Читать онлайн Волшебное облако, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебное облако - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебное облако - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебное облако - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Волшебное облако

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 1

В день похорон стояла прекрасная теплая по­года, и на кладбище Эми попыталась припом­нить какое-нибудь соответствующее моменту мудрое церковное изречение, но не могла отыс­кать в памяти ничего, кроме «Благословенна невеста, ибо для нее сегодня сияет солнце».
Весьма неподходящие слова не только по­тому, что это были похороны, но также и по­тому, тетя Селия никогда не была замужем. Она с презрением отвергала саму идею брака, осо­бо подчеркивая, что нет такого мужчины, ради которого стоило бы расставаться со свободой и отдавать себя на его милость.
Эми задумалась: а была ли тетя Селия дев­ственницей? Подобная мысль никогда преж­де не приходила ей в голову, и то, что она возникла именно сейчас, привело ее в ужас. Это была неподобающая мысль для печаль­ной и торжественной церемонии, но, с дру­гой стороны, как и смерть, брак и целомуд­рие были звеньями одной жизненной цепи.
Эми попыталась уловить слова священника, но тот вел себя так, словно обращался к церкви, полной прихожан, и поворачивался то в одну, то в другую сторону, чтобы ода­рить всех своим вниманием. Стоило ему по­вернуть голову, и Эми уже ничего не слыша­ла. Его голос замирал где-то вдали.
И вообще он начал утомлять ее, потому что повторял те самые слова, которые так часто адресовал своим духовным чадам на проповеди. Но в церкви они звучали по-дру­гому, здесь же казались однообразными и монотонными. Похоже было, что он сам мало и них вслушивался.
Кладбище было старинным и даже уют­ным, и многие памятники и надгробные пли­ты, такие же древние, как и сама церковь, заросли мхом. Церковь, каких уже оставалось мало, была сооружена еще до норманнского нашествия, и не верилось, что она сумела сохраниться всего в десяти милях от шумного процветающего города. Замечательный дом тети Селии, где она прожила почти всю свою жизнь, находился поблизости.
Эми очень удивило, что тетя выбрала имен­но это кладбище. Хорошо зная тетю Селию, Эми ожидала от нее совсем иных распоряже­ний, больше отвечавших ее взглядам и отно­шению к людям.
К примеру, что-нибудь вроде следующего: «Прошу похоронить меня под моим любимым деревом в саду, а вокруг поставить изгородь и пропустить через нее электрический ток. И постарайтесь, чтобы все было сделано с хо­рошим вкусом».
Но тетя Селия почему-то облюбовала эту церковь и это кладбище, и теперь она покои­лась здесь. Очень немногие провожали ее в последний путь, и Эми сожалела об этом, хотя и знала, что при жизни тетушка имела при­вычку отпугивать от себя людей. Ее властный характер и безжалостный язык не способство­вали возникновению дружбы.
С годами почти все тети перестали поддер­живать с ней отношения и вообще старались держаться подальше. Трудно было ожидать, что многие явятся на похороны, чтобы опла­кать тетю Селию, но кучка скорбящих оказа­лась совсем уж малочисленной.
К своему удивлению, Эми узнала среди них соседку тети, хотя между ними не раз проис­ходило судебное разбирательство из-за того, что, собака соседки частенько мяла цветни­ки и грядки в саду, который был предметом особого внимания и гордости тети Селии.
Эми вдруг пришла в голову обескуражива­ющая мысль: возможно, соседка явилась на похороны, чтобы удостовериться, что тетя Селия действительно умерла и больше никогда не станет ей досаждать.
Мистер Хетерингтон-старший тоже присут­ствовал здесь с подобающей печальной миной на лице. С незапамятных времен он был пове­ренным тети Селии и умело вел ее дела, а так­же бесконечные споры с ней самой, если воз­никала необходимость в чем-то ее убедить. Но он был искренне привязан к тете Селии, и хотя теперь удалился от дел, пришел сюда, чтобы в последний раз выразить ей свое почтение.
«Почтение» – вот то слово, которое лучше всего характеризовало отношение людей к тете Селии. Большинство из них избегали ее или даже ссорились с ней, если у них на это хва­тало духа, но тем не менее они неизменно выказывали ей глубокое почтение. Что же ка­салось Эми, то она по-настоящему любила тетю и понимала, что ей будет сильно ее не хватать.
Судя по всему, то же чувство почтитель­ного уважения привело сюда и дядю Пите­ра, поскольку не могло быть и речи о ка­ких-либо его теплых чувствах к сводной сестре. Вот уже несколько лет он в разгово­ре никогда не упоминал ее имя, и тетя Се­лия отвечала ему тем же.
Возможно, дядя Питер явился на похо­роны лишь для того, чтобы морально под­держать Эми, и она была благодарна ему за это. Он взял Эми за руку, когда священник произносил последние утешительные сло­ва, и Эми почувствовала в нем настоящую опору.
Питер Енсен вообще знал, как поступать в том или ином случае. Например, он знал, как настойчиво, но ласково увести Эми прочь от могилы и далее по залитой солнцем аллее к выходу с кладбища. Он знал, что сказать священнику на прощание, знал, каких слов ждал от него мистер Хетерингтон-старший, и как печально, и в то же время сочувствен­но, кивнуть соседке, которая теперь, горько плакала.
