Читать онлайн Огненная буря, автора - Уилсон Патриция, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненная буря - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненная буря - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненная буря - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Огненная буря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Позади дома находился красивый бассейн. Он был под стать окружающему его саду. Вплотную к бассейну росли кусты, а красивые ярко-красные цветы низко висели над водой. Голубой кафель придавал воде синее сияние.
Алисса была отличной пловчихой с самого детства. Ее мать все еще хранила все медали и кубки, которые она выиграла, будучи подростком. Они гордо красовались на полке, сделанной отцом специально для них. Для нее слово «бассейн» – означало плавание, ныряние и спортивные развлечения, а не место для демонстрации бронзового тела и крошечных бикини. Алисса проводила там каждый день вместе, с детьми. Джеймс плавал очень хорошо, а Салли она учила держаться на воде, одновременно приглядывая за ее братом и побуждая его тренироваться больше.
– Я устала, – пожаловалась однажды вечером Салли после трудного урока.
Алисса вытащила ее из бассейна и высушила ее волосы.
– Обещай посидеть здесь и никуда не уходить несколько минут, – попросила Алисса. – Я хочу немного поплавать сама.
– Хорошо. Обещаю.
Салли улыбнулась обычной милой улыбкой. Алисса просияла. Она стала привязываться к детям, а если бы Джеймс был с ней чуть более открытым, она бы просто наслаждалась тем, что находится здесь, если только не брать в расчет Кирана и вулкан!
Алисса подошла к глубокому месту бассейна и ловко нырнула. Она сделала это очень изящно, а когда вынырнула, увидела, что Джеймс вылез из воды и смотрит на нее с большим интересом.
– Вы можете мне показать, как вы это делаете?
Он спросил это таким неуверенным голосом, каким спрашивает ребенок, который никогда не задает вопросов, опасаясь показаться глупым.
– Я, конечно, могу научить тебя, но для этого нужно время.
Алисса тщательно проконтролировала свою интонацию. До этого он ее ни о чем не просил, ни о чем не спрашивал. Честно говоря, Джеймса мало интересовало ее мнение. Как он к ней относится, она узнала только от Кирана.
– Я хочу попробовать, – заявил он, взглянув на нее несколько настороженно. На его лице было упрямое выражение.
– Хорошо. – Алисса вылезла из воды, потянулась за полотенцем и быстро промокнула волосы. – Вернемся опять в воду. – Когда они проходили мимо Салли, она снова наклонилась к ней: – Не забудь, никуда не уходи, тюльпанчик.
Салли хихикнула и кивнула, ее локоны подпрыгнули.
– Тюльпан – это такой цветок с большой толстой головой, – презрительно проговорил Джеймс.
Салли нахмурилась.
– Тюльпан – цветок с красивой головкой, – сердито поправила Алисса и повернулась к нему: – Ты только что попросил тебя научить чему-то, что никак не связано с обычными занятиями. С моей стороны это услуга. Я не очень люблю злых людей, особенно когда они плохо ведут себя по отношению к тем, кто младше и слабее их.
Джеймс сильно покраснел и уставился на свои ноги.
– Простите, – пробормотал, он.
Но для Алиссы этого было недостаточно.
– Ты не оскорблял меня, Джеймс. Ты плохо поступил по отношению к Салли.
Он поднял голову и взглянул на сестренку. Алисса была очень довольна, когда увидела на его лице сочувствие.
– Прости, Салли, – сказал он четким голосом.
– Теперь ты должна сказать Джеймсу: «Ничего страшного», – напомнила Салли Алисса. – Никто не может сделать больше, чем извиниться.
– Ничего страшного, Джеймс, – прозвенел голосок, Салли. – Я не против того, чтобы иметь большую толстую голову, если это красиво.
Джеймс замер, а Алисса толкнула его в шутку локтем и улыбнулась ему.
– Идем, – посоветовала она. – С девочками может быть трудно. Ты научишься с ними управляться.
– А вы девочка? – спросил Джеймс с тем же сухим видом, с которым говорил Киран.
– Только в собственном воображении, – сказала Алисса. – Но я все еще владею всеми их приемами. Ну, а теперь давай начнем. Во-первых, правила. Ты не должен пробовать нырять, если меня нет рядом, пока я не скажу тебе, что ты делаешь это замечательно. И второе, ты не должен нырять в мелкой части бассейна, потому что это опасно.
– А в глубокой части это будет для меня опасно?
Теперь Джеймс казался немного обеспокоенным и смотрел на воду с сомнением.
– Конечно, нет, – заверила его Алисса очень спокойным голосом. – Ты прекрасно плаваешь. Мне и в голову бы не пришло разрешить Салли попробовать прыгнуть до тех пор, пока она не будет плавать так же хорошо, как ты и я.
Казалось, Джеймс вырос на целый фут, а Алисса ощутила себя необыкновенно довольной. Она потихоньку завоевывала доверие мальчика, а ему нужен был кто-то близкий, кто-то нежный и любящий. Киран любил его, но это не одно и то же. Ему нужна мать, и, пока она у него не появится, ей придется стараться изо всех сил.
– Встань у края, – скомандовала она, – в первый раз мы сделаем это вместе. Мы просто упадем в воду.
– Но вы не падали, – несколько возмущенно произнес Джеймс. – Вы вошли в воду почти без брызг. Это было гладко… как… как…
– Как нож в масло? Наверное, но я делаю это много лет. Это твой первый прыжок. Все требует тренировки. От простого к сложному.
После второго прыжка Джеймс вылез из бассейна с улыбкой.
– Я достал до самого дна, – важно заявил он.
– Я знаю, я уже собиралась вызывать спасателей.
Джеймс взглянул на нее очень серьезно, улыбка сошла с его лица.
– Вы говорите мне неправду.
– Я пошутила, – поправилась Алисса. – Между шуткой и ложью существует большая разница. Без шуток, жизнь была бы очень скучной. Подумай, как смешно бы это выглядело, если бы за тобой нырнули два здоровых спасателя, а ты на самом деле цел и невредим.
На его губах появилась легкая улыбка, становившаяся все шире по мере того, как он думал о той картинке, которую она перед ним нарисовала. Они вернулись на исходную позицию.
– А тогда что такое ложь? – вдруг спросил Джеймс.
– Ложь – это когда ты избегаешь говорить правду. Когда ты поворачиваешь ситуацию себе на пользу. Когда ты сделал что-то плохое и тебе приходится это скрывать. Все дело в том, что ты никогда не должен делать или говорить того, чего стыдишься, а если ты делаешь это случайно, тогда надо тут же признать это и извиниться.
Джеймс кивнул и приготовился упасть в воду еще раз.
– Мама обычно лгала, – сказал он, аккуратно прыгая в бассейн.
Алисса была настолько поражена, что даже не двинулась с места, чтобы последовать за ним. Когда она подняла голову, то увидела Кирана, наблюдавшего за ними с балкона своей комнаты. Она понятия не имела, сколько именно он там находится, но выражение его лица было таким, будто он там уже давно.
Алисса пристально взглянула на него. Если он рассказывает Джеймсу, что его мать лгунья, то какой реакции он ожидал от маленького ребенка? Она почувствовала такое раздражение, что ей захотелось столкнуть его в бассейн. Ее чувства, как обычно, отразились на лице, Киран насмешливо взглянул на нее, поднял темные брови, повернулся и скрылся в комнате.
Попытку объясниться с ним Алисса предприняла уже за обедом. Эта мысль бродила в ее голове весь остаток вечера, и в этот раз она не сделала никаких попыток переодеться, чтобы внести смягчающие ноты. На ней были облегающие брюки и гладкий шелковистый топ. Алисса спустилась к ужину в серебристых босоножках на высоких каблуках и взглянула на него с большей суровостью, чем та, которую она проявляла, когда работала в школе.
– Полагаю, вы слышали наш разговор с Джеймсом? – В ее голосе было резкое обвинение.
– Я слышал больше, чем разговор, – пробормотал он, оглядывая ее ощетинившуюся красоту. – Я наблюдал за вами с того момента, как Салли вылезла из воды. Я наблюдал, как Джеймс отбросил холодность настолько, что попросил вас об услуге. Я слышал урок хороших манер и любезного поведения. Я прослушал ваши правила безопасности, вашу шутку и ее последствия. А, да, – добавил он со своей обычной насмешливостью, – я рукоплескал тому, как изящно вы нырнули, но рукоплескал молча, чтобы не смутить вас.
– Меня не особенно интересует ваша оценка моих прыжков, – раздраженно ответила Алисса. Ее лицо раскраснелось от того, что она видела в его глазах издевку. – Меня занимают последствия шутки.
– Не понимаю, с чего бы это. Конечно, вы стали Джеймсу ближе, чем были в начале. Но не надейтесь стать слишком близким ему человеком. Джеймс слишком хорошо помнит свою мать и вряд ли позволит другой женщине ее заменить. Особенно такой, которая считает себя девочкой.
