Читать онлайн Мрачный и опасный, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мрачный и опасный - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мрачный и опасный - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мрачный и опасный - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Мрачный и опасный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 6

Джейк ушам своим не поверил. Его ошеломило то, как просто она приняла его приглашение. И даже то, что он вторично обратился к ней с этой просьбой. Обычно одного отказа было для него достаточно, а в этом случае, да еще после вчерашней встречи, оставившей на душе горький осадок… Нет, он поло­жительно свихнулся.
Глубоко вздохнув, Джейк осмотрелся в поисках такси для себя и Кэтрин, а когда случайно посмот­рел на другую сторону улицы, взгляд его выловил в толпе знакомое лицо. С тех пор, как Джейк видел это лицо, да и то лишь на снимках, прошли годы и годы. Но он узнал эти светлые, чуть ли не белые, как у альбиносов, волосы, этот надменно вздерну­тый подбородок, этот орлиный нос. И пока он смот­рел на неузнанного знакомца, мозг его работал, как хорошо смазанная машина.
– Я возьму такси…
Слова Кэтрин заставили Джейка опомниться. Он вдруг спохватился, что какое-то время не разгова­ривал с ней, потому что прошлое увело его из на­стоящего.
– Знаете, мне тут нужно еще кое-куда. Не хотите прогуляться со мной? – Тревожный взгляд, кото­рый она бросила на Джейка, окончательно вернул его в настоящее. – Теперь, когда я захватил вас, мне не хотелось бы, чтобы вы снова исчезли, – виновато проговорил он. – Давайте немного пройдемся, а потом возьмем такси.
Подумать только! Он ее захватил! Несколько секунд Кэтрин колебалась, а потом все же кивнула.
– Хорошо.
Самое время ей испугаться, но она не испуга­лась. Что плохого, в конце концов, может с ней случиться здесь, где вокруг такое множество лю­дей? Только вот вновь это забавное ощущение, воз­никшее при его появлении. Бабочки!.. В этом было нечто совершенно непонятное, даже немного шо­кирующее.
– Как вы себя чувствуете? Я имею в виду, как у вас с ногой?
Она вновь удивила его своим ответом.
– Спасибо, гораздо лучше, чем без ноги. Пой­демте. Отчего бы, в самом деле, не пройтись не­много.
Джейку вдруг страшно захотелось ее обнять. Она была такая разная, такая свежая и живая, без ма­лейшего налета фальши. Он наконец успокоился и расслабился. Впервые с той секунды, как увидел на другой стороне улицы того человека.
Попытавшись взять ее под руку, он тотчас испы­тал дурацкое удовлетворение от того, что она от­странилась и пошла сама по себе. Она и действи­тельно была сама по себе, будто принадлежала ка­кому-то другому миру. И в то же время – она рядом. Глазами он следил за тем человеком, что нетороп­ливо шествовал по другой стороне улицы, а мысли его сосредоточились на Кэтрин. Впервые за долгое время он не чувствовал себя одиночкой.
В этот момент его преследуемый остановил так­си, и Трелони вдруг осенило. Он вспомнил, кто этот человек и где, если понадобится, его можно найти. Как только отпала необходимость вести дальнейшую слежку, у Джейка осталась только одна забота – устроить так, чтобы Кэтрин остава­лась с ним до самого обеда. Иначе, только упусти ее, и она опять исчезнет. Он остановил такси, и не успела она глазом моргнуть, как оказалась на заднем сиденье.
– Мне же в другую сторону, – запротестовала она, а Джейк уже сидел рядом и чувствовал себя гак, будто выиграл решительное сражение.
– Заедем на минутку ко мне, тут рядом, а по­том, если захотите, я отвезу вас домой, после чего мы отправимся обедать.
Конечно, это был пустой страх, выпустить ее из поля зрения, он отдавал себе в этом отчет. Но не хотел лишнего беспокойства – гадать, не передума­ла ли она, звонить ей потом, вытаскивать из дому. Нет, если она будет рядом, не придется отвлекаться и он сможет заняться одним неотложным делом. Две тайны сразу – это перебор, а потому срочно надо постараться разгадать хотя бы одну.
– Что вы, Джейк! Только-только прошло время ланча. Сейчас не больше трех. Что мы будем делать все это время?
– Ну, мало ли… Можно сначала сходить в кино или на какое-нибудь шоу, – предположил он, отча­янно желая во что бы то ни стало удержать ее возле себя.
Если она будет постоянно исчезать, он не сумеет выбросить из головы все эти беспокойные мысли о ней. Нет уж, пусть будет рядом, у него нет времени и дальше гоняться за ней.
– Хорошо, – вновь совершенно неожиданно для него согласилась Кэтрин. – Я давно нигде не была, если не считать вчерашнего выхода в галерею.
Джейк с облегчением перевел дыхание. Ему опять показалось, что он выиграл сражение. Да что за войну он ведет? С какой стати он должен все время воевать и выигрывать? Ответа на этот вопрос у него не было, он понимал только одно – ей в конце концов эта война может надоесть, ведь не солдат же она. И он с опаской подумал: как бы это удивительное создание не потеряло терпение. Наверное, все метаморфозы с его настроением и поведением происходят пото­му, что он никак не может поверить в ее реальность. Прекрасная, восхитительная, но нереальная. Это вес­кое основание, чтобы, зацепив ее, уже не выпус­кать из рук. Но вот вчера вечером она показалась ему слишком даже реальной, и это разозлило его. Однако как по-идиотски он вел себя вчера!
– Простите за вчерашнее, – тихо сказал он. – Сам не знаю, что на меня нашло, особенно там, в галерее.
– Вы хотели задеть меня, обидеть. Мы оба хотели обидеть друг друга.
– Почему?
– Не знаю. Да и какое это имеет значение? Я решила, что вы хорошо проведете вечер и ночь.
– Да я ушел сразу же. Даже хотел догнать вас, но , когда вышел, вас уже не было, так что я остался один.
– А я думала… Ведь Ванесса сказала…
– Вы ведь знаете ее. Так что ж придавать такое значение ее словам?
– Вы хотите сказать, что вчера просто ушли от нее?
– Неужели вас это удивляет? – Он повернулся и внимательно посмотрел на нее. – У меня, кстати, как и у вас, было приглашение. Я пошел на эту вы­ставку, чтобы хоть как-то убить время, а вовсе не затем, чтобы встретиться с Ванессой Стоукс.
