Читать онлайн Заговор сердец, автора - Уилсон Патриция, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заговор сердец - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 95)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заговор сердец - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заговор сердец - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Заговор сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Ночью и утром на окрестных дорогах работали снегоочистители, и после молчаливого завтрака они продолжили свой путь на север. Джордан сидел с как никогда холодным и отчужденным видом, и Кэсси вдруг стало очень одиноко. В голове у нее смутно мелькнуло, что в обычных обстоятельствах она бы наверняка почувствовала себя глупой обманутой девчонкой. Она вспомнила, с каким яростным самозабвением он любил ее утром, а сейчас всем своим видом показывал, что говорить им не о чем. Правда, она сама сделала, так сказать, первый шаг, но ведь Джордан не только не оттолкнул ее, но охотно пошел навстречу, и сейчас Кэсси спрашивала себя, знает ли она его вообще. Именно он, а не она, каждый раз снова внутренне отдалялся. Интересно, как бы он Повел себя, если б она по-прежнему в сладком забытьи лежала в его объятиях? Неужели она действительно вызвала в нем отвращение и досаду или же он просто хотел таким образом снять с себя всякую ответственность за то, что произошло?
Ни он, ни она не имели ни малейшего намерения продлевать свой тайный сговор, и вот теперь все изменилось. Этого ни в коем случае нельзя было допускать, но Кэсси не могла отделаться от впечатления, что весь ее мир теперь совершенно иной, не такой, как раньше. Она думала об этом без сожаления. Она стала другим человеком, однако не могла ожидать того же от Джордана. И дело не в том, что все это произошло с ней впервые. Ее душа перевернулась – вот что главное. Перемена коснулась самых сокровенных глубин ее существа, наполнив ее доселе неведомым теплом и одновременно беззащитностью.
Она украдкой, с напряженным ожиданием покосилась на мрачное лицо Джордана. Мое сердце принадлежит ему! Короткая фраза ярко вспыхнула в мозгу, и Кэсси поняла: это навсегда. Вздумай кто-нибудь предъявить на нее права, она бы до крайности изумилась. Да как он смеет! Она принадлежит Джордану, и только ему.
Как бы почувствовав состояние Кэсси, он посмотрел на нее, и на миг, долгий, полный значения, их взгляды встретились, она была не в силах отвести от него глаз. Потом он снова сосредоточил внимание на дороге, крепко сжав губы, и Кэсси поняла, что он кипит от сдерживаемого гнева. Весь его вид говорил о том, что она стала для него обузой. Напрасно беспокоится. У Кэсси и в мыслях нет становиться для кого-нибудь обузой. На всю оставшуюся жизнь она сохранит в душе его любовь, внезапно вспыхнувшую ярким пламенем и так же внезапно погасшую.
Едва машина остановилась у ее дома, Кэсси сразу же вышла и направилась было к дверям, но Джордан немедля схватил ее чемодан, с явным намерением донести его до квартиры. Пожав плечами, Кэсси прошла в парадное и, отперев ключом дверь своей квартиры, протянула руку за чемоданом. Джордан, однако, вошел вслед за нею в прихожую и, закрыв за собою дверь, с решительным видом повернулся к ней лицом.
– Я поеду прямо в газету, а вы останетесь дома, – твердо заявил он.
– С чего вы взяли, что я останусь? – холодно спросила Кэсси, стараясь скрыть от него внутреннее смятение и неуверенность. Она шагнула в гостиную, но Джордан последовал за нею.
– Прежде чем мы встретимся в редакции, под перекрестным огнем множества любопытных глаз, я бы хотел поговорить с вами. Поговорим сегодня вечером, – настаивал он.
– С начала рабочего дня прошло уже несколько часов, – заметила Кэсси.
– Так что для спешки нет оснований. Если уж возникла необходимость в разговоре, давайте выясним все не откладывая, прямо здесь. Прежде всего теперь вам должно быть понятно, что одному из нас придется уйти из газеты. Вы прекрасно видите, что отныне ситуация станет значительно сложнее. Я вынуждена повторить то, что уже говорила раньше. Уйти придется именно мне, и чем скорее, тем лучше.
– С этим я согласиться не могу, – отчеканил Джордан. – По тем же причинам, что и раньше, если не считать нового, немаловажного обстоятельства. Я хочу, чтобы наша помолвка была настоящей. Я хочу, чтобы вы стали моей женой, приму на себя все заботы о вас!
Кэсси, буквально оцепенев от неожиданности, молча, с изумлением смотрела на него. Лишь на одну короткую секунду все в ней перевернулось от ликования. Разве не об этом она мечтала, разве не надеялась в конце концов услышать от Джордана эти слова? Увы, сначала он отказался от своих планов, уступив просьбе больного отца, а теперь вот готов принести свою жизнь в жертву мимолетной страсти, которая уже угасла. Не зная, как себя вести, Кэсси попыталась снова надеть привычную маску.
