Читать онлайн Черный бархат, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черный бархат - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черный бархат - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черный бархат - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Черный бархат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Повторив все, что он говорил сержанту, Дэн подчеркнул, что руководствуется лишь чутьем и профессиональным опытом.
– Пусть даже она и не виновата в убийствах, ею стоит заняться: она опасна, поверьте! – сказал он.
– Вы уверены в этом, профессор? – спросил Свифт.
– Доказательств у меня нет, но я верю своей интуиции. Я сам испытал неприятный холодок при встрече с ней и видел, как она напугала двух мужчин. Ее повадки, облик, угроза во взгляде и голосе – все это свидетельствует о том, что она ненормальна. Ей не нужны клиенты, она кого-то ищет. Такой человек опасен для жителей Лондона. Вам так не кажется?
– Дело в том, что американское посольство проинформировало нас о вашей деятельности, сэр. В Штатах вы пользуетесь авторитетом и уважением, оказываете содействие полиции. Мы не можем не считаться с вашим заявлением и проверим его. Порой самые невероятные на первый взгляд догадки приводят к раскрытию преступления.
– Что вы намерены предпринять в первую очередь? – спросил Дэн.
– Мы разыщем женщину и допросим. В любом случае нам следует хотя бы взглянуть на эту штучку.
– Вы сообщите мне о результатах этой беседы? – улыбнулся Дэн.
– Разумеется! Не исключено, что мы даже попросим вас помочь нам, сэр! – с мрачным видом сказал Свифт.
– Всегда к вашим услугам! Пока я еще здесь, разумеется, – сказал Дэн.
Возвращаясь домой, он еще раз проанализировал состоявшийся разговор и пришел к выводу, что его доводы выглядели бы убедительнее, если бы он рассказал о предчувствиях Хелен и обо всем, что с ней случилось. Однако сделать этого он ни при каких обстоятельствах не мог, тем более что Хелен тоже не была твердо ни в чем уверена и, как она утверждает, не знакома с женщиной в черном наряде.
И все же многое оставалось для Дэна загадкой. Например, его настораживало то, как болезненно восприняла Хелен известие об убийстве мужчины в общественном парке. Почему она побледнела, едва увидев его фото в газете? Хорошо, что он убрал ее в карман. В сообщении говорилось, что убитого звали Джордж Райдер. Он владел музыкальным магазином "Улыбка и Песня".
Дэн посмотрел на часы и свернул в переулок. Ему снова требовался телефонный справочник. Он знал, что не успокоится, пока не побывает в этом магазине. Полиция, естественно, уже сунула туда свой нос, но кто знает, вдруг ему удастся обнаружить что-то интересное?


Виолетта Эджертон настороженно подняла голову, когда дверь магазина распахнулась и вошла Каролина. Всю ночь проворочавшись с боку на бок, миссис Эджертон и сейчас не чувствовала себя спокойно. Но Каролина посмотрела на нее бодро и весело, как нормальная девушка, и воскликнула:
– Доброе утро! Я не опоздала?
– Нет, Каролина! Напротив, ты пришла чуточку пораньше, – любезно ответила миссис Эджертон.
– Слава Богу! Я едва не проспала. Видок у меня, наверное, скверный?
– Ты как обычно очень мила, Каролина, – сказал Виолетта.
– Вы всегда хорошо отзываетесь обо мне. Но я не успокоюсь, пока не посмотрю на себя в зеркало!
Каролина сняла пальто и стала приводить себя в порядок, глядя в зеркальце. Наблюдая за ней, Виолетта терялась в догадках: что с ней происходит, спрашивала себя она, почему эта девчонка ведет себя так, словно бы накануне ничего не случилось? Может, у нее отшибло память? А вдруг это амнезия или опухоль мозга? Скудные познания в медицине не позволили миссис Эджертон сделать какие– либо определенные заключения о причинах странного поведения Каролины.
– Прекрасно! – воскликнула наконец Каролина, убирая в сумочку пудреницу. – Начнем работать.
– Виолетта опешила: несомненно, Каролина все забыла. Может, стоит ей напомнить о том, что происходило здесь в последние дни? Указать ей на недопустимость дерзких уходов с работы раньше времени и колкостей в адрес начальства и клиентов?