– Это меня не касается, – быстро проговорила она.
– Тогда перестаньте о ней спрашивать! – Прого­ворил он это таким противным скрипучим голосом, что Кэтрин невольно усмехнулась. Джейк тяжело вздохнул, отвел от нее взгляд и уставился в окно машины. – Вроде я опять угодил лапой в тарелку с кашей, не так ли?
– И даже очень метко. У вас, наверное, хорошее чутье на подобные мишени.
Джейк взглянул на Кэтрин резковато, но та как ни в чем не бывало смотрела в окно. И улыбалась каким-то своим мыслям.
– Простите, – сказал он, смирив свой норов.
– Ничего, не беспокойтесь. Я уже начинаю при­выкать.
– Почему, в таком случае, вы согласились пойти со мной?
Кэтрин лишь пожала плечами.
– И сама не пойму.
Джейк с минуту смотрел на нее. По каким-то причинам она терпит его резкости. А он и в самом деле начал чувствовать себя большим, плохо выдресси­рованным тигром. Наверное, она просто жалеет его, поскольку с большим уважением и любовью отно­сится к животному миру.
– Уйдя с выставки, я все ходил-бродил по горо­ду, – сознался он. – Потом оказался возле вашего дома и решил извиниться за то, что так грубо обо­шелся с вами.
– А сделали еще хуже.
Кэтрин не стала спрашивать его, с какой стати он решил грубо обойтись с ней и почему думает, что у него есть на это право.
– Ну, я не ожидал, что у вас идет такое веселье. Это совершенно выбило меня из колеи.
– Почему? – Кэтрин повернулась к Джейку и очень странно на него смотрела. – Вы же ничего о моей жизни не знаете.
Он хмуро промолчал. Да, он ничего о ней не зна­ет. Просто придумал ее себе, вообразил такой, ка­кой ему хотелось ее видеть. Эта шумная вечеринка совершенно не вписывалась в созданный им образ существа не от мира сего, которое должно вечно бродить в лесах и полянах.
– По правде говоря, то были гости Ральфа, – сказала она, когда его мрачное молчание слишком втянулось. – Он просто переместил всю ораву эта­жом выше, ну и пришлось мне принимать незваных гостей.
Он вновь промолчал, и Кэтрин искоса взглянула на него.
Джейк Трелони немного пугал ее, она не могла не сознавать этого. Но хотя временами чувствовала себя рядом с ним крайне неуютно, что-то в нем страшно ее притягивало. Ей было двадцать четыре года, почти двадцать пять, а она впервые испытывала подобные ощущения.
Скорее всего это происходит потому, уверяла она себя, что ей нравится играть с огнем, и, кстати, такая возможность представилась ей впервые. Он и в самом деле мог убить свою жену. Кэтрин, во всяком случае, не взялась бы утверждать, что он на такое не способен. И хотя тетя Клэр утверждала, что он ни в чем не виноват, достаточно веских причин до­верять ему у нее не было. И все же, так или иначе, она ему доверилась. Возможно, здесь сыграла свою роль прежняя ее мысль, что, будь Джейк Трелони безумным убийцей, у него уже была масса возмож­ностей напасть на нее, а он вместо этого всякий раз старался помочь ей.
Она тихонько вздохнула, и мысли ее обратились к Бэтси Грин. Эта женщина своими маневрами хоть кого доведет до белого каления. Кэтрин, встретив­шись с ней, вынуждена была согласиться на третье­го «Жука Берти», но во всем, что касалось поездки в Корнуолл, была тверда. Она туда ни за что не по­едет. Когда-нибудь – возможно, но сейчас – нет, ни под каким видом.
Такси остановилось в весьма престижном райо­не, и Джейк собрался выходить.
– Мы прибыли, – буркнул он, видя, что Кэт­рин колеблется, следовать ли ей за ним.
– Если вы быстро, я подожду здесь. Или я на этом же такси доеду до дома.
– Кэтрин, вы что, боитесь? – спросил Джейк, заметив, как в ее глазах вспыхивают огоньки раз­дражения.
– Нет, не боюсь!
Он знал, что она говорит неправду, и она дога­далась, что он видит это, поскольку смотрит на нее проницательно и чуть насмешливо.
– В таком случае, чего мы ждем? Пойдемте.
Кэтрин показалось, что он посмотрел на нее немного презрительно, и это разозлило ее. Но так или иначе, а ничего другого не оставалось, как подчи­ниться. Таксист уже посматривал на них весьма по­нимающе и гнусно, будто Джейк подобрал ее на улице. Впрочем, если говорить точно, именно это он и сделал.
Щеки Кэтрин порозовели, и она быстро вышла из машины, отвернувшись от Джейка, который рас­плачивался с таксистом. Она испытывала неловкость. Бабочки, трепетавшие в ней, не улетали, что повергало ее в страшное смущение. Много ли мужских квартир она посетила в своей жизни? Была у Раль­фа и Коллина – но их она хорошо знала, а с Коллином так и вообще была помолвлена.
Кстати, в квартире Коллина ничего плохого с ней не происходило, поскольку она щепетильно держала Коллина в руках, или почти держала. На ночь, во всяком случае, она у него не оставалась. Коллин находил это трогательным, но теперь она знала, что просто не испытывала к нему никаких чувств.
Забавно, но в последнее время она почти не вспо­минала о Коллине. Он как-то безболезненно выпал из ее жизни, а с тех пор, как она встретила Джейка, и вообще испарился из ее сознания. Мрачный и непредсказуемый, Трелони темным облаком наплыл на ее сознание, вытеснив из него все, что там со­держалось прежде.
С этим Джейком у нее вообще было много тако­го, что находилось за гранью ее жизненного опыта. Оглядываясь назад, она припомнила все их встречи и спросила себя, что испытывает всякий раз, стоит ей его увидеть. Сам собою напрашивался такой от­вет, который не просто смутил ее, но озадачил и напугал.
Но вот она добровольно идет в его квартиру – и из-за чего, в сущности? Только из-за того, чтобы избежать скользкого и понимающего взгляда такси­ста, человека, которого она, скорее всего, никогда в жизни больше не встретит.
Швейцар тоже выказал некоторую заинтересо­ванность, но Джейк его просто не заметил. Он мол­ча провел Кэтрин мимо, и скоро они вошли в лифт.
