Читать онлайн Мрачный и опасный, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мрачный и опасный - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мрачный и опасный - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мрачный и опасный - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Мрачный и опасный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 10

Наутро, проснувшись, Кэтрин осмотрелась и дале­ко не сразу сообразила, почему спит в тетушкиной постели, а когда вспомнила события минувшей ночи, то подумала: не лучше ли затаиться и вообще не выходить отсюда? Странно еще, что удалось заснуть. Усталость, как видно, оказалась сильнее всего остального. А теперь вот ей придется встретиться с Джейком.
До слуха доносились какие-то звуки из кухни, и Кэтрин подумала, что он уже встал и готов поки­нуть ее дом. Вряд ли он захочет задержаться здесь после ночных событий. Если бы внизу не было Джей­ка, она, конечно, могла весь день торчать в спальне. А так… Нет, и без того уже она наделала достаточно глупостей, хватит валять дурака. Кэтрин быстро оде­лась и спустилась вниз. Рано или поздно они все равно встретятся, так какой смысл тянуть?
Когда она вошла в кухню, Джейк стоял у окна с чашкой горячего чая и обернулся далеко не сразу. Он смотрел в окно. Кэтрин увидела, что пол чист, а вымытые осколки разбитой чашки аккуратно сло­жены на крыле раковины. То, что ему пришлось за­ниматься уборкой, заставило ее устыдиться. Когда он повернулся к ней, она собралась с духом и по­смотрела прямо ему в глаза.
– Простите меня за то, что я устроила ночью, – сказала она спокойно.
– Ну, кроме чашки, ничего вроде не пострада­ло, – проворчал Джейк.
– Я другое имею в виду. Ну, это мое нападение и вообще… Понимаю, что немало, должно быть, уди­вила вас своим поведением. Но все это случилось из-за того, что мне показалось, будто в дом кто-то забрался, ну я спросонья вскочила и…
Джейк поставил чашку на стол и неторопливо подошел к ней. Первым ее желанием было убежать, но она сдержалась и спокойно стояла до тех пор, пока он не оказался совсем рядом.
– Вы что, всегда берете на себя ответственность за безрассудные поступки других? – спросил он тихо.
– Это моя вина…
– Вы, должно быть, и в поведении этого вашего Коллина вините одну себя?
Кэтрин покачала головой и слегка улыбнулась.
– Да нет… И вообще, я не думаю, что наши от­ношения затянулись бы надолго. Уж слишком мно­го глупостей он делал.
– Как и я, – твердо сказал Джейк. – Одна из них то, что я поцеловал вас прошлой ночью. Я не дол­жен был так поступать. Надеюсь, вы простите меня… Отнесем это за счет моего недосыпания и того, что я здорово стукнулся головой.
Она выглядела растерянной. Он налил чаю и по­ставил чашку на стол, так что ей было теперь чем заняться. Сам он уселся напротив и серьезно загово­рил:
– Кэтрин, я намерен увезти вас в Лондон. Хочу, чтобы вы вернулись в свою квартиру или как вы там ее называете? В студию. Я сюда за тем и приехал, чтобы забрать вас, и хочу, чтобы вы согласились со мной ехать. Поймите, сейчас это необходимо.
– Нет, я не могу. Тетя Клэр в больнице, да и…
– Здесь вам оставаться небезопасно. Вы стали теперь мишенью. Точнее, мы оба. Я считаю, что лучше переоценить опасность и перестраховаться, чем беззаботно махнуть на все рукой и попасть в беду.
– Вряд ли я их интересую, – возразила Кэт­рин, – с какой стати…
Взгляд его темных глаз устремился на нее с та­кой силой, в нем была столь напряженная озабо­ченность, что она не договорила.
– Джиллиан исчезла, – напомнил он ей. – Вы должны понять, что с вами может произойти то же самое. А я не хочу этого. Поэтому прошу вас, согла­ситесь вернуться со мной в Лондон.
– Тетя оставила меня присмотреть за хозяйством. Если я уеду, коттедж опустеет. Приятно ли ей будет возвращаться в пустой дом? Думаю, не очень. Ко­нечно, она не на операцию легла, но все же…
– Да вы сами подумайте, Кэтрин, ведь если бы вы не приехали, она все равно легла бы на обследо­вание, – стоял на своем Джейк. – И потом, разве у нее нет подруг?
– Есть, конечно. Они с миссис Пенгелли очень дружны. Но других ее подруг и знакомых я не знаю.
– Поймите, – тихо сказал он, – знакомство со мной опасно для вас, а если вы останетесь здесь, опасность будет грозить и вашей тетушке. Мы долж­ны уехать. Соберемся, отвезем ключи миссис Пен­гелли и сразу же направимся в Лондон. А когда до­беремся туда, вы напишете своей тете. Правду пи­сать, думаю, не стоит, чтобы не пугать и не рас­страивать ее понапрасну. Ну, вы, конечно, найдете, как и чем объяснить ей свой неожиданный отъезд.
– Надеюсь, найду, – задумчиво проговорила Кэтрин и вдруг густо покраснела.
Воспоминания о прошлой ночи, временно от­тесненные на задний план заверениями Джейка, что она должна вернуться с ним в Лондон, вновь и с еще большей силой нахлынули на нее.
– Кэтрин! – Джейк прикрыл ладонями ее руки, лежавшие на столе. – Перестаньте казнить себя за прошлую ночь. Я один виноват, мне не следовало так поступать.
– Ох, ведь спровоцировала это я, – прямодушно созналась она. – Вы не можете не видеть, что всему виной то, что я примчалась на кухню с этим иди­отским зонтиком. Да еще в таком виде. Мне было бы легче, если бы виноват был кто-то другой, но это не так. Ведь вам и в голову не пришло бы по­целовать меня, не ворвись я, как дикая кошка, почти раздетая…
– С чего вы взяли, что я не хотел вас поцело­вать? – резко спросил Джейк, разозленный тем, что она продолжает во всем винить только себя. – Вы такая красивая, талантливая, храбрая…
– Вы… вы хотите сказать, что действительно хо­тели… меня поцеловать?