– Только в собственном воображении и лишь когда чувствую себя совсем бешеной. – Алисса подняла на него тяжелый, как камень, взгляд. – То, что вы говорите, просто ужасно. Вы знали эту женщину. Я отказываюсь поверить в то, что вы не можете рассказать о ней ничего хорошего, ничего, что свидетельствовало бы о том, что она не такая уж плохая.
Из его глаз исчезла насмешка, она увидела яркий блеск стали.
– Я пытался поговорить со своим сыном. Но что касается его матери, его воспоминания о прошлом оказались настоящим препятствием. В Синтии не было ничего приятного, все в ней было плохо. Прочитав Джеймсу лекцию о правде, вы хотите, чтобы я начал ему лгать?
– Она не могла быть совсем плохой, – расстроенно выпалила Алисса и встала из-за стола. – Никто не может быть совершенно плохим.
– Поверьте мне, я ее знаю. На самом деле я очень скоро обнаружил, что, в ней нет ни капли тепла и доброты.
– Как вы можете быть настолько уверены, что им будет лучше без нее? – спросила Алисса, направляясь к двери.
Он встал и схватил ее за руку прежде, чем ей удалось сделать несколько шагов.
– Поверьте мне, я сделаю все возможное для того, чтобы дети чувствовали мою заботу и защиту, – грозно проговорил Киран. – Дайте мне повод предположить, что вы сочувствуете Синтии, и…
– И что?..
Алисса заставила себя смотреть ему прямо в глаза и постаралась не обращать внимания на страх, охвативший ее.
Казалось, что, несмотря на ее вызов, его ярость улеглась так же быстро, как и вспыхнула. Его сильная рука, державшая ее руку, расслабилась, но не настолько, чтобы дать ей улизнуть.
– О, я знаю, что с вами могут произойти события, не выходящие за рамки закона, – язвительно заверил он. – Плоть может очень быстро стать податливой.
Алисса задохнулась от оскорбления, ощущая одновременно страх и возбуждение.
Он увидел это в ее глазах так же быстро, как ей это пришло на ум.
– Но с другой стороны, – закончил Киран, отпуская ее и возвращаясь к столу, – я чувствую, что за свою жизнь пожертвовал уже слишком многим. Мне не хотелось бы связываться с вами ни в каком качестве, даже в качестве временной любовницы.
– Подойдите – и вы увидите, что я скорее временная террористка, – с трудом произнесла Алисса.
Он весело рассмеялся и сел, чтобы приняться за еду.
– Мне поднести вам обед на подносе?
Его голос прозвучал вкрадчиво и вместе с тем зловеще. Алисса не ответила. Она вышла из комнаты и специально хлопнула дверью.
Гораздо позднее Алисса сожалела о том, что вела себя столь импульсивно. Она сожалела о словах, о своем вмешательстве в его жизнь и о том, как ушла и снова оставила еду нетронутой.
Ей пришлось признать, что главной причиной раскаяния был голод. Ей потребовалось много времени, чтобы успокоиться, потому что она устроила Кирану забастовку со смешанными, чувствами. Ее ярость смягчилась под воздействием эмоций более коварного свойства – шока, волнения и страшной тоски.
У нее был только один выход – лечь в постель. Но для этого Алисса была слишком взволнованна. Чем больше она выжидала, расхаживая по комнате и оглядывая вулкан с балкона, тем сильнее чувствовала голод.
К двенадцати часам она была согласна отдать что угодно за бутерброд с ветчиной и чашку чаю. Один раз представившись ее мысленному взору, аппетитная картинка никак не желала пропадать. Подумав о том, что ей предстоит бессонная ночь, сопровождающаяся приступами голода, Алисса надела шелковый халат и осмелилась покинуть комнату. Остальные обитатели погруженного в тишину дома явно крепко спали. Алисса облегченно вздохнула и потихоньку спустилась по большой лестнице, выходившей в коридор. Оттуда было легко добраться до кухни, из которой не доносилось ни звука. Она тихо устремилась туда, думая только о еде.
Там не было свинины, чтобы сделать бутерброд, но там был сыр и буханка восхитительного хлеба местного производства. Алисса поставила чайник на огонь, сделала себе огромный бутерброд и вонзила в него зубы. Божественно!
Она тихонько замурлыкала и протанцевала до буфета, размахивая бутербродом. Сменив мелодию, Алисса несколько раз провальсировала вокруг огромного стола, ожидая, пока закипит вода. На обратном пути к чайнику она сделала грациозный поворот, наблюдая за тем, как кружится подол ее халата. Алисса воображала, что присутствует на большом балу с красивым черноволосым мужчиной, который по неизвестной случайности имел лицо Кирана. Она улыбалась, уплетая бутерброд. Что-то привлекло ее внимание, и она подняла голову. Киран стоял, опершись на открытую дверь, и изумленно взирал на нее. Было видно, что он тоже еще не ложился. Радость Алиссы мигом улетучилась.
Если бы она была с ним в хороших отношениях, все было бы гораздо проще. Но сейчас, когда их последняя встреча была преисполнена вражды, когда ее последние действия по отношению к нему были высокомерными и угрожающими, она чуть не задохнулась от смущения. Бутерброд, который она положила в рот, чтобы иметь возможность размахивать руками с еще большей грацией, был все еще зажат зубами. Алисса чувствовала себя словно собака, пойманная в тот момент, когда пытается стащить мясную кость. Она почувствовала нелепость происходящего. Ее щеки вспыхнули, прежде чем она пришла в себя и взяла бутерброд в руку.
– Я… э-э-э… делала бутерброд, – неловко объяснила она, проглатывая то, что находилось во рту. – Чайник еще не закипел.
Он медленно и вежливо кивнул, но ничего не сказал.
– Теперь он вскипел, – нервно заметила Алисса. – Я сделаю себе чаю, прежде… прежде чем вернуться обратно в постель.
Киран лишь кивнул еще раз, и она подумала, не принял ли он ее за сумасшедшую. Ее лицо горело, она отвернулась от него и с отчаянием взглянула на чайник. А что еще оставалось делать? Алисса слишком сосредоточилась на том, какой странный у нее был вид, когда она дирижировала мелодией, слышной только ей. Когда она подняла чайник, руки задрожали, и она вынуждена была поставить его обратно.
Сверху легла еще одна рука. Руки Кирана были уверенными и надежными, когда он наливал воду в чайник для заварки. Алисса не знала, что ей предпринять, чтобы выйти из затруднительного положения.
– Спасибо.
Она собиралась произнести это твердым голосом, но в итоге получилось нечто чуть более громкое, чем шепот. Киран усугубил ситуацию, ничего не ответив, и Алисса налила себе чаю немного трясущимися руками. Взяв чашку с блюдцем, она понесла ее к столу, разбрызгивая чай. Покосившись на Кирана, Алисса заметила, что он с интересом за ней наблюдает. Она знала, что сейчас скажет какую-нибудь глупость, если откроет рот, поэтому сделала все, что смогла, – нервно прикусила нижнюю губу.
Вдруг он громко засмеялся теплым веселым смехом. Алисса глазам своим не верила. Она беспомощно смотрела на него.
– Несите чашку обратно, вылейте ее и начните снова, – предложил он, широко улыбаясь, – если только вы не собираетесь пить чай из блюдца. Впрочем, как хотите – можете пить и из блюдца. Я не прочь на это посмотреть. Вы заставили меня понять, чего мне недоставало много лет. Я явно нуждаюсь в хорошем развлечении.
Алисса повернулась к раковине. Она держала голову опущенной, когда выливала чай. Киран пересек кухню и повернул к свету ее лицо. Он выглядел в высшей степени веселым, его глаза были прикованы к ее упрямым губам.
– Вспомните об этом в следующий раз, когда вы захотите убежать и предоставить мне обедать в одиночестве, – сказал он с издевательской улыбкой. – Потому что в следующий раз я буду ждать полуночного кордебалета!
Киран быстро наклонился, и его рот накрыл ее губы с большей нежностью, чем она могла ожидать от такого холодного, безжалостного мужчины. Его губы задержались, потом он поднял голову и облизнулся.
– Мм… сыр, – оценивающе пробормотал Киран. – Мы должны сделать это еще раз. Я чувствую, что и сам хочу есть.
Алисса испугалась. Намек был слишком очевидным, и пока что она не сделала ничего, чтобы освободиться от его объятий. Она отпрыгнула, как испуганная кошка, и быстро направилась к двери.
– А как же чай? – крикнул он ей вдогонку все тем же голосом, содержавшим издевку.
Но Алисса уже взлетала по лестнице, чтобы как можно скорее оказаться в своей комнате. Уже давно она не ощущала такой слабости в ногах из-за кого-то. Да и, честно говоря, проведя некоторые подсчеты, она не смогла даже вспомнить, чувствовала ли она себя когда-нибудь таким образом. Она вбежала в комнату и с размаху села на кровать, прижав руки к горячим щекам и стараясь понять, что именно произошло. Не успела она привести свои мысли в порядок, как открылась дверь и вошел Киран с чашкой чаю.
– С молоком, без сахара, – объявил он, показывая, что за его обычным безразличием кроется большая наблюдательность.
– Вы… вы не постучали, – с дрожью произнесла Алисса.
