Читать онлайн Мрачный и опасный, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мрачный и опасный - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мрачный и опасный - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мрачный и опасный - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Мрачный и опасный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 14

Джейк подхватил Кэтрин, поднял с постели и по­нес к двери.
– Куда мы? – растерянно спросила она.
– Под душ. Ох, как мне хотелось этого вчера, как я жалел, что не был вместе с тобой под душем. Ты вышла оттуда вся такая шелковая и жаркая… Сми­рив себя, я так страдал. А теперь мне не надо ни смирять себя, ни страдать.
Кэтрин неожиданно захлестнула новая волна стыдливости…
Джейк включил душ, а затем поставил ее в ван­ну и подтолкнул под горячие сильные струи воды. Кэтрин попыталась увильнуть, вся съежилась, зак­рылась руками, и Джейк, удивленно посмотрев на нее, увидел, что лицо ее залито румянцем.
– Я не могу!.. – задохнулась она. – Это так… так бесстыдно.
Он расхохотался и, обняв ее, встал рядом с ней под душ.
– Милая, разве это не я рядом с тобой? Неуже­ли ты меня стесняешься?
Она ничего не ответила. Вода омывала ее, лаская кожу, смачивая волосы, сбегая по лицу, а когда Джейк приблизил Кэтрин к себе и стал отодвигать мокрые пряди, чтобы заглянуть ей в глаза, у нее перехватило дыхание. Не успела она возразить, как он начал намыливать ее, осторожно действуя своими огромными руками, и делал это так любовно, что смущение вскоре оставило ее и она доверчиво отдалась его заботе, испытывая невероятное удоволь­ствие.
– Кэтрин, – говорил он, смывая с нее мыльную пену, – без тебя мне нет жизни. Почему, почему я позволил тебе уйти из леса, когда ты появилась там первый раз? Мы бы уже давно были вместе, ведь в глубине души я сразу почувствовал, что ты принад­лежишь тем местам, и всегда будешь принадлежать им, а они принадлежат мне – со всем, что в них содержится.
Всегда. Слово это звенело в ее ушах, и она благо­дарно обняла его. Но может ли счастье длиться все­гда? Она не могла себе представить, что с ней бу­дет, если Джейк оставит ее. Однако у него где-то есть жена, невероятно красивая женщина. Кэтрин издала слабый стон, и он теснее прижал ее к себе, воспламеняясь от прикосновения к ее телу…
На следующий день, проснувшись, Кэтрин уви­дела, что она одна, и мгновенно возникшее ощу­щение потери повергло ее в уныние, которому в последнее время она так легко поддавалась. Да и как поверить, что счастье и в самом деле пришло к ней? Она и не ожидала никакого счастья, не ожидала вообще ничего хорошего от встречи с Джейком. Ка­ким-то волшебным образом она переместилась на миг в неведомый мир, но это был его мир, только его… Ее нежный рот дрогнул, и она лежала, не смея пошевелиться и уповая на чудо.
И чудо произошло. В спальню вошел Джейк.
– Что с тобой? – спросил он, перехватив ее странный взгляд.
– Ничего.
Кэтрин отвернулась, не в силах смотреть на него, боясь, что глаза могут выдать пережитый ею страх. Но было слишком поздно. Джейк уже видел, как она посмотрела на него.
– Ты сожалеешь о прошлой ночи?
В голосе его она услышала такой силы отчаяние, что это сразу заставило ее обернуться.
– Нет, Джейк, нет! Я ни о чем не сожалею.
– Значит, ты решила, что я оставил тебя, – за­думчиво предположил он. – Подумала, что я соблаз­нил тебя, а теперь решил сбежать. Кэтрин, неужели ты не доверяешь мне?
– Доверяю, Джейк! – воскликнула она, стара­ясь удержать слезы. – Просто не могу во все это поверить… Тебя не было здесь, и я испугалась. По­думала, что ничто прекрасное не длится слишком долго.
– Ох, Кэтрин! – Он приподнял ее и прижал к себе. – Ты говоришь, что это было прекрасно? Но я ведь тоже так думаю. А ты вообразила, что я могу оставить тебя? Да я с первой нашей встречи только и думаю о тебе.
– Ты женат, – напомнила она ему и тяжко вздох­нула. Казалось, этот вздох исходил из самой глуби­ны ее сердца.
– Ну, с этим я сейчас ничего не могу поделать, – спокойно проговорил он. – Так что же мне, отка­заться из-за этого от тебя, моя радость? Сидеть и ждать, пока Джиллиан соизволит объявиться?
– Нет…
Он улыбнулся, но на этот раз в улыбке явствен­но промелькнула горечь.
