Читать онлайн Ловушка для Грейси, автора - Уильямс Кэтти, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ловушка для Грейси - Уильямс Кэтти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 176)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ловушка для Грейси - Уильямс Кэтти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ловушка для Грейси - Уильямс Кэтти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уильямс Кэтти

Ловушка для Грейси

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Дженни быстро поправлялась. Об этом Грейси могла судить хотя бы потому, что в последние три недели после ее возвращения в Нью-Йорк она посещала больницу более регулярно и видела, как Дженни все сильнее мучается оттого, что не может выходить на свежий воздух и наслаждаться прекрасной летней погодой.
Сумрачное выражение, которое появлялось на лице Дженни всякий раз, когда она умирала от скуки, становилось все более заметным, и Грейси была рада, что она прикована к постели, так как эта сумрачность всегда предвещала какую-нибудь безрассудную выходку.
– Тебе хорошо, – пожаловалась она накануне, – ты можешь все свое свободное время проводить, греясь на солнце. Я же должна лежать здесь и могу только мечтать об этом! Правда, – продолжала она застенчиво, – ты, кажется, не очень стремишься кайфовать. Ты почти всю дорогу вкалываешь, Грейси, даже когда ты не обязана делать это – ужас какой-то!
Грейси не смогла отрицать этого. Она действительно большую часть времени проводила на работе, наслаждаясь каждой минутой, затраченной на выполнение сложных обязанностей. Морган сдержал свое слово: не за месяцы, а буквально за считанные дни круг ее обязанностей расширялся все более и более, и каждая новая обязанность прочнее привязывала ее к работе.
Подсознательно она иногда задавала себе вопрос, не объясняется ли ее готовность постоянно оставаться на сверхурочную работу тем, что это дает ей возможность быть рядом с Морганом, но она научилась отмахиваться от этого вопроса, как только он прорывался в сознание и нарушал ее спокойствие. Она говорила себе, что его присутствие только придает ей силы, так как он, по-видимому, непрерывно излучает мощный заряд энергии, который стимулирует не только ее, но и всех остальных.
Здесь все отличалось от замедленного темпа, характерного для фирмы Коллинсов, где решения обсуждались коллективно по несколько раз и наконец исполнялись – медленно, неторопливо.
Чуть ли не с первого дня работы она поняла, что Морган – это человек, который чувствует себя как рыба в воде в атмосфере безжалостного соперничества, царящей в деловом мире. Он обладал почти сверхъестественным даром принимать быстрые и точные решения, всегда опережая на один шаг изменения, происходящие на вечно переменчивой фондовой бирже.
Его решительный агрессивный стиль пронизывал работу всей компании. Можно ли было ожидать, думала Грейси, что она будет исключением? Она трудилась в тесном контакте с ним, и его одержимость передавалась ей, пробуждая у нее такой интерес к работе, какого она никогда в жизни не испытывала.
Она заканчивала рабочий день, просматривая на экране доклады, введенные ею в персональный компьютер, и готовилась к очередному долгому и терпеливому посещению больницы, когда на столе зазвонил телефон, и охранник снизу сообщил:
– Здесь стоит мисс Джексон, она хочет видеть мистера Дрейка.
– Гарри, а кто такая мисс Джексон? – спросила Грейси, удивленно нахмурившись. Она пробежала глазами список намеченных деловых встреч и, как она и ожидала, не нашла фамилии мисс Джексон, и вообще никакой другой мисс там не значилось.
– Одна из женщин мистера Дрейка.
Ну вот, наконец-то одна из поклонниц мистера Дрейка дает о себе знать. Грейси не сомневалась, что он крутил с женщинами так же интенсивно, как и работал, но она никогда не видела ни одной из его пассий и тем более не встречалась с ними. Она пришла к выводу, что он рассматривал работу как святое место. Как и многие другие могущественные и преуспевающие люди, он не любил смешивать дело с удовольствиями, и до сих пор этот принцип соблюдался.
– Пропустите ее наверх, Гарри, – сказала Грейси, едва различая на заднем фоне женский голос, говоривший, о чем-де может быть речь, он обязательно должен ее пропустить. Неужели он действительно думает, что она представляет собой угрозу для безопасности?
Грейси еще колебалась, повременить ей или уходить, как дверь с шумом распахнулась, и ей ничего не оставалось делать, как остаться.
Шумно вошедшая женщина как будто сошла с обложки журнала «Мода». Она была высокой, холеной, в дорогой одежде, и Грейси мгновенно почувствовала, какая она убогая по сравнению с ней.
– Я хочу видеть вашего босса, – сказала женщина, удостоив Грейси усталого взгляда, подразумевавшего, что она представляет для нее какую-то крайне неинтересную личность.
Грейси позвонила Моргану по внутренней линии и сказала:
– К вам пришла некто мисс Джексон.
Она услышала, как он тихо выругался, затем сказал:
– Вы не можете как-нибудь от нее отделаться? Я занят. Вы знаете, я все еще сижу с теми докладами по слиянию фирмы «Дерексон», и мне их надо досмотреть.
– Тогда что же? Впустить ее?
