Читать онлайн Черный бархат, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черный бархат - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черный бархат - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черный бархат - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Черный бархат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Из спортивного зала Хелен вышла вместе с Джеком Гарфордом. Уже стемнело, однако, было довольно тепло. Дождь недавно прекратился. Она поправила спортивную сумку на плече и решительно прибавила шагу, ступая пружинисто и почти бесшумно в легких белых кроссовках.
– Выпьем кофе? – спросил Джек, заглянув в фиалковые глаза Хелен.
Она сняла очки, и ее удивительная красота настолько поразила его, что он даже растерялся, подумав, что ему просто померещилось.
– С удовольствием, но ведь на мне тренировочный костюм!
– Пустяки! И на мне тоже. Зайдем в обыкновенное кафе.
– Хорошо, уговорил! – рассмеялась она, вдруг почувствовав облегчение. Ей совершенно не хотелось возвращаться домой. Мысль о завтрашнем дне не выходила у нее из головы.
Непредвиденная болезнь ее подопечного обеспечила ей короткую передышку. Расписание было пересмотрено, деловые встречи перенесены, но время неумолимо брало свое. Завтра ей снова предстояло встретиться с Дэном Форрестом, смотреть в золотистые, как у пантеры, глаза и угождать ему, не обращая внимания на все колкости, которые, она не сомневалась, непременно последуют.
Она предпочла бы вообще его не видеть, не говоря уже о том, чтобы казаться дружелюбной и любезной. Ее по-прежнему раздражало, что ей навязали его, оторвав от других дел. Но у нее хватило мужества признаться себе в том, что ее волнует и кое-что еще. Она боялась смотреть на него, и совсем не потому, что совершила ужасную ошибку. В конце концов, она извинилась!
Нет, дело вовсе не в этом, а в нем самом! Когда она вспоминала его, ее охватывала дрожь. Он странным образом пугал и возбуждал ее, даже когда был болен и лежал на подушках на кровати. А что же станет с ней, когда он поправится и встанет на ноги. Ей казалось, что его глаза все видят насквозь, и ее пугала перспектива снова заглянуть в них.
Уговорить Мартина заменить ее кем-нибудь еще ей так и не удалось. Он оставался непреклонен, твердя одно: она и только она должна обхаживать Дэна Форреста. И даже когда Хелен призналась, что смущается при нем, он не уступил ей, настояв на своем.
– Мы пришли, – сказал Джек. – Не слишком презентабельное кафе, но зато здесь и в тренировочном костюме ты будешь чувствовать себя свободно.
Хелен улыбнулась. Этот район нельзя было назвать престижным, но им обоим было не по карману платить за тренировки в шикарных спортивных залах в центре города. Им важно было научиться постоять за себя в критической ситуации на улице, а не совершенствовать фигуру в угоду капризной моде. Поэтому и забегаловка, в которую Джек ее привел, оказалась под стать окрестностям. Одна она не решилась бы заглянуть сюда.
– Отлично, – кивнула Хелен. – Ты платишь за кофе, я за булочки. Если их, конечно, можно есть. Не боишься за свой желудок, Джек?
– Я абсолютно здоров! – похвалился он. – И малосъедобные булочки меня не пугают.
Они вошли в зал, и Хелен увидела в нем некоторых знакомых по спортклубу: очевидно, им тоже захотелось выпить кофе после тренировки.
– Привет, ребята! Как самочувствие? – окликнул их один из них.
– Как после хорошей драки, – ответил Джек, пожимая руки сидящим за обитым пластиком круглым столом. – Все тело в синяках и ноет.
Большинство ребят были совсем молодыми – в возрасте до двадцати лет – и крупного телосложения. По сравнению с этими богатырями Хелен казалась Дюймовочкой, хотя и не была маленького роста. Кивнув им, она села за соседний столик, а Джек пошел делать заказ. Все это напоминало что-то знакомое, из далекой студенческой поры, а может быть, кафе напоминало ей и ее нынешнее пристанище.
Жизнь Хелен Стюарт невероятным образом протекала в двух разных мирах: днем она являлась старшим редактором издательства "Ньюменс Паблишерс", а вечером превращалась в молодую женщину, принимающую жизнь такой, какая она есть. Ночью она вновь становилась совершенно другой…
Ты где была, на Пиккадилли? Дура, там тебе не место! Там все схвачено профессионалками! Что ты о себе вообразила? Твое место на вокзале, а то и в порту. И не делай такую свирепую рожу, улыбайся побольше! Достань денег где хочешь, или тебе не поздоровится, глупая стерва!
Эти слова, слышанные ею однажды ночью, вдруг резко прозвучали у нее в голове, несмотря на окружающий шум.
