Читать онлайн Солнце за облаками, автора - Уильямс Кэтти, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Солнце за облаками - Уильямс Кэтти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Солнце за облаками - Уильямс Кэтти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Солнце за облаками - Уильямс Кэтти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уильямс Кэтти

Солнце за облаками

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Поездка за город длилась гораздо дольше, чем Ли ожидала. Дороги были забиты. Стоило только набрать скорость после очередной остановки, как тут же снова случалась пробка.
Пару раз Николас ругнулся вполголоса, раздраженный бесконечными заторами на автостраде. Все попытки леди Джессики завязать разговор оканчивались неудачей – он упорно отмалчивался.
Бедная леди Джессика. Ли даже почувствовала к ней жалость. Неужели не понимает, что втянуть Николаев в разговор так же бесполезно, как пытаться выжать сок из камня?
Определенно он был в скверном расположении духа и не прикладывал усилий, чтобы скрыть это от своих спутниц.
А может, подумала Ли, он заболел? Было бы неплохо. Несварение желудка, например, свинка, желтуха, в общем, что-то, что заставило бы его чувствовать себя так же омерзительно, как она в этот момент в тесноте машины.
Хотя нет, вылечить физический недуг достаточно легко. Душевный же, к несчастью, гораздо более устойчив к антибиотикам и нескольким дням постельного режима.
Сама же Ли в душевном плане ощущала себя так, словно ее пропустили через мясорубку или расплющили дорожным катком.
Воспоминание о его ласках не давало уснуть до самого утра, а смесь из терзаний совести и головной боли довела все это глупое приключение в гостиной до размеров кошмара.
Единственное, что несколько утешало, – это то, что утром он ни словом не обмолвился о происшедшем. Ни сарказма, ни ехидных намеков, ни колких замечаний, в которых она, несомненно, ему проиграла бы.
А вообще-то, если быть до конца честной, причина была в другом, думала Ли, глядя в окно. Просто она ему совершенно безразлична, вот и все. Проснулся, встряхнул плечами – и все забыл.
Если бы только она сама могла так же стряхнуть с себя воспоминания и продолжать жить, словно ничего не случилось!..
Господи, но как она могла позволить себе зайти так далеко? Ли содрогнулась при мысли о собственном поведении. Какой ужас! Ведь она буквально бросилась в его объятия, забыв всю свою стыдливость и осторожность. Кто знает, что могло бы случиться, не опомнись она вовремя?
Украдкой посмотрев на Николаев из-под ресниц, Ли встретилась с его взглядом в зеркальце заднего вида.
– Нет никакой необходимости без конца проверять, здесь ли я все еще, – сказала она раздраженно. – Можешь мне поверить, я не собираюсь выброситься на ходу из автомобиля.
– Благодарю за ценную информацию, – сухо отозвался Николас. – Прямо камень сняла с моей души.
Ли увидела, что леди Джессика слегка придвинулась к Николасу и положила руку на его бедро.
Ах, как трогательно! – подумала она. Очевидно, автомобиль для леди Джессики не просто средство передвижения. Кто знает, чем бы они тут занялись и где была бы сейчас ее рука, не сиди она, Ли, у них за спиной?
– Еще полчаса, – коротко бросил Николас, – и, благодарение Богу, мы у цели.
– О, дорогой, – проворковала леди Джессика, – сегодня невообразимо трудно вести машину. Но не беспокойся, я помогу тебе расслабиться, когда мы прибудем в Фербэнкс. – Она обольстительно засмеялась и поймала взгляд Ли с выражением торжества.
Ли подавила желание заскрежетать зубами и вместо этого безмятежно зевнула.
– Устала? – услышала она вопрос Николаев, прервавший ее мысли, и вспыхнула. Ничего не упускает, все время следит за ней!..
– Хотелось бы вытянуть ноги, – спокойно сказала она. – Хотя твой автомобиль и удобен, все-таки неплохо бы размяться после двух часов дороги.
– По-моему, тебе мешает что-то другое, – пробормотал он вполголоса. – Напряжение может возникнуть по разным причинам.
