Читать онлайн Мрачный и опасный, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мрачный и опасный - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мрачный и опасный - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мрачный и опасный - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Мрачный и опасный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

А Джейк и в самом деле был не в состоянии зас­нуть. Что же с этими чертовыми тормозами? Кто так постарался? Скорее всего это сделали именно тог­да, когда он по дороге из Лондона в Корнуолл оста­навливался перекусить. Видно, преуспел тот малый, что крутился возле его «ягуара» и с которым он раз­говаривал, собираясь ехать дальше. Это могло зна­чить лишь одно – его преследовали. Продолжается ли преследование и сейчас? И если да, то каков бу­дет их следующий ход?
Думал он также и о той аварии, в которую по­пала Кэтрин. С ужасом представлял себе, как она лежит под нависшим над ней корпусом наполо­вину опрокинувшейся машины, которая вот-вот может загореться. А эта свинья убежала, оставив ее одну! Неужели кто-то способен на такое? Как он мог рисковать жизнью Кэтрин? Ведь своим бег­ством он не просто оставлял подругу без помо­щи, он убивал ее! Тот, кто пришел ей на помощь, мог там и не проезжать, это произошло по чистой случайности. А полежи она еще немного на льду… Нет, за этой девушкой определенно нужен при­смотр, поскольку сама себя она от опасностей этой жизни охранить не способна.
Джейку страшно хотелось вытащить ее из посте­ли и прижать к себе, как ребенка, нуждающегося в защите. Но это лишь напугало бы ее. Он невольно улыбнулся. Называет его в некотором роде не при­рученным зверем, и все же согласилась вернуться с ним в Лондон. Он искоса поглядывал на спящую девушку, ее пышные рыжие волосы разметались по подушке. Она не вполне доверяет ему, хотя сама подчас готова броситься на его защиту. Бесподоб­ный защитник. Улыбка его исчезла, когда он вновь ощутил горячий прилив желания. Что за наважде­ние! Уж лучше бы он никогда не встречал ее.
Кэтрин не знала, поспал ли Джейк хоть немно­го, потому что, когда утром она открыла глаза, он был уже на ногах и готов хоть сейчас в путь. Факти­чески он и разбудил ее.
– Что, уже пора ехать? – спросила она, кутаясь в одеяло.
Ей было так уютно в гостиничной постели, она чувствовала себя в такой безопасности, что и сама удивлялась. Куда подевались все ночные страхи и опасения?
– Я звонил в гараж. Часа через два машина будет готова.
– Прекрасно. Значит, я могу еще немного по­спать.
Кэтрин свернулась калачиком и закрыла глаза.
Странно все-таки, что она чувствует себя так хоро­шо и спокойно, хотя Джейк и находится в той же комнате. Почему она его не боится? Почему не сму­щается и не робеет? Она улыбнулась ему сквозь при­ятно обволакивающую ее дрему.
– Па-адъем! Кончай ночевать! – раздался голос Джейка, сорвавший с ее дремотного состояния все покровы благостного покоя.
Она опять открыла глаза, на этот раз полные удив­ления.
– Джейк! Где вы набрались таких выражений?
– Ну, я же пишу низкопробные книжки.
– Неправда, – пробормотала Кэтрин, собрав все свои силы, чтобы встать. – Я ведь говорила вам, Ральф их читал. Он не отказал бы себе в удоволь­ствии обругать их, если бы они показались ему не­достаточно респектабельными. Кстати, должна вас предупредить, он не вполне уверен, что я вообще должна с вами знаться.
– Это он по-братски или ревнует? – сардоничес­ки спросил Джейк.
– По-дружески! Он ведь мой друг. – Кэтрин испытующе просмотрела на Джейка и увидела на его губах легкую усмешку. – Благодарю, конечно, но я прекрасно могу обойтись без подшучивания, осо­бенно утром, в сладостный миг пробуждения.
– Кэтрин, я и не думал подшучивать над вами, – вкрадчиво заверил он ее. – Я ведь тоже ваш друг, разве не так?
На это она ничего не ответила, просто подума­ла, что едва ли может подняться с постели, если он не выйдет из номера, хотя вечером и легла в по­стель у него на глазах, чуть ли не демонстративно скинув халат. Она все еще стыдилась своего грубого поведения накануне, но он, кажется, и думать об этом забыл.
– Ну так как? – тихо спросил он, подойдя к ее кровати и слегка приподняв ее лицо за подбородок. – Что как?
Меньше всего сейчас ей хотелось быть втянутой в какие бы то ни было споры. Скоро они покинут эту гостиницу, и она вернется домой, где заживет своей собственной жизнью. Кэтрин знала, что вполне способна сейчас наговорить кучу неприятных вещей, а ей совсем не хотелось новых трудностей.
– Друг я вам или нет?
Джейк возвышался над ней, глядя сверху вниз на ее запрокинутое лицо, и она попыталась отвер­нуться.
– Не знаю. Только, вы сами можете знать это.
– В таком случае, думаю, что я ваш друг, – тихо сказал он. – Несмотря на то, что у вас слишком большие и слишком зеленые глаза и такие ведьмяческие волосы.
С этими словами он покинул комнату, а Кэтрин сразу же вскочила и бросилась к зеркалу.
Волосы, хоть и не расчесанные после сна, все же выглядели эффектно. Ничего плохого, во всяком слу­чае, она в них не видела. А Джейк говорит, что они у нее «ведьмяческие»? Ну и словцо! Может, зря она не послушалась Ральфа и не остриглась коротко? На­верное, Джейку она кажется слишком лохматой.