– Вот, два кофе и две подозрительные булочки, – весело воскликнул Джек, плюхнувшись на свободный стул рядом с ней. – Все нормально? – Он пристально посмотрел на нее.
– Конечно! А что? – Она улыбнулась, вернувшись к действительности.
– Ты была где-то далеко-далеко.
– Задумалась о завтрашнем дне, и сразу стало как-то не по себе, – призналась Хелен. – Мне предстоит опекать самого Дэна Форреста.
– Ну и что? – Отхлебнув кофе, Джек недоуменно уставился на нее. – Это же лучше, чем сидеть в кабинете!
Как было бы здорово, подумалось ей, если бы Дэн был похож на него, такого спокойного, доброго и легкого в общении. Если бы ей потребовался мужчина, она выбрала бы именно такого, похожего на Джека или Мартина, с открытым улыбчивым лицом и уважительным отношением к женщинам. Голос Дэна Форреста тоже казался спокойным, но в нем звучала властность. Да и вообще он раздражал ее.
– Но у меня полно срочной работы, весь стол завален рукописями, а писатели заслуживают уважения. Я не хочу обманывать и злоупотреблять их доверием. Мартин и слышать не желает о том, чтобы кем-то заменить меня! Настаивает, чтобы его сопровождала именно я.
– Может, он считает, что ты более тактична, чем другие сотрудники?
– Он прекрасно знает, что это далеко не так, – вздохнула Хелен. – Когда я встречала Дэна Форреста несколько дней тому назад в аэропорту, я подумала, что он пьян, и оставила его одного в гостинице. А он, оказывается, был тяжело болен, администрации пришлось вызвать врача. Мистер Форрест не из тех, кто легко прощает обиды. Вот почему я и побаиваюсь его.
– Понимаю. Наконец-то я вытянул из тебя крупицу правды! Придется тебе смиренно нести свой крест! Не переживай, это ненадолго! Дэн Форрест обычно здесь не задерживается.
– Откуда ты знаешь?
– Я журналист, как ты, надеюсь, помнишь. Знать все об известных персонах – моя работа. Дэн Форрест всегда интересует газетчиков, с ним непременно что-нибудь происходит.
Жаль, я так и не сумел до сих пор добраться до него.
– Ты знаешь Дэна Форреста! Для меня это новость! Я только что прочитал его книгу! – воскликнул сидящий за соседним столиком юноша, один из постоянных посетителей спортивного клуба. Он пересел на свободный стул за их столом и с надеждой взглянул на Джека.
– Это не я, а она знакома с ним, – поправил его Джек. – Хелен поручено сопровождать Дэна Форреста во время его пребывания в Лондоне.
– Вот повезло! – с уважением посмотрел на Хелен восторженный юнец. – Я прочитал его "Врата ада". Потрясающая вещь! Прямо-таки мурашки бегут по коже! Я слышал, он получил за нее литературную премию?
– Не за эту книгу, а за пособие по психиатрии, – пояснил Джек. – Дэн Форрест – знаменитый врач и ученый, именно работы в этой области принесли ему славу. А не кровавые триллеры. На них он зарабатывает деньги.
– Он психиатр? – изумилась Хелен.
Мысленно представив себе янтарные глаза Форреста, она лишь сейчас поняла, почему они так смотрели на нее.
– И весьма знаменитый, повторяю! Он читает лекции в университетах по всему миру, иногда к его консультации прибегает полиция: ведь преступники нередко оказываются чокнутыми. И не только полиция Нью-Йорка! Однажды я начал читать одну его работу, но вскоре бросил: слишком сложно для меня, – улыбнулся Джек.
– Советую прочитать "Врата ада", старина! Не оторвешься!
Почитатель таланта Дэна Форреста встал и пошел к своим друзьям, чтобы сообщить им необыкновенную новость.
Джек тотчас же поскучнел.
– Если честно, я перестал читать ее, потому что мне стало жутковато, – понизив голос, признался он Хелен. – У меня сложилось впечатление, что Форрест чувствует себя среди сумасшедших и маньяков как рыба в воде. Я стараюсь не думать о неприятном, в жизни и так достаточно сложностей, зачем же забивать голову всякими бреднями сумасшедших?
Хелен уже не слушала его. Ее потрясло, что она не только недооценила Дэна Форреста, но и серьезно обидела его! Наверняка он разглядел ее сущность, верно диагностировал ее и потому очень опасен. С ним следует держать ухо востро, опасно свысока смотреть на него! Самые худшие ее предчувствия подтверждались, наверняка ей не удастся вынести его высокомерный взгляд, пронзающий любого человека насквозь.