Она смотрела на него своими огромными зеле­ными глазами, и Джейк в гневе отвернулся, по­чувствовав плотское возбуждение, чего сейчас хо­тел меньше всего. Его будто жаром окатило, а злость, досада были именно тем, что могло осту­дить этот жар.
– Нет, – сказал он жестко. – Я не хотел вас целовать. Просто так получилось. Давайте считать это последствием несчастного случая, который со мной произошел накануне, и перестаньте во всем винить себя.
Он услышал за спиной ее вздох, ему показалось, несколько разочарованный.
– Хорошо, – пробормотала Кэтрин, – пола­гаю, это не имеет большого значения. Забудем, и точка.
Джейк повернулся и с грустью посмотрел на девушку. На самом деле это имело большое значение. Но сейчас, в настоящее время и при сложившихся обстоятельствах, в его жизни нет места сложностям. Его дела и так достаточно непросты, недопустимо усложнять их еще больше. Кэтрин непредсказуема и часто почти безрассудна. Он уже не раз мог убедить­ся, что она, без долгих размышлений, способна ввя­заться в любую авантюру. Последняя ночь была тому убедительным подтверждением.
За завтраком он оставался спокойным и твердым, а Кэтрин задумалась над возникшими трудностями. Впрочем, она не видела, какие у нее могут быть трудности и проблемы. Нападения на квартиру Джей­ка и на офис его друга Боба Картера ни в какой мере не затрагивают ее. Разве что это странное ощу­щение, будто за ней наблюдают, возникшее у нее позавчера и обратившее ее в бегство из Пенгаррона. И вчера она испугалась, но на этот раз причиной испуга был Джейк.
И все же ей не хотелось оставаться здесь в одино­честве, раз Джейк собрался уезжать, а после вче­рашней ночи он здесь не останется. Все это, должно быть, ему крайне неприятно.
Хорошо, ехать так ехать!
Надо бы подняться наверх и сменить постельное белье, но она подумала, что Джейк вряд ли захочет ждать, пока она наведет в доме порядок. Можно, конечно, попросить об этом миссис Пенгелли, но тогда потребуется множество объяснений, а это весь­ма затруднительно и неловко.
Все затруднительно и все неловко, но что же де­лать…
Джейк принес ее вещи вниз, поместил их в ба­гажник машины, и они поехали в сторону коттед­жа, где жила подруга тетушки. Ехать пришлось не очень далеко, и Кэтрин по дороге старалась выду­мать подходящие объяснения.
Нет, ничего хорошего это не сулило.
Объяснять, однако, ничего не пришлось. Сразу же, как она попала в поле зрения Джин Пенгелли, Кэтрин поняла, что той и не требуются объясне­ния, она и так все хорошо видит.
– Конечно, детка, не беспокойся, я присмотрю за домом и сделаю все, что требуется, – любезно и радушно проворковала она. – Мы с Клэр, правда, думали, что ты здесь задержишься, но поскольку за тобой приехал твой дружок…
– Он мне не дружок, – быстро проговорила Кэтрин.
В этот момент Джейк вылез из машины, хотя было бы в сто раз лучше, если бы он этого не делал.
– О, да это, я смотрю, Джейк Трелони! – Глаза Джин Пенгелли широко распахнулись. – А я и по­нятия не имела, что вы с ним так хорошо знакомы.
Ох, с каким удовольствием Кэтрин заверила бы приятельницу тетушки, что она вообще не знает, кто такой Джейк Трелони, но тот уже обошел вок­руг автомобиля и, одарив миссис Пенгелли холод­ной улыбкой, сказал:
– Решил вот увезти ее в Лондон, поскольку не вижу ничего хорошего в том, что она останется в «Джесмин-коттедже» одна. Считаю, что ей гораздо лучше вернуться домой, к своим друзьям. Надеюсь, вы не откажетесь помочь мисс Клэр Холден, если в том возникнет необходимость?
– Конечно, молодой человек, можете не сомне­ваться, – ответила миссис Пенгелли, не поверив­шая, очевидно, ни слову из того, что он сказал.
Кэтрин понимала, какой благодатный, материал для обсуждения предоставили они этой старой сплет­нице. Джин Пенгелли наверняка уже не терпится поделиться с подругой столь потрясающими извес­тиями. Можно не сомневаться, что она сегодня же навестит Клэр в больнице, до завтра ей никак не утерпеть.
– Было бы лучше, Джейк, если бы вы не выле­зали из машины, – недовольно проворчала Кэтрин, когда они отъехали от дома миссис Пенгелли. – Те­перь о нас с вами вволю посудачат, а ведь тете Клэр здесь жить.
– Но ведь эта ваша идея заехать к ней и попро­сить присмотреть за домом.
– Совсем не обязательно ей было знать все. Я как раз намеревалась увести ее подальше от правды.
– От какой такой правды? – холодно спросил Джейк. – Что этот отъявленный злодей Джейк Тре­лони ваш последний дружок?
– Я и не собиралась называть ей ваше имя, – покраснев, отрезала Кэтрин, раздосадованная тем, что он слышал эту часть разговора. – Дружок не дружок, о вас речи не было, пока вы не выскочили из машины, как черт из коробочки. Хотя, ко­нечно, вы вовсе не такой уж отъявленный зло­дей, но ей…
– Я буду считаться отъявленным злодеем до тех пор, пока не найдется Джиллиан, – раздраженно перебил ее Джейк. – И только в том случае, конеч­но, если она найдется живая.
– Они косятся на вас из-за ее пропажи?
– Откуда мне знать, – буркнул он.
Но она понимала, что именно так Джейк все и воспринимает. Пока его жена не найдется, он все­гда будет чувствовать на себе подозрительные взгля­ды. А если Джиллиан найдут мертвой, все станет еще хуже.
– А что думают ваши друзья? – решилась она спросить.
– Друзья? Если верить расхожему мнению, что друзья – это те люди, которые делят с тобой не только радости, но и невзгоды, которые никогда не сомневаются в тебе, то у меня, кажется, совсем нет друзей.
– А Боб Картер?
– Он, скорее, деловой партнер. До того, как на его офис напали, мы никогда не говорили с ним ни о чем, кроме работы. Да и теперь, собственно, все наши разговоры крутятся вокруг нашей работы и связанного с ней риска. Фактически я о нем ничего не знаю. Даже не знаю, женат ли он.