Эта мысль долго не оставляла ее, поэтому, когда они выезжали с проселка на автотрассу, она задум­чиво проговорила:
– Надо бы мне, в самом деле, подстричься по­короче. Ральф, во всяком случае, очень советует.
Джейк досадливо посмотрел на нее и вновь об­ратил взгляд на дорогу.
– Не делайте этого, – буркнул он. – Ваши воло­сы хороши как они есть. А если вы послушаетесь Ральфа, так и знайте, я натравлю на него вашего кота.
Кэтрин не могла не рассмеяться. Весьма эксцен­тричное заявление и совсем не в характере Джейка. Он опять взглянул на нее, и веселье вспыхнуло в его глазах.
– А вам, Кэтрин, я никогда не причиню зла, – мягко проговорил он. – У вас богатое воображение, но все же постарайтесь не представлять меня в образе злодея. Единственное, чего я хочу, – чтобы вы были в безопасности.
Она ответила на его слова улыбкой и даже кив­нула, но полного доверия к нему у нее все равно не было. Ведь кроме того, что рассказывал он сам, она по-прежнему ничего о нем не знает. И поехала опять в Корнуолл, чтобы хоть что-то выведать, но не до­велось. Он появился и, не успела она охнуть, умчал ее из Корнуолла. Да и что она хотела узнать? Выяс­нить, можно ли ему верить? Насколько для нес безопасно общение с ним?
После нескольких необходимых коротких оста­новок, уже к вечеру, они прибыли в Лондон. В доро­ге они обедали, и Кэтрин теперь думала только о том, что, вернувшись домой, сразу отправится спать. Не станет даже забирать у Ральфа Снежка. Все – завтра…
Джейк остановился у магазина и, взглянув на освещенные витрины, спросил:
– Разве они еще не закрылись?
– Нет, магазин работает до девяти, – ответила Кэтрин. – Они работяги, сидят до конца, идет ли торговля, нет ли…
Она внимательно посмотрела на Джейка. Он, казалось, весьма заинтересовался деятельностью магазина, а ей было невдомек – почему. Да и занимало ее лишь одно: скорей бы в постель.
– Берт или Тэдди помогут мне донести багаж до лифта, – видя, что он слишком засмотрелся на витрины, сказала Кэтрин. – Конечно, я им изрядно надоела. Не успела уехать, и вот опять уже здесь.
– А я считаю, что вы отсутствовали слишком долго, – проворчал Джейк, опаляя ее одним из своих пламенных взглядов. – И вам не понадобится ни Берт, ни черт, потому что я сам провожу вас до квартиры и проверю, все ли там в порядке.
– Зачем это? Ко мне никто не может проникнуть. Ключ от моей квартиры только у Ральфа, а если кто-то чужой попытается попасть ко мне, то Берт просто не пустит его к лифту. А лестниц здесь нет, только пожарная, вы ведь сами видели.
– Прекрасно, – сдержанно проговорил Джейк. – И все же я хочу лично удостовериться, что вам нич­то не грозит. И потом, – добавил он, усмехнув­шись, – в ближайшем окружении вашей тетушки я теперь значусь вашим дружком. Думаю, и здесь это­го не миновать.
Кэтрин не на шутку рассердилась.
– Тетушка пусть себе думает, что хочет, но если вы полагаете, будто я вам позволю и здесь компро­метировать меня…
Джейк только усмехнулся. Она, недовольно фыр­кнув, выскочила из машины и, не успел он паль­цем двинуть, выхватила с заднего сиденья одну из своих дорожных сумок. Он, однако, ни слова не го­воря, забрал у нее сумку, вытащил из машины ос­тальной багаж, и оба вошли в магазин.
Никому, конечно, она здесь не надоела. Правда, присутствие Джейка будто лишило ее друзей дара речи. Они только растерянно улыбались и кивали ей. Кэтрин сердилась. Опять то же самое неприятное ощущение, что Джейк осаждает ее. Сущее притесне­ние, как это еще назовешь? И теперь, пока лифт тащился наверх, она стояла мрачная и не разгова­ривала с ним.
Ральфа, похоже, не было дома, потому что ког­да они миновали его этаж, он не выглянул, как обыч­но, посмотреть, кто поднимается в лифте. Кэтрин была этому рада. После того, что Джейк бормотал насчет Ральфа, она не горела желанием присутство­вать при их встрече.
Войдя с ней в квартиру, Джейк поставил багаж и осмотрелся. Стоял и оценивал общий вид жили­ща, будто намеревался купить его.
– Что вы так смотрите? – раздраженно сказала Кэтрин. – Я не собираюсь продавать свою квартиру.
– Перестаньте дерзить, – строго посоветовал ей Джейк и, продолжая осмотр, подошел к окну и по­смотрел вниз. – Я просто хочу убедиться, что вам здесь ничего не грозит. Магазин скоро закроется, и вы лишитесь своих бесплатных телохранителей, ос­тавшись тут совершенно одна.
Особенно ее разозлило то, что он сунул нос даже и ее спальню, где тоже все осмотрел.
– Что вы вообще себе позволяете? – взорвалась она, идя за ним по пятам и сверля его гневным взгля­дом. – Я не желаю, чтобы вы своим обыском нару­шали неприкосновенность моего жилища, врываясь даже в столь интимные помещения, как спальня.
– Кэтрин, как вы можете говорить подобные вещи? – язвительно спросил он. – И это после того, как мы с вами две ночи подряд спали вместе!
– Мы не спали вместе!
Кэтрин покраснела и вообще выглядела крайне возмущенной. А он просто взял ее за плечи и ото­двинул в сторону, чтобы иметь возможность поки­нуть «столь интимное помещение, как спальня».