Каролина что-то беззаботно напевала вполголоса в дальнем конце торгового зала, и Виолетта решила оставить все как есть. Может, и не стоит поднимать шум из-за пустяков? Постепенно все снова войдет в нормальное русло. Однако беспокойство, охватившее Виолетту в последнее время, свидетельствовало о том, что ее опасения не напрасны. Тяжело вздохнув, Виолетта пошла в свой кабинет, утешаясь надеждой, что Каролина образумилась. Но все же она поглядывала в ее сторону с опаской через стеклянную перегородку, не в силах расстаться с тревожным предчувствием. Видимо, ей следует набраться терпения, подумала миссис Эджертон, пока не уляжется тревога.
После обеденного перерыва, когда они обе работали в зале, в магазин вошел на редкость приятный мужчина, на которого просто невозможно было не обратить внимания. И не столько из-за его высокого роста и мужественной наружности, сколько из-за глаз – золотистого оттенка, неподвижных и проницательных. Он остановился перед экспозицией пластинок с записями произведений классической музыки, и Виолетта невольно залюбовалась им, поймав себя на мысли, что такое случилось с ней впервые. И еще она подумала, слегка покраснев, что не следует рассказывать об этом Герберту, вернувшись домой: вряд ли мужу будет приятно услышать, что ее взгляд приковал к себе покупатель, которому на вид не дашь и тридцати пяти лет.
Он подошел к прилавку, и Виолетта отвернулась и отошла в сторонку, опасаясь, что покраснеет еще гуще, обслуживая его. Пусть лучше им займется Каролина!
– У вас очень мило, – заметил клиент, продолжая сверлить взглядом миссис Эджертон и не замечая ее молодой помощницы. – Должно быть, здесь всегда толпятся туристы?
– Они к нам редко заходят, – ответила Виолетта, взяв себя в руки. – А вы американец?
– Разумеется! – улыбнулся ей он. – По-моему, это ясно с первого взгляда, нет?
– Вы приехали в Лондон снимать какой-то кинофильм? – спросила Каролина, сияя от восторга.
– А почему вы так думаете? – спросил посетитель.
– Вы похожи на кинозвезду! Не правда ли, миссис Эджертон?
– Ты меня порой удивляешь, Каролина! – смущенно пробормотала Виолетта. – Что подумает о нас покупатель?
– Не сердитесь на нее, – вступился за девушку Дэн. – Она сделала мне комплимент. Я непременно расскажу своей девушке, какое я произвожу впечатление на ее соотечественниц. Пусть знает, как ей крупно повезло! Получите с меня вот за эту кассету! – Он улыбнулся обеим продавщицам. – Между прочим, это не в вашем магазине работал тот парень, которого недавно зарезали? Да, точно! Ведь это "Улыбка и Песня"? Я прочел о несчастье в газете.
– Да, – выдавила из себя Виолетта: он не первый покупатель, кто спрашивал ее об этом. Миссис Райдер не обращала внимания на подобные вопросы, она говорила, что это своеобразная реклама магазину. Но Виолетте все это казалось ужасным и противным.
– Кажется, он был хозяином этого заведения, – воскликнула Каролина, ничуть не смутившись. – К сожалению, я забыла его фамилию.
– Райдер, – сказал Дэн невозмутимым тоном. – Что ни говори, а наш мир чертовски тесен.
Он вышел из магазина, и Каролина с восторгом выпалила:
– Вот это настоящий мужчина! Готова биться об заклад, что это известный киноактер, просто он не захотел признаться.
– А по-моему, любознательный турист, – хмыкнула Виолетта и ушла в свой кабинет, раздосадованная случившимся.
Дэн направлялся к своему автомобилю с задумчивой миной на лице. Он прикинулся любопытным туристом шутки ради, но что из этого вышло? Заведующая магазином осталась явно недовольной бестактным вопросом, но ее можно понять: наверняка каждый второй посетитель проявляет подобного рода нездоровое любопытство. Дэна мучил другой вопрос: где он мог видеть вторую продавщицу?
Ощущение, что ему знакомо ее лицо, не давало Дэну покоя. Эта взбалмошная девица с куриными мозгами явно обожала одежду яркой расцветки, судя по ее костюму, и была без ума от киноартистов. Она поразила Дэна своей странной репликой относительно убитого мужчины. Как можно забыть фамилию своего начальника? Даже если она работает здесь совсем недолго, ей должно быть известно, что владельца этого магазина недавно убили. Может, она слабоумная? Однако на дебилку она совсем не похожа.