– Я не могу оставить тебя и ждать, ничего не предпринимая. Сначала так и было, но, встретив тебя с этим подонком, я испугался, что ты можешь вер­нуться к нему.
– К кому? – Кэтрин не сразу поняла, о ком он ведет речь. – К Коллину? Я и не собиралась возвра­щаться к нему. Вспомни: в тот день мне просто нуж­но было выпроводить его.
– Но когда я увидел вас вместе, я этого не знал, – проворчал Джейк.
Кэтрин рассмеялась, чувствуя, как рассеивают­ся тучи ее мрачных предчувствий и опасений.
– Ох, Джейк, если б ты знал, как напугал меня. Ты в тот раз был пострашнее Снежка.
Джейк усмехнулся, но усмешка вышла слегка кривоватой. Он еще слишком хорошо помнил, какая волна ярости охватила его, когда он увидел Кэтрин с другим мужчиной. Он осмотрелся, нашел свой халат и подал ей.
– Вставай и пойдем завтракать. Сегодня нам предстоит множество дел.
Когда Джейк вышел, Кэтрин выскользнула из постели и закуталась в халат, который хранил запах Джейка. Она с удовольствием вдохнула его и отправилась умываться.
Когда они завтракали, позвонил Джимми Уоррендер и сообщил, что материал Джейка газета ре­шила печатать.
– В субботнем выпуске, – добавил Джимми. – Двойная полоса.
– И что, никаких возражений?..
– К счастью, мой редактор, Джейк, твой поклон­ник. Я думал, что придется ограничиться меньшей площадью. Но – никаких имен, просто «некая, хо­рошо известная фигура, успешно продвигающаяся в политике». Мы подаем это как фрагмент твоей бу­дущей книги, которая обещает быть весьма инте­ресной, поскольку ее сюжет во многом основан на фактах из жизни реального человека. Ну и, как обыч­но: за случайные совпадения газета ответственнос­ти не несет. Остальное – дело автора, который мо­жет основываться не только на фактах, но и на сво­ем писательском воображении. Мы ссылаемся на дру­гих писателей, которые с завидной регулярностью поставляют на читательский рынок произведения, искажающие события прошлого или насыщенные безумными предсказаниями. Дадим твою большую фотографию и несколько маленьких – других писа­телей.
– А как насчет адвокатских крючков? Им есть за что зацепиться? – спросил Джейк..
– Мы все предусмотрели, кое-где ловко подчистили, так что придраться не к чему, – не без сар­казма сообщил Джимми Уоррендер. – Я на таких вещах собаку съел, ты же знаешь. В любом случае, он вряд ли потащит нас в суд. Зачем ему лишний шум? Не такой же он идиот, чтобы объявить на весь мир: мол, прототип – это я и есть. Да и наши юри­сты говорят, что, если он даже решится на такое безумие, ему этот процесс не выиграть.
– Прекрасно.
Кэтрин смотрела на Джейка и видела, что охот­ник вновь вышел на след зверя. Он был спокоен, разве что в глубине его глаз светилось тайное удов­летворение.
– А ты давай не тяни с книгой, – посоветовал Джимми. – Для тебя опасность окончательно мину­ет лишь после того, как твои издатели выкинут ти­раж на полки книжных магазинов. До этого я бы ни за что не поручился.
Положив трубку, Джейк спросил:
– Ну как, ты все поняла?
– Догадалась. И вижу, что тебе нужно срочно за­сесть за работу. Я права?
Он накрыл ладонью ее руку, лежавшую на столе.
– Да, права… Ох, Кэтрин, с каким удовольстви­ем я бы бросил все и занялся только тобою, но, думаю, что именно эту книгу необходимо закончить, ты согласна?
– Конечно. А я пока займусь своей квартирой, вычищу ее, выкину все, что можно. Мне ненавис­тна сама мысль, что в моем доме останутся хоть какие-то следы этого разгрома. Сегодня должны прийти укреплять двери, так что мне все равно надо быть там.
– Отвезти тебя?
– Возьму такси.
Кэтрин улыбнулась ему и хотела уже встать из-за стола, но Джейк все еще не выпускал ее руку.
– Вечером я приеду за тобой, – тихо сказал он. – Обещай мне, что на ночь ты вернешься сюда.
– Обещаю.
К тому времени, как Кэтрин, собрав свои вещи, готова была уйти, Джейк уже работал, дверь в его кабинет была закрыта. Она вызвала такси. Еды у нее дома достаточно, так что в магазин заезжать не при­дется; скоро она вплотную сможет заняться убор­кой, время за работой пролетит незаметно. А там и вечер…
Работы, заказанные Джейком, уже завершались. Дверь теперь была металлическая, безобразная на вид, но зато надежная. Когда рабочие удалились, появился Ральф, ведя под руку Рози.
