Читать онлайн Для любви нет преград, автора - Уильямс Кэтти, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Для любви нет преград - Уильямс Кэтти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Для любви нет преград - Уильямс Кэтти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Для любви нет преград - Уильямс Кэтти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уильямс Кэтти

Для любви нет преград

Читать онлайн

Аннотация

Грегори Уоллес, магнат строительного бизнеса, решил поселиться в тихом местечке под Лондоном, всколыхнув тем самым размеренную жизнь Эшдауна. Многие местные красавицы лишились сна и покоя. Не могла остаться в стороне и Софи Тернер, которая одной из первых познакомилась с ним. Интересно, чем закончится для нее это знакомство – свадьбой или печальным звоном разбитого сердца?..


Следующая страница

Глава 1

– Все только о нем и говорят, – сообщила улыбчивая кареглазая блондинка Кэтрин Тэйлор своей подруге, лениво жуя сельдерей – с понедельника, после недели чревоугодия, она сидела на строгой диете. Ходят слухи, что он собирается переезжать сюда.
– Ну и? – Софи даже не обернулась. Сплетни не были чем-то необычным в их деревушке, они делали повседневную жизнь интереснее.
– Ну и?! Ну и? И это все, что ты можешь сказать?
– По-моему, этого достаточно. – Софи щедро добавила в кастрюлю приправы и сливок. Кэт может сидеть на диете, если ей это нравится, но она вовсе не собирается уменьшать калорийность блюда и портить его вкус.
– Неужели тебе не интересно? – спросила Кэт укоризненно. – Все говорят о Грегори Уоллесе. И Аннабел, и Кэролайн, и остальные члены местного «высшего» общества – все собираются позаботиться о том, чтобы мистер Уоллес не скучал. Конечно, если он действительно переедет сюда.
– Бедняга! Не завидую ему. Ладно, не будем больше об этом, пора за стол.
Разговор прервался, но Кэтрин, быстро покончив с едой, вернулась к волновавшей ее теме. Софи было скучно. Она слышала о мистере Уоллесе уже не первый раз: известный человек, занимался строительством домов и, в частности, много сделал для их деревни. Все его проекты отличались хорошим вкусом и безупречным архитектурным стилем. Местная гостиница, ветшавшая на протяжении многих лет, благодаря ремонту приобрела вполне пристойный вид. Все восторгались Уоллесом. Можно было подумать, что это рыцарь на белом коне, примчавшийся, чтобы поднять деревню из разрухи и спасти бедных обитателей Эшдауна. Но для Софи Уоллес прежде всего был деловым человеком, богачом, старающимся заработать еще больше денег.
– Не пойму все же, почему этот человек решил переехать именно сюда. По-моему, такие люди не могут обходиться без шума и суеты большого города. И не говори мне, что он собирается поселиться здесь, чтобы ухаживать за собственным садом и слушать пение птичек по утрам.
– Ты цинична, Софи. – Кэтрин осуждающе взглянула на подругу.
– Я просто трезво смотрю на вещи. Судя по слухам, Грегори Уоллес не женат, значит, он весьма выгодный жених. Тогда почему же он решил обосноваться в нашем захолустье? Можно подумать, что здесь толпами бродят королевы красоты – Не дай бог, Аннабел и ее окружение тебя услышат. К тому же, – Кэтрин откинулась на спинку стула и оценивающе посмотрела на Софи, я знаю одну молодую женщину, которая могла бы заинтересовать богатого холостяка. Ты ведь очень привлекательна. Соф! Если бы ты еще уделяла хоть сколько-то внимания своему туалету…
Софи покраснела и поспешно принялась собирать со стола.
– Не начинай снова, Кэт! – Софи просто не переносила, когда обсуждали ее внешний вид и манеру одеваться. Все вокруг, казалось, думали, что красота – высший дар, который открывает все двери и делает жизнь приятнее и легче. Софи знала, что у красоты есть и оборотная сторона, но ей уже надоело доказывать Кэтрин свою точку зрения.