– Это значит, что я могу приходить регулярно, если сначала постучу? – Он смотрел с притворной надеждой.
Алисса уставилась на него с ужасом, а он слегка улыбнулся, ставя чай на маленький столик, стоявший в центре.
– Пейте чай, маленькая алебарда, – мягко посоветовал он.
Алисса поднялась на трясущихся ногах и распрямилась, запоздало стараясь установить контроль над создавшейся ситуацией.
– Я не маленькая алебарда!
– Нет?
Киран окинул взглядом стройную фигурку в шелковом халате.
– Тогда я сменю выражение. Пейте чай, красивая алебарда… и ложитесь спать. Завтра вам понадобится весь ваш ум, потому что вы остаетесь на страже. Я уезжаю.
– Ой! – Алисса утратила всю свою надменность. – Почему? Куда? Вы мне не говорили.
– Я говорю вам сейчас. Я собирался объявить вам об этом за обедом, но вы, если помните, убежали.
– Как… как долго…
Она смотрела на него с возрастающим испугом, и Киран с удивлением поднял брови.
– Я совершенно не представляю. Столько, сколько надо будет, я думаю. Вы собираетесь сказать мне, что не справитесь?
– Я справлюсь с чем угодно, – заявила Алисса и заслужила еще один насмешливый взгляд. – За небольшим количеством исключений.
С его лица сошла усмешка, он смотрел на нее вполне серьезно.
– Я не ожидаю никаких неприятностей, но все равно будьте настороже и не отходите слишком далеко от дома. Если вы захотите сходить в соседнюю деревню, возьмите с собой кого-нибудь из мужчин.
– Кого? Садовника? Или вы имеете в виду того, который все время торчит около лодки? Я их не знаю. Но я знаю, что садовник не совсем понимает, чем он занимается, а человек у лодки в основном кидает камни в воду.
– Они работают на меня. Я высоко ценю то, что вы смотрите на них с подозрением, но из-за них не стоит волноваться. Я знаю, что они делают.
– Они ваши телохранители, – предположила Алисса голосом, полным драматизма.
Киран снова улыбнулся:
– Я могу позаботиться о себе сам, поверьте мне. Они охраняют дом, детей и вас.
– Меня? – Алисса не смогла скрыть своего изумления.
– Конечно. Вы очень важная фигура в этом деле. Я знаю, что мне придется время от времени покидать вас. Я не могу оставаться здесь и лично охранять вас.
– Мы смотрим в будущее?
Он криво улыбнулся, на его лице опять появилась ухмылка.
– Не хотите ли разработать план?
Она поспешно отвернулась от пронзительного взгляда серебристых глаз.
– Вы знаете, что я имею в виду, – запротестовала она, а ее щеки снова запылали. – Я говорю об опасности похищения детей.
– Мы этим занимаемся. Деньги решают все. Они могут развязывать языки. – Киран повернулся к двери и бросил последнее замечание через плечо: – Не волнуйтесь, Алисса. Все хорошо, я очень доволен вами.
– Я начинаю узнавать Джеймса, – достаточно гордо, заявила она.
Он остановился и бросил на нее молниеносный взгляд.
– Я это вижу. Я думал о вашем… потенциале.
Киран вышел и тихо закрыл дверь, оставив ее гадать над его словами. Что он хотел этим сказать? Она торопливо глотала чай. Он почти остыл, но она выпила его и почти бросилась в постель. Алисса не стала смотреть на вулкан за окном. Эта ночь и так была достаточно бурной.
Она провела языком по губам в поисках его вкуса и быстро спрятала голову под одеяло. Сумасшедшая. Киран Темпест ей не нравился, сейчас она позволила ему уйти после такого позорного поведения. Завтра она все обдумает. Она будет планировать свои действия и больше не будет делать себя столь уязвимой.
Но утром Киран уехал. Должно быть, он уехал очень рано, потому что во время завтрака Алисса услышала шум мотора, а несколько секунд спустя увидела, как катер плывет обратно к причалу. Вероятно, он вернулся в Лондон. Она пыталась подсчитать, сколько времени займет перелет и когда он вернется, но решила, что увидит его не скоро, и просто забыла об этом. Ей не понравилось ощущение того, что без него дом казался пустым.
Теперь она была предоставлена самой себе. Снаружи находятся двое мужчин, но ей придется быть настороже даже сейчас, когда она не была уверена в том, за чем именно она должка наблюдать. Алисса вздохнула и решила, что ей придется стараться изо всех сил, хотя ей и хотелось бы, чтобы Киран был на острове. Когда он был здесь, по крайней мере им ничего не грозило извне.


Карл Хендерсон лениво прогуливался по Риджент-стрит. Он был на седьмом небе от счастья, потому что его бумажник приятно увеличился в размерах. В его квартире было спрятано еще больше денег. Он не верил банкам. Деньги, положенные в банк, оставляют за собой след, который привлекает желающих совать нос в чужие дела. Например, налоговое ведомство. Еще большее опасение вызывало то, что это привлекло бы внимание Кирана Темпеста.
Карл не знал, насколько большой властью обладал Темпест, но понимал, что доверять нельзя никому. Кто-то вроде Темпеста мог проникнуть в банк и проверить бухгалтерию. Ведь Темпесту известно о делах Блумдейла все, правда?
Нет, чулок под матрасом куда безопаснее, но не этот чулок будет хранить его солидный аванс. Честно говоря, Карл думал о том, чтобы похвастаться деньгами. Он решил заказать новый костюм, в котором будет появляться в местах, подобных клубу, где он встречался с Блумдейлом. Изысканная одежда для богатых людей. Карл станет таким человеком, и сейчас уже на пути к этому. Он больше не будет прятаться за чужую спину, станет хозяином и будет нанимать людей, чтобы они делали за него грязную работу. Карл прекрасно чувствовал себя под утренним солнцем. Примерно в тридцати шагах за ним следовали двое хорошо одетых мужчин спортивного вида. Они выглядели как полицейские, но не были ими. По крайней мере в этот момент.
– Следить за ним?
Тот, что был постарше, покачал головой и вынул мобильный телефон.
– Нет, так не пойдет. Смотри и учись, сынок. – Он заговорил в трубку: – Мы его нашли. Риджент-стрит. Минутку, он направляется в итальянский ресторан. Хорошо. Встретимся там.
Когда Карл входил в ресторан, они вошли следом за ним и сели за стол в другом конце зала.
Карл оглянулся с довольным видом. Розовые скатерти, горящие свечи. Много со вкусом подобранных растений. Давно он не мог позволить себе ленч в подобном месте: с тех пор, как Синтия бросила Темпеста, подачки кончились. Он еще злился из-за этого. Карл заказал напиток, отпустил официанта и принялся изучать меню. Ощущение, что он находится на вершине успеха, ускользнуло, когда в его памяти всплыло воспоминание о том, что он потерял. Он мог бы обращаться с Темпестом как с зятем. Тот тоже давал бы ему деньги, и никто не знал бы, что он работает на два фронта.
Двое мужчин скользнули на свободные места за его столом, он поднял голову:
– Какого черта вам тут надо? Ресторан почти пуст. Найдите себе другой стол.
Кто-то скользнул на последнее незанятое место, заставив его почувствовать себя в ловушке.
– Нам нравится этот стол, Карл. Мы решили заплатить за твой ленч.
Взглянув в красивое лицо напротив себя, Хендерсон похолодел. Серебристо-серые глаза пригвоздили его к месту.
– Чего вы хотите, Темпест?! – воскликнул он.
– Сказать пару слов, Карл. Я оплачу твой ленч, а ты будешь говорить. Если будешь вести себя хорошо, я отпущу тебя. Но мой тебе совет: не ври, главное мне уже известно. Я хочу услышать всего лишь твою версию.
Киран подозвал официанта и заказал на всех. Когда официант ушел, он взглянул на Хендерсона ледяным взглядом.
– А теперь рассказывай, – сказал он, – и рассказывай хорошенько.


Алисса строго придерживалась графика – уроки, а потом либо плавание и продолжение обучения Джеймса прыжкам в воду, либо пикник для детей на пляже. Человек в лодке был более внимательным, чем раньше, и хотя она с пониманием относилась к этому, чувствовала себя словно в ловушке. Алисса спросила детей, бывали ли они когда-нибудь в соседней деревне, но Салли не помнила, бывала ли она там. Джеймс сказал, что был там недолгое время.
– Я не возражал бы вернуться туда и осмотреться, – с надеждой заявил он.
Что касается Алиссы, тут вопросов не возникло. Они решили пойти туда на следующий день после обеда. Алисса пошла с детьми на пляж позднее, чтобы договориться с человеком у лодки. Тот был весьма удивлен, когда понял, что она собирается с ним заговорить.
– Сегодня после обеда я иду с детьми в деревню, – живо проговорила она. – Мистер Темпест хочет, чтобы со мной был мужчина – либо вы, либо садовник. Я подумала и решила, что тот работает больше, чем вы, поэтому я прошу вас составить нам компанию.
– Благодарю вас, мисс Брент. Мистер Темпест упоминал об этом. Он сказал, что вы, наверное, пригласите меня с собой.
