Читать онлайн Волшебное облако, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебное облако - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебное облако - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебное облако - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Волшебное облако

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

На этот раз победа осталась за Люком. Но Эми не особенно это огорчило.
– Хорошо, – уступила она. – Но поста­райся незаметно проскользнуть ко мне в дом, иначе ты рискуешь своей репутацией.
Люк с трудом удержался от смеха. Его ос­тановило только то, что они с Эми сидели и роскошном ресторане, где чинные и рес­пектабельные посетители говорили вполго­лоса и никогда не позволяли себе громко смеяться.
– А как насчет твоей собственной репута­ции? – спросил Люк, и в его прищуренных глазах запрыгали веселые чертики.
– Для меня такой проблемы не существу­ет. Думаю, что после недавнего скандала с Эриком от моей репутации ничего уже не ос­талось.
Слова Эми мгновенно стерли улыбку с лица Люка. Даже теперь у него закипала кровь при упоминании о Сомерфилде.
– Уверяю тебя, я могу позаботиться о соб­ственной репутации, – холодно сказал он. – Кроме того, есть вещи, которые люди счита­ют естественными для меня.
– Какие же? – удивилась Эми.
– Я француз. Значит, вполне закономер­но, что у меня много романов.
Эми бросила на него насмешливый взгляд.
– Какое неожиданное признание. Ведь со­всем недавно ты считал, что только все анг­лийское заслуживает порицания, а теперь оказывается, что французы тоже не ангелы. – Эми задумчиво склонила голову набок. – Как ты думаешь, мужчина, который следит за мной, англичанин?
– Без сомнения, – отрезал Люк. – Ни один француз не способен на подобную глупость. – Он с вызовом посмотрел на Эми. – Может быть, ты намекаешь, что это был я?
– По-моему, я никогда не намекала, что он француз. Во всяком случае, если бы это был ты, я бы только обрадовалась. И ни на минуту не отходила бы от окна.
Занятая своими мыслями, Эми не замети­ла, как смягчилось лицо Люка.
Сразу после работы Эми поспешила до­мой и занялась приготовлением ужина. Сегод­ня с ней будет Люк, и ей не придется красть­ся по дому в темноте, не придется рано ло­житься в постель, а когда она ляжет, то обязательно проспит спокойно всю ночь. Люк принял замечательное, просто потрясающе умное решение!
Недавние страхи и тревоги казались сей­час Эми чем-то очень далеким и нереальным. Она чуть не танцевала от радости. Скоро при­едет Люк, он останется на всю ночь и будет охранять ее. Но самое главное, он будет здесь, совсем рядом!
Было еще достаточно светло, когда Люк постучал в дверь, и Эми сразу ему открыла. Она выглянула наружу и не увидела его «пор­те». У тротуара стояла только ее машина. Если никто не видел, как Люк входил в дом, то никто и не догадается, что он здесь. А когда совсем стемнеет, они закроют шторы. Для всех людей на свете, кроме Люка, конечно, она была в доме совершенно одна.
– Я поставил машину за две улицы отсю­да, – объяснил Люк, заметив, что Эми выг­лядывает наружу. – Если за нами не наблю­дают сейчас, то вряд ли кому придет в голову, что я нахожусь здесь. При условии, конечно, Что мы не будем и дальше стоять вот так у открытой двери.
Эми быстро закрыла дверь, и Люк тут же схватил ее и принялся яростно целовать.
– Я весь день ждал этого, – прошептал он, глядя в ее удивленные глаза, – даже не мог сосредоточиться. Жаль, что мы с тобой, скажем так, на диете, – сказал он, выпуская ее из объятий.
Пока Эми готовила ужин, Люк бродил по дому и непрерывно заглядывал в кухню, что­бы снова увидеть ее. Каждый жест Эми был исполнен изящества, и Люк понял, что хотел бы вот так любоваться этой женщиной всю свою жизнь. Он также пришел к выводу, что идея провести ночь в доме Эми будет сто­ить ему очень дорого. Она будет совсем ря­дом, красивая, желанная и такая домашняя, а он… Только бы достало сил сдержаться! Он ведь обещал не прикасаться к Эми, пока ее жизнь в опасности. Все, хватит, приказал себе Люк, пора переключить сознание на мужчи­ну в черном, который сделал невыносимой ее жизнь.
После ужина Эми занялась чтением, а Люк удобно расположился перед телевизором. Он почти уверовал в то, что здесь его законное место и что именно так и будет протекать их совместная жизнь.
Люку очень хотелось подойти к окну и выг­лянуть на улицу, но он не хотел волновать Эми. К тому же незнакомец появлялся совсем поздно, так что проявлять нетерпение у нее на глазах было просто глупо. Что касалось Эми, то, устав от ожидания, она решила под­няться наверх и лечь спать.
Конечно, сегодня, когда Люк с ней, не может быть и речи о включении сигнализа­ции на нижнем этаже: она срабатывает от любого неосторожного движения. Но Эми не беспокоилась. Мсье Мартель-младший – на­дежней любой охранной системы. Отправля­ясь к себе в спальню, она с трудом подавила желание подойти к Люку и обнять его, а он лишь издали кивнул ей. Позволь он себе хотя бы один поцелуй, Эми никогда бы не дошла до спальни. Если бы, конечно, он сам не от­нес ее туда.
Когда Эми ушла, Люк устроился в кресле, положив ноги на скамеечку. Было одиннад­цать часов, и он рассчитывал подождать еще два часа, а потом посмотреть, на месте ли незнакомец. Дальнейшие события зависели только от быстроты действий самого Люка, потому что этой ночью он намеревался во что бы то ни стало поймать негодяя.
И все же, особенно после разговора с от­цом, Люк понимал, что сделать это будет не просто. Кем бы ни был незнакомец, ему нельзя было отказать в ловкости и коварстве. Его будет одолеть труднее, чем неуклюжего мистера Филлипса.
Эми проснулась уже под утро от неприят­ного сновидения. Она на секунду включила ночник и тут же его выключила. Была половина пятого. Встав с кровати, Эми посмотре­ла в окно, ожидая увидеть там Черного человека, но под фонарем никого не было.
Она осторожно спустилась вниз, чтобы взглянуть на Люка, и не могла сдержать улыб­ки. Как она и ожидала, он крепко спал в крес­ле, хотя сразу было видно, что спать в таком положении ему очень неудобно.
Сначала Эми хотела разбудить Люка, но потом раздумала. Ведь он сам принял реше­ние провести ночь, сидя в кресле. Кроме того, она не хотела его смущать. Также тихо Эми вернулась в свою спальню.
Существовала еще одна важная причина, почему Эми не решилась разбудить Люка. Она знала, чем может окончиться его пробужде­ние. Их чувства друг к другу выросли до такой степени, что неизбежно искали выхода.
Эми вернулась в спальню и тут же снова погрузилась в сон, а когда утром она спусти­лась вниз, Люк уже ждал ее в кухне. Он сидел за столом и пил кофе, растирая при этом свою шею. Эми не смогла сдержать улыбки, хотя прекрасно понимала, что Люк не стерпит ее насмешек над ним.
– Я уснул, – недовольно признался он.
– Знаю. Около пяти я спустилась вниз и увидела, что ты преспокойно спишь. Спать в кресле, конечно, не особенно удобно, но будить тебя я не стала.
– Премного благодарен! – рассердился Люк. – Могла бы и обо мне подумать. Смот­ри, у меня совсем не поворачивается шея. И давай не будем обманывать друг друга, ма­лышка. Я отлично знаю, почему ты не захо­тела меня будить.
Несмотря на то что Люк провел ночь не слишком комфортно, он показался Эми уди­вительно привлекательным. Она с восхище­нием смотрела на его красивое, лицо, силь­ное тело и, поймав себя за этим занятием, вдруг смущенно покраснела. Заметив это, Люк смягчился.
– Почему ты проснулась ночью? – спро­сил он. – Оттого, что пришел незнакомец?
– Если бы это было так, я бы непременно тебя разбудила, чтобы ты мог его схватить.
Эми приготовила завтрак, и Люк с аппе­титом съел его.
– Сытная и вкусная еда, – заметил он, – это одно из достижений англичан. – Ты хочешь сказать, одно из многих до­стижений англичан, – поправила его Эми.
Завтракали они почти в полном молчании, но это было молчание людей, которым при­ятно быть в обществе друг друга.
– Видимо, наш план никуда не годится, – наконец сказал Люк.
– Но ведь мой преследователь и раньше появлялся не каждую ночь, – заметила Эми. Она боялась, что Люк оставит свою затею ох­ранять ее.
– А что, если этот человек следит за до­мом не только ночью, но и днем? – предпо­ложил Люк и показал вилкой в окно. – Он может устроить себе наблюдательный пункт в одном из домов напротив.