– Этот твой Джейк, как я погляжу, решил нико­му больше не позволять врываться к тебе без сту­ка, – прокомментировал он события.
– Никто, я думаю, больше и не попытается сюда прорываться. Джейк предпринял кое-какие меры. В субботней газете будет его материал. Он уверен, что они не только не придут больше сюда, но и вообще прекратят свои омерзительные действия.
– А пока газета не вышла?
– Ну, не знаю, – огорченно созналась Кэтрин. – Подождем, посмотрим…
Она надеялась, что Джейк прав насчет действия публикации, но до тех пор за их безопасность дей­ствительно трудно поручиться. И потом, как ни кру­ти, неразрешимая загадка исчезновения Джиллиан Трелони оставалась.
– Я помогу тебе с уборкой, – вызвалась Рози, видя, что Кэтрин растерянно замолчала. – А Ральф у себя приготовит нам ланч. Думаю, до вечера мы многое можем успеть.
Кэтрин от помощи не отказалась.
Присутствие и помощь Рози подействовали на Кэтрин ободряюще, страхи и тревожные мысли вскоре рассеялись, а невеселая работа не казалась такой уж тягостной.
– Жаль, что нас всех не было здесь, когда эти мерзавцы сюда пробрались, – ворчала Рози, под­метая мусор. – Так просто они отсюда не выбра­лись бы.
– Они и не пришли бы сюда, зная, что мы дома, – пояснила Кэтрин. – Это люди, которые работают в темноте и без свидетелей. Никому не уда­лось до сих пор схватить их. Они не оставляют сле­дов, ни тончайшей ниточки, за которую можно было бы ухватиться. Так нам сказал инспектор Харрисон. Думаю, мы вообще должны благодарить судьбу, что нас здесь не оказалось, иначе все могло бы обер­нуться гораздо хуже.
Мысль о Джейке, которому все еще угрожает опасность, пугала, и мрачные предчувствия вновь овладели ее сознанием. А что, если передача мате­риалов в газету вынудит их действовать более реши­тельно, чтобы заставить его замолчать? Тут еще и Джиллиан… Если выяснится, что она мертва, поли­ция наверняка обвинит в этом Джейка.
Кэтрин опять надолго замолчала, и даже болтов­ня Рози не могла разогнать ее страхов. За ланчем, которым кормил их Ральф, она немного успокои­лась, но потом ощущение грозящей Джейку беды вновь сковало ей душу.
Пришло время, когда Джейк обещал заехать за ней, а его все не было. Кэтрин не знала, что делать. Позвонить ему?.. Уже поздно, почти десять часов, и она устала поглядывать на часы, которые весь день не выпускала из виду. Когда стрелки встали ровно на десять, она решилась было позвонить. Но если Джейк дома, что ей говорить? Спрашивать, почему он не пришел? Возможно, он заработался, просто забыв о ней. А если что случилось?..
Наконец Кэтрин набрала номер, но телефон не отвечал, и тут она встревожилась не на шутку. Эти негодяи пробрались к ней в дом, разорили его. Они способны то же самое сделать и с кварти­рой Джейка. Да что там разорение квартиры, все может быть гораздо хуже! Нет, нет, страшно даже подумать!
Кэтрин не находила себе места, снова набрала его номер, но трубку никто не снимал. Тогда она бросилась к Ральфу и с порога сообщила тревож­ные новости. Тот попытался успокоить ее.
– Знаешь, люди иногда зарабатываются. Со мной самим нередко такое случается. Он мог просто за­быть…
– Джейк не может забыть обо мне, – сердито сказала Кэтрин.
Ей отчетливо представилось лицо Джейка, когда они творили любовь, она вспомнила все, что он говорил ей, как он боялся, что она покинет его.
– Я еду к нему! – заявила она, решительно на­правляясь к дверям.
– Стой, Кэтрин! – чуть не со стоном взмолился Ральф. – Дай мне хотя бы Рози проводить. Раз ты решила ехать, я с тобой. Но подумай: если он сей­час на полпути сюда, мы можем разминуться.
– Тогда лучше тебе остаться. Если он появится, скажешь ему, куда я отправилась.
Она взялась за ручку двери, но Ральф остано­вил ее.
– Нет, я еду с тобой. Если он придет и увидит, что я отпустил тебя одну, он же мне голову оторвет.
– Ну, не такой уж он страшный, – успокоила его Кэтрин.
– Для тебя, может, и не страшный… Но ты не забыла, надеюсь, как он чуть не придушил Коллина?
Ральф настоял на том, что поедет с ней, и, про­водив Рози, отправился за своей машиной, припар­кованной во дворе магазина.
