Читать онлайн Черный бархат, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черный бархат - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черный бархат - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черный бархат - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Черный бархат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

Незадолго до окончания рабочего дня в магазин пожаловала сама Дорис Райдер. Ни Каролина, ни Виолетта ее раньше не видели, так что появление вдовы босса стало для обеих продавщиц своеобразным сюрпризом. Высокая, смуглолицая, со вкусом одетая брюнетка, она недурно выглядела, несмотря на покрасневшие от слез глаза. Виолетта с одного взгляда определила, что характер у нее тяжеловатый.
– Я принесла вам ключи от сейфа, – сказала она. – Я встречалась с душеприказчиком Джорджа, и мы решили, что временно магазин будет работать в прежнем режиме. Вы, Виолетта, остаетесь пока здесь за главную. Дело это прибыльное и наполовину принадлежит мне. Впрочем, я в скором времени стану полноправной хозяйкой заведения. Ключи от входной двери у вас имеются, я позабочусь о том, чтобы вам дали прибавку к жалованью. О будущем поговорим позже.
– Мы сделаем все, что от нас зависит, мадам! Не правда ли, Каролина? – с подкупающей улыбкой сказала миссис Эджертон.
– Да, разумеется! – кивнула Каролина. Дорис Райдер, не замечавшая девушку все это время, обернулась и, окинув Каролину цепким взглядом, сухо сказала:
– А вот на твой счет у меня большие сомнения. Это с тобой встречался мой муж после работы?
Каролина молча вытаращилась на нее, шокированная таким вопросом, но Виолетта Эджертон тотчас же вмешалась:
– Вы расстроены случившимся горем, мадам Райдер. Мы это понимаем. Но Каролина славная девушка и не заслуживает ваших упреков. Между ней и мистером Райдером ничего не было. У нее есть друг – чудесный мальчик, студент университета! А ваш супруг намного ее старше, он ей в отцы годится.
– Это ему никогда не мешало. Он всегда волочился за молоденькими девчонками, – криво усмехнулась Дорис Райдер. – Она в его вкусе: он обожал блондинок в коротких юбочках. Вечером в субботу он явился после работы домой страшно возбужденный. Меня-то ему никогда не удавалось обмануть! Он намыливался на любовное свидание.
– Но не со мной, – вспыхнула Каролина. – Я знаю, что он мертв, и отдаю себе отчет в том, что вы можете уволить меня за мой дерзкий язык, но все же осмелюсь сообщить вам, миссис Райдер, что я терпеть не могла вашего покойного муженька! Он был подлым человеком и всегда грубил нам. В субботу миссис Эджертон приболела, и я работала здесь одна. В зале было полно народу, у меня раскалывалась от боли голова, но он даже не вызвался мне помочь! Обходительным джентльменом его никак не назовешь. Из-за его хамства я даже собиралась уволиться.
Каролина наконец спохватилась, что сболтнула лишнее, и прикусила язык. Но Дорис Райдер пристально посмотрела на нее и сказала, нахмурившись:
– Можешь работать здесь и дальше, я не держу на тебя зла за твои слова: я и сама так о нем думаю. Однако хочу заметить, что тебе крупно повезло: он гонялся именно за такими, как ты. Сдается мне, он вынашивал планы развлекаться с тобой прямо на работе.
– Но я этому мешала, – тихо добавила Виолетта, когда миссис Райдер ушла, отдав ей ключи от сейфа. – Ты с ней смело разговаривала, Каролина. Впрочем, ей не следовало ни в чем тебя упрекать и без того тошно.
– Меня и сейчас бросает в дрожь, стоит лишь мне вспомнить о нем, – сказала Каролина. – Хоть он и умер и нельзя отзываться плохо о покойнике, ничего хорошего о нем я сказать не могу.
– Да, любезным мужчиной его действительно не назовешь, – сказала Виолетта. – Нахальнее, чем он, я никого не встречала.
– Странно, – помолчав, сказала Каролина. – В последний раз мы виделись с ним в субботу, а я совершенно забыла его лицо! Вот чудеса! Может, у меня что-то с головой?