– Логично, – отозвалась Эми, – и все-таки есть одно «но». Если он следит за мной не только ночью, но и днем, когда я на ра­боте или когда делаю покупки в магазине, значит, он никогда не спит. И даже в воскре­сенье, когда я ездила на могилу тети Селии, а потом поехала в ее дом, у него, получает­ся, не было ни минуты отдыха.
– Согласен, – кивнул Люк.
– У нормального человека просто не хва­тит физических сил следить за мной и днем, и ночью, – продолжала Эми.
– Вот именно. Я тоже об этом думал.
– Так какой же мы должны сделать вывод? – спросила Эми, не уловив логики Люка.
– А такой, что их, видимо, двое.
У Эми от ужаса расширились глаза. Подоб­ная мысль никогда не приходила ей в голову.
– Это лишь предположение, Эми, но я чув­ствую, что каким-то образом мужчина в чер­ном знает, что я сейчас здесь у тебя.
– И что же нам делать?
Эми собрала посуду и сложила ее в посу­домоечную машину. Люк встал из-за стола и, потягиваясь, прошелся по кухне.
– У меня есть другой план, – сказал он. – Дядя Питер ведь приглашал тебя пожить у него?
– Да. – Эми повернулась к нему. – Но я отказалась. У него всегда в доме живет какая-нибудь женщина, так что я буду ему мешать.
– Ничего не поделаешь, придется ему немного потерпеть, – отмел ее возражения Люк. – Надо сделать так, чтобы в твоем доме жил я, а твой преследователь должен думать, что это ты, причем одна.
– Я не знаю, как нам это устроить, – воз­разила Эми.
– Очень просто. Вечером ты приезжаешь с работы, ставишь свою машину у подъезда и входишь в дом. Каждому ясно, что ты одна.
– И что дальше?
– Затем подъезжаю я, но пользуюсь той уз­кой дорогой позади дома, вхожу через заднюю дверь, ты меня уже ждешь, берешь сумку с не­обходимыми вещами и выходишь так же, как вошел я, через заднюю дверь. Садишься в мою машину и отправляешься к дяде Питеру.
– Значит, тот человек, даже если он си­дит в доме напротив, будет считать, что я у себя и одна? И когда мы приступим к осуще­ствлению твоего нового плана?
– Думаю, сегодня вечером.
– Ничего не выйдет, – сказала Эми и по­смотрела на часы: пора было отправляться на работу.
– Что ты имеешь в виду?
– А то, что ты опять заснешь в кресле. И тебя некому будет разбудить, – добавила она с торжествующей улыбкой. – Может быть, я все-таки…
– Нет, – твердо заявил Люк, прежде чем Эми успела высказать свою мысль. – Я хочу, чтобы ты поехала к твоему дяде.
– Но как ты будешь бороться со сном?
– Если нужно, я уйду сегодня с работы и хорошенько высплюсь. – Люк понимал, что не выдержит еще одной ночи совсем рядом с ней, но на разных этажах ее маленького дома. – Ты знаешь, я чувствую себя ужасно и готов хоть сейчас лечь спать.
– И это все из-за меня, Люк. – Эми подо­шла к нему и положила руки на его мускули­стые плечи. – Ты очень добр ко мне.
Несмотря на головную боль и почти не сги­бающуюся шею, Люк мгновенно придвинул­ся ближе к Эми.
– Очень скоро, малышка, – пообещал он, – я буду более чем добр к тебе, потому что мне мало одной только доброты. А теперь я хочу попросить тебя об одолжении. Отвези меня к моей машине, она за две улицы отсюда. У меня не хватит сил дойти до нее пешком.
– Сказать на работе, что сегодня ты не придешь? – спросила Эми, когда они подъехали к «порше» Люка.
– Боже мой, Эми, неужели ты хочешь, чтобы на тебя начали косо смотреть? Ведь все удивятся, откуда тебе это известно. – Он улыб­нулся многозначительной улыбкой, и Эми по­краснела. – Наши коллеги, естественно, уди­вятся, что ты знаешь о моей усталости, и задумаются о ее причине. Лучше я сам позво­ню своей расторопной секретарше.
– Ты хочешь сказать, своему генералу, – поправила его Эми.
– Не забудь договориться с дядей Пите­ром. Вечером, как обычно, возвращайся до­мой, а я приеду попозже.
Когда Люк уже собрался пересаживаться в свою машину, Эми наконец собралась с ду­хом и спросила его об Эрике.
– Ты взял в полиции адрес Эрика?
Люк взглянул на нее исподлобья.
– Что ты сделал? – ужаснулась Эми.
– Ничего, моя малышка, ничего. Я про­сто от твоего имени пожаловался в полицию. Потом навестил Сомерфилда, и он дал мне слово, что больше никогда не будет пытаться с тобой встретиться.
– Ты пригрозил ему?
– Нет, Эми, не волнуйся. У нас с ним со­стоялась теплая, дружеская беседа. Я объяс­нил ему как обстоят дела, и он поклялся, что не имеет к этому никакого отношения и вообще серьезно подумывает о переезде в другой город.
Эми только покачала головой. Люк был цивилизованным человеком всего наполовину. Другая его половина, в лучшем случае, принадлежала воинственному вождю краснокожих.
Высадив Люка, Эми поехала на работу. Проходя мимо кабинета босса, она сразу до­гадалась, что Люк уже позвонил и сообщил, что не придет сегодня, поскольку у его сек­ретарши был невероятно важный и началь­ственный вид.
Устроившись перед своими компьютерами, Эми подмигнула Джиму.
– Она и не подозревает, что нам все изве­стно, – по секрету сообщила она ему и с боль­шим энтузиазмом принялась за дело.
В обеденный перерыв Эми позвонила Питеру и очень удивилась, застав его дома, а не на скачках.
– Я в ужасном состоянии, дядя Питер, – пожаловалась она ему. – Тот человек по-прежнему следит за мной. Я совсем пере­стала спать.
– Тогда немедленно переезжай ко мне, – приказал он. – Я могу за тобой заехать.
– Нет, не надо. Я сама приеду к вам после ужина.
Эми не стала рассказывать Питеру о Люке и его плане. Во-первых, Люк принадлежал ей одной, во-вторых, она решила быть осторож­ной. И потом дядя Питер всегда и во всем создавал лишнюю суету, а при случае был не прочь и посплетничать.
Только когда вечером Эми приехала к себе домой и стала собирать необходимые вещи, она поняла, что ей придется объяснять дяде Питеру, откуда у нее «порше», поскольку свою машину она оставит перед своим домом.
Люк появился около семи, и пока они ужи­нали, Эми изложила ему свои сомнения.
– Но я нашла выход из положения, – ска­зала она. – Когда я приеду к дяде Питеру, будет уже почти темно. Вряд ли он заметит, какая у меня машина, так что мне не придет­ся ничего объяснять. В крайнем случае я могу сказать ему правду.
– Нет-нет, не надо, Эми, – предупредил Люк. – Скоро эта история закончится, и тог­да ты все ему расскажешь.
– Надеюсь, развязка уже близка, – заме­тила Эми.
– Я тоже на это очень надеюсь. Этот него­дяй разрушает мою личную жизнь.
Как только я положу конец его проискам, подумал Люк, у нас с Эми будет все как у нормальных людей. Если ему повезет, он скоро избавится от этого надоедливого типа, но вряд ли когда-нибудь он сможет избавиться от стра­стного, доводящего его до исступления, же­лания обладать Эми.
Часы показывали половину девятого, ког­да Эми в сопровождении Люка вышла через заднюю дверь в проулок. «Порше» стоял у са­мой калитки, и вряд ли кто-то мог бы заме­тить, что в машину садится именно она.
– Я думаю, ты справишься с управлени­ем, это нетрудно, – сказал Люк. – Самое главное, поезжай окружным путем, даже если для этого тебе придется сделать большой крюк. – Он вдруг схватил Эми в объятия и жадно поцеловал. – И будь осторожна, – тихо добавил он.
Эми села в машину Люка. Ей понадоби­лось несколько секунд, чтобы сообразить, как управлять этим мощным красавцем. «Порше» очень отличался от ее собственной машины, по Эми была хорошим водителем, и Люк не сомневался, что она благополучно доедет до своего дяди.
Было уже совсем темно, когда Эми подъе­хала к большому дому Питера. Они с тетей Селией жили на противоположных концах города, и Эми часто думала о том, что эти двое постарались даже поселиться как можно дальше друг от друга.
Эми осторожно повернула на въездную ал­лею и припарковалась в стороне, подальше от освещенных окон. Она не собиралась объяс­нять Питеру, откуда у нее великолепный чер­ный «порше», не хотела отвечать на его бес­конечные вопросы. Эми было немного не по себе, потому что раньше ей не приходило в голову скрывать что-то от своего единствен­ного родственника, но она дала слово Люку, что не будет посвящать дядю Питера во все подробности их плана.