Эми в изумлении смотрела на нее, пока дядя Питер не подхватил племянницу под локоть и не увлек к воротам кладбища. Эми было известно, что некоторые люди специ­ально приходят на похороны только для того, чтобы хорошенько выплакаться. С той же це­лью они читают извещения о смерти в газе­тах и рыдают над людьми, которых никогда не встречали при жизни. Эми считала это не­оправданной и непонятной слабостью. Может быть, таким образом они давали выход ско­пившейся в их душе горечи?
– Печальнее всего то, – заметила вслух Эми, – что жизнь продолжает идти своим чередом.
– Согласен, – немного нетерпеливо под­твердил Питер Енсен. – Но ты, Эми, должна разумно воспринимать происходящее. Если Селия умерла, то это не значит, что насту­пил конец света.
– Вы правы, земля все так же вертится, – парировала Эми, бросив на Питера быстрый осуждающий взгляд. – Я только хочу сказать, как жаль, что тетя Селия умерла. Но еще пе­чальней то, что жизнь продолжается, как буд­то тети никогда и не было.
– На тебя влияет здешняя атмосфера, де­вочка, – объявил Питер, переходя на нази­дательный тон старшего родственника. – Это виновато кладбище. Похороны могут кого угодно вывести из равновесия. Хорошо еще, что я решил тебя сопровождать.
– Я очень благодарна вам, дядя Питер.
В конце концов тете Селии было семьде­сят, с другой стороны, не такой уж это преклонный возраст. Все случилось очень неожиданно. Никто не предполагал, что внезапный сердечный приступ убьет эту полную энер­гии женщину.
– Я думала, что она будет жить вечно, – пробормотала Эми.
– Но все произошло быстро и без страда­нии, – заметил Питер успокаивающим тоном.
– Слишком быстро! – вырвалось у Эми, ко­торая не одобряла равнодушия дяди Питера. – Я даже не успела с ней попрощаться. Она меня вырастила, а я позволила ей вот так незаметно покинуть меня. Мне кажется, тут есть доля моей вины. Как будто я потеряла ценную вещь толь­ко потому, что не берегла ее.
– Прекрати, Эми! – резко сказал Питер. Он остановился и повернулся к ней. – Люди умирают. Это закономерно. Ты взрослая ум­ная женщина, и у тебя все в порядке с ка­рьерой. Пока не поздно, возьми себя в руки. Если ты начнешь упрекать себя за то, что позволила Селии пренебрегать своим здоровьем…
– Она не пренебрегала! Никто не знал, что у нее больное сердце. И она в том числе.
– И все-таки, наверное, были какие-то симптомы. В ее возрасте она должна была ре­гулярно проверяться у врача. Я, например, проверяюсь.
– Вам всего-навсего пятьдесят, – напом­нила ему Эми.
– Тем более Селия должна была прове­ряться в свои семьдесят.
– Может быть, она не хотела посещать врачей, чтобы не узнать чего-нибудь плохого, – уныло заметила Эми, и Питер недовольно на­хмурился.
– Хватит нагнетать мрачность, Эми. Давай побыстрей уйдем отсюда и вернемся в мир живых людей. Пойми, все кончено.
Питер еще быстрей зашагал к воротам, ув­лекая за собой Эми, но она не могла ото­рвать взгляда от сочной зелени кладбищен­ских деревьев, травы и ярких цветов. Она не могла избавиться от мысли, что природа дол­жна дать ей знак, пусть самый маленький, что тети Селии уже больше нет на свете. Го­рячее солнце позднего лета по-прежнему стру­ило свои лучи, небо по-прежнему было си­ним, а облака белыми и пушистыми. Жизнь продолжалась как ни в чем не бывало, умер ты или нет.
– Наверное, у меня депрессия, – сказала Эми, когда они покинули кладбище и напра­вились к своим машинам, стоявшим одна за другой в тихой аллее.
– Похороны невеселое мероприятие, – от­кликнулся Питер. – Вот почему я их избегаю. Сегодня я сделал исключение только ради тебя и оказался прав.
– Тетя Селия была вашей сводной сест­рой, – напомнила Эми. – Хорошо, что вы решили меня сопровождать, но мне кажет­ся, вы и без того приехали бы на похороны.
– Нет, ты ошибаешься, я бы не приехал. Селия меня по-настоящему ненавидела. Она не захотела бы, чтобы я присутствовал на ее похоронах. Знай она обо всем заранее, наверняка бы запретила мне это. Если сей­час она смотрит на нас с небес, то скорее всего в раздражении стучит ногой и серди­то хмыкает.
Эми улыбнулась про себя. Она легко могла представить себе негодующую тетю Селию там наверху. Тетя никогда не считала нужным скрывать свое неудовольствие.
– У нее был железный характер, – заме­тил Питер и, не удержавшись, вслед за Эми взглянул на облака.
– И все-таки она всегда была безупречно справедливой, – вступилась за Селию Эми.
– И злой, как ласка, – закончил Питер.
– Но только не по отношению ко мне.
– Именно поэтому ты унаследуешь ее со­стояние, милая девочка. Уверен, что Селия все заранее предусмотрела. Очень скоро ты станешь весьма богатой. У нее не было нико­го, кроме тебя.
– Неправда. У нее были еще и вы.
– Мне не нужны ее деньги. У меня хватает своих. Селия занималась твоим воспитанием с тех пор, как тебе исполнилось восемь. Кому еще она могла оставить свое состояние. Не мне же. Селия сторонилась меня, как прока­женного. Хочешь верь, хочешь нет, но она меня ненавидела.