Кэтрин промолчала. Все это так грустно. Когда она болела, рядом был только Ральф и ее тетя. У Джейка, похоже, и того нет. А у нее еще эти люди из магазина, и она полагала, что вполне может на­звать их друзьями, да и Рози очень хорошо к ней относится. Не хотелось бы ей оказаться в таком же холодном, лишенном друзей мире, в каком живет Джейк.
На повороте дороги Джейк решил притормозить, но ему это не удалось, и Кэтрин услышала, как он резко втянул в себя воздух.
– Что случилось? – быстро спросила она.
– Тормоза, – сказал он, вглядываясь вперед и сконцентрировав все внимание на дороге. – Я их почти не чувствую. Если придется съезжать с холма, то мы скатимся оттуда, как снежный ком в адское пекло.
Внутри у Кэтрин все оледенело. Нечто похожее она уже однажды пережила. С тормозами у Коллина, правда, было все в порядке, но зато там был лед, а потому ощущения те же самые. Неужели все может повториться? Рот ее мгновенно пересох, а руки вце­пились в край сиденья. Точно так же, как тогда…
Но сейчас дорога была замечательно ровная, и Джейк перешел на ручной тормоз. Сразу замедлить ход машины не удавалось, и Кэтрин краешком гла­за видела, как напряженно он дергает ручку тормо­за. Все же скорость, хоть и медленно, но убавля­лась, а когда насыпь вдоль дороги стала выше, Джейк прижал к ней автомобиль, как в каком-то безумном фильме.
Это помогло еще немного снизить скорость, и, когда они съехали с насыпи, она увидела неболь­шой, усыпанный гравием тупичок, место для не­предвиденной остановки в пути. Машина въехала в него, покинув дорогу, и Джейк выключил мотор, и какое-то расстояние они катили по инерции, пока не остановились совсем.
Кэтрин выскочила из машины и стояла, опершись спиной о дверцу, дыхание ее никак не хотело восстанавливаться. Джейк мельком взглянул на ее бледное лицо и поднял капот машины. Она прикрыла глаза и слышала только, как он что-то сердито бор­мочет себе под нос.
– Тормозная жидкость, – сказал он, когда она, пошатываясь, подошла к нему. – Здесь ее осталось с чайную ложку. Это многое объясняет. Задержись мы подольше у коттеджа вашей тетушки, выехали бы и вообще без тормозов.
По мобильному телефону Джейк вызвал ближайшую техпомощь. Затем обернулся к Кэтрин.
– Вы держались просто великолепно, Кэтрин, – тихо сказал он. – Мужественный человечек, ничего не скажешь.
– Ну, не совсем… Ноги у меня до сих пор дрожат. Я думала, что история повторяется, хотя, полагаю, вы не сбежали бы и не бросили меня одну.
– А именно это с вами случилось в той ава­рии? – спокойно спросил Джейк, хотя внутри у него все перевернулось.
Он приподнял за подбородок ее поникшее лицо, и все, что она могла в этот момент сделать, это ис­пуганно покачать головой. Он прижал девушку к себе и держал так, пока не унялась ее дрожь. А когда она с тревогой подняла глаза, то увидела, что его лицо, как обычно, выражает ледяное спокойствие.
– Так этот Коллин сбежал с места аварии, бро­сив вас без помощи?
Одна кивнула, однако очень сдержанно.
– Это неудивительно, ведь он пережил… испы­тал сильное потрясение, – пыталась оправдать она Коллина.
– А я думаю, что ничего он не переживал и не испытывал, – сказал Джейк с таким выражением, чго Кэтрин оставалось лишь порадоваться, что он никогда не встретит Коллина.
Джейк прижал ее к себе, нежно гладя по голове, и это было так удивительно приятно, что она закрыла глаза и впала в невероятно сладостную дрему. Но он внезапно отстранил ее и начал в нетерпении проха­живаться вдоль машины. Кэтрин поняла почему: вспом­нил прошлую ночь и события, о которых потом ему пришлось сожалеть. Чувство вины и некоторой уни­женности захлестнуло ее с прежней силой.
К тому же она до сих пор переживала, что ей пришлось покинуть тетушку. Не то чтобы Клэр осо­бо нуждалась в ней, нет, она в жизни не встречала более самостоятельной особы. Но все же ей было грустно думать о том, что тетя вернется в пустой дом. А сама она, Кэтрин, и не подумала дождаться и приветливо встретить ее. Убежала – и с кем? С Джейком Трелони!
– Нет, все же мне надо было дождаться тетю Клэр, – огорченно сказала она, когда Джейк в оче­редной раз проходил мимо нее. – Я понимаю, она легла лишь для обследования, но все же это боль­ница, а я, вместо того чтобы встретить ее дома, сбе­жала с вами. Приятно ли ей будет это узнать?
– Вы не сбежали со мной, – сердито поправил ее Джейк. – Вы бежали от грозящей вам опасности. А чего бы вы хотели? Остаться там и выставить свою любимую тетушку на линию огня?
– Нет!
Во взгляде Кэтрин промелькнул неподдельный ужас, и выражение его лица смягчилось, поскольку он понял, что слишком уж запугал ее. Но все же, что ни говори, у него были на то веские основания, девушка должна быть в безопасности. А в Пенгарроне на нее могли напасть, и никто бы этому не вос­препятствовал.
– Ничего, – сказал он, стараясь успокоить ее, – теперь все будет улажено, и вам не о чем волно­ваться.
– Хорошо бы… – проворчала Кэтрин. – Но как именно это будет улажено, вот что не может меня не волновать. Вы же знаете: праведный и справедли­вый не всегда добивается триумфа.
Ох, Джейку ли не знать этого!
Кэтрин была так фантастически проницательна в своем восприятии происходящего, что он подчас просто диву давался. Он взглянул на нее, но она тотчас отвернулась. Как бы ему хотелось по-настоя­щему, до конца, объясниться с ней! Но увы, не тот сейчас момент, не то время, чтобы дать волю своим чувствам, тем более объясняться с таким удивитель­ным существом, как Кэтрин.