– Это даже к лучшему, милочка, – успокоила ее Виолетта. – Не забивай голову всякой ерундой! И не старайся его вспомнить; слава Богу, мы его уже никогда не увидим!
– Слава Богу! – повторила Каролина, задумчиво морща лоб.
Как выглядел этот человек? И вообще, кто он такой? Если бы не полицейские и его жена, Каролина вообще бы не вспомнила о нем. Его образ растаял, словно дурной сон, оставив след лишь в глубине ее подсознания. У Каролины возникло такое чувство, что она наговорила небылиц о человеке, которого даже не знала в лицо.
– К нам покупатель! – тихо сказала Виолетта.
В зал вошел Питер Садлер. Каролина приветливо улыбнулась ему: этого юношу она хорошо запомнила, хотя тоже не виделась с ним с субботы. Почему же вместо физиономии убитого мистера Райдера перед ее мысленным взором возникало расплывчатое пятно?


На следующее утро Дэн заехал за Хелен на совершенно новом «порше» красного цвета.
– Ты купил машину? – спросила Хелен, любуясь совершенными формами и глубоким насыщенным цветом автомобиля.
– Соблазн купить эту красавицу был велик, но я решил взять ее в прокат. Здесь она будет мне весьма кстати, раз уж я собрался снять дом. Мне обойдется дороже заезжать за тобой на такси. Прошу в салон, моя королева!
Карета к вашим услугам! – воскликнул Дэн. – Я буду катать вас в ней ежедневно!
Сев на сиденье рядом с ним, Хелен задумалась, не зная, плакать ей или смеяться от радости. Счастье было так близко, но одновременно и далеко. Если Дэн постоянно будет с ней рядом, как она сможет продолжать свои ночные поиски? Внутренний голос подсказывал ей, что пора все бросить ради него. Но она понимала, что это невозможно. Страх и привычка слишком глубоко проникли в нее, как и чувство собственной вины.
И все же она решила сделать исключение из своих правил хотя бы на один день. Дэн улыбнулся ей и уверенно тронул автомобиль с места, унося Хелен от всех ее кошмаров и забот.
Первый из домов, которые они должны были в этот день осмотреть, снаружи выглядел вполне сносно. Однако интерьер ввергнул Хелен в шок. Даже видавший виды Дэн вскинул брови от удивления: смешение позднего барокко и ультрамодного стиля отдавало явной безвкусицей. Взглянув на кислое лицо Хелен, он обернулся к агенту и покачал головой.
– Боюсь, что нам это не подойдет!
– Вы вправе поменять обстановку по своему вкусу, – стал уговаривать его агент, но Дэн уже подхватил Хелен под руку и увлек ее к двери.
– Весьма сожалею, но это исключено. Тебе здесь не понравилось, дорогая, не так ли?
– Не очень, – смущенно пробормотала Хелен. – Я тоже сожалею, – кивнула она на прощание агенту.
Когда они сели в машину и отъехали от дома на приличное расстояние, Хелен, повернувшись к Дэну, недовольно сказала:
– Не нужно все сваливать на меня.
– А для чего же еще я взял тебя с собой? – улыбнулся ей Дэн. – Ты моя палочка-выручалочка, имей это в виду!
В следующем доме Хелен тоже не понравилось: убранство комнат отличалось напыщенной роскошью и безвкусицей. Зато последний дом устраивал их обоих во всех отношениях. Женщина-агент провела их по всем комнатам с видимой гордостью, довольная проделанными ею приготовлениями.
– Это именно то, что надо! – прошептала на ухо Дэну Хелен. – Здесь даже лучше, чем у Мартина и Маргарет. Чудесный садик и почти новая мебель.
– Владелец дома уехал за границу на два года, – сказала сопровождающая их женщина, случайно услышав одобрительный шепот Хелен. – Вам здесь понравится, уверяю вас. Но должна предупредить: хозяин настаивал, чтобы в его доме не устраивали никаких барбекю!
– Мне это вполне подходит, – сказал Дэн. – Замечательное жилище. А барбекю я тоже не слишком люблю, у меня с ним связаны скверные воспоминания. Обойдемся без пикников!