– Послушайте, дядя Питер, ведь она о вас никогда не говорила, – опять вступилась Эми за тетю.
– И это тоже что-то значит. В последний раз, когда я ее видел, она критиковала всех и вся и не щадила никого. То, что я, как ты утверждаешь, не был в числе обливаемых ядом, свидетельствует о многом. Селия не снисходила до меня. Для нее я просто не су­ществовал. И, пожалуйста, не называй меня дядей. Это старит. Я слишком молод, чтобы быть твоим дядей, и, если быть точным, то я тебе даже не родственник.
– Какая ерунда, дядя Питер! – возмути­лась Эми. – Теперь вы мой единственный род­ственник. Нас всего двое на этом свете. Мы двое спиной к спине против всего враждеб­ного мира.
– Кстати, насчет враждебного мира, – за­метил Питер, когда они уже подходили к ма­шинам, – как там у тебя дела с твоим новым боссом?
– Новый? Он здесь уже полгода и с тех пор ничуть не изменился. По-прежнему ни с кем не может установить добрые отношения. В нем нет ничего человеческого.
– Пожалуйста, напомни мне его имя.
– Мартель, – почти выкрикнула Эми.
– Прекрасно!
– Почему «прекрасно»? – заинтересова­лась Эми.
– Это французская фамилия. Наверное, он иногда называет тебя каким-нибудь француз­ским ласкательным именем? – спросил Пи­тер, лукаво всматриваясь в ее возмущенное лицо.
– Он только наполовину француз. Кажет­ся, его мать англичанка, но никто точно не знает. Даже не верится, что у него вообще была мать. Вернее всего его собрали где-нибудь на конвейере. «Модель 176, без дефектов, хра­нить и замороженном виде». Он называет меня мисс Скотт и при этом говорит ужасно высо­комерным тоном. Он смотрит на компьютер черт мое плечо, щурит глаза и, прежде чем заговорить, показывает своим длинным паль­цем на то, что его интересует.
– Он недоволен твоей работой?
– Я не сказала, что он меня критикует. Он комментирует мои действия, – объяснила Эми с внезапной довольной улыбкой. – У него нет оснований меня критиковать. Под меня не подкопаешься. Если бы я вдруг ушла с ра­боты, у них бы случился большой переполох. И он это хорошо знает. Я единственная, кто разбирается во всех программах и держит все под контролем. От меня так просто не изба­виться. Как бы там ни было, – сказала она, помрачнев, – работать с ним рядом очень тя­жело. Представьте себе, что за вами постоян­но следит снежный человек.
– Приглашаю тебя пообедать. Может быть, ты отвлечешься и повеселеешь, – предложил Питер, но Эми затрясла головой.
– Спасибо, не могу. Мне надо заскочить домой и переодеться. Я обедаю с Джилл. Она завтра улетает в Америку. На целый год. Еще один человек вот так вдруг покидает меня.
– Она ведь не покидает тебя навеки, вы­думщица. Ты, вроде, говорила мне, что Джилл едет туда по обмену? Год пролетит так быст­ро, что и не заметишь. Во всяком случае, ты можешь навестить ее там. А теперь отправляй­ся на свой обед и перестань хмуриться.
– Я постараюсь. До свидания, дядя Питер.
Эми бросила на него тоскливый взгляд, слов­но он тоже собирался исчезнуть из ее жизни, а он легонько подтолкнул ее к машине.
– Возьми себя в руки, девочка. Я буду с тобой рядом еще лет сто. Помни, если судьба распорядится так, чтобы я присоединился к Селии, ты получишь и мои деньги. Тогда смо­жешь послать куда подальше твоего заморо­женного босса.
Эми невольно улыбнулась, глядя, как Питер энергичным шагом направляется к сво­ей машине. Никто бы не догадался, что ему пятьдесят. Он выглядел полным сил молодым человеком. Только седые пряди в каштановых волосах выдавали его возраст. Он, конечно, красивый мужчина. Высокий, с хорошей фи­гурой, живыми глазами и несколько иронич­ной улыбкой.
Они с Питером были друзьями, несмотря на нелюбовь к нему тети Селии. И он напрас­но протестовал, когда Эми называла его дя­дей Питером, потому что он все равно вы­глядел совсем молодым. Питер несколько раз предлагал ей называть его просто по имени, но Эми не могла избавиться от своей давней привычки. Он с детства был для нее дядей Питером.
Сводный брат тети Селии прожил легкую жизнь, что позволило ему сохранить моло­жавость, которую он старательно поддержи­вал. Сколько себя помнила Эми, дядя Питер всегда был богатым и неизменно появлялся под руку с какой-нибудь дамой, большей частью значительно моложе его. И, самое глав­ное, с ним Эми всегда было просто. Питер Енсен обладал большим обаянием.
И все-таки, рассуждала Эми, садясь в ма­шину, ему следовало быть снисходительней к тете Селии, даже если в прошлом между ними произошла серьезная ссора, подробно­стей которой она не знала. И дело не в том, что нельзя плохо говорить о мертвых. Просто язвительные замечания Питера почему-то еще более разбередили рану и усилили боль поте­ри. И вот теперь еще одно расставание: Джилл уезжает в Америку.
– Как все прошло – без сучка и задорин­ки? – спросила Джилл Дэвис и поправилась. – Прости, я говорю глупости.