– Сотрите сладкую улыбку с вашего лица, – пробормотал он, так как явственно расслышал по телефону нотки злорадства в ее голосе, и они ему не понравились. – И впустите ее, если сделать ничего нельзя. Но не уходите. Ее посещение будет коротким, а я хочу с вами поговорить после ее ухода.
Она услышала щелчок от резко брошенной телефонной трубки и любезно сказала:
– Следуйте, пожалуйста, за мной.
Каким чудом некоторым женщинам удается выглядеть такими ухоженными к шести часам вечера после жаркого летнего дня? Каждая прядь волос была аккуратно уложена, тщательно сделанный макияж ничуть не потускнел, а «блеск» на губах был еще сырым и сверкал, как будто его нанесли несколько минут тому назад. Возможно, так оно, и было.
Когда Грейси открыла дверь, мисс Джексон, обвеянная облаком благоухающих духов, проскочила мимо нее со словами:
– Морган, дорогой! Я знаю, что ты не любишь, когда я беспокою тебя на работе, но мне очень нужно было с тобой поговорить. – Она плотно закрыла за собой дверь, а Грейси скорчила гримасу.
Не требовалось большого воображения, чтобы представить себе, что за этим маленьким пылким визитом последует. Любовный поцелуй через стол, несколько завлекающих фраз, спуск вниз на лифте, а там… Кто знает? Грейси начала рисовать себе картину, но тут же отодвинула ее в дальний угол сознания, сказав себе, что это ее совершенно не волнует.
Она стала перебирать папки, приводя их в порядок, но не торопилась и надеялась, что ей не придется торчать здесь еще час. Зачем он все-таки просил ее задержаться? Не думал ли он, что если с ним случится беда и он будет вопить о помощи, то она, находясь поблизости, бросится к нему и станет его спасать? Мысль была очень забавной, и она усмехнулась.
Она могла представить себе, что элегантная мисс Джексон должна быть очень настойчивой, а из нескольких как бы невзначай брошенных Морганом за последние несколько недель замечаний Грейси уяснила себе, что он не считал назойливость очень привлекательным личным качеством у женщин.
Дженни говорила ей, что женщины липли к нему как мухи, хотя она этого не могла понять, потому что он не был галантным кавалером. Грейси истолковала это замечание так, что Морган не любит клубов, яркого света, не любит флиртовать с молоденькими девушками, даже если они очень красивы.
– Почти каждый месяц у него новая девушка, – говорила Дженни. – Я знаю, потому что об этом всегда сообщается в колонках сплетен.
Грейси смотрела на закрытую дверь, и ей было любопытно знать, как долго держится на сцене мисс Джексон. Явно больше месяца. Это легко было себе представить по тому, как она с самоуверенным видом вторгается в его кабинет, хотя это было уже после окончания рабочего дня.
Она закончила раскладывать документы по полкам и сказала себе, что ей нет никакого дела до того, что делает Морган Дрейк в личной жизни.
Тем не менее она почувствовала, как она вся напряглась, когда рядом с ней открылась черная дверь и они оба вышли. Мисс Джексон приклеилась к его руке как к своей собственности с самоуверенным видом шикарной дамы высшего общества.
– Можно мне идти, мистер Дрейк? – спросила Грейси, демонстративно посмотрев на часы.
– Я уже говорил, что мне нужно вам кое-что сказать, и это остается в силе. – Он посмотрел на рыжую голову, положенную ему на плечо, и тихо сказал:
– Мне еще надо доделать кое-какую работу. Я тебе чуть позже позвоню.
– Обещаешь? – спросила она дразнящим тоном, полуоткрыв рот. – Твоя маленькая важная секретарша тебе разрешит. Мне кажется, она считает тебя своей собственностью.
Не успел он ответить, как она притянула рукой его голову и запечатлела на его лице продолжительный откровенный поцелуй.
Великолепно, подумала Грейси, внутренне содрогаясь от характеристики «маленькая важная секретарша». Он мог получить ее без особого труда, не так ли? Хотя, если зрело размышлять и учитывать, что средняя продолжительность его связи с женщиной составляет один месяц, он, вероятно, избегал трудоемких игр по заманиваю в постель чересчур скромных женщин.
Эта мысль была настолько неприятной, что Грейси вся с головой ушла в важное дело укладывания ручек в ящик стола и подняла глаза только тогда, когда рыжая скрылась за дверью, напевно бросив напоследок «Пока!».
Как только дверь закрылась за ней, Морган обратился к Грейси с мрачным выражением на лице.
– Почему вы пропустили ее сюда? – строго спросил он, засунув руки в карманы. Его глаза жестко блестели и смотрели на нее обвиняюще, что вывело Грейси из себя.
– А как, вы думаете, я должна была поступить? – спросила она спокойно. Заявить, что она представляет собой угрозу для здоровья и вышвырнуть ее на улицу?
– Оставьте при себе ваши саркастические замечания, – сказал он мягче. – Вы могли бы скачать, что меня нет на месте.
Он посмотрел на нее задумчиво.
Когда она ничего не сказала в ответ, Морган взял ручку, лежавшую на столе, и начал вертеть ее между пальцами. Напряженное молчание, установившееся между ними и прерываемое только шелестом убираемых Грейси бумаг, продолжалось долго.
У нее не было желания ввязываться в его амурные дела, а тем более сбивать со следа его преследовательниц, обманывая их. Она рассуждала, что если он умудряется связываться с женщинами, которые требуют от него большего, чем он может дать, то это его головная боль. Он должен пользоваться своими средствами, чтобы отвадить их.
