Читать онлайн Волшебное облако, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебное облако - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебное облако - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебное облако - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Волшебное облако

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 14

Лишь к концу рабочего дня Люк наконец на­вестил Эми. Он плотно закрыл за собой дверь и вместо того, чтобы подойти к Эми, устро­ился на кончике стола, на котором распола­гался старший из компьютеров – Джим.
– Сразу после работы я уезжаю в Париж, – объявил Люк.
Эми думала, что Люк скажет что-нибудь о прошедшей ночи или о женщине, которая была с ним в ресторане, но она никак не ожидала, что он сообщит ей о своем внезап­ном отъезде.
– Я понимаю, – сказала Эми, стараясь показать, что эта новость ее совсем не тро­гает.
– Всего на одни сутки, – заверил ее Люк. – Я вернусь завтра. Обещаю.
Он вглядывался в потухшие глаза Эми и не мог понять, в чем дело. Что-то случи­лось? Почему Эми вдруг отдалилась от него? Нежное, ласковое, послушное существо прошлой ночи исчезло, и Люк не понимал, почему это произошло. Он уже готов был отказаться от своих планов, но после ко­роткого раздумья решил оставить все как есть.
– Не сердись, Эми, – начал он, – это несколько неожиданно, но…
– Не беспокойся, – перебила его Эми, за­ставив себя смотреть в его встревоженные темные глаза. – У меня есть сигнализация. К тому же прошлой ночью мы немного напуга­ли того человека.
– Я хочу, чтобы сегодня ты поехала к Пи­теру, – приказал Люк. – Возможно, у твоего дяди действительно неважное зрение, но все-таки он будет рядом с тобой. Я не хочу, что­бы ты была одна, пока я в отъезде.
Эми кивнула. В данный момент ее совер­шенно не интересовал таинственный Черный человек. Черным и неприглядным ей казалось ее будущее. Эми ни на секунду не сомнева­лась, что Люк отправлялся в Париж с той самой женщиной.
– Обещай мне, – настаивал Люк, – что сегодня ты переночуешь у дяди Питера.
– Хорошо, – согласилась Эми. – Нельзя сказать, чтобы я была от этого в восторге, но это лучше, чем быть одной.
– Отправляйся к нему засветло, – про­должал наставлять ее Люк. – Ты даже можешь с ним поужинать.
– Сейчас я позвоню ему, – пообещала Эми.
– Правильно, малышка.
Люк вышел. Он так и не упомянул о про­шлой ночи, что было вполне объяснимо: он променял Эми на элегантную парижанку. Наверное, она сейчас ожидает Люка в его квартире.
Эми позвонила Питеру и вынуждена была изобразить великую радость, когда он попро­сил ее приехать пораньше, чтобы они могли поужинать в ресторане. Эми было стыдно, что она использует в своих целях ничего не подо­зревающего дядю Питера, платит ему небла­годарностью за его доброту, обманывает. На самом деле ей хотелось сейчас видеть одного только Люка. Но Эми знала, что ее короткое счастье кончилось, а о том, как она будет жить дальше, думать не хотелось.
Она сама напросилась на ласки, сама по­ощряла Люка. Чего же она ожидала? Что он тут же поклянется ей в вечной любви? Эми окончательно убедилась, что не разбирает­ся в мужчинах, впрочем, она вообще ни в чем не разбирается, кроме своих компью­теров.
Через некоторое время Эми понадобилась помощь Люка, и она хотела зайти к нему в кабинет, но его несимпатичная секретарша сообщила, что мистер Мартель уже уехал.
Он даже не попрощался с ней. Ничего не видя перед собой, Эми вышла из кабинета. Она уже больше не нужна ему. Наверное, Люк презирает ее за то, что она так легко ему отдалась. Никогда в жизни Эми не чув­ствовала себя такой несчастной, как сей­час.
К Питеру Эми приехала очень рано. И хотя ей не хотелось ехать в ресторан, это было все-таки лучше, чем сидеть в одиночестве у себя дома. Эми поняла, что потеряла интерес к сво­ему кукольному дому. Она его разлюбила, по­тому что все в нем будет напоминать теперь о Люке.
В своих мыслях Эми сопровождала Люка до самого Парижа и даже представила себе его встречу с родителями, но представить себе Люка в обществе элегантной, краси­вой женщины, которая так откровенно и привычно целовала его в ресторане, ей ни­как не удавалось.
По непонятной причине дядя Питер вы­глядел очень озабоченным. Когда Эми при­ехала к нему, он целую минуту в полном мол­чании созерцал ее. Питер вел себя странно, будто что-то скрывал от нее, и Эми пришло в голову, что он, наверное, перед самым ее приездом в спешном порядке выдворил из дома очередную подругу.
Эми стало совсем не по себе. Весь вечер она должна будет притворяться, чтобы за­гладить свою вину перед дядей, а это ей сей­час совершенно ни к чему. Ведь она не может вечно оставаться у дяди Питера, а стоит ей вернуться домой, как незнакомец снова по­явится под ее окнами. А теперь даже Люка нет рядом. Она больше никогда не сможет вос­пользоваться его помощью. Ведь он при­надлежит другой женщине.