– Почему ты носишь эти мрачные длинные юбки и бесформенные свитера? Можно подумать, у тебя нет денег.
– Они у меня есть, – печально ответила Софи. – Алан хорошо обеспечил меня после развода. Чувство вины приходится дорого искупать. – Прошло пять лет после их разрыва с Аланом, но воспоминания о неудавшемся браке и имя бывшего мужа до сих пор вызывали у нее горечь и боль. – Я больше не хочу говорить об этом.
– Почему? – резко спросила Кэтрин. – Если ты не можешь довериться мне, то с кем тогда ты можешь разговаривать?
– Я вообще ни с кем не хочу говорить на эту тему. – Софи нервно стиснула пальцы. – Мы с Джейд живем прекрасно. Мы счастливы, и нет смысла копаться в прошлом.
– Хорошо. – Кэтрин пожала плечами. – Но все равно ты не права. Ведь ты красива, Соф! Твоя красота настоящая, она – дар природы, а не результат обильного макияжа и удачной краски для волос. Но ты все равно предпочитаешь хоронить себя здесь.
– Но ты тоже живешь здесь и не торопишься на вокзал, чтобы купить билет до Лондона.
– Как знаешь. – Кэтрин улыбнулась, и Софи немного расслабилась.
Ей совсем не хотелось ссориться с Кэтрин. Они были подружками с детства – вместе играли в куклы, устраивали пикники для игрушек, всем делились, – но рана, нанесенная Аланом, еще не затянулась, и Кэт обычно уважала ее нежелание касаться этой темы.
Позже, уже после ухода Кэтрин, поднявшись в спальню проверить дочь, Софи вновь мысленно вернулась к разговору с подругой. Ее собственные слова были ложью. Она не была счастлива. Она не просыпалась утром с чувством радости оттого, что впереди новый день, и не наслаждалась каждым его мгновением. Да, она бывала счастлива, глядя на Джейд, но большую часть времени пелена какой-то смутной неудовлетворенности окутывала ее. Иногда Софи стряхивала ее, и неудержимый восторг вырывался наружу, например, когда она смотрела первое рождественское представление Джейд в школе. Но потом неудовлетворенность возвращалась, не терзая ее скорбью и отчаянием, но и не пуская в мир счастья. Как объяснить это Кэт? Она ведь считает, что разводы – явление нередкое, случаются миллионы раз, и Софи повезло, что ее муж – богатый человек и щедро обеспечил ее после своего ухода. Однако Кэт не знала всех обстоятельств, предшествовавших разводу, не знала, как сильно пострадали самолюбие и самоуважение Софи.
В полумраке спальни, в зеркале Софи посмотрела на отражение своего лица и тела, которые, по словам Кэт, сулили ей счастье и богатство. Яркорыжие волосы, спадающие локонами до талии, огромные зеленые глаза, маленький прямой нос, чувственные губы. Одежда не могла скрыть соблазнительных очертаний ее фигуры – длинных ног, тонкой талии, пышной груди. Собственная красота оставила Софи равнодушной. Ведь если бы не ее внешность, Алан никогда не обратил бы на нее внимание, и жизнь Софи могла бы сложиться по-другому. Слава богу, что родилась Джейд – чудо, появившееся из бездны неприязни.
Стоило ли удивляться, что одна лишь мысль о флирте, о новых отношениях с другим мужчиной, о выставлении своего тела на обозрение вызывала у Софи отвращение. У жизни в деревне были и свои хорошие стороны: мужчин здесь можно было пересчитать по пальцам, а незнакомый мужчина мог оказаться только проездом. Аннабел и ее окружение, приезжая из Лондона в загородные дома своих родителей отдохнуть и набраться сил, часто привозили с собой гостей, однако Софи обычно вежливо, но твердо отказывалась от приглашений на их вечеринки…
Несколько недель спустя Кэтрин сообщила, что Грегори Уоллес на самом деле переезжает в Эшдаун. Слова подруги не произвели на Софи впечатления, пусть этот мистер Уоллес живет там, где ему вздумается – в Эшдауне или Тимбукту, на ней это никак не отразится.
– И я уже видела его, – доложила Кэт.