А Джейк в это время мучительно пытался осоз­нать, что именно его беспокоило, так зловеще выг­лянув из прошлого. Нет, пока он ни в чем не был уверен. Боб что-то такое сказал… Но что? Он не ус­пел обдумать его слов, поскольку, выйдя на улицу, почти сразу увидел Кэтрин и все остальное вмиг отлетело на задний план.
Теперь он уже мог соображать, потому что – пусть и временно – она была рядом. Странно, в общем-то, но совершенно очевидно, что когда ее нет, он не может избавиться от мыслей о ней, а теперь… Словом, гораздо удобнее держать ее при себе, тогда она не мешает ему думать и заниматься делом.
Он припомнил разговор с Бобом о разгроме его офиса. Ничего связанного с его заданием у Картера там не было. Да и офисы разоряются сплошь и ря­дом по самым разнообразным причинам. Так поче­му же ему кажется, что это непременно связано с его собственными разработками?
Вот о чем думал Джейк, когда они поднимались в лифте. Значит, никаких записей они не нашли… И вдруг в голову ему неожиданно пришла мысль: они не только записи искали. В кабинете Картера имеет­ся и диктофон, и автоответчик, и Боб не всегда сразу же стирает сообщения, подчас оставляя их прослу­шивание на то время, когда сможет этим заняться. Джейк вспомнил, что он как-то звонил Бобу и, не застав его, оставил на автоответчике одну просьбу… Когда это было? За несколько недель до исчезнове­ния Джиллиан.
Он тогда сказал: «Разузнай мне все, что сможешь, о Джайлзе Ренфрее. Хорошенько покопайся в его прошлом и нарой побольше деталей. На расходы не скупись. Я хочу знать о нем как можно больше. Ка­жется, его история потянет на целую книгу».
Почему бы не допустить, что эта его просьба ос­талась у Боба на автоответчике? Руки у того не дошли или еще что… В таком случае закономерен воп­рос: случайно ли двадцать минут назад он увидел Джайлза Ренфрея, прогуливающегося рядом с до­мом, в котором находился офис Боба? Нет ли тут какой связи?
Да нет! Со времени того разговора прошло слиш­ком много времени. Тут что-то другое…
Когда лифт остановился, Джейк вышел в кори­дор с ключом наготове. Одной рукой он прихватил Кэтрин за талию и чуть ли не внес ее в двери своей квартиры.
– Вот мы и на месте.
То, как он втащил ее в свое логово, чуть было не погнало ее в приступ паники. Похоже, теперь воз­никла реальная опасность. Даже и представить нельзя, что ее здесь подстерегает.
В квартире стояла такая тишина, будто во всем здании больше нет ни одного жильца. Впрочем, это один из тех фешенебельных домов, где звукоизоля­ция совершенна. Так что кричи не кричи, никого не дозовешься. И поэтому, когда он чуть не внес ее в квартиру, игра с огнем уже не казалась Кэтрин за­бавным делом. В уме даже всплыли его дикие слова, сказанные у нее дома: «Может быть, вы моя оче­редная жертва».
А Джейк сразу же повел себя так, будто ее здесь и не было. Он, правда, махнул рукой, приглашая ее пройти в гостиную, но она не настолько иди­отка, чтобы тотчас бросаться туда. Она и вообще пребывала в таком состоянии, что в любой мо­мент способна была выскочить из квартиры и ис­тошными криками звать на помощь. А он даже не посмотрел на нее, сбросил пиджак и, пройдя в гостиную, сразу направился к стоявшему там бюро, встал перед ним на колени и принялся выд­вигать ящики.
Вскоре пол вокруг Джейка был усеян папками и бумагами, но он продолжал вытаскивать все новые, явно что-то среди них выискивая. И тогда, постояв какое-то время, Кэтрин осторожно прикрыла входную дверь и вошла в гостиную. Странно, но Джейк будто забыл о ее существовании. Он за чем-то явно охотился, даже внешне напоминая охотника, иду­щего по следу опасного зверя. Временами он воз­вращался к уже отложенным бумагам и вновь их быстро просматривал. Это, в основном, были старые газетные вырезки, и постепенно, по мере их, просмотра, на лице его появлялось все более ос­мысленное выражение. Наконец он воскликнул:
– Ну ты смотри! Каков выродок! Кто бы мог подумать!..
Кэтрин сделала несколько шагов в глубь комна­ты и стояла, глядя на Джейка. А он все так же не замечал ее. Встал и направился к стулу, держа в руках подшивку вырезок. Но в какой-то момент все же вспомнил, что был не один. Но вместо извинения просто буркнул:
– Не приготовите ли нам чаю?
Кэтрин нашла его выходку просто возмутитель­ной, и все же она ее позабавила. Такое нахально невинное предложение, когда она помирает со стра­ху, опасаясь чуть не за саму свою жизнь. Она на гра­ни истерики, а Джейк Трелони ничтоже сумняшеся производит свои нелепые и неожиданные действия. Как в тот раз, когда он схватил ее и она вмиг оказалась на его жуткой лошади. И сюда, в свою квартиру, он вдернул ее так же бесцеремонно, будто у него есть право делать что вздумается.
С той самой минуты, как она впервые увидела его, Джейк постоянно пугает и страшит ее, держа в постоянном напряжении. Но, несмотря на его уст­рашающую внешность, на эти волосы цвета воро­нова крыла и абсолютно черные глаза, несмотря на этот вид охотника, выслеживающего жертву, Кэт­рин все же находила его забавным. Вот и сейчас она просто рассмеялась.
– Что вас так развеселило? – спросил он, вновь вспомнив о ее существовании.
– Да вы, что же еще. Затащили меня сюда, и я уж думала, что вот-вот нападете…
– Черт! Простите. Я и не подумал, что все это может выглядеть именно так, как вам показалось.
– …а вы вместо этого плюхаетесь посреди гости­ной на колени, – продолжала она свою мысль, – и копошитесь в старых газетах. Потом вдруг предлага­ете мне приготовить чай, будто мы сто лет знакомы и у меня нет других дел, как только готовить вам чай, смирившись с тем, что вы правильнее меня самой распорядитесь моим временем. Ну разве это не смешно?
Джейк опустил на колени кипу вырезок и расте­рянно уставился на нее, с трудом осмысливая все ею сказанное.