– Кто же вам поверит? – нагло спросил он, на­правляясь в сторону кухни, чтобы осмотреть все и там. Она вышла следом за ним из спальни и гневно глядела ему в спину. Желание и дальше поддразни­вать ее у него, видно, исчезло, он обернулся. – А теперь я вам вот что скажу: держитесь от меня по­дальше… – начал было он, то тотчас был прерван.
– В мои намерения вообще не входило искать с вами встреч…
– Перестаньте злиться и воевать со мной. – Он подошел к ней и заглянул в сердитое лицо. – Я пы­таюсь вывести вас из сложившейся ситуации, от­странить от своей жизни как можно дальше, чтобы вы остались вне поля зрения моих недоброжелате­лей. Я буду звонить каждый день, но к вам даже близ­ко не подойду. Пусть они забудут о вас или думают о вас как о ком-то, кто почти не имеет отношения к моей жизни и моим занятиям.
– И звонить мне каждый день тоже нет никакой необходимости, – уже мягче сказала Кэтрин, начи­ная чувствовать, что вновь подпадает под его влия­ние.
– Я должен знать, как вы и что, – твердо прого­ворил Джейк. – Кроме того, я просто хочу звонить вам.
– Почему?
Она смотрела на него широко открытыми глаза­ми. Он ответил не прежде, чем она улыбнулась:
– Потому что вы мой друг, Кэтрин. Я ведь вам уже говорил об этом. – Он достал из кармана визит­ку и вложил ей в руку. – Мой телефон. Если что-то вас обеспокоит, звоните в любое время суток.
Он пошел к выходу, а она стояла, глядя ему вслед. Он уходил из ее жизни, как она того и хо­тела. И вдруг она осознала: если он уйдет и никог­да больше не вернется, в ее жизни опять все будет пусто и сонно. Они провели вместе столько времени, у них возник свой маленький мирок, а теперь он покидает ее…
– Ну вот, что я теперь буду делать со своей книгой? – спросила она. – Вы заставили меня вер­нуться, а ведь мне было далеко до завершения ра­боты.
– Разве вы не можете рисовать по памяти? – Джейк обернулся и сделал шаг к ней. Она прикуси­ла губу и ответила не сразу:
– Кажется, ничего другого и не остается. Лес Пенгаррона как живой стоит в памяти. Я могу воспроиз­вести мельчайшие подробности, хотя вряд ли, ко­нечно, смогу передать его дыхание, аромат, его не­сказанную прелесть. Рисунки, которые я сделаю здесь, наверняка будут слабее и бледнее, чем при­везенные оттуда.
– Вы любите Пенгаррон, не так ли?
Он подошел к ней и увидел, что глаза ее подер­нулись грустью.
– Как не полюбить такое красивое место. Какая жалость, что оно столь запущено. Конечно, это не мое дело.
Кэтрин опять прикусила губу, и Джейк слегка приподнял ее подбородок.
– Раньше вас его запущенность не особенно огор­чала. Не стоит и сейчас расстраиваться из-за этого. – Его взгляд медленно обошел ее лицо и остановился на губах. – Не делайте так, – тихо приказал он. – Когда вы покусываете свою губу, вы кажетесь такой уязвимой, что у меня просто сил нет уйти и оста­вить вас одну.
Она попыталась отвернуться, но он не позволил ей этого, и она поймала себя на том, что смотрит в его темные глаза, которые чуть ли не гипнотизиру­ют ее. Бабочки вновь ожили и затрепетали крылья­ми у нее внутри, то поднимаясь, то вновь опускаясь. Она не знала, поцелует ли он ее, но чувствовала, что ей самой этого хочется.
– Просто безумие, – пробормотал Джейк, но руки его обвились вокруг нее, и, когда Кэтрин вопросительно посмотрела на него, он склонил голову и поцеловал ее.
На этот раз она не испугалась и не удивилась, напротив, обрадовалась, приподнялась на цыпочки и прильнула к нему всем телом. Его ладони поддер­живали ее голову, а поцелуй все длился и длился, и руки Кэтрин сами собой потянулись вверх и обняли Джейка за шею.
Если она в чем-то виновата и теперь, об этом можно будет подумать потом, позже. А настоящие мгновения слишком чудесны, чтобы упустить их, слишком восхитительны, чтобы от них отказаться. Она ответила на его поцелуй, и это было удиви­тельное ощущение, они будто кружились в неведо­мых пространствах.
Джейк поднял голову и посмотрел на нее, и когда она сильнее прижалась к нему, а лицо ее все еще было запрокинуто и готово для его поце­луев, он вновь прикоснулся губами к ее губам, и медленное прекрасное кружение в пространстве продолжилось. Только теперь он действовал реши­тельнее, проникнув языком в сладостную тайну ее рта. Оба они были потрясены этой новой степе­нью близости.
Когда их уста разомкнулись, Джейк не сразу вы­пустил голову Кэтрин. Он гладил ее шелковистые волосы, потом руки его спустились к узким плечам, к спине, лаская нетерпеливо и одновременно очень нежно. Склонив голову, она прикоснулась губами к его шее.
– Ох, Кэтрин, не то мы делаем, не то! – просто­нал он, почувствовав ее легкую ласку. – Вам пола­гается быть эфемерной и уплывать от меня подобно недосягаемому призраку. А вы вместо этого не пере­стаете изумлять и восхищать меня. Ну вот, извольте видеть, теперь я вообще не хочу уходить.
– Я… я пойду сварю кофе, – дрожащим голосом проговорила Кэтрин.
Джейк выпустил ее из своих объятий, на лице его вновь появилась загадочная улыбка.