– Неужели я похожа на женщину, которая нуждается в чьей-то заботе? холодно усмехнулась она. – Мне кажется, вы забыли, что я за человек, Джордан. Передо мной собственная карьера, и отказываться от нее я не собираюсь. Роль милой преданной женушки не для меня!
– Разве я просил вас от чего-то отказываться? – разозлился он.
– Всего лишь от моей свободы, – бросила Кэсси.
Услышав это, Джордан секунду-другую молча смотрел на нее, затем резко повернулся и вышел. Подойдя к окну, Кэсси смотрела, как он сел в машину и уехал. Но слез не было. Новое, теплое, волшебное чувство не желало покидать ее. Она всем своим существом принадлежит этому мрачному, суровому человеку, только что на бешеной скорости умчавшемуся прочь. А он никогда не узнает, не должен узнать о ее чувствах. Так уж случилось. Джордану незачем страдать из-за этого, незачем надевать на себя пожизненные оковы. В конце концов, то, что произошло, произошло с ней, а не с ним. Тем не менее Кэсси не пошла на работу. Она понимала, что слишком выбита из колеи и не сумеет укротить непомерное любопытство таких, как Клод Экленд. Сначала ей нужно как следует выспаться.
Когда она появилась в редакции, то сразу же почувствовала, что тамошняя атмосфера стала иной. Джордан полностью игнорировал ее, и, конечно же, это не укрылось от сотрудников. – Что произошло, Кэсси? – тихо спросил Гай через несколько дней, когда все стало настолько очевидно, что даже Клод перестал донимать ее своими шуточками.
– Небольшая размолвка, – небрежно сказала Кэсси. Какой смысл делать вид, будто ничего не случилось, лучше уж признать незначительную ссору. Это хотя бы на время успокоит любопытствующих.
– Что ж, значит, между вами все кончено? – сразу погрустнел Гай. Помолвка дала сотрудникам надежду, что Джордан ослабит свою начальственную хватку. Ведь Кэсси – одна из них, и никто не сомневался, что в случае чего она не замедлит выступить в их защиту.
– С чего ты взял? – поспешно сказала Кэсси. – Все время от времени ссорятся. Что тут необычного? – И действительно, о каком расторжении помолвки можно говорить, когда мать Джордана звонит ей по поводу Рождества, а его отец с каждым днем идет на поправку и ожидает их приезда на праздничные каникулы?
Улучив свободную минуту, Кэсси вошла в кабинет Джордана и плотно закрыла за собой дверь.
– Вы как-то говорили, что тянете весь воз целиком, не имея от меня никакой помощи, – с ходу бросилась в атаку Кэсси. – Теперь же вы запрягли в этот самый воз меня одну. И люди, между прочим, замечают, не слепые. И мне интересно, собираетесь ли вы в связи с этим что-либо предпринять?
– Что, например? – не отрывая глаз от бумаг, коротко спросил Джордан.
– Ну хотя бы как насчет рождественской вечеринки для сотрудников газеты? – спросила Кэсси.
– К черту рождественскую вечеринку! – Джордан метнул на нее взгляд, в котором клокотало холодное бешенство. – Сегодня я намереваюсь убрать елку.
– Это же дурная примета! – с негодованием воскликнула Кэсси.
– Не думаю, – спокойно сказал он. – Дурная примета, скорее, то, что я вообще ее поставил. – Он снова уткнулся в свои бумаги, и Кэсси, не помня себя от гнева, шагнула к столу.
– До сих пор именно вы спрашивали меня, хочу ли я со всем этим покончить. Теперь же я хочу спросить вас кое о чем. Ваша мать вчера вечером звонила мне, интересовалась нашими планами насчет Рождества. Вы говорили, что не хотите причинять ей боль, и у меня нет ни малейшего намерения причинить боль ни одному из них. Так как же теперь?
– Вы прекрасно знаете мой ответ, – вскочив на ноги, рявкнул Джордан.
– В таком случае продолжим задуманное? – сердито спросила Кэсси. – Вы не потрудились посвятить меня в свои планы насчет этой вечеринки, и я кое-что придумала сама и хотела бы обсудить с вами мои идеи. Если сегодня вы все-таки придете к какому-то решению, то я займусь подготовкой!
– Займетесь? – раздраженно спросил он. – Я всего лишь просил вас помочь мне продумать, как все это организовать.
– Я уже продумала, – твердо проговорила Кэсси. – Объясните, что нужно, и я все организую.
– Не понимаю, – спокойно сказал Джордан, подходя к ней. – Что на вас нашло?