– Рада за тебя, – улыбнулась Софи, – ты просто создана для таких приключений.
Ответом ей послужил возмущенный взгляд.
– Он просто великолепен!
– Ну, если это действительно так, то скоро он совсем покорит местных жителей. Аннабел и Кэролайн, да и близнецы Стеннор, без сомнения, обоснуются здесь. И где же поселится сей доблестный рыцарь?
– Он купил «Эшдаунский особняк».
– «Эшдаунский особняк»!? – Софи нахмурилась, – Я думала, старая миссис Фрэнк не собирается его продавать.
– Но она это сделала. Миссис Фрэнк переехала в коттедж на поляне, а в «Эшдаунском особняке» работы начнутся на следующей неделе.
– Наверное, он обладает магическим даром убеждения!
– Конечно. В придачу к впечатляющей внешности и огромному банковскому счету. И пожалуйста, не заводи снова разговоры о том, что деньги это не все. Разыграй умно свою партию – и получишь от него щедрый взнос для благотворительного фонда.
– Я не собираюсь стоять с протянутой рукой перед первым встречным! Благотворительная деятельность Софи была добровольной, и ей претила мысль присоединиться к длинной очереди людей, желающих что-нибудь выклянчить у богатенького мистера Уоллеса. Шумиху, возникшую из-за его переезда, Софи находила отвратительной. В библиотеке, где она работала, теперь о нем только и говорили. Софи знала, что рано или поздно столкнется с ним. В Эшдауне это неизбежно.
– Быть может, теперь, когда переделка его дома закончится, ему наскучит сельская жизнь и он вернется в Лондон. – Софи, улыбнувшись, проводила взглядом подругу, которая покидала библиотеку, разочарованная ее замечанием.
Около пяти последние посетители ушли из библиотеки. Рабочий день закончился, пора было забирать Джейд от няни. Софи не терпелось начать мастерить с дочерью рождественские украшения.
Через несколько дней прибудет огромный, невероятно дорогой подарок от отца Джейд и, как всегда, Софи положит его под елку. Одно и то же каждый год – роскошный подарок, в ответ – благодарственная открытка человеку, о котором ее дочь никогда не спрашивала.
Софи складывала бумаги в ящик. Что-то заставило ее поднять глаза, и она увидела незнакомца, стоящего в проеме двери. Почти все лампы были уже выключены, и Софи по-настоящему испугалась.
– Моя рука на телефоне! – четко произнесла Софи, и собственный голос, громко прозвучавший в пустой библиотеке, заставил ее почувствовать себя героиней второсортного боевика. – Если вы сделаете шаг ко мне, уверяю вас, я позвоню в полицию и полицейские будут здесь, не успеете и глазом моргнуть!
Человек был высокого роста и, судя по очертаниям фигуры, мощного телосложения. Сердце Софи бешено стучало от страха, она молилась про себя, чтобы в отделении кто-нибудь был, если ей все же придется звонить.
– Как страшно! – лениво протянул незнакомец. У него был низкий голос, ироничная интонация придавала ему сексуальный оттенок.
Он выступил из темноты, и Софи удалось рассмотреть его. Внешность была яркой и впечатляющей – черные волосы, черные глаза, стройное мускулистое тело. Софи был знаком этот тип людей, к которому принадлежал и ее бывший муж, чьи внешняя привлекательность и обаяние когда-то лишили ее благоразумия.
Она взяла пальто и закрыла ящики каталога.
– Будет страшно, если придется встретиться с полицией, – сказала она резко.
– С полицией? Вы имеете в виду того забавного парня, который работает в полиции и заодно играет в рождественском спектакле? – Он весело рассмеялся и подошел к столу.
– Кто вы? Библиотека закрыта. Если вам нужна книга, приходите утром. – Она взяла свою сумочку со стола и по привычке огляделась вокруг проверить, все ли в порядке.
– Я – Грегори Уоллес, – представился мужчина.
Несколько мгновений она смотрела на него с нескрываемым любопытством, затем повернулась и пошла к двери.
