Читать онлайн Мрачный и опасный, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мрачный и опасный - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мрачный и опасный - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мрачный и опасный - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Мрачный и опасный

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА 15

– Могу я войти?
При том, что Кэтрин знала об этом человеке, ее удивил его бархатистый вальяжный голос. Ко­нечно, он из армейских офицеров, но годы по­святил тому, чтобы приобрести вес в обществе, и время отполировало его, удачливого и богатого бизнесмена. И все же его грязные делишки в про­шлом – да и в настоящем тоже, – его связь с пре­ступным миром оставили на нем неизгладимый отпечаток, которого не могли вытравить ни внеш­ний лоск, ни солидность.
– Тот самый случай, когда гора пришла к Маго­мету? – внешне спокойно спросил Джейк. – Надее­тесь покорить меня одним-единственным добродуш­ным рукопожатием?
– Нам нужно поговорить.
– Я уже все сказал, – с ледяным сарказмом от­ветил Джейк. – Остальное – в газетах. Можете, ко­нечно, пройти, но сразу должен предупредить вас, что единственное слово, которое я хочу от вас ус­лышать, это «прощайте».
Ренфрей вошел в квартиру и, когда Джейк зак­рыл дверь, с интересом осмотрелся.
– Туда? – спросил он, показывая в сторону гос­тиной, где скрывалась Кэтрин.
– Почему бы и нет? – проскрипел Джейк, проходя вперед и открывая дверь. – Наверное, мне стоит расположиться поудобнее, чтобы выслушать ваши предложения.
Кэтрин все же уловила, что какую-то долю се­кунды Джейк находился в затруднении. Не разгова­ривать же, стоя в прихожей – крошечном помеще­нии, где и присесть негде. Вести Ренфрея в свой ка­бинет он тоже не мог, ведь там находилась рукопись. Спальня и кухня не подходят для приема визите­ров, так что, кроме гостиной, вести незваного гос­тя было некуда. Она быстро устроилась в кресле и погрузилась в изучение первого попавшего под руку журнала.
Джейк вошел, ободряюще взглянул на Кэтрин и пригласил войти непрошеного гостя.
– Добрый вечер, мисс Холден, – приятным го­лосом с бархатными обертонами проговорил Ренфрей.
Джейка это дико взбесило.
– Не смейте даже в сторону ее смотреть, иначе я выкину вас отсюда в два счета! – свирепо прикрик­нул он. – Война идет между мной и вами. Никого это больше не касается. Я позволил вам войти в свой дом, чтобы дать возможность поведать мне о ваших дальнейших планах.
– Имею намерение предложить вам три миллиона фунтов за рукопись вашей будущей книги. Я не хочу, чтобы она была издана. Это все.
Прямота Ренфрея крайне удивила Кэтрин, да и сама суть его заявления не могла не ошарашить. Она знала, что Джейк зарабатывает много, не исключе­но, что он и сам теперь миллионер, но прозвучав­шая сумма заставила ее, что называется, разинуть рот.
– Деньги даются мне не просто, мистер Ренфрей, они даются тяжелым трудом, но я зарабаты­ваю их честно, – отрезал Джейк. – И нет таких денег, за которые я продал бы свою честь. Я хочу, чтобы вы покинули страну и, заодно, мою жизнь. Также я хочу знать, что случилось с моей женой.
– Ничего с ней не случилось, живет у меня. Причем сама пришла, я и не думал за ней охотиться. Но женщина, прямо скажем, просто великолепная. – Он взглянул на Кэтрин. – У вас, я вижу, особое чутье на подбор прекрасных созданий.
– Отвечайте, что вы намерены предпринять. О прекрасном у меня и без вас найдется с кем пого­ворить.
– Но разве вы не хотите, чтобы ваша жена вер­нулась к вам?
– Можете оставить ее себе, – холодно сказал Джейк. – Можете даже захватить ее с собой, когда будете уезжать. Единственное, в чем я хочу быть уве­рен, что она в безопасности.
Кэтрин внутренне поникла. Последние слова Джейка задели ее больнее, чем она могла ожидать. Но понятно же, что он беспокоится о безопасности Джиллиан. Кроме того, он не был мстительным и, несмотря на все неприятности, что доставила ему бывшая жена, зла ей не желал.
Ренфрей выждал с минуту, изучающе погляды­вая то на хозяина, то на его гостью, затем спокойно проговорил:
– Вы, я смотрю, имеете здесь все, что хотите, – и он кивнул в сторону Кэтрин. – Я слышал, как вы были разъярены, когда вам показалось, что этой девушке угрожает опасность. Осведомлен я и о том, как храбро бросилась она защищать вас от полицей­ского, который что-то не так сказал.
– Выходит, у вас и в полиции свои люди? – спро­сил Джейк.
– Деньги, мой милый, деньги. Они, как изве­стно, делают все, – ответил Ренфрей с легкой улыбкой. – Так что берите свои три миллиона, и покончим дело миром. К взаимному, как говорит­ся, удовольствию. Я придумаю, как половчее об­ставить появление Джиллиан, и этой истории бу­дет положен конец. Если хотите, я могу даже пе­редать вам ее с рук на руки, чтобы вы могли раз­вестись с ней и жить с той, кто вам приятнее. Джиллиан как-то рассказывала мне, что вы в жизни человек несчастный. Так насладитесь же счасть­ем хотя бы теперь.
– С вашей помощью? – презрительно спросил Джейк. – Нет, мы не нуждаемся ни в ваших грязных деньгах, ни в ваших благих пожеланиях.