– Я всего лишь пытаюсь сдвинуть дело с мертвой точки, – взволнованная его близостью и стараясь сохранить хладнокровие, поспешно ответила Кэсси. – Вы преспокойно сидите в своем кабинете, а мне предоставляете отдуваться, отвечая на всякие дурацкие вопросы. Прием в вашем доме заставит всех прикусить языки, при условии, конечно, – что мы будем вести себя друг с другом как нормальные цивилизованные люди!
– Ну хорошо, – уступил наконец Джордан. – Согласен ознакомиться с вашими планами и сообщить свое мнение как можно скорее.
– Буду рада, если это произойдет до того, как мы отправимся в путь, с победным видом сказала Кэсси и протянула ему свой блокнот. – Здесь все записано.
Он бросил взгляд на блокнот, который Кэсси чуть ли не насильно сунула ему в руку, и на его заметно смягчившемся лице заиграла легкая улыбка.
– Ну а как насчет того, чтобы отпраздновать Рождество дома? – спокойно спросил он, пристально глядя ей в лицо.
– У нас нет иного выбора, кроме как поехать туда, – спрятав дрожащие руки в карманы, сказала она в спину собирающемуся уходить Джордану. -Пока что из-за снега у нас есть предлог остаться здесь, но ваша мать обязательно позвонит мне еще раз, и я вовсе не намерена ее разочаровывать.
– Поедем, если, конечно, погода не помешает, – как бы невзначай заметил он, однако тон, каким это было сказано, заставил Кэсси покраснеть. Зря она напомнила ему о снеге. Кэсси быстро вышла, получив лишнее подтверждение тому, что уже знала последние несколько дней. Радостное возбуждение начинало спадать, уступая место глубокой боли.
В конце января Кэсси поневоле вспомнила минувшее Рождество. Вечеринка в доме Джордана прошла с огромным успехом. Он объявил о ней внезапно. Для всех, кроме Кэсси, это оказалось совершенной неожиданностью, и Джордан запросто, без излишней помпезности, пригласил сотрудников к себе домой, начав свою речь следующими словами: "Мы с Кэсси будем очень рады, если все вы придете к нам в канун Рождества на небольшую вечеринку". Говоря это, он одной рукой обнял Кэсси за талию, и ей показалось, что все присутствующие с облегчением вздохнули.
После этого ей уже незачем было напрягаться, чтобы достойно сыграть свою роль. Однако кое-что не давало ей покоя весь вечер, омрачая хорошее настроение. Теперь, когда прошло больше месяца, тревога перешла в уверенность: она беременна. В глубине души Кэсси уже давно догадывалась об этом. Вполне вероятно, что испытываемое ею чувство внутреннего обновления и было первым предупреждением о случившемся, и Рождество в доме родителей Джордана стало для нее поистине радостным событием. Рождественский праздник оказался именно таким, каким она представляла его себе в мечтах. Здесь было все: пылающие в камине поленья, украсившие дом ветки падуба и омелы, сверкающая огнями елка с разложенными вокруг нее подарками, аромат готовящихся на кухне яств и непрерывный поток друзей и знакомых, забегающих в дом, чтобы поздравить всех с Рождеством. Хэролд Рис был уже дома и выглядел очень неплохо. В его взгляде читалось радостное возбуждение. Он от всей души наслаждался царящим вокруг весельем. Кэсси охотно помогала на кухне, получая большое удовольствие от полных лукавого юмора замечаний и своеобразных милых чудачеств Дороти Рис. Она почти забыла о невсамделишности происходящего.
В первый день Рождества, перед самым ужином, она стояла на кухне, заканчивая приготовление соуса, когда туда внезапно вошел Джордан, улыбаясь после шутливой перепилки с отцом, и все с той же улыбкой взял ее под руку и вывел на середину.
– Что ты делаешь! – недовольно воскликнула Кэсси. – У меня же там соус!
Джордан молча показал рукой на потолок, с которого свисала ветка омелы.
– Намерен проникнуться духом Рождества, – сухо ответил он, беря в ладони ее раскрасневшееся лицо, и, прежде чем она успела понять, что происходит, поцеловал в губы.
Прошла еще секунда, а Кэсси все стояла, не в силах шелохнуться. Ему никогда не было нужды ни просить, ни принуждать ее к этому. Она невольно приникла к нему, и Джордан с еще большей страстью впился в ее губы, пока она наконец не затрепетала в его объятиях, начисто забыв о подгорающем соусе и обо всем вокруг. – Ты не в силах оттолкнуть меня, – прошептал он, – к чему притворяться? Выходи за меня замуж, Кэсси!
– Брак – это нечто большее, чем просто поцелуи, – прерывающимся от волнения голосом произнесла Кэсси, безуспешно пытаясь высвободиться из его объятий. – У меня нет ни малейшего желания выходить замуж. Я уже видела, чем заканчиваются браки, благодарю покорно.