– А я ухожу, если вы не возражаете. Следуйте за мной, или я закрою дверь и вы останетесь здесь до утра.
Когда Софи проходила мимо Грегори Уоллеса, она уловила исходивший от него мужской аромат. Его рост поразил ее. Софи сама была отнюдь не маленькой, и ей нечасто приходилось встречаться с мужчинами, бывшими настолько выше ее.
– Я пришел за книгой, – сказал он, не сдвинувшись с места, и ей пришлось остановиться и оглянуться на него. Это было уже слишком. Если их разговор затянется, она опоздает к дочери, и малышка будет волноваться.
– Я догадалась, – холодно парировала Софи. – Люди обычно приходят в библиотеку за книгами. – Это и есть тот человек, подумала она, который так всполошил нашу спокойную деревушку. Судя объективно, она могла понять почему. «Приглядитесь к нему! – могла посоветовать она всем его восторженным почитателям. – И вы увидите вереницу разбитых сердец на его пути».
– Я думаю, – произнес он сухо, – ваши посетители вправе рассчитывать на лучшее обслуживание. Вы даже не представились.
– Меня зовут мисс Тернер, – сообщила Софи без нотки теплоты в голосе. – И, как я уже сказала, библиотека закрыта.
– Разве вы не можете задержаться на несколько минут и найти для меня книгу? Что-нибудь об истории этого места.
– Оно слишком мало, чтобы иметь историю. Впрочем, если хотите чтонибудь узнать, поговорите с преподобным Дэвисом.
С этими словами она повернулась и пошла к выходу, выключая по пути лампы. Она думала, что Уоллес не станет продолжать разговор, столкнувшись с реальной угрозой оказаться запертым, и не ошиблась. Но она не ожидала, что он подойдет к ней близко, так близко, что это вызовет приступ клаустрофобии. Софи не относилась к тем людям, для которых было естественно подходить почти вплотную к собеседнику. Тем более ей был неприятен физический контакт с малознакомыми людьми, и сейчас она инстинктивно отодвинулась, чтобы сохранить дистанцию между ними.
– Впервые встречаю такую неприветливую особу!
– Вы имеете в виду здесь или вообще в жизни?
– Вам кто-нибудь говорил, что вы меньше всего похожи на библиотекаря?
– Меньше всего мне хочется стоять здесь и вести пустой разговор. Боюсь, мне пора идти. – Она повернула ключ в замке и подергала, чтобы проверить, закрыта ли. Хотя маловероятно, чтобы кто-нибудь проник в библиотеку, даже если дверь будет открыта всю ночь. В Эшдауне низкий уровень преступности. В самом деле, кого здесь можно ограбить: почтенную даму, приходящую к твоей матери раз в неделю на чашку чая или старушку, нянчившую тебя в детстве?
Софи направилась к машине, припаркованной напротив библиотеки, а Грегори Уоллес последовал за ней.
– Я думаю, вы слышали, что я купил «Эшдаунский особняк».
– Думаю, что слышала, – ответила Софи кратко. – Ну что ж, всего хорошего, мистер Уоллес! Надеюсь, ваша попытка разузнать побольше об этом месте увенчается успехом.
Она открыла дверцу машины, скользнула на водительское место, подобрав пальто, чтобы оно не помешало двери захлопнуться, как уже бывало много раз, и завела автомобиль. Грегори Уоллес постучал в окно, и она раздраженно его открыла.
– Могу я вас спросить кое о чем? – Он склонился так низко, что наполовину влез в машину. Софи с необъяснимой тревогой отпрянула назад, сердце яростно застучало.
Ее реакция на этого мужчину пугала. Софи нравилось общаться с мужчинами, умеющими держать дистанцию. Она всегда ясно давала понять, что недоступна. Но Уоллес, видимо, не слишком уважал желания других людей – он шел, куда хотел, и игнорировал любые протесты, которые мог встретить на своем пути.
– О чем?
– Чем я заслужил столь глубокую неприязнь?
– Во всем виноваты мои гены.
– Другими словами, вы ведете себя так со всеми?
– Другими словами, мне надо ехать. Он отошел от машины, и Софи быстро закрыла окно. Перед тем как свернуть за угол, она посмотрела, ушел ли Уоллес. Его не было видно.