Ли нахмурилась. Он явно намекал на вчерашнее, и девушка решила попросту не отвечать.
– Дорогая моя! – воскликнула леди Джессика, почувствовав, что между ними что-то происходит, но не понимая, в чем, собственно, дело. – У вас, очевидно, не много опыта дальних поездок! Вы когда-нибудь были за границей?
– Только во Франции, – коротко ответила Ли.
– На самолете?
– Нет, на пароме.
– О, это огромная разница! Никакого сравнения с самолетом. Попробуйте-ка слетать в Вест-Индию! Ужасная теснота, даже в первом классе!
Бедная ты, бедная, едва не сорвалось с языка Ли, выдержать такие мучения и неудобства в самолетном салоне только для того, чтобы провести пару недель, нежась на теплом солнечном берегу и потягивая коктейли. Какая мука! Вместо этого она сухо произнесла:
– Благодарю. Непременно воспользуюсь вашим советом, когда в следующий раз окажусь в туристическом агентстве, чтобы выбросить на ветер несколько тысяч фунтов.
Услышав приглушенный смешок Николаев, Ли не удержалась и тоже улыбнулась.
Еще через двадцать минут, миновав бесчисленное количество поворотов, автомобиль медленно проехал между двумя внушительными колоннами, возвышающимися у въезда во внутренний двор, и остановился перед солидным широким фасадом с окнами, увитыми нежным плющом.
Шумный город остался далеко позади, и теперь их со всех сторон окружала мирная сельская идиллия. Но едва Ли вышла из машины, как смутно ощутила, что цивилизация не слишком отступила и лишь ожидала подходящего момента, чтобы, подобно прожорливому хищному чудовищу, вторгнуться в этот тщательно охраняемый уголок первозданной природы.
И все же как прекрасно здесь, за пределами Лондона! Гораздо лучше, чем она воображала, хоть уже почти притерпелась к уличной суматохе и шуму. Сейчас деревенская тишина и чистый воздух, заполнивший легкие, сразу напомнили ей обаяние прежней жизни.
Она с удовольствием прошлась по траве, разминая затекшие в автомобильной тесноте ноги. Потом вытащила из багажника свою дорожную сумку.
– Оставь, – поморщился Николас. – Дворецкий сам отнесет ее наверх. Нет нужды исполнять чужую работу.
– Конечно. Вот глупая, – пробормотала Ли с шутливым упреком в собственный адрес. – Когда же я научусь использовать других для того, что прекрасно могу сделать сама?
– Что-что? – якобы не расслышал Николас.
– Ничего интересного. Просто разговариваю сама с собой.
Из дверей выскочил Джерри. На нем были шорты, украшенные яркими изображениями тропических птиц, и белая рубашка с короткими рукавами. Леди Джессика тут же защебетала, рассказывая о пробках на автостраде, и ее громкий голос доносился через двор, туда, где все еще стояли Ли и Николас.
– Наш бедный дорогой Николас совершенно выдохся, – с манерными ужимками пожаловалась леди Джессика, всплеснув руками.
Ли невольно хмыкнула, а когда они с Никола-сом двинулись по направлению к входной двери, спросила таким же, как у леди Джессики, приторным голоском:
– Так бедный дорогой Николас действительно выдохся?
Он лениво посмотрел на нее сверху вниз и буркнул:
– Не больше, чем ты, я полагаю.
Серые глаза сверлили девушку, словно призывая прочесть нечто скрытое в его словах, но она предпочла ответить вежливым взглядом.
– Действительно, я немного устала от поездки, но чувствую, что здесь прекрасно отдохну, – без напора произнесла она. – Воздух тут намного чище, чем в Лондоне.
– Но все же не такой чистый, как в Йоркшире?
– О да, безусловно, – сказала она серьезным тоном. – Нет ничего более свежего и здорового, чем тамошний воздух. В ясное утро даже не верится, что на свете существуют такие вещи, как кислотные дожди или парниковый эффект.
Метнув на них подозрительный взгляд, леди Джессика решительно подошла и взяла Николаев под руку.
– Мы с тобой в зеленой комнате, – шепнула она ему интимным тоном.