– Мои родители счастливы друг с другом, – нетерпеливо сказал Джордан.
– Почему же у нас должно быть иначе?
– Ради Бога, Джордан! – усмехнулась она. – Ваши отец и мать любят друг друга. Мои родители по крайней мере считали, что женились по любви. В отличие от них мы с вами знаем, что между нами никакой любви нет.
– Черт побери, Кэсси! – разозлился он. – Мы с вами хотим друг друга.
– Что до меня, то это не так, – поспешно солгала Кэсси. – Одного раза было более чем достаточно, и даже если я действительно… – Не дав ей договорить, Джордан неистово впился в ее губы, с явным намерением заставить ее покориться и замолчать. Кэсси почувствовала, как он весь напрягся от разочарования и гнева. Сейчас в нем не было ни намека на любовь, лишь чисто мужское желание подавить ее и настоять на своем, и Кэсси покорилась, впервые бессильно заплакав после той единственной ночи любви. Джордан отстранялся, чтобы посмотреть ей в лицо, и, воспользовавшись этим, Кэсси вырвалась из его объятий и бросилась прочь, из кухни в свою комнату наверху. Джордан не пошел за ней, и она усилием воли постаралась подавить в себе чувство внезапного и глубокого отчаяния. Как он может так себя вести, когда все, что она делает, она делает для него же самого? Она прекрасно понимает, в чем дело. Его отец да, вероятно, и мать наверняка спрашивали сына о дате их свадьбы. Кэсси знала, они надеялись, что решение об этом будет принято во время рождественских каникул, поэтому-то Джордан, чувствуя свою вину, так разъярился. С другой стороны, в глубине души Кэсси была уверена, что беременна и что ей надо срочно искать себе другую работу, подальше от него, пока он обо всем не узнал.
К концу января у нее уже не оставалось никаких сомнений, а новой работы еще и в помине не было. Утренние совещания превратились в сущий кошмар. Глаза ее невольно были прикованы к Джордану, и каждый раз, когда он бросал на нее взгляд, она с торопливым испугом отворачивалась. Напряжение, в котором она все это время жила, становилось для нее поистине невыносимым.
– Уф! Я весь мокрый, как из бани! – признался ей Гай как-то раз, когда они вышли из кабинета Джордана. – Такое впечатление, что он твердо решил стереть наш отдел с лица земли. Может, поговоришь с ним, а, Кэсс? – Попробую, – пообещала Кэсси. Она чувствовала себя виноватой в том, что потащила Гая с собой на совещание. Джордан действительно затерроризировал весь отдел, и сегодня утром она просто не могла заставить себя встретиться с ним лицом к лицу без подкрепления.
Она прошла к своему столу, радуясь, что Гай не видит отчаяния на ее лице, и тут все вдруг поплыло у нее перед глазами и все звуки в комнате куда-то исчезли. Кэсси попыталась ухватиться за спинку стула, но было поздно. Руки отказались повиноваться, и она, потеряв сознание, упала к ногам Гая.
Буквально через несколько мгновений она очнулась и увидела перепуганного Гая, поддерживавшего одной рукой ее голову, и спешащего к ней Джордана. Видимо, кто-то его позвал.
– Что произошло? – Джордан с нетерпеливой поспешностью отстранил Гая и, несмотря на его молчаливый протест, подхватил Кэсси.
– Стресс, вот что, – недовольно пробормотал Гай. – Она явно дошла до предела! Такие, как Кэсс, не бухаются в обморок по пустякам!
– По-моему, как раз наоборот! – отрезы Джордан.
Кэсси попыталась встать, но он без всякого усилия, как пушинку, поднял ее и поставил на ноги. Легкость, с которой он это проделал, его нерассуждающая, бездумная физическая сила почему-то привели Гая в бешенство.
– Если б вы не загоняли Кэсс до такой степени, наверно, не пришлось бы теперь приводить ее в чувство! – взорвался Гай.
Джордан резко повернулся и обжег Гая ледяным взглядом.
– Заткнись, Гай, – обманчиво мягким голосом произнес он. – То, что ты встреваешь в наши с Кэсси дела, может оказаться твоей роковой ошибкой. Я прекрасно знаю, что с ней такое.
Кэсси в панике закрыла глаза, чтобы не видеть лицо Гая. Ей не хотелось прочесть в его глазах ни понимания, ни испуга. Надо же было Джордану сказать именно эти слова! Ни одна живая душа не знала о ее беременности и никогда бы не узнала. Если не появится перспективы найти другую работу до конца следующего месяца, она все равно уйдет из газеты и уедет из города. Возможно, отец поможет ей найти что-нибудь подходящее подальше отсюда.
– Пожалуйста, отпусти меня, я могу стоять и без посторонней помощи, тихо сказала она, когда они отошли на достаточное расстояние от любопытных ушей.