– Не очень удачная идея. Чтобы защитить вас, мне надо поскорее уйти, а вы предлагаете кофе.
– Да, я, наверное, не права… – Она с трудом сглотнула, и его рука коснулась ее лица.
– Только не начинайте опять винить себя, – про­ворчал он тихо. – Это я во всем виноват. Не серди­тесь. – Он отпустил ее и направился к двери, потом обернулся, серьезно посмотрел на нее и сказал: – Да, вот еще что! Не знаю, правда, как вы к этому отнесетесь, но Ральф, по-моему, должен быть в курсе событий. Вы понимаете, о чем я говорю?
– Да, понимаю, – отозвалась Кэтрин. – Но не будет ли и он тогда подвержен опасности?
– Допускаю, но согласитесь: зная, как обстоят дела, он внимательнее отнесется ко всякому незна­комому человеку, который здесь появится. И будет менее склонен к беззаботности при владении вашим ключом. – Джейк внезапно нахмурился, и Кэтрин невольно вспомнила черного всадника, столь напу­гавшего ее в недавнем прошлом. – Кстати, не пора ли ему вернуть вам ключ?
– Мы с Ральфом частенько выручаем друг друга. У меня тоже есть ключ от его квартиры.
– Что меня совсем не радует. – Вдруг он улыб­нулся, и вся его хмурость вмиг испарилась. – По­лучше запирайте дверь и не выходите из дому по вечерам, – негромко распорядился он. – И смот­рите не потеряйте номер моего телефона – это приказ.
Нехорошо, что она позволила ему уйти, так и не проронив ни слова. К тому же осталась масса вопро­сов, они пчелиным роем теснились в ее сознании. Но в тот момент, когда Джейк уходил, Кэтрин ис­пытывала слишком большое смятение, чтобы задать хоть один.
На губах ее все еще горел летучий жар поцелуя, а когда она запирала за ним дверь, руки ее были полны памятью прикосновений. В те несколько ми­нут, что он обнимал и целовал ее, она пребывала в волшебном мире грез и теперь с грустью возвращалась в пустую квартиру, где должна вновь лицом к лицу столкнуться с обыденностью реальной жизни. Приготовив себе питье, Кэтрин с ногами устро­илась на диване и долго сидела так, глядя в одну точку, которая находилась явно за пределами ее дома. Внутри у нее все еще порхали невесомые бабочки, и она, прислушиваясь к этому удивительному ощу­щению, не хотела, чтобы эти посланцы того бла­женного мира, где она только что побывала, улета­ли. Да, кем бы ни был для нее Джейк, но ясно одно – он ей не друг, а нечто гораздо большее.
Посидев немного, она, все в том же мечтатель­но-дремотном состоянии, отправилась спать. Но где-то глубоко в сознании таилась и вновь поднимала голову настороженность. Разве ее первое впечатле­ние о Джейке подсказано не безошибочным инстин­ктом, которому она всегда доверяла? Что могло свя­зывать ее с ним, какими чарами он завлек ее? И насколько он сам увлечен ею?..
Ральф появился на следующий день, с опаской неся до крайности раздраженного кота.
– Уже вернулась? – спросил он, протискиваясь в слегка приоткрытую дверь.
– Проходи скорее, – сказала Кэтрин, тревожно заглядывая ему за спину и чуть не насильно втаски­вая его в квартиру. Забрав у него Снежка, она бес­церемонно бросила кота на пол. – Я должна кое-что сказать тебе. Садись. Сейчас приготовлю кофе, и мы поговорим.
Ральф был ошеломлен и заинтригован, но боль­ше Кэтрин не сказала ни слова, пока не приготови­ла кофе. Затем они уселись, и только тогда она заго­ворила.
– Джейк считает, что ты должен быть в курсе событий, хотя я не совсем согласна с ним, ведь это значит и тебя подвергнуть опасности. Но раз он на­стаивает…
– Ясно, он хочет, чтобы я подвергся опасности, – суховато усмехнувшись, сказал Ральф. – Впрочем, его можно понять. Но ближе к делу. Что там у вас случилось?
Она рассказала ему о книге Джейка и трудно­стях, возникших при ее создании, о том, что сама она оказалась замешанной в эту историю, и чем больше она говорила, тем мрачнее становилось лицо Ральфа.
– Скажи, ты действительно всему этому ве­ришь? – резко спросил он, дослушав ее повество­вание. – Со стороны глядя, могу сказать, что боль­шая часть этого может оказаться фантазией или… ложью. Взять хоть историю с тормозами. Бывает, что они отказывают, но это совсем не значит, что тут действовал какой-то злодей и убийца. Я бы на его месте просто пошел в гараж, который обслуживает мою тачку, и дал бы им хороший разгон за то, что плохо смотрят за машиной. Кстати, пока тебя не было, я почитал старые газеты и узнал о твоем Трелони кое-что интересное. Весьма вероятно, что он убил свою жену. Во всяком случае, он все еще под подозрением.
– Мне это известно.
Кэтрин потупилась, внутренне соглашаясь с Раль­фом. Конечно, он прав, его устами говорит холод­ный голос рассудка. А вот ей так рассуждать трудно, ибо она хочет, чтобы все, что говорит Джейк Трелони, оказалось правдой. И даже если тот лжет, и этому можно найти оправдание. Он просто хочет скрыть от нее истинные причины исчезновения Джиллиан.
– Но все же, – задумчиво продолжил Ральф, – нельзя совсем исключить, что он говорит правду, и, значит, ты действительно подвергаешься опас­ности. На всякий случай мы должны быть осторож­ны. Ты не должна выходить из дому.
