Читать онлайн Волшебное облако, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебное облако - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебное облако - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебное облако - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Волшебное облако

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

– Значит, работать мне не придется? – уди­вилась Эми. – И мои советы вашим сотруд­никам здесь, в Париже, не нужны…
– Все будет зависеть от того, как к вам от­несется мой отец. Если вы ему понравитесь, он очень дотошно и въедливо расспросит вас о нашей работе и обратится за помощью как к специалисту. С другой стороны, он может ре­шить, что вы не способны выполнять свои обя­занности из-за слабого здоровья, поскольку выглядите очень изящной и деликатной, и тог­да он распорядится немедленно уволить вас.
– Боже мой! – вырвалось у Эми, пора­женной суровостью приговора.
Люк расхохотался, и Эми догадалась, что он просто над нею подсмеивается.
– Послушайте! – возмутилась она. – У меня хватает неприятностей и без ваших шуток. Если бы я знала, куда дворецкий унес мой чемодан, я бы взяла свои вещи и тут же уехала от вас.
– Дворецкий? – переспросил Люк и захо­хотал еще громче. – Только не вздумайте говорить ему этого, иначе он совсем возгор­дится, и матери придется призвать его к по­рядку. Он муж нашей экономки и делает по дому кое-какую работу, когда у него бывает хорошее настроение. И, конечно, открывает дверь, если оказывается поблизости.
– Прошу вас, Люк, – умоляюще сказала Эми, и он тут же смягчился и перестал ее поддразнивать.
– Успокойтесь, Эми. Вы здесь в полной безопасности, моя мать англичанка, так что вам не о чем тревожиться.
– Мне кажется, вы тревожите меня боль­ше, чем кто-либо другой, – пожаловалась Эми. – Я никогда не знаю, чего от вас ожи­дать.
Люк ощутил непреодолимое желание по­казать Эми, чего можно от него ожидать. Нуж­но немедленно взять ее на руки и отнести на ближайший диван, неожиданно для себя ре­шил Люк, но тут в комнату вошла его мать, и он с облегчением вздохнул.
– Это Эми, – сказал он по-английски, – и в настоящий момент она в полном смяте­нии чувств.
– Я ничуть не удивляюсь. Ведь ты нахо­дишься с ней в одной комнате, – с улыбкой сказала миссис Мартель, поглядывая то на сына, то на Эми. – Здравствуйте, Эми. Я Энн Мартель. Очень рада вас видеть. Мы будем го­ворить с вами только по-английски, и вы мне расскажете все наши новости. После стольких лет я все еще скучаю по Англии, даже по та­ким пустякам, как английские сериалы. Правда, Люк привозит мне книги и видеокассеты. У меня их целый шкаф.
Эми окончательно успокоилась, несмотря на то что миссис Мартель потрясла ее своей аристократичностью. Она была прекрасно оде­та, и у нее действительно были седые воло­сы, но не такие, какими Эми их себе пред­ставляла. Теперь она поняла, что такая седина определенно может войти в моду. Энн Мар­тель походила на уже немолодую, но все еще великолепную кинозвезду. На груди у нее кра­совалась та самая золотая брошь с изумрудом и бриллиантами.
– Вы смотрите на брошь, – сказала Энн Мартель, заметив взгляд Эми. – Люк расска­зал мне, как вы ее выбирали. Он часто пору­чает вам делать для него покупки?
– Я просто завел ей руку за спину, и ког­да она закричала от боли, заставил ее выб­рать тебе в подарок брошь и косынку, – с усмешкой пояснил Люк.
– Он невыносим, – сокрушенно прогово­рила Энн Мартель, – совсем как его отец. А вы та самая девушка, которой подчиняются все компьютеры? Не представляю себе, как вам это удается. Мой муж очень хочет с вами познакомиться.
– Немного попозже, мама, – решительно сказал Люк. – Где комната Эми? Я провожу ее наверх.
– Не беспокойся, я беру это на себя, – улыб­нулась миссис Мартель, – а ты отдохни перед ужином. Когда отец вернется с работы, он на­верняка захочет поговорить с тобой о делах.
Они пошли наверх, и Эми не стала огля­дываться, чтобы выяснить, куда отправился Люк. Смешно было бы показывать ему свою растерянность. В конце концов тетя Селия научила ее, как вести себя в подобных случа­ях. Она была сейчас в гостях у родителей Люка, которые оказались богатыми людьми, и вела себя соответственно. Судя по всему, Люк уже успел переговорить о ней с мате­рью, потому что для Энн Мартель появление Эми явно не было неожиданностью.
Вспоминая изредка о Черном человеке, Эми со злорадством думала, что он, навер­ное, очень злится, стоя под фонарем и глядя на темные окна ее дома. Этот негодяй ведь не догадывается, что Эми в отъезде. Жаль толь­ко, что сейчас не зима, иначе бы он превра­тился в сосульку.