Эми позвонила, и дядя Питер тут же от­крыл дверь, обнял ее и взял сумку.
– Тут тебе будет спокойно, Эми, – сказал он. – Ты должна была бы давным-давно пе­реселиться ко мне.
– Наверное, вы правы, дядя Питер, – от­ветила Эми, все еще терзаясь угрызениями совести. – Знаете, я очень устала.
– Сначала мы с тобой что-нибудь выпь­ем, а потом ты отправишься спать. Экономка приготовила тебе комнату.
Питер не раз говорил Эми, что не терпит в доме постоянно живущей прислуги, пото­му что наличие таковой может разрушить сво­бодный стиль его жизни. Но, судя по всему, сейчас в доме не было даже очередной под­руги Питера.
– Мы одни? – на всякий случай спросила Эми, когда он протянул ей бокал.
– Только мы с тобой, да еще преследую­щий тебя призрак, – пошутил Питер. Они чокнулись, и он добавил: – За нас с тобой, дорогая. И за смерть призрака.
Эми не понравилось, что Питер назвал Черного человека призраком, но она сделала вид, что не обратила на это внимания. Может быть, сегодня ночью Люк наконец доберется до незнакомца и задаст ему хорошую трепку. Она представила себе быстрые стремитель­ные движения мощных кулаков Люка.
Спокойно проспав ночь, Эми спустилась к завтраку.
– Ну как, с тобой все в порядке? – спросил ее дядя Питер.
– Вполне, – ответила Эми.
Она совсем позабыла о машине Люка, и когда Питер вдруг взглянул в окно, она по выражению его лица сразу догадалась, что он увидел «порше».
– Неужели ты уже начала тратить деньги? – спросил Питер каким-то не своим голосом.
– У меня их еще нет, – торопливо успоко­ила его Эми.
– Тогда откуда у тебя новый «порше»?
– А, этот! – с притворным равнодушием сказала она. – Мне его одолжили. Что-то слу­чилось с мотором моей машины, и я не рис­кую на ней ездить, особенно поздно вече­ром, когда этот сумасшедший следит за мной.
– Понятно, – коротко сказал Питер.
Он больше ничего не сказал и не задал ей ни одного вопроса. Эми удивилась, но сочла это проявлением вежливости. Она тоже все­гда вела себя дипломатично и не спрашивала Питера о его подругах, хотя сейчас ей хоте­лось узнать причину отсутствия его очеред­ной пассии.
В прекрасном настроении Эми отправилась на работу и была поражена, увидев Люка на своем рабочем месте. Если он провел ночь в ожидании ее преследователя, рассудила Эми, то должен был хотя бы немного отоспаться. Люк мрачно взглянул на нее и тут же снова опустил голову. Позабыв об условностях, Эми почти вбежала в его в кабинет.
– Что случилось? – взволнованно спроси­ла она.
– Ничего не случилось, – отрезал Люк. – Абсолютно ничего! Я просидел у окна всю ночь, не смыкая глаз, и не видел ничего, кроме фонаря и пустой улицы. Даже ни одна кошка не вышла погулять.
– Вот как. – Эми прислонилась к двери и смотрела на Люка глазами, полными слез. – Выходит, что я все это выдумала?
– Нет, Эми, – сказал Люк уже более сдержанно. – Ты сама говорила, что иногда он не появляется. Сегодня я опять буду его ждать.
– Тогда зачем ты пришел на работу?
– Да потому, что я руковожу этим про­клятым учреждением и мне надо хотя бы из­редка тут показываться. Я не могу проводить все свое время, охраняя тебя, – вспылил Люк и тут же пожалел об этом, увидев побледнев­шее лицо Эми.
– Тебе вообще нет необходимости тратить на меня время, – сказала Эми, и ее синие глаза потемнели от обиды.
– Прости меня, Эми, – опомнился Люк, – и не обращай внимания на мое плохое настро­ение. Просто я настроился поймать прошлой ночью твоего «сторожа» и избить его до потери сознания. Давай сегодня повторим попытку. Кро­ме того, – добавил Люк, – нам с тобой пора налаживать нормальную жизнь.
– Что ты подразумеваешь под нормальной жизнью? – спросила Эми и, покраснев, бы­стро переменила тему разговора. – Как ты доб­рался до работы?
– На твоей машине.
– Мы с тобой окончательно запутаемся, – объявила Эми. – Дядя Питер сегодня утром заметил твой «порше» у своего дома и был не слишком этим доволен.
– Что значит «был не слишком доволен»? – заинтересовался Люк.
– Его интересовало, на какие деньги я его купила. Уж не на те ли, что мне завещала тетя Селия? Я ему ответила, что «порше» мне одолжили знакомые, поскольку моя машина сломалась.
Люк пожал плечами.
– Пусть все остается, как есть, – сказал он. – Я опять проведу ночь в твоем доме, а ты снова уедешь к дяде на моей машине. Самое главное, чтобы все видели, что твоя машина стоит у твоего дома.
– А что мне сказать дяде Питеру? – спро­сила Эми.
– Можешь посоветовать ему, не соваться не в свое дело. Ну, если не хочешь его оби­жать, скажи, что «порше» принадлежит мне и что я твой любовник. А если серьезно, ма­лышка, то лучше вообще ничего не говори. Ты ведь ему ничего не сказала?
– Ничего, – подтвердила Эми. – Но мне было стыдно, как будто я стала отпетой лгу­ньей.
– Но ведь ты ему не лгала.
– Нет, лгала, это называется молчаливая ложь, – уточнила Эми.
– Вот и продолжай лгать молча, – прика­чал Люк. – После обеда я поеду домой, что­бы как следует выспаться.
Эми пришла в свою комнату и решила сразу же приняться за работу, но ей не да­вала покоя одна неотвязная мысль: что, если ее преследователь заметит подмену машин и изменит тактику? Но ей удалось успоко­иться и отогнать тревожные мысли. Ее ждал ужин наедине с Люком и спокойный сон в доме дяди Питера.
Они все сделали точно так же, как и в пре­дыдущий вечер. Люк остался в доме Эми, а она поехала к дяде Питеру. Разница была толь­ко в том, что на этот раз Питер завел разго­вор о тете Селии, и Эми, смутившись, при­зналась ему, что почти не вспоминает о ней.
– Не стоит удивляться этому, – сказал он. – Ведь после ее смерти произошло немало со­бытий.
– В основном неприятных. Например, по­явился неизвестный человек, который пре­следует меня.
– Ты забыла о своей поездке в Париж, – напомнил Питер. – У тебя там тоже произош­ли какие-то важные события?
– Мне там очень понравилось, – уклони­лась от прямого ответа Эми.
Она хотела было признаться ему, что Чер­ный человек беспокоил ее и в Париже, но решила промолчать. Ей заодно пришлось бы рассказать не в меру любопытному Питеру о матери и отце Люка, и, в первую очередь, о самом Люке. Питер знал только, что фирма предложила ей съездить в Париж, и, по его мнению, это было для Эми большой честью.
Эми легла спать, но в середине ночи про­снулась от знакомого предчувствия. Ее сон не был таким крепким, как дома, в собствен­ной спальне. К тому же ее беспокойство усугублялось отсутствием в двери не только клю­ча, но и замка. Она с удивлением обнаружи­ла это, ложась спать.
Проснувшись среди ночи, она сразу поня­ла по охватившему ее беспокойству, что незнакомец находится где-то поблизости.
Не в пример дому Эми, особняк дяди Пи­тера хорошо освещался снаружи всю ночь. Дядя Питер не раз говорил Эми, что посто­янное освещение лучше всего отпугивает воз­можных незваных гостей. Она же считала та­кую иллюминацию напрасной тратой денег, по сейчас мысленно похвалила Питера за его предусмотрительность и осторожность.
Эми подошла к окну, но занавески раз­двигать не стала, а лишь посмотрела в щель сбоку. Она научилась быть осторожной. Пото­ки света заливали не только дом, но и весь сад, и казалось, что за окном день.
Как и у тети Селии, сад Питера был окру­жен каменной стеной. В нем росли и декора­тивные кусты, и высокие деревья. Вся эта красота, включая лужайки вокруг дома и по­крытый гравием въезд, освещалась яркими фонарями, хотя некоторые места тем не ме­нее находились в тени.
Сначала она решила, что ее страхи напрас­ны и некоторое время любовалась необыч­ным пейзажем. Эми даже принялась раздумывать о том, не стоит ли ей переехать в дом тети, чтобы жить на лоне природы.
Она уже хотела лечь обратно в постель, ког­да едва уловимое движение в тени кустов при­влекло ее внимание. Эми застыла на месте, и мурашки побежали у нее по спине. Она уви­дела знакомую фигуру Черного человека.