– Ты серьезно, Ральф? – воскликнула Кэтрин. – А что я, по-твоему, должна делать? Прятаться здесь? И сколько же, интересно? До скончания веков? Откуда нам знать, как долго это продлится? Мне ведь нужно книгу делать, да и вообще жить, в кон­це концов, как все нормальные люди. Нет, я не со­бираюсь сидеть здесь в добровольном заточении.
– Хорошо, Кэтрин, но будь крайне осмотрительна. Если с тобой, не дай Бог, что случится, он первым делом набросится на меня, а я, честно тебе скажу, до смерти пугаюсь одного его вида.
– Прекрасно тебя понимаю, Ральф, поскольку и меня он подчас дико пугает.
– Что не мешает тебе постоянно встречаться с ним, – укоризненно проворчал Ральф, собираясь уходить. – Чего ты ждешь? Чтобы он схватил тебя за волосы и, угрожая дубинкой, уволок в свою пещеру?
Кэтрин, провожавшая его до дверей, рассерди­лась, щеки ее вспыхнули от негодования.
– Он не пещерный человек!
Когда Ральф вышел, она заперла за ним дверь и, оставшись одна, пробормотала:
– Не совсем…
Джейк не нуждался в дубинке, как далекие пе­щерные предки. Он просто настигал ее повсюду, и она почему-то подчинялась ему.
Пару дней Кэтрин пыталась работать над кни­гой, рисуя по памяти и стараясь в своих рисунках воспроизвести атмосферу пенгарронского леса, од­нако это ей не совсем удавалось. Она живо пред­ставляла себя в лесу, но рисункам все равно чего-то недоставало.
В один из дней, ближе к вечеру, когда Кэтрин без­радостно рассматривала рисунки, разложенные на полу, раздался звонок в дверь. Сердце ее дрогнуло, хотя она знала, что Джейк не придет. Он ежедневно звонил, но разговаривал сухо и деловито. Слыша та­кие интонации, невозможно было представить, что совсем недавно этот человек обнимал ее и целовал.
Должно быть, это Ральф.
Открыв дверь и увидев визитера, Кэтрин от неожиданности даже несколько отпрянула. Коллин! Вот уж кого она меньше всего ожидала увидеть.
– Хэлло, Кэт, – смущенно приветствовал ее быв­ший жених. – Пытался дозвониться до тебя, но ты совсем не берешь трубку.
– Меня не было в городе. Я же говорила тебе, когда ты звонил, что собираюсь уезжать.
Кэтрин недоуменно смотрела на него, не пони­мая, чего он хочет и почему решил прийти сюда. Самой ей даже в квартиру его впускать не хотелось.
– Да, я помню, но понадеялся, что ты вернулась, позвонил несколько раз, а потом и пришел. Правда, в магазине мне сказали, что тебя все еще нет.
– Не могли они этого сказать, – проворчала Кэт­рин, все еще держа незваного гостя в дверях.
А Коллин просто пожал плечами, это был его обычный жест, как бы объясняющий любое затруд­нение, который когда-то даже нравился ей. Теперь она нашла этот жест просто идиотским, очень, ма­нерным и, скорее всего, перенятым из какого-ни­будь глупого фильма.
– Наверное, они забыли, – сказал он, явно пре­бывая в замешательстве. – Ты, вообще говоря, со­бираешься впустить меня в квартиру?
– Ох, извини…
Кэтрин отступила назад, стараясь не выказать до­сады. Но чувствовала себя так, будто в ее дом решил проникнуть совершенно посторонний человек. По­чти десять месяцев о нем не было ни слуху ни духу. А теперь вдруг явился. Оставалось надеяться, что он пришел не затем, чтобы просить ее начать все сна­чала, и что не это имел в виду, когда звонил ей перед самым ее отъездом.
Когда она шла от двери, Коллин обратил вни­мание на ее походку.
– Как твоя нога?
– Почти прошла. Не так скоро, как хотелось бы, но все же я с этим справилась.
Коллин пристыженно поник. Ситуация казалась Кэтрин крайне неловкой и нелепой, сейчас она совершенно не понимала, почему вообще встречалась с этим человеком.
– Пойду приготовлю кофе.
– А я думал, ты захочешь куда-нибудь пойти…
Он принял вид маленького мальчика – раньше он часто использовал этот прием, чтобы настоять на своем. Этакий очаровательный и немного несча­стный мальчуган. Но прием не сработал. Все, о чем она сейчас могла думать, это как бы спровадить его. Насколько можно вежливо, но спровадить, и по­быстрее.
– Я очень занята, Коллин.
С этими словами она указала на разложенные по полу рисунки.
– Это хорошо, – пробормотал он. – Ты, я вижу, работаешь ничуть не меньше, чем настоящий ху­дожник.
Кэтрин обернулась посмотреть на него. Она вспом­нила, что когда-то сказала Джейку, что Ральф настоящий художник. Тот воспринял ее слова как при­знак самоуничижения и возразил ей: она тоже на­стоящий художник.
Да, они очень разные. Коллин, надо признать, мужчина весьма приятной наружности, которая никого не может испугать. Странно, что она оцени­ла его с этой стороны только сейчас. Раньше он был просто Коллин, некто, о ком она заботилась и кого ни с кем не сравнивала. Каштановые слегка волни­стые и эффектно причесанные волосы, голубые гла­за, почти все время веселые, кроме тех случаев, когда он бывал раздражен и даже груб, пытаясь навязы­вать ей свою волю.