Энн привела Эми в красивую уютную ком­нату, окна которой выходили в сад.
– Располагайтесь. Надеюсь вам здесь будет удобно, – сказала она и ласково погладила Эми по руке.
Как только мать Люка удалилась, Эми тут же легла на кровать и сразу заснула. Она все еще спала, когда полтора часа спустя Люк отправился на ее поиски. Он решил, что Эми от смущения прячется в своей комнате и по­этому не спускается вниз.
Люк тихонько постучался к Эми, а когда ответа не последовало, приоткрыл дверь и заг­лянул в комнату. Она, свернувшись клубоч­ком, крепко спала на большой, красивой кровати.
– Спящая красавица, – прошептал Люк и вошел в комнату.
Если он сейчас не разбудит Эми, она опоз­дает к ужину и, конечно же, очень расстро­ится и смутится. Люк коснулся ее руки и не­громко позвал:
– Эми, пора вставать.
Она тут же проснулась. На этот раз Эми не стала ворчать и противиться, как тогда, у себя дома, а просто смотрела на него своими уди­вительно красивыми глазами и молчала.
– Вы меня узнаете? – тихо спросил Люк, и Эми молча кивнула и улыбнулась.
Она, как и всегда, была очаровательной, а сейчас еще и соблазнительно слабой, не­жной, так что Люку невольно захотелось к ней прикоснуться. Он ощутил все признаки пробудившегося желания.
– Разве вы не собираетесь спускаться вниз? – спросил Люк охрипшим голосом.
– Нет, почему же, я попробую, – все еще сонным голосом пообещала Эми. – Я не ду­мала, что засну.
– Вы очень устали, – напомнил Люк.
– Да, очень, – подтвердила Эми. – Гово­рят, что часы бессонницы вообще никогда нельзя возместить.
– Вот как? – спросил Люк по-прежнему хрипловатым голосом.
Эми поднялась с кровати, и Люк, сам того не замечая, начал сжимать и разжимать ку­лаки. Глядя на слегка покрасневшие щеки Эми, он невольно спросил себя, уж не дога­дывается ли она о его состоянии.
– Я скоро спущусь вниз, – пообещала она. – Вот только приму душ.
Перед мысленным взором Люка тут же пред­стала обнаженная Эми под струями душа, и он понял, что его разум бесповоротно проиграл битву с разыгравшимся воображением.
– Не дразните меня, – сказал он все тем же изменившимся голосом, протянул к ней руки и обнял, при этом торопливо и настой­чиво ища ее губы.
Люк сразу почувствовал, как Эми вздрог­нула и напряглась, и очень рассудительно от­метил, что ведет себя нечестно, атакуя ее, когда она еще не окончательно проснулась. Ты пользуешься ее растерянностью, упрек­нул он себя, но тут же отогнал эту мысль и поцеловал Эми в губы настойчивым, нежным поцелуем.
Реакция была мгновенной. Она вздрогну­ла, затем коротко вздохнула и прижалась к нему, словно требовала продолжения. Люк не знал, что и думать. Он не мог ошибиться – первой реакцией Эми был испуг. Но почему? Девственницей она быть не может, раз жила с Сомерфиддом. Может быть, Сомерфилд был с ней груб?
Люк умерил свой пыл. Теперь он ласково поглаживал Эми по волосам, пропуская сквозь пальцы их пряди, покрывал легкими поцелуями ее лицо, губы и почувствовал, как ее ногти впились в его плечи, и она еще тес­нее приникла к нему.
Эми была как мед, душистый и сладкий, от которого нельзя оторваться. Ее мягкое тело все теснее прижималось к его бедрам, и его руки стали более смелыми. Теперь он совсем уже не ощущал в ней напряжения и страха.
– Люк! – позвала его Эми, и он еще крепче обнял ее и невольно посмотрел на кровать.
– Эми! – послышался голос его матери, и за ним последовал стук в дверь. – Скоро ужин.
– Я сейчас, только приму душ, – отозва­лась Эми с заметным волнением в голосе, и Люк с сожалением выпустил ее из объятий.
И тут же его начали мучить угрызения со­вести. Эми была гостьей в их доме, и он не имел права целовать ее и приставать с ласка­ми. И хотя Люк теперь редко прислушивался к голосу разума, он понял, что ему нужно немедленно уйти. Он открыл дверь комнаты и на пороге столкнулся с матерью.
– Я зашел к Эми, чтобы разбудить ее, – сказал он спокойным голосом, но мать по­смотрела на него знакомым с детства пони­мающим взглядом, который всегда проникал в самую глубину его души.
– Эми другая, Люк, – сказала Энн Мартель, – и требует особого отношения. Она не из тех женщин, к которым ты привык.