Ренфрей пожал плечами и вновь одарил Джейка легкой улыбкой.
– Хорошо. Последний вопрос. Из чистого спортив­ного интереса. Где вы держите свою рукопись? Я был уверен, что где угодно, но только не здесь. Мне ка­залось, что это было бы верхом идиотизма.
– Да уж. Вы вообразили себе, что я способен под­вергнуть мисс Холден опасности, храня рукопись у нее?
– Сознаюсь, я допускал такую мысль. Мои люди, правда, несколько переусердствовали, так что я про­шу у вас прощения, мисс Холден. – Он взглянул на Джейка, который все еще стоял, возвышаясь над ним как темная скала, угрожающая рухнуть. – И все же, мистер Трелони, если не секрет, где же вы дер­жите эту чертову рукопись?
– На дискетах. Одна в банке, другая – у моего адвоката, а третья – у издателя, – ответил Джейк, мрачно усмехнувшись. – И все они знают, что в том случае, если одна из копий будет повреждена или украдена, оставшиеся должны быть немедленно пе­реданы в прессу.
– Ясно…
– Современная технология, что вы хотите. Та­кие, как вы, кого угодно научат осторожности. Ну а теперь – к делу. Я хочу, чтобы вы покинули Анг­лию, и чем скорее, тем лучше. Джиллиан можете забирать с собой, но настаиваю, чтобы вы сделали это открыто. Полиция должна знать, что она здоро­ва и счастлива.
– Что здорова – это я гарантирую. А счастье по­нятие относительное, – пробормотал Ренфрей.
– Ну, с этим у вас проблем не будет. Осыпьте ее бриллиантами, укутайте в дорогие меха, и она бу­дет вполне с вами счастлива.
– Если я покину эту страну, – проворчал Ренфрей.
– Ох, да конечно же вы покинете ее, – заверил Джейк. – Вам ничего другого просто не остается. Я даже несколько дней подожду, мистер Ренфрей, мне спешить некуда. Кстати, наш разговор записан на пленку. Он записывался с того момента, как вы пе­реступили порог моей квартиры. Для надежности я запустил целых три диктофона. Современная техно­логия, что вы хотите, – довольно ехидно повторил Джейк. – Я ведь вам не полиция, у меня было время подумать и все предусмотреть. Так что поищите-ка себе другое место жительства.
– Ол райт. – Лицо Ренфрея впервые явило при­знаки раздражения. – На свете и действительно есть другие страны.
– Вам особенно повезет там, где живут глухие и слепые, – сухо заметил Джейк. – Мои книги, как правило, переводятся на многие языки мира и хо­рошо повсюду раскупаются. Так что, если вы наме­рены опять развить бурную общественную и поли­тическую деятельность, вам придется поискать для этого страну, где книг вообще не переводят. А вот если вы вздумаете остаться здесь, притаиться и за­жить тихой и мирной жизнью, то я напишу еще одну книгу. Но на этот раз не роман, а документальную повесть с указанием имен и прочих деталей. Рискну, как говорится. Пусть потом ваши адвокаты доказы­вают, что я вас оклеветал.
– Послушайте, какого черта вы так на меня взъе­лись? – сердито спросил Ренфрей. – Я вас знать никогда не знал. Не сделал вам ничего плохого. К чему все это?
– Я бы на вас не взъелся, если бы вы с вашим темным прошлым не полезли наверх. И кстати, не собирался в своей книге упоминать ваше имя, хо­тел только использовать кое-какие подробности ва­шей деятельности, о которых узнал будучи еще журналистом. Для придания, как говорится, колорита. Никто бы и не подумал на вас…
– Но Джиллиан сказала…
– Ах, Джиллиан сказала… Ну так благодарите Джиллиан, она нагнала на вас такого страху, что вы задергались, начали непростительно суетить­ся, громить и поджигать неприятеля и все такое прочее. Она положила на вас глаз, а как ей было взять вас за душу? У нее собственные методы до­стижения желаемого. Я сразу почувствовал, что с ее исчезновением что-то не так. Так вот, знайте, всего о моей работе Джиллиан не знала и знать не могла. Повторяю, я не собирался разоблачать вас, пока вы сами не вторглись в мою жизнь. – Он взглянул на Кэтрин. – А главная ваша ошибка в том, что вы вторглись и в ее жизнь. Так что теперь поздно вам спорить со мной и уговаривать меня.
Наконец Ренфрей ушел. Джейк, заперев за ним дверь, вернулся в гостиную, где его с нетерпением ожидала Кэтрин.
– И что он теперь станет делать? – спросила она.
– Одно из двух – или уедет, или уйдет в подпо­лье в ожидании лучших времен.
– А если он не уедет, что будешь делать ты?
Джейк некоторое время молча ходил по ком­нате.
– Точно не знаю. Теперь, когда мы вместе, мне хотелось бы зажить нормальной жизнью. Просто про­сыпаться утром рядом с тобой. Иметь свой дом, пол­ностью очищенный от прошлого, и видеть, как ты сидишь где-нибудь в лесу, у ручья, и рисуешь ка­кой-нибудь глупый цветок или что-нибудь в этом роде.
– А ты уверен, что он не выкинет еще какой-нибудь номер?