– Ну? – упорствовал он, бросив ручку на стол и пристально смотря на нее сузившимися глазами.
– Что ну?
– Не увиливайте от вопроса. Я не люблю, чтобы ко мне в кабинет ходили женщины. Это часть моей жизни, не имеющая ничего общего с ними. Если Алике появится снова, я надеюсь, вы дадите ей это понять.
– Алике?
– Да, мисс Джексон.
Грейси медленно кивнула головой, чувствуя, что она кипит от злости, как маленький вулкан, который вот-вот взорвется.
– Мне кажется, вы меня не одобряете? Грейси холодно посмотрела на него.
– Речь идет не о том, одобряю я или не одобряю то, что вы, мистер Дрейк, делаете и с кем во внерабочее время. Я просто хочу сказать, что, мне кажется, не мое это дело организовывать вам алиби, когда вам наскучит ваша очередная пассия и вы не захотите больше встречаться с нею.
Он побагровел. Видно было, что он зол, но ей было все равно. Она не одобряет его отношения к женщинам и не хочет быть его соучастницей.
– Бог ты мой, стоит ли из-за этого так себя взвинчивать, маленькая важная секретарша, – добавил он насмешливо.
Грейси покраснела.
– Позвольте мне не согласиться с вами, – ответила она холодно. – Это все? Я могу идти?
Может быть, пришла ей в голову мысль, она слишком придирчива. А может быть, – она отогнала эту мысль, как только она появилась, – ей неприятно, как он рисуется перед ней своими поклонницами. В особенности женщинами, которые считают, что хорошие манеры в обществе необязательны. Что это, продолжали возникать у нее вопросы, добрая старомодная ревность к физическому совершенству или, хуже того, добрая старомодная ревность к тем, кто гуляет, ходит на свидания и спит с Морганом Дрейком?
От этой мысли на лице у нее появилось кислое выражение, она быстро схватила с кресла свою сумочку и вскинула ее на плечо.
– Я пройду с вами, – сказал он, подстроившись под ее шаг и идя рядом с нею. Когда он нежно взял ее под локоть, направляясь к лифту, она почувствовала, как ее тело напряглось.
Все шло хорошо, пока его не было рядом, но как только он приближался, она чувствовала стремительно нарастающее возбуждение, как будто ее тело реагировало на его мужские чары, несмотря на то, что голова приказывала ему не делать этого. Когда они вышли в вестибюль внизу и она собралась пойти в противоположном направлении, он спросил, не хочет ли она выпить с ним.
С тех пор как она начала работать у него, такое предложение он делал впервые. Обычно, когда она уходила вечером с работы, он все еще сидел в кабинете, и она знала, что он часто работает допоздна.
– Я хочу поговорить с вами о Рики и вашей сестре, – сказал он, видя, что она колеблется. – Так что не волнуйтесь. Это не нахальное предложение. Я не собираюсь набрасываться на вас в многолюдном баре для удовлетворения своих порочных наклонностей.
Говоря это, он следил за выражением ее лица, и Грейси залилась румянцем. Не потому, что она думала в таком направлении – с того самого момента, когда они впервые встретились, она знала, что она не в его вкусе, – а потому, что при его словах она очень наглядно представила себе, как бы она чувствовала себя с ним в постели.
– Хорошо, я согласна, – сказала она поспешно. – Я собиралась пойти в больницу, но Дженни не будет очень возражать, если я не посещу ее сегодня вечером. На улице было жарко и душно. За время, прожитое здесь, Грейси заметила, что летом в Нью-Йорке выдавалось намного больше безветренных и теплых дней, чем в Лондоне.
Они шли по все еще многолюдным улицам, направляясь к небольшому бару, популярному среди бизнесменов из близлежащих служебных зданий. Грейси уже пару раз бывала в нем с одной из подруг с работы, и ей там нравилось. Он совершенно не походил на английские таверны с их притемненной интимной атмосферой, он был просторным и современным и хорошо сочетался с такими же просторными и современными зданиями вокруг него. Обставленный со вкусом, но безлико, он обслуживал быструю на ноги нью-йоркскую публику.
Когда они уселись за полукруглую металлическую стойку и им подали бокалы с вином, Морган откинулся на спинку стула и быстрыми резкими движениями ослабил туго завязанный галстук.
– Я разговаривал с Рики и Дженифер, – сказал он, маленькими глоточками отпивая из бокала, – но он не слышит голоса рассудка. Он молод, одурманен и даже не хочет слушать меня, когда я говорю о его «ответственности» перед компанией. Мне нужно знать, какое впечатление вы вынесли из разговора с сестрой об их отношениях.
– А зачем это вам?
– С тех пор как вы перебрались сюда, вы так и не отказались от одной вашей привычки, – сухо сказал Морган, и, когда Грейси спросила, что это за привычка, он ответил, насмешливо растягивая слова:
– От вашего любопытства, от стремления отвечать вопросом на вопрос почти по любому поводу.
На его лице появилась обворожительная сексуальная улыбка, и Грейси чуть не поперхнулась от своего белого вина. Неужели она стала забывать, каких женщин он любит? Длинных, худых и ультрасовременных, как высокий бокал для коктейля.