Когда они вышли на улицу, совершив все необходимые формальности, Хелен с невозмутимым видом спросила:
– Почему ты все время употреблял слово «мы» в разговоре с агентом? Ты собираешься жить здесь с Антонией?
– При чем здесь она? – тихо сказал Дэн. – Ведь ты моя королева. Я думал, что мы будем счастливы здесь вдвоем.
– Но я не могу! Я не могу быть с тобой… – отчаянно прошептала Хелен.
– Ты разбиваешь мне сердце, – грустно сказал Дэн. – Как я могу отказаться от девушки моей мечты? Не беспокойся, дорогая, я не опасен. Я готов оставаться с тобой лишь до тех пор, пока ты не прикажешь мне уйти.
Он обнял ее и нежно поцеловал. Хелен не сопротивлялась. Мысли о Дэне тоже ни на минуту не покидали ее в последние дни, порой заставляя забыть о долге.
– Но ведь ты все равно вернешься в Америку! – вздохнула она, глядя в его лучистые янтарные глаза, к которым уже успела привыкнуть.
– Но не сейчас же! В данную минуту я с тобой, моя радость!
– Никто еще так меня не называл, – пробормотала Хелен.
– Разве можно не восхищаться таким ангельским личиком? – удивился Дэн. – Или все английские мужчины ослепли?
Теперь он окончательно убедился, что Хелен не завязывала тесных отношений ни с одним мужчиной. Свой секрет она носила в сердце, не доверяя его никому. Ничего, он научит ее совместной жизни с любимым, она будет счастлива с ним! И ему не сможет помешать добиться своей цели никакая злая темная сила.
Он снова поцеловал ее, жарче, чем прежде. Она прильнула к нему, тая в его объятиях, тоже не в силах сдерживать неутоленную страсть. Но страшная тайна, разбивающая ее сердце, не давала ей ни минуты покоя. И Дэн, почувствовав это, отстранился и хрипло сказал:
– Я отвезу тебя домой! Нас могут арестовать за нарушение правил уличного движения: мы стоим в опасном месте. А если об этом узнает Мартин, он поколотит меня битой для гольфа! Ты ведь знаешь, как он страшен во гневе! Только представь себе эту картину: Мартин бегает за мной с огромной дубиной!
Хелен расхохоталась, живо нарисовав в своем воображении разъяренного Мартина с дубинкой, усыпанной шипами, как у злого сказочного великана, и с облегчением откинулась на сиденье. Ей уже не хотелось расставаться с Дэном, она готова была вообще не вылезать из этой машины. Как здорово было бы отправиться в ней вместе с ним на край света, туда, где ей не будет угрожать этот мрачный лабиринт, из которого, похоже, нет выхода.
– Тебе хорошо, дорогая? – спросил Дэн.
– Очень, – честно ответила ему она.
– Тогда стань моей девушкой, Хелен!
– Я не могу, Дэн, – помрачнела она.
Улыбка исчезла с ее лица, сменившись печалью. Заметив это, Дэн тоже нахмурился, прищурив золотистые глаза, вспыхнувшие бесстрастным, холодным блеском. К дьяволу все остальные дела! К черту все намеченные поездки! Можно повременить и с начатой книгой, до тех пор пока он не избавит ее от наваждения, не победит темную силу, не подвластную его контролю. Лишь после этого она станет свободной!
Припарковав автомобиль неподалеку от дома Хелен, Дэн с безмятежным видом проводил ее до двери и, взглянув на ее повеселевшее лицо, вместе с ней вошел в прихожую, не задавая лишних вопросов. Настроение у Хелен было самое безоблачное.
– Если хочешь, я угощу тебя ужином, – предложила она, застенчиво потупившись. – Ты останешься?
– С удовольствием, раз ты этого хочешь, – ответил он. – И не ради ужина! Я хочу тебя, Хелен! Но ты не бойся, я не стану на тебя бросаться. Только скажи, что тебе со мной хорошо и спокойно.
– Очень спокойно, – сказала она, поднимая на него глаза.
– Вот и чудесно, – обрадовался Дэн. – Я остаюсь. Могу я чем-то помочь?