– Вы не узнаете меня, дядя Питер? – спро­сила Эми, невольно развеселившись, когда он странно посмотрел на нее и, не пригла­шая в дом, молча встал в дверях.
– Извини, Эми, я не знаю, что на меня нашло, – наконец проговорил он.
После этих слов Питер сильно покраснел и, отступив в сторону, пропустил Эми в дом. Он по-прежнему выглядел растерянным и смущенным.
– Нет, я не забыл, что ты должна была приехать, – торопливо заверил он Эми, за­метив ее удивленный взгляд.
– Вы здоровы, дядя Питер? – спросила она.
С ним определенно что-то случилось. Ка­залось, какие-то события потрясли его, и он никак не мог прийти в себя. Может быть, это ее вина, подумала Эми. Наверное, ее пробле­мы так сильно нарушили привычный ход жизни дяди Питера, что он чувствует себя не в своей тарелке.
– Я могу вернуться домой, – предложила Эми, и эти слова привели Питера в чувство. Он взял ее под руку и отвел в гостиную.
– Что за ерунду ты говоришь! – сказал он бодрым тоном. – Сначала мы поужинаем в ресторане, а потом вернемся сюда. Надеюсь, ты захватила с собой свои вещи?
– Все, что мне необходимо, – подтверди­ла Эми.
– Тогда мы через минуту выезжаем. Я толь­ко что-нибудь выпью.
Эми нахмурилась и удивленно посмотре­ла ему вслед. Питер был не из тех людей, которые нуждаются в стаканчике для поддержания духа. Что-то действительно было не так. Наверное, потом он все ей расска­жет. Эми вспомнила, что Питер в последнее время довольно часто вел себя странно. Он утратил значительную часть своего благо­душия, и это произошло еще до смерти тети Селии.
Возможно, он плохо себя чувствовал и предпочитал молчать о своем недомогании. Болезнь вполне объясняла его неспособность увидеть человека в саду. Скорее всего Люк недооценил серьезность его болезни, когда посчитал, что Питеру просто нужны очки.
– Я сяду за руль, – твердо сказала Эми.
Если Питеру нужны очки, она не позво­лит ему рисковать своей и ее жизнью. А если ночью появится Черный человек, то не мо­жет быть и речи о том, чтобы Питер ловил его. А вдруг у Питера такое же больное серд­це, как было у тети Селии? Внезапное по­трясение может убить его. Нет, ей определен­но нужен Люк. Эми вспомнила, что у нее больше нет Люка, и чуть не заплакала.
В ресторане, пока они ждали заказанные блюда, обычно безупречно вежливый Питер как будто забыл о хороших манерах и вел себя странным образом. Он с глупым видом ози­рался по сторонам, неуклюжим движением опрокинул бокал Эми, и скатерть пришлось менять. При этом Питер был очень смущен, что тоже не было ему свойственно.
– Извини, – пробормотал он. – Не пони­маю, что со мной сегодня стряслось. Хочешь, выпей из моего бокала.
Только когда они принялись за еду, Питер обрел прежнюю уверенность.
– Ну как, ты по-прежнему видишь по но­чам своего преследователя? – спросил он.
– Иногда, – уклончиво ответила Эми. Она не хотела говорить об этом по двум причинам: во-первых, чтобы еще больше не огорчать Питера и, во-вторых, чтобы не вспо­минать о Люке.
– Удивительное дело, – размышлял Пи­тер. – Я мог бы тогда поймать этого типа, если бы только увидел его.
– Очень жаль, что ему удалось скрыться, – согласилась Эми.
– Ты утверждаешь, что видела его, – на­помнил Эми дядя Питер, – но почему же я его не видел?
Эми восприняла вопрос Питера как на­мек, что незнакомец был призраком, ко­торого она сама выдумала. Она, конечно, могла бы похвастаться, что Люк тоже его видел, но благоразумно промолчала. Люк по-прежнему был ее тайной. И потом, он ведь предупреждал ее, чтобы она никому ниче­го не рассказывала. Эми вполне доверяла Питеру, но его необычное поведение сегод­ня ставило ее в тупик, и ей совсем не хоте­лось говорить с ним сейчас о своих пробле­мах.
Вздохнув, Эми снова принялась за еду. С каждым днем ситуация с незнакомцем все ус­ложнялась и становилась страшнее, и никто ей не верил, особенно полиция. Никто, кро­ме Люка. Ей так хотелось, чтобы он был рядом, чтобы успокоил ее, заставил поверить, что весь этот кошмар скоро кончится. Эми тосковала по нему и утешала себя тем, что впереди у нее целая жизнь, чтобы вспоми­нать, как сильно она его любила и как мало он любил ее.
– Хетерингтону не следовало начинать это дело с завещанием так скоро после смерти Селии, – неожиданно сказал Питер. – С этим можно было бы и подождать.
– Возможно, вы правы, – согласилась Эми, пытаясь понять ход его мыслей. – Те­перь это не имеет значения. Я уже давным-давно подписала свое завещание.
Питер мрачно взглянул на нее.
– Уже слишком поздно что-либо менять.
– Что менять, дядя Питер? – удивилась Эми. – У меня ведь нет никого, кроме вас.
Когда-то она думала, что у нее появился Люк, но прекрасный сон окончился.