– Дженни очень привязалась к вашему племяннику, мистер Дрейк, – ответила она откровенно. – Насколько я знаю, она никогда и никем не была так увлечена, никогда. Я не пыталась отговаривать ее, потому что, во-первых, это не мое дело, а во-вторых, я не думаю, что из этого вышло бы что-нибудь путное. Я считаю, что отношения между ними должны пройти свой путь.
– Только не такой, из-за которого он бросит компанию Дрейка. А он более или менее прозрачно намекнул, что так и поступит, если я буду продолжать отговаривать его от серьезных намерений.
Его голос был жестким и бескомпромиссным. Он отхлебнул еще глоток и из-под своих густых темных бровей стал разглядывать ее со смущавшей ее обстоятельностью.
– И что вы намерены делать в связи с этим?
– Я думаю, его можно было бы послать на трехмесячные курсы в Париж. Рано или поздно он возглавит находящийся там наш филиал, так что мы просто ускорим приближение того, что ему так или иначе придется сделать.
Грейси посмотрела на него с удивлением. Она уже знала, какой он несгибаемый в делах. Он обладал проницательным чутким умом, который всегда предвидел возникавшие проблемы и не допускал разрастания их до критических размеров. Ее восхищала эта способность, но сейчас он выходил за рамки чисто деловых вопросов, что ее смущало.
– Я думаю, это было бы большой ошибкой, – сказала она спокойно. Грейси ожидала, что он взорвется, но Морган промолчал, и она продолжала:
– Такая мера может дать прямо противоположный результат. Если они действительно любят друг друга, мы мало что можем сделать, да и вряд ли надо что-либо делать.
– Боже ты мой, – сказал он, цинично скривив губы, – вы говорите как вечный романтик, только что сошедший со страниц романа викторианской эпохи.
Грейси чуть было не прыснула со смеху. Она всегда считала себя очень заземленной и уравновешенной.
– Никакой я не романтик, а человек, имеющий кое-какие принципы, – ответила она небрежно.
В его светло-серых глазах появилось задумчивое выражение, когда они, обежав ее всю, остановились на ее губах.
– Я уже видел, какая вы принципиальная, не так ли?
У меня не осталось никакого сомнения в этом после разговора на работе. Вам никто никогда не говорил, что вы очень прямолинейны?
– Я бываю прямолинейной, когда меня вынуждают обстоятельства, – сказала она в замешательстве, не понимая, почему от этого признания она почувствовала себя несчастной. Ей всегда нужно было быть сильной, когда она опекала Дженни. Ей стало больно от мысли, что такие люди, как Морган Дрейк, возможно, считают это качество замечательным, но не очень привлекательным.
Сомневаться в этом было невозможно. Судя по тому, что она видела, и еще больше по тому, что слышала, Морган Дрейк любил женщин яркой красоты, не слишком умных и, безусловно, не чересчур принципиальных. Она предполагала, что стрессов у него и на работе хватало, чтобы ему хотелось и в свободное время вести высокоинтеллектуальные беседы.
Он наклонился к ней, опираясь локтями о свои колени, так близко, что она почувствовала его чистое мужское дыхание.
– У вас интересный ум, мисс Темпл, – сказал он мягко. – Рано или поздно он подведет вас под монастырь. – Он пристально посмотрел на нее, и она опустила глаза, не совсем понимая почему. – На этот раз я воспользуюсь вашим советом, Грейси, так как подозреваю, что вы, вероятно, правы. Если на них давить слишком сильно, они побегут в ближайший загс, конечно, не раньше, чем ваша сестра будет в состоянии бегать.
Он очень редко называл ее по имени, и ей стало неуютно от интонаций его голоса. Она заерзала на стуле, готовясь встать и сказать ему, что ей пора идти.
– Я подвезу вас до квартиры, – сказал он, угадывая ее мысли. На ее возражения он сказал твердо, что сейчас слишком жарко, чтобы толкаться в общественном транспорте, и Грейси беспомощно согласилась. Его машина стояла в подвальном помещении служебного здания, и они пошли туда пешком, болтая на безобидные темы.
Она искоса взглянула на его мужественное агрессивное лицо и попыталась не замечать трепета в груди, возникшего от перспективы оказаться в квартире наедине с ним. Она вспомнила, как разволновалась, когда он посетил ее в Лондоне. Это было несколько недель тому назад. Теперь же ей действительно предстоит испытать всю силу его опасного мужского обаяния.
Он был прав. Она чувствовала себя роскошно, когда ехала домой в прохладе его комфортабельного спортивного автомобиля, утопая в глубоком мягком из коричневой кожи сиденье, которое обволакивало ее со всех сторон.
Дом, в котором она жила, находился в прекрасном месте – между улицей Сентрал-Парк-Вест и Бродвеем, в нескольких минутах ходьбы от Линкольновского центра и Центрального парка. У Грейси выработалась привычка в субботу утром бродить по Центральному парку среди пестрого сборища людей – пожилых, сидящих на парковых скамьях, молодых и энергичных, разъезжающих на роликовых коньках по прогулочным дорожкам парка с портативными магнитофонами «уок-мэн», пристегнутыми к поясу как неотъемлемая часть туалета, и наушниками.
Когда длинный серебристого цвета автомобиль остановился перед зданием, Морган, как она и предполагала, спросил:
– Вы не возражаете, если я зайду на чашку кофе? За это время интенсивность движения транспорта немного спадет.