– Откуда ты знаешь? – спросил он с чуть заметной усмешкой, восхищаясь ее прони­цательностью.
– Я ее сразу разгадала. Она очень впечат­лительная и легко ранимая.
– Потому что она англичанка? – с насмеш­кой спросил Люк.
– Конечно нет. Я тоже англичанка, но разве ты можешь сказать, что я легко ранима? Эми совсем другая, и я не уверена, что она умеет за себя постоять.
– Успокойся, – сказал Люк и взял ее руку в свою. – Мне известны все проблемы Эми.
– Тогда я очень надеюсь, что она поймет твои, – заметила Энн Мартель со свойствен­ным ей спокойным сарказмом.
– А ты их понимаешь? – усмехнулся Люк.
– Еще как. Я уже почти сорок лет замужем за твоим отцом и хорошо знакома с пробле­мами мужской части нашей семьи. Люк, еще раз повторяю, Эми требует деликатного об­ращения.
– Я был с ней сейчас особенно делика­тен, – признался Люк, хитро прищурив глаза.
– Ты ужасен, – сказала Энн Мартель сыну с ласковой улыбкой.
Они вместе спустились в гостиную, чтобы там подождать Эми и главу семейства, кото­рый обычно появлялся перед самым ужином с букетом цветов для жены.
– Ты скажешь Веронике? – спросила Энн Мартель сына.
– О чем?
– Не лукавь, Люк. Я слишком хорошо тебя знаю. Ты скажешь ей об Эми?
– Но мне нечего сказать, мама. И давай оставим эту тему.
– Пока нечего, – заверила его мать все тем же спокойным тоном. – А знаешь, ты совсем другой с этой девушкой. Тебе ее не забыть так скоро, как других.
– Ты делаешь из меня Казанову, – возму­тился Люк.
– Но я тебя слишком хорошо знаю, – на­помнила мать.
– Ты права, она действительно не такая, как все, – согласился Люк. – Мне неизвест­ны ее чувства, но зато я знаю, она уверена, что может рассчитывать на меня. И не спра­шивай, в чем, – сказал Люк, когда мать воп­росительно посмотрела на него. – Пожалуй­ста, не обольщайся насчет Эми. Она куда более земная, чем ты ее себе представляешь. Под настроение мисс Скотт может даже накри­чать на меня, а ведь я ее босс.
– Неужели? – удивилась Энн Мартель и расхохоталась.
– Это совсем не смешно. А ты знаешь, что она не сомневается, да и другим говорит об этом, будто я знаток боевых искусств. Якобы я прошел здесь, во Франции, специальную подготовку. Эми настоящая маленькая плутов­ка. Никогда не говорит ничего прямо, а толь­ко намеками. Так что, прошу тебя, не прини­май целиком ее сторону. Твоя поддержка мне тоже может понадобиться.
– Ничего, ты выстоишь, – заверила Люка мать. – Ты точно такой, как отец, а вот, кста­ти, и он. Если он принес цветы, то мне уже некуда их ставить.
– Он неисправимый романтик, – с уве­ренностью сказал Люк.
– Возможно, это всего-навсего привычка. Между прочим, если бы я не знала твоего отца, то могла бы усмотреть в привычке по­стоянно дарить мне цветы нечто подозритель­ное.
– Ты хочешь сказать, у него есть другая женщина?
Мать лукаво посмотрела на сына и пошла встречать мужа. Люк улыбнулся ей вслед. Он слишком хорошо знал их обоих. Ни о какой другой женщине не могло быть и речи, потому что любовь родителей не умерла. Люк часто спра­шивал себя, не романтика ли тому причиной? И что чувствуют эти самые романтики?
Он взглянул на часы и удивился, что Эми все еще нет. А вдруг она поскользнулась в душе? Люк занервничал и уже приготовился отправиться на ее поиски, хотя и понимал, что это смешно и глупо, но он постоянно беспокоился о ней. Если это и есть романти­ка, думал Люк, то она ему не по вкусу.
Как бы там ни было, но он хотел Эми, и это стало для него в последнее время просто навязчивой идеей. Желание терзало его посто­янно. Может быть, он напрасно привез ее в Париж? Но, с другой стороны, в Англии он не мог ее оставить. Что-то подсказывало Люку, что ей грозит опасность, настоящая опасность. За домом следил не влюбленный маньяк, а некто с загадочным и тщательно разработанным пла­ном. Опасность, в этом Люк не сомневался, следовала за Эми по пятам.
Когда Эми вошла в комнату, Люк не мог скрыть радости. Если бы только ему удалось остаться с ней наедине. Если бы в доме нико­го, кроме них, не было. В бледно-голубом платье, которого Люк раньше не видел, Эми была прелестна. Прямое, прилегающее, с раз­резом сбоку, оно совсем не походило на легкие летящие модели, которыми она поража­ла его прежде. В разрезе была видна стройная ножка, и Люк не мог отвести от нее взгляда.