Питер протянул руку и ласково похлопал Эми по плечу.
– Ничего, милая, – сказал он. – Скоро все придет в норму. Знаешь, мне очень жаль, что все так получилось.
– Но, дядя Питер, вы не виноваты, что меня преследует какой-то ненормальный лу­натик.
Казалось, Питер прилагал все усилия, чтобы хотя бы немного развеселиться, но ему это не удавалось сделать. Это был груст­ный ужин, совсем не похожий на их преж­ние встречи. Эми подумала, что им лучше побыстрей вернуться домой. Питер ляжет спать и завтра утром проснется в другом на­строении.
Дома Питер настоял на том, чтобы Эми выпила кофе, после чего она почувствовала страшную усталость и не могла думать ни о чем другом, кроме сна. Она вообще не хотела думать и мечтала только о том, чтобы поло­жить голову на подушку и заснуть. Ее не бес­покоили даже мысли о мужчине в черном. К тому же она знала, что Питер включил сиг­нализацию.
С трудом добравшись до своей комнаты, Эми легла в кровать. Зевота одолевала ее, го­лова стала невероятно тяжелой. А она поче­му-то считала, что страдания, которые при­чинил ей Люк, лишат ее сна. Эми вдруг показалось, что комната наполнилась тума­ном, так как каждый предмет виделся ей как сквозь дымку. Потом она ощутила неудобство и стеснение в груди, но в следующее мгнове­ние ее уже одолел глубокий сон, который, казалось, ничто не могло нарушить.
Эми проснулась от непонятного звука и не сразу вспомнила, где находится. Тяжелый сон не спешил выпускать ее из своих объятий. Не­которое время она пребывала в полудреме, стараясь сосредоточиться и окончательно про­будиться. Каждое движение требовало огром­ных усилий, глаза не хотели открываться. Эми знала, что ей надо встать и посмотреть в окно, но не могла пошевелиться.
Непонятный звук раздался снова и на этот раз совсем близко, прямо в комнате. Эми за­ставила себя открыть глаза и держать их от­крытыми. Комнату наполнял все тот же ту­ман. Все казалось неопределенным, нереаль­ным.
Внезапно Эми пронзило ощущение опас­ности. Опасность была кругом, она до краев наполняла комнату. Эми села на кровати и потянулась к лампе. Ее руки словно одереве­нели и не подчинялись ей. Она никак не мог­ла добраться до выключателя.
– Черт! – прошептала Эми и обнаружила, что с трудом выговаривает слова.
Она снова повторила попытку, и лампа оказалась на полу. Грохот привел ее в чув­ство, и Эми осторожно спустила ноги с кро­вати, спрашивая себя, сможет ли она сделать хотя бы шаг.
В этом положении она могла видеть всю комнату. Эми начала всматриваться в темно­ту, и вдруг дверь медленно отворилась, и высокая массивная фигура, освещаемая све­том из коридора, вышла из комнаты. У Эми застучало в висках. Получается, что все это время незнакомец пребывал здесь, с ней ря­дом, и лишь теперь решил уйти.
Эми открыла рот, чтобы закричать, но из него не вылетело ни звука. Мужчина исчез в коридоре, а Эми, качаясь, мгновение про­стояла на ногах и рухнула на колени.
Ей во что бы то ни стало надо было пре­дупредить Питера. На этот раз незнакомец на­ходился уже в доме, причем беспрепятственно расхаживал по нему. Он мог убить ее, пока она спала. Мог убить дядю Питера. А что, если это уже случилось? Ужас овладел Эми. Пот выступил у нее на лбу. Ползком она добра­лась до двери, держась за нее, поднялась на ноги и выглянула в коридор. Черного челове­ка нигде не было видно.
Боже мой, как ей сейчас нужен Люк! Эми снова попыталась крикнуть, но из ее горла вырвался лишь слабый писк. Свет в коридоре был очень ярким и слепил глаза, но теперь Эми знала, что это не было ночным кошма­ром и происходило с ней наяву.
Она ясно увидела, как мужчина не спеша спускается вниз по лестнице, словно он зна­ет, что ему ничто не грозит и никто не может его схватить. Эми, застыв на месте, смотрела на преступника, и ярость нарастала в ее душе. Как смеет он так с ней поступать? Он не скро­ется, она не даст ему этого сделать!
– Питер! Питер! – закричала она, и на этот раз голос ее прозвучал громко и ясно.
Цепляясь за дверь, чтобы не упасть, Эми снова и снова звала Питера. Мужчина спус­тился почти до последних ступенек. Он дер­жался за перила и даже не ускорил шагов. Он не обернулся на ее крики, как будто она во­обще не существовала, и прежнее страшное чувство, что все это лишь сновидение, кош­мар и Черный человек живет только в ее во­ображении, вновь овладело Эми.
Но она продолжала кричать, и когда Питер выбежал из своей спальни в конце коридора, Эми дрожащей рукой показала на лестницу.
– Он там! – судорожно крикнула она. – В доме!
Питер подбежал к ней и обнял за плечи.
– Что случилось, Эми? – смущенно про­изнес он.