– Ну, у него не слишком много возможностей нам напакостить, – серьезно заверил ее Джейк. – Он уже попал в поле зрения прессы. А когда выйдет моя книга, интерес к нему возобновится. Кто-ни­будь из купивших книгу наверняка заинтересуется им, начнет рыться в архивах, выискивать старые газетные публикации, из которых все станет ясно. Думаю, что телевизионщики тоже не откажутся по­гоняться за этим деятелем со своими камерами. Сей­час, когда он понял, что рукопись ему не достать и не имеет смысла доставать, поскольку я хорошо под­страховался, да еще сообщил ему, что наш разго­вор записан на пленку, Ренфрею остается только одно – побыстрей слинять из страны, пока это мож­но сделать незаметно.
И все-таки Джейка явно терзали тревожные мыс­ли. Кэтрин понимала, что не все так просто, как в его объяснениях, но посвящать ее во все тонкости этого дела он, как видно, сейчас не намерен. Что-то беспокоит его. Рано или поздно она узнает, что имен­но, а пока должна просто терпеть и ждать.
– А что насчет твоей жены? – спросила она как бы невзначай.
Джейк резко обернулся на звук ее голоса, и она подумала, что он, вероятно, знает ее лучше, чем она думает.
– Называй ее по имени, – сказал он тихо, – тебе-то она никакого зла не причинила. Теперь, когда она всплыла на поверхность, ты можешь и вообще о ней не думать. – Джейк подошел к ней, взял за руку и заглянул в глаза. – И помни: если я потеряю тебя, то не знаю, что буду делать.
– Ты не потеряешь меня, Джейк, – заверила его Кэтрин. – Я человек постоянный. И потом, – продолжила она с лукавой улыбкой, – как же я смогу прибрать к рукам Пенгаррон, если оставлю тебя?
Кэтрин с гордостью осмотрелась. Высокие стек­лянные двери распахнуты навстречу солнечному свету, и от сумрака, обычно наполнявшего старый дом поместья Пенгаррон, не осталось и следа. Уб­ранство дома почти завершено, благо в части ново­введений Кэтрин не встретила со стороны Джейка никаких возражений.
Он с головой погрузился в завершение рукописи, и не было для него сейчас дела важнее, а то, что на заднем плане слышались признаки присут­ствия Кэтрин – ее распоряжения рабочим, шум переставляемой мебели и прочие звуки, – только помогало ему. Так шли дни за днями, неспешно и деловито.
Джейк, впрочем, никогда не упускал случая об­нять ее, когда она оказывалась рядом, и каждый раз, когда она смотрела на него, отвечал ей нежным взглядом. Словом, он был счастлив. А Кэтрин? Была ли она счастлива?
Сегодня, например, только что закончив наво­дить глянец на большой стол, стоявший посреди гостиной, она вышла в сад, срезала цветы, а потом вернулась в дом и занялась расстановкой их по ва­зам и кувшинам. Особенно красивый, серебряный с чеканкой кувшин, поставив в него самые пышные и красивые цветы, она расположила в центре толь­ко что отполированного стола и теперь удовлетво­ренно осматривала плоды своих трудов. Видя ее в этот момент, всякий сказал бы, что да, эта женщи­на счастлива.
– Ну вот, почти все и закончено, – с улыбкой сказала она тете Клэр. – Без тебя и твоих подруг я вряд ли управилась бы.
– Ох, детка, для нас это было одно удоволь­ствие! – с энтузиазмом воскликнула Клэр. – Уви­деть дом вновь ожившим, а Джейка таким счастли­вым – просто чудесно! – Она сняла фартук и пере­дала его Кэтрин. – Да, детка, забыла тебе сказать, я договорилась с двумя уборщицами, они будут при­ходить рано утром. Обе они хорошие и аккуратные девочки, я их знаю еще со своих школьных времен. Распорядишься, что и как им делать. И не забудь, что вы с Джейком должны прийти вечером ко мне на ужин.
Тетушка распрощалась с ней до вечера, и Кэт­рин стояла в дверях, с улыбкой провожая ее взгля­дом. Интересно, сколько времени прошло со школьных времен Клэр Холден и сколько лет ее «девочкам»? Должно быть, это почтенные толстые матроны.
Она счастливо вздохнула и вернулась в холл на­вести последний глянец на стоящий там столик. Теперь она сможет возобновить свою работу над книгой, поскольку лес вот он – рядом, и ей пред­писано бродить по нему, рисовать что угодно и время от времени попадаться на глаза. Нет, она счастлива, счастлива. Любить Джейка, жить в этом доме, бродить по лесу, дивясь каждому цветку и букашке, – все это наполняло ее дни радостью. А по ночам, в его объятиях, она постигала иные миры, и прежняя жизнь казалась ей чем-то дале­ким, как сновидение.
Здесь к тому же ее семья. Тетя Клэр взяла Джейка под свое крылышко, тот мужественно переносил эту опеку, изредка кривовато усмехаясь в сторону. Но Кэтрин знала, что ему по душе хлопотливое и дея­тельное участие тетушки, поскольку в детстве он этого был напрочь лишен.
Опасность, подстерегавшая их раньше, теперь, казалось, была в прошлом. Ренфрея они даже не вспоминали.
И вдруг, когда Кэтрин хотела пойти переодеть­ся, чтобы отправиться на поиски Джейка, на фоне солнечного света в дверном проеме появился тем­ный силуэт. Ощущение было такое же, как в тот раз, когда она впервые проникла в этот дом, тогда еще чужой, а на пороге появился мрачный и опасный хозяин поместья. Но сейчас очертания фигуры со­всем иные. В дверях возник женский силуэт – строй­ный и прекрасный.