– Вы очень красивы, Эми, – сказал он в ответ на ее немой вопрос.
Люк смотрел на Эми, а она на него, и он знал, что оба они мгновенно вспомнили о том, как совсем недавно обнимали друг дру­га в спальне. Ему хотелось добавить к своим словам еще что-то, но ничто, кроме «я хочу тебя», не приходило Люку в голову. Но эти слова могли обратить мисс Компьютер в не­медленное бегство.
Супруги Мартель вошли в комнату, и гла­ва семьи галантно склонился к руке Эми.
– Рад с вами познакомиться, мадемуазель Скотт, – произнес он по-французски.
Эми встревоженно взглянула на него и, очень медленно и тщательно выговаривая сло­ва, сказала на школьном французском:
– Сожалею, мсье Мартель, но я плохо го­ворю по-французски.
– Ну и ну, – изумился Люк, – оказывает­ся, удивительная мисс Компьютер может изъясняться по-французски!
– Как тебе не совестно, Люк! Ты невыно­сим, – возмутилась Энн Мартель.
– Эми и без тебя это знает, – отозвался Люк, разглядывая порозовевшее от смущения нежное лицо Эми. – Но ведь я босс, и она это тоже знает. Не так ли, мадемуазель Скотт?
Последнюю фразу Люк произнес по-фран­цузски.
– Предлагаю всем говорить по-английски, – объявил мсье Мартель на беглом анг­лийском. – Мы очень рады видеть вас у себя в доме, мисс Скотт. Если вы позволите, я буду называть вас Эми.
– А теперь идемте ужинать, – предложил Люк и взял Эми под руку. – Наверное, дво­рецкий нас заждался.
Родители Люка недоуменно взглянули на сына. Но когда Эми в наказание слегка толк­нула своего босса в бок, его родители искрен­не развеселились.
Постепенно Эми освоилась и перестала смущаться, ей даже стало здесь нравиться. Как легко и приятно в этой небольшой, тесно сплоченной семье! В семье, которой у Эми никогда не было, потому что с ней со школь­ных лет всегда была только тетя Селия. Она и не представляла себе, что между родителями и детьми могут быть такие простые друже­ские отношения. Они смеялись, подшучива­ли друг над другом, а отец и мать Люка ста­рались втянуть Эми в общий разговор. Именно по такому домашнему очагу, сердечному теплу Эми тосковала многие годы.
– У вас есть братья или сестры, Эми? – вдруг спросила Энн Мартель, и она отрица­тельно покачала головой.
– Нет, я была единственным ребенком, – объяснила она. – моя мама умерла, когда я была совсем маленькой, а отец, когда мне было во­семь, и с тех пор я жила у тети Селии.
– Мне очень жаль, – сочувственно сказа­ла Энн Мартель. – Значит, тетя заменила вам и отца, и мать?
– Да, но недавно она умерла, так что у меня никого не осталось. Есть еще дядя Пи­тер, он сводный брат моего отца и тети Се­лии. Я привыкла называть его дядей. Нас ос­талось только двое.
– Наверное, вы очень близки, – сказала Энн.
Люк заметил, что его мать чувствовала себя несколько неловко, возможно, она считала, что расстроила Эми своими вопросами, хотя та и не выглядела печальной.
– Видите ли, я всегда чувствовала себя немного одинокой, – задумчиво произнес­ла Эми. – Не в плохом смысле этого слова. Может быть, это покажется вам невероят­ным, но я очень привязана к своим компь­ютерам.
Эми осторожно взглянула на Люка, и он вопросительно приподнял брови. Сейчас она поведает родителям о своих любимцах. Инте­ресно, назовет ли она их по именам?
– Я всегда с удовольствием занималась компьютерами, – продолжала Эми, – в уни­верситете я посвящала им все свое время, по­этому так и не сумела приобрести друзей. У меня всего одна подруга – Джилл Дэвис, и та сейчас в Америке.
– Как вам, должно быть, трудно, – заме­тила Энн.
– У нее еще есть я, – вступил в разговор Люк в своей обычной ироничной манере. – Согласитесь, Эми, что я всегда нахожусь где-нибудь поблизости от вас.
Мсье Мартель ел молча и только улыбался, но когда пауза в разговоре немного затя­нулась, он обратился к Люку:
– Работа, которую я для тебя приготовил, займет не слишком много времени.
Люк быстро поднял голову.
– Это не в Париже?
– В Париже, более того, в нашей части города. У нас возникли серьезные проблемы с высотным зданием. Мне нужен кто-то, кто мог бы в них разобраться.
– Ты всегда сам прекрасно разбираешься в любых проблемах, – сказал Люк и подо­зрительно посмотрел на отца.