Ли сделала над собой усилие, чтобы сохранить безмятежное выражение. Однако мысленно тут же представила Николаев и леди Джессику на большой кровати посреди зеленой спальни.
Подойдя к Джерри, она хотела небрежно чмокнуть его в щеку, но он вдруг притянул ее к себе и, наклонив голову, неожиданно поцеловал в губы. Она инстинктивно отпрянула, но Джерри, словно не замечая этого, мягко, но достаточно уверенно обнял ее сзади за плечи.
Ли сознавала, что Николас стоит совсем рядом и внимательно наблюдает за происходящим, но, повинуясь какому-то дьявольскому импульсу, коротко ответила на поцелуй Джерри, прежде чем освободиться из его объятий.
– Какая теплая встреча! – Ли удалось спрятать растерянность под усмешкой. Откинув с лица волосы, она поинтересовалась:
– Ты всегда подобным образом приветствуешь гостей женского пола?
Джерри разразился довольным смехом.
– Нет, только избранных, – ответил он озорным тоном. Как бы то ни было, а на Джерри невозможно сердиться. Парень вел себя так трогательно просто и мило, что ему многое прощалось.
– И представительницы прекрасного пола появляются здесь регулярно, – понимающе произнес Николас.
– А вот и нет – с тех пор как я встретил это потрясающее создание, нет, – возразил Джерри и, взяв за руку, повел ее в дом.
У Ли глаза разбежались от роскоши и изящества обстановки. Со времени переезда в Лондон она достаточно поднаторела, чтобы оценить столь изысканный стиль. Приглушенные, великолепно подобранные тона драпировок придавали дому благородный вид воспитанного человека, каких теперь осталось так мало. У нее появилось странное ощущение: подумалось, что, если бы дом умел говорить, то подсказал бы молодому хозяину, что ему следует вести себя респектабельней и не носить столь кричащие, попугайские шорты. Ведь именно Джерри, оживленно жестикулирующий рядом, должен в один прекрасный день унаследовать поместье. Хотя к тому времени он, надо полагать, станет гораздо более сдержанным и консервативным в выборе одежды.
Николас и леди Джессика оставались с ними недолго. По всей видимости, они довольно хорошо знали расположение дома и вскоре исчезли в своей спальне. Все верно, подумала Ли, ведь леди Джессика обещала помочь ему расслабиться, а где найдешь место лучше, чем в интимной обстановке?
Прогнав от себя эту мысль, она последовала за Джерри вверх по величественной лестнице, расспрашивая о доме и о портретах его предков, украшавших стены. Этот дом переходил по наследству из поколения в поколение, и теперь люди, в то или иное время жившие тут, смотрели на гостью, вежливо прислушиваясь к их разговору.
– Когда-нибудь и я буду владеть всем этим, – горделиво произнес Джерри, делая широкий, уверенный жест рукой.
Ли криво улыбнулась.
– И сделаешься самым настоящим феодальным владыкой, – пошутила она. – Но тебе будет трудно заниматься уборкой. В этом доме, наверное, тысяча комнат.
– О, у нас есть люди, которые регулярно приходят убираться.
– В самом деле? – Ли взглянула на него с притворным недоверием. – Никогда бы не подумала!
Он засмеялся и, придвинувшись ближе, положил руку ей на плечо.
– Ты когда-нибудь бываешь серьезна? – шепнул он ей на ухо.
– Конечно, да, но сейчас мне тесно, – запротестовала она, неловким движением стараясь сбросить его руку.
– А как относишься к мужчинам? Принимаешь их всерьез?
Образ Николаев вспыхнул в ее сознании. Высокий, темноволосый, с этими мрачноватыми глазами, которые, казалось, видели все, но не реагировали ни на что.
– Иногда, – смущенно сказала Ли.
– А как насчет меня? Меня ты принимаешь всерьез?
– Ну… – протянула девушка, надеясь как-то вывернуться, но Джерри, не давая закончить фразу, крепко обнял ее за талию. Голубые глаза вплотную приблизились к ее лицу.
– А как насчет этого? – живо спросил он. – Это ты принимаешь всерьез?