Женщина вошла уверенно и непринужденно, как к себе домой. Еще до того, как глаза Кэтрин справи­лись с сиянием солнечного света, ей стало понят­но, кто это.
В Пенгаррон вернулась Джиллиан.
Кэтрин охватил страх. Жена Джейка была здесь, и ее собственные отношения с возлюбленным вдруг показались ей чем-то незначительным, несущественным и даже постыдным. Он женат на этой женщи­не, она вернулась, чтобы предъявить на него свои права, законные права. Она и в дом вошла, как хо­зяйка.
– Прекрасно, просто прекрасно, – прозвучал ле­дяной голос. – Такие перемены. Когда я была здесь последний раз, все здесь было в таком запустении… Вы от какой фирмы работаете, голубушка?
– Ни от какой фирмы я не работаю, – возму­щенно сказала Кэтрин.
Джиллиан кивнула, прекрасно, судя по всему, зная, кто перед ней. Фраза, скорее всего, была шпилькой, призванной унизить соперницу.
– Ах да, вы, наверное, та девушка, что живет с моим мужем. Это просто невероятно, вы каже­тесь такой юной… и согласились жить с ним в гре­хе. – Холодные голубые глаза насквозь пронзали Кэтрин. – Впрочем, что ж удивительного, он та­кой красивый. Девушки и раньше бегали за ним табунами.
Смущение прошло, уступив место раздражению, вызванному последними словами Джиллиан. Но все же Кэтрин не сразу собралась с духом, сначала ей пришлось напомнить себе, что Джейк любит ее и доказывает свою любовь каждый день, в то время как эта женщина причинила ему в прошлом немало горя.
– Чего вы хотите? – гневно спросила она.
– Не чего, а кого. Своего мужа, конечно!
– И что ты станешь делать с ним, когда полу­чишь? – прозвучал сдержанный голос.
Кэтрин обернулась и увидела Джейка, стоявше­го в дверях холла, около лестницы, ведущей на вто­рой этаж. Он появился бесшумно и просто стоял и слушал, пока не счел нужным вмешаться. С его по­явлением помещение наполнилось какой-то суро­вой мрачностью.
– Я пришла домой, – надменно сказала Джил­лиан, взглянув на него с язвительной улыбкой.
– Домой? Ты провела здесь одну-единственную ночь, и ту умудрилась обезобразить скандалом. – Его голос становился все ниже. – К тому же, насколько я помню, ты мертва, Джиллиан.
Эти его слова прозвучали так страшно, что у Кэтрин кровь в жилах застыла. Впрочем, она все­гда знала, что он способен защитить свое логово, а теперь оно и в самом деле подвергалось опасно­сти.
– Это угроза? – резко спросила Джиллиан. – Ты угрожаешь мне убийством? И все потому, что ты…
– Общественное мнение склоняется к тому, что я уже убил тебя, а потом закопал неведомо где, – вкрадчиво проговорил Джейк. – Так, может, не стоит разочаровывать общество, доказывая ему, что оно ошибается?
– Джейк! – воскликнула Кэтрин, с ужасом гля­дя на него. – Джейк! Что ты говоришь!
Он подошел и обнял ее за плечи.
– Да не пугайся ты так, нимфа, – сказал он тихо. – Я же еще не сошел с ума, чтобы начать уби­вать красивых женщин. Иди в сад, я сам тут с ней разберусь.
Кэтрин с большой неохотой покинула дом. Ей было не по душе состояние Джейка, его настрое­ние, а главное, не нравилась эта женщина, возник­шая, как призрак, из мрака неизвестности. Зачем она вернулась? Чего хочет? Действительно ли яви­лась предъявить свои права на Джейка или тут что-то другое?
Она вышла в сад и неторопливо направилась в сторону моря, напрягая слух в ожидании какого-то шума, криков, но слышала только гулкий стук соб­ственного сердца.
А в доме происходило вот что. Джейк с отвраще­нием посмотрел на свою жену и спросил:
– Надеялась, что если исчезнешь, то меня арес­туют?
– Что-то в этом роде, – беззаботно прощебетала она. – Заинтересовалась Джайлзом, он показался мне весьма перспективным. Богатый, благовоспитанный… А Джайлз решил, что мое исчезновение поможет остановить тебя в твоем рвении, ну, я книгу имею в виду. Ему не очень хотелось, чтобы она вышла в свет. В любом случае, дорогой, ты и без того достаточно богат, так что одной книгой больше, одной мень­ше… Все, что от меня требовалось, тихо пересидеть какое-то время. И потом, знаешь, Джейк, ты мне не пара. – Она скептически осмотрела его с головы до ног. – Волосы длинные, кожа темная, вечно за­нят, да и вообще какой-то дикий и неотесанный.
– Да уж, полуприрученный зверь… Кэтрин меня так называет.
– Однако же тебе удалось притащить ее сюда. Но поверь моему глазу, с ней тебе тоже не будет удачи.
– Ошибаешься, – спокойно сказал Джейк. – Между тобой и Кэтрин огромная разница. Она забо­тится обо мне. И готова сражаться рядом со мной и за меня.
– Джайлз говорил, что она хорошенькая, – про­бормотала Джиллиан, отвернувшись к окну и глядя на идущую к морю Кэтрин. – Странно… А я слыша­ла, что она хромоножка.
– Нет, как видишь. Но давай поговорим о тебе. Что ты намерена делать? Останешься здесь или уедешь?