– Я слишком перегружен в конторе. У меня на все не хватает времени.
– У тебя есть Дидье, он ничуть не хуже меня.
– Это не совсем так. – Анри Мартель по­смотрел на Эми. – Насколько я понимаю, Люк, кто-то сейчас выполняет обязанности Эми в Англии?
– Да.
Люк насторожился в ожидании подвоха. Если отец предложит отправить Эми обратно одну, не миновать ссоры.
– Тогда, значит, она может на некоторое время остаться здесь? – невинно спросил Анри Мартель.
Наигранно простодушный тон отца свиде­тельствовал о его прекрасном настроении. Мать тоже выглядела очень довольной, и Люк без труда раскрыл их замысел. Эми им понрави­лась, а ему давно пришло время жениться, вот они и стараются поскорее устроить его судьбу.
Люк уже догадался, что отец предложит Эми помочь в работе парижского отделения компании. Мысленно он перебрал в уме всех сотрудников мужского пола, работающих здесь. Это были симпатичные и даже краси­вые мужчины, короче говоря, французы!
– Надо подумать, – недовольно сказал Люк, и его родители выразительно посмот­рели друг на друга, а Эми на Люка. Ему опре­деленно что-то не нравилось, но что?
Весь остаток вечера Люк был не в настро­ении, но для этого существовало формаль­ное объяснение: они с Эми устали после до­роги. Скоро пришло время отправляться на покой, и Эми удалилась в отведенную ей ком­нату, которая была намного уютней и краси­вей, чем ее спальня в доме тети Селии. Ком­ната обладала еще одним преимуществом: она находилась в Париже и в доме Люка, а зна­чит, ни один злоумышленник не сможет сюда проникнуть.
На следующее утро Эми спустилась вниз в прекрасном настроении. Она хорошо выспа­лась и с нетерпением ожидала встречи с Лю­ком за завтраком.
Когда она вошла в столовую, Люк уже был там. Он встретил Эми молчанием и лишь при­стально вглядывался в ее лицо. Энн и Анри уже сидели за столом. Они приветливо поздорова­лись с Эми. Люк вежливо отодвинул для нее стул, но при этом так и не вымолвил ни слова.
– Вы хорошо спали, Эми? – спросила Энн.
– Очень хорошо. Меня никто не беспоко­ил… – Она приостановилась и потом закон­чила:
– Словом, все замечательно.
Один Люк заметил эту маленькую паузу. Значит, Эми решила ничего не рассказывать его родителям, хотя он ожидал, что она до­верится им. Люк смотрел на Эми и думал о том, что, хотя внешне между ними и воз­никло нечто подобное дружбе, она по-преж­нему была очень далека от него. И сейчас мисс Скотт была с ним здесь только потому, что испытывала страх. Люк нисколько не сомне­вался, что это было именно так.
– Ты поедешь на работу вместе со мной или на своей машине? – вывел Люка из за­думчивости голос отца.
– Я поеду на своей машине, – ответил Люк. – Чтобы ни от кого не зависеть.
– Тогда, вы, Эми, наверное, поедете с Люком? – обратился к ней Анри Мартель.
– Я? – переспросила Эми, и ее лицо по­мрачнело. – Да, конечно. Ведь сегодня мне тоже нужно будет работать.
Анри рассмеялся.
– Не совсем так, Эми. Я подумал, вы мо­жете познакомиться с нашими сотрудника­ми, и если у них есть проблемы, то мы обра­тимся к вам за помощью. Вы ведь наш эксперт.
– Не сомневаюсь, что другие сотрудники знают свое дело ничуть не хуже меня, – сму­щенно пробормотала Эми. – Вы, наверное, поняли, что я иногда люблю похвастаться своими компьютерами, но ведь это моя ра­бота.
– Судя по всему, для вас это не только работа, – заметил Анри, – а нечто более се­рьезное. В нашем английском филиале о вас очень хорошо отзываются.
Люк снова отметил, что отец явно дово­лен ходом событий, и вспомнил вдруг о Ве­ронике. Если он собирается с ней расстаться, надо иметь мужество увидеться с ней и чест­но сказать обо всем. Даже если у них с Эми ничего не получится, все равно она не долж­на обманываться на его счет и тешить себя ложными надеждами.
Люк подумал о том, что уже давно поте­рял интерес к Веронике. Для него стало при­вычкой иногда встречаться с ней, изредка пе­резваниваться. Вероника во всем походила на него, и прежде он считал это достоинством. Теперь же Люк придерживался обратного мнения.
Знакомство с Эми изменило Люка, он по­нял это почти сразу, и выявило черты харак­тера, которые раньше практически не про­являлись. Он вдруг осознал, что испытывает стремление защищать и охранять ближнего, правда, пока только в лице Эми, обнаружил и себе чувство юмора и, как ни странно, соб­ственнический инстинкт.