Чуть позже они сидели в высокой кабине ремонт­ной машины, Кэтрин – у окна, Джейк – между ней и водителем. «Ягуар» был отбуксирован в ближай­ший гараж. Времени ушло немало, но человек, обследовавший машину, выглядел весьма опытным мастером.
– У вас поврежден шланг тормозной системы, – сообщил этот мастер, странно поглядывая на Джейка. Он загнал машину на трап, и Джейк мог подойти и сам убедиться в правоте этого утверждения. – А по­тому каждый раз, как вы нажимали на педаль тор­моза, вытекала очередная порция тормозной жид­кости.
– И что, быстро она вытекала?
Джейк кипел яростью, но в его голосе было не больше эмоций, чем в тот момент, когда он попал в аварийную ситуацию, и много меньше, чем когда он обнаружил Кэтрин совершенно одну в поместье Пенгаррон.
– Смотря по тому, как часто и сильно вы тормо­зили. Пятьдесят процентов, когда вы первый раз сильно тормознули, еще двадцать – в следующий раз, а затем – гуд бай тормоза. Сработано професси­онально: вытекла жидкость, и кранты машине и пассажирам. А кто, зачем и почему – неизвестно. В таких делах, мистер, все шито-крыто, ничего не докажешь.
Ремонтник покосился на Джейка и прочел в лице его холодное бешенство.
– Когда будет готово?
– Ну, что вам сказать? – Он стоял и тщательно вытирал руки промасленной тряпкой. – Прямо сейчас я вам этого не поправлю. Приходите завтра, ча­сам к десяти.
– О'кей, – мрачно сказал Джейк. – Мы остано­вимся в гостинице, которую я видел на подъезде к деревне. – Забрав из «ягуара» багаж, он снова по­вернулся к ремонтнику. – Машина должна быть под присмотром, предпочтительно под замком.
– Как скажете, мистер.
Эти двое понимали друг друга без лишних слов, а Кэтрин, все еще ошеломленная, никак не могла сообразить что к чему.
По-настоящему она пришла в себя, лишь когда они вошли в небольшую гостиницу, расположен­ную в конце сельской улицы, и Джейк заказывал номер.
– Вам двойной или просто двуспальный? – с улыбкой спросила женщина за конторкой.
– Двуспальный, – ответил Джейк, и не успела Кэтрин вмешаться в разговор, как их по узкой лест­нице препроводили в номер с окном на деревенс­кую улицу.
– В самом номере ванной комнаты вы не найде­те, – с явной опаской проговорила женщина, стра­шась, как видно, грозной наружности Джейка. – Удобства, как говорится, снаружи.
– Это не страшно, – успокоил он ее, оделил слабой улыбкой и, вежливо вытеснив за дверь, тот­час запер номер изнутри.
– Ничего страшного! Ну конечно! – заговори­ла наконец Кэтрин, изумленно глядя на него. – Нет, я не про удобства, которые, «как говорится, снаружи», а про то, что вы решили впихнуться в один номер со мной. Я понимаю, вы расстроены отказом тормозов, а перед этим долго не отдыха­ли, да еще и головой стукнулись, но не до такой же степени, чтобы забыть заказать номер и себе, впрочем, это еще не поздно исправить. Вы долж­ны пойти и…
– Нам нужна одна комната, – пробурчал Джейк. – здесь две кровати, занимайте любую, мне все равно не до сна. Устроюсь в кресле и буду сидеть сторо­жить.
– Чего тут сторожить? – удивленно спросила Кэт­рин. – В нескольких милях от трассы… Да никто и не знает, что мы здесь.
– А если они следовали за нами, ожидая аварии?
Джейк нахмурился, подошел к окну и, слегка раздвинув тюлевые занавески, посмотрел вниз, на улицу.
– Но кто мог заранее знать, что у вас откажут тормоза? – уже начиная сердиться, спросила Кэт­рин.
– Ох, большая, в самом деле, загадка. Да тот, кто их испортил. Они сделали свое дело, а остальное было лишь вопросом времени. Тот человек в гараже сказал, что это весьма профессионально сработано.
Кэтрин плюхнулась на кровать.
– Вы хотите сказать, что прошлой ночью, пока мы спали…
– Нет, – хмуро прервал ее Джейк. – Это случи­лось раньше. Точно не уверен, но догадываюсь. По дороге из Лондона я остановился перекусить, а ког­да возвращался к машине, возле нее крутился ка­кой-то малый, будто бы восхищаясь «ягуаром» и все такое. Вероятно, он успел сделать свое черное дело до моего появления. Теперь понятно, почему пост­радала моя бедная головушка. Тогда я решил, что сам виноват, зазевался и слишком поздно затормо­зил. Отнес это на счет того, что башка у меня была забита совсем другими вещами. В то утро я нигде больше резко не тормозил, да и не останавливался почти, а вот сегодня история повторилась. И на этот раз все могло быть гораздо хуже. Еще несколько миль, и нам вообще не удалось бы затормозить. Вы же сами слышали, что говорил мастер в гараже: в таких де­лах, мол, все шито-крыто и, когда такое случается, ничего не докажешь.
– Да я тогда, честно говоря, и не поняла, о чем он толкует. Просто невероятно, – пробормотала Кэтрин, закрыв лицо руками и качая головой. – Будто мне все это снится.
– Нет, это не сон, а самая настоящая действи­тельность, – заверил ее Джейк, отойдя от окна и останавливаясь перед ней. – Я понимаю, это звучит ужасно, но именно потому я и предпочел перено­чевать в одной с вами комнате. Не хочу оставлять вас одну, хотя бы и в соседнем номере. Честно гово­ря, я понятия не имею, где они и существуют ли они вообще. Но велика вероятность того, что они тащатся за мной от самого Лондона, да и здесь вряд ли потеряли из виду мою машину. Трудно сказать, как далеко они могут зайти в своем стремлении не дать мне дописать книгу, но мы должны быть готовы ко всему.
– Учитывая порчу тормозов, можно сказать, что они уже зашли достаточно далеко. – Кэтрин смотрела на него очень серьезно. – Случись настоящая ава­рия со смертельным исходом, они своей цели достигли бы, разве не так?