Дэн сел в машину и с досадой подумал, что напрасно потратил время на посещение музыкального магазина. Из заведующей лишнее слово можно вытянуть разве что клещами, а вторая продавщица – типичная балаболка, готовая весь день чесать языком. Теперь он знает, как выглядит пресловутый магазин, но какой от этого прок? Где находится парк, ему неизвестно, а спрашивать у прохожих просто глупо. На сегодня с него хватит и роли недалекого американца. В конце концов, он не сыщик.
Дэн решил поехать домой, чтобы успеть вернуться до прихода Хелен с работы. Нужно еще придумать, что ей сказать. При мысли о предстоящем отъезде в Америку и о разлуке с Хелен Дэну сразу стало грустно. А вдруг Хелен снова начнет бродить по ночному Лондону, подвергая свою жизнь опасности? Что, если навязчивая идея чересчур прочно засела в ее мозгу? Пусть она пока думает, что ошиблась, приняв ту женщину за предмет своих поисков. Но где гарантия, что спустя некоторое время Хелен не станет разыскивать кого-то еще? С этим нужно что-то срочно делать. Хелен поклялась, что впредь не повторит подобных глупостей. Но как врач-психиатр Дэн лучше других понимал, что Хелен действовала как лунатик. Полагаться на помощь полиции не приходится, остается выявлять детали преступления самостоятельно. Сейчас для него важна любая мелочь.
Он притерся к тротуару и, высунувшись из окошка, спросил у прохожего, выгуливавшего собаку:
– А где здесь парк? Как лучше туда проехать?
– Вам, вероятно, нужен тот, где недавно произошло убийство? – догадался сообразительный господин. – Развернитесь прямо здесь и поезжайте вперед, мимо церкви. Вы из полиции?
– Не совсем, – уклончиво ответил Дэн. – И далеко до него?
– Около трех милей. Вы – американский эксперт! Я угадал? – просиял от восторга смекалистый джентльмен. – Вас специально вызвали в связи с расследованием, сэр?
– Я случайно оказался вовремя под рукой, – с серьезным лицом ответил Дэн, с трудом сдерживая смех, и завел машину.
– Нашей полиции чертовски повезло! Желаю вам поймать негодяя! – воскликнул незнакомец.
– Постараюсь! – заверил его Дэн и тронулся с места.
Внезапно его прошиб озноб. А ведь этот человек прав, черт побери! Не окажись он в нужном месте в нужное время, забот у полиции могло бы прибавиться. Хелен попала бы в ловушку подозрительной незнакомки и пополнила бы собой коллекцию ее жертв. Как хорошо, что они с Хелен познакомились! Иначе ее давно уже не было бы в живых.
Дэн нахмурился: нет, он не бросит ее одну! Он не имеет права. Она стала частью его жизни и нуждается в нем. Дела в Штатах подождут. Он не уедет из Лондона, пока все не решит.
Справа промелькнула церковь, о которой говорил прохожий. Дэн покосился на нее и прибавил газу: нужно поторапливаться, чтобы успеть осмотреть парк до наступления темноты. Эта женщина в черном, возможно, потеряла что-нибудь там, и неожиданная улика поможет полиции ее скорее найти. Дэн знал, что чувство опасности не оставит его, пока преступница не будет поймана и изолирована от общества.
Нанеся очередной смертельный удар, она затаилась на некоторое время. Что толкало ее на преступление? Ведь обязательно должен быть какой-то мотив, пусть даже он существует лишь в ее больном воображении. Кому она мстит? Что в темном прошлом преступницы есть такое, что вынуждает ее убивать пожилых мужчин крупного телосложения снова и снова? И что известно Хелен? Почему она думает, что убийства каким-то образом связаны с женщиной? Не случайно же упала она в обморок, узнав об очередном кровавом происшествии из этой серии?
Разгадку цепи таинственных убийств следовало, несомненно, искать в далеком прошлом – это подсказывал Дэну его многолетний профессиональный опыт. Тип жертвы тоже определился: крупный, грубый мужчина лет пятидесяти. Мстила ли женщина в черной бархатке людям этого типа за собственные унижения, перенесенные ею когда-то, или же она воздавала им за страдания кого-то другого, любимого ею?
Почему Хелен уверена, что убийства совершает знакомая ей молодая женщина? Значит, ей известен мотив преступления! Нет, он не сможет работать и жить спокойно, пока не найдет ответы на все эти непростые вопросы.
Терлейский парк оказался весьма неприглядным местом, запущенным и каким-то холодным. Удивительно, как эти дебри сохранились среди густонаселенных рабочих районов и старых фабрик! Здесь все дышало скудостью и убожеством, за исключением, пожалуй, одной-двух улиц, обитателей которых нельзя было упрекнуть в неаккуратности и неуважении к природе.