После завтрака Эми поднялась к себе, и пока Люк раздумывал, надолго ли и зачем, она уже снова появилась на лестнице, и Люк застыл на месте.
Сонм разноречивых чувств овладел им: тут было не только изумление и вместе с ним страстное желание обладать Эми, но также и досада, раздражение, смутное беспокойство. Эми переоделась, и очаровательная обольсти­тельница превратилась в деловую женщину, но какую! И это всего за несколько минут!
Волосы Эми были зачесаны назад и лишь отдельные тонкие блестящие пряди как бы невзначай выбивались из строгой прически. Она надела красивые золотые серьги и мод­ный элегантный костюм, из гладкой блестя­щей ткани темно-красного цвета. Сидел он на ней отлично. Но юбка! Слишком корот­кая, значительно выше колен! Люк ощутил, как от возмущения у него сжались кулаки. Нет, он не допустит, чтобы она показывалась в офисе в таком наряде!
Костюм был явно из дорогого магазина и дополнялся белой блузкой в красную полоску. Люк припомнил рассказ Эми о том, как они вместе с тетушкой выбирали для нее наряды, и его представление о тете Селии в корне из­менилось. Настоящая леди никогда бы не одоб­рила юбку такой длины и жакет, откровенно подчеркивающий женственные формы.
Он в ярости смотрел на Эми, а она оста­новилась на нижней ступеньке и недоуменно спросила:
– Опять что-нибудь не так?
– Я не ожидал, что вы вдруг решите пере­одеться, – сказал Люк, пытаясь не выказы­вать раздражения.
– Но я же иду на работу…
– Ошибаетесь. Вы идете взглянуть, как трудятся другие служащие. И, не сомневаюсь, будете совать нос в чужие дела и наслаждать­ся этим. Так что незачем наряжаться так, будто вы отправляетесь на грандиозное международ­ное мероприятие.
Эми не могла скрыть обиды.
– Я в Париже. И не хочу выглядеть зама­рашкой, – с вызовом сказала она.
– Вы никогда не выглядите замарашкой, – сурово констатировал Люк. – К завтраку вы спустились в замечательном туалете. Почему вам пришло в голову переодеться?
– Это не ваше дело! – вспыхнула Эми. – В Париже я хочу выглядеть парижанкой!
Люк был в полной растерянности. Он не мог понять, зачем Эми нужно, чтобы ее при­нимали за парижанку. Его представление о том, как должна выглядеть женщина, давно уже в корне изменилось. Она должна выгля­деть так, как обычно выглядит Эми. А глав­ное, должна быть женственной, мягкой, ус­тупчивой, готовой принять поцелуй и вернуть его. Словом, она должна быть сексуальной, как Эми…
– Вы выбрали неподходящий костюм, – упрямо повторил он.
– Но почему он неподходящий? – в отча­янии спросила Эми, еще раз оглядев себя.
Она почувствовала себя очень несчастной. Эрик всегда говорил, что она не умеет одевать­ся, и вот теперь Люк твердит то же самое.
– Напрасно вы спорите со мной.
Люк направился к двери и остановился, поджидая Эми.
– Отец уже уехал, – проворчал он и еще раз подверг Эми критическому осмотру: крас­ная сумка под цвет костюму, элегантные туф­ли на низком каблуке… Боже, а какие краси­вые ноги! Длинные, стройные, просто безуп­речные!
Первые несколько минут пути Люк мол­чал, но потом не выдержал.
– Ведь там будут мужчины! – почти с уг­розой произнес он, и Эми с удивлением по­вернулась к нему.
– Конечно будут, что же тут такого? В на­шем английском филиале тоже есть мужчины.
– Но здешние мужчины – французы, – процедил Люк сквозь стиснутые зубы.
– Я понимаю. – Эми некоторое время раз­думывала над его словами. – Вы считаете, что я решила своим нарядом привлечь внимание французов?
– Этого я не говорил. Просто я вас пре­дупреждаю, что вы подвергаете себя риску.
– Уж не хотите ли вы сказать, что они на меня набросятся? – уточнила Эми. – Неуже­ли ваш отец берет на работу людей такого сорта?
– Вы прекрасно знаете, что я не это имею в виду, а то, что они будут виться вокруг вас, как мухи вокруг банки с медом.
– Вам, по-моему, хочется оскорбить меня. – Теперь Эми говорила совсем холод­ным тоном. – Даже если они станут виться вокруг меня, как мухи вокруг банки с ме­дом, вам до этого нет никакого дела. Ваш отец пригласил меня посетить сегодня его фирму. А что касается вас, то хочу подчеркнуть, что вы сами предложили мне поехать с вами в Париж.
Люк молчал, и Эми кусала губы, не зная, как помириться с ним. Первый день в Пари­же, а они уже ссорятся, как враги.