– Что, это все действительно выглядит так неле­по? – Он задумчиво почесал в затылке – жест, ко­торого она никак от него не ожидала – и прогово­рил: – Знаете, я… Ну, как вам объяснить?.. Вы будто нарисованы на дальнем плане.
– Как прикажете вас понимать? – ошеломленно спросила Кэтрин.
– Черт, если б я сам знал! Наверное, вы в этом и виноваты. Выглядите вполне реальной женщиной, но вас будто нет. Вы вот стоите тут, на вас совер­шенно ординарное платье, и все же…
– Что плохого вы нашли в моем платье? – воз­мутилась Кэтрин, осмотрев свое темно-синее пла­тье с белым, ажурной вязки лифом, которое весь­ма удачно сидело на ней и очень ей шло. – Я наде­ла его по случаю ланча со своим редактором. Оно красивое и цвет мне идет. Это вам не какое-то ста­ромодное тряпье. Я купила его на Бонд-стрит для особых случаев.
– Да разве я что говорю? Очень красивое платье, – с самым серьезным видом заверил ее Джейк. – Мне нравится. Просто я каждый раз удивляюсь, видя вас в обычной одежде.
Вот и опять она удивила его. Эта вспышка ти­пично женского негодования по поводу недооцен­ки ее платья совсем, казалось бы, не в ее стиле. Од­нако в ней и это было.
– Ах! Так вам больше нравится то платье, в ко­тором я вторгалась на вашу территорию?
Глаза Кэтрин вновь озарились улыбкой.
– Вы его сами сшили?
– Я? Нет, конечно! – Улыбка опять погасла. – Его создала моя приятельница, мы знакомы с ней еще по школе искусств. Она профессиональный мо­дельер. Я пару раз демонстрировала ее модели, и она отдала мне это платье.
Чтобы что-нибудь сказать, Джейк с умным ли­цом сделал отнюдь не умное предположение:
– Видно, она потратила на него не очень много времени.
– Опять ошибаетесь. Такие вещи с ходу не дела­ются. На прошлой неделе она показывала свои мо­дели в Париже. Там было и несколько всемирно из­вестных модельеров. Так что это платье смело мож­но рассматривать как авторскую работу.
Кэтрин пронзила его победным взглядом, и Джейк спросил себя, как это он умудрился ввязать­ся в подобный разговор и, главное, как ему теперь из него выпутаться. В этот момент он не хотел ниче­го, кроме мира. Он и вообще не хотел сейчас разго­варивать. Его голова слишком была занята тем, что он обнаружил. Даже выходить сегодня из дому ему расхотелось.
Он вовсе не шутил, говоря, что она будто нари­сована на дальнем плане, и, хотя тогда не нашел этому объяснения, теперь начинал понимать. Не время сейчас приближать ее и говорить на бытовые темы. Тем более что у него слишком мало знаний для дискуссии о моде. Единственное, что ему нуж­но, это чтобы она находилась от него на таком рас­стоянии, с которого до него будет доноситься ее голос и звуки ее движения.
– Так вы не приготовите чай?
Кэтрин усмехнулась.
– Попробую. Знаете, пока вы занимались своими делами, я посмотрела в окно. Здесь у вас великолеп­ные виды.
– В самом деле? – рассеянно проговорил Джейк, возвращаясь к своим вырезкам.
Услышав через какое-то время ее возню на кух­не, он с облегчением перевел дух. Теперь можно полностью посвятить себя изучению этих пожелтев­ших газетных клочков, которые годами копились у него на всякий случай.
В качестве фигурки на дальнем плане Кэтрин была совершенна. Полностью поглощенный своими де­лами, он в то же время не был одинок. С Джиллиан ему не очень-то нравилось разделять эту квартиру. Он и вообще не особенно любил, когда вокруг тол­кутся люди. Но сейчас с удовольствием, довольно непривычным, ощущал присутствие Кэтрин, выра­жавшееся в звуках, долетающих из кухни. Не было того мертвящего безмолвия, которое обычно царит и его пустой квартире.
Чтение вырезок вернуло его к тому времени, когда он окончил университет и совсем зеленым хрони­кером вошел в мир прессы. Он начинал с новостей. Мог бы так и остаться вечным репортером, но у него появились великие замыслы. Джейк был при­рожденным охотником, он любил охотиться за «сильными» фактами.
И вот однажды его внутренний локатор уловил нечто весьма перспективное. В один прекрасный день он возвратился с ланча в редакцию, а там его ждал человек с рассказом о делах контрабанды. Контра­банда показалась ему не такой заурядной темой, как наркотики или валютные махинации. Кроме того, у визитера была сломана рука и следы побоев на лице. Он пришел, чтобы мстить.
Предметами контрабанды были мебель, меди­цинские препараты и транспортные средства, и все это принадлежало английским вооруженным силам в Германии. В Британии транспортные сред­ства ремонтировались и перекрашивались, препа­раты обретали иную упаковку, а мебель ошкури­валась и заново полировалась, после чего все шло на продажу.
Джейк смотрел на дюжего человека, сидевше­го перед ним, понимая, что это один из преступ­ников. И оказался прав, что подтвердил и сам ви­зитер, правда, с маленькой поправкой: он быв­ший преступник. Заправлял всеми делами некто Ренфрей, капитан Джайлз Ренфрей. И сердитый бывший преступник поведал, что был зверски избит за то, что пытался провернуть кое-какие дела для себя лично.
Редактора, с которым работал Джейк, эта исто­рия не тронула. Он сказал, что у них нет никаких доказательств, и отказался предоставить Джейку возможность поискать эти доказательства. Репорте­ры обычно подчиняются своим редакторам. Но Джейк не пожалел своего собственного времени и набросал кое-какие заметки.
Имя человека, заправлявшего контрабандой, за­стряло в памяти Джейка, ибо тот, кто пустился в столь рискованное мероприятие, заслуживал осо­бого внимания. Джейк даже взял за привычку выре­зать из газет все, что хоть как-то затрагивало этот вид преступной деятельности. Интересно, что никто из этих деятелей ни разу не попался. Создавалось даже впечатление, что дело с контрабандой – чис­тейшей воды мистификация.
Но вот однажды, уже многие годы спустя, это имя вновь напомнило ему о себе, мелькнув на стра­ницах одной известной ежедневной газеты. Джайлз Ренфрей. Без прежнего звания, одно только имя. Джейк прочитал эту статейку с большим интересом. Ренфрей теперь был богатым промышленником, интересующимся политикой и быстро поднимаю­щимся по социальной лестнице.