– Конечно нет, – пробормотала Грейси, думая о том, как мало она может сделать, чтобы не пустить его в дом, когда этот дом, черт бы его побрал, является его собственностью. Но от этого ей было не легче, пока она шла по коридору, устланному толстым ковром, к своей двери, а Морган следовал за ней в тесной близости, лишая ее душевного спокойствия.
Когда они вошли, солнечные лучи все еще струились в большие окна, выходившие на оживленную улицу, и ее снова, в который уже раз, поразила очаровательная обстановка ее квартиры.
Осветительные приборы в небольшом, но уютном уголке для бесед в гостиной были матовые – зеленого и розового цвета. Казалось, что они поглощают свет и одновременно отбрасывают его назад, в результате комната выглядела незагроможденной и просторной.
Две широкие ступени вели в кухню слева и столовую справа. К кухне примыкал глубокий альков, в котором были сделаны полки для стереосистемы, книг и телевизора. Грейси редко включала телевизор, предпочитая почитать и послушать музыку после ужина.
Она подружилась с девушкой, занимавшей квартиру Дженни, и с ее маленькой дочуркой и в прошлое воскресенье приготовила для них традиционное английское жаркое со всем положенным к нему гарниром. Она решила не упоминать, что Дженни сдала свою квартиру подруге. Она не знала, стал бы Морган возражать. Вряд ли. Но не стоило испытывать судьбу. Кроме того, пришлось бы объяснять, что Дженни проводит почти все свободные вечера в квартире Рики в Гринвич-Виллидж, а это было все равно что ворошить осиное гнездо.
Она удалилась на кухню, чтобы приготовить кофе, и, вернувшись, с опаской поглядела на Моргана, который сидел на большом диване с изображенными на его обивке розами, вытянув перед собой свои длинные ноги. Он был похож на большую кошку из джунглей, отдыхающую после удачной охоты. Да, подумала она, мир больших капиталов и быстрых сделок, в котором он ловил добычу, был сродни джунглям, и он доказал, что может управляться в нем с такой же скрытной готовностью к внезапному нападению, как хищник, точно знавший все тонкости своего дела.
– А квартирки эти очень приятные. Я уже подзабыл, как они выглядят, сказал он, оглядывая комнаты.
Дверь в спальню, с облегчением заметила Грейси, была закрыта. И тут же сказала себе, что она дура, если думает, что имеет хоть какое-то значение, открыта дверь или закрыта или, вообще, есть она или нет. Ей надо обуздать свое воображение, или она кончит тем, что пойдет по дороге, о которой лучше не думать.
Она уселась в самое дальнее от него кресло, поджав под себя ноги и не беспокоясь о том, каким ужасно смятым будет ее платье, когда она встанет.
– Вы сами выбирали оформление интерьера? – спросила она из вежливости.
Она и думать не могла, что он сам этим занимался, но это была безопасная тема для разговора. Она была очень удивлена, когда он, медленно выговаривая слова, ответил:
– Что-то в этом роде.
– Вы имеете в виду, что вы определили цветовую гамму, а остальную черновую работу сделал кто-то другой?
Морган засмеялся.
– Случилось так, что в то время я встречался с первоклассной оформительницей интерьеров. Она сказала мне, как, по ее мнению, следует выполнить эту работу, и я согласился.
Грейси посмотрела на него, и их глаза встретились. В серых глубинах его глаз возникла мгновенная вспышка, испугавшая ее, но, когда она моргнула, огонек исчез, и она сочла, что это, наверное, был обман зрения.
– О! – только и могла произнести она, опустив глаза.
– Мне кажется, эта обстановка соответствует вам, – сказал он, медленно обводя ее глазами. – Есть что-то привлекательное в том, как вы сидите в этом кресле. Вы выглядите невероятно молодой. Моложе Дженифер. Какая у вас разница в возрасте?
– Пять лет.
Грейси посмотрела на него в надежде, что он почти до конца выпил свою чашку кофе, потому что она не собиралась предлагать ему еще. У него была странная манера без предупреждения переключаться в разговоре на личности. С этим было легче справляться на работе, потому что она всегда могла углубиться в доклад или сделать вид, что внимательно изучает папку с документами, но здесь обстановка была совсем иной.
Она вся сжалась от нервной дрожи, которая у нее начиналась всякий раз, когда она чувствовала, что по каким бы то ни было причинам он направляет все свое внимание на нее. Она осторожно поставила свою пустую чашку из-под кофе на стоявший рядом небольшой столик с поверхностью из дымчатого стекла и засунула руки под бедра.
– Как давно умерли ваши родители?
Грейси подмывало сказать ему, что это его не касается, но видно было, что он не из праздного любопытства сует свой нос в чужие дела, а спрашивает заинтересованно.
– Семь лет тому назад, – ответила она, все еще сомневаясь, надо ли обнажать свою душу, – в автомобильной катастрофе. Когда они возвращались из гостей домой, произошло лобовое столкновение с встречным грузовиком. Самое обидное было в том, что они никогда не брали в рот спиртного. Водитель грузовика отделался легкими порезами и синяками. Так оно всегда и бывает.
Она давно ни с кем не говорила о гибели своих родителей, и, как это ни странно, она чувствовала большое облегчение, рассказывая об этом сейчас.