– Ничего, я поняла, что ты хочешь сказать. – Эми вздохнула и взяла в руки меню. – Пожалуй, церемония прошла вполне дос­тойно, если так можно выразиться о похо­ронах. Хотя, по правде говоря, все было ужасно. Было совсем мало народа. Ты ведь знаешь, что тетя Селия не умела ладить с людьми.
– Как же, отлично знаю, – сухо под­твердила Джилл. – Помню, как она всегда оглядывала меня надменным, холодным взглядом. Я ведь редко заходила к вам, разве что повидаться с тобой или оказать ей какую-нибудь мелкую медицинскую услугу. Она не считала нужным вызывать доктора по пустякам, а полагалась на меня. И всегда я ловила на себе ее тяжелый взгляд. Теперь никогда не узнаю, в чем перед ней прови­нилась. Или могла провиниться.
– Да ни в чем. Просто у нее была такая манера общаться с людьми. Но меня она по-своему любила, и мы не ссорились. Мне нра­вились ее чувство юмора, умение одевать­ся, даже те кушанья, которые она предпо­читала. И еще то, как она смело высказывала свое мнение.
– Что же, она тебя вырастила, и это сразу видно, – подчеркнула Джилл, оглядывая бе­зупречные прическу и платье Эми. – Ты была на похоронах в этом костюме?
– Господи, конечно нет. Я была в черном, а потом забежала домой, чтобы переодеться. – Эми оглядела свой шелковый костюм, состоя­щий из однотонной блузки и юбки в клетку. – Пусть тетя Селия на этот раз не могла меня видеть, но я бы ни за что не осмелилась явить­ся на ее похороны в неподходящем наряде, опасаясь получить замечание, выговор или даже удар молнии с небес.
– Но ты наверняка бы не промолчала в ответ, – рассмеялась Джилл. – Ты тоже не боишься высказывать свое мнение.
– Ты права, – скорбно подтвердила Эми. – Подобная привычка имеет свои минусы. Ду­маю, именно поэтому я не слишком высоко котируюсь у нашего босса. Он всегда молчит, но ты бы видела его грозный взгляд.
– Кстати, я никогда не встречалась с этим чудовищем, – напомнила Джилл. – Он ста­рый, молодой или серединка на половинку?
– Ему лет тридцать пять – тридцать шесть. Босс – прекрасный архитектор и к тому же хорошо разбирается в бизнесе, много работает и требует того же от остальных. Но холодный, как рыба. Может сойти за инопла­нетянина с легким французским акцентом.
Джилл расхохоталась, и Эми тоже оживилась. Сколько еще придется ждать, прежде чем она снова услышит веселый смех подруги. Ей казалось, что она знает Джилл Дэвис всю свою жизнь, хотя их дружба выглядела несколько странной, если учесть разницу в возрасте: Эми было двадцать пять, а Джилл тридцать девять.
Они и внешне были полной противополож­ностью. Джилл – натуральная блондинка с тем­ными глазами, что особо подчеркивало нежную бледность ее кожи и прелесть лица. Эми – шатенка с каштановым оттенком и красивыми си­ними глазами, которые передавались в их роду от поколения к поколению.
Джилл уже была опытной медицинской сестрой к тому времени, когда заболел отец Эми. Джилл ухаживала за ним в его послед­ние дни и была особенно внимательна к Эми. После смерти отца Эми Джилл никогда не забывала присылать ей поздравительные открытки и подарки ко дню рождения и на Рождество. Джилл не прерывала связи с девочкой, для которой смерть отца была страшным ударом. По мере того как взрослела Эми, крепла и их дружба. И вот теперь Джилл уезжала, и это было для Эми еще одним тяжелым ударом.
– Как бы я хотела, чтобы ты осталась, – с грустью сказала Эми.
– Но ведь мы расстаемся всего на год, и ты можешь навестить меня, если тебе захо­чется, – заметила неунывающая Джилл. – Вот тебе хорошая причина, чтобы попуте­шествовать.
– Именно это сказал мне дядя Питер все­го полчаса назад.
– Значит, он был на похоронах? Я очень надеялась, что он приедет поддержать тебя. Питер – твой надежный друг, Эми. Никогда не теряй с ним связи.
– Что ты! Вот только дядей его называть нельзя. Он не хочет. Утверждает, что это его старит.
– Старит? Кого – Питера Енсена? В это трудно поверить. Он самый привлекательный мужчина из моих знакомых.
– К тому же дамский угодник, – пре­дупредила Эми, услышав в голосе подруги знакомые нотки заинтересованности, кото­рые всегда появлялись при упоминании Питера.
– Я знаю. Но будь я помоложе…
– Ты моложе его на целых десять лет.
– Даже на одиннадцать, – поправила Джилл. – Мне известны все его недостатки, и тем не менее…
– Помни, что ты красавица, Джилл, – подчеркнула Эми, любуясь лицом подруги.
– Спасибо. Но мне уже под сорок. Похоже, это как раз та возрастная граница, которую Питер никогда не переступает, выбирая себе женщин. Во всяком случае, я бы никогда с ним не встретилась, не ухаживай я за твоим отцом, добавила она. – Я всего-навсего медицинская сестра, а Питер Енсен богатый плейбой.
– Не напоминай мне о его богатстве, – приказала Эми. – Сегодня он объявил, что я его единственная наследница. Видимо, хотел поднять мой дух.