Они достигли дома, где жил Джейк, и приврат­ник впустил их. Он узнал Кэтрин и сказал, что, насколько он знает, мистер Трелони сегодня вооб­ще не выходил.
– Впрочем, если он спустился в гараж, где стоят машины наших жильцов, я мог и не видеть его.
Кэтрин и сама сейчас вспомнила про подзем­ный гараж, но смутно, поскольку была слишком утомлена и чуть ли не спала, когда Джейк нес ее от машины к лифту.
Они решили подняться в квартиру, привратник пошел с ними. Джейка дома не было, но Кэтрин настояла на том, что надо открыть запасным клю­чом дверь и осмотреть квартиру. Привратнику эта мысль не очень понравилась, но Кэтрин, когда тре­бовалось, умела настоять на своем.
Квартира была осмотрена, но ничего особенно­го они там не обнаружили.
– Говорил я тебе! – возмущенно шипел Ральф. – Он уже, наверное, у тебя и теперь бросится на поиски.
– Возможно, – сказала Кэтрин. – Но мы еще не осмотрели гараж.
– Да он мог уехать на такси, – раздраженно вор­чал Ральф.
– Тогда почему никто не видел, как он выходил из дома? – Она строго взглянула на привратника. – Может, вы отлучались?
– Как можно, мисс! Нет, сэр, на такси он никак не мог уехать, я бы видел. – Привратник был явно встревожен. – Лучше давайте и в самом деле спус­тимся в гараж.
– А может кто-нибудь посторонний проникнуть в дом из гаража на лифте? – поинтересовалась Кэт­рин.
Привратник решительно помотал головой.
– Нет, мисс, для лифта из гаража нужен спе­циальный ключ. У всех жильцов есть такой. Двери лифта внизу остаются открытыми, но без ключа лифт не запустить. Можно торчать в лифте сколь­ко угодно, пока кто-нибудь сверху его не вызовет. Ну а в таком случае, должен вам сказать, никто не проберется в дом незамеченным. Новых жильцов здесь нет, а старые прекрасно знают друг друга. Так что в это место вору не пробраться, оно хорошо защищено.
Кэтрин вспомнила о почтовом ящике Джейка, который кто-то подпалил, но промолчала. Он предположил тогда, что злодеи воспользовались пожар­ной лестницей и по ней же ушли. В случае с ее квар­тирой они поступили так же. Нет, эти люди не были любителями, они знали, как действовать. Джайлз Ренфрей умел организовать дело. Он всегда доби­вался своего и уходил безнаказанным.
Джейка они увидели сразу же, как остановился лифт.
Он лежал рядом со своей машиной. Голова его была в крови, и первая мысль Кэтрин была, что он мертв. Странно, она даже не закричала. Ральф хотел поддержать ее, но она оттолкнула его и, бросив­шись к Джейку, опустилась на бетонный пол гара­жа, осторожно приподняв его голову, положила себе на колени.
– Вызовите «скорую»! – бросила она привратни­ку, который стоял и тупо смотрел на своего повер­женного жильца.
Привратник очнулся и опрометью бросился к лифту.
Ральф подошел и присел на корточки рядом с Кэтрин, которая в отчаянии звала Джейка по име­ни, гладила его по волосам и не видела ничего и никого, кроме своего возлюбленного.
– Не умирай, Джейк, – тревожно шептала она. – Не смей умирать, ты не должен оставлять меня… – Слезы текли по ее лицу, но в голосе слышалась ярость и требовательность, будто она могла прика­зать ему жить, хочет он того или нет.
Джейк застонал, и Кэтрин издала легкий воз­глас, сильнее прижав его к себе. Ральф с трудом перевел дыхание, испытывая облегчение от того, что Джейк Трелони жив, хотя и выглядит хуже не­куда.
– Должно быть, они подстерегли его здесь и за­стали врасплох, – пробормотал он.
Ральф был абсолютно уверен, что напал на Джейка не один человек и что его застали врасплох, иначе он так просто им не дался бы. Трелони слиш­ком силен для этого, слишком силен и решителен.
Вот сам он, Ральф, хоть и наведывается в тренажерный зал, стараясь укрепить мускулы, вряд ли устоял бы, даже если бы на него напали не из заса­ды, а в открытую.
А Джейк вновь застонал и приоткрыл глаза. Кэт­рин нежно гладила его по лицу.
– Джейк, – шептала она. – Ох, Джейк…
– Кэтрин? Родная! Ты пришла?.. Они уже убра­лись отсюда?
– Здесь никого не было. Мы спустились посмот­реть, на месте ли твой «ягуар», а нашли тебя. Как это случилось?