На этот раз незнакомец не слишком ста­рался прятаться. Видимо, Эми застала его врасплох. Он вышел на свет и стоял, нагнув голову, будто искал что-то в траве. И опять Эми не могла разглядеть его лица. Но это, несомненно, был тот самый мужчина в чер­ном, который стоял по ночам под фонарем у ее дома.
С бьющимся сердцем Эми прижалась к сте­не. Он охотится за ней, если сумел отыскать ее здесь. Наверное, ей никогда от него не из­бавиться.
Внезапно Эми осенило, что она не одна в доме. Рядом с ней Питер! Незнакомец совсем рядом и не прячется! Значит, вместе с дядей Питером они могут поймать его. Эми была зна­кома с расположением комнат в доме. Выбе­жав на внутреннюю галерею, она нашла дверь спальни дяди и принялась стучать в нее.
– Дядя Питер! Дядя Питер! – громко зва­ла она.
Он быстро откликнулся на ее зов и открыл дверь, натягивая на себя халат.
– Тот человек здесь, в саду!
– Что ты говоришь, Эми? – изумился Пи­тер. – Это невозможно, никто не знает, что ты здесь.
– Он здесь, дядя Питер. В саду. Вы можете увидеть его из окна моей комнаты.
Питер последовал за Эми в ее спальню и хотел было зажечь свет, но она остановила его.
– Не надо! Он не должен знать, что мы проснулись.
Питер вместе с Эми подошел к окну. Че­ловек все еще стоял в тени кустов. Как жаль, что с ними нет Люка, подумала Эми. Он бы в два счета поймал этого негодяя.
– Где он? – недоверчиво спросил Питер.
– Вон там! – сказала Эми с отчаянием в голосе. – Неужели вы его не видите?
– Не вижу, но все равно ему от меня не уйти, – решительно заявил Питер. – Какая наглость являться даже сюда!
Он выскочил из комнаты, бегом спустил­ся по лестнице и, открыв глубокий стенной шкаф в передней, начал рыться в нем. Дос­тав оттуда охотничье ружье, Питер направил­ся к входной двери.
– Вы не должны в него стрелять! – закри­чала Эми, торопливо надевая халат, который она захватила с собой из спальни. – Нельзя же просто так взять и убить человека!
– Я выстрелю мерзавцу прямо в задницу! – еще громче крикнул Питер.
Он настежь распахнул входную дверь, выс­кочил наружу и, топча цветы, словно разъя­ренный бык, бросился наискосок через лу­жайку к темнеющим невдалеке кустам. Эми, не поспевая за ним, выбежала на крыльцо.
Мужчину в черном она видела сейчас яс­нее, чем когда-либо. Вот если бы только он поднял голову, можно было бы рассмотреть его лицо. Вдруг незнакомец резко повернулся и пошел прочь.
– Он уходит, дядя Питер! Нужно во что бы то ни стало задержать его! – закричала Эми.
Питер решительно шел вперед, оглядыва­ясь по сторонам. Он искал человека, кото­рый был от него в нескольких ярдах.
– Смотрите, он здесь, прямо перед вами! – уже изо всех сил кричала Эми.
Человек в черном плаще неторопливой по­ходкой приблизился к стене и остановился. Эми застыла в изумлении. Почему Питер вне­запно из рассерженного быка превратился в теленка? Почему не стреляет в злоумышлен­ника? Питер не может не видеть незнакомца, ведь тот всего в десяти шагах от него! Кругом так светло, что только слепой не увидит зло­вещую черную фигуру!
Питер, словно загипнотизированный, про­должал двигаться в неизвестном направлении. Он прошел мимо незнакомца, не замечая его, мог схватить этого человека за руку, но поче­му-то даже не посмотрел в том направлении, где темнела зловещая фигура в черной одежде.
Эми слышала, как ругался Питер, видела, как он бегал вокруг кустов в шлепающих до­машних туфлях, раздвигая ружьем ветки, и ни­чего не могла понять. Открыв от изумления рот, Эми наблюдала за его стараниями, а когда по­вернулась, чтобы посмотреть на своего мучи­теля, его уже не было на прежнем месте.
Он исчез, словно провалился сквозь зем­лю. Эми была потрясена. Почему Питер его не увидел? Она вошла в дом и в нерешитель­ности остановилась в холле. Через некоторое время Питер тоже вернулся в дом.
– Черт бы все побрал! – прогремел Пи­тер, с грохотом захлопнув за собой дверь. – Он скрылся!
Эми не знала, как ей себя вести. Признать­ся Питеру, что она все видела, или промол­чать? Как ей не хватало сейчас Люка, чтобы броситься в его объятия и поплакать!
– Он был возле вас, дядя Питер, – сказала она дрожащим от волнения и обиды голосом.
– Значит, он уже убрался, когда я туда добежал, – подвел итог Питер. – Ты должна согласиться с этим, Эми.
– Нет, дядя Питер. Вы были совсем рядом с ним, на расстоянии вытянутой руки. Не по­нимаю, почему вы его не заметили.
– Послушай, милочка, – с досадой ска­зал Питер, – у меня отличное зрение. Я в прекрасной физической форме и даже не ношу очков. Ты позвала меня, и я погнался за проклятым типом, но это было все равно, что гнаться за тенью.
Эми покорно кивнула. Действительно, дядя Питер был в прекрасной форме. Совсем не­давно она сама думала о том, что он выгля­дит лучше, чем мужчины вдвое его моложе. Она знала также, что у него отличное зре­ние… Именно все это вместе взятое пугало ее еще больше.
Он должен был увидеть незнакомца, по­тому что был достаточно зол, чтобы выпол­нить свою угрозу и убить его. Но он никого не увидел… Может быть, там никого не было? Может быть, ее и в самом деле преследует призрак?
Эми не могла в это поверить, но факт ос­тавался фактом: Питер никого не видел. Он был единственным человеком, который по­чти вплотную приблизился к незнакомцу, но видела его только одна она.
Мысли Эми метались как птицы в клетке. Она искала объяснение случившемуся и не находила его. Потому что объяснять было не­чего. Питер мог коснуться человека рукой, он стоял рядом с ним, и Эми видела их вместе. Но тем не менее дядя все это отрицал.
– Простите меня, дядя Питер, – пробор­мотала Эми. – Вы правы, он действительно убежал…
– В следующий раз ему не удастся скрыть­ся от меня, – пригрозил Питер и проверил, хорошо ли заперта входная дверь.
– Придется включить охранную сигнали­зацию, – сказал он. – Обычно я этого не де­лаю, но сегодня нам определенно нужно это сделать.
Питер подошел к небольшой аккуратной коробочке на стене и нажал кнопку. Сигнал, предупреждающий о включении, смолк как раз в тот момент, когда Эми вошла в свою комнату.
В растерянности она села на край кровати, потом вдруг встала и подошла к окну. В саду никого не было. Эми почувствовала, как из ее глаз потекли слезы. Она не знала, что и думать.
Если бы она могла все рассказать сейчас Люку. Но, с другой стороны, ей не о чем было ему рассказывать…
Эми уехала от Питера очень рано. Ей совсем не хотелось сидеть с ним за одним столом во время завтрака. Она была слишком взволнована и хотела поскорее встретиться с Люком. Но как он отнесется к ее рассказу о проис­шествии в саду Питера? Эми ждала и боялась этого разговора.
Она торопливо спустилась вниз и, увидев Питера, остановилась в нерешительности. Он сидел в своем любимом кресле и пил кофе. Вид у ее несостоявшегося спасителя был из­мученный.
– Садись, Эми, я налью тебе чашечку кофе! – торопливо предложил он, вставая.
– Нет, не надо, дядя Питер. Эми, бледная и растерянная, была тверда в своем решении немедленно покинуть этот дом.
– Я возвращаюсь к себе, – сказала она Питеру. – Мне надо переодеться, прежде чем ехать на работу.
– Судя по твоему виду, вряд ли ты смо­жешь сегодня работать, – заметил Питер, ог­лядывая Эми с ног до головы.
В ответ она лишь молча потрясла головой и крепко сжала губы, потому что готова была расплакаться. Но Эми все-таки удалось спра­виться с собой.
– Я не могу не ходить на работу только потому, что кто-то напугал меня ночью, – бесцветным голосом сказала она.
– А я так и не увидел негодяя, – задумчи­во изрек Питер, потирая руками виски. – Я чувствую себя так, будто не спал всю ночь.
Эми не стала говорить Питеру, что вооб­ще не сомкнула глаз после того, что случи­лось нынешней ночью.
– Рано или поздно кто-то все равно его поймает, – уверенно сказал Питер.
Если только таинственный Черный чело­век вообще существует, подумала Эми.
Питер старался не смотреть на нее. Он был ночью в саду, даже захватил с собой ружье, но никого не увидел, хотя сад был очень хо­рошо освещен. Это была его версия их ночно­го приключения.
Незнакомца Эми видела собственными гла­зами, причем тот был совсем рядом с Пите­ром, а он… Боже, неужели человек в саду был плодом ее больного воображения?