Он поцеловал ее, и на этот раз не было ничего беззаботного в его губах, прижавшихся к ее губам, в его языке, с усилием раздвигавшем ее губы, в его руках, захвативших ее в кольцо и делавших всякую мысль об освобождении бесполезной.
Ли боролась со страстным, почти паническим желанием убежать. Джерри ей в общем-то нравился, было что-то в его мальчишеской натуре, что трогало ее, но физически ее к нему не влекло, и горячие ищущие губы были ей неприятны.
Тело ее напряглось; она собрала все свои силы и резким движением толкнула его в грудь. Это застало его врасплох, и он неохотно разжал руки.
– Джерри… – мягко начала она. Таким утешительным тоном разговаривают с детьми взрослые, прежде чем поднести ложку горького, но необходимого лекарства. Подыскивая подходящие к случаю слова – тактичные, но твердые, – она случайно бросила взгляд на верхнюю площадку лестницы. Сверху на них смотрел Николас. Засунув одну руку в карман брюк, он застыл в позе человека, мимоходом заглянувшего в кабаре и приготовившегося наслаждаться забавным зрелищем.
Ли почувствовала, как щеки вспыхнули, словно ошпаренные кипятком, но в это мгновение Николас повернулся на каблуках и исчез.
Его внезапное появление лишило девушку дара речи. Она отвела взгляд от пустого пространства, где он только что стоял, и увидела, что Джерри с любопытством наблюдает за ней.
– Кажется, ты собиралась что-то сказать, – пробормотал он, чтобы прервать неловкое молчание.
– Да-да… – Ли постаралась собраться с мыслями. Слегка коснувшись его руки, она быстро добавила:
– Но я бы не хотела говорить это здесь. Джерри бросил внимательный взгляд наверх.
– Ты имеешь в виду, что за нами подглядывают?
Она почувствовала, как яркая краска снова залила все лицо.
– Подглядывают?.. Разве? – растерянно спросила она.
– Да, большой злой волк.
Парень явно пришел в себя. Он принадлежал к тому сорту людей, от которых все проблемы отскакивают сами собой, которые в любой ситуации не теряют врожденного оптимизма. Он был очень жизнерадостен по натуре и на все неприятности в своей жизни смотрел как на мелкие неудобства.
Ли даже не знала, чувствовать ей досаду или же облегчение от его невысказанного согласия с тем, что она собиралась сказать. Облегчение, наконец решила она. Огромное облегчение.
– А вообще-то я удивлен, – негромко проговорил Джерри, когда они снова начали подниматься. – Это вовсе не в его стиле. Никогда не замечал, чтобы он подслушивал. Забавно.
– До умопомрачения, – заметила Ли бесцветным тоном. – Скажешь, когда начинать смеяться. Как бы то ни было, нам действительно надо кое о чем договориться. Только побеседовать лучше наедине.
– Пошли ко мне в комнату, – предложил Джерри. – Обещаю не подходить к тебе. – Напустив на себя торжественный вид, он добавил:
– Слово скаута крепко!
– Ты был скаутом?
– Так, немного. – Он ухмыльнулся.
И он сдержал слово. Терпеливо слушал, пока Ли минут десять ходила вокруг да около и наконец сказала ему то, что намеревалась. А именно, что ее чувства к нему не выходят за рамки простой симпатии и между ними возможна лишь дружба.
– Дружба, – повторил Джерри с унылым видом. – Угораздило же меня влюбиться в девушку, которую мне не видать как своих ушей – даже за все мои деньги!
Ли засмеялась. Вот если бы ты сказал это своему другу Николасу, мелькнула веселая мысль. Он бы ни за что не поверил.
– Это не связано каким-то образом с Никола-сом? – осторожно поинтересовался Джерри.
Девушка отвернулась. Все-таки глупая идея – вести серьезный разговор с Джерри, да еще в его комнате. Она вдруг почувствовала себя ужасно неуютно, словно стены со всех сторон надвинулись на нее.