– Точно не знаю, – слабым голосом проговорил он. – Но, кажется, их было чертовски много.
– Ладно, ни о чем не думай теперь. Не разгова­ривай, – успокаивала его Кэтрин. – Сейчас придет «скорая», и все будет хорошо.
Тут Джейк закрыл глаза, и Кэтрин показалось, что он опять потерял сознание. Но его рука подня­лась к ее лицу, и, когда она поцеловала его пальцы, он отозвался на это слабой улыбкой.
– Возвращайся, Кэтрин, – прошептал он. – Воз­вращайся в Пенгаррон, которому ты принадлежишь. Там прекрасно, а с тобою будет еще лучше, ты сде­лаешь те места счастливыми.
– Мы возвратимся туда вдвоем, Джейк, – по­обещала она. – Я все приберу там, начищу и отпо­лирую до зеркального блеска. Вот посмотришь, как будет красиво. А потом мы приведем в порядок заб­рошенный сад. Мы поедем туда сразу же, как только ты поправишься.
Глаза у него под веками дрогнули, а пальцы тес­нее прижались к ее щеке.
– В таком случае, мы поедем завтра же, – хрип­ло прошептал он. – Здесь слишком многолюдно. Мы вернемся туда, даже если нам придется жить у твоей тетушки, пока Пенгаррон не будет готов принять тебя.
– Да, милый, – согласилась она, незаметно сма­хивая со щек бегущие слезы. – Завтра же и поедем.
Она любит его, любит так сильно, а его хотели! убить! В этот момент она уже ничего не боялась. Сердце ее пылало гневом.
– Не оставляй меня, Кэтрин, – еле слышно сказал он.
– Нет, Джейк, я не оставлю тебя. Никогда не оставлю.
Джейк провел в больнице несколько дней, за­державшись там в основном из-за необходимого об­следования. Обнаружилось множество ушибов и со­трясение мозга, но его организм был достаточно силен, чтобы справиться с этим. Кэтрин ежедневно навещала любимого и надеялась, что тот снова за­говорит о Пенгарроне. Как только она узнала, что с ним все в порядке, ее просто ошеломила волна сча­стья при воспоминании о том, что Джейк хотел поехать с ней в свой родной дом. Это выглядело как признание…
Когда на третий день Кэтрин вошла в палату, Джейк, опираясь на подушки, полусидел в кровати и говорил по телефону. Увидев ее, он протянул ей руку и усадил рядом с собой на край постели, а сам продолжал внимательно слушать, и лицо его озаря­лось грозным весельем. Она уже знала это выраже­ние – выражение охотника, идущего по следу своей добычи.
– Газета вышла, – сказал он, положив трубку. – Джимми обещал принести мне экземпляр. Они пус­тили материал даже раньше того дня, когда в номер идет колонка Джимми. Редактор решил ускорить дело из-за нападения на меня. Да, уж теперь-то Ренфрей поостережется что-то предпринимать. Иными сло­вами, тебе больше ничего не грозит.
– А тебе? – тихо спросила Кэтрин, огорчившись, что теперь, когда Джейк за нее спокоен, он не пред­ложит ей уехать с ним в Пенгаррон.
Он поднес ее руку к губам.
– Я буду с тобой… Если, конечно, ты не думаешь, что после этого избиения я потерял свою при­влекательность.
– Нет, я нахожу, что ты выглядишь велико­лепно, – нежно проворковала Кэтрин, и сердце ее, стоило ей заглянуть ему в глаза, переполнила радость. – Правда, на роскошного в своей неук­ротимости тигра ты, пожалуй, сейчас не потянешь. – Она легонько коснулась пальцами его лица, по­крытого синяками. – Они причинили тебе боль, Джейк. Кажется, так бы и убила их. И убью, если встречу.
Джейк растроганно улыбнулся и привлек ее к себе.
– Так мы едем в Пенгаррон, Кэтрин? – сипло спросил он. – Ты хочешь жить со мной? Позволишь мне любить тебя? Захочешь ли каждый раз, как я подниму глаза, оказываться в моем поле зрения? Будешь ли ты бродить по моему лесу и спать со мной в одной постели?
– Ох, Джейк! – Она наклонилась, и он прижал ее к себе, пытаясь поцеловать в губы. – Что ты дела­ешь, Джейк? Осторожнее, ты же болен.
Ей казалось, что в порыве страсти он может на­вредить себе.
– Ну да, милая, я страшно болен, так исцели меня, – жарко дыша, прошептал он. – Исцели меня, Кэтрин. Я никогда не поправлюсь, если ты опять начнешь ускользать.