Эта мысль крепко засела у нее в голове, ей не удалось избавиться от нее даже дома. Ощущение, что она совершила чудовищную ошибку, которая скажется на всем будущем, не покидало ее, золотистые глаза постоянно стояли перед мысленным взором. А ей совершенно не хотелось, чтобы кто-либо обращал на нее внимание, потому что существенная часть ее жизни была окутана тайной.
Она все же попыталась стряхнуть навязчивую идею, убеждая себя в том, что Дэн Форрест окружит себя ледяной оболочкой и не взглянет на нее. Ведь она оскорбила его, а он совсем не из тех, кто легко прощает и быстро забывает оскорбления и обиды. Эта мысль напомнила ей еще кое о чем, и она лихорадочно перелистала записную книжку, желая убедиться, что заказала машину на завтра. Удостоверившись, что хоть этого не забыла, она с облегчением вздохнула и дала себе слово впредь поступать только обдуманно и благоразумно, не позволяя себе просчетов в планах и в оценках окружающих.
Хелен приняла душ и переоделась. За окном по-прежнему стояла ясная лунная ночь, в чем она убедилась, слегка раздвинув плотные шторы. Одно это уже хорошо: она не любила бродить по ночным улицам под дождем, в последние дни все складывалось для нее и без того из рук вон плохо.
Хелен почувствовала невероятную усталость, оставалось надеяться, что она не подхватила вирус гриппа Дэна Форреста. Но Хелен ясно отдавала себе отчет, в чем истинная причина упадка сил: она чересчур много времени посвящает ночным прогулкам, они измучили ее, а ей сейчас требовался целительный сон. Однако и сегодня совершенно необходимо снова выйти одной в ночь. Нельзя прерывать поиск. Боже, как же она устала!
Она надела плащ на случай внезапного ливня и молча вышла из дому. На улице было тихо и темно, но темнота не пугала ее: в ее регулярных ночных прогулках имелось нечто такое, чего действительно следовало опасаться. Проехав определенное расстояние на автомобиле, Хелен, оставив его, медленно пошла по улице. Торопиться ей было некуда, поиск требовал времени и терпения. Она хорошо чувствовала время. Страшно даже подумать, сколько она уже потратила его, но все безрезультатно. Она ни на шаг не приблизилась к цели. Может быть, сегодня ей наконец повезет?
Она горько усмехнулась: эти слова звучали в ее голове каждую ночь, но надежда так и не оправдалась. И все же однажды, вот такой же темной ночью, она обязательно найдет на мокрой от дождя улице то, что так упорно ищет.
Она свернула в переулок и очутилась в полной темноте, однако, нисколько не заволновалась. Сейчас она же не была беззащитной, как раньше, много лет назад. Оказавшись снова на освещенной улице, Хелен огляделась по сторонам. Взгляд ее равнодушно скользнул по автомобилям, проносящимся мимо нее, и задержался на тротуаре, там, где из витрин магазинов на него падал яркий свет. Постояв немного, она возобновила неспешную прогулку. Что она будет делать, если сегодня ее поиск увенчается успехом? Как поведет себя, взглянув правде в лицо?


Дэн вышел в фойе гостиницы, чрезвычайно довольный тем, что наконец-то смог размять ноги и заодно проверить, достаточно ли они окрепли. Наверху, в шикарном номере, они достаточно надежно держали его в вертикальном положении, но лишь здесь, на просторе, он мог удостовериться в их крепости. Он впервые появился на людях и хотел быть уверен, что ноги его не подведут. Если такое произойдет, он отменит намеченную на завтра поездку и останется в отеле. Перспектива внезапного падения в нежные объятия Хелен Стюарт в надежде на то, что в ней проснется совесть, его не прельщала. Какие-либо отношения с этой особой могли возникнуть лишь в том случае, если он будет чувствовать себя в отличной форме, как физической, так и психической.
– Как вы себя чувствуете, мистер Форрест? – подбежал к нему управляющий.
– Я чувствую себя хорошо, мистер Эндерби, – весело улыбнулся ему Дэн.
Судя по тому, как просияло лицо управляющего, он остался доволен таким ответом.
– Мы умеем должным образом заботиться о своих гостях, – промолвил он.
– Несомненно! – кивнул Дэн.
– Вам чрезвычайно повезло, что у нас уделяют большое внимание этому вопросу, – с важным видом продолжал рассуждать мистер Эндерби. – Юная леди, которая привезла вас в наш отель…
– Не заслуживает обвинений, – мягко перебил его Дэн. – Я действительно был похож на пьяного в стельку. Не трудно представить, как такое состояние может напугать молодую леди. Она до сих пор не может прийти в себя после пережитого стресса. И я ее за это не виню.