Парк начинался в конце самой длинной улицы, и, пока Дэн добрался до цели, он успел рассмотреть прилегающие к нему районы из окна автомобиля. Повсюду высились груды строительного мусора, обломков кирпича и деревянных перекрытий снесенных домов, сквозь которые торчали чахлые кустики и засохшая трава. Внимание Дэна привлек обширный пустырь, когда-то в прошлом служивший местом отдыха, а сейчас заросший густой и высокой сорной травой. Подобные глухие уголки можно встретить в любом большом городе мира, и в них не рекомендуется забредать по ночам. И все же какой-то чудак заехал сюда на автомобиле и нашел свою смерть от руки женщины, пришедшей сюда, чтобы убить его.
Дэн остановил машину и огляделся: место убийства полиция обнесла предупредительной лентой. Двое сотрудников наблюдали, чтобы никто не нарушил запретную зону. Дэн решил не приближаться к ней: пусть думают, что он обыкновенный обыватель, проявляющий любопытство к месту загадочного преступления.
Других праздношатающихся Дэн не заметил: по-видимому, любителей малоприятных зрелищ среди здешних обитателей не так уж много. Газетчики и представители общественных организаций побывали здесь сразу же после сообщения об убийстве, и теперь вокруг веяло сырым холодом и зябкой пустотой. Страшно становилось уже от одной мысли, что всего несколько дней тому назад обыкновенный человек случайно очутился здесь, скорее всего по известным только ему причинам, и уже не выбрался отсюда живым.
Как женщине-убийце удалось приблизиться к нему?
Почему он не насторожился и подпустил ее к себе на опасное расстояние? Объяснение напрашивалось само собой: он не опасался ее, возможно, видел, как к ней подходили другие мужчины. А может, он сам накликал свою смерть, познакомившись где-то с ней и договорившись о встрече вечером. Он вполне соответствовал тому типу мужчин, которые представляли для нее интерес. Поэтому она с радостью приняла его предложение. Свою предыдущую жертву она прикончила в темном переулке, как раз в тот вечер, когда они с Хелен были на коктейле в шикарном отеле. Этот бедолага приехал за смертью на автомобиле. Не исключено, что убийца находилась в нем вместе с ним.
Как же она вела себя в минуты, предшествовавшие трагедии? Мирно сидела рядом с жертвой на сиденье? Прошептала ли какие-то страшные слова, перед тем как пронзить его кинжалом, как она нашептывала угрозы мужчине в баре и Хелен, подошедшей к ней на улице? Должно быть, она вела уединенный образ жизни и была чрезвычайно осмотрительна, раз ей до сих пор удавалось избежать внимания полиции. Сыщики от изумления пораскрывали рты, когда Дэн заговорил о женщине-убийце. Такая версия не приходила им в голову!
Впрочем, кто мог бы донести на нее? Разве станет мужчина, испугавшийся уличной проститутки, трубить об этом на весь свет и тем более жаловаться в полицию? Так или иначе, женщина с черной бархатной лентой на голове пока вела себя нагло и уверенно. Никто не застал ее на месте преступления, так что ей ничто не угрожало. А поймать ее весьма не просто: она обладает звериным чутьем и всякий раз уходит от опасности. Облачившись в наряд проститутки, она спокойно разгуливает по Лондону по ночам, не вызывая подозрения. Кто станет присматриваться к женщине этого сорта? Нормальный человек, не ищущий случайных связей, либо пройдет мимо, либо мельком взглянет на нее и отвернется с презрением. В реальной жизни она, судя по всему, совершенно другая, самая обыкновенная женщина, как Хелен или любая из тысяч жительниц этого города.
Женщина в черной бархатке умеет защитить себя. Всякий, кто приближается к ней ночью, рискует жизнью. Хелен просто повезло. Она вынудила ее ответить на неприятные вопросы, но потом сумела исчезнуть. Дэн зябко передернул плечами, развернулся и помчался домой, предвкушая радость от встречи с Хелен.


Весь день Каролина испытывала желание петь, на душе у нее было спокойно и радостно. Ей даже не хотелось уходить из магазина к концу рабочего дня, поэтому, взяв в подсобке свое пальто, она спросила у Виолетты, когда та вышла из кабинета и заперла за собой дверь:
– Вам не нужно помочь? Я могу задержаться, если хотите.