Имя не особо известное, но запоминающееся, и Джейк цинично подумал, что человеку, наживше­му свое богатство таким способом, следовало бы сменить имя.
Потом, просто из любопытства, Джейк следил за продвижением Ренфрея. Ему интересно было, как можно подняться от армейского капитана, который воровал казенное добро, до капитана большой ин­дустрии?
Сам Джейк тоже не стоял на месте, он больше не работал репортером, собирающим где только можно всякие мелкие новости, а начал писать по­литические романы. Его произведения заворажива­ли читателя документальной интригой, поскольку свою работу автор основывал на богатом опыте по­литического журналиста.
Если не считать его жуткого промаха с женить­бой на Джиллиан, жизнь его, в основном, склады­валась весьма удачно. Но так продолжалось до тех пор, пока он не решил написать роман, основан­ный на реальных фактах из жизни преступника, ко­торый в конце концов взбирается чуть ли не на са­мую вершину власти. Почтенный министр с про­шлым, сокрытым во мраке неизвестности. И Джайлз Ренфрей был первым, кто пришел ему на ум в ка­честве прототипа.
Джейк отложил стопку вырезок и взял чашку с чаем. Чай был холодным.
– А чего вы ждали? – спросила Кэтрин, когда он поморщился и отставил чашку. – Я приготови­ла его полчаса назад, а вы даже к нему не притро­нулись.
Он поднял глаза и увидел, что она стоит у окна и наблюдает за ним. Последние лучи заходящего сол­нца окружили ее голову золотистым ореолом. Зна­чит, она так тихо стояла там, что он опять забыл о ней. Нет, впрочем, не совсем забыл, где-то в под­сознании он ощущал ее присутствие, но это, как ни странно, только помогало ему сосредоточиться на работе.
Она, конечно, спорщица и любит возражать, но обладает способностью растворяться в возду­хе, сливаясь с окружающим. Если бы безмятеж­ность имела человеческое лицо, то это было бы лицо Кэтрин. Очевидно, ей помогают навыки ра­боты, ведь ей подолгу приходится сидеть непод­вижно, выжидая, когда ее маленькие натурщики пожалуют в банку, а потом подробно зарисовы­вая их и вновь ожидая, когда они, без вреда для своего здоровья, выйдут из шока и самостоятель­но удалятся восвояси.
– Приготовить еще чаю? – спросила Кэтрин, осознав, что он только смотрит на нее и ничего не говорит.
Джейк покачал головой и взглянул на часы.
– Нет, спасибо. Мы, кажется, опаздываем на шоу.
– Ничего страшного. Можно сходить и в другой день.
– А вы пойдете? Я имею в виду, в другой день? – Он спросил это так напряженно, что она не удер­жалась от улыбки.
– Почему бы и нет? Я вот тут наблюдала за вами и решила, что вы вполне безопасны. Такой усерд­ный работяга… Тетя Клэр была права, вы не спо­собны причинить вред женщине… – Помолчав, Кэт­рин с усмешкой добавила: – Пока она не действует вам на нервы.
– Джиллиан определенно действовала мне на не­рвы, – проворчал он, вставая со стула и собирая разбросанные по полу бумаги и папки. – Она про­сто органически не могла перестать сиять и светить­ся и двигалась будто комета, сметая со своего пути все мои проблемы. Сам не знаю, как я все это тер­пел.
– А как же вы терпите меня? – лукаво спросила Кэтрин. – От меня ведь одно беспокойство. То на вашу территорию вторгнусь, то своей вечеринкой вас разозлю, и вообще, мало того, что я жертва автодорожной аварии, у меня еще и кот безумно свирепый.
Джейк вновь опустился перед бюро на колени и начал рассовывать бумаги по ящикам.
– Я ведь уже говорил, что вы удачно вписывае­тесь в дальний план композиции.
– Звучит не очень-то комплиментарно. Будто я какой-то обрывок старой декорации.
– Нет, вы смело можете рассматривать это как комплимент. – Он встал и повернулся к ней. – Я не слишком люблю людей. Чаще всего они меня раз­дражают. А в вашем присутствии есть что-то успока­ивающее.
Кэтрин начала собирать чашки.
– Нет, мистер Трелони, не стану я вас благода­рить за такой комплимент. Вы прекрасно можете ус­покоиться, обзаведясь аквариумом с тропическими рыбками.
– Я не люблю рыбу, – пробормотал Джейк, – будь она хоть тропическая, хоть жареная. А вот на вас мне очень нравится смотреть, и, должен при­знаться, это меня самого ставит в тупик, озадачи­вает… – Она лишь усмехнулась и направилась к кух­не, и он, уже громче, ей вдогонку сказал: – Кста­ти, меня зовут Джейк, если вы помните.
– Ну что ж, Джейк так Джейк. – отозвалась она, даже не оглянувшись. – Я это как-нибудь переживу. Мне доводилось слышать имена и похуже.
Джейк не смог удержаться от смеха. Она просто невероятна – и утешительная, и озорная, и уверен­ная в себе. К тому же, когда требуется, вполне дели­катна, а главное, наверняка способна быть добрым союзником в тяжелые времена. В этом он почему-то не сомневался.
Его вновь захлестнула волна неведомых чувств. Он обнаружил, что хочет защищать ее. Если, конечно, ему будет позволено. Она точно знала, как ей жить и что делать, а он… Да ему просто повезло, что она на время согласилась впустить его в свою жизнь…
Ох, куда это его занесло? Джейк хмуро посмот­рел на бюро и пинком ноги задвинул нижний ящик. Какого черта! Что он намерен делать в ее жизни? У него нет никакого желания ходить за ней по пятам и спасать всякий раз, как она собе­рется попасть под автобус или свалиться с обры­ва. Да не хочет он с ней возиться! Тем более, что подчас она способна дьявольски досадить, он уже испытал это на собственной шкуре. Нет уж, спа­сибо…
И все же он чувствовал себя школяром, преис­полненным благодарности к девочке, согласившей­ся прийти к нему на свидание.
– Ну так что, мы идем или нет? – Кэтрин вошла в комнату и слегка нахмурилась. – Если мы собира­емся пообедать, то мне надо переодеться.