– Смотрите, – повторила Эми, – он здесь, в доме! Он был у меня в комнате! Смотрите, дядя Питер, какая большая у него шляпа. Ее поля почти совсем закрывают лицо. Мне страшно, дядя Питер!
– Эми! – позвал Питер и потряс ее за плечи.
Она была словно в забытьи. Питер посмот­рел на нее и нахмурился.
– Тебе приснился кошмар, – твердо ска­зал он. – Ты, наверное, приняла снотворное?
– Нет! – Эми потрясла головой, стараясь прийти в себя. – Этот человек здесь. Он толь­ко что вошел в столовую.
– Эми! – укоризненным тоном увещевал ее Питер.
– Он не может отсюда выйти, потому что вы включили сигнализацию. – Эми поверну­лась и вопросительно посмотрела на Питера. – А как вообще тогда он сюда пробрался?
– Он не мог пробраться сюда, потому что его здесь нет, – терпеливо объяснил Питер. – Ты все это вообразила, дорогая. Тебе это при­грезилось.
– Нет, не пригрезилось, – упорствовала Эми. – Я видела его у себя в комнате, виде­ла, как он спускался вниз по лестнице. Вы тоже должны были его увидеть, когда вышли из своей спальни. А теперь он в столовой. Его можно поймать, дядя Питер. Оттуда всего один выход.
– Хорошо, я пойду и проверю, – со вздо­хом уступил Питер. – А ты оставайся здесь. Я не хочу, чтобы ты упала с лестницы.
Ступеньки плыли перед глазами Эми. Сей­час она ни за что бы не решилась спуститься по ним вниз. Но ей и не нужно было спус­каться. Она видела, как Питер дошел до кон­ца лестницы и направился в столовую. Он так долго там оставался, что Эми все-таки рискнула и сделала два шага вниз. Она ухватилась ча перила и снова позвала Питера.
– Дядя Питер! Питер! – кричала Эми так громко, что, будь это сон, она давно бы про­снулась от собственного .голоса.
Что-то беспокоило ее, что-то, чему она не могла дать названия. Что-то было не так, но Эми забыла что…
По-прежнему держась за перила, она спу­стилась еще на несколько ступенек, и как раз и этот момент Питер вышел из столовой и взглянул на нее.
– Ты можешь упасть, Эми, – встревожил­ся он. – Оставайся на месте.
Питер начал подниматься по лестнице, и гут за его спиной Эми увидела незнакомца, выходящего из столовой.
– Вот он! – закричала она, но Питер толь­ко печально покачал головой и остановился, глядя вверх, на нее.
– Тебе, Эми, надо обязательно показать­ся врачу. У тебя все путается в голове, доро­гая. Твои галлюцинации пугают меня.
Эми слушала Питера и одновременно смот­рела на человека за его спиной. Опустив го­лову, чтобы скрыть лицо, он шел к входной двери.
– Сейчас он убежит, – прошептала Эми.
– Здесь никого нет, Эми, – продолжал Питер и обернулся, чтобы посмотреть назад. – Никого. Иди ложись обратно в постель, а я позвоню доктору. Во всем этом давно следует разобраться.
Эми спустилась еще на несколько ступе­нек.
– Включите свет в прихожей, дядя Питер. Тогда я его лучше рассмотрю. И поторапли­вайтесь, иначе он уйдет.
– Но здесь никого нет, Эми, – снова по­вторил Питер. – Никто, кроме тебя, не ви­дел этого человека. Теперь понимаешь, на­сколько серьезно ты больна? Никто не мог войти в дом ни через дверь, ни через окно. Иначе бы сработала сигнализация.
Эми остановилась в нерешительности, внимательно глядя на дядю. Она прекрасно помнила, что он включил сигнализацию, прежде чем они разошлись по своим ком­натам.
– Я не страдаю психическим расстрой­ством, дядя Питер, – сказала она. – Человек все еще здесь, рядом с вами. Он нарочно мед­лит, чтобы напугать меня. И напрасно вы уве­ряете, что только я одна его вижу. Люк тоже его видел. Возможно, я и сошла с ума, но только не Люк Мартель. Человек, который преследует меня, сейчас находится в вашем доме, и если вы не признаете этого, значит, вы слепы.
Эми взглянула на входную дверь и увиде­ла, что незнакомец так же неспешно, как выходил из столовой, ее открывает. И ника­кой сирены, никакого сигнала тревоги. Пол­ная тишина. Глаза Эми метнулись к аккурат­ной коробке на стене, но она не увидела красного огонька. Значит, сигнализация не ра­ботает, а ведь дядя Питер включал ее нака­нуне вечером. Выходит, незнакомец отклю­чил сигнализацию. Но как ему это удалось?
Черная фигура проскользнула в дверь, и в тот же миг Эми потеряла равновесие и, не удержавшись, скатилась по нескольким по­следним ступенькам вниз. Она ударилась го­ловой о паркет и осталась лежать на полу.
Дядя Питер не торопился оказывать по­мощь племяннице. Он стоял у лестницы и рав­нодушно смотрел на ее распростертую фигу­ру и побелевшее лицо.
– Бедняжка Эми, – тихо сказал он. – Моя маленькая бедняжка Эми.
Это были последние слова, услышанные Эми, прежде чем она потеряла сознание.