– Можешь открыть бутылку вина и отведать его, – с важным видом сказала Хелен.
– Только не натощак! – взмахнул руками Дэн. – Мне нужны ясные мозги. Лучше я посмотрю программу новостей. Обожаю ваши последние новости, они всегда интереснее, чем американские.
Хелен включила телевизор и прошла в кухню, чтобы приготовить ужин на двоих. Она удивлялась собственной смелости: ведь она сама уговорила Дэна остаться! Ей вообще не хотелось расставаться с ним. Без него ей вновь станет одиноко, мир вокруг сразу же поблекнет. А как чудесно провели они вместе этот день! Дэн так мило шутил, был предупредителен и добр.
Бесстрастный голос диктора начал читать сводку новостей.
Полиция обнародовала подробности преступления, совершенного в Терлейском общественном парке. В понедельник утром гражданин, выгуливавший собаку, обнаружил труп мужчины, зарезанного ножом. Судмедэксперт определил, что смерть наступила вечером в субботу. Личность погибшего установлена: убитый – мистер Джордж Райдер, пятидесяти двух лет, владелец музыкального магазина. Полиция усматривает связь данного трагического происшествия с убийствами еще нескольких пожилых мужчин в течение последних трех лет, поскольку все они были совершены схожим образом и одним и тем же орудием убийства.
Салфетки выпали из рук Хелен, комната поплыла у нее перед глазами. Опасность подкралась к ее дому, она вот-вот проникнет внутрь и поглотит ее, и тогда зло уже никто не остановит!
Почувствовав неладное, Дэн вскочил и выключил телевизор, но было уже поздно: Хелен все слышала! Лицо ее побледнело, остекленелый взгляд уперся в стену. Он кинулся к ней, но она упала на колени и закинула назад голову, заткнув уши ладонями.
– Хелен! – Дэн присел на корточки рядом с ней.
Он оторвал от ушей ее руки и крепко сжал ее запястья.
Хелен глядела на него в упор невидящими глазами, ее психическое состояние было гораздо серьезнее легкого обморока, потрясшего ее на коктейле, после того как Мартин огласил чудовищную новость. Мысли ее в данный момент были где-то очень далеко…
Он поднял ее на ноги и, обняв, довел до дивана в гостиной. Она повиновалась, не осознавая, что с ней происходит. Из кухни донесся свист пара, вырывающегося из чайника и кастрюль, Дэн раздраженно поморщился и, сбегав на кухню, выключил плиту. Черт с ним, с ужином! Нужно выводить Хелен из шока.
Она сидела в той же позе, в которой он оставил ее, уставившись в пустоту. Дэн не стал с ней разговаривать, а просто сел рядом и пересадил к себе на колени. Она даже не пошевелилась, когда он обнял ее. Руки ее были холодными как лед.
Он начал поглаживать ее по спине и плечам, тихо приговаривая:
– Очнись, дорогая! Все хорошо, я рядом, я с тобой.
Она прижалась к нему, постепенно оживая, но он продолжал нашептывать ласковые слова, лихорадочно соображая, что потрясло ее на этот раз.
Разумеется, нож! Он тотчас же вспомнил темный проулок за углом отеля, затаившуюся в нем женщину в черном и по его спине пробежал холодок. Что же ему делать? Пойти в участок и заявить, что он знает, кого полиции следует искать? А как быть с доказательствами этой версии? Ведь эта женщина не сделала у него на глазах ничего такого, что могло бы вызвать подозрение.
Она прогуливалась в вечернее время, вокруг нее крутились легкомысленные мужчины. Ну и что? Теоретически она подвергалась риску. Но почему же двое прохожих, позарившихся на нее, едва ли не бегом бросились прочь, услышав угрозу от странной незнакомки? А что из себя представляют убитые? Оба – мужчины среднего возраста, крупного телосложения и одного типа, скорее всего того, что будил в сознании убийцы зов к насилию, громкий, как удар колокола.