– Не понимаю, почему он… – надменно начала Алисса, но ответом ей послужила только широкая улыбка и ни малейших признаков раздражения.
– Он сказал мне, что вы понаблюдали за нами двумя и решили, что я совершенно ничего не делаю. Кстати, меня зовут Грег Сноу.
– Вы хотите сказать, что он с вами действительно разговаривает? Я имею в виду, когда не дает распоряжения.
– Мы давно знакомы, – весело заметил Грег Сноу.
Судя по его произношению, он был американцем. У него был вид сильного и находчивого человека.
– А кто вы? – Алисса смотрела на него очень серьезно, ожидая признаний. – Я думаю, вы его телохранитель, но он отрицает это.
– Он и сам неплохо охраняет свое тело, – заверил ее Грег, улыбнувшись еще шире. – Я бы подумал, прежде чем схватиться с ним, не имея преимущества. Например, кирпичной стены, за которой можно было бы спрятаться.
– Тогда мне непонятно, зачем вы здесь.
– Я следователь.
– Что вы расследуете?
– Все, что кажется мистеру Темпесту подозрительным, или то, что его особенно заинтересовало. Например, – добавил он, – я собирал информацию о вас.
– Во мне нет ничего подозрительного! – Алисса взглянула на него с негодованием.
– Мистер Темпест уже знал об этом. Он просто хотел убедиться, что вы не станете для него помехой.
Например, я изучил ваше пребывание во Франции. Я знаю о вас все, вплоть до размера вашей одежды. Думаю, и мистер Темпест это знает.
– На что это вы намекаете? – Алисса холодно взглянула на него, ее щеки покраснели от возмущения.
– Ни на что, мэм. Совершенно никаких намеков. Просто мистер Темпест знает большинство вещей настолько хорошо, будто у него прямая связь с небесами.
– Не важно, – огрызнулась Алисса, совершенно не успокоившись и зная, что выглядит в высшей степени чопорно. – Не думаю, что мне хотелось бы, чтобы вы шли с нами в деревню.
– Сомневаюсь, что Гарри понравится вам больше. – Он кивнул в направлении так называемого садовника. – Он британец, бывший десантник и упрямый человек.
– А вы кем были?
Алисса кинула на Гарри беспокойный взгляд. Гарри не обращал на происходящее никакого внимания, но ей все же казалось, что он наблюдает за ними краем глаза.
– Я бывший полицейский. Я умею ладить с людьми, – заверил он.
– Люди по вам ужасно скучают, – с сарказмом пробормотала Алисса. Она нетерпеливо вздохнула: – Ну, хорошо. Приходите к дому в час и заберите нас.
– Да, мэм.
Алисса окинула его испепеляющим взглядом и предоставила ему возможность выполнять свою работу – просто слоняться вокруг. Она не была уверена, смеялся ли над ней Грег Сноу, но думала, что да. Еще она испытывала чувство неловкости по поводу того, что Киран посмеялся над ней, отряжая своего любимца в сопровождающие. Она не забыла паническое бегство из кухни. Она не забыла, каково чувствовать на себе его руки и губы.
– Грег – классный стрелок, – совершенно обыденно рассказал ей Джеймс, когда они позднее шли к дому.
– Он кто?
Алисса остановилась и с ужасом посмотрела на Джеймса. Дети были слишком далеко, чтобы услышать ее разговор с этим человеком. Знания подобного рода очень необычны для детей.
– Он классный стрелок, – терпеливо повторил Джеймс, загребая ногами сухой песок. – Он может снять выстрелом корку с рисового пудинга так же, как и Гарри.
Салли захихикала, а Алисса почувствовала себя так, будто вошла в некую таинственную страну. Одно то, с каким увлечением Джеймс говорил о таких вещах, было неправдоподобным. Она строго посмотрела на него:
– Откуда тебе известны такие невероятные факты?
Он самодовольно ухмыльнулся:
– Папа сказал. Они часто у нас бывают. Они работают на папу.
– Не думаю, чтобы у твоего папы было столько рисовых пудингов, чтобы они могли так натренироваться, – чопорно произнесла Алисса и почти перестала чувствовать себя оскорбленной, когда Джеймс захихикал.
– Ну и смешная же вы, Алисса, – рассмеялся он, и весь день приобрел смысл.
Фактически смысл приобрела вся поездка. Джеймс явно становился приветливее.
Алисса глубоко вздохнула и оглянулась. Она вдруг ощутила глубокое удовлетворение. Это место было настоящим раем. Дом сиял на солнце, старую каменную кладку опутывали ползучие растения, усыпанные цветами. Занавески ее комнаты развевались от легкого ветерка, она уже привыкла к жаре.
– Давайте быстро окунемся перед ленчем, – импульсивно предложила она; дети тут же согласились.
Совершенство мира портило только одно – она искренне скучала по Кирану.
Мысль об этом стерла с ее лица улыбку. Так сходят с ума. Он умен, тверд, жесток и бесконечно не доверяет женщинам. Но теперь, когда его не было, казалось, что в доме зияет большая брешь.
Мозг предательски напоминал ей то, как он поцеловал ее. Мягко, похоже на нежное приветствие, как будто он проявлял о ней заботу. Алисса знала, что ему нет никакого дела до ее чувств, но мысль об этом все время крутилась у нее в мозгу. Он был раздражен, когда Эндрю Доддс напугал ее леденящими душу рассказами о вулканах. Казалось, она ему небезразлична, если даже она об этом и не знала. И она очень скучала по нему, несмотря на то что здравый смысл подсказывал ей действовать с обычной осторожностью. Но ее здравый смысл не мог ничего поделать с ее мечтами.


На следующее утро Марта заглянула к ним в комнату для занятий.
– Там пришла гостья, мисс Брент. Поскольку мистера Темпеста нет, я подумала, может быть, вам спуститься и поговорить с ней?
– С кем «с ней»? – У Алиссы был удивленный вид.
Марта взглянула на детей и вошла в комнату.
– Миссис Фокс, – прошептала она. – Та самая, о которой я вам рассказывала..
– А, верно. – Алисса взглянула на детей. – Я схожу вниз на несколько минут. Я не задержусь.
Салли лишь качнула кудрявой головкой, но не подняла глаз. Джеймс тоже кивнул, но задержал ее тем особенным, пронзительным взглядом, который обычно ассоциировался в ее сознании с его отцом.
– Что-то не так, Джеймс?
– Нет. Я пригляжу за Салли, пока вас не будет.
Он снова стал непреклонным, отчужденным и снова укрылся за своим обычным неприступным видом. Но Алисса решила не обращать на это внимания.
Ей было интересно увидеть отношение Марты к происходящему: ни она, ни Джеймс не были в восторге от гостьи. По всей вероятности, Джеймс что-то знал или слышал о ней. Теперь она получила возможность самой взглянуть на миссис Фокс и сформировать собственное мнение.
С первого взгляда она решила, что Ларе Фокс лет тридцать пять, что она чрезвычайно блестящая, обладающая хрупкой привлекательностью женщина. Это говорило в пользу стереотипов, насаждаемых журналами мод, но никак не в пользу естественной привлекательности. У нее были голубые глаза и темно-рыжие волосы. Цвет волос не был натуральным. Заметив это, Алисса почувствовала злобную радость, которую она даже не попыталась смягчить. Женщина улыбнулась сияющей улыбкой, которая, однако, не затронула ее глаз. Выражение ее лица свидетельствовало о расчетливой подозрительности. Она не терпела конкуренции, и этот очевидный факт почти заставил Алиссу улыбнуться про себя. Если бы Лара Фокс только знала, что стоит не перед конкуренткой, а, скорее, перед замаскированной сторожевой собакой.
– Я так понимаю, Кирана нет? – быстро резюмировала миссис Фокс появление Алиссы. – Если бы он дал мне знать, я не стала бы терять время и приходить сюда.
Алисса одарила ее ослепительной улыбкой:
– К сожалению, это так. Думаю, Марта решила, что вы пришли по какому-то делу, а я замещаю Кирана в его отсутствие.
Это смелое высказывание граничило с правдой. Он знал, что она заменяет его, но он имел в виду только заботу о детях. Кроме того, называть его Кираном было наглостью, и, хотя это было глупо, Алисса не смогла удержаться от небольшой насмешки. Ей было интересно, как на это отреагирует Лара Фокс.
Реакция была быстрой и раздраженной.
– Замещаете? Я думала, что вы няня или что-то в этом роде.
– О Боже, нет! Я учительница и телохранитель.
Алиссе удалось сохранить искреннее выражение лица.
Ее никогда раньше не вынуждали заниматься подобными вещами. Это было немного похоже на фехтование. Она начала получать удовольствие от того, что можно обозначить как мстительное удовольствие.
– Телохранитель? – Резкие голубые глаза осмотрели Алиссу таким взглядом, будто рассчитывали выискать железную мускулатуру. – А кого же вы охраняете?
– Любого, кто находится в опасности, – важно произнесла Алисса. – Хотя, – добавила она с застенчивой улыбкой, – Киран более чем в состоянии охранять себя и всех нас. Я работаю, только когда его нет.