– Джайлз хочет, чтобы я ехала с ним. Но тащиться черт знает куда, за тридевять земель…
Говоря это, Джиллиан шарила цепким взглядом, внимательно осматривая все вокруг. Джейк не спус­кал с нее глаз, поскольку ни на йоту не доверял этой женщине.
– Тебе повезло. А я уж было подумал, что он бросит тебя, особенно теперь, узнав, как здорово ты его надула. Фактически ты подвела его под мона­стырь. Впрочем, не сомневаюсь, ты выкрутилась бы еще и не из такой переделки. Ну что ж, свяжешься теперь с преступным миром. Это, возможно, пока­жется тебе весьма интересным.
Да нет, не хочу я забиваться с ним в какую-то Богом проклятую дыру, – возразила Джиллиан. – У меня другие планы и другие возможности. Если ты хочешь жить с этой чудачкой, я могу дать тебе раз­вод, но возьму за это половину твоего состояния.
– Да, ты угадала, я хочу жить с этой чудачкой, как ты ее называешь. – Джейк усмехнулся. – Но ты, кажется, кое о чем забыла. Ведь ты же покойница, я убил тебя. А если нет, то остается одно – все это время ты жила с Ренфреем и скрывалась у него, выжидая, пока меня зацапает полиция. Мечтала, действуя исподтишка, наложить руки на мое состо­яние, заставив меня бросить все дела и сражаться с тобой до последнего издыхания.
– Ренфрей, может, еще и не покончил с тобой, – злобно сказала она, – он от своего не отступится, не такой он человек.
– Ему, этому преступнику, сейчас только до себя. Да и что он мне сделает? Если и зарежет на боль­шой дороге, книга все равно выйдет. А улики против него там настолько существенные, что его мо­гут и арестовать.
– А если что-нибудь случится с твоей рыжей? – презрительно спросила Джиллиан, указав в окно. – Что ты тогда запоешь?
Кэтрин вышла из сада там, где он ближе всего подходил к морю. Ее рыжие волосы развевались на ветру, как и просторное платье, а глаза были уст­ремлены на вечную игру прибоя, набегающего на прибрежную гальку.
– Тогда я просто убью его, – жестко ответил Джейк, глядя на Кэтрин. – В ней вся моя жизнь, и, кроме нее, терять мне нечего.
– Ты просто идиот! – прошипела Джиллиан. – Никто не сможет выдержать тебя слишком долго.
Зазвонил телефон, и Джейк, бросив на жену уг­рожающий взгляд, пошел в гостиную. А Джиллиан, оставшись одна, вдруг резко отвернулась от окна и, поджав губы, направилась к выходу.
– Так, значит, милочка, вам удалось приручить его?
Когда эти издевательским тоном сказанные сло­ва прозвучали за спиной Кэтрин, та вздрогнула, по­скольку не слышала, как подошла Джиллиан, од­нако с ответом не задержалась:
– Что его приручать? Достаточно любить его та­ким, как он есть.
– Значит, вы просто дура, – грубо сказала Джил­лиан. – Джейк всегда был и будет безвылазно колу­паться в своей работе. Человек он, может, и несча­стный, но спасается не женщинами, а замкнувшись в себе, ничего, кроме работы, не видя и рыча на всех подряд, люди боятся его. Какой-то мрачный от­шельник, не способный находиться в обществе и жить по его законам.
– В таком случае, мы с ним друг друга стоим, – заверила ее Кэтрин, глядя на море и безмятежно улыбаясь. – Я сама такая же. Люблю уединение, люб­лю бродить по лесу, стоять над обрывом и смотреть на море…
– Так и упасть недолго, – заметила Джиллиан.
В ее голосе Кэтрин послышалась явная угроза. Она посмотрела вниз, на камни – ведь стояла она почти на краю обрыва, – и поняла, что хотя падать тут недалеко, но выжить вряд ли удастся.
Опасность находилась рядом, и Кэтрин чувство­вала это. У нее возникло такое ощущение, будто она слышит мысли Джиллиан Трелони, а потому на­пряглась, приготовившись к нападению.
– Не прикасайся к ней! – раздался резкий голос Джейка.
Он тоже приблизился неслышно, и Джиллиан, обернувшись, испуганно смотрела на его грозное лицо.
– А кто к ней прикасается? – слишком быстро проговорила она, выдавив из себя улыбку. – Если бы я что задумала, то давно бы уже сделала это. Ты бы и ахнуть не успел.
– Да я бы тебя саму отсюда сбросил, – сказал Джейк, и Джиллиан побледнела.
– Ну, я пойду.
Она повернулась, чтобы уйти, но Джейк схва­тил ее за руку.
– Нет, постой, – тихо приказал он, – Ты еще не все знаешь. Ведь я видел, как ты появилась в поместье, и вначале только потому оставил Кэт­рин на пару минут одну, что ходил звонить в по­лицию. Они только что перезвонили и сказали, что наряд выслан и с минуты на минуту будет здесь. Так что тебе придется дождаться их прибытия, а до тех пор я не спущу с тебя глаз. Полиция весьма интересуется тобой. Они просто жаждут расспро­сить тебя, где ты пропадала и по какой причине. Они ведь не отвяжутся, пока не выведают все, что им нужно. Но у тебя есть еще несколько минут, чтобы обдумать свои будущие ответы. Иди в дом и не пытайся бежать, иначе мне придется связать тебя. – Выпустив ее и протянув руку Кэтрин, он добавил: – Идем, любимая.