– Да, скорее всего так оно и есть. – Джейк ото­шел от нее и сел в единственное кресло, стоявшее в номере. – До тех пор, пока книга не закончена и не передана в руки издателя, у них остается шанс остановить ее создание. Так, во всяком случае, они могут думать.
– Но как можно решиться на такое злодеяние? Это ведь очень серьезное дело – подвергнуть кого-то смертельной опасности!
– Вряд ли Ренфрей сочтет такое дело серьезным, слишком много поставлено на кон, – твердо сказал Джейк. – Он богат, денег у него более чем достаточ­но. Единственное, чего он еще не имеет, это власть. А стоит ему только занять надежное место в парла­менте, и он быстро взлетит на вершину власти. Он хороший организатор, умеет планировать. Прошлое осталось позади. Все, чего он хочет, расположено в будущем. И вот тут появляюсь я со своей книгой. Есть отчего пойти на крайности. Да, это бесспорно его рук дело. Других таких неприятелей у меня не суще­ствует. Большинство людей просто сторонятся меня. Ренфрей же идет гораздо дальше, и ему с его богат­ством ничего не стоит устроить так, что небо пока­жется мне с овчинку.
– Ох, силы небесные! Вы полагаете, что в буду­щем он может стать чуть не премьер-министром? – Кэтрин была просто потрясена. – И вы единствен­ный, кто может остановить его?
– Я пишу не разоблачительную публицистику, а роман.
– Но он основан на фактах, – твердым голосом уточнила она. – Ральф читал некоторые из ваших книг. Он говорит, что они захватывающие и сложные, ну, со сложной, запутанной интригой, но он все равно узнал в них о множестве вещей, которые до этого были скрыты от общества.
Джейк покосился на нее. Меньше всего ему хоте­лось бы иметь этого Ральфа в своих критиках, пусть даже и доброжелательных.
– Да черт с ним, мне все равно, что там думает и говорит ваш друг Ральф! – взорвался он, чем весь­ма удивил Кэтрин.
– Что это с вами? Ведь вы совсем не знаете Раль­фа, почему же вы на него злитесь? Я с большим вниманием отношусь к мнению друзей, полагаю, что и вы к своим друзьям, если они у вас когда-нибудь были, относились так же.
– У меня сейчас, кажется, только один друг, вер­нее, подруга, – проворчал Джейк. – Но вот беда: у нее есть привычка сначала говорить и лишь затем думать, а потому я не придаю особого значения ее мнениям и разглагольствованиям.
Кэтрин была сражена тем, что существует некая женщина, которую он называет своей единствен­ной подругой. Воображение сразу нарисовало ей об­раз прекрасной, искушенной в житейских делах дамы, и от этого она еще острее ощутила свою ор­динарность.
– Возможно, вы зря не прислушиваетесь к ней, – холодно проговорила она. – Это же счастье – иметь друга, который остается с вами, даже когда все по­кинули вас.
– Все так, – сказал Джейк, вставая с кресла и вновь подходя к окну. – И я понимаю, что человек она просто замечательный.
Кэтрин огорченно потупилась при мысли, что Джейк столь высоко оценивает женщину, о которой ей ничего не известно. Теперь, когда он стал неотъем­лемой частью ее жизни, она страдала от того, что у него есть близкая подруга, а скорее всего, даже боль­ше, чем просто подруга.
– Кто она? – сама не желая того, спросила Кэт­рин, пытаясь представить себе лицо этой женщины.
– Вы, – буркнул Джейк, все еще глядя в окно. Не успела она осознать смысл сказанного, как он повернулся к двери и буднично проговорил: – А не пройтись ли нам по деревне? Кажется, самое время пообедать. Провалиться мне на этом месте, если кто-нибудь решится напасть на нас среди бела дня.
За столом деревенской харчевни Джейк говорил очень мало. И почти все время молчал, когда они вернулись в гостиницу. Он был возбужден, насторо­жен, хотя Кэтрин не видела вокруг ничего подозрительного. Деревня тихо и мирно – можно даже сказать, сонно – жила своей обычной жизнью, и до них, двух приезжих, никому не было дела.
По дороге к гостинице Кэтрин заглядывала в вит­рины местных магазинов, в результате чего они оба купили себе несколько книг. Пользуясь тишиной и покоем окружающего их мирка, Кэтрин задумалась о том, что последнее время происходит с ней самой. Оглядываясь на то, что ей пришлось пережить в Пенгарроне, она четко осознала, что чем-то неве­домым была напугана лишь однажды, когда ей по­мерещилось, что кто-то за ней следит. Все осталь­ные случаи ее испуга так или иначе связаны с Джей­ком. Так что, если не считать испорченных тормозов «ягуара» и самого Джейка Трелони, все остальное можно счесть за плоды фантазии.
И потом еще этот номер на двоих. Как в нем но­чевать? Теперь, когда прошел шок от аварии, кото­рая чуть было не случилась из-за тормозов, реше­ние Джейка ночевать в одном номере показалось Кэтрин крайне подозрительным. Какая, в самом деле, в том нужда? Нет, ей совсем не нравится, как развиваются события. И какого черта, вообще гово­ря, она согласилась, чтобы он уволок ее в Лондон? Ох, да все объясняется просто! Она, Кэтрин, ос­лепленная его красотой, совсем лишилась разума и перестала отличать ложь от правды и зло от добра. Вопреки хорошей погоде и близости ласкового моря, приезжих в этой местности было совсем немного, и даже этот ничтожный факт показался Кэтрин, как ни странно, весьма подозрительным.
– Знаете, я все же не согласна ночевать с вами в одном номере, – решительно заявила она, когда они вернулись в гостиницу и сидели в небольшом холле.
– Мы же вчера ночевали с вами в одном коттед­же, – раздраженно проговорил Джейк. – И, как вы­яснилось, опасность грозила только мне. Вы ворвались, как полоумная, и чуть не пронзили меня своим допотопным зонтиком. Неужели забыли?
– Вот именно! – удовлетворенно ответила Кэтрин. – Никакой опасности извне просто не существовало. В том-то и дело! Никто не врывался в коттедж, а единственная опасность возникла из-за мо­его страха и подозрительности. Страх нагнали на меня вы, наделав так много шума из ничего. Боюсь, как бы это и сегодня ночью не повторилось. Да и вооб­ще, спать в одной комнате нам с вами право же как-то неловко, тем более что в этом нет никакой необходимости.