На щеках Лары Фокс вспыхнули красные пятна. Она нетерпеливо встала.
– Что ж, поскольку его явно здесь нет, я, пожалуй, пойду.
Алисса постаралась выглядеть гостеприимной.
– Не желаете кофе?
– Нет, спасибо. Я пришла не кофе пить. Я пришла, чтобы увидеться с Кираном.
– Я передам ему, что вы приходили, – мило пообещала Алисса. – Я удивлена, что он уехал и не известил вас об этом.
– Думаю, это выскользнуло у него из головы. Он сможет связаться со мной, когда вернется.
Она явно не собиралась спрашивать, когда именно это произойдет, и Алисса спрятала сияющую улыбку. Это была победа, хотя она и сама не могла понять, почему ей так хотелось победить. Она твердо внушила себе, что это случилось из-за того, что у этой женщины слишком суровое лицо, чтобы находиться с детьми. Если Лара Фокс была согласна слоняться по округе в любом качестве, особенно плохо от этого будет Джеймсу. Она выглядела так, будто единственной личностью, которая ее интересует, была она сама. Алисса подумала: откуда эта женщина вообще могла узнать о том, что они находятся здесь? Единственное, что можно было принять в расчет, – это то, что ей позвонил Киран, а если он так сделал, значит, скучал по этому суровому созданию. Эта мысль рассердила Алиссу еще больше. Лишь выпроводив гостью, Алисса поняла, что оставила дверь в комнату открытой. Когда они выходили в коридор, она увидела Марту, притаившуюся в тени и явно подглядывающую за ними.
Алисса пристыдила Марту, когда машина Лары Фокс отъехала.
– Марта, вы, конечно, не подслушивали?
– Ну, честно говоря, подслушивала, – призналась Марта, стараясь подавить радость, осветившую ее лицо. – И должна вам сказать, – закончила она (было видно, что она сейчас рассмеется), – я никогда не слышала такого искусного и полного подавления противника. Я не прочь признать, что не люблю эту женщину, и да поможет детям Бог, если она когда-нибудь выйдет замуж за мистера Темпеста.
– Он любит своих детей больше всего на свете, – спокойно произнесла Алисса. – На ком бы он ни женился, он учтет это.
– Он мужчина, – мрачно напомнила Марта. – Должно быть, ему иногда одиноко. Ему нужен кто-то, кто любит детей так же сильно, как и он. И если он соберется опять жениться, этой женщиной будет явно не миссис Фокс. Но она приходит сюда с таким выражением лица, будто она вот-вот станет здесь, хозяйкой.
– Как же она узнала, что мы здесь? – пробормотала Алисса, опять ощущая прилив подозрительности.
– Она звонила вчера. Я сама поднимала трубку.
Марта ушла в кухню, горестно покачивая головой, а Алисса стала подниматься по лестнице с задумчивым выражением лица. Если Лара Фокс говорила с Кираном, значит, он не сказал ей, что его не будет. С другой стороны, она могла знать, что его не будет, и пришла, чтобы оценить сложившуюся ситуацию. Если Киран и вправду одинок – настолько одинок, чтобы еще раз жениться, – тогда Лара Фокс для этого самая неподходящая кандидатура. Это отбросит Джеймса обратно к ночным кошмарам. Но Алисса ничего не могла с этим поделать – Киран совершенно не производил впечатление человека, который любезно примет совет, данный из лучших побуждений.
Алисса подняла голову и увидела над собой Джеймса, просунувшего голову между балясинами темного дерева, находившимися на самом верху лестницы. Марта была не единственным человеком, который подслушивал.
– Если твоя голова застрянет, освободить тебя будет сложновато, – сказала Алисса. – Мне было бы очень жаль отпиливать кусок старинной деревянной резьбы. Ты можешь остаться там насовсем как старинное украшение.
Джеймс улыбнулся и быстро освободился. Он стоял и ждал, пока Алисса добралась до верха.
– Я подслушивал, – признался он, глядя на нее так, будто ожидал немедленного наказания.
– Знаешь, я и сама догадалась. – Она положила руку ему на плечо и повела обратно в класс. – Я была совершенно спокойна, потому что знала, что ты присматриваешь за Салли. В конце концов, она осталась совершенно одна.
– С ней все в порядке. Я был на лестнице недолго.
– Достаточно долго, чтобы успеть пошпионить за взрослыми, – напомнила ему Алисса.
– Вы на меня сердитесь, Алисса?
Она взглянула в его маленькое бледное лицо и ободряюще сжала его плечо:
– Нет, я совершенно не сержусь. Но это не то, чем бы я советовала тебе заниматься в будущем. Слежка за людьми обычно ведет к неприятностям, и очень часто ты не совсем понимаешь то, что слышишь в таких достаточно сложных условиях. Так очень просто понять все неправильно.
– Она хочет выйти замуж за папу, – мрачно заявил Джеймс.
– Ну, это только выдумки Марты.
– Нет, не выдумки. Я давно это знаю. Она часто приходит, а когда мы уезжаем, тоже едет в Лондон. Папа встречается с ней. Она хочет выйти за него замуж. Я знаю, что он в конце концов согласится, потому что она очень напористая.
Алисса совершенно не знала, что ей ответить, и обрадовалась, когда они добрались до класса и разговор можно было замять. Она прекрасно понимала, что Джеймсу необходимо собирать информацию любым доступным способом, но она была уверена, что Киран слишком любит своих детей, чтобы позволить им иметь дело с безразличной особой. Со стороны Кирана было бы добрым делом успокоить их, хотя бы ради одного Джеймса.
– Цыплят по осени считают, – сказала Алисса.
– Она скорее большая рыжая курица, – пробормотал Джеймс.
Салли подняла голову от книги:
– Я видела, как уходила миссис Фокс. Она выглядела очень сердитой. Я видела из окна.
– Спасибо мне, – воскликнула Алисса, – нам нужно многое нагнать. Я буду отбивать охоту здесь появляться у всех посетителей, если только здесь не будет вашего отца.
– Она ушла гораздо быстрее, когда вы ее принимали, – подчеркнул Джеймс с выражением удовлетворения на лице, и Алиссе пришлось молча признать, что и она ушла довольная своей способностью быстро спроваживать нежелательных людей.
– Давайте продолжим, – предложила она. – Не забудьте, что мы идем после обеда гулять. Мы хотим пойти с чистой совестью, зная, что выполнили много работы.
Алисса была не совсем уверена насчет чистоты собственной совести. Кажется, она попыталась вмешаться в жизнь Кирана неким тайным образом. Он будет не в восторге, если выяснит это, а она была уверена, что Лара Фокс расскажет ему об этом при первой же возможности.


Деревня находилась настолько далеко от дома, что им понадобился транспорт. Странный транспорт, управляемый Грегом Сноу, оказался четырехколесным экипажем. Он был открыт с боков, а крыша очень походила на навес от солнца. Дети и глазом не моргнули, а в ответ на то, что Алисса открыла рот от изумления, Джеймс объявил, что Грег приехал за ними в «копуше». Алисса не стала задавать никаких вопросов. Во всяком случае, навес защищал их от жаркого солнца, да и ехать в этом транспорте было довольно-таки приятно. Они подкатили к селению с шиком, и Алисса смогла рассмотреть деревню задолго до того, как они до нее добрались. К этому моменту она уже привыкла к роскошной архитектуре дома, его тяжелой каменной кладке, резьбе и балконам, к ощущению пышности испанского стиля. Деревня была тоже построена в этом стиле, но там не было совершенно ничего пышного, за исключением старой церкви, выглядевшей так, будто ее привезли из Севильи.
Остальная часть деревни смотрелась настолько бедно, что Алисса почувствовала себя неудобно, потому что приехала с деньгами для покупок. Волнения оказались излишними. Вокруг было полно счастливых людей, улыбавшихся ей и рассматривавших их необычный транспорт. Они-то и указали ей на несколько магазинчиков.
Алисса потихоньку поведала о своих волнениях Грегу, который взглянул на нее довольно удивленно.
– Они не бедные. Эти люди фермеры, владеющие хорошей плодородной землей. Они каждый день поставляют свою продукцию на материк. – Он указал на порт, в котором кипела работа, – он был полон груженых катеров. – У большинства семей есть лодка – своя или на двоих с соседом. Могу поспорить, что тут нет ни одного человека, которого действительно можно было бы назвать бедным. Пусть вас не обманывает внешний вид домов. В этом климате здания быстро разрушаются и требуют достаточно большого ухода. Люди слишком заняты тем, что получают деньги, работая на земле. Они занимаются домами зимой.
– Здесь когда-нибудь бывает зима?
– Она длится пару недель. Тогда они уходят с полей, красят стены и ругаются друг с другом. Они счастливые люди. Они еще не поняли, что существование без телевизора и стиральной машины просто невозможно.
Дети направились прямо к магазинчикам, а потом спустились к порту, чтобы посмотреть на суда. Алисса шла с ними, рядом неотступно следовал Грег. Она посматривала на него исподтишка, надеясь увидеть его оружие, но, насколько она могла судить, его не было или по крайней мере не было видно.