Ни один из мужчин, напуганных Черным Бархатом, не соответствовал этой категории, поэтому она и прогнала их. Не такие, как они, ей были нужны, именно это обстоятельство их и спасло. Она охотилась в ночи осторожно, исподволь выслеживая очередную жертву. Сколько же невинных людей она убила, пока он находится в Лондоне? И скольких еще убьет? Судя по тому, что она попадалась ему на глаза довольно-таки часто, ее психическое состояние резко ухудшилось.
Дэн крепче прижал к груди Хелен и прищурился. В субботу вечером, когда было совершено последнее убийство, они с ней находились в гостях у Мартина на барбекю. Она вела себя вполне нормально, спокойно, ничем не выказав раздражения даже к Антонии, хотя и ревновала его к ней. Она уладила конфликт между Дженни и Мартином. Следовательно, она не подозревала, что в это время где-то в темноте убивают мужчину.
Она действовала инстинктивно, отправляясь на ночные поиски, но не знала, когда именно и где взорвется бомба вновь. Так что же ей точно известно? Что она подозревает? И почему это для нее так важно? Настолько важно, что сообщение об очередном убийстве повергло ее в шок?
Хелен тихонько расплакалась, выходя из забытья. Уткнувшись в его плечо, она дрожала и всхлипывала, слезами вымывая горе. Он молча поглаживал ладонью ее по голове.
Наконец она успокоилась. Он взглянул ей в глаза, подняв голову за подбородок, и ласково поцеловал в трепещущие алые губы. Хелен перестала дрожать, согретая теплом поцелуя.
– Сколько всего их было? – тихо спросил он.
– Трое, насколько мне известно, – прошептала она, послушно позволяя ему вытереть слезы.
– Это сделала та проститутка в черном?
– По-моему, она.
– И сколько раз ты ее видела?
– Лишь однажды, когда села вместе с тобой в такси. Я долго разыскивала ее и почти нашла. Но ты мне помешал.
– Ты знаешь ее?
– Я в этом не уверена! Может, это совсем и не она! Ты ведь увез меня.
– И слава Богу! – пробормотал Дэн, прижимая голову Хелен к груди. – Ты предполагаешь, что это кто-то из твоих старых знакомых?
– Да.
– Кто же?
– Этого я не могу тебе сказать! – Хелен отпрянула от Дэна и попыталась встать, но он удержал ее.
– Хорошо, хорошо! Я не стану терзать тебя вопросами. Но ты должна выслушать меня! Никакой вины за все эти преступления на тебе нет! И кем бы она ни была, что бы ты ни знала, ты не несешь ответственности за чужие поступки.
– Но я могла бы предотвратить их…
– Нет, Хелен! Не могла бы.
– Но почему? – с отчаянием в голосе спросила Хелен. – Я могла бы с ней откровенно поговорить, все объяснить, переубедить ее… Ведь ты ее совершенно не знаешь! Почему же тогда утверждаешь, что я не смогу ее остановить?
– Она душевнобольная, психопатка. Никто и ничто не в силах остановить ее. Если она творит такие страшные дела, ее нужно поймать и изолировать от общества. Не смей даже подходить к ней. Она опасна как гремучая змея и не отдает себе отчета в своих поступках.
– Она не причинит мне вреда, – сказала Хелен.
Пронизанный страхом, Дэн крепче обнял ее.
– Ты так считаешь, потому что ты не крупный мужчина пожилого возраста, Хелен? Она не задумываясь убьет любого, кто встанет у нее на пути.
– Только не меня! – тихо повторила Хелен.
– Кто же она? – Дэн взглянул ей в глаза.
– Не скажу! – прошептала она.
Дэн нахмурился, расстроенный ее упрямством. Но продолжать выпытывать то, что она упорно скрывала, не имело смысла. Даже тот аргумент, что ее молчание чревато гибелью новых людей, не подействовал бы на нее. Так или иначе, ему стало наконец ясно одно: Хелен действует интуитивно, как и он сам. А следовательно, необходимо любым способом установить конкретные факты; ведь он врач– психиатр и несет двойную моральную ответственность перед ней и обществом. Но вот только как это сделать?
Хелен склонила голову ему на плечо, удобно устроившись у него на коленях, и он задумчиво поглаживал ее шелковистые волосы.