Эми ехала очень быстро и на этот раз не оглядывалась по сторонам в поисках затаив­шейся в кустах зловещей черной фигуры. Она знала, что там никого нет. И ей было все рав­но, следил ли кто за ней, когда она подъеха­ла на «порше» Люка к своему дому.
Она открыла дверь и быстро, словно пре­следуемая злыми духами, вошла внутрь. Люка она нашла в кухне. Он был явно не в духе. Значит, на этот раз он бодрствовал всю ночь, подумала Эми.
– Что случилось? – спросил он, вскочив из-за стола. – Почему ты так рано?
– Потому что мы напрасно теряем вре­мя, – тихо сказала Эми, стараясь выгля­деть спокойной.
Эми положила на стол сумку и ключи и стояла перед Люком, нервно сжимая и раз­жимая кулаки. Она боялась, что не выдержит напряжения и разрыдается.
– Садись и расскажи все по порядку, – приказал Люк.
– Этой ночью опять появился тот человек. – Эми старалась ясно выговаривать каждое сло­во, что давалось ей с большим трудом. – Вся территория вокруг дома Питера освещается прожекторами и фонарями, которые горят нею ночь. У него большой сад, как у тети Селии, и он тоже окружен стеной. Там много кустов и деревьев, одним словом, достаточ­но мест, где при желании можно укрыться. Я проснулась среди ночи, потому что почувствовала присутствие того человека. Осторожно посмотрев в окно, я увидела его у стены. Но на этот раз он не прятался, а вышел на свет.
– Этот негодяй опять смотрел на окна? – спросил Люк.
– Нет, он нагнул голову, как будто что-то искал на земле.
– А дальше? – спросил Люк.
– Я поразилась его наглости. Наверное, он хотел, чтобы я его заметила. Но я была не одна в доме, со мной был дядя Питер. Я по­бежала к нему и разбудила его.
– И что произошло дальше?
– Дядя Питер пришел в бешенство. Он бросился вниз в переднюю, достал из шка­фа охотничье ружье и выскочил в сад с на­мерением застрелить того человека. Я страш­но испугалась и стала кричать, чтобы он не делал этого, просила его остановиться. Но дядя Питер не слушал меня и через лужай­ку побежал прямо к незнакомцу, а я оста­лась на крыльце. Но Питер… Питер его не видел…
– Твой дядя его не видел? – недоуменно переспросил Люк.
– Вот почему я сказала тебе, что мы теря­ем время. Я его видела, вот как тебя сейчас, а дядя Питер не видел. Незнакомец вел себя так, будто Питера вообще не существует. И Питер тоже пробежал мимо, как будто в саду нико­го не было. Знаешь, кажется, это объясни­мо… Черного человека на самом деле не было, потому что я его выдумала.
– Прошу тебя, Эми, не делай поспешных заключений, – сказал Люк. – И что же было дальше? Только, пожалуйста, не упускай ни одной детали.
– Питер остановился в шаге от незнакомца. Я кричала, что человек около него, и не понимала, почему Питер не видит его при таком ярком свете. И он, и я могли бы даже рассмотреть лицо незнакомца, если бы не шляпа у него на голове.
– Успокойся, Эми, – прошептал Люк. – Не надо расстраиваться. Просто расскажи мне все, как было.
– Я, кажется, уже говорила, что Питер прошел мимо этого человека и начал шарить в кустах. Он шумел и чертыхался, и я неволь­но наблюдала за ним, а когда посмотрела гуда, где прежде стоял незнакомец, там уже никого не было. Питер вернулся в дом и ска­зал, что, наверное, мой преследователь ус­пел убежать. Но дяде стоило только протя­нуть руку, чтобы дотронуться до него. Значит, все это мне померещилось…
– Успокойся, Эми, сначала мы позавтра­каем, – сказал Люк, – а потом обсудим наши дальнейшие шаги.
– Я не хочу есть!
– Ты поставила мою машину прямо у две­рей, – сказал Люк, не обращая внимания на се слова.
– Ну и что из этого? – бушевала Эми, вымещая на Люке свою обиду и разочарование. – Чего нам бояться? Разве ты не зна­ешь, что это призрак, и никакого Черного человека вообще не существует?
– Возможно, что и не существует, – про­бормотал в ответ Люк, чем еще сильнее разозлил Эми.
– Что значит «возможно»? – переспроси­ла она.
– А то, что мне пока еще рано говорить о чем-то, ведь я не осуществил до конца свой план.
– И зачем нам эти планы? Не лучше ли сразу отправить меня в психиатрическую больницу? – в отчаянии вопрошала Эми. – Ты все еще веришь, что я видела своего преследова­теля?
– Конечно, верю.
Люк готовил кофе и обернулся, чтобы по­смотреть на Эми.
– Тогда объясни мне, что происходит с дядей Питером, – умоляющим тоном попро­сила Эми.
Губы Люка тронула холодная усмешка, и он снова занялся кофе.
– Наверное, его обманула игра света и тени, – объяснил он.
Люк поджарил тосты, не решаясь пробо­вать свои силы в приготовлении английского завтрака с овсянкой и яичницей, и они мол­ча принялись за еду. Эми не поднимала глаз от тарелки, и время от времени Люк посмат­ривал на нее, но ничего не говорил. Она выг­лядела очень усталой, почти такой, как в пер­вые дни появления мужчины в черном под ее окнами.
Они оба отправились на работу, а когда наступил полдень, Люк уехал домой, пото­му что боялся заснуть прямо за столом. Перед уходом он зашел к Эми, но она даже не под­няла глаз от компьютера, и он вместе с крес­лом повернул ее к себе.
– Послушай, малышка, – сказал он, – не думай ни о чем, кроме твоих «мальчиков», а вечером мы решим, что нам делать.
– Нам нечего решать, – бесцветным го­лосом сказала Эми. – Все и так уже решено.
– Ты не веришь мне, Эми?
– Люк, я прежде всего не верю себе. Наверное, я все-таки сумасшедшая. Только ни­как не могу понять, что же свело меня с ума?
Люк нежно погладил Эми по щеке.
– Если бы это было так, я бы с первой встречи заметил в тебе признаки болезни. Думаю, что сегодня ты можешь ехать к дяде Питеру на своей машине.
Когда пришло время отправляться к Питеру, Эми вдруг охватила паника. Прошедшая ночь окончательно подорвала ее веру в себя. Люк принялся уговаривать Эми поехать к дяде, и она разразилась слезами.
– Не надо, Эми! Не плачь, дорогая, – про­сил он, обняв ее и укачивая, как ребенка.
– Не могу, Люк, – всхлипывала Эми. – Я не перенесу еще одну такую ночь. Позволь мне сегодня остаться здесь.
– Я тоже не хочу, чтобы ты куда-то уезжала, но сейчас для нас главное – поймать незнакомца. Ты должна наконец вернуться к нормальной жизни.
– Но я и веду нормальную жизнь, когда мы вместе, – напомнила Эми. – С тобой я чувствую себя в безопасности.
– Ты ошибаешься, Эми, нашу жизнь сей­час никак нельзя назвать нормальной. И я совсем не хочу отсылать тебя на ночь к Питеру. Ты, наверное, думаешь, что я отталкиваю тебя. Пройдет время, все испытания будут позади, и ты изменишь свое отношение ко мне.
Эми перестала плакать.
– Я никогда не изменю своего отношения к тебе, – сказала она все еще дрожащим го­лосом. – Если ты думаешь, что когда все кон­чится, я не захочу быть с тобой…
– Именно так я и думаю, Эми. Но не собираюсь в трудное для тебя время воспользоваться твоим расположением ко мне.
– Черный человек может убить меня, – напомнила ему Эми, – и тогда я никогда не узнаю, что это такое быть с тобой, Люк. По­дари мне одну эту ночь. Ночь без страха, – шептала она, обнимая Люка. – Останься со мной на эту ночь.
– Если бы ты только знала, как я хочу тебя…
Люк почувствовал, как его тело откликну­лось на мольбу Эми. Она медленно опустила веки и прислонилась к нему, и ее губы рас­крылись ему навстречу.
Эми забыла обо всем, стоило губам Люка прикоснуться к ее рту. Она еще крепче обня­ла его шею, страстно отвечая на поцелуй, и руки Люка уже более уверенно заскользили по ее телу. Эми застонала и почти повисла на Люке, потому что почти не чувствовала сво­их ног, а он, уткнувшись в ее атласную шею, целовал нежную впадину у ключицы.
Он погладил грудь Эми и ощутил дрожь, пробежавшую по ее телу. И хотя Люк пони­мал, что она ищет его ласки в какой-то мере из-за страха, он понимал также, что на этот раз уже не сможет остановиться.
– Не здесь, – сказал он, взяв Эми на руки, и направился к лестнице. – Давай ляжем в по­стель, пока я еще способен до нее добраться.