К тому же смутил странный вопрос. С чего это Джерри взял, что Николас Рейнольдс значит для нее слишком много? Из чего это следует? Разве он не видел, что у них с Николасом нет совершенно ничего общего? Да, она находит его довольно привлекательным, но само по себе это еще ничего не значит. Ничего. Ничего. Ничего!
Встрепенувшись, она беззаботно улыбнулась.
– Что за идея! – сказала она, вставая. – Николас Рейнольдс – просто человек, у которого я работаю и…
– И живешь…
– Но не так, как ты подразумеваешь! – горячо возразила она.
Джерри кинул на нее любопытный взгляд.
– Леди слишком бурно реагирует, как мне кажется.
– Скаут и психолог в одном лице, – едко заметила Ли. – Есть ли пределы твоим талантам? А ты случаем не заметил, что Николас более или менее связан отношениями с леди Джессикой?
– Я бы не стал утверждать, что эти отношения зашли очень уж далеко…
– Ну, если посмотреть, как она липнет к нему точно банный лист, поневоле начнешь думать об обратном.
– Ревнуешь?
– Ха! Конечно, нет. – (Но взгляд, которым Джерри смотрел на нее, ей не понравился.) – Мне пора идти переодеваться. – Она направилась к двери. – И благодарю тебя за то, что ты меня выслушал и все понял… – сказала она через плечо.
Глаза Джерри сверкнули.
– Не стоит благодарности, все в порядке, – насмешливо проговорил он. – Возможно, я понял даже больше, чем ты намеревалась сказать.
Ли сделала вид, что не поняла намека. Она положила руку на дверную ручку и уже собиралась повернуть ее, когда услышала, как Джерри сказал у нее за спиной:
– Только будь осторожна с Николасом. Я бы не хотел, чтобы у тебя были с ним неприятности.
Девушка не обернулась, но это замечание задело ее. Джерри, очевидно, ляпнул просто так, не подумав, но брошенная вскользь фраза произвела неприятное впечатление, точно он не догадки строит, а обо всем уже знает наверняка.
– Не надо беспокоиться, – ровным голосом сказала она, переступая порог. – У меня не может быть неприятностей с Николасом Рейнольдсом. Хотя бы потому, что я ничего к нему не чувствую.
Разговор с Джерри дал пищу для размышлений. Ли потратила оставшуюся часть дня, внимательно наблюдая за Николасом и стараясь разобраться в своих чувствах.
Как же все это трудно, даже мучительно!.. После легкого ланча они отправились прогуляться по поместью; и все время Ли громко и весело болтала с Джерри, в то время как глаза невольно обращались к Николасу и леди Джессике, которые, как она с горечью отметила, с большим удовольствием общались друг с другом.
Она замечала каждую деталь в их поведении: как леди Джессика брала его под руку, как он склонялся к ней, когда разговаривал… Малейший жест имел для нее величайшую важность.
А если вдуматься, что удивительного в том, что леди Джессика все время вешается на Николаев? У нее наверняка уже заготовлена целая коллекция кружевных пеньюаров и домашних туфелек на случай, если удастся наконец заарканить его и получить в мужья.
Забавно, но Ли совершенно не представляла эту дамочку огорченной или выведенной из душевного равновесия из-за мужчины. Она во всем была согласна с Николасом, как бы все время подыгрывая ему.
К концу дня Ли не могла припомнить ни слова из того, что Джерри говорил ей, хотя слушала и отвечала с подчеркнутым интересом. Но при этом, как ни странно, помнила каждый жест Николаев, каждое словечко, случайно доносившееся до нее. Она без труда могла уловить суть беседы этих двух голубков – к тому, что она видела, оставалось лишь чуть-чуть домыслить.
Леди Джессика, думала она, готовясь поздно ночью отойти ко сну, не хихикала бы по-девчоночьи, если бы он рассказывал ей о мировых проблемах или задачах, стоящих перед британской юстицией. Речь явно шла о другом.
Решив отвлечься наконец от тягостных мыслей, она взяла книгу, которую захватила с собой, но через пять минут обнаружила, что буквы расплываются перед глазами, а в голове крутится одно и то же. Леди Джессика… Николас…
Два часа ночи, удивилась Ли, взглянув на часы. В доме царила тишина. Все наверняка уже давно уснули. Кроме нее. Если так будет продолжаться, безрадостно подумала она, у меня начнется хроническая бессонница.