Она опоздала на полчаса, но Джейд не тревожилась. Уютно расположившись в кресле, она рисовала.
– Как она себя вела?
– Прекрасно! – доложила Сильвия. – Как всегда. Забрала ее в час из школы. Луиза Додвен пригласила ее на чай в пятницу, и Джейд теперь трепещет от радости.
Софи улыбнулась. Благодарение Богу, они живут в этой маленькой деревушке, где все знают ее дочь и знают, как реагировать на ее глухоту. Что бы она делала в другом месте? Конечно, как-нибудь справилась бы, но насколько легче, когда ты окружена любящими и понимающими людьми.
Софи подошла к дочери и несколько мгновений постояла тихонько, глядя на свое сокровище. Девочка была миниатюрной копией матери. Софи всегда жалела, что ее родители не дожили до рождения Джейд и не увидели свою внучку. Затем она встала прямо перед дочерью и заговорила медленно и внятно, сопровождая свои слова жестами…
«Она не инвалид, – терпеливо объяснил ей врач несколько лет назад, когда Софи впервые заметила, что ее дочь не реагирует должным образом на звуки. – Она глухая. Но не полностью. Девочка может слышать, но все звуки сливаются для нее в неясный гул и ничего не значат. Глухота не представляет угрозы для ее жизни, Софи. Вам нужно время, но вы будете удивлены, как быстро она научится справляться со своей проблемой».
Все в деревне знали, что Джейд не слышит, но, поскольку дети выросли с осознанием этого, они автоматически вставали перед лицом Джейд, когда хотели ей что-нибудь сказать. Они были удивительно нежны и внимательны к ней. Школьный учитель Джесси выучил основные жесты и показал их на уроке. Всех это позабавило, и с тех пор все дети стали слова перемежать жестами.
Сама Софи, когда диагноз подтвердился, прочитала все, что смогла найти на эту тему. Она выучила язык жестов и основала в Эшдауне благотворительный фонд, деньги из которого шли на нужды детей-инвалидов.
И все это время она не переставала оплакивать свой неудавшийся брак. Прошли годы, прежде чем она перестала думать, что глухота Джейд своего рода наказание ей за неумение сохранить семью. Имя Алана до сих пор оставляло неприятный привкус во рту. Она старалась не думать о нем, но знала, что никогда больше не доверится мужчине из-за страха, что он причинит ей боль.
И поэтому она так злилась этой ночью, когда образ Грегори Уоллеса, не давая ей спать, мелькал у нее перед глазами, кружил, как москит, жужжащий в темноте, жаждущий крови. Софи надеялась, что не увидит его вновь. Они могут случайно встретиться на улице, и она поспешит перейти на противоположную сторону. Она опустит глаза и сделает вид, что не заметила его. Но это будет трудно – он стал слишком заметной фигурой в Эшдауне. Хотя вряд ли он будет проводить здесь много времени. Магнаты не принимают участия в сельской жизни. Их место обитания Лондон, а загородный особняк лишь символ их богатства, и выбираются они туда редко, один-два раза в месяц, если позволяют дела…
Когда на следующий день около двенадцати Софи подняла голову и увидела Уоллеса, направляющегося к ее столику в библиотеке, она и сама не могла определить переполнявшие ее чувства – удивление, раздражение, а, может быть, радость? Одно было ясно: она ощущала себя птицей, запертой в клетке без надежды освободиться.
В безжалостном свете дня он встревожил ее еще больше, чем накануне. Софи смогла лучше разглядеть его лицо – резкие черты, темную глубину глаз, агрессивную линию подбородка. Он шел с уверенностью хищного зверя, рыскающего в поисках добычи. Это не мешало мистеру Уоллесу быть вполне светским человеком. Он останавливался по пути, чтобы переброситься несколькими вежливыми фразами со знакомыми посетителями библиотеки.
Да, он здесь совсем недавно, но уже отлично зарекомендовал себя в нашем обществе, цинично подумала Софи.