– А почему вы уверены, что я не передумал? – спросил Джейк, у которого появилось странное же­лание задеть ее, чтобы еще раз увидеть, как блеснут зеленым пламенем ее глаза.
– Ну, знаете, если вы передумали, это значит, что я из-за вас впустую истратила лучшее для рабо­ты время суток и вернусь домой в прескверном на­строении. В любом случае, мне пора, у меня кот не кормлен.
– А я думал, он у вас на диете.
– Да, можно считать, что на диете. Но сейчас он действительно голоден. Ральфа сегодня целый день нет дома. Галерея на Вестлейк выставляет несколько его работ на пару дней, и он поехал туда, чтобы развесить вещи, а потому оставил кормежку Снеж­ка на меня, зная, что я ухожу ненадолго.
Кэтрин направилась к дверям, и Джейк пошел за ней, вновь воспрянув духом и чувствуя, как к нему возвращается хорошее настроение. Только вот Ральф… Кажется, он является неотъемлемой частью ее жизни – вечно под рукой, то и дело выручает.
– Я думал, что у Ральфа есть собственная квар­тира. Но он, кажется, постоянно проживает в ва­шей.
– Ну, не так уж и постоянно, – игриво ответила Кэтрин. – Иногда он уходит к себе. А вообще, даже Коллин не особенно задерживался в моей квартире Я ценю мою частную собственность и не спешу раз­делить ее с кем бы то ни было, кроме кота.
– Кто такой, к черту, еще этот Коллин? – резко спросил Джейк, открывая перед ней дверь.
– Он был моим женихом.
– Что же помешало ему стать вашим мужем?
Джейк открыл дверь лифта, стараясь говорить как можно непринужденнее и согнать с лица мрачное выражение. А чего он ожидал? Не настолько же он глуп, чтобы не понимать, что у нее было прошлое? Но это, в конце концов, не его дело.
– Пока я лежала в больнице, он встретил другую и честно признался мне в этом.
– Вот скотина! – вознегодовал Джейк, ловя себя на том, что превращает это дело в свое.
Но она загадочно улыбнулась, покачала головой и тихо сказала:
– Нет, он не скотина. Просто слабый, самовлюб­ленный и немного потерянный человек. Я не держу на него зла.
Они спускались в лифте, и Джейк теперь видел ее очень близко. Нет, в своих словах она была не вполне искренней. Вопреки ее утверждению он чув­ствовал: в глубине души у нее затаилась обида на этого негодяя.
– И вас это даже не огорчило?
– Ну, не особенно. Теперь, во всяком случае, нет. Да и тогда… Я ведь была очень больна, так что его признание как-то вскользь прошло. Выжить тог­да было гораздо важнее. А теперь я и вообще стала другой. За последние месяцы я сильно изменилась – изменилась во всем, и в отношении к Коллину тоже.
Кэтрин умолкла, и Джейк не пытался продол­жить щекотливый разговор, но втихомолку радовал­ся, что этот Коллин, кто бы он ни был, выбыл из игры. У него даже появилось сильное желание рас­квасить этому типу нос, причем что-то ему подска­зывало, что Кэтрин возражать против этого акта насилия не стала бы.
В квартире Кэтрин их встретил страшно недоволь­ный кот, находящийся на грани нервного срыва. Он тотчас вскочил на плечо своей хрупкой хозяйки, чуть не опрокинув ее, но когда Джейк снял его от­туда и решительно сбросил на пол, кот просто по­терся о его ноги и замурлыкал. Правда, мурлыканье его напоминало скорее тигриное ворчание, но на­строен он был, похоже, весьма дружелюбно.
– Невероятно! – проговорила Кэтрин, наблюдая за действиями кота. – Ральф как-то раз проделал то же самое, и тотчас жестоко за это поплатился. Сне­жок до крови его поцарапал.
– Бедный Ральф, – сочувственно проговорил Джейк, пытаясь не выказать удовольствия, которое он получил от этой информации, но не удержался и весьма одобрительно посмотрел на кота.
Кэтрин пошла на кухню за кошачьей едой, а Джейк сел на диван и, улыбнувшись коту, кото­рый тотчас прыгнул ему на колени, понизив го­лос, сказал:
– Между нами, приятель, мы должны вытеснить отсюда этого Ральфа. Как животное животного ты не можешь меня не понимать. Вдвоем мы с тобой будем непобедимы.
– С кем это вы там беседуете? Сами с собой? – послышался голос Кэтрин.
– Нет, мы тут с котофеем разговорились, – ус­мехнувшись ответил Джейк. – У нас нашлись общие интересы.
– Смотрите, не шутите с ним. Я несу ответствен­ность за его поведение, потому и предупреждаю вас. Он плохо воспитан, и его терпению очень скоро может прийти конец.
– Слишком поздно, девушка. Момент упущен. Мы уже с ним спелись и прекрасно понимаем друг друга.
Проговорив это, Джейк с сожалением подумал, что хорошо бы ему сначала понять самого себя. От­ношения Кэтрин и Ральфа совершенно его не каса­ются, а он почему-то никак не может с ними сми­риться. Ну что она такое? Странный эльф, мимолет­ная нимфа, случайно запорхнувшая в его жизнь. Ее совершенная красота даже не возбуждала в нем обыч­ных мужских желаний. Он просто спокойно любо­вался ею. Да уж, что ни говори, а Кэтрин славная девушка и имеет право водить дружбу с кем хочет, хоть с Ральфом, хоть с кем.
Во время обеда она выглядела совершенно спокойной и естественной, а когда заметила, что он наблюдает за ней, чуть подняла брови, будто спра­шивая, в чем дело.
– С вами приятно обедать, – заверил ее Джейк. – Когда я приводил сюда Джиллиан, она могла пре­небречь самыми восхитительными кушаньями, тра­тя все свое время на то, чтобы смотреть вокруг.
– Я тоже смотрю по сторонам.
Джейк покачал головой.
– Нет, у вас это совсем другое. Вы просто инте­ресуетесь окружающим. А Джиллиан старалась сде­лать так, чтобы все заинтересовались ею.
– Страшно подумать, – пробормотала Кэтрин. – Да если бы на меня стали обращать внимание, я просто забралась бы под стол.
Какой дурацкий разговор! Джейк еще что-то го­ворил, жалуясь на жену, но Кэтрин слушала его с явной неохотой. Потом, решив хоть немного пере­менить тему, спросила:
– Она красивая?