– Спасибо, нет, – ответила Виолетта. – Можешь идти домой, я сама со всем управлюсь.
– А мне сегодня почему-то не хочется отсюда уходить, – улыбнулась ей Каролина. – Мне здесь так хорошо и уютно! Сюда заходят интересные люди, вроде того импозантного американца. Ручаюсь, что он кинозвезда, миссис Эджертон! У меня глаз наметан, я сразу отличаю выдающуюся личность от проходимца.
– Кинозвездам у нас делать нечего, милочка, – сухо возразила Виолетта, злясь на самое себя за невольную симпатию к незнакомцу.
– А вы заметили, какие у него глаза? Внимательные, выразительные, спокойные, таких у обыкновенных людей не бывает!
В ответ Виолетта лишь хмыкнула и, взяв свою сумочку, молча направилась к выходу из магазина.
– Мы зайдем по дороге в Торговый центр выпить по чашечке кофе, миссис Эджертон? – не унималась Каролина, следуя за ней.
Виолетта остановилась на мгновение, тронутая просительной интонацией в голосе девушки, но потом решительно покачала головой. После того инцидента общение с Каролиной раздражало ее, Виолетта не хотела обманывать в этом себя. Более того, ей становилось тревожно. И даже сейчас, когда Каролина оказалась у нее за спиной, Виолетта ощущала дискомфорт.
– Мне нужно пораньше вернуться домой, милочка! – сказала она. – Меня ждет уборка и стирка. Отложим кофепитие до другого раза.
– Хорошо, – добродушно кивнула Каролина, наблюдая, как Виолетта запирает магазин. – Жаль, что Питер сегодня не зашел к нам. Раньше он бывал здесь ежедневно! Я соскучилась по нему, он такой славный! Может, заглянет к нам завтра.
Она попрощалась с заведующей и пошла к автобусной остановке. Виолетта проводила ее озадаченным взглядом: девчонка явно ничего не помнила о случившемся в тот день. Виолетту так и подмывало крикнуть ей вслед:
– А чего же ты хочешь, если сама приказала ему никогда не появляться у нас?
Но она промолчала, с удивлением глядя, как Каролина спокойно уходит. Необходимо было срочно что-то предпринять в связи со всеми этими чудачествами девчонки, но что именно? Миссис Райдер не станет ни в чем разбираться и просто уволит Каролину: как говорится, с глаз долой из сердца вон. А если поделиться своими сомнениями с мужем, он тоже начнет волноваться и даже, пожалуй, попросит ее сменить работу.
Миссис Эджертон тряхнула головой и торопливо пошла к автобусной остановке, испытывая смутную тревогу. Она больше не чувствовала себя дамой почтенного возраста и, даже сев в автобус, продолжала размышлять о Каролине как об источнике необъяснимого беспокойства. С ней творилось нечто серьезное, опасное для окружающих, но иных доводов в подтверждение своей догадки, кроме резкой смены у Каролины настроения и поразительной забывчивости, Виолетта так и не нашла. Проблема зависла в воздухе.
А между тем помочь Каролине было совершенно некому, и это обстоятельство обостряло у Виолетты чувство ответственности. В конце концов, она теперь была старшей в магазине и отвечала за свою подчиненную. Однако должность не давала ей права совать нос в личные дела девчонки, мало того – можно и поплатиться за излишнее любопытство согласно закону о неприкосновенности частной жизни.
Вся эта чертовщина началась после убийства мистера Райдера. Может, именно оно потрясло впечатлительную Каролину? Покойный ей не нравился, он постоянно отравлял ее существование придирками и домогательством. И положа руку на сердце, миссис Эджертон вынуждена была признать, что, будь она сама на месте девушки, известие о смерти босса вызвало бы у нее вздох облегчения.


Когда Дэн вернулся, Хелен уже была дома: сидя на ступеньке крыльца, она с легкой грустью во взгляде наблюдала, как он припарковывает автомобиль и выбирается из него.
– Я не смогла попасть внутрь, – горько усмехнулась она, протягивая Дэну руку, чтобы он помог ей встать.
– Я забыл дать тебе ключ! Извини, дорогая.
– Обычно ты дома, когда я прихожу с работы, – спокойно сказала Хелен. – Мне почему-то не хотелось ехать к себе, решила посидеть на крыльце…
Уловив в тоне ее голоса оттенок неуверенности в своей безопасности, Дэн захлопнул входную дверь, едва они вошли в прихожую, и привлек Хелен к себе.