С досадой отложив книгу, Ли села на кровати. Немного поколебавшись, накинула халат и на цыпочках спустилась вниз по лестнице.
В доме было так тихо и темно, что он казался необитаемым. Протанцуй она сейчас под звуки вальса Шопена, и то никого бы не разбудила. Добравшись до кухни, она расслабленно опустилась на табурет и налила себе стакан молока из стоявшего на столе кувшина.
Маятник на настенных часах монотонно отсчитывал секунды. Сможет ли она уснуть, если будет достаточно долго смотреть на маятник? Тик-так, тик-так, и ничего больше…
Ах, если бы только Николас Рейнольдс перестал занимать ее мысли, подстерегая ее везде и всюду. Казалось бы, что проще – взять и перестать о нем думать? Так нет же, не получается, хоть ты тресни.
Она решила уже вернуться в постель и попытаться уснуть, когда неясный шум откуда-то снизу, из правого крыла дома, привлек ее внимание. Он не был ни громким, ни даже отчетливым, скорее походил на шорох, но Ли почувствовала, как волосы поднялись у нее на голове.
Окно открылось, решила она. Или ветка дерева прошлась по наружной стене. Или, может, лисица бегает где-то снаружи на улице?
Все три вероятности были в равной степени правдоподобны, но вместо того, чтобы поскорее подняться к себе наверх, она двинулась в направлении раздавшегося звука, хотя в действительности вовсе не собиралась этого делать.
В привидения она не верила, но, с другой стороны, разве не были подобные старинные английские дома прославлены появлением всяких бесплотных призраков?
Она уже готова была повернуть назад, когда увидела полоску света, пробивающуюся из-под какой-то двери, и вздохнула с облегчением.
Джерри. Конечно. Он же рассказывал ей, что зачастую проводит на ногах всю ночь до раннего утра, ложась в постель лишь тогда, когда весь остальной мир уже просыпается. Даже пытался уверить, что это – особое свойство его неутомимого ума, который, не зная усталости, может подолгу обходиться без сна, а она подшучивала над ним, уверяя, что «особое свойство» всего лишь привычка, возникшая от его бдений в ночных клубах и казино, а также от развеселых вечеринок, продолжавшихся до рассвета.
Вот и представилась возможность подтрунить над парнем и немного позабавиться на его счет.
Бодрствовать в столь поздний час! Пора его проучить.
Она с силой распахнула дверь и неподвижно замерла на пороге. Вовсе не Джерри находился в комнате. Это был Николас, уставившийся на нее таким взглядом, точно она внезапно сошла с ума.
– Ого! Вот так явление, – сказал он, прерывая затянувшееся молчание и внимательным взглядом окидывая ее едва прикрытое полупрозрачной ночной рубашкой и коротким халатиком тело.
Ли запахнула халат так плотно, как только могла, но это мало помогло делу. Откуда же, черт побери, ей было знать, когда она оставляла свою спальню, что может столкнуться здесь с единственным человеком, которого уж никак не хотелось сейчас видеть и без которого она вполне могла бы обойтись?
Она нерешительно стояла в дверях, не зная, то ли ринуться назад, в спасительное укрытие отведенной для нее спальни, то ли притвориться, будто ничего особенного не происходит, и напустить на себя безразличный вид.
– Ты собираешься стоять у двери до самого утра? – полюбопытствовал Николас.
Ли с раздражением заметила, что даже в столь поздний час в нем не было ничего похожего на сонливость. Казалось, он полностью владеет ситуацией, оказавшейся для нее несколько щекотливой.
– Мне… мне и в голову не могло прийти, что ты здесь, – пробормотала Ли, не двигаясь с места.
– Охотно верю.
– Я просто спустилась за стаканом молока, – беспомощно объяснила она. – И зашла сюда, возвращаясь наверх.
– Ну, а если бы ты точно знала, что я тут, зашла бы в комнату?