А вот портрет Джейка, который отчетливо явил­ся ее воображению. Человек яркий во всем – от ма­неры двигаться, одеваться и вести себя до черноты волос и темных, сокровенной глубины глаз. В отли­чие от Коллина, улыбался он мало. Но когда улыбался, то улыбка была согрета истинным чувством, она будто исходила из глубин его существа. Он ни­когда не капризничал и не хныкал. Нет, Джейк рыкал на нее, аки лев, если она слишком раздражала его. Да, что ни говори, а рядом с Джейком Коллин казался довольно-таки жалким существом, несмот­ря на всю его внешнюю привлекательность.
Вдруг она с особенной остротой почувствовала желание поскорее исторгнуть его из квартиры и забыть. Зачем он вообще приперся? Она и в самом деле не желает его знать. Хочет только, чтобы он ушел, а он, как видно, намерен задержаться.
– Знаешь, я передумала, – сказала она с легкой улыбкой. – Давай пойдем куда-нибудь. Я давно ниг­де не была. Кофе мы можем выпить и в городе. И потом, мне все равно надо кое-что купить. Наде­юсь, ты поможешь мне.
Коллин обрадовался, заставив Кэтрин устыдить­ся, но решения своего она не переменила. Главное, увести его отсюда, а потом уж она сумеет как-нибудь – по возможности, вежливо – от него отделаться. Если они останутся в квартире, он наверня­ка надоест ей до осточертения, но бесцеремонно выставить его за дверь она вряд ли решится, да и мягкие формы выпроваживания все равно страшно Коллина обидят.
Ну, что сделано, то, слава Богу, сделано, и Кэт­рин, игнорируя удивленные взгляды Берта и его ребят, прошла с Крллином через магазин. Они уже не раз видели Джейка и не могли не сравнивать преж­него ее кавалера с нынешним. Когда через магазин проходил Джейк, он одним своим темным и мрач­ным явлением властно притягивал к себе все взоры, возможно даже, им казалось, будто скучное про­странство их магазина осенил своим явлением яр­кий демон.
Размышляя об этом, Кэтрин поторопилась выб­раться с Коллином на улицу и осмотрелась вокруг в поисках такси.
– Я на машине.
Услышав его голос, Кэтрин сразу же осознала, как сильно она нервничает. Почему? Да просто бо­ится, что вот сейчас внезапно появится невесть откуда Джейк и разразится громом осуждающих слов. Она и в самом деле совсем забыла о какой бы то ни было опасности. Но если и вспомнила об этом, то лишь потому, что опасность могла возникнуть исключительно с появлением Джейка. В машину Коллина она почти влетела, стараясь поскорее исчез­нуть с тротуара. Коллин был очень любезен, посколь­ку радовался тому, что она не просто согласилась выйти с ним в город, но и полна энтузиазма.
– А я уж думал, что ты не согласишься пойти со мной, – сознался он с самодовольной улыбкой. – Приятно видеть тебя такой оживленной.
Он понятия не имеет, насколько она оживлена. Да и как ему понять это? Мысль о Джейке подгоняла ее – появилось даже ощущение, что он дышит ей в затылок, готовый к неожиданному и решительному прыжку.
Когда машина тронулась с места, Кэтрин немного успокоилась. Да что она так психует? Джейк не име­ет никакой власти над ней. Она не обязана беспрекословно подчиняться его приказам. Не обязана день и ночь бояться его врагов, которые, если верить его опасениям, могут преследовать и ее. И, в конце концов, не обязана беспокоиться о том, как отреагирует Джейк на ту или иную ее поездку.
– У тебя, я вижу, новая машина.
Она постаралась выказать Коллину свою заинте­ресованность, и тот сразу же вдохновился.
– Авто просто великолепно, летит, как ракета!
Кэтрин надеялась, что он не начнет сразу же де­монстрировать это. Пусть только попробует набрать большую скорость, она тотчас даст ему понять, что стала другим человеком. Но как же тошнотворно его по-детски восторженное отношение к автомобилям! Когда она похвалила новенький «ягуар» Джейка, тот удивился и сказал, что это обычная машина, ниче­го особенного. А Коллин радуется очередной игруш­ке, как Бог весть чему. Кэтрин не спросила о преж­ней его тачке, о той самой «мечте коллекционера», на которой он так метко втрюхался в дерево. Не спросила потому, что судьба злосчастной машины была ей глубоко безразлична.
Они попили кофе в маленьком бистро, а затем Кэтрин прошлась по магазинам и, пока делала по­купки, почти не слышала болтовни Коллина, со­провождавшего ее в этом походе. Купив все, что нужно, она решила взять такси, избавиться от Кол­лина и вернуться домой. Если все пойдет как надо, то одним выстрелом будут убиты два зайца. Перво­го, собственно говоря, она уже убила, вышла в го­род по своим делам, и не одна, а в сопровождении знакомого человека. Осталось разделаться со вторым, то есть избавиться от этого знакомого человека, при­чем таким образом, чтобы не слишком обидеть его. Он, впрочем, весьма пригодился, таская за ней кучу всевозможных свертков, пакетов и коробок, но чув­ства вины она не испытывала. Достаточно он уже попользовался ее добротой.
Гром грянул, когда они выходили из магазина. Неизвестно откуда явился Джейк, налетел грозным темным вихрем и, не успела Кэтрин остановить его, одной рукой, будто стальной рыцарской рукавицей, схватил Коллина за глотку и проревел:
– Что вам от нее надо?
Поскольку Коллин был слишком потрясен, да к тому же и малость придушен, ответить он, естествен­но, не мог, а потому стальная рукавица сжалась на его горле еще сильнее.
– Джейк!