Когда через несколько минут Эми очну­лась от невероятного шума, в прихожей было полно людей. И среди толпы она увидела Люка. Он сразу бросился к Эми, как только заме­тил ее лежащей на полу.
– Не двигайся, – приказал он, когда Эми попыталась сесть. – Я очень виноват перед то­бой, малышка, но, надеюсь, все будет в по­рядке.
Он обернулся и сказал что-то другим лю­дям в прихожей, и Эми увидела, что это по­лицейские.
– Вызовите «скорую помощь», – прика­зал он. – Мне кажется, она пострадала.
– Я не пострадала, Люк, – слабым голо­сом пробормотала Эми. – Я упала с лестни­цы, но с нижних ступенек, и ударилась голо­вой не очень сильно.
– Откуда ты знаешь, это может быть серь­езно, – настаивал Люк.
– Это моя голова, Люк, и я лучше других знаю, что у меня болит, – напомнила ему Эми. – Просто я немного не в себе с той са­мой минуты, как сегодня проснулась.
Люк заметил, что ее зрачки слегка расши­рены, и с ненавистью посмотрел на расте­рянного Питера Енсена, который все так же неподвижно стоял у лестницы.
– Что вы с ней сделали? – сурово спро­сил Питера Люк.
Эми поняла, что он уже приготовился бро­ситься на дядю с кулаками, но тут вмешался полицейский сержант:
– Остановитесь, мистер Мартель!
Люк подчинился, с трудом справившись со своей яростью. Он вернулся к Эми и при­сел на корточки рядом с ней.
– Моя малышка, – сказал он. – Я подверг тебя большому риску. Клянусь, я не ожидал, что они готовы зайти так далеко.
Но Эми не понимала, о чем идет речь. Она приподнялась, пытаясь сесть. Больше всего сейчас ей хотелось чувствовать себя в форме.
– Помоги мне подняться, Люк, – попро­сила она. – Если мне плохо, то совсем не из-за того, что я упала с трех ступенек.
Люк помог Эми встать, но она еле дер­жалась на ногах, и он крепко обнял ее за талию и прижал к себе. Эми была слишком потрясена, чтобы что-нибудь замечать. Ее взгляд остановился на Питере, и ее осени­ло, что все это время он ни на шаг не сдви­нулся с места.
– Что вы ей такое дали, что она никак не может прийти в себя? – грозно спросил Люк у Питера.
– Ничего особенного, – вернулся к жиз­ни и начал оправдываться Питер. – Немного успокоительного, прежде чем она отправи­лась спать.
– Замолчи, глупец!
Услышав знакомый голос, Эми повернула голову и увидела того самого Черного чело­века, так долго наводившего на нее ужас. Его одежда была прежней, фигура высокой и не­много тяжеловатой, не было только шляпы с широкими полями, а вместе с ней исчезла и сама тайна. Шляпа прятала лицо, и Эми по­няла, зачем это было нужно. Мужчина в чер­ном был не мужчиной, а женщиной. И жен­щина была хорошо знакома Эми, потому что это была Джилл.
Она не смотрела на Эми, но Люк на вся­кий случай еще крепче обнял Эми за талию. Джилл в упор смотрела на Питера, и ее лицо было искажено гневом.
– Тебе лучше держать язык за зубами, – ледяным тоном посоветовала она Питеру.
– Я так и знал, что у нас ничего не вый­дет, – пожаловался Питер, игнорируя ее слова. – Я предупреждал тебя, что нам сле­дует быть осторожными, раз в дело вмешал­ся Мартель.
– Да заткнись ты наконец, проклятый ду­рак! – выкрикнула Джилл. – Ты сам во всем виноват.
– Нет, это ты виновата. Это ты вбила себе в голову безумную идею и годами носилась с ней. К тому же я не имею никакого отноше­ния к смерти Селии.
Джилл Дэвис начала вырываться из рук полицейских, словно собираясь наброситься на Питера, и сержант сделал знак своим лю­дям.
– Уведите их отсюда и посадите в маши­ну, – приказал он, и Эми бросила недоумен­ный взгляд на Люка.
– Почему? – только успела спросить она и тут же потеряла сознание.
Люк подхватил ее на руки.
– Я отвезу мисс Скотт домой, – объявил он сержанту. – Вам известен ее адрес. Мне хотелось бы, чтобы вы побыстрее прислали туда врача.
– Не беспокойтесь, мистер Мартель, к ва­шему приезду врач уже будет там.
Люк и не ожидал другого ответа. Все рас­ступились, пропуская его к двери.
– Знаете, я искренне любил ее, – жалоб­но сказал Питер Енсен, когда Люк проходил мимо него с Эми на руках. – Она была для меня почти что дочерью.
Питер взглянул на бледное лицо Эми, по­том на разгневанного Люка, и в страхе попя­тился назад. Люк, казалось, готов был его ра­стерзать. Что же касалось Джилл Дэвис, то она равнодушно выдержала яростный взгляд Люка.
Убедившись, что Эми пришла в себя, Люк осторожно посадил ее в машину и повез до­мой. Всю дорогу он терзался, упрекая себя за легкомыслие. Он и не предполагал, что Пи­тер и Джилл могут дать Эми снотворное.