– Ну что ж, прекрасно, – продолжая крепко держать ее за локоть, ответил Джордан. – Я отвезу тебя домой. – По его тону Кэсси поняла, что возражений он не потерпит, и поэтому решила не спорить.
– Как хочешь, – спокойно сказала она и пошла за пальто. В эту минуту ей хотелось как можно скорее уйти отсюда, и лучше всего одной.
Джордан вошел в квартиру и, когда Кэсси пошла на кухню вскипятить воду для чая, молча последовал за ней.
– Я все сделаю сам, – заявил он, забирая у нее чайник.
– Я не беспомощный ребенок! – резко бросила Кэсси, которая хотела только одного: чтобы он поскорее убрался отсюда, и готова была даже разозлить его, лишь бы он ушел, но, очевидно, Джодан решил не обращать внимания на ее колкости. Не говоря ни слова, он занялся приготовлением чая и наконец протянул ей чашку с горячим напитком.
– Откладывать свадьбу больше нельзя, – глядя на нее с высоты своего роста, сообщил он.
– Я не понимаю, о чем вы, – быстро сказала Кэсси, чувствуя, как гулко застучало вдруг ее сердце. – Мы ведь давно уже все обсудили.
– Но обстоятельства коренным образом изменились, – спокойно сказал он. – Вы в положении!
– Ради всего святого! – с жаром воскликнула Кэсси. – Я просто упала в обморок. Не стоит все так драматизировать.
– Перестаньте, Кэсси, – проворчал он. – Я ведь не мальчик. Я наблюдал за вами и заметил, что после Рождества вы день ото дня становитесь все более нервной и раздражительной. К тому же и по времени все совпадает. Вы, конечно, можете сказать, что я не прав, но лгать мне абсолютно бесполезно. Не та ситуация. Через месяц-другой все и так станет очевидно. Кэсси встала и направилась в гостиную. Джордан пошел за ней и остановился в дверях, а она, стараясь избежать его взгляда, уставилась в окно. – Я ищу другую работу, – спокойно сказала она. – С самого Рождества.
Никто из сотрудников не узнает об этом.
– Бросьте этот дурацкий оскорбительный тон! – вскипел он. – Это просто смешно. Допустим даже, что вам удастся найти другую работу и уехать отсюда. Как долго вы сможете скрывать свою беременность? Что вы намерены предпринять? – неожиданно пугающе спокойным тоном добавил он. – Что вы собираетесь делать с ребенком?
– Собираюсь сохранить его! – резко повернувшись к нему, гневно сказала Кэсси. – Да, сохранить, в наш сугубо несентиментальный и рациональный век…
– Но это мой ребенок! – разозлился он. – И нечего мне говорить о веке, в котором мы живем! Если вы воображаете, что я позволю вам уехать и стать матерью-одиночкой, то глубоко заблуждаетесь.
– Вы считаете, что можете мне помешать?
Внезапно она подумала, как хорошо могло бы все сложиться, если бы Джордан действительно любил ее, как они оба радовались бы сейчас, и при мысли об этом ее голос сам собой смягчился.
– Я заберу его от вас, – холодно сказал он. – У меня есть известность и репутация, я достаточно обеспечен и смогу дать ребенку все необходимое. Я буду бороться за него, можете в этом не сомневаться, Кэсси!
– Вы считаете, что способны выиграть? – пораженная его словами, с трудом скрывая неуверенность и испуг, спросила Кэсси. – Половину своей жизни вы проводите вдали от дома, в опаснейших местах.
– С этим покончено навсегда, – с язвительной улыбкой уверил ее Джордан. – Тем более что обстоятельства изменились.
Кэсси не ответила. Мысль о том, в какую крепкую западню она его загнала, больно ударила ее. Теперь уже не имело смысла говорить его отцу, что они не подходят друг другу, что в любом случае Джордан намерен вернуться к прежней жизни. Внезапно вся картина в корне изменилась. Она сама стала камнем у него на шее. Трудно поверить, что совсем недавно, когда она впервые пригласила его сюда, в эту квартиру, именно он пытался помочь ей уладить свои проблемы. И вот теперь из-за нее вся его жизнь пошла под откос.
– Помимо всего прочего, – неумолимо продолжил он, – у нас с вами есть родственники, с которыми нельзя не считаться. Ваша мать…
– Мне совершенно все равно, что подумает моя мать! – раздраженно отмахнулась Кэсси. – Пусть себе смеется до упаду, если уж на то пошло.
– Моим родителям вряд ли будет так уж смешно, – спокойно сказал он. Они уже в годах и будут только рады ребенку. Возможно, вам действительно все равно, что подумают ваши отец и мать, возможно, что для них подобные вещи не имеют значения. Что до моих стариков, то это вовсе не так. Они надеются, что раз мы любим друг друга, то непременно поженимся.