– У нее стресс? Боже мой! – Управляющий приготовился выслушать подробности потрясающей новости, однако, Дэн ограничился вежливым полупоклоном и направился к автоматически распахивающимся дверям, мимо знакомого швейцара, которому он улыбнулся, и вышел на ночную улицу, залитую светом витрин и фонарей.
Он уже сожалел, что вступился за Хелен Стюарт. Все же вид у него тогда был скорее больного, чем пьяного, и она проявила редкую бесчувственность. Ни одна из его знакомых женщин не поступила бы подобным образом. А Хелен Стюарт не колеблясь оставила его одного.
Но все же вряд ли можно оценивать этот поступок, руководствуясь лишь собственным мнением, тем более что она не принадлежит к кругу его знакомых. Ведь ей могло показаться, что, напившись как свинья, он хочет затащить ее в номер, и поэтому она поспешила ретироваться. Однако при второй встрече она не произвела впечатления растерявшейся или перепуганной до смерти женщины. Напротив, она была с ним расчетлива и, пожалуй, даже зла.
Он нахмурился. Раньше его никогда и никто не боялся, он внушал людям доверие. Не объясняется ли ее настороженность во время дневного визита к нему тем, что он лежал в постели? Нет ли здесь сексуальной подоплеки? А может, он кажется опасным лишь таким, как она, неприступным снаружи и дрожащим внутри? Он готов был побиться об заклад, что она еще девственница.
Мартина и Маргарет никак не назовешь глупцами, однако, она вызывала у них опасения. Впрочем, они оба склонны проявлять материнскую заботу о людях, она же выглядела так, словно нуждалась в ней. Ее неприступность лишь щит, и он ощущал это. Как знал наверняка и то, что любую попытку руководить ею Хелен встретит в штыки и моментально спрячется в своей ракушке.
Он недовольно поморщился. Кажется, он углубился в психоанализ, чего и добивался от него хитрый Мартин. Но в его планы это не входит! Он вырвался в любимый город, потерпел маленькую неудачу, оправился от нее – и довольно! Пора перейти к удовольствиям – когда-то ему еще удастся вновь побывать в Англии! Нет, ничто не должно портить ему настроение, пока он здесь.
Он будет подчеркнуто любезен во время формальных встреч с Хелен Стюарт, а по их завершении – вежливо прощаться с ней и отправляться по личным делам в город. Пусть решает свои проблемы сама. Ведь совсем скоро их уже будет разделять Атлантический океан. Не может же он помогать всем на свете! Вокруг полно людей с неуверенностью во взгляде, но он выработал в себе полезную привычку не придавать этому большого значения. Не нужно забывать, что она чертовски привлекательна, что усугубляет опасность при сложившихся обстоятельствах. Нет, он не позволит себе заинтересоваться ею, это было бы не научно!
Ноги, похоже, неплохо справлялись со своей задачей. Они совершенно незаметно унесли его на приличное расстояние от отеля, пока он предавался размышлениям. Да и организм в целом функционировал нормально. Это окрыляло! Кажется, он поправился, и завтрашний день для него все-таки наступит.
Он окинул рассеянным взглядом улицу и слегка напрягся, заметив на противоположном тротуаре девицу, род занятий которой не вызывал сомнений. Проститутка! Одета она была во все черное: очень короткий черный клеенчатый плащ полностью открывал длинные ноги в черных чулках и высоких черных сапогах на каблуках.
Черные волосы были зачесаны назад и украшены черной бархаткой. Половину лица закрывали светозащитные очки. Ее странный облик заинтриговал его: ему еще не встречались девицы, настолько открыто заявляющие о своей профессии. Ей недоставало разве что вспыхивающей рекламной таблички пониже спины.
Две девицы, занятые тем же ремеслом, бросали на нее недоуменные взгляды. Но вычурным казался не только ее облик, сразу же отметил Дэн, она прогуливалась вдоль улицы с таким видом, словно считала себя невидимкой, хотя ее броская внешность не могла не задержать на себе внимание прохожих.
Он пошел следом за ней по своей стороне улицы, сначала – из праздного любопытства, потом – заинтересовавшись, чем закончится ее разговор с незнакомцем, который вскоре подошел к ней.
К его удивлению, она притворилась, что в упор не видит его, сделала шаг в сторону и пошла дальше. Мужчина оказался настойчивым и последовал за ней, что-то громко выкрикивая на ходу и привлекая внимание к ним обоим.
Она еще некоторое время игнорировала его, потом резко обернулась, так, что настырный клиент испуганно отпрянул назад, и с угрожающим видом сделала два шага вперед, глядя ему прямо в глаза. Дэн находился слишком далеко и не разобрал ее слов, но мужчина тотчас же повернулся и быстро пошел прочь, даже не ответив ей. По его походке и сжавшейся фигуре Дэн догадался, что он испугался.