Кэтрин вцепилась в его руку, пытаясь ослабить хватку, но Джейк, казалось, был глух, являя собой олицетворение убийственной свирепости. Впервые она видела его в таком ослеплении яростью. Мимо­ходом, сама удивившись тому, она умудрилась от­метить, что его длинные волосы отросли еще боль­ше. И даже успела задать себе вопрос: неужели он никогда не стрижется? Но, не переставая действо­вать, с отчаянием воскликнула:
– Джейк! Отпустите его! Это же Коллин! – Ее изрядно смущало, что они стали центром всеобщего внимания, к тому же их возня перекрыла другим покупателям возможность входа и выхода. – Джейк! Пожалуйста!
Кэтрин изо всех сил трясла его за руку, видя, что лицо Коллина пошло красными пятнами, по­том побелело и он начал по-настоящему задыхаться. Но Джейк не сразу выпустил свою жертву, сначала повернулся к ней и громоподобным голосом задал идиотский вопрос:
– Вы уверены?
– Конечно, уверена! Что за вопрос? Он зашел ко мне, а я как раз собиралась за покупками, и он вызвался мне помочь.
Она показала на свертки и коробки, которые Коллин все еще прижимал к себе, и только тогда Джейк ослабил свой смертоносный зажим. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего, так что Кэт­рин с ужасом опасалась его дальнейших непредска­зуемых действий.
– Вы не должны были выходить из дома! – гнев­но провозгласил он.
Кэтрин так перепугалась этого рыка, что даже отшатнулась от него, припав на больную ногу. Но тотчас взяла себя в руки.
– Послушайте, Джейк! Я отказываюсь сидеть все дни напролет взаперти. Мне надо было выйти за покупками. Кого я пошлю? Хорошо еще, что при­шел Коллин и согласился проводить меня. Уверяю вас, мне ничто не грозит.
– Вам и прежде с ним ничего не грозило? – яро­стно вопрошал Джейк, вперив в нее свой неистово пылающий взгляд.
– Это совсем другое дело, – резко отозвалась она.
– Неужели? А теперь? Вы думаете, что в слу­чае нападения он храбро бросится вас спасать? Отчего же тогда он меня до сих пор не поверг на землю? Вы же видите, я все еще держусь на ногах. Так что угрожай вам настоящая опасность, он просто удрал бы как заяц, что уже и проделал однажды.
– Оставим зайцев в покое, жуки, мыши и зайцы по моей части. А его вы просто повергли в шок, у вас было явное преимущество – неожиданность, – сердито пыталась заступиться она за несчастного Коллина.
– Вы что, думаете, если на вас нападут, то заранее предупредят об этом? – в полный голос вопро­шал ее Джейк. – Поймите, вы, дурочка, все произойдет неожиданно. – С этими словами он решительно взял ее за руку. – Моя машина здесь, за углом. Я отвезу вас домой.
Вся эта кутерьма начала даже доставлять Кэтрин удовольствие, поскольку первый испуг прошел, да и второй – тоже. В этот момент Коллин наконец опом­нился, выступил вперед и с невесть откуда взяв­шейся храбростью заявил:
– Она останется со мной. А вас, пока вы не про­валились ко всем чертям, спешу заверить, что за это безобразие я подам на вас в суд.
– Подавайте! – ласково проговорил Джейк, обер­нувшись к очнувшейся жертве. – Только поспешите собрать свидетелей, пока они не разбежались.
Когда-то Джейк раз и навсегда понял, что какое бы то ни было участие в безобразном публичном скан­дале совершенно неприемлемо для щепетильного сознания любого англичанина. Так что он знал, что говорит: публика и действительно вмиг испарилась.
– А мне и не нужны свидетели со стороны, – злобно выкрикнул Коллин. – Достаточно того, что Кэт была здесь и все видела.
– Она будет защищать мои интересы, – безапел­ляционно заявил Джейк, забирая из рук Коллина свертки и пакеты и подталкивая Кэтрин к углу зда­ния. – И запомните, приятель, – ледяным тоном добавил он в завершение, – эту женщину зовут не Кэт, эту женщину зовут Кэтрин.
Прежде чем он уволок Кэтрин за угол, она успе­ла бросить последний, виноватый и извиняющийся взгляд на Коллина, и вот они уже потеряли друг друга из виду.
– Вы не правы… – начала было Кэтрин, но Джейк грозно взглянул на нее, и она замолкла.
– Ни слова, – свирепо бросил он. – А то я вернусь и прикончу его.
Кэтрин сочла за лучшее промолчать, но сразу же после того, как ее ноги перестали дрожать и она вполне оправилась от испуга и смущения, ей стало безумно весело. Она явственно ощутила, что с по явлением Джейка ступила в иной мир, в мир этого сумасшедшего. А он еще говорил, что безумна она! Не удержавшись, Кэтрин разразилась смехом. Вот оказывается, как надо убивать второго зайца! Ох, какое растерянное лицо было у Коллина, какой его обуял страх! Ей даже стало жалко его, а отчаянную попытку защитить свое мужское достоинство она и вообще восприняла как подвиг. Одно хорошо – он вряд ли позвонит ей опять, ибо сегодня израсходовал все свое мужество на много лет вперед. Значит, так – смерть зайцам, да здравствуют тигры!
Ее веселье, как видно, не очень-то нравилось Джей­ку, а ей было все равно. Когда они подъехали к магазину и он повел ее внутрь, она все еще усмехалась.
Берт и его ребята продолжали с большим интересом наблюдать за развитием событий. Их рыжая Кэтрин вышла из дому с одним мужчиной, а вернулась с другим. Однако они приняли это и весьма дружелюбно кивали Джейку. Тот уже достаточно успокоился, чтобы кивнуть им в ответ.