– У нас была очень дружная семья, – высказывала она свои мысли вслух. Дженни была еще очень молодая, и это помогло мне взять себя в руки. Я не могла до бесконечности убиваться горем. Мне нужно было собраться с силами и продолжать жить ради нее. Я мечтала поступить в университет, заняться изучением бизнеса. Пришлось от всего этого отказаться. Я записалась на трехмесячные ускоренные курсы секретарей-машинисток и сразу же после окончания пошла работать.
Она посмотрела на него с таким видом, как будто то, в чем она ему исповедалась, было такой же новостью для нее, как и для него.
– Вы сожалеете, что вам не удалось продолжить учебу?
– Одно время я сокрушалась, но потом мне показалось бессмысленным переживать это. Я сделала единственный выбор, который, как мне казалось, был у меня в то время.
Она подняла голову, как бы ожидая, что он будет критиковать ее за такой образ действий, но тут же поняла, что он не сделает этого. Она почувствовала это по короткому молчанию, воцарившемуся между ними.
Она говорила ему правду, сказав, что недолго печалилась по поводу того, что ей не удалось завершить образование. Дженни была трудной девочкой, но Грейси безумно ее любила. Ради трех лет учебы в университете по курсу бизнеса она никоим образом не могла пожертвовать воспитанием Дженни.
– Вы отважная девушка, – сказал мягко Морган, – но я всегда подозревал, что вы такая – смелая и честная. Этим вы сильно отличаетесь от американских девушек. Американские девушки честные… но по-другому. Они откровенно говорят о вещах, о которых вы предпочитаете умалчивать…
Грейси облизала сухие губы, чувствуя, как у нее мурашки забегали по спине от ощущения его присутствия. В комнате воцарилась тишина. Как только они вошли, она сразу включила кондиционер, и его плавный приглушенный звук на заднем плане не нарушал тишины, а еще более ее подчеркивал.
– Это мое британское воспитание: высокомерие и все прочее, – сказала она с оживлением, вытаскивая из-под себя ноги и разминая их.
– Затекли? – спросил он.
Грейси кивнула головой, легонько постукивая ногами по полу, чтобы освободиться от покалываний.
– Позвольте мне.
Она не успела его остановить, он уже встал на одно колено и стал длинными ровными движениями массировать ее голени.
– Не надо! – сказала Грейси с ноткой отчаяния в голосе. Ей это ни капельки не нравилось. Казалось, что каждая струнка в ее теле напряглась до предела, а кровь бросилась ей во все поры, вплоть до волос на голове. Может быть, он не понимает, что с ней делает как реагируют на его действия ее чувства, но сама она очень остро ощущала все это.
– Ну как? Лучшей Грейси кивнула, во рту у нее пересохло, и она не могла произнести ни слова.
– Доведите меня до двери. Чтобы заставить кровь циркулировать снова.
Он поднялся и потянул ее за руку. Она хотела быть хладнокровной и собранной – в конце концов, о боже, он ведь только сделал ей массаж ног, – но ее чувства кричали, и она знала, что по всему ее телу идет легкая дрожь.
Всякий подумал бы, что до нее никогда в жизни не дотрагивался ни один мужчина! Чего это она так разволновалась? Разве он не вел себя самым невинным образом?
Она знала, отчего она разволновалась. Она подошла с ним до двери и немного отодвинулась в сторону, когда он открывал дверь.
Она наполовину открыла рот, чтобы попрощаться с ним. В этот момент он наклонил голову, и она почувствовала легкое прикосновение его губ к своим. Он провел своим языком по ее полураскрытым губам, выпрямился и исчез.
Грейси заперла дверь и в изнеможении всем своим весом навалилась на нее. Она чувствовала головокружение. Голова плыла, а кожа горела там, где он прикоснулся к ней.
Конечно, у нее были мальчики в прошлом, и она не относилась к числу никогда не целованных недотрог, но ее реакция на мимолетное прикосновение губ Моргана напугала Грейси. Когда она почувствовала ею теплые губы на своих, ее груди поднялись и стали упругими, а все тело как будто плавилось на медленном огне.
Она убрала кофейные чашки, автоматически помыла их и поставила сушиться, затем подошла к окну и стала глядеть вниз на улицу, пытаясь собраться с мыслями.
На улице еще было много народу. Жизнь в Нью-Йорке, казалось, никогда не замирает. Люди, кишевшие на улицах днем, к вечеру расходились по домам, но им на смену появлялись новые массы людей. Город как будто заряжался их энергией. Грейси хотелось, чтобы он отдал часть этой энергии ей. Она ей очень была нужна. Она нужна была для того, чтобы сбросить с себя растущее у нее внутри притяжение к Моргану. Она сказала себе, что этот поцелуй ничего не значил для него, что это был просто жест сочувствия после ее откровенных излияний.
Тем не менее он не давал ей спать спокойно в эту ночь. Шел час за часом, а она все лежала с открытыми глазами, думая о Моргане Дрейке и чувствуя себя маленькой глупенькой девочкой, которая с ума сходит по кому-то, о ком она, как о своем школьном учителе, и мечтать не может, потому что она ему не пара.
Правда, Морган Дрейк кое в чем отличался от школьного учителя: уроки, которые он давал женщинам, были совсем не книжного характера, и ей следовало бы хорошо помнить об этом.
Что бы он сделал, если бы узнал, какие чувства она испытывает к нему? Конечно, он об этом никогда не узнает, потому что она может скомпрометировать его своими чувствами, а она наслаждалась здешней жизнью. Она была без ума от своей работы, которая отличалась как небо от земли от того, что она делала в Лондоне, было несравнимо интереснее. Она не хотела рисковать своим положением.