– Питер никогда не умрет, – твердо произнесла Джилл. – Такие люди, как Питер Енсен, живут вечно, при этом не стареют и с каждым годом становятся все привлекатель­ней. – Джилл взглянула на часы. – Мне пора, Эми. Надо еще собраться, а времени до отъезда осталось совсем мало.
– А я должна вернуться на работу. – Эми поднялась и взяла свою сумку. – Если я опоз­даю, босс одним взглядом превратит меня в ледяную статую.
– Боже мой, как бы мне хотелось с ним познакомиться! – сказала Джилл.
– Смотри, ты об этом пожалеешь, – пре­дупредила Эми. – Лучше выбрось эту мысль из головы.
– Не ходи сегодня на работу, – посоветовала Джилл. – У тебя ведь есть для этого вес­кая причина.
– Люк Мартель не из тех, кто умеет со­чувствовать. Прогул для него все равно, что стихийное бедствие. В наказание он может отправить меня на переподготовку во Фран­цию.
– Послушай, а что если я заскочу к тебе сегодня вечером? – предложила Джилл. – Мы теперь не скоро увидимся, так что давай я принесу пиццу, и мы устроим прощальный ужин.
Лицо Эми посветлело. По крайней мере, это будет неплохим завершением тяжелого дня, подумала она.
– Не надо пиццы, я сама приготовлю ужин, – сказала Эми, и Джилл засияла.
– Я так и знала, что ты это предложишь. Я ведь хитрая. Хоть перед отъездом вкусно поем. Когда еще представится такой случай!
– Ты знаешь, в Америке люди тоже едят, – очень серьезно напомнила Эми.
В Америке, где жизнь бьет ключом, где все происходит на высоких скоростях и каждый человек полон до краев кипучей энергии, где все умеют до изнеможения наслаждаться каж­дым мгновением… Вот как оно в Америке. Тоска вновь овладела Эми.
– Перестань грустить и последуй моему со­вету, – сказала Джилл. Устрой себе отдых, расслабься и наслаждайся жизнью.
– Мне не хватит смелости, – призналась Эми. – Ведь не я уезжаю в Америку. Не пой­ти на работу, конечно, заманчиво, но, как представлю, что в понедельник придется объясняться с моим высокомерным началь­ником…
Девушки попрощались. Джилл села в так­си и уехала, а Эми продолжала рассуждать сама с собой. Ну что случится, если сегодня она не вернется в контору? Что с ней сделает босс? С работы он определенно ее не прогонит, не накричит, поскольку никто не слы­шал, чтобы Люк Мартель вообще когда-ни­будь говорил на повышенных тонах. Ну а уж если попытается уничтожить ее взглядом, то можно просто проигнорировать его, как она всегда это делала.
Эми была вполне довольна своей рабо­той, пока фирма, где она возглавляла ком­пьютерный отдел, не слилась с Междуна­родной компанией «Мартель» – гигантским французским строительным предприятием. Это даже нельзя было назвать слиянием, так как большая французская акула просто про­глотила мелкую английскую рыбешку. Одно движение хищных челюстей – и бедняжки как не бывало. По идее это совсем не долж­но было беспокоить Эми. Она отлично справ­лялась со своими обязанностями и могла по-прежнему процветать в своем компьютерном царстве, но вместе с изменением статуса фирмы в конторе появился сын француз­ского совладельца предприятия.
Люк Мартель, с его презрительным взгля­дом темных глаз, ворвался в размеренную жизнь учреждения, подобно порыву холод­ного зимнего ветра. Ходили слухи, что он не стремился к этой должности и предпочел бы остаться в родной Франции, но разве можно верить слухам? Люк Мартель, как утвержда­ли злые языки, за исключением работы, ненавидел здесь все: город, климат и вообще Англию.
Говорили также, что мать у него англи­чанка. Эми с трудом могла представить себе его семью, разве только в виде конвейера, с которого сходили абсолютно одинаковые без­душные гуманоиды.
Эми смотрела вслед такси, на котором уехала подруга, и думала о том, насколько они раз­ные. Джилл была очень высокой и даже немно­го полной, хотя это и не портило ее. Она носи­ла модную короткую стрижку. Привлекательное лицо Джилл сияло здоровьем. Наверное, при­чиной тому была ее профессия.
Такси скрылось за углом, и Эми решитель­но сжала губы. Она заглянула в сумочку, что­бы проверить, там ли ее чековая книжка. Так как предполагалось, что в самом ближайшем будущем Эми сильно разбогатеет, она реши­ла позволить себе поход по магазинам. Нужно побаловать себя и таким образом поднять на­строение и прогнать депрессию, а заодно бро­сить вызов ненавистному начальнику Люку Мартелю. Эми бодро зашагала по улице, пред­вкушая удовольствие от посещения магази­нов, и очень скоро целиком погрузилась в изучение витрин.
Удивительно, как освежает душу человека чувство полной свободы, думала Эми. Это даже лучше, чем законный выходной день, потому что все трудятся, а она гуляет, на­слаждаясь бездельем.
Ее внимание привлекло платье в витрине дорогого универсального магазина, и Эми ос­тановилась, чтобы хорошенько его рассмот­реть. Черное с белой отделкой платье явно было не дешевым. Оно эффектно смотрелось в просторной витрине. Позабыв обо всем, Эми принялась взвешивать все «за» и «против» та­кой покупки, как вдруг тень позади поглоти­ли ее отражение в стекле.
