морг.
– Морг? – Все происходило чересчур быстро, и Ли чувствовала себя совершенно сбитой с толку. Фредди кивнул.
– Ты ничего не заметила? – хитро улыбнувшись, спросил Фредди.
Ничего такого, подумала она с виноватым чувством, ведь она была занята лишь собой. Что в таком состоянии она могла заметить?
– Честное слово, для меня это самый настоящий сюрприз… А где он будет жить в Йоркшире? – спросила она, сознавая, что задала глупый вопрос.
– С нами, конечно! За стариком ведь кто-то должен приглядывать. Ты же не против, не так ли? По правде сказать, я страшно соскучился по Йоркширу. А ты?
– Конечно, – не могла не слукавить она. На самом деле все обстояло с точностью до наоборот. Скучать по Йоркширу? Никогда! Даже если альтернативой было по-прежнему жить в одном доме с высокомерным, вспыльчивым и язвительным мужчиной. В Лондоне, конечно, нелегко, но скучно – не скажешь.
– Ты, разумеется, прав, – обрела она наконец голос. – Мы не можем так запросто насовсем покинуть наш дом. Одному Богу известно, в каком состоянии он будет, когда мы вернемся. – Она представила, что садится на поезд, чтобы никогда больше не увидеть Николаев Рейнольдса, и почувствовала, как сердце оборвалось.
То, что она только что узнала от Фредди, повергло ее в шоковое состояние.
Сэр Джон поедет с ними… Нечего говорить, веселенькая история. Еще больший простор для обвинений в «золотоискательстве», в желании прибрать к рукам его состояние.
Ли была достаточно умна, чтобы понимать, что ничто не удержит брата от возвращения в Йоркшир и он будет до глубины души оскорблен, если она не поддержит его план.
Решение Фредди определило ее судьбу. Но было ли это к лучшему? Какое будущее ее там ждет? Провести остаток жизни, тоскуя по человеку, который желал ее тела, но считал ее ниже себя? Адские муки и то были бы лучше.
– Ты прав. Мы не можем жить здесь вечно на чужой счет, – сказала Ли, отбрасывая прочь видение пустоты, ждущей ее в Йоркшире. – Теперь я неплохо зарабатываю, хотя и благодаря Николасу. И я достаточно набралась опыта, чтобы и в Йоркшире найти работу получше, чем в библиотеке. Да, сейчас самое время вернуться домой.
Домой. Это слово уже не звучало для нее так, как в то время, когда она только что покинула родной дом. Тогда оно воплощало все, что она знала о мире, все ее маленькие радости и разочарования, все воспоминания, связанные с дедушкой. Все это осталось, но и теперь в глубине души она чувствовала, будто вся ее будущность и жизненная сила останутся здесь, в Лондоне.
– Ты на самом деле не возражаешь против переезда сэра Джона? – спросил Фредди, вставая. Она решительно толкнула его назад в кресло.
– Я же сказала тебе. Это уже решено. Когда вы решили уезжать?
– Мы наметили это на ближайшие выходные, но все зависит от тебя.
– Меня это вполне устраивает. А сейчас я поднимусь наверх и приму ванну. Фредди, солнышко, я знаю, что мы давно не общались, но, может быть, мы побудем вместе на следующей неделе? Возьмем от последней недели пребывания в Лондоне все самое приятное, а затем вернемся домой.
Странная вещь, подумала Ли, взглянув на брата. Стоило ей поднять на него глаза, как мальчишеские черты его лица волшебным образом преображались в четкие черты Николаев… Тряхнув головой, она быстро вышла из комнаты.
Следующие полчаса она провела, блаженствуя в ванне и пытаясь убедить себя, что покинуть Лондон – это именно то, что ей необходимо. Подняв намыленную руку, она начала загибать пальцы, подсчитывая причины, по которым это следует сделать.
Во-первых, в Йоркшире она избавится от общества леди Джессики. Освободится от досадного чувства ревности, которое вспыхивает в ней всякий раз в присутствии этой женщины. Во-вторых, воздух у них на севере гораздо чище, и к тому же она сможет куда угодно добраться на велосипеде, вместо того чтобы давиться в метро. В-третьих, сэр Джон вернет Фредди то равновесие, которого тот лишился, когда умер дедушка. У него теперь не будет проблем. Пусть ее собственная жизнь кончена, но уж будущее брата обеспечено.