– Мы здесь живем вдвоем, – напомнил ей он. – Моя вина, что забыл о втором ключе, но, признаться, я не ожидал, что буду так долго отсутствовать. Не говори, что ты хотела вернуться к себе домой, мне больно об этом даже подумать.
– Но ведь все равно скоро все кончится, Дэн!
– Нет! – Он взглянул ей прямо в глаза. – Я не могу допустить этого, Хелен! Мы нужны друг другу.
– Ты вернешься в Америку, тебя там ждет работа. Зачем же нам обманывать самих себя, притворяясь, что мы не понимаем этого?
– Да, ты права! Мне придется вернуться в Америку, Хелен! Но я хочу, чтобы и ты уехала туда вместе со мной. Я не могу оставить тебя здесь одну.
– Тебе уже давно пора было улететь, и мы оба это отлично знаем! – сказала Хелен, касаясь ладонью его лица. – Нельзя же из-за меня постоянно откладывать важные дела!
– Так поехали вместе, Хелен! Я умоляю тебя! – целуя ей пальцы, сказал Дэн.
– Я не могу, – ответила она и отвернулась, чтобы положить на столик сумочку и папку с рукописями. – И не нужно из-за меня нарушать свои планы. Я не хочу такой жертвы.
– Ты ведь тоже пошла на определенные жертвы ради меня, Хелен! – напомнил ей Дэн. – Ты уехала из дому, не ходишь на тренировки в спортзал…
– Но это только временно…
– Вот и я решил временно отложить отъезд из Лондона, – раздраженно заявил Дэн, расхаживая по прихожей. – Продлить, если можно так выразиться, свой отпуск.
– Но в Штатах у тебя осталась куча нерешенных проблем! – тихо напомнила ему Хелен.
– Сейчас основная проблема моей жизни ждет своего решения здесь! – запальчиво воскликнул он. – И она связана с тобой, Хелен.
– Возвращайся лучше в Америку, Дэн! – Хелен обернулась и обняла его шею. – Не разрушай свою жизнь! Улетай скорее!
– Только вместе с тобой! – упрямо повторил он.
Хелен разжала руки и отвернулась.
– Я не могу, мне нужно решить одну важную проблему.
– Понимаю: ты хочешь узнать, кто убивает по ночам пожилых мужчин одного за другим. Я знаю, кто убийца. Но тебе она, как ты сама убедилась, совершенно незнакома. И оставь эту женщину в покое.
– Я совсем не уверена, что убийца именно она, – возразила Хелен и пошла на кухню ставить чайник.
Дэн последовал за ней, решив, что настал момент рассказать ей, как он провел этот день.
– А вот я в этом абсолютно уверен и даже поделился своими соображениями с полицией, – сообщил ей он.
Резко обернувшись, Хелен с испугом уставилась на него.
– Ты был в полиции? Без всяких доказательств?
– У меня есть опыт и чутье, мои наблюдения за ней и умозаключения. Не забывай, я психиатр. Если бы люди не сообщали кому следует о подозрительных явлениях, многие преступники избежали бы наказания, Хелен.
– И тебе поверили?
– Во всяком случае, меня внимательно выслушали. Мне дали шанс изложить мои доводы. Правда, предварительно убедившись, что я не сумасшедший борец за справедливость.
– Значит, в американском посольстве подтвердили, что ты к подобным типам не относишься, – усмехнулась Хелен. Она глубоко вздохнула и резко переменила тему разговора: – Я, пожалуй, приготовлю нам что-нибудь на ужин. Чего тебе хочется?
– Тебя, – тихо ответил Дэн. – Но поскольку сейчас для этого не самый подходящий момент, как подсказывает мне мой внутренний голос, то я удовлетворюсь цыпленком, тушеным в кисло-сладком соусе. Пойду накрою на стол и откупорю бутылочку вина.
Дэн вышел из кухни, оставив Хелен на время в покое, и она прислонилась спиной к раковине, пытаясь взять себя в руки.
Дэн, конечно же, прав, ей самой давно уже следовало бы обратиться в полицию. И тогда эту женщину арестовали бы без особого труда. Хорошо, что это не Карен. Впрочем, Хелен до сих пор не была в этом уверена. Карен обладала актерским даром и обожала убегать из дому по ночам….