Джейк ответил не сразу, будто вспоминал, кра­сивая у него жена или нет.
– Да, красивая. Женственная, светлая блондин­ка, очень тонкая и пластичная. Но при этом в ней не было ничего настоящего.
Он нахмурился, поймав себя на том, что гово­рит о Джиллиан, как о покойнице, в прошедшем времени.
– Как это понять – «не было ничего настоя­щего»?
– Ну, она никогда не была просто самой собой. Прожил с ней три года, но ни разу не видел ее естественной и непринужденной. Тщательно вы­веренные позы и движения, неискренние слова… Определенным в ней было только то, что она кра­сивая женственная блондинка. Как существо с жур­нальной обложки – совершенное, но какое-то безликое.
– А мне всегда нравились эти существа на об­ложках, – задумчиво проговорила Кэтрин. – Улыбающиеся, с великолепными зубами и ярко накрашенными губами.
– У вас и у самой великолепные зубы.
– Да, но ведь меня не снимают на обложку журнала.
– Вы совсем не подходите для обложки жур­нала, – внушительно заверил ее Джейк. – Я бы сказал, вы сошли с хорошей иллюстрации ста­рой книги.
– Растрепанной, пожелтевшей и забытой? Да уж, вы определенно знаете, как польстить девушке.
Зеленые глаза Кэтрин смеялись, а Джейк страш­но смутился.
– Я не это имел в виду, и вы прекрасно меня понимаете. Я говорил о том, что вы принадлежите скорее к типу сказочной красавицы. Рыцари и все такое… Ну, словом, вы не современны.
– Ничего подобного – вполне современна, аб­солютно нормальна и прекрасно могу позаботиться о себе. Я вам не какое-то легкое, эфемерное созда­ние. И ни в ком не нуждаюсь, поверьте мне. А уж в рыцарях и подавно.
– А как насчет Ральфа? – спросил он, пронзая ее таким взглядом, будто хотел заглянуть прямо в душу.
– Ральф мой друг.
– А я?
Кэтрин вопросу удивилась.
– Вы? Вы для меня загадка. Я даже не уверена, что хочу закрепить наше знакомство. Я вас не выби­рала.
– Вы меня не выбирали. Зато я вас выбрал.
Его полночно-черный взгляд был так настойчив, что Кэтрин невольно отвела глаза.
– Не понимаю, зачем это вам нужно, – пробор­мотала она немного растерянно.
– Я бы хотел защитить вас от всех напастей, по­тому что вы мне необходимы, – тихо ответил Джейк, и вдруг понял, что это так и есть.
Хорошо бы поместить ее в какое-то надежно защищенное гнездышко и не выпускать оттуда, дабы не потерять. Вот чего подспудно хотелось ему после­днее время.
Мало ему было тайны исчезновения Джиллиан и всех опасностей, связанных с этим, так появи­лась еще одна, которая казалась ему гораздо более реальной, чем тревожное время неизвестности и ожидания ареста. Не исключено, что Джайлз Ренфрей действительно осведомлен о его будущей книге, а это уже серьезно. Тут не поможет книж­ное предварение вроде тех, где сообщается, что «все события и персонажи вымышлены, а все со­впадения – случайны». Наверняка среди читате­лей найдутся такие, что имели или имеют дело с Джайлзом Ренфреем, те сразу сообразят, кто здесь, в этой книге, изображен.
Видно, Ренфрей каким-то образом пронюхал о замысле его книги. И Джейк теперь почти не сомне­вался, что за ним идет постоянная слежка. Так есть ли у него право вовлекать кого бы то ни было в свою жизнь, если это наверняка опасно?
Ох, лучше бы Кэтрин Холден побыть пока в сво­ем гнездышке, потому что у него нет сейчас време­ни по-настоящему позаботиться о ней. Как бы там ни было, у себя дома она в безопасности, а ему, хоть это и грустно, придется на время исчезнуть из ее жизни и даже перестать о ней думать, дабы не навлечь на ее голову беду.
– Не знаю, от кого вы хотите защищать меня. Скорее всего, мне надо защищаться от вас, – спо­койно сказала Кэтрин, чувствуя себя неловко под его напряженным взглядом.
– С моей стороны вам ничего не грозит. Вы же сами сказали, что я могу атаковать людей только в том случае, если они слишком нервируют меня.
– Простите, Джейк, но мне все это не кажется поводом для шуток.
– Не пойму, что вас тревожит. Ведь даже ваш кот доверяет мне.
Джейк вымученно улыбнулся ей, и атмосфера их встречи опять переменилась. Кэтрин явственно ощу­тила, как замирает ее сердце. Она понимала, что не он, конечно, источник опасности. Но какая-то опас­ность явно была, она просто витала в воздухе, сгу­щалась вокруг него, и он, попутно с их разговором, о чем-то все время напряженно думал. Нет, что-то здесь не так.
После того как они побывали у него дома, пове­дение Джейка несколько изменилось. Он как-то весь насторожился, будто готовится к битве с незримым врагом. И кто бы ни был его неприятелем, она бы предпочла оказаться на стороне Джейка и надея­лась, что это так и есть.
– Когда вы просматривали у себя газеты, – тихо сказала она, – то кого-то выругали. Кого?
– Не помню. Смотря по тому, о ком я в тот мо­мент читал.
Странно. Джейк сразу замкнулся. Кэтрин не по­верила его словам и уточнила вопрос:
– Вы еще сказали: «Смотри, каков выродок!» Я прекрасно слышала. Так о ком это?
– Нимфам ни к чему знать, кто, кого и за что ругает, – мягко заверил он.
– Никакая я не нимфа, что бы это в ваших устах ни значило.
– Ну, я просто имел в виду, что теперь вы каже­тесь мне нимфой, изображенной на дальнем плане моей жизни.
– Не могу представить себя в этом качестве.
– Почему? Там, на дальнем плане моей жизни, вы находитесь в полной безопасности.
– Да не хочу я находиться на каком бы то ни было плане вашей жизни!
Тревога Кэтрин все возрастала. Джейк Трелони представлялся ей сильным и властным, и она уже начинала думать, что понимает его, и ощущать, что ей с ним спокойно. Но теперь это совсем другой че­ловек – встревоженный, крадущийся своим путем незнакомец. К тому же он женат, вот уже три года женат. И Джиллиан наверняка вернется к нему, Кэтрин не сомневалась в этом, ибо отказывалась ве­рить, что он способен был причинить своей жене какой-либо вред.