И конечно, самое главное, она будет свободна от Николаев. Не придется больше ежедневно сталкиваться с ним. Не придется все время сопротивляться его притягательности, физической и интеллектуальной, а потом дни и ночи терзаться, что все это было лишь обманом и игрой.
Нет. В Йоркшире их будет только трое: она, брат и сэр Джон.
Чудная перспективка, мрачно усмехнулась она, заворачиваясь в большое пушистое полотенце. Но, взяв себя в руки, нахмурилась и решила, что станет намного счастливее, если все пойдет по намеченному плану.
Ли была так занята своими мыслями, что, выйдя из ванной, не заметила Николаев, удобно устроившегося на стуле в углу комнаты. Она уже собиралась отбросить в сторону полотенце, когда взгляд поймал его отражение в зеркале, и она обернулась, словно пораженная электрическим током.
– Какого черта ты здесь делаешь? Голос ее дрожал, и она обхватила на себе полотенце, завернувшись в него поплотнее. Николас улыбнулся уголками губ.
– Жду тебя.
– Зачем? – импульсивно вскрикнула она, а затем продолжила, не давая ему возможности ответить. – Неужели не мог бы ждать меня где-нибудь в другом месте?
– Извини, – ответил Николас, скрестив руки на груди в позе человека, который расположился здесь на неопределенно долгое время, – дверь была не заперта.
– Это не оправдание, – недовольным голосом возразила она. – Банки тоже открыты весь день, но это не означает, что ты можешь зайти в один из них подремать, если это взбредет тебе в голову!
– Странная метафора, – спокойно произнес Николас, и ей показалось, что он, хотя и был несколько неуверен в себе, когда она вышла из ванной, теперь, как обычно, полностью овладел собой. Вспыхнувший гнев поставил ее в уязвимое положение, а отсутствие одежды только помогло этому.
– Ничего не странная, – процедила она, пытаясь изобразить подобное же спокойствие. – А кроме того, почему ты вернулся так скоро?
– Что ты имеешь в виду?
– Я думала, что ты отвозишь леди Джессику.
– Уже отвез.
Он окинул ее внимательным взглядом, и она мгновенно раскаялась, что проявила хоть немного любопытства. Она ведь предполагала, что между ним и Джессикой произойдет бурное примирение, и они проспят вместе остаток дня. Он правильно угадал ее мысли.
Она вся кипела от ревности, как глупая шестнадцатилетняя девчонка, у которой лучшая подруга отбила парня, – и он знал это.
Ли отвернулась, пытаясь скрыть свое замешательство.
– Я пришел, чтобы выяснить, что с тобой происходит, – сказал он. Наклонившись вперед, он поставил локти на колени. – Я имею в виду, что мы так хорошо поладили дома у Джерри, хоть это было и не ко времени. А утром ты вдруг стала как кусок льда, без всяких видимых причин.
Хорошо поладили?.. Ли охватило бешенство. Без видимых причин?.. Его слова отдавались в ее мозгу до тех пор, пока она не почувствовала головокружение.
– Нет, пожалуйста, не переодевайся, – поспешно сказал Николас, заметив, что она сделала движение по направлению к шкафу. – Я хочу закончить то, что мы начали много дней тому назад. Есть вещи, которые не могут продолжаться вечно. Итак, я хочу, чтобы ты была моей.
Николас поднялся со стула, и Ли с ужасом увидела, как он приближается к ней. Неужели до сих пор не понимает, что то, что они начали, никогда не может быть закончено? Может ли это проникнуть сквозь его толстый череп? Она любила и хотела этого человека даже больше, чем сознавала сама. Но теперь образумилась и поняла, что никогда не сможет принять те крохи, которые он хочет ей предложить.
Рванув дверцу шкафа, она схватила первое попавшееся под руку платье, одно из тех старых, ситцевых, йоркширских, о существовании которых уже почти забыла.
Николас протянул руку и обнял ее за талию.
– Ну же? – страстным, задыхающимся голосом спросил он.