И он добился от нее поцелуя, объявив его един­ственно необходимым ему лекарственным средством и в самом деле не замечая в этот момент никакой боли. Кэтрин покоилась в его объятиях, где ей было так уютно, а желание Джейка от ее близости все возрастало. Рука его властно коснулась ее груди. Он страшно по ней соскучился. В тот момент, когда она появилась в дверях, сердце его вздрогнуло и сби­лось с ритма. Ему нужна была ее нежность, ее не­умелая страсть…
– Иди ко мне, – пробормотал он, прервав поце­луй. – Забирайся сюда, под одеяло.
Лицо Кэтрин вспыхнуло ярким румянцем, когда от дверей послышался бодрый мужской голос:
– Боже мой, Трелони! Тебя надо в клетке дер­жать. Оставь бедную девочку в покое. Ты просто гру­бое животное. – Джейк тотчас выпустил ее, и Кэт­рин, обернувшись, увидела довольно противного на вид человека, который, глядя на них, мерзко ухмы­лялся. – Кажется, я вовремя пришел, чтобы спасти от тебя несчастную сестричку, не так ли? – спро­сил он, пошло подмигнув Кэтрин.
– Джимми Уоррендер, – представил его Джейк, приподнимаясь в постели и бросив на хроникера сер­дитый взгляд. – Он самая отвратительная часть мое­го прошлого.
– Пусть так, но сейчас важнее, что и кто пред­ставляет твое будущее, – растягивая слова, прого­ворил Джимми. – Это она и есть?
– Только когда я крепко ее обнимаю, – ответил Джейк, сжимая руку Кэтрин. – Иначе она просто иллюзия. Ты принес газету?
Кэтрин почувствовала себя лишней.
– Я пойду, – быстро проговорила она, но Джейк не отпустил ее.
– Нет. Джимми долго не задержится, сообщит мне новости и уйдет. Мой интерес к нему весьма ограничен. А ты еще должна меня исцелять. – С этими словами он улыбнулся ей. – Ведь скоро нам уезжать, не так ли? Поэтому чем скорее ты изле­чишь меня, тем скорее мы сможем вернуться к себе домой.
Место, куда они собирались уезжать – Пенгаррон, – Джейк назвал их домом. Глаза ее засияли от радости и облегчения. Что бы ни случилось, они будут вместе. А теперь она испытывала такой же интерес к новостям, как и Джейк.
– Улица сжевала газету вмиг, раскупали слету, – с удовлетворением сообщил Джимми. – А час назад позвонил поверенный Ренфрея.
– И?.. – спросил Джейк.
– Мы изобразили удивление и бурный, чисто журналистский интерес, восклицая: «Мистер Рен­фрей? В самом деле? Так вы утверждаете, что в нашей публикации есть прямые параллели с фак­тами его жизни. Конечно, мы и понятия не имели. Этот триллер, который скоро должен выйти в свет, всего лишь беллетристика, но, если мистер Ренф­рей сможет доказать сходство между своей био­графией и романом, мы определенно этим заин­тересуемся. Может, он озаботится сделать заявле­ние, как вы думаете?» Ну и все в таком духе… В общем, адвокат сказал, что должен посоветовать­ся со своим клиентом.
– Теперь нам можно просто сидеть и ждать, выдержат у него нервы или нет, – сказал Джейк, одарив Джимми Уоррендера одной из своих хо­лодных улыбок, которых раньше Кэтрин страшно пугалась.
– Да, теперь, когда его темные делишки вып­лывут наружу, вряд ли ему удастся залезть наверх, в теплое и безопасное местечко. Если ему не удаст­ся замять дело, я не знаю, как он будет выкручи­ваться.
– Время, – проворчал Джейк, – время покажет. Сам я хочу только одного – чтобы моя жизнь верну­лась к норме и чтобы никто не мог ею распоряжать­ся, кроме меня самого. Ренфрей жаждет власти и славы. Последнее, возможно, он и получит, но это будет дурная слава.
– Теряя все, он может пойти на самые омерзи­тельные жестокости, лишь бы отомстить, – предос­терег Джейка Уоррендер, метнув быстрый взгляд в сторону Кэтрин.
– Не исключено. Но я не думаю, что он затеет игру в открытую. Когда все полезет наружу, ему останется одно – исчезнуть отсюда, и как можно скорее. – Джейк снова взял Кэтрин за руку. – А если ты беспокоишься об этой девушке, то не вол­нуйся. Теперь мы решили не расставаться ни на минуту.
– Я это заметил, когда вошел, – буркнул Джимми. – Но беспокоюсь я больше о тебе. Надо бы при­глядеть за местными сиделками, что они там дают тебе глотать… Хочешь, пришлю сюда фотографа? Мы распишем всю эту историю, сопроводим ее трога­тельными снимками, как ты тут лежишь, лечишь­ся… Без девушки, конечно. Какая реклама твоей бу­дущей книге! Так прислать?