Если полиция арестует ее, все выплывет наружу. Дэн придет в ужас. Он такой замечательный, знаменитый, уважаемый человек. А кто по сравнению с ним она? Женщина с темным прошлым, не более. Хелен тяжело вздохнула и принялась готовить еду. Но мысли о собственном ничтожестве не покидали ее. Карен мнила себя актрисой. Но ведь и она сама притворялась нормальной женщиной с обыкновенным прошлым, строила из себя этакую деловую дамочку, озабоченную лишь работой и карьерой. До встречи с Дэном она постоянно вела двойную жизнь и только с ним почувствовала себя счастливой. Но ожидание неминуемой разлуки исподволь терзало ее, лишая душевного покоя.
Хелен упрямо поджала губы. Пока Дэн еще с ней, она сделает все, чтобы у него остались наилучшие воспоминания об этих счастливых днях. И не дай Бог, чтобы полиция обнаружила убийцу до его отъезда в Америку. Пусть такое желание греховно, все равно она будет молиться за это.


На следующий день Дэн встречался с Мартином в его офисе. С Хелен ему повидаться в издательстве не удалось, и он был этим немного расстроен. Дэн с удовольствием пригласил бы ее на обед в ресторан, но Хелен предупредила, что будет занята днем с одним из своих авторов: тот тоже пригласил ее отобедать и заодно обсудить кое-какие рабочие вопросы. Слоняться по зданию в надежде случайно столкнуться с ней Дэну показалось неудобным, и он отказался от этой затеи: в конце концов, вечером они встретятся дома. Проблема заключалась лишь в том, что Дэну никак не удавалось забыть, что скоро ему все же придется вернуться в Америку, где рядом с ним уже не будет Хелен.
Вот в таком подавленном настроении он и вышел на улицу, попрощавшись с Мартином, и задумчиво огляделся по сторонам.
Внезапно он заметил на противоположном тротуаре Антонию: она махала ему рукой. Дэн улыбнулся и поспешил ей навстречу.
– Дэн! Он вернулся! – громко воскликнула она, как только они поравнялись. – Он вернулся позавчера, ты первый, кому я смогла наконец сообщить это радостное известие!
– Я польщен таким доверием, – усмехнулся Дэн. – Не могла бы ты уточнить, о ком идет речь?
– О Джефферсоне, разумеется! Я же рассказывала тебе о нем! Выходит, ты невнимательно меня слушал! А вот я набралась терпения и до конца выслушала твои стенания по поводу Хелен. Кстати, как у тебя с ней дела?
– Пока мы еще вместе, – сказал Дэн.
– Почему только пока? Мне показалось, что ты от нее без ума!
– И ты не ошиблась: я определенно потерял рассудок. Но рано или поздно мне придется уехать в Америку, и я не уверен, что она поедет со мной.
– А куда она денется? – взмахнула руками Антония. – Она милейшее создание, чудесная девушка. Ведь ты психиатр, Дэн! Внуши ей то, что тебе нужно! Надеюсь, ты ей не безразличен?
– Конечно же нет! Мы живем вместе!
– Тогда какие еще могут быть сомнения? Такая девушка, как Хелен, не стала бы жить с кем попало, если бы не была влюблена. Она обязательно поедет вместе с тобой! Так что прекрати ныть и выслушай лучше, что я тебе скажу. А я на седьмом небе от счастья!
– Как тебе удается всегда действовать на меня благотворно, Антония? – улыбнулся Дэн. – Ну, рассказывай о своем Джефферсоне!
– Он вернулся ко мне, – с сияющим от счастья лицом сказала Антония. Дэн впервые видел ее такой. – Пригласи меня в ресторан, и за обедом я все расскажу тебе!
– Разве я могу устоять перед таким заманчивым предложением? – изобразил на лице улыбку Дэн. – Пошли же скорее, пока я не лопнул от нетерпения.
В этот момент Хелен, сидевшая в своем кабинете, случайно выглянула в окно. Сердце ее тревожно заныло, едва она узнала в женщине, с которой разговаривал Дэн, Антонию. Прежние сомнения тотчас же охватили ее с удвоенной силой. Она всегда шикарно одета, хотя и несколько вызывающе. Но на ней самое открытое платье выглядит совершенно естественно.
Тем временем мирно воркующая парочка тронулась с места. Дэн взял Антонию под руку, она рассмеялась, взглянув на него, очень довольная его обществом. Оба смотрелись со стороны замечательной парой и держались раскованно и с достоинством как люди, которым нечего скрывать. Хелен отвернулась от окна и с грустью подумала, что они, скорее всего, идут в ресторан обедать. Но что станут они делать после этого?