Так близко она еще не видела эту неприкрытую страсть в его глазах. Тот жгучий свет, который они излучали, пронзил ее нутро: он начинал воспламенять ее собственный внутренний жар. Без тени сомнения она осознала сейчас, что его власть над ней никогда не закончится, если даже она и покинет Лондон.
Эта мысль наполнила ее гневом. Почему она одна должна страдать? Ее возвращение в Йоркшир отнюдь не произведет на Николаев заметного впечатления. Наверняка он просто пожмет плечами и вернется к своим обычным делам. В то время как она, возможно, весь остаток своих дней будет жить, томясь по нему, по этому человеку, который совсем не заслужил, чтобы она думала о нем хотя бы минуту!
Это было просто несправедливо! С ледяной неприязнью она взглянула в зовущую глубину его глаз.
– Что мне надеть, – проговорила она, сохраняя тщательный самоконтроль, – это мое личное дело. И, кстати, хочу довести до твоего сведения, что я изменилась. Допустим, что в какой-то момент я была к тебе неравнодушна, но переспать с тобой не считаю сейчас счастьем. Однажды я чуть было не сделала эту ошибку.
– Хочешь сказать, что больше не испытываешь влечения ко мне? – спросил Николас, глядя ей в лицо с диким напряжением. – Ты это имела в виду?
– Вот именно.
– Но я не верю тебе.
– Прелестно. И не верь дальше. – Ли нагнулась, чтобы взять платье с кровати, и почувствовала, что он обнял ее за плечи. – Убери от меня руки! – выкрикнула она, быстро выпрямившись. Еще влажные после ванны волосы вились вдоль стройной шеи как водоросли, а под ничтожным барьером полотенца трепетной птицей колотилось сердце.
– Поцелуй меня, а потом поговорим. – Николас полузакрыл глаза и слегка прислонился к ней. – Я думал о тебе все эти дни, черт возьми. Ты не выходила у меня из головы. И сейчас ты не имеешь права вот так просто заявить, что не хочешь иметь со мной дела. Я этого не допущу.
– Ты этого не допустишь?
Подобная дерзость заставила ее поколебаться. Ей бы отойти от него подальше, высоко подняв голову, но он крепко держал ее, как в тисках.
– Как у тебя получается мучить меня так долго? – взмолился Николас хриплым голосом, поглаживая ее пальцами по шее. – Ты навсегда поселилась в моих мыслях. Всякий раз, как я закрываю глаза, я вижу перед собой твое обнаженное тело. Это сводит меня с ума!
Его страстное дыхание волновало ее, кровь начинала в ней закипать. Но она твердо стояла на своем, весьма решительно отталкивая его от себя.
Как ты думаешь, дорогой мой, что мне делать, когда я не только неравнодушна к тебе, но и люблю тебя? – хотела выкрикнуть Ли. Но вместо этого невыразительно произнесла:
– Ты относишься ко мне как нельзя хуже, но при этом еще хочешь меня. Очень дурно.
Николас издал короткий смешок и запустил пальцы в ее влажные спутанные волосы.
– Послушай, – сказал он искренним тоном, – я признаю, что был не прав относительно тебя. Черт побери, как ты могла сказать, что хочешь выбросить меня из своей жизни? Ты так же притягательна для меня, как и прежде; мы оба знаем это. И я собираюсь тебе доказать…
Его губы плотно прильнули к ее губам, заставив себе подчиниться. Секунду Ли сопротивлялась, но вскоре издала слабый стон поражения, когда сил уже не осталось.
Она не могла на равных бороться с Николасом. Он был намного сильнее, и ему не стоило большого труда одержать верх. Но это еще не значило, что она готова была уступить.
Девушка ощущала горячее прикосновение его губ, а ее обнаженное тело, казалось, медленно плавилось под воздействием его ласк. Но она продолжала судорожно держаться за спасительное полотенце и оставалась неподатливо твердой.
Эта неподатливость наконец вразумила его, и ласки постепенно начали терять свой пыл Через минуту он обескураженно отступил в сторону – Ну и что ты хочешь этим доказать? – спросил он, отворачиваясь от Ли и отходя к окну, засунув руки в карманы.
– Ничего особенного. Просто все сказанное прошлой ночью, а также то, что я говорю сейчас, было сказано не ради шутки. Я не хочу иметь с тобой никаких дел, и меня нисколько не заботит, что до тебя наконец дошло, что я не охочусь за твоими деньгами. Это значения не имеет. Я хочу только одного – чтобы ты оставил меня в покое. Неужели это так трудно понять?