Джиллиан не посмела ослушаться грозного при­казания Джейка и покорно поплелась к дому.
Вскоре прибыла местная полиция, а вслед за ними появился и инспектор Харрисон.
– Как, к черту, вы здесь оказались? – удивился Джейк, завидев своего мучителя.
– Я в отпуске, мистер Трелони. А здесь такие прелестные места. Остановился в нескольких ми­лях от вас. И случайно оказался в участке, когда вы звонили.
Джейк пожал плечами. Он не поверил ни одному слову инспектора. Ищейка, оказывается, сидела у него на хвосте, когда он думал, что свободен и сча­стлив.
– Ну и хорошо, можете получить теперь пропа­жу, – сказал он, указав на Джиллиан. – Не сомне­ваюсь, что она сумеет придумать историю, а уж ве­рить ей или нет – дело ваше. Но с меня, надеюсь, будет снято наконец подозрение.
– Ох, да никто и не подозревал вас, мистер Тре­лони. Мы не так тупы, как о нас принято думать. Вашу супругу после той ночи, как вы уехали в Лон­дон, подхватила машина, весьма породистая, заме­чу, машина – «роллс-ройс». Один из местных поли­сменов заметил ее и записал номер. Но мы, выяс­нив, чья она, попросили его пока молчать, посколь­ку уже не первый год следим за Джайлзом Ренфреем, да только вот он никогда ни на чем не попадался. Сомневаясь в том, что миссис Трелони жива, мы – не особо надеясь на успех – допросили Ренфрея, но он только пожал плечами, призвал своего шофера, а тот сказал, что просто подкинул какую-то дамоч­ку до железнодорожной станции, но кто она и что она, понятия не имеет. Этот Ренфрей очень скольз­кий тип и весьма осторожный. Ну а теперь, когда вы здорово его достали, мы ждали, что он как-то про­явит себя, ведь за ним и кроме пропажи вашей жены кое-что числится.
Ну и ну! Оказывается, ищейки способны произ­носить целые монологи, подумал Джейк и сердито сказал:
– И все это время вы позволяли мне думать, что…
Но инспектор не дал ему договорить.
– Поймите, мистер Трелони, это было необхо­димо. – Он печально покачал головой, и выраже­ние скорбной ищейки вернулось на его лицо. – Увы, иначе мы поступить не могли. Упустить та­кую прекрасную возможность схватить его за руку было бы непрофессионально. Этот человек чуть не в премьер-министры нацелился. Надеюсь, вы по­нимаете, как осторожно мы должны были действо­вать?
– Да, инспектор, мы все понимаем, – резко вме­шалась в разговор Кэтрин. – Теперь только дурак не поймет, что с вашей стороны это была лишь улов­ка, но лучше бы вы своевременно посвятили во все Джейка.
– Он одиночка, мисс Холден, а одиночки не­предсказуемы. – Собравшись уходить, Харрисон добавил: – Мистер Трелони, надеюсь, я получу экземпляр вашей книги, когда она выйдет в свет?
– О, конечно, – миролюбиво отозвался Джейк. – В любой книжной лавке. Фунтов за девятнадцать, не больше.
– Джейк! – Кэтрин разразилась смехом и хлопнула его по руке. Затем повернулась к инспектору. – Не бес­покойтесь, я позабочусь о том, чтобы вы получили свой экземпляр. Вы предпочитаете с автографом?
– Хорошо бы, мисс Холден, куда как бы хоро­шо. – Он улыбнулся ей, любезно кивнул Джейку и вышел, пробормотав себе под нос: – Жена будет просто счастлива.
Джейк проводил его удивленным взглядом.
– Я не ошибаюсь? Он что, в самом деле улыб­нулся? И что-то пробурчал о жене… Неужели у та­ких типов бывают жены? Вот уж воистину несчаст­ная женщина, будь я проклят!
Кэтрин не смогла удержаться от смеха. Ей было так покойно и радостно, что веселье просто пере­полняло ее.
– Интересно, сколько людей скажут обо мне то же самое? – бездумно воскликнула она.
Джейк зарычал на нее и, подкинув в воздух, дер­жал над головой, глядя в ее смеющиеся зеленые глаза.
– Они никогда не узнают об этом, – хищно про­говорил он. – Я просто не позволю тебе выходить из дому.
– Ну, Джейк, спасибо! Это ты здорово приду­мал, – сквозь смех пробормотала она.
Кэтрин и Джейк принимали гостей.
На лужайке перед домом стоял большой стол, и гости расселись вокруг него на плетеных садовых стульях. Тетя Клэр пришла задолго до ланча, а Ральф со своей Рози Каммингс приехал в Корнуолл нака­нуне вечером, Рози, одетая в нечто легкое и летя­щее, на фоне морского пейзажа смотрелась просто восхитительно, а Ральф и вообще напоминал одно­го из местных рыбаков.
– Значит, все кончилось благополучно? – поин­тересовалась Клэр.
– Полицейские увезли Джиллиан, освободив нас от ее общества, – сказала Кэтрин. – Кажется, они здорово сердиты на нее, ведь своим исчезновением она доставила им кучу хлопот и ввела в немалые расходы. Так что, думаю, теперь ей придется нелег­ко, очень даже нелегко.
– Да, видно, быстро ей не выпутаться, – согла­сился Ральф, искоса поглядывая на Джейка. – Ин­тересно, что она им скажет? Сошлется на потерю памяти?