– Неужели это вы, мисс Скотт? Какая удача!
Хорошо знакомый голос был холодным и саркастическим. Эми ощутила привычное сме­шение противоречивых чувств, которые все­гда охватывали ее при звуке этого странно-чувственного и одновременно равнодушного голоса. Она обернулась и встретилась глазами с насмешливым спокойным взглядом Люка Мартеля, смотревшего на нее с высоты сво­его роста, как судья на подсудимого. Госпо­ди, откуда он только взялся? Эми онемела, чувствуя себя беспомощной мышкой, попав­шей в мышеловку, которой грозит скорая расправа.
Босс окинул ее быстрым взглядом, затем также мгновенно оценил платье в витрине.
– Вам такое не пойдет. Эта модель подчер­кнуто строгая. Вы для нее слишком женствен­ны, – подытожил он. – Кажется, такой стиль называется «деловой», а у вас для него че­ресчур мягкий характер.
– Да… Я…
Эми заикалась, не в силах найти нужные слова. Ее мозг был занят лихорадочными по­исками оправдания, а непроницаемое лицо, склоненное над ней, не способствовало это­му занятию. Только когда выразительный рот босса скривился в насмешливой улыбке, Эми наконец обрела дар речи.
– Я… Я не ожидала вас здесь встретить…
Темные брови Люка Мартеля поползли вверх, лицо изобразило нарочитое изумление: он наслаждался ее растерянностью.
– Вы сказали «здесь»? Хотите сказать, на обычной улице? Но я дышу тем же воздухом, что и вы, и могу по желанию покидать нашу с вами фирму. А сейчас, я здесь, как и вы, занимаюсь покупками.
– Покупками? А зачем они вам?
Эми злилась на себя за глупое поведение. Обычно она тут же находила ответ на любой выпад босса, но сейчас не могла ничего при­думать. Он всего одной фразой намекнул, что поймал ее на обмане: она нагло разбазарива­ла время, оплачиваемое международной ком­панией «Мартель». К тому же босс почти при­жал Эми к витрине, лишив возможности сбежать, если только она силой не попыта­лась бы оттолкнуть его.
– Вам действительно интересно знать, что я хочу купить? – спросил он, еще выше под­нимая брови.
Она не ошиблась, предполагая, что он на­строился издеваться над ней. Он будет дер­жать ее здесь до бесконечности, изводя кол­костями, прежде чем выдвинет серьезные обвинения. Эми почувствовала, как у нее вспыхнули щеки.
– Нет, – быстро ответила она и сделала небольшое движение в сторону. Он немного отступил, пропуская Эми, и ей показалось, что он даст ей возможность улизнуть.
Но не тут-то было: Люк Мартель пропус­тил ее вперед, догнал и зашагал рядом.
– Вы, кажется, взволнованы, – заметил он, глядя на Эми своим обычным властным взглядом – Но это не имеет значения. Глав­ное, что я вас встретил. Вы мне поможете.
– Как? – удивилась Эми.
Ей хотелось побыстрее от него избавиться, повернуться и уйти, но он был ее начальником и умел командовать. Босс не про­сил о помощи, ибо не сомневался, что вправе на нее рассчитывать.
– Мне надо купить подарок даме ко дню рождения, и вы поможете мне в этом. Жен­щина всегда точно знает, что может понравиться другой женщине.
Перед мысленным взором Эми мгновенно возникло видение элегантной француженки, яркое и цветное, как на обложке журнала мод. Тот самый, знаменитый французский эталон, который рождается на свет с безупречно отточенным вкусом и распространяет вокруг ауру непогрешимости. Эми вдруг почувствовала себя неуклюжей, неряшливой и даже не очень умной.
Люк Мартель шагал рядом мягкой пружи­нистой походкой, напоминая большого и очень опасного ягуара. В его движениях крылась угроза, как если бы он вышел из джунглей в поисках жертвы.
Его намерения были предельно ясны Эми. Он поддразнивал ее и тут же успокаивал, пробуждая ложное чувство доверия, чтобы затем наброситься и выпытать, почему она не на работе, ведь ей разрешили отсутствовать толь­ко до обеда. Ничего, она найдет что ответить и выкрутится. Пора брать инициативу в свои руки.
– Я с удовольствием вам помогу, – с го­товностью отозвалась Эми, – хотя не пред­ставляю, что может понравиться францу­женке.
– Абсолютно то же самое, что и англи­чанке, – ответил Мартель, входя с Эми в магазин. – Что-нибудь дорогое.
– Тогда следуйте за мной, – пригласила его Эми, сопроводив свои слова вызываю­щим взглядом синих глаз.
Для него определенно все женщины оди­наковы, независимо от их национальности и положения в обществе, подумала Эми и ре­шительно направилась в ювелирный отдел. В этом магазине умели заламывать цену. К осо­бо дорогим украшениям была приставлена охрана.
Люк Мартель постарался скрыть свое удов­летворение. Он совсем не ожидал встретить здесь мисс Эми Скотт, но сразу узнал ее еще с противоположной стороны улицы. Тонкая грациозная фигурка, блестящие каштановые волосы до плеч и изысканная манера одевать­ся выделяли ее из толпы.