– Джеймс сказал мне, что вы классный стрелок, – небрежно произнесла, она.
Грег Сноу не был тем человеком, которого можно застать врасплох. Он весело посмотрел на нее.
– Это моя работа.
– Что-то я не вижу вашего оружия, – заметила Алисса с возмущением, содержавшим примесь разочарования.
Он расплылся в улыбке:
– Оно привязано ремнем к моей лодыжке и находится в пределах досягаемости, но не стоит это афишировать.
– Вы могли бы им воспользоваться?
Алисса не смогла скрыть благоговейного уважения.
– Если будет такая необходимость. Пока что такой необходимости не было, но, в конце концов, я телохранитель.
– Вы сказали мне, что вы следователь, – торжествующе напомнила ему Алисса.
– И это тоже. Я же вам говорил, что Киран Темпест более чем способен позаботиться о себе сам. Я здесь, чтобы охранять их, – закончил он, кивком указав в сторону детей. – Еще мне приказали охранять вас, мисс Брент.
Алисса задумчиво нахмурилась. Выяснить, в чем точно состоят ее обязанности, оказалось довольно-таки сложным. Все началось с преподавания, но Киран с самого начала объявил ей, что она нужна ему из-за своего взрывного темперамента.
Насколько она могла судить, ей совершенно не требуется использовать свой темперамент. Дух борьбы был необходим Грегу Сноу и тихоне Гарри. Может быть, Киран думал, что она неплохо замечает опасность? Алисса могла бы держать пари, что Грег и Гарри и с этим справятся лучше ее.
И все же Алисса наслаждалась послеполуденным временем, а когда они возвращались к дому, чувствовала себя сонной и счастливой. Даже пульсирующее зарево Эль-Буэно ничуть ее не обеспокоило. Она начинала к этому привыкать так же, как привыкала к дому, детям и Кирану. Как только они вошли, к ним устремилась Марта и улыбнулась.
– Он вернулся. – У нее был такой вид, будто они обе предвидели его возвращение. – Он сейчас в кабинете, но попросил вам сказать, как только вы появитесь, что хочет видеть детей.
Марта сложила руки под грудью, как экономка времен королевы Виктории.
– Сейчас, – пообещала Алисса приглушенным голосом.
Может быть, Марта просто так выразилась, но все это прозвучало несколько странно.
«Приведите детей ко мне, как только они вернутся». Алисса почувствовала себя гувернанткой из старого фильма: ей следует расправить юбки и отвести детей к отцу. Когда она услышала о его возвращении, ее сердце подпрыгнуло, и ей пришлось очень постараться, чтобы на лице ничего не отразилось.
– Хозяин хочет меня видеть?
Марта лишь потрясение взглянула на нее.
– Разумеется, мисс Брент, – заверил ее Киран из открытой двери своего кабинета.
Он весело разглядывал ее, и она почувствовала облегчение, когда Салли бросилась навстречу отцу.
Алисса посмотрела на Джеймса, который метнул на нее понимающий взгляд. Его губы подергивались от смеха точно так же, как губы его отца.
– Уж слишком ты умен, – пробормотала она.
Джеймс ухмыльнулся в ответ.
– Теперь я вас знаю, – прошептал он. – Я знаю, когда вы становитесь саркастичной. Это всегда так смешно.
– Будем надеяться, что твой отец тоже так думает, – сказала Алисса, подталкивая его вперед.
– Он думает, – заявил Джеймс, не повышая голоса. – Я часто вижу, как он смеется над вами, когда вы не видите.
Алисса снова не нашлась что ответить, и вошла в кабинет Кирана с несколько порозовевшим лицом. Джеймс шел рядом и все еще ухмылялся.
– Вы что-нибудь купили в деревне? – поинтересовался Киран у детей.
Алисса получила небольшую передышку, пока они рассказывали отцу о прогулке, и показывали ему бесполезную мелочь, собранную ими по дороге.
Алисса наблюдала за ними молча, переводя взгляд с одного на другую. Дети были счастливы, их поведение перестало быть столь покорным, каким было вначале. Джеймс явно расцвел. Она удовлетворенно улыбнулась, а когда подняла голову, то заметила, что за ней наблюдает Киран. Его пронизывающие серые глаза потеплели.
– Я привез тебе снаряжение для подводного плавания, – сказал он Джеймсу, протягивая маску и очки. – Разумеется, для использования только в присутствии Алиссы. Я наблюдал за тем, как ты учишься нырять. Это награда за успехи.
Джеймс был явно взволнован, а во взгляде Салли было ожидание, когда Киран открывал другой сверток. Там был маленький купальный костюм: юбка с оборками и большая шляпа от солнца, Салли пришла в восторг, но ее лицо замерло в ожидании еще одного свертка.
– А как же Лиза? Ты ее забыл?
– Конечно, нет, – сказал Киран. – Я привез ей такой же купальник, как тебе.
Салли просияла, а Алисса почувствовала, как у нее загорелось лицо.
– Мы сможем надеть их завтра, – возбужденно объявила Салли, а Киран с веселым интересом наблюдал, как щеки Алиссы заливает краска.
– Я уверена, что твой папа шутит, – спокойно сказала Алисса. – Когда кто-то уезжает, он привозит детям подарки. А, теперь не хотите ли вы оба пойти и подготовиться к приему пищи?
Она знала, что сейчас ведет себя и впрямь как старомодная гувернантка, и надеялась, что Джеймс этого не замечает. Он был слишком занят осмотром нового снаряжения, и Алисса торопливо повела их в коридор и вверх по лестнице, как только смогла оторвать Салли от Кирана, густо покрываемого поцелуями и с каждой секундой выглядевшего все более веселым.
Алиссе удалось избегать его вплоть до самого обеда, но, когда дети благополучно улеглись спать, ей пришлось спуститься вниз и предстать перед взглядом холодных серых глаз. Она этого боялась, потому что неожиданно осознала, насколько она довольна и взволнована возвращением Кирана. Алисса чувствовала себя так, будто рассеялась растущая печаль, и это чувство было для нее совершенно неожиданным.
Она была рада тому, что он вернулся, но показать это было бы с ее стороны неправильным. Алисса совершенно не собиралась сближаться с ним больше, чем теперь, а кроме того, Киран может знать о приходе Лары Фокс. Она понятия не имела, сколько времени он проговорил с Мартой. Если он недоволен ее кратким разговором с миссис Фокс, ей придется постараться не подать виду, что ее это задело. Алисса совершенно не хотела ссориться с ним в первый же вечер после его возвращения.
Он ожидал ее прихода в маленькой гостиной, а как только она вошла, налил ей выпить, не спрашивая ее пожеланий. Даже это повергло Алиссу в изумление. Значит, он уже изучил ее вкусы. Такое она и предположить не могла.
– Были ли какие-нибудь трудности, пока меня не было? – спросил Киран, вручая ей напиток.
Естественно, она тут же вспомнила о миссис Фокс.
– Нет, все прошло нормально, – спокойно сказала Алисса. – Мы только побывали в деревне, сегодня во второй половине дня. Нас сопровождал Грег Сноу.
– Я знаю, – сказал Киран, глядя ей прямо в лицо. – Я перекинулся парой слов с Грегом, когда вы ходили к детям. Еще я немного поговорил с Джеймсом перед сном. Грег рассказал мне о прогулке. Он сказал, что вы заставляли его быть внимательным и несколько скептически отнеслись к тому, что он сможет защитить вас в случае необходимости.
– Если он мне понадобится, я его позову, – пробормотала Алисса, не отрывая глаз от напитка, чтобы избежать взгляда, который, казалось, в состоянии видеть насквозь.
– Вы можете позвать меня, если вам понадобится помощь. А потом, здесь есть Джеймс. Кажется, вы покорили его сердце. Мой сын говорит, что вы самая забавная женщина в мире.
Алиссу снова охватил жар. Единственное, что ей удалось вспомнить, – это высказывание Джеймса по поводу того, как она выпроводила Лару Фокс. Она решила поскорее рассказать о случившемся, пока это не переросло в большую проблему, и постаралась говорить небрежно.
– Ой, я чуть не забыла вам рассказать, что приезжала миссис Фокс. Она пробыла здесь всего несколько минут. Она даже отказалась от кофе.
– Какое это было для вас разочарование, – пробормотал Киран. – Здесь не бывает посетителей, а Лара стала бы для вас доброй знакомой, с которой вы могли бы провести время в минуты, когда у вас возникает чувство одиночества.
– Я никогда не чувствую себя одинокой, – решительно заверила его Алисса, глядя прямо в пронизывающие глаза. В ее голосе появилось раздражение. – Мне здесь нравится и… во всяком случае, большую часть времени я провожу с детьми.
Она скорее согласилась бы завести гремучую змею в качестве домашнего животного, чем дружить с Ларой Фокс.
– Очень хорошо… – протянул Киран. – Это меня успокаивает. Я несколько волновался, что в мое отсутствие вам будет скучно.