В субботу выдался яркий безоблачный день. Грейси собиралась понежиться в постели, но проснулась рано полная нерастраченной энергии и в каком-то безрассудном порыве села в автобус, доехала до Пятой авеню и пошла по магазинам, чтобы присмотреть кое-какие мелочи из одежды.
Она купила пару легких хлопчатобумажных брюк с тонкими синими полосами, вышитую рубашку, которая ей вряд ли когда-либо понадобится, и ярко-зеленое платье на солнечную погоду, от которого ее глаза казались еще более зелеными.
Рот у Дженни открылся от удивления, когда она ввалилась в палату нагруженная покупками. Они вместе стали рассматривать купленные вещи. Дженни хихикала от удовольствия и пыталась убедить сестру, что возражений не будет, если та примерит их и проведет любительский показ мод.
– Ни за что! – сказала, смеясь, Грейси.
– Ну ладно. Скоро придет Рики, и я не хочу, чтобы он влюбился в тебя.
Грейси с удивлением посмотрела на сестру. Раньше их пути с Рики никогда не скрещивались. Он работал в другом отделении компании и обычно появлялся после ухода Грейси.
– Все еще безумная любовь? – осторожно спросила она, убирая вещи.
– Никогда такого не было! Я тебе говорила, Грейси, он совсем не похож на всех моих прежних приятелей.
– Надеюсь, – сказала Грейси. Она не отрицала, что ей любопытно посмотреть на него. Ей хотелось узнать, есть, ли у него какое-нибудь сходство с Морганом. Она надеялась, что сходства не будет, потому что, ей казалось, в мире не может быть двух одинаковых людей такого типа.
Когда он вошел, она взглянула на него с некоторым удивлением, потому что внешне он выглядел совсем иначе. У него были коротко стриженные светлые волосы и мальчишеское добродушное лицо, хотя такая же упрямая челюсть показывала, что если он сейчас и не является твердым и проницательным бизнесменом, то со временем им будет. Не удивительно, что Морган не хотел, чтобы он загубил свою карьеру необдуманными поступками.
В руках Рики держал огромный букет белых, желтых и синих цветов и был вознагражден восторженными воплями Дженни, когда с трудом втискивал их в единственную в комнате вазу.
Грейси наблюдала за ними. После первых проявлений вежливого любопытства и обычных вопросов о том, как она находит жизнь в Нью-Йорке, Рики переключил все свое внимание на Дженни. Они почти бессознательно под воздействием неведомой силы старались прикоснуться друг к другу. Грейси все это замечала и пыталась определить глубину их чувств. Было видно, что Дженни без ума от него, и, казалось, он отвечает взаимностью. Она надеялась, что это так. Она не думала, что Дженни легко оправится в случае разрыва.
Она потянулась за своими сумками, убеждая Рики, что сама довезет их до дома – в конце концов сумела же она без чьей бы то ни было помощи приехать с ними из магазина в больницу, – как вдруг он очень серьезно спросил:
– Мой дядя не касался вопроса о направлении меня на курсы в Париж? Он вам что-нибудь говорил об этом?
Они оба уставились на нее. Дженни от волнения кусала губу, как будто вот-вот расплачется.
– А вы не хотели бы побывать в Париже? – парировала Грейси и нагнула голову, чтобы скрыть беспокойное выражение, появившееся у нее на лице. Морган, очевидно, не принял во внимание ее совет, но волновало ее другое: он совершил ошибку, – она инстинктивно чувствовала это.
– Хотел бы, но не по той причине, по которой мои дядя хочет меня послать туда. Он считает, что мне нужно время, чтобы преодолеть «детские болезни роста».
– Может быть, это и так, – сказала Грейси, задумчиво глядя на него. Может быть, это нужно вам обоим.
– Грейси, мы уже не дети. Рики двадцать два года, а мне двадцать. Маме было семнадцать, когда она вышла замуж, а в восемнадцать она родила тебя! Чтобы понять, что ты любишь, необязательно быть старым и седым.
Дженни жалобно смотрела на нее, но что она могла сделать? Вряд ли она могла им обещать, что все будет в порядке.
– Мой дядя отдал всего себя созданию своей империи, – сказал Рики с горечью, – и я восхищаюсь им. Я знаю, что он придает большое значение тому, чтобы я продолжал его дело. Но он достиг успеха, наглухо закрыв себя для любовных переживаний, и поэтому считает, что другого пути нет.
– Тогда, боюсь, вам придется самому разубеждать его, – сказала мягко Грейси. В какое-то мгновение у нее появилось было искушение встать на защиту Моргана, хотя в том, что говорил Рики, было много справедливого.
Уходя, она чувствовала, что уик-энд будет далеко не простым. Ее собственные чувства были в смятении, а тут еще Дженни выложила перед ней свои проблемы, как будто старшая сестра обладает какой-то монополией на улаживание всяких проблем.
Она смутно припоминала, как кто-то однажды сказал ей, что время лечит все. Возможно, это было сказано на похоронах ее родителей ей в утешение. Если это так, значит, надо ждать и наблюдать, но у нее было тяжелое предчувствие, что будет нелегко. Совсем нелегко.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ловушка для Грейси - Уильямс Кэтти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Ловушка для Грейси - Уильямс Кэтти