– Но мы же не любим друг друга, – с горечью сказала Кэсси, понимая, что оказалась в по-настоящему безвыходном положении.
– В таком случае нам придется сделать вид, – отрезал Джордан. – Как бы там ни было, вы выйдете за меня замуж, Кэсси, и немедленно. Если вы откажетесь, то я вам не завидую! – Он шагнул к двери, затем повернулся и обжег ее гневным взглядом. – Я ухожу и вернусь ровно в пять. К тому времени будьте любезны дать мне окончательный ответ!
Кэсси не знала, как быть. Если бы она не любила его, все было бы просто, она ни за что бы не уступила. Она ведь не дура и знает, что любой суд решит дело в ее пользу, считая, что ребенку прежде всего нужна мать. Но скандальная шумиха, вся эта ужасная тяжба… Имя Джордана будет вываляно в грязи, и его родители никогда не оправятся от такого удара. Но, уступи она и выйди за него, вся жизнь Джордана будет исковеркана.
Если же она начнет борьбу, то причинит боль не только ему, но и себе, и всем его близким. Когда он вернулся, Кэсси так и сидела, в пальто, держа в руке чашку с остывшим чаем.
Судя по всему, это был его обеденный перерыв, и он воспользовался оставшимся у него ключом, так что его внезапное появление в гостиной застало Кэсси врасплох. Когда он сказал, что вернется в пять, она поверила. Он умудрился в очередной раз начисто выбить ее из колеи.
– Итак? – От его острого, все подмечающего взгляда не укрылось, что Кэсси сидела все в той же неподвижной позе, в какой он ее оставил. – Я готов выслушать любые ваши доводы.
Она молчала, и он подошел ближе, устремив взгляд на ее бледное лицо.
– Кэсси, – смягчившимся голосом спросил он, – с вами все в порядке?
Секунду она молча смотрела на него широко открытыми, полными тревоги глазами, потом отвернулась, признав свое поражение. Не было в нем ни намека на любовь. Просто он из чувства долга решил взвалить на себя ответственность, даже если тяжесть этой ответственности в конце концов сломает всю его жизнь.
– Я сидела и думала, но, что бы ни, придумывала, все причиняет кому-то боль, – едва слышно произнесла Кэсси. – Я просто не знаю, что делать.
– Зато я знаю! – твердо сказал Джордан и, взяв ее за руки, поднял со стула. – Меньше всего я хочу, чтобы было плохо вам.
Нежданная нежность ошеломила Кэсси. Она даже пошатнулась, и Джордан, приняв изумленное выражение ее лица за симптом близкого обморока, снова быстро подхватил ее.
– Вы сказали, что с вами все в порядке, – укоризненно напомнил он ей.
– Я… я совершенно здорова, – неуверенно сказала она.
– В таком случае скорее надевайте свою сногсшибательную меховую шапку, – улыбнулся он. – Я приглашаю вас пообедать со мной.
– А как же газета?! – воскликнула Кэсси и по его недовольному ворчанию поняла: он напрочь забыл, что ему нужно возвращаться в редакцию. Подойдя к телефону, он набрал номер секретаря и попросил своего заместителя.
– До конца дня меня на месте не будет, Бэрри, – сообщил он. – Все вопросы подождут до утра. – Минуту он молча слушал, затем добавил: – Прекрасно, с этим ты справишься сам. Соедини меня с Гаем Мередитом. Интересно, что он собирается сказать и как объяснит ее отсутствие на работе, подумала Кэсси, однако Джордан не привык давать объяснения.
– Кэсси не придет, – сообщил он, как только Гай взял трубку. – Придется тебе опять поработать одному. – Секунду-другую он молча слушал, напряженно хмурясь, затем резко бросил в трубку: – Разумеется, с ней все в порядке. Перестань изображать из себя сердобольную мамашу!
– Неужели обязательно разговаривать с Гаем в таком тоне? – возмутилась Кэсси, когда Джордан снова повернулся к ней.
– Только так, – раздраженно бросил он. Но, посмотрев на нее, сразу смягчился. – Надевайте свою русскую шапку, на улице холодно, – миролюбиво проворчал он, – и, если вам так уж необходим Гай в роли крестного отца, я не против. Пока же на меня ложится ответственность заботиться о вас, а Гай пусть занимается газетой!
Оказалось, что, пока Кэсси сидела у себя в квартире, с тревогой ожидая прихода Джордана, он успел уже все обдумать насчет предстоящего бракосочетания и просто не дал ей времени предложить собственные варианты.
– Вы думаете, ваш отец захочет участвовать в свадебной церемонии? задумчиво спросил он ее за обедом. Не было никакого смысла упираться и говорить, что его планам не суждено осуществиться. Кэсси поняла это, бросив быстрый обеспокоенный взгляд на его лицо. Ей, как видно, придется пройти через все это.