– Не знаю, о какой неловкости вы говорите. Я, например, не буду испытывать никакой неловкости. Вставайте, Кэтрин, и пойдем. Номер заказан, и не­чего тут обсуждать.
Она подчинилась. Было уже довольно поздно, ни он, ни она не выспались толком прошлой ночью, так что ничего другого не оставалось, как покинуть холл и направиться к себе в номер. Но Кэтрин все еще надеялась что-то придумать.
Возле номера Джейк кивнул на небольшую нишу с креслом и столиком и холодно сказал:
– Я посижу здесь немного, а вы ложитесь. Наде­юсь, пятнадцати минут вам хватит?
Кэтрин удалилась, умудрившись напоследок даже улыбнуться ему, хотя чувствовала себя весьма по­давленно, как чувствуют себя, наверное, женщины в осажденной крепости.
После несчастного случая она понемногу прихо­дила в норму, здоровье медленно, но верно возвращалось к ней, о Коллине она почти перестала ду­мать. Дела, можно сказать, шли на лад, но вот на ее пути повстречался Джейк Трелони. Разве она знала о нем что-нибудь определенное? Только то, что он сам рассказывал о себе, да еще, пожалуй, сомни­тельная информация тетушки, явно сочувствующей этому злосчастному последнему отпрыску странно­го семейства, которое уже не имело сил любить даже собственное детище.
Словом, она знала о Джейке одно хорошее. Да и сама наделяла его лишь положительными чертами, а все потому, что он расшевелил ее чувственность. Нет, это не дело! Она быстро разделась, натянула на себя ночную рубашку и халат, но ничто не могло отвлечь ее от размышлений о Джейке.
Прежде чем истекли пятнадцать минут, Кэтрин приняла решение. Она не допустит этого, не станет спать в одном номере с Джейком. Как же заснуть, чувствуя на себе взгляд сторожащего тебя человека? Тем более что он и сам, как она знает, весьма опа­сен. Что стоит такому красивому и опасному мужчи­не возбудить женщину? Да ему это легче легкого, и один пример тому был уже.
Она взяла его дорожную сумку и быстро выставила ее в коридор, сразу же заперев дверь на замок. Оставалось только сидеть в ожидании его гневной реакции на ее отчаянный поступок. И та не застави­ла себя ждать. Не прошло и минуты, как Джейк не­терпеливо подергал дверь.
– Кэтрин! Откройте! – приказал он довольно спо­койным голосом, в котором, однако, Кэтрин по­слышалась угроза.
– Простите, но я не могу этого сделать, – сказа­на она, склонившись к замочной скважине.
До слуха ее донеслось его раздраженное ворча­ние, потом он сказал:
– Вы понимаете, что это просто смешно? Все что лишь привлечет к нам излишнее внимание. Не сидеть же мне всю ночь под дверью? Уверяю вас, та кое не останется незамеченным.
– Ох! Разве я сказала вам, чтобы вы сидели под дверью? – простодушно спросила она. – Это было бы просто ужасно. Вы ведь очень устали. Пойдите и закажите себе другой номер. Вашу сумку я выстави­ла за дверь.
– Я заметил.
– Так в чем же дело?
– Ваша идея недостаточно хороша. Спрашивая другой номер, я не смогу не привлечь к себе вни­мания.
– Ничего страшного, они просто решат, что мы поссорились. – Он ничего не ответил, и она про­должила более твердо: – Я поняла, что не должна впускать вас ни в этот номер, ни в свою жизнь. Ре­шила я это твердо и не отступлюсь, так и знайте. Из-за вас у меня все перевернулось. И потом, я про­сто боюсь вас.
Ответа опять не последовало. Кэтрин не слышала там, за дверью, ни звука, ни шороха. Тогда она вы­нула ключ из замочной скважины и попыталась заг­лянуть в нее, но ничего, кроме противоположной стены, не увидела. Джейк наверняка решил больше не спорить и пошел вниз, чтобы заказать себе дру­гой номер. Она облегченно вздохнула, хотя и доса­довала на себя за нелюбезное обращение с этим человеком. Чувства его наверняка задеты.
Нет никаких причин укорять себя, твердила она, пытаясь отделаться от чувства неловкости. Все сде­лано правильно. Чем ближе она подпустит к себе Джейка, тем большей опасности будет подвергать­ся, что бы он там ни говорил. Если он обманывает ее, если виноват в исчезновении своей жены, надо держаться от него подальше. А уж спать с ним в од­ном номере деревенской гостиницы и вообще чис­тое безумие.
Так Кэтрин постепенно убедила себя в оправ­данности своих действий. Она закончила приготов­ления ко сну, разобрала постель, собралась зайти в ванную, но не тут-то было! Да, ведь «удобства снаружи»…
Тихо подкравшись по мягкому ковру к двери, прислушалась, в коридоре – ни звука. Она решила, что до возвращения Джейка вполне успеет добрать­ся до ванной и вернуться. Но идти надо сразу – пока он объясняет портье, почему ему вдруг понадобил­ся еще один номер.
Кэтрин отперла дверь, выглянула в коридор и быстро проскользнула в ванную, находившуюся че­рез две двери от ее номера. Надо только вернуться прежде, чем Джейк поднимется по лестнице. А ут­ром она спокойно поговорит с ним и вежливо, но определенно даст понять, что его проблемы ничуть ее не касаются.
Возвращаясь, Кэтрин с досадой вспомнила, что, выходя, не заперла дверь. Да, она была слиш­ком встревожена, чтобы действовать методично. К счастью, в коридоре все еще никого не было, она пошла в номер, заперла за собой дверь и только тут с облегчением перевела дух. Но когда она по­вернулась, ее вновь охватила волна раздражения и страха.
Джейк был в комнате. Он уже успел снять пид­жак и галстук, положил сумку со своими вещами на неразобранную кровать и теперь снимал туфли.
Она уже открыла рот для возмущенной отпове­ди, но он опередил ее:
– Довольно этой чепухи! Выключайте верхний свет и ложитесь спать. Вижу, вас опять что-то напу­гало. Ни о чем не беспокойтесь, ложитесь и спите. Я тем временем тоже успокоюсь и устроюсь на ночь в этом кресле.