Сначала он даже растерялся. Она была очень нужна сегодня утром на работе, но ее отпус­тили на похороны родственницы. Его вдруг осенило, что мисс Скотт проявила свою обычную дерзость, решив отдохнуть во вто­рой половине дня. И наплевать ей на то, что ее отсутствие может сказаться на работе ком­пании.
Кстати, так оно и случилось. И нельзя ска­зать, чтобы он был этим очень доволен. Эми Скотт была системным администратором и отвечала за согласованную работу всех ком­пьютеров. Этим утром два из них зависли, а мисс Скотт не оказалось на месте, чтобы поправить дела. Люк Мартель также хотел получить кое-какую хранящуюся в памяти компьютера информацию и обнаружил, что файл защищен паролем, известным одной мисс Скотт.
Поэтому Люк Мартель был рад, что ему удалось поймать непокорную прогульщицу. Ей и в другие дни позволялось слишком многое за ее умение и опыт, но на этот раз она пре­взошла себя и заслуживала наказания.
– Скажите, какого цвета волосы у вашей дамы? – спросила Эми, когда они оказались у прилавка и начали разглядывать сверкаю­щие камни, которые буквально слепили гла­за. – Она брюнетка или блондинка?
– Она седая.
Эми удивленно взглянула на босса.
– Седая? Вы хотите сказать, что она кра­сит волосы под седину?
Какая, однако, удивительная мода, поду­мала Эми и решила, что здесь дама Люка Мартеля не приживется. Трудно представить себе, что женщины всех возрастов захотят стать седыми.
– Они поседели у нее естественным пу­тем, – пояснил Мартель, которого явно раз­влекала непонятливость Эми. – Эта дама – моя мать. У нее через три дня день рождения, и мне надо побыстрей отправить ей подарок.
– А какого цвета у нее глаза?
Эми было довольно трудно сразу превра­тить молодую очаровательную француженку в пожилую.
– У нее серые глаза, я бы даже сказал серо-зеленые. Она до сих пор очень хороша собой, элегантна и моложава.
Маленькая старенькая бабушка куда-то ис­чезла, а ее место заняла некая загадочная гер­цогиня, и Эми сосредоточилась на выборе броши. Во всяком случае, теперь она знала, что у него есть мать, и это придавало досто­верность всем остальным слухам о нем. Зна­чит, ему действительно все у нас не нравит­ся. И особенно я, подумала Эми.
– Я бы выбрала вот эту, – сказала Эми и показала на золотую брошь с изумрудом, ко­торая по мастерству исполнения вполне со­ответствовала требованиям самой взыскатель­ной женщины. Изумруд, расположенный посередине, был окружен сонмом сияющих бриллиантиков, что еще больше увеличивало ценность броши.
– У вас очень хороший вкус, – признал Люк Мартель, с удивлением взглянув на Эми, как будто ее хороший вкус был для него на­стоящим открытием. – Я поддерживаю ваш выбор.
– Но вы еще не узнали цену, – предупре­дила Эми и тут же смутилась.
Люк Мартель только недоуменно пожал плечами. Эми уже усвоила эту его привычку обескураживать людей холодным высокоме­рием, и она неизменно пугала ее.
– Какая разница, ведь это для моей ма­тери. – Он посмотрел на продавщицу, ожи­дающую окончательного решения. – Мы ее берем.
Когда Эми услышала цену, у нее перехва­тило дыхание. Конечно, она понимала, что «мы» было лишь фигурой речи.
Продавщица вытащила из ящика несколь­ко ключей замысловатой формы, выбрала два из них и посмотрела на охранника, который стоял поблизости, небрежно прислонившись к колонне. Он весьма многозначительно, как показалось Эми, кивнул продавщице, и та открыла витрину. Эми зачарованно следила за ее действиями.
Затем продавщица достала черный бархат­ный футляр и полным благоговения движе­нием поместила туда брошь, в то время как Люк Мартель выписывал чек, сумма которо­го ошеломила бы даже тетю Селию. Эми по­думала, что размер суммы никак не совмес­тим с размером покупки.
– Пожалуйста, упакуйте ее для подарка, – решительно попросила Эми, стараясь полу­чить еще что-нибудь в придачу к броши, что­бы оправдать огромную сумму. – Это подарок ко дню рождения. Его отправят в Париж, так что он должен быть особенно красивым. Они там знают толк в упаковке.
Продавщица с некоторым снисхождением посмотрела на Эми, и она уже приготовилась вступить в спор, настаивая, что в Париже действительно умеют изящно упаковать даже ово­щи на рынке, но вовремя остановилась, за­метив насмешливый взгляд Люка. Эми сму­щенно посмотрела на него, удивленная соб­ственной смелостью.
– Вы сказали мне, что несколько запоздали с отправкой подарка, – начала оправдываться Эми. – Так что стоит упаковать его прямо здесь. Если только вы не хотите захватить брошь до­мой, чтобы на досуге полюбоваться ею.
– Я не собираюсь этого делать, – серьезно заверил Эми Люк. – Просто удивляюсь, как мне самому не пришла в голову идея о пода­рочной упаковке.
– Это потому, что вы мужчина, – как бы между прочим заметила Эми, подчеркивая полное отсутствие здравого смысла у силь­ной половины человечества.
Люк улыбнулся, утверждая свое превос­ходство, и Эми принялась разглядывать дру­гих покупателей, которые, в противополож­ность ей, могли распоряжаться собой и делать все, что им заблагорассудится. В от­личие от нее они были абсолютно свобод­ны. Эми хотелось побродить по магазину просто так, ничего не покупая, но она не могла так просто распрощаться с боссом, потому что чувствовала свою вину.