неплохо
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиОльга
5.09.2011, 0.09





Средненько! Не люблю романы, где ГГ очень крутой и важный в большой корпорации, а чем именно занимается, и как они успешно работают не описывается. Отсюда неправдоподобность :( И очень странным языком перевели, некоторые фразы вообще непонятны
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиНаталья
22.01.2012, 9.43





Мне роман очень понравился.
Ловушка для Грейси - Уильямс Кэттитая
10.02.2012, 20.29





очень примитивно,не гуд
Ловушка для Грейси - Уильямс Кэттиatevs17
28.02.2012, 11.45





glavni geroi tak nichevo,no geroyina ponravilas
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиMariam
2.07.2012, 15.34





супер мужчина!)
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиКатя
19.01.2013, 18.51





Классный!Классный!И еще раз Классный роман!!!Обожаю такие сюжеты!Читать всем!!!!Получила массу удовольствия!
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиАнна
10.04.2013, 17.35





Неплохо. Героиня понравилась, нормальная адекватная девушка. Герой тоже ничё так, несмотря даже на хэпи энд,понятное дело в жизни все закончилось бы расстованием, но не тот это жанр и хорошо. Единственно что раздрожало так это их "ВЫ" до самого конца блин.
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиKissa
23.05.2013, 7.52





Классный роман.
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиАня
24.05.2013, 8.25





Никакой. Слог ужасен, они любовники, но все равно на"вы", читать невозможно. Не тратьте время зря.
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиНина
6.08.2013, 23.54





Ничего романчик,только вот ,,выканье'раздражает.
Ловушка для Грейси - Уильямс Кэттитатьяна
1.09.2013, 11.21





Ничего романчик,только вот ,,выканье'раздражает.
Ловушка для Грейси - Уильямс Кэттитатьяна
1.09.2013, 11.21





А, мне понравился! Да, выкают, но я, закрывала глаза на это. Роман понравился.
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиКоко
8.11.2013, 19.12





Все было бы ничего, но "выкание" достало. ичитать я хотела закинуть раньше, но хотела узнать на каком этае отношений они передут на "ты", хотя я думала , что этого не будет (постоянно крутилась фраза - "средневековье")
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиЛена
21.12.2013, 23.46





типичный любовный роман, лечше многих,но не фонтан.....
Ловушка для Грейси - Уильямс Кэттивалентина
25.03.2014, 6.18





типичный любовный роман, лечше многих,но не фонтан.....а " выканье" вполне объяснимо,они же держали в тайне свои отношения
Ловушка для Грейси - Уильямс Кэттивалентина
25.03.2014, 6.18





Скучный, заурядный, обыкновенный...
Ловушка для Грейси - Уильямс Кэттимамуля
26.03.2014, 4.11





Классный, советую
Ловушка для Грейси - Уильямс Кэттината
21.04.2014, 21.30





Классный, советую
Ловушка для Грейси - Уильямс Кэттината
21.04.2014, 21.30





"Когда ее пальцы проникли под пояс его трусиков, он хрипло застонал, и тело его задрожало от ее ласк". Трусиков?! Он что носит бикини, или она с пятилетним мальчишкой собирается переспать?! Но это ещё цветочки, что за вечное "ВЫ"!? Да и как-то на "ТЫ" резко перешли. Ощущение, что автор чисто на автомате писала этот роман, лишённая на тот момент всяких чувств и эмоций!
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиГрэйси
24.06.2014, 12.20





А мне понравилось
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиЕлена К
27.06.2014, 12.20





Хрень полная!!! Даже не тратьте свое время!!!
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиДарья
8.03.2015, 18.23





Мне понравилось, и вы совсем не мешало..rnЯ бы обратила внимание на повторение ее мыслей о боли и их незавершенность.. Может критики посоветуют почитать более шедевральное произведение ))?
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиЛяля
21.04.2015, 11.32





очень слабенько
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиНика
4.05.2015, 16.04





очень банальный, онався такая принципиальная и нравственная,не красавица но и не дурнушка, он богач и ловелас,и она постоянно пытается справитсяс греховным желаниями, она ж такая правильная как так можно.... rnпо поводу ты-вы, тут уже переводчики намудрили, в английском же нет особенного разделения,одно местоимение you
Ловушка для Грейси - Уильямс Кэттинадежда
27.05.2015, 10.37





Мне вот интересно почему переводчики решили что перейти на "ты" можно только после предложения пожениться?rn Очень странный перевод. А так во общем обычный любовный роман. Героиня - достаточно сносна и умна. Герой - стандартный идеальный мужик, которого смогла очаровать именно наша героиня до этого он, конечно, был бабником. Но Героиня на то и Героиня чтобы своими невинными прелестями перевоспитывать бабников.
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиMaya
16.05.2016, 21.11





Роман перекликается с произведениями макнот приятный, трудно оторваться, люблю такой сюжет, правдоподобно, но что то он очень быстро за ней помчался в Лондон! У него ведь не было времени на осмысливание своих чувств ,много переживаний гг
Ловушка для Грейси - Уильямс КэттиНемо
5.06.2016, 23.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100