Джейк одарил его одобрительным взглядом.
– Кажется, ничего другого ей и не остается. Ког­да они приехали, она уже что-то в этом роде бормо­тала. А вот если она впутает в дело Ренфрея, то ей придется гораздо хуже. Но, думаю, у нее хватит ума помалкивать о нем. Не сомневаюсь, что за молчание ей обещано хорошее вознаграждение.
– Да он же покинул страну! Разве вы не знае­те? – пылко воскликнула тетя Клэр. – Это показы­вали по телевизору, мы с миссис Пенгелли видели. Он чуть не бегом бежал через зал аэропорта, а за ним тащилась целая орава телевизионщиков и га­зетчиков с камерами и микрофонами. Я еще поду­мала: куда, интересно, он полетит?
– Не сомневаюсь, что куда-нибудь, где поглу­ше, – высказался Ральф. – Интересно, Джейк, а что он будет делать дальше? Отлежится на дне, а потом вернется?
– Не такой он идиот, чтобы возвращаться, – про­бормотал Джейк. – Ох, меня до сих пор трясет от злости, стоит о нем подумать.
– Пожалуйста, Джейк, успокойся, – мягко ска­зала Кэтрин, тронув его за руку. – Не забывай, что у нас гости.
Он улыбнулся и накрыл своей лапой ее малень­кую руку. Кэтрин, как видно, продолжала приру­чать его.
Клэр посмотрела на Джейка, потом на племянницу и удовлетворенно улыбнулась. Все складыва­лось весьма удачно. Как она и говорила вчера Джин Пенгелли, Кэтрин будет жить теперь почти радом с ней, и молодые, похоже, счастливы. Вот и оправда­лись ее надежды на то, что старое поместье Пенгаррон вновь огласится звуками жизни. Но главное, Джейк и Кэтрин обзавелись своим собственным гнез­дышком. И лучше всего, похоже, они чувствуют себя вдвоем.
– Интересно, а где же все это время отсижива­лась Джиллиан? – спросила Рози.
– Точно мы никогда этого не узнаем, – ответил Джейк. – У Ренфрея масса возможностей, ему не составляло труда надежно ее спрятать. Не представ­ляю только, как Ренфрею удавалось так долго дер­жать ее вдали от ярких огней светской жизни.
– А я вот все думаю, кто же это в тот день следил за мной здесь? – задумчиво проговорила Кэтрин. – Помнишь, Джейк, я тебе рассказывала. Мне всегда казалось, что это была Джиллиан.
– Не исключено, – сказал Джейк. – Она могла приехать сюда, чтобы обыскать дом. Вероятно, у нее был ключ. Она всегда умела заполучить то, что мо­жет ей пригодиться в дальнейшем.
– Как вспомню – мороз по коже. – Кэтрин даже слегка передернуло. – Может, она и не одна была… Хорошо еще, что они не погнались за мной.
– Скорее всего, тогда они еще не знали, кто ты такая, – заметил Ральф.
– Действительно, дорогая, сама подумай, ну уви­дели они какую-то художницу, которая осматрива­ет окрестности… – подала голос тетя Клэр. – Стали бы они за ней гоняться, если и сами сюда тайком пробрались.
– Да уж… – пробормотала Кэтрин. – Только я слишком быстро улепетывала, так что вряд ли они успели заметить, что я художница…
– Ты, вероятно, спугнула их, – усмехнувшись, сказал Джейк. – Как на следующий день и меня ис­пугала.
В этот момент из дома появился Снежок и с боль­шим достоинством начал шествие по газону.
– Нет, какой все-таки огромный кот, – прого­ворила Рози, с тревогой поглядывая на это, с по­зволения сказать, домашнее животное.
– Ну, это он еще похудел, – задумчиво прого­ворил Ральф, бросив критический взгляд на сво­его старого приятеля. – Его, очевидно, тоже при­ручили, но не пытайся проверить это. Он призна­ет только Кэтрин и Джейка. К тому же тут, в де­ревне, у него наверняка пропали те небольшие задатки цивилизованности, которые он имел в городе.
– Они все в этой компании, я вижу, друг друга стоят, – довольно проворчала тетя Клэр. – А что вы собираетесь делать теперь?
– Первым делом поженимся, как только будет оформлен развод с Джиллиан, – твердо сказал Джейк. – Все необходимые бумаги уже подготовле­ны. Так что теперь это лишь вопрос времени. А пока поживем здесь, наслаждаясь природой и жизнью в любви.
– Кэтрин, а как же с твоей квартирой? Раз уж вы решили перебраться сюда, ты, наверно, захо­чешь продать ее? – спросила Рози.
– Нет! – в один голос ответили Джейк и Кэт­рин.
– Должно же быть у нас в Лондоне пристани­ще! – продолжила Кэтрин. – Вот Джейк от своей квартиры откажется. Это же просто безумие, тра­тить деньги на ее аренду, когда есть собственное жилье.
– Решила за меня, – проворчал Джейк, с удив­лением взглянув на Кэтрин. – Впрочем, мне нра­вится у нее. И потом, там внизу прелестный мага­зинчик, и люди вокруг неплохие. Один наш сосед чего стоит!
Ральф с достоинством кивнул ему и ничего не сказал, считая, что комплимент вполне заслужен. Звонил, к примеру, на днях Коллин Чалмерс и разговаривал просто недопустимым тоном. Но Ральф быстро остудил его, пригрозив Джейком Трелони, который разорвет в куски всякого, кто посмеет приблизиться к Кэтрин. Так он даже и рассказывать об этом не стал, чтобы лишний раз не огорчать Кэт­рин.