– Я… я думала, что у нас будет спокойная гражданская церемония, с. тревогой сказала она.
– При моей-то матери? – усмехнулся он. – Только представьте себе, Кэсси. Ваша мать будет в Соединенных Штатах, и мое мнение – пусть она там и остается, если, конечно, вы не против. – Кэсси покачала головой, и Джордан решительно продолжил: – На бракосочетание мы отправимся из моего дома. Все как следует подготовим и приедем ко мне на день раньше, и в церковь вас повезут прямо оттуда. А я переночую в гостинице.
– К-когда? – выдавила Кэсси, побледнев как полотно. Долгие годы она ощущала себя обузой для близких, но с тех пор, как она пошла работать, ее жизнь принадлежала только ей одной, и вот теперь придется отказаться от этого и встречать каждый новый день с мыслью о том, что она обуза на шее Джордана.
– Как можно скорее, – решительно сказал он, жестом показывая официанту, что пора принести счет. – У нас есть свой дом, что может нам помешать?
Кэсси не ответила, но прекрасно знала, куда они едут, так как Джордан свернул на шоссе, ведущее из города, и помчался на север. У них будет свой дом. До сих пор у нее не было времени подумать об этом. Мысленно она представляла себе квартирку в незнакомом, неприветливом городе. У Джордана же был свой дом, который теперь станет и ее домом.
Ей совсем не хотелось выходить из машины, когда он наконец подъехал к дому и остановился на усыпанной гравием площадке у белого парадного входа.
– Ну же, Кэсси, – ласково сказал он, открывая дверцу. – Вам правда не о чем беспокоиться, даю слово.
В ее характере не осталось и следа прежней ершистости, призналась себе Кэсси, шагая к дому. Она стала совершенно другим человеком и теперь с трудом вспоминала, какой была. Она чувствовала себя беззащитной, напуганной и в любую минуту могла расплакаться.
– Я сейчас разожгу камин, – сказал Джордан, помогая ей снять пальто. – А вы пока просто побродите по дому. Мне бы хотелось, чтобы вы заглянули в каждую щелку, в каждый угол и затем вернулись с многочисленными жалобами и предложениями. Я сделаю все, как вы скажете.
Он мягко подтолкнул ее к двери из холла, и Кэсси начала осмотр с нижних помещений, намеренно не заходя в гостиную. Связанные с нею воспоминания были все еще болезненно свежи. Сначала нужно как следует взять себя в руки.
Дом был большой и просторный, обставленный уютной красивой мебелью, с прекрасной кухней и не менее великолепным вторым этажом. Кэсси вдруг стало ужасно одиноко, будто она очутилась здесь не по праву (да ведь так оно и было!), и когда она неожиданно вошла в спальню Джордана, то почувствовала, как испуганно забилось сердце. Все в этой комнате говорило о нем: краски, картины, настольная лампа, – и она не удивилась, увидев двуспальную кровать. Он бы просто не уместился на обычной кровати. Ей вспомнилось, как он ночевал в ее квартире на маленькой кушетке, вспомнились его чуткость и доброта. Ну а сейчас? Разве сейчас он не так же добр и внимателен к ней? До чего же хочется вернуть то время с его спокойными товарищескими отношениями, но, увы, все это в прошлом.
Спустившись вниз, она застала Джордана в гостиной, пришлось собраться с духом и присоединиться к нему.
– Ой, вы уже убрали елку! – воскликнула она и тут же залилась краской под его насмешливо-ироничным взглядом.
– Разумеется, – спокойно ответил он. – Я знаю все, что положено делать в таких случаях. Моя мать научила меня заботиться о прелестных феях, живущих в дальнем конце сада. Все украшения я аккуратно убрал, ветки падуба сжег, а елку нужно посадить в землю, но расти она не должна. По-моему, я ничего не упустил.
Кэсси с улыбкой кивнула и села в кресло у камина, глядя не на Джордана, а на пляшущие языки жаркого пламени. На мгновенье повисла напряженная тишина, затем он спросил:
– Скажите, что мне следует изменить?
– Ничего! – Взглянув на него, Кэсси тут же отвернулась, чтобы не видеть этих серебристых глаз, в которых отражался огонь камина. – Здесь так чудесно. Я в восторге от кухни, а ванные комнаты просто бесподобны. Кэсси снова замолчала, и Джордан, поняв, что она больше ничего не скажет, неожиданно деловито проговорил:
– Экономки у меня нет. Только приходящая прислуга, она каждый день убирает дом. Но если вы пожелаете…
– Нет, – быстро сказала Кэсси. – Я привыкла обходиться без этого. Мне нравится готовить, и после работы я спокойно смогу…
– О работе отныне не может быть и речи, – твердо заявил он, пристально глядя на Кэсси, лицо которой выражало удивление. – Когда я сказал Гаю, что вы в редакцию не придете, я имел в виду именно это. Сегодня утром, отвезя вас на вашу квартиру и вернувшись в газету, я навел справки и выяснил, что можно получить специальное разрешение и зарегистрировать наш брак в конце следующей недели. До тех пор я хочу, чтобы вы оставались здесь и привели эту берлогу в жилой вид.