Это еще сильнее заинтересовало его. Шлюха, угрожающая потенциальному клиенту! Ему захотелось посмотреть, что будет дальше. Он пересек улицу, слегка задержавшись посередине из-за сильного потока машин, и обнаружил, к своему огорчению, что девица исчезла. Тогда он двинулся в том же направлении, в котором ранее шла она, подгоняемый профессиональным интересом, однако, объекта наблюдения нигде не было видно.
Возле начала короткого темного проулка он остановился в задумчивости: в десятке– другом шагов от него виднелись огни другой улицы. Возможно, девица пошла туда и ее нетрудно догнать, поскольку она идет размеренным медленным шагом. Он сгорал от любопытства, ему очень хотелось выяснить, что она могла сказать тому крупному, рослому мужчине, который так испугался ее, что бросился наутек. Он видел "ночных бабочек" на бульварах многих городов мира, в которых бывал, но ни разу не наблюдал ничего подобного. Девицы всегда вели себя вполне предсказуемо, и он смотрел на них с сожалением и естественным любопытством. Но эта особа не вызывала схожих эмоций и уже поэтому заслуживала особого интереса.
Он свернул в проулок, но тотчас же замер на месте, остановленный внезапным сигналом об опасности, прозвучавшим у него в голове. Казалось, никто не собирался напасть из мрака на него, можно было идти вперед, тем более что он сумел бы постоять за себя. Однако ноги словно приросли к земле. Инстинкт самосохранения включил в его мозгу красный свет.
Огни и машины, мчащиеся по улице в конце прохода, манили его к себе. В темноте вроде никто не таился, разве что присев на корточках за мусорными контейнерами возле дверей черного хода магазина. Однако внутренний голос велел ему стоять, а он привык прислушиваться к нему, что не раз выручало его в Нью-Йорке. Нет, он не пойдет дальше за проституткой ради умозрительного интереса. Дэн повернулся и пошел обратно в отель, внезапно ощутив во всем теле странный озноб, хотя на улице было не холодно.
К нему подошли две девицы, которых он уже видел раньше, видимо привлеченные его дорогим костюмом, и с нескрываемым профессиональным интересом стали его рассматривать.
– Не скучно гулять одному, золотой?
Под взглядами хищных самок Дэн чувствовал себя желанным золотым тельцом, но уже не ощущал прежнего мистического страха. Он спокойно посмотрел на них и, выдержав паузу, спросил:
– Вы знаете ту даму в черном, которая прошла здесь пять минут назад?
– Это серьезный случай, – язвительно ответила одна из проституток. – Ей место в сумасшедшем доме. Ты видел, как дернул от нее тот парень? У него глаза с перепугу вылезли на лоб! Он пробежал мимо нас, словно испуганный кролик. Не знаю, что она такого ему сказала, но советую быть поосторожней, когда выбираешь подружку, золотой ты мой!
– Я думал, что скорее вы рискуете, снимая клиента!
Девицы переглянулись.
– Но не такого, как ты, дорогой! – улыбнулась ему одна из них, рассматривая его открытое и симпатичное лицо.
– Так кто же эта таинственная дама в черном? – повторил вопрос Дэн.
– И что она тебе далась? Мы ее видели здесь в первый раз!
– А может быть, она и не… – начал было он, но обе проститутки разразились резким хохотом.
– Да оставь ты ее в покое, золотой! – сказала та, что проявляла к нему наибольший интерес. – Вы, янки, такие чудные! У нее на лбу все написано крупными буквами. А юбчонка такая, что выглядывает задница!
Дэн удовлетворенно кивнул: значит, он все же угадал, загадочная девица специально надела этот наряд.
– Так тебе нужна веселая компания? – прищурилась та, что побойчее, но он шутливо вскинул руку, отдавая им прощальный салют.
– Не сегодня, моя Жозефина! – И поспешил прочь.
Девицы захихикали ему вслед и вернулись к охоте.
Загадочное ночное происшествие позабавило его. Шлюха в черном, угрожающая, а не заманивающая клиентов. Над этим можно поломать голову, дать размяться мозгам.
Но стоило ему только подумать о завтрашнем дне, как улыбка сползла с его лица. Ему предстояло провести несколько часов в обществе прекрасной, собранной и абсолютно бессердечной юной особы, готовой изрыгнуть пламя в ответ на его невинный флирт. Нет, определенно он слишком много о ней думает! Она засела у него в печенках и дает о себе знать в самый неподходящий момент. А ее лицо и голубые глаза, блестящие от навернувшихся слез, преследуют его, как наваждение.
Если бы не Мартин, он отменил бы всю эту затею и вплотную занялся бы путешествиями по Лондону. Встречаться с Антонией ему расхотелось, разве что потом, через несколько дней. С ней ему было приятно проводить время, но не более того.