И все же похвала Джейка весьма порадовала Раль­фа и успокоила его, ибо он до сих пор испытывал неловкость при воспоминании о том, за какого ди­кого зверя принял Джейка Трелони при первой их встрече. Что, впрочем, и неудивительно. Но глав­ное, Джейк признал соседа Кэтрин и по заслугам оценил его.
Позже, после ужина, Джейк и Кэтрин долго стояли у окна спальни, наблюдая, как солнце са­дится в море. Снежок сидел рядом с ними, на по­доконнике, и в глазах его горели отсветы вечер­него неба.
– Прижился, – кивнула на него Кэтрин. – Ему, видно, здесь понравилось.
– Как и мне. – Джейк обнял ее и привлек к себе. – Сколько раз я собирался избавиться от этого дома, вычеркнуть из своей памяти вместе с прошлым, забыть обо всем. Но все почему-то отклады­вал. – Он поцеловал ее в макушку. – А потом появи­лась ты и нарушила весь сценарий, поскольку я сра­зу увидел, как тебе подходит эта местность. И ты ей. У меня такое ощущение, что ты всегда принадлежа­ла этому дому, саду и роще.
– Ты счастлив, Джейк? – тихо спросила она.
– Счастливее не бывает, я, во всяком случае, никогда не был так счастлив. Я люблю тебя.
– Прежде ты мне этого не говорил.
Джейк теснее прижал ее к себе.
– Ты и сама всегда знала это, хотя я почти ниче­го тебе не говорил.
– Я тоже тебя люблю.
– И я знаю это, любовь моя. А теперь нам так хорошо вместе, что даже дом радуется за нас.
– Мне этот дом всегда нравился. И я часто представляла, каким он мог бы стать. Я хотела сде­лать его таким, чтобы ты был в нем наконец сча­стлив.
Они долго стояли молча, наблюдая гаснущие краски заката. Потом Кэтрин сказала:
– Скажи, а почему ты в тот раз решил, что Джил­лиан хочет сбросить меня с обрыва?
– Не знаю, – Джейк пожал плечами. – Помню только, что, когда я увидел, как близко она к тебе стоит, у меня просто сердце оборвалось.
– Да, похоже, она думала об этом, – задумчиво промолвила Кэтрин.
– Откуда ты знаешь?
– Инстинкт подсказал. Я же говорила тебе, что у меня сильно развиты инстинкты. Но я приготови­лась к ее нападению. Так что не о чем тебе было беспокоиться, сама бы справилась.
– Ох! ох! Поглядите на нее, она бы справилась! Интересно, каким же образом? – спросил Джейк, заглядывая в глубину зеленых ведьмовских глаз.
– Ну, ты же знаешь, соображаю я быстро, – серьезно ответила Кэтрин. – Я напряглась и ждала, когда она двинется в мою сторону, а потом просто немного отодвинулась бы и подставила ей ногу, так что вместо меня вниз полетела бы она сама.
Джейк изумленно уставился на нее и заговорил не сразу.
– Порой ты меня ужасаешь, – тихо проворчал он.
– Я много раз видела такие штуки по телевизо­ру, – сказала она сердито. – Это всегда срабаты­вает.
Джейк взял ее за руку и отвел от окна, на лице его все еще оставалось недоуменное выражение.
– Пойдем-ка лучше в постель, – шепнул он. – Это единственное место, где я точно знаю, как ты будешь себя вести. Во всех других местах ты просто безумная.
– Нет, я не безумная, а красивая, талантливая и храбрая, ты сам говорил!
– Помню! – пробормотал Джейк. – Но забыл тогда пояснить, что все эти превосходные качества проявляются лишь тогда, когда я сжимаю тебя в своих объятиях. А во всех остальных случаях ты про­сто лесная нимфа, от которой неизвестно чего ждать.
– Думаю, что не раз еще удивлю тебя, – пригро­зила Кэтрин, и он подхватил ее на руки.
– Ты всегда будешь меня удивлять, любимая, – нежно шепнул Джейк. – Пойдем в постель, займись скорее моим приручением.
Кэтрин обняла его за шею и с улыбкой глядела в его любящие полуночно-черные глаза.
– Я постараюсь, – заверила она его. – Хотя это непросто – характер не переделаешь.
– Мы будет над этим работать, – пообещал Джейк. – Все в наших руках, надо лишь проявить терпение.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Мрачный и опасный - Уилсон Патриция

Разделы:
Об автореГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Мрачный и опасный - Уилсон Патриция



Он испытывал странную досаду, что она живет себе здесь, водит знакомство с кем-то, кого по-приятельски называет Ральфом, выходит на ули¬цу, ловит такси, разъезжает по городу и держит чу-довищного кота. И все это в то время, как могла оставаться в лесу, которому принадлежала. Сидеть там со своим альбомом и сиять на всю округу ярки¬ми, просто какими-то солнечными волосами. Разго-варивать с ним в этой своей странной, загадочной манере.
Мрачный и опасный - Уилсон ПатрицияДульсинея
17.01.2013, 14.33





Перевод печальный, столько глупостей нашла, очень хочется прочесть произведение, но манера переводчика раздражает, как твёрдый мел по школьной доске. Есть другие варианты перевода?
Мрачный и опасный - Уилсон ПатрицияИнна
12.09.2013, 10.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100