Все дело в обаянии и привлекательной внешности. Алан производил на людей то же впечатление. Это было его целью, ему необходимы были лесть и поклонение окружающих.
Софи посмотрела на мистера Уоллеса критически, когда он, наконец, приблизился к ее столу, но не произнесла ни слова.
– Я вернулся, – сказал он, как будто она не видела.
– Я вижу.
– Может быть, этот свежий, солнечный денек улучшил ваше настроение? Он смотрел ей в глаза, но Софи казалось, что он рассматривает и вбирает в себя всю ее – тело, одежду, движения.
Он должен был разочароваться, если в его планы входил флирт с хорошенькой и легкомысленной деревенской простушкой. Внешний вид Софи ясно говорил, что она не расположена к этому. На ней была длинная юбка мрачных тонов, почти полностью скрывающая ее ноги, и бесформенный свитер. Волосы были убраны назад, во французскую косичку, а на лице – ни малейших следов макияжа.
– Я так понимаю, вы вернулись за книгой о необыкновенно интересной истории Эшдауна? – Она показала на нужный ему стеллаж. – Вы можете найти что-нибудь там.
– Не могли бы вы сами показать мне?
– Боюсь, что нет. Я не могу оставить свой пост. Попрошу Клэр помочь вам.
– Да, конечно! Вы вряд ли можете оставить свой пост – вдруг сюда нагрянет толпа людей, желающих получить книжки.
– Вы совершенно правы, – произнесла Софи холодно, не обращая внимания на насмешку. Она знала, что ее поведение становится невежливым, но ничего не могла с собой поделать. Слишком живы были неприятные воспоминания о бывшем муже, которого мистер Уоллес так ей напоминал.
– Может быть, Клэр посторожит ваше место? Где она?
– Хорошо. – Софи вышла из-за стола, – Угодно ли вам будет последовать за мной? – спросила она, оглядываясь. Не успел он ответить, как она уже подошла к стеллажу, где располагалась литература, посвященная местной жизни. – Боюсь, это все, что есть, самая полная история Эшдауна уместилась в этом издании. – И она протянула ему тонкую книжку, которую он взял и пролистал.
– Прекрасно. – Грегори Уоллес улыбнулся, и Софи выдавила в ответ вежливую улыбку.
– Как я уже сказала вам вчера, если хотите узнать подробнее об Эшдауне, поговорите с преподобным Дэвисом, с местными жителями.
Хотя, скорее всего, он уже поговорил. Судя по слухам, Уоллес ведет активную общественную жизнь, гораздо более активную, чем она, хотя Софи родилась и выросла в Эшдауне.
– А как насчет вас? – поинтересовался он, когда она благополучно вернулась на свое место.
– Что насчет меня? – спросила Софи, глядя на него непонимающе.
– Почему бы вам не пообедать со мной сегодня и не рассказать о вашей очаровательной маленькой деревне, – терпеливо объяснил он.
– Извините, я не могу, – тут же ответила Софи.
– Почему?
– Потому что я работаю и во время перерыва. Он оглянулся вокруг, как будто пораженный загадкой.
– Почему?
– Потому что., потому что… – Она вздохнула тяжело и скрестила руки. Библиотеку вряд ли можно было назвать центром кипящей жизни. Сейчас в ней было пять человек, если не считать нескольких дошкольников, постоянных посетителей библиотеки, сопровождаемых усталыми матерями.
Обычно Софи занималась с ребятишками – читала им вслух, обучала основам алфавита. Ей это нравилось, к тому же матери детей могли в это время спокойно выбирать книги для себя. Конечно, это не входило в ее обязанности и едва ли послужит для мистера Уоллеса достаточным оправданием ее отказа пообедать с ним.
– Просто потому, что я так делаю. – Так как он продолжал смотреть на нее требовательно, не принимая ее слова за ответ, она продолжила раздраженно:
– Да, я не должна работать во время перерыва, но я перекусываю здесь и читаю. – И Софи бросила на Грегори Уоллеса вызывающий взгляд, который его нисколько не смутил. – Кроме того, – добавила девушка, – я удивляюсь, что у вас есть время обедать здесь. Разве вам не нужно быть в вашем офисе в Лондоне? Работать с утра до ночи? Строить свои империи?