Целуя Эми, Люк всегда чувствовал в ней какой-то непонятный страх, но если сейчас она и боялась чего-то, то только не его объя­тий. Люк положил Эми на кровать, и она не­громко вскрикнула, не отпуская его от себя. Он высвободился из ее объятий, стянул с себя свитер, бросил его на пол и начал раздевать Эми.
Если она когда-нибудь вспоминает Сомерфилда, подумал Люк, то сейчас именно та­кой момент. Но Эми думала совсем о другом. Она встала на колени и принялась торопливо расстегивать рубашку Люка. Он позволил Эми сделать это, а сам тем временем гладил ее тело, покрывая лицо и шею быстрыми, лег­кими поцелуями.
Когда они оба были раздеты, Люк притя­нул Эми к себе, и она, приникнув к нему, позволила его рукам ласкать ее обнаженное тело. Очень скоро Эми почти всхлипывала от воз­буждения, и тогда Люк опустился вместе с ней на кровать, и его сильное тело придавило ее, не давая возможности пошевелиться.
– Люк! – встревожилась Эми и беспокой­но задвигалась под ним.
Он взял в рот ее грудь и по реакции Эми понял, что ей незнакомо это ощущение. Эми закинула назад голову и издала слабый груд­ной крик, подействовавший на Люка словно улар электрического тока. Он еле сдерживал свое охваченное нетерпением тело. Никогда Прежде Люк не был так близок к тому, чтобы потерять над собой контроль. Он гладил ее бедра, продвигаясь все дальше, пока его рука не очутилась в теплой ложбинке.
Его пальцы осторожно проникли внутрь, и Эми на секунду напряглась от неожидан­ности и новизны ощущения, но тут же сде­лала ответное движение, и Люк ускорил лас­ку, из последних сил обуздывая свое нетер­пение.
– Люк! – позвала Эми дрожащим, но на­стойчивым голосом, и он понял, что она ждет его. Люк был так возбужден, что это причи­няло ему страдание и нестерпимое желание превращалось в пытку.
Голова Эми заметалась по подушке, волна спазм пробежала по ее телу, и Люк со сто­ном погрузился в нее, испытывая удовлетво­рение от того, что ему больше не надо сдер­живаться.
Эми почувствовала короткую, но резкую боль, и ее тело, протестуя, выгнулось и на­пряглось. Но на одно только мгновение, по­тому что наслаждение перебороло боль, и Эми стоном выразила свое удовольствие.
Реакция Люка была совсем другой. Не веря собственным ощущениям, он тоже замер на миг, но уже не мог остановиться. И только когда их дыхание немного успокоилось, Люк, отрезвев, посмотрел в прекрасное, порозо­вевшее лицо Эми и задал наконец терзавший его вопрос:
– Ты была девственницей?
Эми ответила ему застенчивым взглядом, и ее щеки порозовели еще сильнее.
– Это для тебя важно? – едва слышно спро­сила она.
Взгляд темных глаз Люка, казалось, про­никал до самой глубины ее души. Эми не могла понять, уж не сердится ли он на нее, и сму­щенно задвигалась.
– Лежи спокойно! – приказал ей Люк, снова чувствуя признаки возбуждения. Очень скоро желание проснется в нем с новой си­лой, думал Люк, но вряд ли Эми доставит удовольствие второе соитие, если оно после­дует так скоро после первого ее приобщения к радостям любви.
Тем временем Эми затихла и с опаской наблюдала за ним, как наблюдает мышка за действиями кота, и, глядя на ее смущенное застенчивое лицо, Люк рассмеялся от радос­ти. Он совершил вместе с Эми путешествие в сказочную страну на ее розовом облаке, и, судя по всему, Эми и не задумывалась, чем оно закончится.
Не спуская глаз с лица Эми, Люк ласково отвел пряди волос от ее лица. Он медленно приходил в себя.
– Если бы я знал, – сказал он, – то был бы более осторожен.
– Но ты и так был очень осторожен, – сказала Эми с невинным изумлением, и Люк в ответ нежно поцеловал ее.
Он чувствовал себя на седьмом небе, а Эми постепенно обретала свою прежнюю уверен­ность в себе.
– Тебе было очень больно? – спросил Люк, освобождая Эми от тяжести своего тела. Теперь они лежали рядом, и Люк прижимал к себе – он был в этом уверен – самую прекрас­ную, самую страстную женщину на свете.
– Всего секунду, – ответила ему Эми пос­ле некоторого раздумья. – Скорее это был страх…
– Я знаю, что ты хочешь сказать, Эми. – Люк приостановился. – А я подозревал тебя в связи с Сомерфилдом.
– Но только не такой, – взволнованно ска­зала Эми, глядя на Люка испуганными глаза­ми. – Мы иногда встречались с ним, вот и все.
Люк точно знал, что так оно и было на самом деле, теперь он получил самые не­опровержимые доказательства правдивости слов Эми.
– Честно говоря, я думал, что ты с ним спала, – снова повторил он и тут же пожа­лел об этом. Ведь Эми могла обидеться на него.
– Нет, Люк, я с ним не спала. Он наста­ивал, но я отказалась. Между прочим, – до­бавила Эми заговорщическим тоном, – ког­да он стал настаивать, я уже только и думала о том, как порвать с ним всякие отношения. Но оказалось, что сделать это не так легко, как я думала. Эрик – человек нервный, рез­кий, и временами он становился до безобра­зия грубым.
– И как же ты все-таки от него избави­лась? – спросил Люк.
Откровенно говоря, ему не слишком хоте­лось сейчас говорить о Сомерфилде, потому что он все еще был потрясен тем, как довер­чиво и с какой готовностью отдалась ему Эми.
Люк хотел вспомнить каждое мгновение это­го счастливого события. Но Эми уже верну­лась на грешную землю.
– Так как же ты все-таки избавилась от него? – повторил Люк свой вопрос.
Эми покраснела.
– Он попытался сделать это, – прошепта­ла она.
– Что «это»? Объясни мне. Он хотел за­няться с тобой любовью?
– Это была не любовь, – подчеркнула Эми. – И мне не понравилась его идея.
– Удивительно, что он смог остановить­ся, – заметил Люк, глядя в потолок и рисуя в уме картины, одну страшнее другой.
– Он не смог, – смущенно уточнила Эми. – Это было ужасно. Мне пришлось ударить его лампой. Потом я вытолкнула его на улицу и заперла дверь.
Теперь Люк улыбался, представляя себе, как все произошло.
– Это, наверное, охладило его пыл, – предположил он.
– Да. Машина Эрика стояла прямо у дома, так что ему не пришлось далеко идти пеш­ком, – добавила в свое оправдание Эми. – Мне, конечно, понадобился новый абажур для лампы, – продолжала рассуждать она, – и я целую вечность искала подходящий. Лам­па была подарком тети Селии, и она не по­верила мне, когда я рассказала ей, как ис­портила абажур.
– Как же ты все объяснила? Неужели рас­сказала ей о Сомерфилде?
– Бог с тобой! Этого ни в коем случае нельзя было делать!– ужаснулась Эми. – Тетя Селия ничего не знала об Эрике. Она бы никогда не одобрила наших отношений. Я просто объяс­нила ей, что случайно села на абажур.
Люк не выдержал и расхохотался. В про­шлом, когда у Люка начиналась любовная связь, он либо испытывал неловкость перед новоявленной возлюбленной, либо нечто вро­де преувеличенной нежности к ней. А сейчас он испытывал удовлетворение и восторг. На­стоящий восторг!
Эми же целиком погрузилась в нехитрый рассказ о поломанном абажуре. Она только что лишилась невинности, где-то в ночи ее подстерегал зловещий, страшный человек, а она была спокойной и счастливой, причем до такой степени, что казалась Люку почти нереальной. Но она была его сокровищем, счастьем, женственным и доверчивым. Люк еще крепче прижал ее к себе. Он ее защитник и повелитель, и она с готовностью подчиня­ется ему. Внезапно Люк понял, что не смо­жет теперь жить без нее. Когда же он начал опять целовать Эми, она откликнулась сразу, его теплая, нежная и такая уступчивая мисс Компьютер.
Она снова обвила руками его шею, и Люк почувствовал, как ее нежные груди прижа­лись к его груди. Он коленом раздвинул ей ноги, и она еще ближе придвинулась к нему.
– Я снова хочу тебя, – сказал он, боясь причинить ей боль, но пальцы Эми уже по­грузились в его густые темные волосы.
– Да, Люк, прошу тебя, поскорее. Пожа­луйста, – прошептала она.
Она была невинной .и абсолютно искрен­ней в своем желании принадлежать ему.
– Ты меня убьешь, – сказал он, задыха­ясь. – Я умру в твоих объятиях, но умру сча­стливым.