Он известил полицию, как только полу­чил необходимую информацию от отца, но счел, что у него еще достаточно времени в запасе. Он поставил себе целью поймать не­знакомца и разоблачить Енсена и чуть было не погубил Эми.
Все еще очень бледная Эми, не говоря ни слова, каким-то странным взглядом смотрела на дорогу, и Люк то и дело с бес­покойством поглядывал на нее. Машина доктора подъехала к дому Эми одновремен­но с ними.
– Уложите ее в постель, – сказал доктор, – я взгляну, что с ней.
– Нет, не взглянете, а осмотрите ее са­мым внимательным образом, – распорядил­ся Люк, и доктор, как будто сдаваясь, под­нял руки.
– Я в курсе дела, – сказал он. – Полиция уже сообщила мне о случившемся. Пожалуй­ста, не волнуйтесь.
– Если кто-нибудь еще посоветует мне не волноваться, я оторву ему голову! – не вы­держал Люк.
– Никаких намеков на сотрясение мозга, нет также и повреждений от падения, – со­общил доктор, осматривая Эми под присталь­ным взором Люка. – Похоже, ей дали какое-то снотворное, но зрачки сейчас почти при­шли в норму. А ее бледность и молчание, видимо, последствия шока. Ей необходим по­кой и сон. Я не буду ничего прописывать мисс Скотт, пока мы точно не выясним, чем они ее напичкали.
– Вы считаете, доктор, что ей необходим сон после того, как она упала с лестницы и ударилась головой? – недоверчиво спросил Люк.
– Всего три ступеньки, всего три, – про­бормотала Эми. – Они тут ни при чем. Голов­ная боль у меня совсем не от этого.
– Как, у тебя болит голова? – начал было Люк, но доктор уже заметил усталое выра­жение лица Эми.
– Последствие действия снотворного, – объяснил он. – Это пройдет.
– Спасибо, – поблагодарила Эми. Она за­крыла глаза и повернулась на бок, не обра­щая внимания на мужчин.
– Не надо меня провожать, – сказал док­тор, вставая. – Если понадобится, звоните мне вот по этому телефону.
Он протянул свою карточку Люку, но тот был занят тем, что осторожно снимал с Эми халат, устраивая ее на кровати. Она что-то сонно бормотала, а Люк отвечал ей нежно­стями на своем родном языке.
– Моя карточка на туалетном столике, – громко сказал доктор, очевидно желая быть наконец услышанным. – Мистер Мартель, вы меня поняли?
– Конечно, я ведь не глухой, – вспылил Люк и тут же опомнился. – Извините, док­тор, просто я сильно волнуюсь. Спасибо, что приехали.
– Не оставляйте ее одну, – уже в дверях посоветовал доктор. – У нее могут возник­нуть проблемы, когда она окончательно при­дет в себя. Вам придется ей все объяснить.
– Я не отлучусь от нее ни на минуту, – пообещал Люк. – К тому же завтра приезжа­ет моя мать, надежная женщина с очень силь­ным характером. Эми ее любит. Знаете, ведь у меня мать англичанка.
Доктор взглянул на часы. Было четыре утра. Он со спокойной душой покидал дом мисс Скотт. Никогда прежде он не встречал такого преданного сторожевого пса, как этот Мартель. Что же касалось всех подробностей дела, то доктору, разумеется, не терпелось их уз­нать, но до поры до времени полиция не ста­нет о них распространяться, а задавать бес­тактные вопросы пациентам и их близким было не в его правилах. Люк долго сидел у постели Эми. Страшная мысль, что он чуть было не потерял ее, кам­нем лежала у него на сердце. Люку хотелось лечь рядом с ней и очень крепко обнять, но он боялся нарушить ее сон.
Люк посмотрел в окно, увидел, что уже светает, и почувствовал, что очень голоден. Он спустился вниз приготовить себе кофе, а когда совсем рассвело, позвонил в Па­риж.
Эми проспала почти до самого вечера. Про­снувшись, она долго потягивалась и зевала и очень удивилась, увидев мать Люка, сидев­шую с книгой у окна.
Энн Мартель подошла и села на край кро­вати.
– Как ты чувствуешь себя, Эми? – спро­сила она.
– Кажется, лучше. – Эми все еще плохо соображала. – А что вы делаете здесь? Как вы сюда попали?
– Люк позвонил нам рано утром, и мы сразу приехали. Анри сейчас с Люком, но, думаю, они скоро будут здесь.
– Не понимаю, почему Люк попросил вас приехать, – удивилась Эми.
Энн наклонилась и погладила ее по голове с такой материнской нежностью, что у Эми на глаза навернулись слезы.
– Я же говорила, – напомнила она Эми, – что если мы вам понадобимся, то тут же при­едем. Люк решил, что мы вам сейчас очень нужны. Во всяком случае, он не собирается оставлять тебя одну. Он уже успел немного поспать, и впереди у него масса дел. Так что чем больше народа в доме, тем лучше.
– Я уже хорошо себя чувствую, – начала Эми. – Мой дядя Питер…
– Не надо, дорогая, – остановила ее Энн. – Это было для тебя ужасным потрясением. Люк тебе обо всем подробно расскажет, и все вста­нет на свои места.