Подобное решение проблемы Кэтрин не устраи­вало, но не выгонять же его, в самом деле, из номе­ра, тем более что этого никак не удастся сделать, не устроив громкого скандала, а скандалить ей хоте­лось менее всего. Посоветовать Джейку требовать у дежурной еще один номер – это одно: и совсем дру­гое – самой идти с этим требованием и, краснея, объяснять что-то… Нет, об этом и речи быть не мо­жет. И она решила оставить все как есть.
– Ваше поведение крайне неприлично! – напос­ледок возмутилась она.
Но Джейк ее гневному протесту не придал ника­кого значения.
– Вчера вечером вы настояли, чтобы на ночь я остался у вас, – напомнил он ей. – Вы исцеляли мои раны, кормили меня, и все это потому, что твердо доверяли мне. Вы даже встали ночью чуть ли не для того, чтобы защитить меня.
– Это совсем другое, – холодно сказала Кэтрин. – В коттедже мы были каждый сам по себе, в разных спальнях. Да и ситуация складывалась иная. Сегодня мы в гостинице, среди множества людей. И потом, – продолжала она, с подозрением глядя на него, – прошлой ночью ведь так ничего и не случилось.
– Кроме того, что вы пытались убить меня, – небрежно бросил Джейк.
Его слова напомнили ей о неожиданном поце­луе, и щеки ее сразу же вспыхнули.
– Все это вышло из-за того, что вам удалось убе­дить меня, будто нам в самом деле угрожает опас­ность. А сейчас я понимаю, что никакой опасности вообще не существует.
– Ну, конечно, какая там опасность, – с сар­казмом проговорил Джейк. – Подумаешь, случайно избежали аварии из-за отказавших тормозов. Навер­ное, это все нам лишь померещилось. Одно вообра­жение, и ничего больше.
– Ваше воображение, Джейк, ваше! – резко воз­разила Кэтрин. – Никто и ничто не угрожает мне. Единственный человек, который постоянно пугает меня, это вы. А что касается тормозов, так вам бы получше приглядывать за своей машиной, тогда любую неисправность можно заметить вовремя. Это все дело случая и вашей небрежности. Вы предло­жили свою версию, но; кроме ваших слов, нет ни­каких доводов, что это действительно работа каких-то злодеев.
Не успев договорить, она уже жалела о сказан­ном. Джейк просто сидел, мрачно глядя на нее, и глаза его были как темный лед, холодны и полны отчуждения.
– Итак, вы не верите мне, Кэтрин, – наконец тихо заговорил он. – Вы думаете, что я убил Джил­лиан, а теперь и в отношении вас вынашиваю недо­брые замыслы. И тормоза я чуть ли не сам испор­тил… Вы боитесь меня.
– Нет, я вас не боюсь, – сердито выпалила она, быстро сбросила халат и нырнула в постель, натя­нув одеяло до подбородка. – Если бы я вас боялась, то закричала бы, бросилась к двери и выскочила в коридор.
– Все это не так просто, – сказал он спокойно. – Боюсь, что я бы успел перехватить вас и заставил замолчать.
Она уставилась на него, стараясь не выглядеть встревоженной, что не очень хорошо ей удавалось. Джейк, видя это, сердито отвернулся.
– Ох, да спите вы, – проскрипел он. – У меня достаточно проблем с профессиональными безум­цами, чтобы еще возиться с разными любителя­ми.
Кэтрин промолчала и даже немного успокоилась, но чувствовала, что заснуть ей вряд ли удастся. Она была слишком взвинчена, и все по его вине. Почему он преследует ее все это время? Почему бросился в Корнуолл сразу же, как узнал, что она там? Почему вчера поцеловал ее? Она в своей жизни прекрасно может обойтись без Джейка Трелони. А тут еще и третья книжка «Жука Берти». Ну как теперь ее за­кончить?
Она беспокойно ворочалась в постели, изредка поглядывая из-под опущенных ресниц на Джейка. Тот читал, сидел в кресле и читал. Тут еще эта на­стольная лампа возле него, она слепила ей глаза. Кэтрин повернулась к стене и решила до утра боль­ше не двигаться, даже если все ее кости занемеют и одеревенеют. В случае чего, если он встанет с крес­ла, она услышит. Но как странно, однако, что он назвал ее своим другом. Никаких доказательств этого не было, если не считать, что он действительно не обращал никакого внимания на ее советы…
Машина мчалась с фантастической скоростью. Коллин смеялся и что-то кричал, глядя не на до­рогу, а на нее, и, когда она просила его быть ос­торожнее, он только прибавлял скорость. Шел ле­дяной дождь, твердые капли больно секли ее кожу, потому что у машины не было верха. Когда она попыталась увернуться от болезненных уколов за­леденевших капель, то потеряла равновесие, и машина перевернулась, потом еще раз и еще раз, увлекая их в какой-то бесконечный круговорот. Коллин кричал на нее, винил во всем ее одну, и она видела, что он подносит к мотору длинную горящую спичку.
– Не смей! Не смей, Коллин! – кричала она, а он все ругал ее и обвинял. Потом выпрыгнул из ма­шины и оставил ее одну…
– Кэтрин! Кэтрин! – Она отпихивала от себя руки, схватившие ее, тщетно пытаясь освободиться. – Кэтрин! Проснитесь!
Ее трясли, пытались поднять, и, когда ей уда­лось приоткрыть глаза, она увидела, что это Коллин держит ее, не давая выскочить из машины. Она смот­рела на него сквозь языки пламени, кричала и пы­талась вырваться из его хватки.
– Я умираю! Умираю в огне и во льду! – Вдруг языки пламени исчезли, и она поняла, что это со­всем не Коллин. – Джейк?
Кэтрин смотрела на него во все глаза, сознание медленно возвращалось к ней, и Джейк, сочувствен­но глядя на нее, опустил ее на подушки.
– Это всего лишь сон, Кэтрин. У вас был кош­мар. Хорошо, что я оказался рядом и быстро вас разбудил. Вы как? Теперь с вами все в порядке? Сей­час вам будет чай.