Ли беспомощно пожала плечами.
– Да входи же, милашка, – сказал он нетерпеливо, – я не собираюсь тебя съесть. Предполагаю, что ты считаешь меня способным на нечто подобное, но я еще не так далеко зашел в своем людоедском образе жизни.
– Какая ерунда. – Она сделала нерешительный шаг вперед.
Прежде чем она успела шевельнуться, Николас вскочил на ноги и захлопнул за ней дверь.
Все произошло так быстро, что Ли осознала это лишь тогда, когда дверь уже была плотно закрыта и они остались наедине, с глазу на глаз. И едва ли во всем доме, не считая, конечно, ее спальни, была более уединенная комната, чем та, в которой они сейчас находились.
Помещение не отличалось особой роскошью. Напротив, было что-то уютное и слегка беспорядочное в этом кабинете, с его отделанными деревянными панелями стенами, едва видными из-за книжных полок.
Многие из книг были в тяжелых переплетах с замочками и выглядели очень древними. Чьи руки перелистывали эти страницы столетия тому назад? И не наблюдали ли сейчас призраки давно умерших обитателей этого дома за ними?..
Персидские ковры, покрывавшие пол, были сильно потерты. Их потускневшие узоры лишь отдаленно напоминали былую яркость и красочность. В одном углу располагалось большое бюро из красного дерева, в другом – дубовое, затянутое кожей кресло с откидной спинкой. В нем и расположился Николас, непринужденно заведя руки за голову и рассматривая ее с тем ленивым интересом, от которого кровь бросилась ей в голову.
Ли избегала смотреть на него. Подошла к бюро и прислонилась к краю. Что он тут делает? – задавалась она вопросом. Их неожиданные встречи стали уже привычкой, однако эта превосходила все предыдущие. Было множество более подходящих мест, где Ли могла бы находиться в три часа ночи. Ее постель в первую очередь.
Тем не менее она каким-то непостижимым образом оказалась именно здесь.
Ли сложила руки на груди и приняла такое выражение, которое словно говорило: все это, конечно, безумно интересно, однако я порядочно устала.
Николас не выглядел благожелательно настроенным, и она все острее чувствовала прозрачность своего одеяния. Тем более что сам он был в брюках и в рубашке.
– Так что же, – произнес Николас не спеша, – привело тебя сюда в это темное время ночи?
– Молоко.
– Ах, да. Молоко. Что еще?
– Мне просто хотелось пить, – добавила Ли, не понимая, почему она должна все время оправдываться перед ним. Ведь его присутствие в кабинете было не менее странным, чем ее собственное. – Хотелось бы спросить и у тебя то же самое. Что ты здесь делаешь?
Равнодушный взгляд скользнул по рядам книг над ее головой.
– Дело в том, что я никак не мог уснуть. Решил отвлечься и спустился сюда. Чтобы найти книгу. – Он встал и подошел к книжным полкам, рассеянно перебирая обтянутые кожей фолианты.
– В таком случае не стану тебе мешать, – промямлила Ли. Этот миг, когда он стоял спиной к ней и к двери, казался особенно подходящим, чтобы сыграть отступление и, сохраняя остатки достоинства, убраться подобру-поздорову в спальню.
Однако раньше, чем она успела соскользнуть с краешка бюро, он повернулся и обескураживающе пристально посмотрел на нее. Девушка инстинктивно прижала ноги одну к другой, отчаянно желая, чтобы на ней были хотя бы ночные туфли, и обняла себя руками за плечи, тщетно пытаясь отразить испытующий мужской взгляд.
– А ты мне и не мешаешь. – Николас скривил губы в легкой усмешке. – Я прямой человек и сразу оповестил бы тебя, если бы дело обстояло именно так. В самом деле, приятный сюрприз – найти еще кого-то бодрствующим в столь ранний час.
– Даже если это всего лишь я? Ты меня удивляешь. А разве леди Джессика уже спит? – Ли не смогла удержаться, чтобы не вставить колкое словцо.
– Откуда мне знать? Наверное, спит, я думаю.
Николас пожал плечами и снова уселся в кожаное кресло, устало потирая пальцами глаза.