– Я очень благодарен вам за помощь, – сказал Люк, когда покупка уже была у него в руках, и охранник, расслабившись, вновь привалился к колонне.
– Рада была вам помочь, – сухо ответила Эми, как бы подчеркивая, что ее миссия окончена, и теперь она может распоряжаться собой.
– Осталось только купить шелковую косын­ку, – сказал вдруг Люк и покрепче ухватил Эми за локоть, видимо, на тот случай, если она решит без него ринуться в нужный отдел.
Эми тихонько вздохнула, расставаясь с на­деждой на свободу. Она покорно подчинилась, стараясь философски смотреть на вещи. В кон­це концов в этом есть свои преимущества: вряд ли босс теперь станет требовать от нее объяс­нений за прогул. Хотя Эми предпочла бы от­крытую борьбу с ним своему теперешнему рабскому положению.
Он сумел-таки отравить ей украденное у компании «Мартель» время. Эми украдкой взглянула на Люка. Если он был доволен со­бой, то умел хорошо скрывать свои чувства. Наверное, в душе он хохотал, но внешне был по-прежнему бесстрастен и загадочен.
– Шарфы и косынки на втором этаже, – пояснила Эми, с обреченным видом ступая на эскалатор, и бросила прощальный взгляд на предметы, которые могла бы купить, не окажись она в плену. Люк последовал за Эми, и лестница неумолимо повлекла их вверх, туда, где их ждали шарфы и косынки. Там же находился отдел дамских сумок. Может, он купит для матери еще и сумку?
Эми нахмурилась. Он определенно решил ее наказать, и она ничего не могла изменить. Это было все равно, что делать покупки вме­сте с Богом. Сейчас она ни на секунду не со­мневалась, что Бог по национальности был французом. Во всяком случае. Люк Мартель наверняка без колебаний верил в это. Никог­да прежде Эми не встречала такого властного и полного сознания собственного достоин­ства человека.
На выходе с эскалатора Эми споткнулась, но твердая рука подхватила ее под локоть и спасла от падения.
– Вы замечтались, – неодобрительно ска­зал Люк, и Эми разозлилась, потому что он был прав: ей не следовало разевать рот.
– У меня закружилась голова! – резко ска­зала она, и Люк с усмешкой посмотрел на нее, при этом все еще крепко прижимая к себе.
– Наверное, это оттого, что вы не при­выкли гулять по городу в пятницу. Такие не­предусмотренные каникулы повергают людей в смятение. Вы наслаждаетесь свободой, в то время как другие трудятся. Уверен, что имен­но это и вызывает странные ощущения.
Его тон был чуть окрашен сарказмом, и Эми почувствовала, что с трудом удержива­ется от ответной колкости.
– Послушайте. – Она остановилась и по­вернулась к Люку.
Но он смотрел вперед, не обращая на нее внимания.
– Шарфы и косынки, вот что нам нуж­но, – пробормотал Люк, явно довольный собой. – Оказывается, на этом этаже про­даются и дамские сумки.
Он вновь взял Эми под руку и повлек за собой, не замечая ее раздражения. Босс явно настроен окончательно испортить ей настроение, для чего готов постепенно скупить все вещи в магазине и отправить их во Францию, решила возмущенная Эми.
– Проклятие! – не удержалась она, но Люк даже бровью не повел. Он знал, что делает. Интересно, на чем дальше ее босс остановит свой выбор. Если на дамском бе­лье, то Эми будет настаивать, что красный цвет хорошо гармонирует с седыми волоса­ми. Она устроит ему небольшую сцену и постарается смутить.
Когда косынка была наконец куплена, он направился прямо к лифту и показал на табло.
– Наверху есть ресторан, – объявил босс все тем же довольным голосом. – Предлагаю выпить по чашечке кофе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Волшебное облако - Уилсон Патриция

Разделы:
Об автореГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Волшебное облако - Уилсон Патриция



Хороший роман.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияНАТАЛЬЯ
2.07.2011, 0.25





Я УЖЕ ЧИТАЛА РОМАН "ВОЛШЕБНОЕ ОБЛАКО".ЗАБЫЛА НАЗВАНИЕ,НО ПОМНИЛА СОДЕРЖАНИЕ И ЧТО ИЗ СЕРИИ "СКАРЛЕТТ".НАШЛА.ПЕРЕЧИТАЛА.МНЕНИЕ НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ.ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЙ РОМАН.СПАСИБО.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияЛАРИСА.
16.08.2012, 13.54





интересная история, развязка почти неожиданная;)
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияИнна
12.09.2013, 11.13





интересный роман всего вмеру любви ижадности легко читается
Волшебное облако - Уилсон Патрицияольга 3
29.10.2013, 20.43





Очень понравился, всего почти в меру,
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияСтелла
3.03.2014, 13.58





Редкий случай, когда любовь и детектив в одном флаконе. Сюжет держит до конца.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияЗана
27.06.2015, 0.24





Всё понятно, кто какую роль сыграл.Но с какой целью адвокат упорно уговаривал героиню написать завещание.Во второй половине романа он как то выпал из сюжета.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияВ.А.
30.08.2015, 22.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100