– Вы говорили, что мне не придется ни от чего отказываться, – с обидой напомнила Кэсси, но Джордан лишь посмотрел на нее безмятежным взглядом.
– Это было до того, как мы узнали о вашей беременности, – заметил он.
– Вам нет никакой необходимости работать, и я хочу, чтобы вы отнеслись к этому спокойно. Это не значит, что вы станете затворницей. У вас будет своя машина и полная свобода делать все что угодно.
– За исключением того, что я действительно хочу делать! – съязвила Кэсси.
– Если вы имеете в виду ежедневные поездки в "Хералд", то да, – твердо сказал Джордан. – Я хочу, чтобы это холостяцкое жилище стало настоящим уютным домом, куда мы вернемся после свадьбы. У меня самого нет ни времени, ни возможности привести его в надлежащий вид. – Внезапно его голос смягчился. – Разве вам не хочется, чтобы у нашего ребенка был настоящий дом, Кэсси? – тихо спросил он.
Кэсси молча кивнула и отвернулась. Весь ее гнев куда-то исчез. Она действительно хотела этого. Может быть, даже слишком хотела, принимая во внимание свое не очень счастливое детство.
– Комнату, которая смотрит на холмы, – быстро сказала она, – ту, что в задней части дома, можно переоборудовать в детскую. И я могла бы устроиться там. Если вы разрешите кое-что в ней поменять…
– Делайте все, что считаете нужным, – холодно сказал он. – Я уже говорил, вы можете поступать по вашему усмотрению. Вообще-то именно этого я от вас и жду. Сейчас я сварю кофе, а потом отвезу вас домой. Послезавтра у вас будет своя машина, тогда вы сможете приезжать сюда днем. Надеюсь, вы умеете водить?
Кэсси в ответ лишь кивнула, не удивляясь, что чувствует себя здесь чужой. Все-таки она совершенно не знает Джордана. Здесь, в этом доме, слушая, как он строит планы ее будущей жизни, она вдруг почувствовала страх, и вполне обоснованный, ведь Джордан наверняка будет полон сожаления и досады, но никогда не скажет об этом вслух.
Что ж, по крайней мере у нее будет своя комната. Очевидно, он и не ожидал, что она будет спать у него. Возможно, после рождения ребенка он согласится на развод, и они придут к полюбовному соглашению. Для нее это был единственный мыслимый выход из сложившейся ситуации, который бы дал свободу Джордану и не причинил боли никому, кроме нее самой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Заговор сердец - Уилсон Патриция

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Заговор сердец - Уилсон Патриция



Молодая журналистка Кассандра Престон в отчаянии: новый главный редактор провинциальной газеты, в которой она работает, определенно ее невзлюбил и измучил бесконечными придирками. Однако в один прекрасный день этот самый человек, Джордан Рис, предлагает ей фиктивную помолвку. Почему же он это сделал?
Заговор сердец - Уилсон ПатрицияMinoki
18.12.2010, 2.37





Очень понравился.10 баллов.
Заговор сердец - Уилсон ПатрицияНаталья
28.06.2011, 21.54





замечательно, 10!
Заговор сердец - Уилсон Патрицияелена
24.05.2012, 22.23





замечательный роман 10
Заговор сердец - Уилсон Патрициялиля
25.05.2012, 1.39





мило
Заговор сердец - Уилсон Патрицияарина
17.06.2012, 21.46





увлекательно
Заговор сердец - Уилсон Патрициясвета
11.09.2012, 13.14





че-то вообще скукота
Заговор сердец - Уилсон ПатрицияЛиза
28.09.2012, 23.38





Вот вот и я о том же. Мне с самого начала было очень скучно - еле еле осилила 8 глав в надежде на что-то захватывающее, но увы опять скукотень. Бросила читать ... И героиня мне вообще не понравилась какая-то слишком глупая и почти не страстная и упрямая прям как ослица. Можно и упрямую и стеснительную описать по другому и преподнести - так что будет завораживать героиня - а тут её как-то преподали уж больно глупо. И слог автора какой-то простой избитый... Впервые вообще не понравился роман - не захватывает .
Заговор сердец - Уилсон ПатрицияЕкатеринка
5.10.2012, 13.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100