– Убирайся, дружище, – угрожающе прорычал Джейк. – Новости ты принес хорошие, но твое при­сутствие слишком уж затянулось.
Джимми покорно поплелся к дверям, но напос­ледок обернулся и одарил Кэтрин одной из своих волчьих ухмылок.
– Вы, дорогуша, делаете большую ошибку. Трелони еще надо сделать хотя бы пару шагов, чтобы подняться до уровня человеческого развития.
– Ну? И что ты об этом думаешь? – спросил Джейк, когда дверь за посетителем закрылась.
– По-моему, он чудовищно противный, – про­бормотала Кэтрин, нервно оглядываясь на закры­тую дверь.
– Да нет, меня интересует, что ты думаешь о нашем теперешнем положении в связи с Ренфреем, – улыбаясь, пояснил Джейк.
Кэтрин вздохнула и прикусила губу.
– Ох, я даже не подумала об этом. Вечно меня отвлекают всякие мелочи.
– В следующий раз, когда я увижусь с Уоррендером, я так и скажу ему, что он у тебя проходит по категории «всякие мелочи». И перестань прикусы­вать свою очаровательную нижнюю губку, – с ус­мешкой проворчал он. – Меня это страшно возбуждает.
Кэтрин использовала каждую свободную минуту для восстановления своей квартиры, и очень скоро ее жилище приобрело почти прежний вид. А посколь­ку и у нее, и у Джейка было немало знакомств в художественном мире, то удалось и картины пристроить на реставрацию. Две из них уже висели на стенах.
Однажды после полудня она отправилась в одну из лондонских галерей, где открывалась выставка картин Ральфа. По вечерам она навещала Джейка, а потому, пораньше уйдя с вернисажа, забежала до­мой, чтобы перекусить, переодеться, прежде чем идти в больницу. Но увидела, что Джейк уже здесь и ожидает ее. Он сидел на полу площадки перед ее дверью, и Кэтрин была потрясена таким скорым его возвращением. Удивило ее и то, что он просто сидит на полу, прислонившись спиной к стене, посколь­ку это совсем не в его стиле.
– Что случилось? – тревожно спросила она, едва выйдя из лифта.
Джейк поднялся на ноги и улыбнулся, глядя на нее сверху вниз.
– Я сбежал из больницы. Сколько там можно ва­ляться? И дел у меня, ты же знаешь, невпроворот.
– Проходи, – тревожно сказала Кэтрин, отпе­рев дверь. – Но мне кажется, что ты поторопился.
– Я прекрасно себя чувствую, – заверил он ее и осмотрелся. – Да у тебя тут все как прежде.
– Да, осталось только картины повесить.
Кэтрин прошла на кухню и занялась чайником.
Джейк явно что-то надумал, она чувствовала это всем своим существом, поэтому, когда он вошел в кух­ню, она, страшась взглянуть на него, даже не обер­нулась.
– Ты готова со всем этим расстаться?
– С чем?
– С квартирой.
Нет, – ответила она спокойно. – Это моя собственность. Почему я должна с ней расставаться?
– Но ты же обещала поехать со мной в Пенгаррон! Ты забыла, о чем я просил?
Голос Джейка дрогнул. Кэтрин обернулась и уви­дела в нем что-то от больного зверя. Не вполне при­рученный тигр ранен и готов защищать себя.
– Нет, не забыла, Джейк. Ты просил меня жить с тобой, бродить по твоему лесу, постоянно попа­даться тебе на глаза и спать с тобой в одной посте­ли, – мягким голосом напомнила она ему. – Я и сама хочу всего этого, а пока жду тебя. Не ехать же мне туда одной. Но скажи, при чем здесь моя квар­тира? Может, лучше тебе освободиться от своей?
– Нет! – возразил Джейк. – Надо же мне иметь пристанище в Лондоне.
– Ну а здесь мое лондонское пристанище, – твер­до ответила Кэтрин. – И разница в том, что у меня собственная квартира, а ты свою снимаешь. Это пу­стая трата денег. Полагаю, нам и одной квартиры хватит. Этой. И потом, ведь большую часть времени мы будем проводить в Пенгарроне.
– Кэтрин! – Он бурно обнял ее, прижал к себе и зарылся лицом в ее волосы. – Я боялся, что ты пе­редумаешь насчет Пенгаррона. Думал, ты опять ис­чезнешь, покинешь меня.
– Как же я могу тебя покинуть? – Она обвила его руками и улыбнулась. – Мне же предстоит из­редка бродить по лесу и постоянно заниматься по­лировкой старой мебели.