Она закрыла глаза, отдыхая после нервного потрясения, вызванного телевизионными новостями, и не замечала, что Дэн изучает ее лицо. Сейчас она походила на уставшего ребенка, свернувшегося калачиком на коленях матери, и совершенно не имела ничего общего с тем строгим, непроницаемым образом, который принимала на работе.
Сегодня она весь день была без очков, чем немало порадовала Дэна: значит, она прониклась к нему доверием и больше не прикрывается никаким искусственным щитом. И тем не менее какой-то секрет продолжал тяготить ее, разрушая изнутри! Где корни этой тайны?
Может быть, в ее детстве? Или в юности? Торопиться с выводами опасно, следует соблюдать осторожность, как на тонком и скользком льду над водоемом.
Хелен пошевелилась, посмотрела на него и вдруг испуганно охнула.
– Ужин! Я оставила невыключенной плиту!
– Я уже ее выключил, – невозмутимым тоном сказал Дэн.
– Тогда я, пожалуй, снова ее включу. – Она попыталась встать.
– Нет! Поужинаем в городе! – решительно возразил Дэн. – Ты слишком слаба, чтобы готовить еду. И не нужно спорить!
– Мне не хочется выходить из дому, – сказала Хелен не совсем уверенно.
Дэн поспешил развеять ее сомнения:
– Ступай умойся и переоденься! Через десять минут мы отправимся ужинать в одно уютное место, знакомое мне еще с тех времен, когда я жил в Лондоне.
– Похоже, ты знаешь немало подобных уголков, – заметила Хелен.
Дэн улыбнулся, мысленно отметив, что она быстро приходит в норму.
– Я обожаю бродить по Лондону, наблюдать со стороны жизнь большого города!
– Ты когда-нибудь даешь отдых мозгу? – вполне серьезно поинтересовалась Хелен. – Забываешь о том, что ты психиатр?
– Нет, – честно ответил он. – Только, пожалуй, когда я рядом с тобой.
– И то лишь до тех пор, пока не начинаешь думать об этой подозрительной женщине. – Хелен тяжело вздохнула.
– Она ведет себя агрессивно, – спокойно пояснил он. – А это автоматически перестраивает меня на привычную волну: я знаю, что нужно делать в подобных случаях. Однако и ты даешь мне не меньше поводов для волнений.
– Мне психиатр не нужен! – поспешно сказала Хелен. – Я знаю, что у меня имеются проблемы, однако…
– Нет, дорогая! Ты нуждаешься в помощи опытного психиатра! – бесцеремонно перебил ее Дэн. – Тебе нужен именно я, только сама ты пока этого не понимаешь. Но могу тебя успокоить: если так и дальше будет продолжаться, мне самому не помешает обратиться к врачу. Но лучшее лекарство для меня – это ты, Хелен! Я хочу улечься с тобой в постель, и как можно скорее. Иначе беды не миновать!
– Но есть и другой выход: уйти и забыть меня, – прошептала она, густо краснея.
– Поступить так – значит обречь себя на самоубийство, – сказал Дэн. – А такой оборот меня не устраивает. К тому же чутье подсказывает мне, что рано терять надежду на излечение.
Он поцеловал ее в кончик носа и развернул за плечи лицом к двери ванной.
– Идите освежитесь, мисс Стюарт! И не вздумайте сопротивляться! Я тяжелее и крупнее, чем вы! Так что не советую перебрасывать меня через голову: можете упасть вместе со мной на пол. И тогда уж вам точно не поздоровится! Я не упущу такую возможность.
Хелен стремительно исчезла, и Дэн усмехнулся: ему все труднее становилось маскировать истину под шутку. Она сводила его с ума, однако, он до сих пор до конца не раскусил ее. Ей удавалось скрывать свою сущность под разными масками. Странно, в данный момент это его не слишком беспокоило; рассудок окончательно уступил место страсти.
За ужином в тихом ресторанчике, который приглянулся Дэну во время одной из его прогулок по городу, Хелен была задумчива и молчалива. Он не пытался разговорить или развеселить ее, давая ей возможность собраться с мыслями и принять решение. А поразмыслить ей было о чем. Дэн это прекрасно понимал. Слишком много проблем обрушилось на ее хрупкие плечи.