Глубоко вздохнув, она постаралась взять себя в руки и мысленно сравнила себя с Антонией. Повседневный деловой костюм, надетый на Хелен, не шел ни в какое сравнение с нарядом Антонии. Дэн не мог не заметить этого! Хелен насупилась: остаток дня был испорчен.
Домой Хелен вернулась в подавленном настроении, и Дэн это заметил, едва она вошла в переднюю. Однако виду не подал, и лишь после ужина, когда Хелен молча достала рукопись, собираясь просмотреть ее, он решительно отобрал папку и сказал, глядя на нее сверху вниз с высоты своего роста:
– Хорошо! Давай поговорим! Я догадался, что ты не в духе, как только ты появилась. Ты невразумительно отвечала на все мои вопросы и отводила глаза. А теперь еще собираешься уткнуться в рукопись! Так вот, моя дорогая: до тех пор, пока ты все мне не объяснишь, я не дам тебе ничем заниматься! Какая муха тебя укусила?
– У меня все в порядке, – сказала Хелен, потупившись, но Дэн успел заметить, как у нее на глаза навернулись слезы. Он поднял ее с кресла и прижал к груди.
– Успокойся, любимая! – нежно прошептал он, припав щекой к ее волосам и поглаживая по спине. – Что бы ни стряслось, я все исправлю, можешь не сомневаться. Так в чем же дело?
– Я видела тебя с ней незадолго до обеденного перерыва! – призналась тоненьким голоском Хелен, жалобно всхлипнув. – Вы шли с ней обедать!
– Но ведь ты отказалась пойти со мной в ресторан, дорогая! – напомнил ей Дэн. – А я просил тебя об этом, зная, что буду днем у Мартина. Почему ты отказала мне, если была свободна в обеденный перерыв? – Он откинул голову и прищурился, ожидая ясного ответа.
Хелен попыталась говорить спокойно и убедительно, однако из этого ничего не вышло.
– Я была занята, – неуверенно сказала она. – Но ты все равно пошел в ресторан с Антонией, я не хотела вам мешать. Я увидела вас абсолютно случайно, выглянув в окно. Впрочем, какое все это имеет значение?
– Ага! – воскликнул Дэн. – Ты считаешь, что мы с Антонией продолжаем встречаться тайком от тебя? И вот сегодня я наконец-то попался, так?
– Нет, – поспешно сказала Хелен. – Я не имела в виду ничего подобного, Дэн! И вообще… Какое мне вообще до этого дело?
– Тебе есть дело до всего, что касается меня, Хелен! Ты имеешь полное право задавать мне любые вопросы, – тихо сказал Дэн. – Никому другому, кроме тебя, я бы такого не позволил.
Он сел на диван и увлек ее за собой, обняв за талию.
– Ты бесподобна, Хелен: кто еще смог бы так же тихо и грустно страдать от ревности? Любая другая женщина встретила бы меня со скалкой в руке. А что делаешь вместо этого ты? Тихо и виновато признаешься, что случайно видела из окна своего рабочего кабинета, как я со своей знакомой иду в ресторан обедать. – Он обнял ее и поцеловал в макушку. – Мне кажется, что пора рассказать тебе об Антонии. Возможно, следовало бы сделать это гораздо раньше, но я не догадался. Я готов покаяться тебе в своих прошлых грехах, дорогая.
– Мартин рассказывал мне, что ты пользовался успехом у женщин…
– Ах, вот как! – пробормотал Дэн. – Видимо, за минувшие годы я создал себе определенную репутацию. Скажу сразу: я не испытывал привязанности ни к одной из всех женщин, с которыми был близок. У меня слишком много работы и различных обязательств, и я не чувствовал потребности связать с кем-то свою жизнь.
Хелен замерла, но ничего не сказала. Она тоже не может связать свою жизнь с Дэном, потому что и у нее есть свои тайные обязательства перед другими.
– Приезжая по делам или на отдых в Лондон, я встречался только с одной Антонией, – ровным голосом продолжал Дэн. – Я не ставил своей целью покорить как можно больше англичанок. Антония меня вполне устраивала, поскольку и она не склонна усложнять отношения. Она просто любит это занятие. Это ее хобби.
– Хобби? – переспросила Хелен, взглянув на него с недоумением своими фиалковыми глазами. – Что ты под этим подразумеваешь?
– Секс, – невозмутимо ответил Дэн.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Черный бархат - Уилсон Патриция


Комментарии к роману "Черный бархат - Уилсон Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100