– Я… у меня было много дел, – неловко заверила его Алисса, думая о том, насколько хорошо он умеет читать мысли и выискивать среди них тайные.
Они пошли обедать, и Алисса обрадовалась возможности заняться едой и покончить с этим разговором, вселявшим в нее беспокойство. Киран тоже ел совершенно молча. Он был слишком занят мыслями об Алиссе.
Господи, как же он по ней скучал! Было почти невозможно осознать, насколько сильно он хотел, чтобы она была с ним рядом. На этот раз его ум не был сосредоточен лишь на преследовании собственных целей.
Киран провел несколько ночей, думая о ней. Он вспоминал, как она дрожала, когда он целовал ее, как она загорелась в его объятиях и как забыла отодвинуться от него. Он отметил каждый изгиб ее тела и с тех пор хранил это у себя в памяти.
Алисса была высокой, стройной и горячей, словно дракон, но тогда она вовсе не была драконом. Она была мягкой и послушной, податливой и уступчивой. В ней находился бездонный колодец любви и огня, который она прятала за резким и агрессивным отношением к жизни. И еще он ей безгранично доверял.
Алисса почувствовала себя слишком возбужденной, чтобы сидеть в полной тишине.
– Вы смогли сделать то, что хотели?
– Я не хотел ничего делать. Мне нужно было уехать. Если бы я действовал по своей воле, то остался бы здесь.
– Наверное, дело было слишком важным, – пробормотала Алисса.
– Меня позвал долг. Моим людям удалось выследить моего бывшего шурина.
Алисса резко подняла голову:
– Того, который пытался украсть детей?
– Того самого. Думаю, вас стоит уберечь от встречи с ним, вот почему вы здесь.
– Вы сдали его в полицию? – Алисса взглянула на него.
– Нет. Мне выгоднее, чтобы он был свободен.
Он оглядел ее лицо, задержавшись несколько секунд на раскрытых губах.
– Сейчас я держу его на длинном поводке. Разыскав его один раз, мы больше его не упустим. С этого момента мне известен каждый его шаг. Меня известят о каждом его вздохе. Кроме того, я знаю его друзей и знакомых. Мы можем взять его в любое удобное время, но я хочу, чтобы с этого момента дети были в безопасности. Постоянно в безопасности.
– Разве это возможно с такими деньгами, как у вас? Мне кажется, что за вами все шпионят. Они делают это постоянно. Может быть, со временем кому-нибудь еще придет в голову мысль о похищении детей.
– Я всего лишь коммерсант.
– Вы финансовый гений, – поправила его Алисса. – Это делает вас уязвимым.
– Дети делают меня уязвимым, а мы не можем все время оставаться здесь.
– Тогда нужно разработать некую схему, согласно которой они будут в безопасности везде, где бы они ни находились. Вы не единственный состоятельный человек в мире, а вокруг вас, кажется, полно охраны. Детям понадобится ходить в школу и жить нормальной жизнью.
– Насколько мне известно, до этого покушения никаких проблем не было, – неохотно произнес Киран. – Когда я их всех запру, наверное, и в дальнейшем ничего не случится. Только Джеймс видел своего дядю Карла.
– Если Джеймс сказал, что это был его дядя, значит, так оно и было, – заявила Алисса. – Джеймс очень умен. Он мыслит серьезно.
– Очевидно, – пробормотал Киран, неожиданно возвращаясь к своему противоречивому юмору. – Кажется, сейчас он думает о вас больше, чем о ком бы то ни было. Он явно восхищается тем, как вы ныряете, вашим острым языком и вашей способностью выпроваживать незваных гостей с огромной скоростью..
– Если вы имеете в виду миссис Фокс, – бросилась отрицать Алисса, – она отказалась оставаться дольше.
– Я знаю. Кажется, Джеймс пропустил совсем немного.
– Я разговаривала с ним по поводу подслушивания.
– А как же иначе прикажете ему что-то узнавать? – язвительно заметил Киран. – Когда вы находитесь поблизости, испытываешь прямо-таки сокрушительное желание подслушивать ваши разговоры. Мне часто и самому этого хочется.
– Если вы хотите затеять ссору, я лучше уйду, – огрызнулась Алисса.
– Хорошо. Я приду к вашей спальне, чтобы вручить вам подарок.
Киран снова пристально смотрел на нее, его губы тронула улыбка. Он восхищался ею. Он пытался угадать, что она сделает, если он пересечет комнату и поцелует ее?
Прежде чем она успела что-нибудь сказать, он достал из кармана длинный кожаный футляр и положил его перед ней на стол. Алисса просто посмотрела на футляр и издала протяжный вздох, когда он открыл его. Ее почти ослепил ряд сияющих камней.
Это был браслет. И он был прекрасен.
– Я… я не могу это принять.
Он встал, подошел к ней, вынул браслет из футляра и надел ей на запястье, пока она сидела, объятая трепетом.
– А почему нет? Вы заслуживаете вознаграждения. Я очень вас ценю, иначе я не стал бы платить двойное жалованье. А еще вы очень интересная личность, а здесь так скучно.
– Не знаю, что и сказать.
– Спасибо, – предложил он, весело взглянув на нее. – Я и вправду подумывал, не подарить ли вам купальник, но браслет, наверное, лучше. В конце концов, я получил возможность надеть на вас этот браслет…
Он не договорил, и у Алиссы внезапно перехватило дыхание.
– Кстати, о жалованье, – промолвил он, когда она все еще не могла произнести ни слова. – Пока что я вам ничего не заплатил. С моей стороны это большое упущение. Завтра я выпишу вам чек, чтобы загладить это.
– Н-ничего, – запинаясь произнесла Алисса, – Я вам доверяю.
– Не слишком сильно, надеюсь, – заметил он.
Очень вовремя вошла Марта и объявила, что кофе сервирован в гостиной.
Алисса дрожала, и ей не хотелось пребывать там в его обществе.
– Думаю, я не буду пить кофе, – сказала она, когда Марта ушла.
– Хорошая мысль, – язвительно заметил Киран. – Встретимся в полночь, когда вы спуститесь за чаем с бутербродом. Пожалуйста, не начинайте представления без меня, ладно? Кажется, с того времени, как мы развлекались ночью, прошла целая вечность. Будучи в отъезде, я очень страдал от желания вернуться.
– Пожалуйста, не надо, – с тревогой прошептала Алисса.
От его слов она чувствовала себя плохо, неуверенно и даже немного задыхалась.
– Не раньше чем вы прекратите меня бояться, – пообещал он.
Киран встал и подошел, чтобы проводить ее до двери. Он все время смотрел ей прямо в глаза, но она не могла позволить ему приблизиться.
– Спокойной ночи, – быстро произнесла она, отступая назад.
Киран остановился и улыбнулся, глядя в ее обезумевшие глаза.
– Как пожелаете, Алисса, – согласился он.
Алисса просто летела. Невозможно по-другому описать то, как она торопливо отступала в свою комнату. Киран не покидал коридор, пока она не скрылась из виду. Она не слышала его смеха, но для этого у нее было хорошее воображение. Еще она вспомнила, как он поцеловал ее тогда на кухне, хотя это и была насмешка. Алисса закрыла дверь и села, чтобы рассмотреть браслет. Он был и вправду очень красив. Браслет состоял из изящных синих и белых камней, оправленных в золото. Алисса могла лишь ошеломленно взирать на него и надеяться, что это не драгоценные камни. Настоящие сапфиры и бриллианты стоили бы небольшое состояние, гораздо большее, чем она могла бы заработать педагогической деятельностью.
Именно тогда она вспомнила про длинный футляр, в котором находился браслет. Она оставила его на столе. Ей надо спуститься за ним, иначе Киран подумает, что она неблагодарная негодяйка.
Алисса бесшумно прокралась вниз, надеясь, что не встретится с Кираном. Марта все еще убирала посуду, и, когда Алисса вошла в комнату, несколько удивилась.
– Я оставила здесь длинный кожаный футляр, – сказала Алисса.
Марта улыбнулась и кивнула.
– Я отдала его мистеру Темпесту с минуту назад. Я думала, может быть, это его футляр. Я отдала ему это в маленькой гостиной. Он все еще пьет там кофе.
Выбора не было. Алиссе снова придется с ним общаться, а из-за Марты она даже не может отложить это до утра. Она подошла к двери гостиной, глубоко вдохнула и вошла. Ей был необходим этот глубокий вдох, потому что она была тут же пригвождена к месту взглядом его серых глаз.
– Либо вы передумали насчет кофе, либо вспомнили о футляре.
– Я вспомнила о футляре. Я оставила его на столе в столовой, а когда поднялась наверх, я… – Алисса замолчала, а потом взглянула на него немного беспомощно. – Пожалуйста, скажите, ведь этот браслет с искусственными камнями? – с тревогой спросила она.
Серые глаза сощурились и окинули взглядом ее лицо.
– Он настоящий. А почему это вас волнует?
– Потому что я не привыкла к подобным вещам. Это для меня слишком дорого. Я и вправду не могу принять его.