Мозг ученого продолжал анализировать ситуацию с таинственной незнакомкой. Никаких доказательств ее виновности у него не было. Да мало ли чудаков навязывает полиции свои безумные предположения? Сколько угодно! Ему самому не раз приходилось беседовать с ними. И все же Хелен было что-то известно! Во всяком случае, она в этом уверена. А он обязан был уберечь ее от беды.
Если даже женщина в черной бархатке и не имеет отношения к убийствам, все равно она крайне опасна. В этом у Дэна не было никаких сомнений. Он лично наблюдал за ее поведением на улице и в баре, почувствовав смертельную угрозу, исходящую от нее. И пока это не кончится, любая одинокая прогулка может обернуться для Хелен бедой.
Когда после ужина он привез ее домой, она пригласила его зайти и выпить по чашке кофе. Дэн с радостью принял приглашение; он видел, что Хелен нервничает и боится остаться одна. Они спокойно болтали, попивая маленькими глотками ароматный напиток, однако, время неумолимо шло, оттягивать момент расставания становилось неприлично. Наконец Дэн решительно поднялся из-за стола, намереваясь уйти без лишних разговоров.
– Я хочу, чтобы ты остался, – выпалила Хелен и прикусила губу. На ее лице Дэн заметил смятение. – Только не пойми это превратно, – едва слышно добавила она. – Не подумай, что я…
– С тобой я вообще утратил способность думать, Хелен! – сказал Дэн. – Поэтому я слушаю и повинуюсь.
Она знала, что он говорит неправду, но все равно почувствовала к нему благодарность за эти слова, произнесенные ровным, спокойным тоном. Ей хотелось упасть ему в объятия и умолять не отпускать ее одну в ночную темноту, которая страшила ее больше всего на свете.
– Мне немного не по себе! Чуточку страшно, – призналась она. – Я понимаю, что мне ничто не угрожает, но все равно нервничаю!
– И поэтому ты хочешь, чтобы я остался здесь на ночь, – подытожил Дэн.
– Ты не против? Но только… – Она с надеждой взглянула на него.
– Я согласен составить тебе компанию, – вздохнул Дэн. – Буду безропотно охранять тебя до утра, не претендуя на роль любовника. Ведь ты хочешь именно этого?
– Мне не следовало просить тебя, – пробормотала Хелен, пряча глаза. – Извини, я вела себя как капризный ребенок. Когда ты уйдешь, я запру дверь на замок. Все будет нормально!
– Где свободная комната?
– Ты остаешься?
Дэн мысленно усмехнулся: он и не собирался уходить.
– Разумеется! Разве я могу бросить тебя в таком состоянии? Так где же свободная комната?
– Комната там, за этой стенкой, – смутилась Хелен. – Но я совершенно не это имела в виду… Я бы хотела, чтобы ты остался в одной комнате со мной, мне так будет спокойнее. Я все равно не засну, но если ты будешь рядом, тогда…
– Ты хочешь окончательно добить меня, Хелен? Давай, не стесняйся, я на все согласен!
– Но Дэн! Ты же знаешь, что я не могу…
– О'кей, леди! Тогда вынужден вас предупредить: лучше не дотрагивайтесь до меня! Я буду защищаться. Вам понятно?
Хелен окинула взглядом его костюм.
– Но тебе не во что переодеться! – вздохнула она, покраснев от стыда за собственную несообразительность. – Ты помнешь одежду! Как же ты появишься завтра на людях?
– Это пустяки! – махнул он рукой. – Утром ты отправишься на работу, а я в гостиницу. Надену другой костюм – никто ничего и не узнает, если ты не проболтаешься.
– Это так мило с твоей стороны, – прошептала Хелен.
– На моем месте так поступил бы любой твой друг, – сказал Дэн. – Но я не хочу ограничиваться этой ролью. Ты еще узнаешь, насколько я мил и как тебе может быть хорошо со мной. Обещаю!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Черный бархат - Уилсон Патриция


Комментарии к роману "Черный бархат - Уилсон Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100