– Люк не должен обременять себя моими проблемами, – чуть слышно сказала Эми, отводя взгляд.
– Это вы сами решите между собой. Я не сомневаюсь, что вы с Люком договоритесь. Он очень переживает, что подверг тебя опас­ности. – Энн встала. – Пойду приготовлю для тебя чай, а потом ты мне скажешь, что бы ты хотела съесть.
– Все, что угодно, – ответила Эми. – Я умираю от голода.
– Это хороший знак, – заметила Энн и отправилась в кухню.
Эми проводила Энн взглядом. Присутствие матери Люка только осложняло ситуацию. Все в жизни Эми изменилось. Люк, дядя Питер, Джилл… Она сознавала, что осталась теперь совсем одна.
Питер и Джилл оказались ее врагами. Они хотели причинить ей вред, каким образом, Эми пока не знала, но она вспомнила при­сутствие полиции в доме и некоторые фразы Питера и Люка. Джилл и Питер для нее умер­ли. И Люк тоже.
И потом еще была эта парижанка. Поче­му-то Эми очень хорошо ее запомнила, значительно лучше, чем те страшные события, которые произошли с ней в доме Питера.
А Люк? Он поддерживал ее, проявлял за­боту, но ведь Люк ей не принадлежал и ни­когда уже не будет принадлежать…
Энн принесла чай. Эми пила его и прислу­шивалась к звукам, доносившимся снизу. Она вспомнила привычку Люка распоряжаться всем на кухне и печально улыбнулась. Эми знала, что ей следует избавиться от меланхо­лии, потому что, сколько бы она ни тоско­вала, ей уже ничего не удастся изменить.
Эми решила спуститься вниз, но ей страш­но не хотелось одеваться, и она накинула на себя белую в кружевах ночную рубашку, до­полнив ее своим самым нарядным белым пе­ньюаром. Дорогой шелковый, он был изли­шеством, которое она себе позволила неза­долго до смерти тети Селии.
Энн стояла у плиты и, увидев Эми, оки­нула ее внимательным взглядом.
– Садись, Эми, – пригласила она. – Ты еще немного бледна, но это скоро пройдет. Подожди минутку, я как раз готовлю для тебя омлет с грибами.
– Спасибо, я так проголодалась, что го­това съесть его вместе со сковородкой.
– Значит, дела идут на поправку, – с удов­летворением отметила Энн.
Она посматривала на Эми, гадая, какое впечатление произведет на Люка это чудес­ное видение в белом. Энн достаточно хорошо знала сына, чтобы разобраться в его чувствах к Эми. Даже если он и называл Эми мисс Компьютер… Сейчас Эми непременно пока­жется ему волшебной принцессой, сошедшей со страниц сказки.
Но Энн озабоченно нахмурилась, вспом­нив, что Эми ни разу не спросила о Люке. Она догадывалась, что ее сын страстно влюблен в эту хрупкую девушку, но у Энн не было привычки вмешиваться в его дела, как бы велико ни было искушение. Люк не одобрял попыток проникнуть в его внутрен­ний мир.
К приезду Анри и Люка Эми уже поела и устроилась на диване в своей маленькой уют­ной гостиной, положив ноги на скамеечку. Энн пыталась поддерживать беседу, но это оказалось очень трудным делом. Слишком о многом нельзя было даже упоминать: о ее дяде Питере, о единственной подруге, об отно­шениях Эми с Люком.
Энн была неприятно поражена, увидев, как напряглась Эми, услышав в передней го­лос Люка. Улыбка исчезла с ее лица, и она стала очень серьезной.
– Как ты себя чувствуешь, Эми? – спро­сил Анри Мартель и, склонившись, учтиво поцеловал ей руку, чем несколько смутил Эми.
Люк молча стоял в дверях, и Эми ничего не могла прочитать на его усталом лице. Он казался ей сейчас таким близким и… таким далеким.
– Я чувствую себя прекрасно, – заверила Эми Анри, стараясь не встречаться глазами с Люком.
– Доктор скоро будет здесь, – сообщил Люк, и Эми повернулась к нему.
– Мне не нужен доктор!
– И тем не менее он приедет, – холодно заметил Люк, – и тебе придется с ним встре­титься. Ты теперь не просто частное лицо, а жертва заговора и возможного покушения, словом, потерпевшая сторона в уголовном деле.
– Как ты можешь, Люк! – ужаснулась Энн, и ее муж тут же встал на защиту Люка.
– Люк прав, – сказал он. – Мы уже разго­варивали с полицией и знаем подробности. Дядя Эми во всем сознался.
– Неужели, – только и смогла вымолвить Энн, с жалостью глядя на Эми. – Просто не верится, что это так. Я даже не знаю, что ска­зать.
– Скажи: «Благодарю тебя, Боже, за то, что преступники пойманы, и Эми не постра­дала», – резко сказал Люк и, повернувшись, вышел из гостиной.
Он направился в кухню, наверное, для того, чтобы опять сварить кофе.
Эми нервно кусала губы, стараясь не рас­плакаться. Люди, замыслившие против нее зло, не были ей чужими. Наоборот, они были ей ближе всех на свете, дядя Питер и ее подруга Джилл. Никогда Эми не чувство­вала себя такой потерянной и одинокой. Энн и Анри были добры к ней, но откуда им было знать, что Люк мог покинуть ее в лю­бую минуту.