Эми была такой же, как в первый раз. Не­жной, стыдливо требовательной и пылкой, она снова была с ним единым целым. Уста­лые, они заснули, но и во сне Люк не выпус­кал ее из объятий.
Незнакомец пришел в середине ночи, и, хотя Эми спала счастливым сном, она про­будилась, почувствовав опасность.
Она с трудом поборола соблазн остаться в объятиях Люка, потому что чувствовала себя под надежной защитой, и ей не страшен был и десяток преследователей. И все же Эми за­ставила себя встать. Осторожно высвободив­шись из объятий Люка, она накинула на себя халат и на цыпочках подошла к окну.
Осторожно отогнув краешек шторы, она выглянула в окно и ясно увидела фигуру че­ловека. Все было, как прежде. Она видела его, но не могла разглядеть лица. Несколько се­кунд Эми наблюдала за ним. Страха у нее не было, потому что Люк был рядом.
Люк проснулся еще до того, как она подо­шла к нему.
– Эми! – сонно пробормотал он. – Иди сюда, красавица. Куда ты подевалась? – до­бавил он по-французски.
– Он здесь, Люк! – громким шепотом про­изнесла Эми. – Он стоит под фонарем и смот­рит на окно.
Эми напрасно опасалась, что Люк со сна не поймет смысла ее слов. Он тут же вскочил с кровати, голый и полный ярости, и вмиг очутился у окна. Некоторое время Люк на­пряженно изучал улицу, и Эми в ожидании молча стояла рядом.
– Ты видишь его, Люк? – волнуясь, спро­сила она его, опасаясь, не произойдет ли с ним то, что произошло с дядей Питером.
– Да, я его вижу, – процедил Люк сквозь зубы. – Высокий, весь в черном и достаточно крепкий. Сейчас я его поймаю!
Он начал торопливо натягивать на себя одежду, шаря в ее поисках по стульям и кро­вати. Эми начала ему помогать.
– Не надо! – остановил ее Люк. – Лучше смотри, в какую сторону он пойдет, если вдруг надумает скрыться.
– Осторожней! У него может быть нож, – предупредила Эми, когда Люк бросился к дверям спальни.
Эми снова посмотрела в окно. Человек по-прежнему был на месте. Каким бы крепким ни был ее мучитель, он все равно не мог про­тивостоять силе и стремительности Люка. К тому же козырем Люка была внезапность на­падения. Эми уже имела возможность в этом убедиться.
Сирена завыла, когда Люк через кухню вихрем промчался к входной двери. Эми чуть не подпрыгнула от неожиданности и, ругая себя за неосмотрительность, бросилась вниз, чтобы отключить сигнализацию. Она включила ее накануне, по пути в спальню, куда Люк нес ее на руках. Эми тогда была так возбуж­дена, что нажала на кнопку автоматически, не задумываясь о возможных последствиях.
Эми отключила сирену, и наступила пол­ная тишина. Но оглушительный вой, с трево­гой подумала Эми, наверняка успел разбу­дить всю округу.
Она услышала, как Люк с грохотом рас­пахнул дверь и выскочил на улицу.
– Дерьмо! – по-французски выкрикнул Люк, и Эми догадалась о причине его ярости.
Незнакомца там уже не было. Эми спусти­лась вниз и вышла на крыльцо, наблюдая за Люком, который занимался бесполезными поисками на другой стороне улицы. Эми по­ежилась. Холодный ночной воздух был тут ни при чем: она опасалась страшного гнева Люка. Он будет на нее кричать, а она не сможет найти для себя никаких оправданий. И тут озорная мысль, внезапно пришедшая ей в голову, развеселила и успокоила Эми. А что, если запереть дверь и оставить рассерженно­го Люка на улице?
Когда Люк вернулся, Эми, босая и вко­нец замерзшая, стояла в оцепенении, не зная, что сказать.
– Прости меня, Люк, – пробормотала она с виноватым видом.
Не говоря ни слова, он взял Эми за руку и повел за собой в дом. Потом запер входную дверь.
– Я забыла о сирене, – сделала еще одну попытку объясниться Эми, потому что Люк продолжал молчать. – И, не дождавшись от­вета, в панике добавила: – Хочешь, я приго­товлю тебе чай?
Не говоря ни слова, Люк подхватил ее на руки и поднялся по лестнице наверх. Люк по­ложил Эми на кровать и, не спуская с нее мрачного взгляда, начал раздеваться. Очень скоро вся его одежда очутилась на полу.
Эми стало страшно. Она видела, что он пре­дельно возбужден, и решила, что, наверное, ярость особенно распаляет мужчину. Люк по­дошел к кровати, и Эми немного отодвину­лась, но прежде, чем она придумала, как ей спастись, его сильные пальцы сомкнулись на ее запястье, и он лег с ней рядом.
Он смотрел в ее широко открытые, пол­ные страха глаза и вдруг наклонился и с та­кой нежностью поцеловал Эми, что слезы выступили у нее на глазах.
– Идиотка, – сказал он очень ласково. – Только ты одна способна оповещать против­ника о грозящей ему опасности с помощью сирены. Ты самая очаровательная психопатка из всех, кого мне доводилось видеть.
– Я сделала это автоматически, Люк, – снова начала оправдываться Эми. – Это про­сто вошло у меня в привычку, ведь вчера я думала совсем о другом.
Он усмехнулся и начал снимать с нее ха­лат.
– Сейчас я научу тебя кое-чему, что мы будем делать каждый день, но только, пожа­луйста, не автоматически.
Люк притянул Эми к себе, и она с облег­чением вздохнула.
– Я боялась, что ты очень рассердишься, – сказала она.
– А я и рассердился, но потом понял, что от мисс Компьютер нельзя было ожидать ничего другого.
– У меня совсем замерзли ноги, – пожа­ловалась Эми, когда Люк обнял ее.
– Сейчас я их согрею.
Люк переменил положение и принялся ласково покусывать и целовать пальцы на ее ногах. Он целовал то одну, то другую ногу и, когда добрался до колен, Эми забыла о своей оплошности и вообще о Черном человеке.
– А теперь, – сказал Люк, ложась на нее, – ты можешь вознаградить меня за мою напрас­ную беготню по холоду.
Эми обняла Люка и открылась ему, как цветок открывается солнцу. И снова она была умопомрачительно нежной и уступчивой…
– Ты восхитительная женщина, Эми, и каждый раз другая, – благодарно шептал ей Люк.
Позже, когда они отдыхали, Люк высказал мысль, которая не давала покоя им обо­им.
– Он был там, Эми. Я его видел. Он точно такой, каким ты его описываешь.
– Значит, это не плод моего воображе­ния, – прошептала Эми. – Я так рада, Люк, что ты наконец его увидел. Не понимаю, по­чему это не удалось дяде Питеру.
Люк немного помолчал, раздумывая, и по­том сказал:
– Иногда мужчина из-за гордости не ре­шается признаться, что в его мужском обли­ке и характере есть недостатки. Например, он носит очки не на людях, а только когда оста­ется один. Такие случаи нередки.
– Дядя Питер очень тщеславный, – раз­вила эту мысль Эми. – К тому же он любит окружать себя молодыми женщинами.
– Тогда, пожалуй, у нас уже есть одно объяснение, – подхватил Люк. – Питер изо всех сил цепляется за уходящую молодость.
– Как печально, – сказала Эми и сонно зевнула.
Она уснула, положив голову ему на грудь, он же долго бодрствовал, обдумывая послед­ние детали своего плана, оценивал, насколь­ко опасен его план для Эми и как велик риск, которому он будет вынужден ее подвергнуть. И имеет ли он вообще право подвергать ее риску. Но потом решил, что у него нет выбо­ра. И чем скорее все произойдет, тем лучше. Люк очень надеялся, что ночь в его объятиях прибавила Эми мужества.
Весь следующий день Эми не могла заста­вить себя работать. Компьютеры по-прежне­му несли свою службу, но она их почти не замечала. Все ее мысли были заняты Люком. Ей страшно хотелось повернуть голову и по­смотреть на него, но она всего раз или два поддалась этому соблазну, а все остальное время сидела перед компьютерами, делая вид, что у нее все идет как обычно.
Но ее новую жизнь, которую нынешней ночью открыл ей Люк, никак нельзя было назвать обычной. Они с Люком любят друг друга и, готовя завтрак сегодня утром, Эми множество раз повторила себе эти волшеб­ные слова. Чудесно было разговаривать с Лю­ком, сидеть с ним за одним столом, чувство­вать на себе ласковый взгляд его темных глаз и навсегда забыть о его прежней леденящей душу холодности.