Затем Кэтрин бесконечно долго поднималась в лифте, стоя рядом с большим молчащим человеком, ко­торый все еще хмурился. Она впустила его в квартиру и, не сказав ни слова, забрала у него свои покупки. Снежок выглядел настороженно. Как и все на свете коты, он обладал обостренным пониманием проис­ходящего, а в данный момент инстинкт безошибочно подсказывал ему, что надо до поры воздержаться от лишних движений. Понимая подоплеку поведения кота, Кэтрин развеселилась еще больше и, забрав у Джейка свои коробки и пакеты, которые свалила на кухон­ный стол, разразилась смехом.
Она все еще смеялась, когда Джейк подошел и повернул ее к себе. Он смотрел в ее смеющееся лицо, а потом охватил ее голову ладонями и страстно по­целовал. Она даже не поняла, злится ли он еще или уже нет, а была просто рада, и ее руки тотчас обви­лись вокруг его шеи.
Все это несколько озадачило Джейка, он немного отстранился и посмотрел на нее, затем одной рукой обнял за талию, а другой нежно погладил по голове.
– Вы маленькая нарушительница порядка, – про­шелестел его шепот возле самого ее уха. – Вы пере­вернули всю мою так хорошо отлаженную и спла­нированную жизнь. Когда я впервые увидел вас, то подумал, что вы сумасшедшая. И был прав. Надо было повернуться и уйти, уехать в другую сторону, будто я вас и не видел.
– Почему же вы этого не сделали? – тихо спро­сила Кэтрин, взволновавшись от этих переговоров шепотом и от того, как его дыхание колышет пряд­ку ее волос на виске.
– Время-то шло к вечеру, и я опасался за вас. Я и сейчас за вас опасаюсь. Это, кажется, стало моим постоянным состоянием.
– Я в безопасности, Джейк.
Кончиком языка она прикоснулась к его губам и ощутила всю сладость этой невесомой ласки. Он весь напрягся, будто ему передались ее ощущения, это невероятное наслаждение, достигнутое слабым прикосновением.
– Нет, вы не правы. В обществе этого придурка вы не были в безопасности. Да и в данный момент говорить о вашей безопасности не приходится.
Последовал еще один поцелуй, и каждый из них чувствовал, что теряет голову от удовольствия и восхищения происходящим. Необходимость говорить иссякла. Она прижалась к нему, пылко обняв его, а он нежно ласкал ее тело. Ох, какая она хрупкая и совершенная! Руки его двигались медленно-медленно, пробуя и изучая, а губы пили сладостный мед поцелуя. Это было то, чего она хотела. То, чего хотел он…
Когда он коснулся ее грудей, Кэтрин издала тихий стон, и он поднял ее на руки, чувствуя, что больше не способен справляться со все нарастающим жела­нием плоти. Она была такая воздушно-легкая, почти нереальная, она опять стала нимфой. Неся ее в сторо­ну спальни, он прикоснулся губами к ее шее и пообе­щал себе провести с ней всего минуту, крошечную минутку, чтобы насладиться ее полным подчинени­ем, а потом уйти. Он чувствовал, что все в ней стре­мится к нему, и был не в силах остановиться. Хотя остановиться, конечно, необходимо. Но эти почти не­слышные стоны, что доносились до его слуха…
Никто еще не реагировал на него так, даже во время соитий, и эта ее возбужденная, ставящая в тупик уступчивость как ничто другое говорила о ее нетронутости. Мысль об этом еще больше возбудила его, воспламенив кровь, и он опустил ее на кровать и сам опустился рядом, крепко ее обняв.
– Вы должны опасаться меня, – сдавленно пре­достерег Джейк.
Кэтрин глядела ему в глаза, и ее глаза горели, как два чистой воды изумруда.
– Знаю, – прошептала она, – но не могу отвер­гнуть вашу нежность. Да и не верю я ничему плохо­му о вас. Стоит мне подумать о вашей истории, как мое сознание тотчас оказывается на вашей сторо­не, и с этим я ничего не могу поделать.
Он как-то странно смотрел на нее, его темные глаза мерцали над ней, полузакрытые и загадочные. Прижал ее к себе, потом отстранился, отбросил назад ее волосы. Его взгляд блуждал по ее чистому лицу, по красивым губам и стройной хрупкости ее тела. Потом он заговорил, и его голос звучал не­привычно тепло и проникновенно.
– Кэтрин, знаете ли вы, что душой и телом при­надлежите Пенгаррону? Любое другое место вам не годится. Вы рыжеволосая нимфа, вышедшая из лесу, в котором стоит дом, нуждающийся в вас. Никто другой не сможет вернуть его к жизни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мрачный и опасный - Уилсон Патриция

Разделы:
Об автореГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Мрачный и опасный - Уилсон Патриция



Он испытывал странную досаду, что она живет себе здесь, водит знакомство с кем-то, кого по-приятельски называет Ральфом, выходит на ули¬цу, ловит такси, разъезжает по городу и держит чу-довищного кота. И все это в то время, как могла оставаться в лесу, которому принадлежала. Сидеть там со своим альбомом и сиять на всю округу ярки¬ми, просто какими-то солнечными волосами. Разго-варивать с ним в этой своей странной, загадочной манере.
Мрачный и опасный - Уилсон ПатрицияДульсинея
17.01.2013, 14.33





Перевод печальный, столько глупостей нашла, очень хочется прочесть произведение, но манера переводчика раздражает, как твёрдый мел по школьной доске. Есть другие варианты перевода?
Мрачный и опасный - Уилсон ПатрицияИнна
12.09.2013, 10.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100