Ей вдруг пришло в голову, что он выглядит страшно утомленным. Странным образом это наблюдение ослабило преграды, стоявшие между ними, и с некоторым удивлением она осознала, что то чувство, которое она испытывала сейчас к нему, можно было смело назвать нежностью.
Она смущенно отвела глаза и, чувствуя, как предательски дрожат пальцы, быстро сунула руки в карманы своего халатика, крепко сжав их в кулаки.
– Хочешь сказать, что не знаешь? Николас недовольно взглянул на нее.
– У тебя мания преследования относительно этой женщины. Какая разница, спит она или нет? Я был бы здесь, ища нужную книгу, независимо от того, спит ли она или принимает воздушную ванну поверх кровати.
Ли растерянно посмотрела на него. Совершенно внезапно она потеряла нить разговора и лишь хлопала ресницами.
– Ты что, язык проглотила? – съязвил Николас.
– Из… извини, – пробормотала Ли бессвязно.
– Ты чем-то обеспокоена? Чем же?
– Тем… что потревожила тебя здесь, – сымпровизировала она на ходу. – Ты выглядишь страшно усталым. Завтра и я, наверное, буду валиться с ног. Бессонные ночи сказываются на следующий день. Как думаешь? У тебя не так? Ты, должно быть, часто поздно ложишься спать.
Несу Бог знает что, подумала Ли в полном отчаянии. Еще минута, и я начну рассказывать ему историю своей жизни!
– Да, – сухо произнес Николас, – довольно часто. Но я никак не ожидал, что ты так живо заинтересуешься моим поздним отходом ко сну. Сейчас мы с тобой вместе, и весь остальной мир спит…
– Или принимает воздушные ванны поверх кровати…
– Как бы то ни было, – прервал он дискуссию, и напряженные складки вокруг его рта смягчились, – теперь, когда мы оба здесь, не думаешь ли ты, что у нас есть более занимательные темы для обсуждения?
Тихонечко, очень неназойливо, он постукивал пальцами по деревянной поверхности стола. Затем вдруг остановился, глядя на нее неотступным взглядом.
– Например?.. – проговорила она, желая, чтобы он возобновил постукиванье, которое по крайней мере отвлекало внимание от звенящей тишины в комнате.
– Так, значит, ты не можешь догадаться?
– Нет, – сказала Ли с громким смешком. – Но, вероятно, это имеет отношение к твоим подозрениям на мой счет.
– Ничего подобного. Не угадала. Он медленно встал и направился к Ли. Она завороженно следила за ним со все возрастающей тревогой.
– В таком случае, – запинаясь, выговорила она, отодвигаясь в сторону, – я теряюсь в догадках. Пойду-ка лучше наверх и немного посплю, а ответ дам тебе завтра.
– А я хотел бы дать его тебе прямо сейчас. – Он взметнул обе руки и оперся ладонями о дверь, поймав ее в западню. – Мои подозрения на твой счет ни при чем. Скорее речь идет о том, чтобы продолжить то, что мы не доделали в прошлый раз.
– Не доделали? – робко повторила Ли, нелепо моргая длинными ресницами.
– Ну да. Мы начали тогда, но не закончили. Пожалуй, пришло время исправить ошибку, не так ли?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Солнце за облаками - Уильямс Кэтти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Солнце за облаками - Уильямс Кэтти



Очень интересный рассказ!Но можно было написать эпилог!
Солнце за облаками - Уильямс КэттиСтася
13.07.2011, 14.34





Да, эпилога явно не хватает :)
Солнце за облаками - Уильямс КэттиМата
22.06.2013, 8.21





Интересная книга.
Солнце за облаками - Уильямс КэттиНаталка.
19.12.2013, 9.53





Не хватает хорошей концовки, как и в некоторых других ее романах. А так ничего.
Солнце за облаками - Уильямс КэттиЛена
29.12.2013, 23.36





А зачем эпилог, все и так ясно.
Солнце за облаками - Уильямс Кэттииришка
31.05.2015, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100