Николас покачал головой и нетерпеливо вздохнул.
– Я не верю во весь этот вздор. – Но голос его прозвучал нетвердо.
– У тебя нет выбора, – заметила Ли. Это была правда. Он посмотрел на нее, и по его глазам Ли поняла, что кое-что все-таки начинает проникать в его сознание.
Он не станет говорить мне слова любви, подумала она, поскольку я для него совершенно ничего не значу. Да, он, конечно, ее хочет, но не собирается сражаться за нее. Он не намерен говорить ей о вечной любви и просить выйти за него замуж, а этого, если уж начистоту, она и хотела.
Да только зачем ему все это? Леди Джессика всегда наготове и вернется к нему в ту минуту, как только он поманит пальцем. Ему вовсе не пришлось бы ей что-то обещать, потому что, как Ли уже поняла, леди Джессика была счастлива спать с ним и без этого. Возможно, она поссорилась с ним из-за уязвленного самолюбия, но самолюбие ее навсегда умолкнет, как только он лаской захочет добиться этого.
– Я скоро уеду отсюда, – сказала Ли с оттенком вызова.
– Когда? – Николас выглядел удивленным, но не так чтобы слишком.
– Вероятно, в конце этой недели. И могу тебе сообщить, что твой дедушка решил отправиться вместе с нами, со мной и Фредди. Только не думай, что я рассчитываю что-то получить от сэра Джона. Хотя, говоря откровенно, мне наплевать, что ты думаешь. Ты давно уже решил, что я какая-то авантюристка.
– Понятно, – холодно произнес Николас и направился к двери. – Мне придется поразмыслить о том, кто займет твое место в моем офисе.
– Ну, это не проблема.
– Разумеется. Ведь я плачу хорошие деньги. Он повернул дверную ручку и спокойно вышел из комнаты. Дождавшись, когда затихнут его шаги, Ли подбежала к двери, заперла ее и тяжело опустилась на постель.
Ее тело все еще горело от безумного желания его близости. Может быть, уныло подумала она, облегчение принесет холодный душ. Но в таком случае она теперь обречена весь остаток безрадостных дней проводить под душем, потому что одной мысли о Николасе было достаточно, чтобы вызвать трепет страстного желания.
Она представила себе сварливую старую деву, проводящую полдня под струей холодной воды, а по вечерам бросающую ревнивые и злобные взгляды на парочки, прогуливающиеся рука об руку под ее окном. Ну что тут делать? Смеяться? Плакать?
Гнетущая боль все еще снедала ее, когда Ли явилась в офис. Она долго настраивалась на то, чтобы, увидев Николаев, вести себя так, словно между ними ничего не произошло, но на деле этого не потребовалось. Он так и не появился на работе. Как ей сказали, его не следует ожидать до конца недели.
– Шефу пришлось поехать в Девон, чтобы повидать кого-то из своих давних клиентов, – сообщил старший клерк. – Еще накануне он не собирался этого делать, но внезапно решился в последнюю минуту, ни с того ни с сего. Мы даже поразились.
Казалось бы, отъезд Николаев решал все проблемы, но Ли почувствовала, как у нее все похолодело внутри. Значит, она не увидит его до отъезда! И у нее не будет в запасе той последней недели, когда она могла бы бросать на него искоса жадные взгляды, чтобы сохранить в памяти его волнующий образ, который она будет лелеять до конца своих дней.
Ей стоило большого труда сохранять душевное равновесие, и до самого конца рабочего дня она не замечала, что происходит вокруг. Спасало то, что и другие сотрудники были очень заняты, так что ее угрюмое молчание не вызывало любопытства. Считалось само собой разумеющимся, что она слишком погружена в работу, чтобы заниматься болтовней.
А она делала все возможное, чтобы поддерживать это впечатление. Так и провела весь день с деловым видом человека, по горло заваленного работой, а на самом деле – предаваясь бесконечному потоку мыслей и сожалений.
Что было бы, если бы ее дедушка не умер? И если бы ее ветреный брат не столкнулся с законом? Что, если бы их адвокат не сообщил обо всем сэру Джону? А самое главное, что, если бы она перестала прислушиваться к голосу разума и не покинула бы Йоркшир?..