Люк вернулся и подал отцу чашку с кофе. Все смущенно молчали, не зная, о чем гово­рить. В гостиной воцарилась неловкая тиши­на, и Люк никак не способствовал разряже­нию атмосферы. Он стоял, прислонившись плечом к стене, и пил кофе. Даже не глядя на него, Эми ощущала исходившее от него раз­дражение.
– У тебя нет другого выхода, кроме как принять участие в этом неприятном деле, Эми, – наконец произнес Анри Мартель. – Видимо, тебе придется давать показания в суде.
Эми резко подняла голову, ее глаза были широко открыты.
– Я не смогу, – прошептала она, глядя на свои руки, лежащие на коленях.
Сердце Люка разрывалось от боли за Эми. Он ненавидел тех двоих негодяев, которые ее предали. Но от его внимания не ускольз­нуло и то, как соблазнительно она выгля­дит в своей белой ночной рубашке и потря­сающе красивом пеньюаре. Люк обратил внимание на изящные щиколотки Эми, выглядывавшие из-под кружева ночной ру­башки, на маленькие ступни, которые были просто совершенны.
Люк любовался Эми и думал о том мо­менте, когда сможет прижать ее к себе, при­ласкать, успокоить… Но по непонятной при­чине Эми оставалась далекой и замкнувшейся в себе. Интересно, где теперь ее розовое об­лако, на котором ему чудом удалось побы­вать?
– Я уберу посуду, пока не приехал доктор, – предложила Энн и поспешно встала. Люк занял ее место в кресле напротив Эми.
– В конце концов, ты должна будешь уз­нать все, – сказал он. – Рано или поздно по­лиции потребуются твои свидетельские показания, и тогда ты узнаешь о таких вещах, которые, возможно, тебе будет неприятно слышать. Может быть, лучше я сам расскажу тебе обо всем?
Эми смотрела на него глазами, полными слез.
– Люк… – умоляюще произнесла она.
Он пересел на диван к Эми и осторожно обнял ее, не смущаясь присутствием отца.
– Все будет в порядке, дорогая, – сказал Люк нежно. – Ты уже достаточно настрада­лась, но впереди тебя ждут новые испытания. Помни, что я твоя опора. Вместе нам ничего не страшно.
Эми позволила себе прижаться к его груди и поплакать, а Люк зарылся лицом в ее бле­стящие каштановые волосы и тихонько по­глаживал по спине. Он был таким теплым, большим и сильным, что Эми хотелось про­вести в его объятиях всю остальную жизнь. Но она знала, что этому не бывать, и поэто­му плакала еще сильнее.
Стоя в дверях кухни, Энн Мартель смот­рела на Эми и Люка и тоже была готова рас­плакаться. Анри быстро оценил обстановку и поднялся с кресла.
– Мы сейчас поедем к тебе, Люк, нам надо распаковать свои вещи, – сказал Анри, и Люк наградил его благодарным взглядом.
– Возьми мою машину, – предложил отцу Люк. – Ключи найдешь на столике в прихо­жей.
Только сейчас ему пришло в голову, как свободно он чувствует себя в доме Эми. Он оставил ключи от машины на столике в при­хожей, сам сварил кофе у нее в кухне и по­том, что вполне естественно, заключил Эми в свои объятия.
– Я вернусь, чтобы приготовить ужин, – пообещала Энн.
Она хотела добавить еще что-то, но Анри укоризненно посмотрел на жену и кивнул на дверь. Эми сейчас не нуждалась в их сочув­ствии. Ей нужен был только Люк. Энн и Анри это хорошо понимали.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Волшебное облако - Уилсон Патриция

Разделы:
Об автореГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Волшебное облако - Уилсон Патриция



Хороший роман.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияНАТАЛЬЯ
2.07.2011, 0.25





Я УЖЕ ЧИТАЛА РОМАН "ВОЛШЕБНОЕ ОБЛАКО".ЗАБЫЛА НАЗВАНИЕ,НО ПОМНИЛА СОДЕРЖАНИЕ И ЧТО ИЗ СЕРИИ "СКАРЛЕТТ".НАШЛА.ПЕРЕЧИТАЛА.МНЕНИЕ НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ.ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЙ РОМАН.СПАСИБО.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияЛАРИСА.
16.08.2012, 13.54





интересная история, развязка почти неожиданная;)
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияИнна
12.09.2013, 11.13





интересный роман всего вмеру любви ижадности легко читается
Волшебное облако - Уилсон Патрицияольга 3
29.10.2013, 20.43





Очень понравился, всего почти в меру,
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияСтелла
3.03.2014, 13.58





Редкий случай, когда любовь и детектив в одном флаконе. Сюжет держит до конца.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияЗана
27.06.2015, 0.24





Всё понятно, кто какую роль сыграл.Но с какой целью адвокат упорно уговаривал героиню написать завещание.Во второй половине романа он как то выпал из сюжета.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияВ.А.
30.08.2015, 22.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100