– Где ты спала, пока я лежал в больнице? – спро­сил Джейк, выпустив ее наконец из своих объятий.
– Ох, грубо говоря, спала с Ральфом. На его ди­ване. Но сегодня должны привезти кровать, так что ночевать, увы, придется дома.
Взглянув на Джейка, она увидела, что он ус­мехается, и поняла: ей удалось успокоить его. Оче­видно, этим ей придется заниматься долгие годы. И все потому, что Джейк никак не может пове­рить, что жизнь бывает счастливой. Она и сама с трудом научилась этому верить, но теперь поста­рается убедить в этом и его. Для начала заставит старый Пенгаррон зажить новой, молодой жиз­нью, уничтожив в нем все следы прошлого. Да, она все там переменит и сделает так, что он по­любит родной дом.
Кэтрин старалась завершить восстановление квартиры до того, как они отправятся в Корнуолл. Джейк, вернувшийся к работе над рукописью, не торопил ее. В ее присутствии ему работалось лучше, помогало само знание, что она здесь, рядом. А Кэтрин убеди­тельно доказала ему, что и она способна быть тира­ном, особенно когда требовалось настоять на том, чтобы он в нужное время поел и каждый день обя­зательно бывал на свежем воздухе.
Это напоминало брак, но браком не было, ибо на заднем плане счастливой картины постоянно маячил призрак Джиллиан. И хотя ни Кэтрин, ни Джейк никогда не заговаривали о ней, тень этой женщины явственно присутствовала здесь, безглас­ная и угрожающая прекраснолицая тень.
Авторы газетных публикаций, последовавших за статьей Джимми Уоррендера, явно порылись в ар­хивах в поисках разгадки темного прошлого «некое­го известного человека». Наиболее храбрые высту­пали со статьями, излагающими их собственные домыслы и озаглавленными примерно так: «КТО ЭТОТ ЗАГАДОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК?» или «У КОГО ИЗ БУДУЩИХ ЧЛЕНОВ ПАРЛАМЕНТА ТЕМНОЕ ПРОШЛОЕ?». Кэтрин это забавляло, но Джейк все больше мрачнел.
– Если так и дальше пойдет, – проворчал он в один из дней, просматривая газеты, – то мои ново­сти устареют до того, как я их выпущу в свет. Сегод­няшняя сенсация назавтра уже никому не нужна. Черт бы побрал всех в мире газетчиков!
– А не попытается ли опять Ренфрей завладеть рукописью?
– Нет! – разъяренно выкрикнул Джейк. – Толь­ко через мой труп!
А два дня спустя к ним пожаловал сам Джайлз Ренфрей.
Он заявился вечером, когда Джейк еще работал, а Кэтрин сидела в другой комнате, подправляя кое-какие из своих рисунков.
У Джейка, казалось, сработало шестое чувство: когда она собралась пойти открыть дверь, он пулей вылетел из кабинета и приказал ей скрыться.
– Я не хочу, чтобы тебя видели, – смягчил он свой приказ объяснением. – Не очень-то мне по нраву визитеры, которые являются без приглаше­ния и не предупреждают о своем приходе хотя бы по телефону. Не выходи, пока я не выясню, кто это.
– А если это один из них? – с тревогой прошеп­тала Кэтрин.
– Кэтрин! – рявкнул он, строго взглянул на нее и указал на дверь гостиной.
Она не только не посмела ослушаться, но и про­стила ему этот сердитый окрик, хотя не в ее нату­ре было подчиняться чужим приказам. Всякое жи­вотное, подумалось ей, вправе защищать свое ло­говище. Уйдя в гостиную, она оставила дверь слегка приоткрытой, чтобы быть в курсе происходящего.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мрачный и опасный - Уилсон Патриция

Разделы:
Об автореГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Мрачный и опасный - Уилсон Патриция



Он испытывал странную досаду, что она живет себе здесь, водит знакомство с кем-то, кого по-приятельски называет Ральфом, выходит на ули¬цу, ловит такси, разъезжает по городу и держит чу-довищного кота. И все это в то время, как могла оставаться в лесу, которому принадлежала. Сидеть там со своим альбомом и сиять на всю округу ярки¬ми, просто какими-то солнечными волосами. Разго-варивать с ним в этой своей странной, загадочной манере.
Мрачный и опасный - Уилсон ПатрицияДульсинея
17.01.2013, 14.33





Перевод печальный, столько глупостей нашла, очень хочется прочесть произведение, но манера переводчика раздражает, как твёрдый мел по школьной доске. Есть другие варианты перевода?
Мрачный и опасный - Уилсон ПатрицияИнна
12.09.2013, 10.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100