– Слишком поздно, Кэтрин. Вы уже попались, вовлечены в мою орбиту, и я не выпущу вас. Будете всегда кружить вокруг меня, как планеты кружат вокруг солнца. Если даже вы никогда не вернетесь в мой лес, не будете бродить по берегу ручья, если никогда больше не ступите ногой на мою землю, знайте, однажды вы уже сделали это, и теперь обречены бродить там всегда, пока я не выпущу вас.
– Перестаньте, Джейк, это не смешно. Я не хочу выслушивать подобные вещи, – сердито сказала она.
– Почему? Боитесь правды?
Правда? Кэтрин надеялась, что он просто шутит в присущей ему непонятной манере. Но нет, сейчас Джейк не казался человеком, который шутит, он говорил совершенно серьезно, а ей легче было бы думать, будто все это выдумки. Теперь она сожале­ла, что согласилась пойти с ним обедать. И знала, что никогда больше не повторит подобной ошибки. Разве ей мало того страха, который она испытала вчера вечером, когда он появился на пороге ее квар­тиры? Да и сейчас она боится его, от этого никуда не деться.
Джейк подвез ее к дому и тотчас уехал, будто не мог дождаться той минуты, когда сможет наконец вернуться к какому-то своему неотложному делу. И это не очень обрадовало Кэтрин. Она вдруг сильно засомневалась в том, что не хочет больше иметь с ним никаких дел. Ей по душе жить так, как она жи­вет, однако после автокатастрофы она не могла не думать о встрече с кем-то, кто будет гораздо надеж­нее Коллина.
Но разве Джейк Трелони надежен? Вокруг него сгущаются какие-то тучи, он и в самом деле резко переменился, в его жизни произошел какой-то сдвиг, который сделал его совершенно иным. Он явно нервничает, что-то страшно тревожит его, ей даже казалось, что ему не до нее.
Она согласилась отобедать с ним, а ведь внут­ренний голос настоятельно советовал ей отказаться от этого хотя бы из чувства самосохранения. Кэтрин спросила себя, не сама ли она виновата в том, что ситуация сложилась подобным образом. Ответ был очевиден: нет, она ни в чем не виновата. Ведь она не соблазняла, не завлекала его. Напротив… Он увидел ее, когда она подвернула ногу, и преследовал до самой квартиры, даже вторгся к ней, настоятельно предлагая помощь.
Тогда она была совершенно права, отклонив его приглашение. А теперь не только приняла пригла­шение вместе пообедать, но еще до этого, днем, позволила ему затащить себя в его квартиру.
Сегодня, когда она ловила такси и увидела, что он смотрит на нее с противоположной стороны ули­цы, душу ее охватило смятение. Она явно была не в себе, иначе не отпустила бы машину, а, запрыгнув в нее, поскорее от него уехала бы. Поступи она так, он наверняка не стал бы преследовать ее. Но она осталась, будто ожидая дальнейших велений судьбы. Джейк крикнул: «Стойте там, где стоите!» И она покорно, как под гипнозом, повиновалась его при­казу. Нет, видно, и ее вина есть…
Все, что последовало потом, было тревожным и непонятным. Особенно его странное замечание, что он уже обрел ее и теперь сможет удержать на своей орбите.
Что же такое важное, тревожное и опасное про­изошло в его жизни? Он явно что-то узнал, про­сматривая газетные вырезки, она поняла это по его лицу. Недаром же ей показалось, что в нем пробуж­дается азарт охотника, напавшего на след. Джейк Трелони жил в ином, совершенно ей не понятном мире, и Кэтрин чувствовала, что пребывание в этом мире чревато весьма большими неудобствами.
Вообразил ее фигуркой на дальнем плане. А как вообще разговаривает с ней? «Стойте там», «ждите сям», «приготовьте чаю…» Что, он совсем ее за ду­рочку держит? У нее своя собственная, достаточно интересная жизнь, и она не намерена торчать ка­кой-то жалкой фигуркой на дальнем плане чужой картины.
Кэтрин никак не могла понять, что ему от нее нужно. Он смотрит на нее совсем не так, как муж­чина смотрит на заинтересовавшую его женщину. Просто сверлит ее своим нестерпимо пронзитель­ным взглядом, держа в постоянном напряжении, и хочет, кажется, только одного – бежать по своим делам, волоча ее за собой на аркане.
Ну уж нет! В следующий раз, когда он набросится на нее, она так просто не поддастся. Впрочем, нечего дожидаться следующего раза. У нее и своих дел по горло. Вот сейчас надо поехать куда-нибудь, где она сможет поработать над третьей книгой «Жук Берти». Кстати, это прекрасная возможность ускользнуть от его неумолимого аркана.
– Ну что ты на меня так смотришь? – довольно сердито обратилась она к Снежку. – Не надейся, я не дам себя заарканить. Об этом Джейке Трелони я ничего не знаю, да и знать не хочу. – Кот продол­жал вопросительно смотреть на нее, и она, погрозив ему пальцем, добавила: – А если ты будешь сговариваться с ним, то смотри, как бы не пришлось пожалеть. Кстати, не надейся, будто я забыла о том, что тебя надо держать на диете.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мрачный и опасный - Уилсон Патриция

Разделы:
Об автореГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Мрачный и опасный - Уилсон Патриция



Он испытывал странную досаду, что она живет себе здесь, водит знакомство с кем-то, кого по-приятельски называет Ральфом, выходит на ули¬цу, ловит такси, разъезжает по городу и держит чу-довищного кота. И все это в то время, как могла оставаться в лесу, которому принадлежала. Сидеть там со своим альбомом и сиять на всю округу ярки¬ми, просто какими-то солнечными волосами. Разго-варивать с ним в этой своей странной, загадочной манере.
Мрачный и опасный - Уилсон ПатрицияДульсинея
17.01.2013, 14.33





Перевод печальный, столько глупостей нашла, очень хочется прочесть произведение, но манера переводчика раздражает, как твёрдый мел по школьной доске. Есть другие варианты перевода?
Мрачный и опасный - Уилсон ПатрицияИнна
12.09.2013, 10.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100