Она начала расстегивать застежку. Заметив ее абсолютно подлинное волнение, Киран встал и подошел к ней:
– Я хотел купить его для вас, Алисса. Могу вас заверить, что он не слишком дорогой.
– Для меня дорогой, – возразила она, все еще пытаясь выяснить, как же ей справиться с застежкой.
К тому моменту он уже положил руку поверх браслета, преграждая все дальнейшие попытки его снять.
– Алисса, я очень богат. Это всего лишь маленький подарок.
– Но мне не нужен подарок.
Она неуверенно взглянула на него, и его глаза тут же впились в ее глаза.
– Мне нужно было купить его для вас, – произнес Киран все тем же мягким голосом. – Когда я был в отъезде, то, к моему большому удивлению, почувствовал, что мне вас не хватает. – Он поднял руку и провел теплыми пальцами по ее покрасневшим щекам. – Просто скажите, что и вам меня не хватало, и мы назовем это справедливым.
Алисса не знала, что ей ответить. Она прекрасно знала, что ей его не хватало, но говорить об этом было бы чересчур. Он постоянно воевал с ней, постоянно язвил и смеялся над ней. Она просто продолжала смотреть ему в глаза, а он тем временем издал короткий, явно искусственный вздох.
– Тогда мне придется выяснить это самому.
Он погладил ладонью ее лицо, Алисса почувствовала, как его губы нежно коснулись ее губ, и сделала попытку отодвинуться, Честно говоря, ей вовсе не хотелось отодвигаться. Это было чудесное ощущение, – сказочное и теплое. Она ощутила немедленное желание придвинуться к нему поближе и обвить руками его шею. Лишь благодаря большому усилию она осталась на месте. Когда Киран поднял голову и взглянул на нее, он улыбался.
– Ты собираешься сражаться со мной до последнего дыхания? – тихо спросил он. – Ты не поддашься своему чувству, если только это не чувство сопротивления?
Она просто смотрела на него так, как смотрела все это время, и он улыбнулся еще шире. Он провел рукой по ее волосам. Внезапно Алисса отпрянула от него.
– Это… это поэтому вы купили мне браслет? – заикаясь, спросила она. – Это чтобы…
– Чтобы ты спала со мной? Я уже сказал тебе, почему я его купил. Я тебя балую. Разве с тобой никогда такого не происходило? Разве тебя хотят баловать только твоя сестра и твой свояк? Я уверен, что какой-нибудь мужчина уже смотрел в твои красивые темные глаза, раздумывая, зачем тебе все время сопротивляться.
– Я сама о себе забочусь.
– В этом нет необходимости, пока я здесь, Я хочу тебя защитить, я решил, что буду к тебе очень снисходителен…
– Я не желаю… Если вы хоть на минуту вообразите, что я…
– Я вас не спрашивал, Алисса, – напомнил Киран веселым голосом. – Может быть, в следующий раз, когда мы встретимся в полночь, чтобы выпить чаю и потанцевать, я соберусь это сделать.
– Я не возьму браслет, – заявила Алисса, ее лицо вспыхнуло от смущения и волнения.
Киран только рассмеялся и продолжил пить кофе, как будто совершенно ничего не произошло, а Алисса снова убежала. Она не могла снять браслет, несмотря на решительные и еще более упорные попытки это сделать.


На следующее утро она проснулась с глубоким отпечатком на руке в том месте, где браслет впился в ее руку во время сна. Браслет все еще был на ней, когда она спустилась к завтраку, а как только вошла в столовую, глаза Кирана тут же устремились на него.
Он нахмурился и тут же подошел к ней, ловко снял украшение и кинул его рядом с ее тарелкой, как будто это была дешевая имитация.
– Потайная застежка, – сказал он. – Извините. Наверное, было неудобно.
Салли рассматривала браслет горящими глазами, но Алиссу волновали только взгляды Джеймса и Кирана.
Джеймс явно размышлял, посматривая то на Алиссу, то на отца, и ей пришлось очень сильно постараться, чтобы выглядеть беззаботно и естественно.
Киран тоже наблюдал за ней, но в это утро в его глазах не было обычной насмешки.
– Как вы думаете, они могут взять сегодня выходной?
Неожиданный вопрос, заданный Кираном, заставил ее удивленно уставиться на него.
– Как пожелаете, – согласилась она. – Пока вас не было, дети старались изо всех сил.
– Тогда не провести ли нам день вместе? Я попросил Доддса покатать нас над вулканом, а после обеда мы можем посидеть у бассейна, пока Джеймс будет испытывать новое снаряжение. – Он взглянул на Джеймса и Салли.
Его предложение было встречено с одобрением, и некоторое время спустя дети побежали готовиться к неожиданным удовольствиям этого дня. Алисса осталась на месте, взяла себя в руки и взглянула на Кирана.
– Я хочу вернуть вам браслет, – сказала она.
– Нет, – мягко возразил он. – Вы действительно заслужили его, сейчас я не шучу. Алисса, вы сделали для детей гораздо больше, чем просто их учили. За несколько недель пребывания здесь вы достигли в общении с Джеймсом большего, чем я смог достичь за последние три года. Я искренне верю, что Джеймс приходит в себя. Он счастлив и говорит о вас без остановки. Вы его друг. Он находит вас теплой и надежной.
– Я не очень-то теплый человек, – начала Алисса, и Киран улыбнулся своей обычной загадочной улыбкой.
– Тогда вы плохо себя знаете. Вы принесли в нашу жизнь много женского тепла. Даже Марта ощущает потребность постоянно указывать на ваши положительные качества.
– Мне не нужно наград. Мне хорошо платят.
– Двойное жалованье, я знаю. – Он ухмыльнулся. – Давайте просто решим, что браслет – плата за дополнительные услуги. И я совершенно не пытаюсь соблазнить вас, – добавил он, когда ее глаза широко раскрылись и в них показалось подозрение. – Так что вы думаете насчет путешествия к Эль-Буэно? – живо поинтересовался Киран голосом, свидетельствовавшим о том, что обсуждение предыдущего вопроса окончено. – Как думаете, рискнете?
– А дети и правда туда собираются?
– Да. Через полчаса сюда прилетит на вертолете наш вулканолог и возьмет нас с собой на облет.
– Надеюсь, он знает, что делает, – пробормотала Алисса.
– Вам не обязательно лететь с нами, – заверил ее Киран, но она быстро подняла голову, упрямо сжав губы.
– Обязательно. Если дети летят, то и я тоже. Я бы не простила себе, если бы с ними что-нибудь случилось. Если что-то случится, то пусть случится и со мной.
Глаза Кирана сощурились и засияли, как хрусталь, утреннее солнце отразилось в них. Он рассматривал ее долго и внимательно.
– Они так много значат для вас?
Она взглянула на него с вызовом:
– Да, значат.
– Тогда мы полетим все вместе, – объявил Киран.
– Надеюсь, это не мрачное предзнаменование, – пробормотала Алисса, покидая стол и отправляясь собираться.
В этот раз она услышала его смех, когда поднималась наверх. Это вызвало в памяти те мысли, которые пришли ей в голову, когда она увидела его впервые. Тогда она и представить себе не могла, что он будет в состоянии смеяться. Наверное, она все-таки заслужила браслет, раз добилась этого.
Во всяком случае, заставить его принять браслет обратно ей оказалось не под силу. Ее щеки стали горячими. Она подходила к своей комнате, когда увидела Джеймса, идущего по коридору с тем несколько задумчивым взглядом, который чуть раньше заставил ее почувствовать себя неловко за столом. Несомненно, его очень взрослое отношение к жизни произрастало из того периода, который он провел с отцом.
Она была совершенно не уверена в том, кем именно является Джеймс, – ее защитником или часовым, стоявшим на страже их привычного образа жизни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Огненная буря - Уилсон Патриция

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Огненная буря - Уилсон Патриция



Интересный роман,незатасканный сюжет,приятно читать.
Огненная буря - Уилсон ПатрицияМария
2.05.2012, 13.42





Роман я вно не соответствует названию Никакой бури, тем более огненной, в отношениях героев я не увидела. Сначала честно пыталась читать, потом перескакивала очень много, чтобы добраться хоть до какого-то проявления эмоций. Не советую тем, кто ждет от героев страстных проявлений и тому подобного, что присуще любовным романам. А тем, кому нравятся сдержанность в ЛР лучше почитать Викторию Холт, намного интереснее и захватывающе.
Огненная буря - Уилсон ПатрицияЛиза
6.09.2012, 18.04





А мне понравилось, очень мило и трогательно. Прочитала с удовольствием.
Огненная буря - Уилсон ПатрицияКлэр
11.09.2012, 22.59





Мне понравилось.
Огненная буря - Уилсон ПатрицияКэт
14.11.2014, 12.03





Хорошо. ГГ не принуждает ГГ к сексу, никаой мести и изнасилований. Приятное чтиво.
Огненная буря - Уилсон ПатрицияБибиана
15.06.2015, 13.23





Приятное впечатление осталось после прочтения, с небольшим юмором.
Огненная буря - Уилсон ПатрицияVintik
30.08.2015, 19.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100