К концу рабочего дня Ли была так утомлена всем этим, словно и впрямь провела весь день за тяжелой работой. На обратном пути она остановилась, чтобы купить газету. Хватит расслабляться, надо запланировать как можно больше дел на вечер.
Фредди и сэр Джон, конечно, будут играть в свои любимые шахматы, без которых, казалось, уже не могут жить. А у нее останется слишком много свободного времени, чтобы думать о Николасе.
Девушка медленно брела по улицам, останавливаясь, чтобы поглазеть на витрины магазинов. Все хорошо, лишь бы как-то убить время и отвлечься от мыслей о нем.
Раз или два она почти поддалась сумасшедшему импульсу купить что-то безумно дорогое и совершенно ненужное, но кто знает, не иссякнет ли источник ее доходов в ближайшие несколько недель? Она не собиралась садиться на шею сэра Джона вместе с Фредди, пока не найдет подходящую работу в поселке.
Теперь, когда перспектива никогда больше не видеть Николаев сделалась для нее, увы, реальностью, все казалось ей постылым; жизнь как будто замерла. Время тянулось так, словно вечер никогда не кончится.
Казалось, прошли годы, прежде чем завершился ужин. Часов в восемь она наконец-то смогла улечься в постель, развернув свою газету.
Бегло просмотрев первые колонки, где речь в основном шла о финансах и политике. Ли вскоре дошла до страницы, которую не любила читать, хотя все же иногда и просматривала. Страница сплетен и светской хроники. Взгляд через замочную скважину на жизнь богачей и знаменитостей.
Эту статью она увидела почти сразу. Она бросилась в глаза прямо с середины страницы. Речь шла о намечающейся женитьбе преуспевающего лондонского адвоката на одной из самых красивых лондонских девиц на выданье. Золотая молодежь, идеальная пара: Николас Рейнольдс и леди Джессика.
Ли почувствовала, как лицо ее вспыхнуло, а руки словно закоченели. Пальцы не могли ни перевернуть страницу, ни как следует удержать ее перед глазами.
Свадьба. Бракосочетание леди Джессики и Николаса. Как же Ли ошиблась насчет этой особы: она-то думала, что эта холодная красавица готова была спать с Николасом и без брачных уз, но та, вне сомнения, строила другие планы. Возможно, это и было причиной их ссоры. Она поставила ультиматум: женитьба или полный разрыв. Ну, и добилась своего.
Леди Джессика «поймала золотую рыбку», игриво говорилось в статье, и многие соискательницы брачных уз могли бы ей позавидовать. Там была и ее фотография – улыбающаяся, откинув голову перед объективом, леди Джессика выглядела чрезвычайно эффектно.
Ли безжалостно смяла газету и отшвырнула ее прочь. Потом вскочила с постели и, вытащив из шкафа дорожный чемодан, начала без разбору бросать в него свои вещи. Платья, косметика, шампунь, бижутерия – все летело туда беспорядочной грудой.
К черту! Это ее не заботило. Ничто больше не имело значения. Бежать, поскорее бежать из Лондона, и плевать, что Николас или кто-нибудь другой об этом подумает!..
Было почти девять часов. Она может успеть вернуться в поселок рано утром. Доставляло какое-то злобное удовлетворение сознавать, что она покидает его дом с такой безумной скоростью.
Газетная статья душила сознание, сводила с ума. В Йоркшире по крайней мере она хоть сможет дышать свободно, без этого ужасного ощущения, что вот-вот задохнется.
Она ворвалась в гостиную и с ходу объявила сэру Джону и Фредди, что собирается уехать, в тот самый момент, когда они готовились начать новую партию. Увидев их ошарашенные лица, она чуть было не рассмеялась, но в глубине души чувствовала, что если хоть чуть-чуть расслабится, то смех тотчас же перейдет в рыдания, которые ей никак не удастся объяснить.
– Ты хоть представляешь, сколько сейчас времени? – заплетающимся языком спросил брат, видя упрямую решимость на ее лице.
– Конечно, знаю, – отрезала Ли и тут же изобразила извиняющуюся улыбку, предназначенную сэру Джону. – Кстати, я так рада, что вы остановитесь у нас, сэр Джон. Йоркширский воздух будет вам очень полезен.