Сегодня он снова придет к ней. Эта слад­кая мысль целый день не давала Эми покоя. Она решила по этому случаю приготовить праздничный ужин. У нее есть любовник, за­хлебываясь от счастья, твердила себе Эми, и не просто любовник, а француз. Дальше это­го ее мысли не шли. Она не позволяла себе задумываться над тем, что в один прекрас­ный день Люк может покинуть ее и уехать в Париж. Ей хотелось быть счастливой. Пусть даже не очень долго…
Эми решила пообедать в городе и заодно сделать покупки для предстоящего ужина. Она хотела приготовить что-нибудь необыкновен­ное, украсить стол цветами и свечами, сло­вом, устроить маленькое торжество.
Перед самым обедом Эми обнаружила, что Люка нет в его кабинете. Она не могла себе позволить ждать его. Несмотря на то что про­изошло между ними, Люк оставался ее бос­сом, начальником, которому все подчинялись и который, случалось, вел себя настолько высокомерно, что не одна только Эми теря­лась и не знала, как с ним говорить.
Выходя из офиса, Эми строго-настрого запретила себе думать о том, что кто-то сле­дит за ней, и, как ни странно, не ощущала чужого присутствия за своей спиной. Сна­чала она сделала необходимые покупки и только потом отправилась обедать. Эми ос­тановила свой выбор на том самом ресто­ране на верхнем этаже магазина, где когда-то они с Люком пили кофе и беседовали. На лифте она поднялась в ресторан, выбра­ла уединенный столик в углу, почти цели­ком скрытый от зала высокой пальмой в кад­ке, и заказала обед.
Эми принялась за еду и, несмотря на дан­ное себе слово не думать о преследователе, все же время от времени окидывала взглядом зал в поисках мужчины в черном, но его нигде не было видно. Мужчина, который несколь­кими минутами позже вошел в ресторан, был… Люком, и Эми, с приветливой улыбкой при­вставшая с места, вынуждена была снова спрятаться в своем уголке за пальмой. Было ясно, что Люк знал, куда ему идти. Он пря­миком направился к женщине, с которой у него явно было здесь свидание.
Эми ощутила в душе абсолютную пустоту, вакуум. Счастливый мир ее грез разрушился в одно мгновение.
Люк, конечно, не предполагал, что она может прийти сюда, лихорадочно сообража­ла Эми. Обычно, как и сам Люк, она обедала в кафетерии и сегодня оказалась здесь совер­шенно случайно. Какое удивительное стече­ние обстоятельств… Если бы не подготовка к ужину, она никогда бы не узнала, что Люк встречается здесь с этой женщиной.
Эми было достаточно одного взгляда, что­бы все понять. Это была француженка, при­чем очень красивая. Эми замерла на своем стуле за пальмой и лихорадочно соображала, как ей выпутаться из этой скверной ситуа­ции. Уйти незаметно она не могла и теперь была вынуждена шпионить за Люком.
А он тем временем подошел к женщине, и та вскочила из-за стола, радостно улыбаясь, погладила его по лицу и наградила долгим по­целуем. Эми выскочила из своего угла – счаст­ливой парочке было сейчас не до нее – и по­спешно покинула ресторан.
– Я понимаю, что для тебя это неожидан­ность, – сказала Вероника своим низким го­лосом, – но я должна была с тобой увидеть­ся, дорогой мой Люк.
Утром Люк собирался пригласить Эми по­обедать где-нибудь в ресторане, но звонок Ве­роники разрушил его планы. Когда она по­звонила с вокзала, Люк с трудом удержался, чтобы не сказать ей резкость. Он чувствовал себя виноватым, потому что ему уже давно следовало объясниться с Вероникой.
Он хотел было приступить к этой нелег­кой процедуре, но Вероника уже начала объяснять ему причину своего короткого ви­зита в Англию.
– Я выхожу замуж, Люк, – объявила она несколько театрально. – Прости, что не ска­зала тебе раньше, но я уже долгое время встре­чаюсь с одним человеком. Я знаю, что при­чиняю тебе боль…
– Очень рад за тебя, Вероника, – с улыб­кой сказал Люк, хотя был поражен неожи­данной новостью. – Что же касается нас с тобой, то мы ведь никогда не строили пла­нов…
– Боже мой, Люк, ты само благородство. Я всегда считала, что нас ничто не связыва­ет, но знаю, ты был другого мнения. Какой ты великодушный!
– Не надо преувеличивать, Вероника, – возразил Люк.
Он невольно сравнивал ее с Эми, и срав­нение было не в пользу Вероники, которая сейчас, как, впрочем, и всегда, вела себя, как драматическая актриса, а Эми… Эми была сама искренность, простота, женственность, хотя и с примесью сумасбродства. Вдруг ему вспомнился рассказ Эми о Сомерфилде и помятом абажуре, и улыбка тронула его губы.
– Люк, дорогой, я вижу твою печальную улыбку и понимаю, как ты страдаешь.
– Нет, Вероника, я не страдаю. Не волнуйся за меня и со спокойной совестью вы­ходи замуж за своего избранника. Считай, что я тебя благословил.
– Ты действительно не против, Люк? – недоверчиво спросила Вероника.
– Видишь ли, я сам встречаюсь с другой женщиной, – признался Люк. – Я тоже со­бирался рассказать тебе об этом, но все как-то не получалось. Так что у тебя нет причин жалеть меня.
– Ты с кем-то встречаешься? – переспро­сила Вероника, и ее лицо выразило удивле­ние. Признание Люка огорчило ее.
– Она англичанка, – пояснил Люк. Вероника с трудом взяла себя в руки и попыталась скрыть свое разочарование. Ей так хотелось, чтобы будущий муж и бывший лю­бовник вели за нее борьбу. Люк, конечно, сразу понял причину перемены настроения Вероники. Как хорошо, что у Эми нет быв­шего любовника, подумал он.
– Значит, все складывается как нельзя луч­ше, – вяло пробормотала Вероника, вгляды­ваясь в лицо Люка. Она все еще надеялась об­наружить у своего бывшего возлюбленного признаки разбитого сердца.
– Все складывается отлично, – заверил ее Люк. – Мне стыдно, что я не поговорил с то­бой, когда приезжал в Париж. Только я собрался тебе позвонить, как обстоятельства заставили нас с Эми спешно возвратиться в Англию.
– Ты брал ее с собой в Париж?
– Это было совсем недавно. Прости, Ве­роника, мне следовало бы тогда с тобой объясниться. Так что это я должен тебя бла­годарить за благородство. Надеюсь, ты будешь счастлива.
Они пообедали, и Вероника поспешно ушла, сославшись на необходимость сделать в Лондоне кое-какие покупки к свадьбе.
Люк был очень рад, что ему не пришлось знакомить Эми с Вероникой, обладавшей вла­стным характером. К тому же он не знал, как сама Эми отнесется к Веронике. Она ведь тоже не всегда предсказуема. Люк не хотел огор­чать Эми, поскольку ее и без того ждали не­приятности.
Эми старалась не смотреть в сторону Люка, когда тот возвратился на работу. Она опаса­лась, что он приведет с собой эту красивую блондинку. Счастье Эми было вдребезги раз­бито, а волшебной ночи, которую она про­вела сегодня с Люком, как будто и не было.
Люк не привел с собой француженку, но он и не зашел к ней в комнату, как делал это достаточно часто в последнее время. Эми по­чувствовала себя несчастной, забытой и сов­сем одинокой. Что же касалось Люка, то у него была масса работы и множество продол­жительных телефонных разговоров. Эми слы­шала издалека, как он быстро говорил с кем-то то по-английски, то по-французски. Люк продолжал жить обычной жизнью, и мир для него совсем не изменился. Только мир Эми стал совсем иным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Волшебное облако - Уилсон Патриция

Разделы:
Об автореГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Волшебное облако - Уилсон Патриция



Хороший роман.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияНАТАЛЬЯ
2.07.2011, 0.25





Я УЖЕ ЧИТАЛА РОМАН "ВОЛШЕБНОЕ ОБЛАКО".ЗАБЫЛА НАЗВАНИЕ,НО ПОМНИЛА СОДЕРЖАНИЕ И ЧТО ИЗ СЕРИИ "СКАРЛЕТТ".НАШЛА.ПЕРЕЧИТАЛА.МНЕНИЕ НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ.ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЙ РОМАН.СПАСИБО.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияЛАРИСА.
16.08.2012, 13.54





интересная история, развязка почти неожиданная;)
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияИнна
12.09.2013, 11.13





интересный роман всего вмеру любви ижадности легко читается
Волшебное облако - Уилсон Патрицияольга 3
29.10.2013, 20.43





Очень понравился, всего почти в меру,
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияСтелла
3.03.2014, 13.58





Редкий случай, когда любовь и детектив в одном флаконе. Сюжет держит до конца.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияЗана
27.06.2015, 0.24





Всё понятно, кто какую роль сыграл.Но с какой целью адвокат упорно уговаривал героиню написать завещание.Во второй половине романа он как то выпал из сюжета.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияВ.А.
30.08.2015, 22.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100