– И от строительства империй надо отдыхать, – сказал он, и уголок его рта дернулся, как будто он подавил улыбку.
– Я не рассчитывала насмешить вас, мистер Уоллес.
– Пожалуйста, не называйте меня мистером Уоллесом. Даже мой банковский менеджер не называет меня так.
Возможно, потому, что он старается угождать богатому мистеру Уоллесу во всем, лишь бы продолжать с ним сотрудничество. Алан имел на людей такое же влияние, ему нравилось, когда окружающие потворствовали его желанию быть обожаемым. Инстинктивно Софи нахмурилась, вспомнив про свою собственную наивность. В начале их отношений она витала в облаках и думала, что именно ее личность, ее душа привлекли его. Потом она поняла, что все, чего он хочет, – это иметь рядом красивую куклу, вещь, а не человека. Какой же она была уступчивой, покорной! Позволяла ему самому выбирать для нее одежду, которую она считала слишком откровенной, и туфли на высоких каблуках, заставлявшие ее чувствовать себя великаншей по сравнению с другими женщинами.
– Вы куда-то пропали, – сказал Грегори, наклонившись над столом.
– Что? – Софи вернулась из своего путешествия в прошлое и сосредоточила внимание на мужчине, стоявшем перед ней. Она подумала мрачно, что лучше бы ей никогда не встречать его. Потом подумала, что это глупо, потому что она едва знала его и вряд ли незнакомец мог как-нибудь повлиять на ее тщательно спланированную жизнь. Если бы не его обаяние, она была бы полностью уверена в себе.
– Вы были за тысячи миль отсюда.
– Пожалуйста, ваш билет. – Проигнорировав его слова, Софи протянула ему читательский билет, который он тут же спрятал в бумажник.
– Поскольку мы выяснили, что вам нет необходимости оставаться здесь во время перерыва, может быть, вы примете мое приглашение?
Она с неясным страхом ощущала магнетическую силу в его голосе.
– Нет.
Он покачал головой и нетерпеливо посмотрел на нее.
– Когда я должен вернуть книгу? – спросил он, выпрямляясь и отходя от стола.
– Через две недели; в противном случае, боюсь, вам придется заплатить штраф.
– Сколько?
– Не помню. Все сдают книги вовремя.
– Как добродетельно с их стороны!
– Это вообще добродетельное общество, – заметила Софи, и он выразительно поднял брови.
– В самом деле? – поинтересовался он мягко. – И вы не составляете исключения?
Она почувствовала, как краска бросилась ей в лицо, и еле удержалась от инстинктивного желания дать ему пощечину. В словах Грегори Уоллеса не было ничего грубого или оскорбительного, но тот факт, что он заставил ее покраснеть от смущения, а этого с ней не было очень давно, вывел ее из себя.
– Я особенно добродетельна, – ответила Софи наконец, глядя ему прямо в глаза, не моргая. – Надеюсь, что вы запомните это.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Для любви нет преград - Уильямс Кэтти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Для любви нет преград - Уильямс Кэтти



мне очень понравилось))) почитайте)
Для любви нет преград - Уильямс Кэттитатьяна
11.07.2012, 7.14





неплохо
Для любви нет преград - Уильямс Кэттитана
24.11.2012, 20.47





Хорошая сказка на ночь. Где же все эти мужчины? В наше время есть такие, которые не задумываясь бегут от двух и более детей и не оказывают им никакой поддержки.
Для любви нет преград - Уильямс Кэттинадежда
28.01.2013, 15.08





прекрасный и легкий роман.
Для любви нет преград - Уильямс Кэттигаля
8.10.2013, 9.57





Очень легко и непринужденно.
Для любви нет преград - Уильямс КэттиЛена
8.12.2013, 22.27





миленько
Для любви нет преград - Уильямс КэттиИрина
8.12.2013, 23.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100