Боже, подумала между тем она, какую чушь я несу!..
– Но мы ведь решили уехать в следующие выходные, – осторожно заметил Фредди, украдкой взглянув на сэра Джона.
– Вот и отлично, – сказала Ли, поднимая свой чемодан и давая таким образом понять, что беседа закончена. Она повернулась к сэру Джону, чье мягкое выражение лица заставляло ее чувствовать себя куда более неловко, чем откровенное любопытство Фредди, и искренне поблагодарила его за гостеприимство. – Прекрасно, что я скоро вновь увижу вас в Йоркшире. Я, знаете ли, решила, что мне лучше всего отправиться туда прямо сейчас, чтобы привести наш дом в порядок к вашему приезду.
Я и впрямь несу чепуху, снова мелькнуло в голове.
Сэр Джон нахмурился.
– Твой неожиданный отъезд не связан каким-то образом с моим внуком? – спросил он напрямик.
– С Николасом? О нет! Нет, нет. Нет, конечно. – Она криво усмехнулась. – Что за нелепая мысль?
Если я не уеду прямо сейчас, подумала она, то определенно окажусь в сумасшедшем доме к завтрашнему утру.
Сэр Джон выглядел обеспокоенным. Но Ли надеялась, что он взволновался не настолько, чтобы тотчас же уведомить обо всем Николаев. Что касается Фредди, тот все еще глядел на нее так, будто она внезапно помешалась.
Еще раз попрощавшись. Ли быстро вышла вон из комнаты. Фредди семенил за ней, как щенок, и все старался убедить ее остаться в Лондоне до конца недели. Но Ли торопливо шла дальше, всучив ему один из чемоданов, и на все уговоры решительно отвечала «нет».
– Счастливо оставаться, – сказала она у входа в метро и крепко поцеловала брата в щеку. – Позвони мне и дай знать, когда встретить вас на станции. – И вдруг, непонятно к чему, добавила:
– Разве жизнь не смешна?
– Что? – удивленно переспросил Фредди.
– Так, ничего.
Когда Ли наконец добралась до платформы, откуда, как объявили по радио, через полтора часа должен был отойти нужный ей поезд, там было еще сравнительно мало народу. Она уселась на свой чемодан и принялась скорбно рассматривать этот разношерстный люд, в обществе которого ей предстояло провести ближайшие несколько часов.
Никто не показался ей хоть сколько-нибудь занимательным, но, честно говоря, и сама она выглядела едва ли интересно со стороны: этакая неприкаянная фигура в выцветшем ситцевом платьице, немодном мешковатом жакете и с копной длинных рыжеватых волос.
Она подтянула колени к груди, обхватила их руками и закрыла глаза, пытаясь унять стук в висках. Хуже всего было бы сейчас разрыдаться. Этим она только разбередила бы свою боль.
Ей хотелось быть спокойной настолько, насколько можно, и тогда – кто знает? – все будет выглядеть не до такой степени ужасно.
Услышав чьи-то торопливые шаги, приближающиеся к ней, она даже не подняла голову. Кто бы там ни был, ей-то что до того?
Но тут она услышала знакомый голос, мягкий и глубокий, который так поразил ее при первой же встрече, заставил замереть в груди ее сердце. Она почувствовала, что голова у нее кружится, и, подняв глаза, встретила взгляд Николаев.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Солнце за облаками - Уильямс Кэтти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Солнце за облаками - Уильямс Кэтти



Очень интересный рассказ!Но можно было написать эпилог!
Солнце за облаками - Уильямс КэттиСтася
13.07.2011, 14.34





Да, эпилога явно не хватает :)
Солнце за облаками - Уильямс КэттиМата
22.06.2013, 8.21





Интересная книга.
Солнце за облаками - Уильямс КэттиНаталка.
19.12.2013, 9.53





Не хватает хорошей концовки, как и в некоторых других ее романах. А так ничего.
Солнце за облаками - Уильямс КэттиЛена
29.12.2013, 23.36





А зачем эпилог, все и так ясно.
Солнце за облаками - Уильямс Кэттииришка
31.05.2015, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100