– Если вы хотите отправить меня обратно в Англию, то я не возражаю, – с искренним спокойствием предложила Эми.
Люк угрюмо смотрел на дорогу. Опять он обидел Эми, накричал на нее. Пора уже на­учиться справляться со своими эмоциями.
– Извините, Эми, я очень сожалею, – ска­зал он. – Мне совсем не хочется, чтобы вы уезжали. И костюм вам очень к лицу. Что бы вы ни надели, вам все идет.
Люк определил, что с ним происходит. Он, как какой-то дикарь, ревнует Эми. Мало того, ревнует ее «на будущее», ведь этого костюма пока не видел никто, кроме него самого.
– Еще раз прошу извинить меня, Эми, – с искренним раскаянием произнес он. – Иногда я веду себя, как настоящий грубиян.
– Не могу с вами не согласиться, – сухо и строго подтвердила Эми тоном мисс Ком­пьютер.
– Вы опять превратились в настоящую ан­гличанку, – заметил Люк. – Высокомерие и заносчивость – национальные черты вашего народа.
– Скажите, ваша мама, миссис Мартель, тоже иногда превращается в англичанку, та­кую, какими вы их себе представляете? – с неподдельным интересом спросила Эми.
– Разумеется. На мой взгляд, именно это и привлекло к ней моего отца. По его словам, она долгое время не обращала на него вни­мания. Влюбленный до беспамятства мсье Мартель просто сходил с ума. Да и теперь, по прошествии стольких лет, он каждый день дарит маме цветы, так что она не знает, куда их ставить.
– Как красиво и романтично, – восхити­лась Эми. – Действительно, у вас в доме, куда ни посмотришь, всюду цветы. И какие кра­сивые!
Люк на большой скорости выехал на коль­цевую дорогу и заметил, что Эми на поворо­те невольно схватилась за сиденье. Следовало признать, что его соотечественники, спеша­щие на работу, редко заботились о соблюде­нии правил дорожного движения. Глядя на мелькавшие за окнами машины улицы, Эми отметила, что они все больше удаляются от центра Парижа. Значит, решила она, компа­ния «Мартель» находится где-то на окраине.
– Скоро мы выберемся из толчеи, – успо­коил Люк Эми. – Ничего не поделаешь, при­ходится мириться с этим злом, чтобы не ко­лесить по узким улочкам.
Эми не представляла себе, где и в каком районе города они находятся, но с облегче­нием вздохнула, когда они съехали со скоро­стной дороги на обычную улицу. Она по-пре­жнему с любопытством смотрела в окно.
– Ищете неприглядные уголки Парижа? – напомнил ей Люк, и Эми рассмеялась.
– Я уже забыла об этом нашем разговоре. Но вы должны признать, что у вас все-таки есть многоэтажки.
– Как и в любой столице. В Париже живут не только богатые люди.
– Пожалуй, вы правы, – согласилась Эми. – Жаль, конечно. Для меня, как, на­верное, и для многих, Париж – это Лувр, Нотр-Дам, Триумфальная арка, Эйфелева башня и другие достопримечательности.
– Если бы это было так, то в Париже не было бы людей. Разве вы не любите людей?
– Не всех, – после некоторого раздумья призналась Эми. – Я мало с кем общаюсь. Конечно, у меня были знакомые в универси­тете, но со временем я составила о них опре­деленное мнение и…
– Что вы хотите сказать? – удивился Люк. Эми говорила так, словно она была старой девой с установившимися и незыблемыми правилами жизни и привычками.
– У меня не было детства в обычном смыс­ле этого слова, – пояснила она. – Отец долго болел, скорее медленно умирал. Так что до восьми лет я жила в атмосфере постоянного уныния. А когда отец умер, я переехала к тете Селии. Она была доброй, но строгой, и мне пришлось долго к ней привыкать. Должна ска­зать, тетя была совсем не такая, как миссис Мартель.
– Никто не может сравниться с моей ма­терью, – сказал Люк и взял Эми за руку. – Боюсь, из-за таких рассказов, я начну испы­тывать к вам жалость. Вы были очень одино­ки у тети Селии?
– Наверное, но я этого не замечала. Ее на­вещали знакомые, но сама она была очень гор­дой, даже надменной. И еще очень властной. Тетя Селия все держала в своих руках. Замужем она никогда не была и весьма презрительно от­носилась к человеческому обществу.
– У вас талант, Эми. Вы очень образно все описываете. – К огорчению Эми, Люк выпу­стил ее руку, потому что начался участок до­роги с интенсивным движением. – Расска­жите мне еще о тете Селии, – попросил он.
– Пожалуй, я уже все вам рассказала. Она была привязана к моему отцу, но не ладила с дядей Питером. Она вообще избегала говорить с ним или о нем и делала вид, что дяди Пи­тера вообще не существует.