Кэтрин взглянула на часы и воскликнула:
– Какой чай? Четыре утра, весь персонал спит!
– Хоть удобства у нас и снаружи, да зато внутри имеется все для приготовления чая.
Джейк усмехнулся и отошел. На столике у стены она увидела электрический чайник и поднос с чаш­ками и всем прочим, что полагается к чаепитию. Вчера, когда они пришли в номер, она была слиш­ком взвинчена, чтобы заметить такие подробности. Кстати, Джейк даже не спросил, хочет ли она чаю. Он просто включил чайник и насыпал заварку в маленький фарфоровый чайничек.
Дыхание Кэтрин постепенно выровнялось, и она теперь почти спокойно следила за ним. Странно, ведь думала, что не заснет, и все же заснула. И опять увидела все тот же кошмар. Он вернулся как некое возмездие. Уже несколько недель не возвращался, и вот снова…
– Я уже совсем было перестала видеть этот кош­марный сон, – тихо пробормотала она. – После ава­рии он мне снился множество раз, но потом я за­была его, а теперь опять…
– Отказавшие тормоза достаточно сильное впе­чатление, чтобы все пережитые страхи вернулись, – пояснил Джейк. – Возможно, это и не в последний раз. Тяжело, конечно, но со временем все пройдет и забудется.
Когда чай был готов, он поднес ей чашку и поставил на тумбочку рядом с ее кроватью. Кэт­рин показалось, что он избегает встречаться с ней взглядом.
– Простите, – быстро проговорила она, прежде чем он отошел.
– Ничего. Я не спал.
– Я не о том. Я не усну, если не попрошу у вас прощения. Простите мне вчерашнее дикое поведе­ние. Я что-то запаниковала…
– Забудьте это, – холодно сказал Джейк, повер­нувшись и собираясь отойти от нее.
Кэтрин успела схватить его за рукав и заставила остановиться.
– Просто взять и забыть невозможно. Уж слишком я была груба. Подчас я совершенно невыноси­ма, да вы знаете…
– Лучше бы уж я не знал, – довольно ехидно проворчал Джейк. – Попейте чаю и постарайтесь опять уснуть.
Она послушалась его совета и теперь потихоньку отхлебывала свой чай, в то время как Джейк вер­нулся в кресло и вновь погрузился в чтение. Выгля­дел он усталым, и это вновь обострило в ней чув­ство вины. Впереди долгий переезд, до Лондона не близко, а тут она со своими капризами. Опять он заботился о ней, не собираясь ни убивать ее, ни причинять ей еще какого бы то ни было худа.
– Джейк, прошу вас, идите в постель, – раздра­женно сказала она.
– Это что, еще один пример вашего плохого по­ведения, мисс Холден?
Кэтрин сердилась, хотя подобие улыбки, возник­шей у него на устах, доставило ей некоторое удо­вольствие.
– Здесь пустует великолепная кровать, – твердо сказала она, – а вы торчите в кресле. Завтра утром вам предстоит сесть за руль и совершить долгий пе­реезд, я вам в этом не помощница. Да вы же заснете за рулем, а я и без того боюсь долгих переездов. Тем более на таком роскошном автомобиле.
– Не понимаю, что в нем роскошного? – пробормотал Джейк. – Машина как машина, ничего особенного.
Против ее ожидания, он внял совету, покинул кресло и прилег на кровать. Вот так – все просто и естественно. И машина как машина. Коллин же счи­тал, что его машина – нечто особенное, подумала она, а вслух сказала:
– Коллин никому не позволял даже прикоснуть­ся к рулю своего «ягуара». Он говорил, что это кол­лекционная штучка или что-то в этом роде.
Джейк потер лоб и вопросительно взглянул на нее.
– А что вообще там у вас случилось?
– Гололед, ну и закрутило… Точно я не знаю, что случилось, но стукнулись здорово. Я потеряла сознание, а Коллина с тех пор толком и не видела.
– Вы до сих пор тоскуете по нему?
Кэтрин покачала головой и, повернувшись к Джейку, посмотрела ему прямо в глаза.
– Нет, теперь нет. Да и после аварии мне было не до него. Выздоровление проходило не совсем гладко. Конечно, потом я чувствовала некоторую опусто­шенность, но относила это на счет болезни. Меня даже не особенно задело то, что у него кто-то есть.
После некоторой паузы Джейк спросил:
– А что, после аварии машина загорелась?
– Нет, но я все время ожидала этого. Меня при­давило, я лежала на льду, а машина страшно нави­сала надо мной. Фары все еще горели, и я чувствовала сильный запах бензина. Коллина выкинуло на­ружу, а у меня защемило ногу, так что я не могла пошевелиться.
– И он, прежде чем уйти, не помог вам освобо­диться?
– Нет. Я уже говорила, что он, вероятно, был в шоке. Он пошел за помощью. А позже кто-то ехал мимо, остановился и вызвал полицию и «скорую помощь».
Кэтрин не собиралась рассказывать все это Джей­ку, но так уж вышло.
Ну все, конец разговорам! Она закрыла глаза. А когда снова открыла их, то увидела, что Джейк не спит. Лежит, глядя в потолок… Интересно, о чем он думает? Хорошо еще, что она не поведала ему о не­давнем звонке Коллина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мрачный и опасный - Уилсон Патриция

Разделы:
Об автореГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Мрачный и опасный - Уилсон Патриция



Он испытывал странную досаду, что она живет себе здесь, водит знакомство с кем-то, кого по-приятельски называет Ральфом, выходит на ули¬цу, ловит такси, разъезжает по городу и держит чу-довищного кота. И все это в то время, как могла оставаться в лесу, которому принадлежала. Сидеть там со своим альбомом и сиять на всю округу ярки¬ми, просто какими-то солнечными волосами. Разго-варивать с ним в этой своей странной, загадочной манере.
Мрачный и опасный - Уилсон ПатрицияДульсинея
17.01.2013, 14.33





Перевод печальный, столько глупостей нашла, очень хочется прочесть произведение, но манера переводчика раздражает, как твёрдый мел по школьной доске. Есть другие варианты перевода?
Мрачный и опасный - Уилсон ПатрицияИнна
12.09.2013, 10.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100