Мысли Дэна вернулись к женщине в черном и к его внезапному ощущению смертельной опасности, исходящей от нее. А что, если она и в самом деле спряталась в темном переулке, прижавшись спиной к двери черного хода? Он бы и не разглядел там ее! Но даже если она и пряталась, почему он испугался? Откуда взялось это чувство страха, леденящее кровь? У него хватило бы сил и сноровки справиться с любым противником, будь то человек или зверь. Он был в хорошей физической форме, поскольку увлекался горным туризмом, парусным спортом и охотой. Случалось, он уходил один в длительный поход по дикой местности, желая отдохнуть от умственной работы. И при всем при том у него мурашки побежали по коже, едва он шагнул в этот темный проулок! Инстинкт самосохранения, дарованный человеку природой? А если нет, тогда что же еще?


На следующее утро Хелен села в автомобиль и, велев шоферу ехать к Дэну в отель, нервно откинулась на спинку сиденья. Назвать средство передвижения, в котором она удобно устроилась, машиной у нее не поворачивался язык: настолько огромным оно ей казалось. Вернее было бы обозвать этот лимузин обтекаемым автомобильным чудовищем. Мартин утверждал, что Дэн достоин обслуживания по высшему разряду, а этот монстр на колесах вполне соответствовал его запросам: ничего лучшего заказать за деньги не представлялось возможным. Величайший творец леденящих душу романов явно привык жить на широкую ногу.
Она закусила губу и поправила очки, вспомнив, что его перу принадлежат не только кровавые романы. Дэн Форрест считался светилом психиатрии, был уважаемым ученым. Почему об этой стороне его деятельности Мартин даже не упомянул? Ведь не мог же он не понимать, что рано или поздно ей все равно станет все о нем известно! Зачем же скрывать от нее самое главное? Может, он ожидал, что она проявит особое рвение и самостоятельно выяснит подробности жизни своего подопечного?
Ей стало совестно за то, что она умышленно отказалась от наведения справок о Дэне Форресте из неприязни к нему, и теперь рискует оказаться в невыгодном свете, если покупатели в книжном магазине зададут ей вопрос о нем. То немногое, что ей известно, она узнала случайно, и это лишь обострило ощущение, что он опасен для нее. Да, ей предстояло многое от него скрывать, а он, казалось, всегда был начеку и видел ее насквозь.
Выбравшись из лимузина у парадного подъезда его отеля, она обнаружила, что он уже поджидает ее на лестнице. Только теперь она заметила, что он брюнет и очень крупного телосложения. В последний раз она видела Дэна лежащим в постели. Сейчас он был одет в костюм темно-серого цвета, безукоризненную свежую сорочку и галстук в тон костюму. Это делало его похожим на остальных смертных и облегчало общение с ним. Высокий, симпатичный и стройный мужчина, стоящий на ступенях перед ней, не мог не обратить на себя внимание, а глаза его вообще казались чем-то исключительным.
Золотистые, как у пантеры, они смотрели на нее не мигая и с очевидным интересом, вселяя в сердце тревогу сквозившим в них несомненным интеллектом. Она не нашла в себе сил двинуться с места, пока взгляд его изучал ее с головы до ног, с методичностью робота посылая импульсы в мозг. И как ни странно, она не чувствовала, что на нее пялится бесцеремонный сластолюбивый донжуан, его интерес к ней был не банальным любопытством похотливого самца, но истинным проявлением доброжелательности ученого мужа.
Это добавило Хелен уверенности и помогло непредвзято взглянуть на себя со стороны. У нее не возникло ни малейших сомнений относительно своего внешнего вида. Сегодня она выглядит даже лучше, чем нужно. Синий костюм с узкой юбкой и желтой, в белую полоску, блузкой смотрится весьма эффектно. И если бы он так долго и пристально не разглядывал ее, все было бы совсем хорошо. Ей хотелось снять очки, чтобы окончательно поразить его, но она лишь нервно поправила волосы за ухом и, собравшись с силами, направилась к длинному черному автомобилю.
– Вы приехали за мной на катафалке, мисс Стюарт? Давайте не будем с этим спешить! Я вполне здоров!
Его спокойный, самоуверенный голос с американским акцентом пригвоздил ее к тротуару. Она обернулась и беспомощно взглянула на него, словно моля о пощаде. Он не рассмеялся, но слегка улыбнулся уголками рта. И вот столь же высокомерно он будет смотреть на нее еще несколько дней подряд, а она вынуждена все это терпеть. Но ведь это не честно! Хелен почувствовала, что краснеет от закипающего в душе возмущения.