– Почему? – удивился Люк.
– Не знаю. Дядя Питер тоже позволял себе критиковать ее, да и сейчас иногда делает это, но, в принципе, старается вообще не гово­рить о ней. Когда я была девочкой, он наве­щал меня, но не слишком часто. А потом вдруг исчез. Однажды я случайно услышала, как дядя Питер и тетя Селия ссорятся, но не могла определить из-за чего. После этого их отно­шения совсем прервались. Странно, потому что мой отец, тетя Селия и дядя Питер росли вместе.
Люк молчал, думая о том, что замкнутая жизнь Эми, к счастью, не отразилась на ее характере. Он думал также о сердечной и теп­лой атмосфере своей семьи, о том, что у Эми семьи, по сути, не было. У Люка было много родственников. Жили они в разных городах, но поддерживали отношения друг с другом. Мартели часто собирались вместе. Люк вдруг вспомнил одну из своих тетушек, которая жила на юге Франции и владела виноградни­ками. Практически все члены большой и друж­ной семьи Мартелей съезжались к ней в кон­це лета. Под деревьями у дома за огромным столом, покрытым белой скатертью, устраи­вались настоящие пиры. И не только родствен­ники, но и друзья тети болтали и смеялись, наслаждаясь едой, молодым вином и ласко­вым южным солнцем.
У матери Люка родственников не осталось. Во всяком случае, таких, с которыми они поддерживали бы отношения. Когда-то к ним в Париж приезжал из Англии двоюродный брат Люка. Они вместе провели каникулы, но это было очень давно. Надо будет разыскать его по возвращении в Англию, пообещал себе Люк. Неожиданно поиски брата показались ему очень важной причиной для возвраще­ния в Англию.
Эми почему-то считала, что он ненавидит ее родину и вообще все английское, но это было неправдой. Просто он слишком любил Париж. Правда, теперь это не имело для него такого уж большого значения. Самым важ­ным в его жизни теперь стала эта странная девушка, сидящая рядом с ним.
– Скажите, Эми, в университете за вами кто-нибудь ухаживал? – неожиданно спросил Люк и сам испугался своего вопроса.
– Не могу сказать, чтобы многие, – не­охотно отозвалась Эми. – Конечно, в университете было достаточно молодых людей, с которыми я поддерживала дружеские отно­шения. Но я редко проводила с ними время.
– Почему? Разве они вас не приглашали?
– Нет, и я не знаю почему. Наверное, пото­му, что меня волновали только компьютеры. Видимо, молодые люди считали меня синим чулком. До недавнего времени меня действи­тельно интересовали только компьютеры.
Люка очень обрадовал такой ответ. Значит, однокашники считали Эми синим чулком, что ж, тем лучше. Он чувствовал себя прин­цем, нашедшим Спящую красавицу, скры­тую от чужих взоров. И вдруг он вспомнил о Сомерфилде.
– А как насчет Сомерфилда? – вырвалось у Люка, прежде чем он успел себя остановить.
– Что вы хотите о нем знать? – насторо­жилась Эми, подтверждая его худшие пред­положения.
– Сомерфилд… ухаживал за вами, – под­черкнул Люк.
– Да, ухаживал. Но я считаю свои отноше­ния с ним ошибкой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Волшебное облако - Уилсон Патриция

Разделы:
Об автореГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Волшебное облако - Уилсон Патриция



Хороший роман.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияНАТАЛЬЯ
2.07.2011, 0.25





Я УЖЕ ЧИТАЛА РОМАН "ВОЛШЕБНОЕ ОБЛАКО".ЗАБЫЛА НАЗВАНИЕ,НО ПОМНИЛА СОДЕРЖАНИЕ И ЧТО ИЗ СЕРИИ "СКАРЛЕТТ".НАШЛА.ПЕРЕЧИТАЛА.МНЕНИЕ НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ.ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЙ РОМАН.СПАСИБО.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияЛАРИСА.
16.08.2012, 13.54





интересная история, развязка почти неожиданная;)
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияИнна
12.09.2013, 11.13





интересный роман всего вмеру любви ижадности легко читается
Волшебное облако - Уилсон Патрицияольга 3
29.10.2013, 20.43





Очень понравился, всего почти в меру,
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияСтелла
3.03.2014, 13.58





Редкий случай, когда любовь и детектив в одном флаконе. Сюжет держит до конца.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияЗана
27.06.2015, 0.24





Всё понятно, кто какую роль сыграл.Но с какой целью адвокат упорно уговаривал героиню написать завещание.Во второй половине романа он как то выпал из сюжета.
Волшебное облако - Уилсон ПатрицияВ.А.
30.08.2015, 22.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100