– Не я выбирала машину для вас, мистер Форрест! – спокойным деловым тоном ответила она. – Это мистер Ньюмен настоял на лимузине. Лично я заказала бы такси по телефону и попросила бы шофера привезти вас в книжный магазин.
Он снисходительно кивнул в ответ и, сойдя с двух оставшихся ступенек, предложил ей первой занять место в автомобиле, приговаривая:
– Только после вас, мисс Стюарт! Нужно поскорее убраться с глаз долой, пока вокруг нас не собралась толпа любопытных.
– Не волнуйтесь, мистер Форрест! – усаживаясь на заднее сиденье, парировала она. – Лондонцы привыкли к лицезрению сильных мира сего – членов королевских семей и глав государств, например. Так что этот черный крокодил на колесах вряд ли удивит кого-то, даже если в нем сидите вы.
Хелен подумала, что он сядет рядом с водителем и оставит ее в покое, но Дэн плюхнулся на соседнее сиденье и с удовольствием вытянул ноги. За всю поездку он не проронил ни слова, погрузившись в глубокомысленное молчание с важным видом значительной персоны, знающей себе цену.
Он был так уверен в себе и возмутительно спокоен, что Хелен с негодованием отвернулась к окну, ощущая сердцебиение. И как только она вынесет такое на протяжении рабочей недели? Где черпать силы, чтобы не сорваться в ответ на унижения? Если он дотронется до нее хотя бы пальцем, она закричит!
– За что вы так невзлюбили меня? Хелен вздрогнула от его тихого голоса и, метнув в него испуганный взгляд, отвернулась, чувствуя, как сверлят ее янтарные глаза пантеры, но не из любопытства, а с участием врача, обследующего пациента. Должно быть, все его пациенты трепещут от страха, входя в кабинет, и норовят поскорее вырваться из его лап, притворившись, что выздоровели. Похоже, он наделен чудесным даром видеть все, что творится в чужой голове. Вот для чего ему такие глаза! Потому-то он и снискал себе почет и уважение среди своих коллег, что обладает способностью насквозь пронизывать взглядом людей. А может, он инопланетянин, тайно собирающий мысли землян для особых космических целей?
Вы заблуждаетесь, мистер Форрест, – ответила наконец Хелен. – Я не вправе оценивать людей, с которыми связана по работе. Они все равны для меня.
– То есть все одинаково неприятны, – заметил он.
– Простите? – взглянула на него поверх очков Хелен, с трудом сдерживая раздражение, пересиливающее благоговейный ужас.
– Вы в одинаковой мере безучастны, безразличны и агрессивны ко всем писателям, мисс Стюарт? Они действуют вам на нервы? Во всяком случае, разговариваете вы таким тоном, словно произносите заученную роль, монолог, соответствующий требованиям вашей работы. Согласитесь, что я угадал, мисс Стюарт!
– Но это совсем не так! Мне нравится моя работа. Я обожаю писателей!
– Я тоже писатель, – спокойно констатировал он с видом победителя в соревновании на сообразительность, в которое он ее коварно втянул.
– Но не один из тех, которых я курирую, – возразила она. – Эту работу мне поручили, даже не спросив моего мнения! А у меня по горло и других забот, помимо сопровождения знаменитостей!
– Ага! Вот вы и выдали себя, мисс Стюарт! – обрадовался он, уставив на нее переливающиеся золотом глаза врача. Внезапно она уловила в них новый оттенок и все тотчас же поняла.
– Не смейте гипнотизировать меня! Я не позволю вам никакого психоанализа. – Она сдернула с переносицы очки, желая убить его взглядом.
– Так вам больше идет! – широко улыбнулся он. – У вас глаза, как у сиамской кошки! У моей тетушки Люси была когда-то синеглазая кошка. Я загонял ее на стенку. Кошка была очень нервной, точно как вы, она частенько меня царапала.
– Жаль, что ваша тетушка не держала тигренка, – выпалила Хелен, взбешенная тем, что ему удалось вывести ее из себя. – Вашей бедной тетушке Люси следовало бы навешать вам оплеух!
– Ей не удавалось меня поймать. Но она иногда умудрялась огреть меня палкой по спине, – задумчиво пробормотал он, не сводя глаз с ее разгневанного прелестного лица. – Однако с тех пор я успел подрасти, теперь мы с тетушкой Люси большие друзья. Кроме нее, у меня никого нет. А кошка давным-давно померла от старости и неврастении.
Хелен в изумлении посмотрела на него, не в силах понять, чего он добивается. Но у нее не вызывало сомнений одно: он провоцировал ее, пытался вывести из душевного равновесия, пристально за ней наблюдая.
– Надеюсь, вы не пьяны, как тогда? – с подозрением спросила она.
– Трезв как стеклышко! Просто пытаюсь растопить лед отчуждения, разделяющий нас. Теперь, когда мы лучше узнали друг друга, нам будет легче беседовать. Вы намерены со мной разговаривать в ближайшие дни, мисс Стюарт?
Хелен надела очки и отвернулась к окну, пытаясь унять возмущение, удивление и участившийся пульс.
– Обещаю вести себя достойным образом. Не бойтесь меня, мистер Форрест, – сказала она.
– Рад это слышать, – ответил он. – Раз мы оба собираемся держаться в рамках приличий, мне не о чем беспокоиться.
Хелен ничего на это не ответила. Как могли ему присудить какую-то премию? Психиатр обязан воздействовать на больных успокаивающим образом, а он буквально вывернул ее наизнанку и привел в дикое буйство. Да после общения с ним и психически уравновешенный пациент станет неврастеником! После такого натиска она чувствовала себя совершенно обессиленной, как заезженная старая кляча.
А теперь он собирался вновь погрузиться в самодовольное и невозмутимое молчание, явно не подозревая, что она вся кипит внутри. День не удался! Лишенная моральных и физических сил, она, пожалуй, даже не сможет самостоятельно выбраться из лимузина. Эта мысль повергла ее в такую ярость, что она готова была стукнуть его.
– И не нужно сдерживать себя, если вам от этого полегчает, – не оборачиваясь пробормотал он.
– Что вы сказали? – выдохнула она.
– Я разрешаю вам отвесить мне оплеуху, чтобы успокоиться, раз уж вам это необходимо, – невозмутимо пояснил он.
– Меня может успокоить лишь течение времени, – огрызнулась Хелен, более не сомневаясь в его даре читать чужие мысли. – Я как-нибудь продержусь до конца недели!
– Вам виднее, мисс Стюарт! – Он погрузился в молчание, а Хелен постаралась взять себя в руки и восстановить нормальное дыхание.
Невероятно, но она никогда еще так скверно себя не чувствовала! Он вымотал ей все нервы с тех пор, как она впервые увидела его! Он залез в ее мозг и не желает выбираться оттуда! Может, все это подстроил Мартин? С какой стати Дэну Форресту так интересоваться ею?


Хелен казалось, что потоку покупателей не будет конца. Они выстроились по трое в очередь перед входом в магазин, что уже само по себе вызывало удивление, и продолжали подходить, спеша купить новую книгу Дэна Форреста. Будь Хелен в нормальном состоянии, такая популярность писателя обрадовала бы ее. Книги и их авторы составляли основу ее работы, и, когда фирме Мартина сопутствовала удача, она радовалась этому вместе со всеми. Но этот случай стал странным исключением: Хелен почему-то не веселела.
– Как вы думаете, книги не кончатся? – спросила она у двух продавщиц, приятного вида женщин среднего возраста, тоже потрясенных всем происходящим в торговом зале.
– Что вы, милочка! – воскликнула одна из них. – У нас их большой запас на складе. Мы знали, что спрос будет огромным! Он ведь очень популярен, этот симпатичный писатель, не так ли?
– Да, пожалуй, – неуверенно пробормотала Хелен.
Уж не думают ли они, что редактор читает все книги, выпущенные его издательством? Какое он имеет к ней отношение, этот Дэн Форрест? Она не прочитала ни строчки из всей его писанины, достаточно с нее и того, что она вынуждена читать в силу своих обязанностей. Домой с работы она возвращалась слишком усталой, чтобы тратить на всякую ерунду драгоценное свободное время. Но раз уж обстоятельства вынуждали ее опекать Дэна Форреста, то она решила немного покрутиться возле него. Побродив по магазину, она подошла к нему поближе, с видом профессионала улыбаясь его почитателям.
Он держался спокойно и покровительственно, излучая особое тепло и какую-то удивительную ауру. Ничего не требовал и не просил, ни на что не сетовал и не жаловался. Но что больше всего поразило ее, так это его цветущий и жизнерадостный внешний вид. Несмотря на недавнее серьезное недомогание, Дэн Форрест неутомимо радовал читателей улыбкой и добрым словом. Одна Хелен была на грани нервного срыва. Спасло ее лишь наступление обеденного перерыва.
Посетителей книжного магазина заранее уведомили, что мистер Форрест будет подписывать для них свою книгу с девяти до двенадцати и с двух до четырех. В двенадцать наплыв покупателей спал, и Дэн, встав со стула, с удовольствием потянулся, как большой и сильный кот.
– Пора поесть, – заявил он Хелен. – Вам поручено обо мне заботиться, вот вы меня и кормите, мисс Стюарт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Черный бархат - Уилсон Патриция


Комментарии к роману "Черный бархат - Уилсон Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100